2023: что говорят архитекторы

Набрали мы комментариев по итогам года столько, что самим страшно. Общее суждение – в архитектурной отрасли в 2023 году было настолько все хорошо, прежде всего в смысле заказов, что, опять же, слегка страшновато: надолго ли? Особенность нашего опроса по итогам 2023 года – в нем участвуют не только, по традиции, москвичи и петербуржцы, но и архитекторы других городов: Нижний, Екатеринбург, Новосибирск, Барнаул, Красноярск.

mainImg
Абсолютный лидер 2023 года – обновленная премия и выставка Архитектон. Ее упоминают все петербуржцы и даже москвичи. Поддерживаем, перезапуск удался на славу. Из других форумов, на фоне вялости интереса к WAF, биеннале, Арх Москве и Зодчеству – заметен Казаныш, причем именно благодаря расширившейся деловой программе.

Самая упоминаемая постройка – павильон Атом Юлия Борисова на ВДНХ. За ним следует Зотов от СПИЧ, новые станции БКЛ, достроенной в конце прошлого года, и дом Тессинский-1 Сергея Скуратова, из проектов – музей архангельских «небес» Никиты Явейна, казанская мечеть ЦЛП. 

Еще любопытны упоминания об офисах российских мастерских за рубежом, причем кто-то открывается в Дубае, а кто-то в Лиссабоне. 

Самая яркая тенденция – ее невозможно было не заметить – ждали на архитектурном рынке спада, а случился подъем, да еще какой: часть бюро прикладывает усилия, чтобы не разрастись слишком сильно, другие растут легко и свободно. Оборотная сторона – кадровый голод. 

Нейросети и любовь к высоткам на этом фоне как-то меркнут, хотя присутствуют: теперь уже любой скажет, что мета-проблемы надо осваивать. Впрочем, именно в этом году стало особенно хорошо заметно – архитекторам некогда смотреть по сторонам: работы столько, что не успевают переваривать, так что нейросеть в помощь. Ее только надо воспитать. 

Вопросов у нас в этом году было всего два, самых простых: 
  • Как прошел ваш творческий год
  • Что интересного в области архитектуры и градостроительства удалось заметить в этом году здесь и там.
Ниже список участников опроса по алфавиту фамилий.
Порядок высказываний в тексте рандомный. 


[Аракелян Рубен, WALL] [Асадов Андрей, ASADOV] [Баишев Раис, Остоженка] [Борисов Юлий, UNK] [Бровкин Александр, Макаров Николай, BBM] [Гавалидис Григориос, GAFA] [Гнездилов Андрей, Остоженка] [Головин Антон, Головин & Шретер] [Горшунов Станислав, ГОРА] [Гнедовский Сергей, ПНКБ] [Губернаторов, Кирилл, Megabudka] [Гурвич Максим, ГлавАПУ] [Дехтяр Александр, НПО Архстрой] [Деринг Александр, АБ Классика] [ДНК аг, Даниил Лоренц, Наталья Сидорова, Константин Ходнев][Зеленов Евгений, GENPRO] [Иванов Григорий, Студия 44] [Иванова Анна, Институт Генплана Москвы] [Идиатулин Амир, IND architects] [Каганович Владимир, АБВК] [Каняшин Валерий, Остоженка] [Коган, Валентин, SLOI] [Кожин Иван, Студия 44] [Козак Игорь, Перспектива+] [Кораблев Андрей, TOBE] [Кузембаев Тотан, TOTAN] [Ладыгин Антон, Народный архитектор] [Макмурдо Ольга, MOST] [Мамошин Михаил, «Архитектурная мастерская Мамошина»], [Машков Илья, Мезонпроект] [Мызникова Елена, MARKS Group]  [Надточий Антон, ATRIUM] [Новосадюк Евгений, Студия 44] [Пестов Евгений, ТМ Пестова и Попова] [Плоткин Владимир, ТПО Резерв] [Разумовский Михаил, APREL] [Решетов Евгений, Ризома] [Осецкая Татьяна, Салов Александр, Osetskaya.Salov] [Серебрякова Ксения, Plan B] [Скуратов Сергей, SSA] [Снежкин Георгий, Спиридонов Илья, Хвоя] [Советников Петр, KATARSIS] [Труханов Сергей, T+T architects] [Тюгаев Георгий, HADAA] [Филиппов Валерий, студия КиФ] [Храмов Дмитрий, Артполис] [Членов Игорь, СПИЧ] [Чуйков Андрей, CNTR] [Шаталов Борис, А2] [Шапиро Олег, Wowhaus] [Шварцман Игорь, Сергей Киселев и Партнеры] [Явейн Никита, Студия 44] [Яр-Скрябин Антон, Студия 44] 
                                          

zooming

Ольга Макмурдо    /|\
MOST architects, Лондон

1.
У бюро MOST был довольно продуктивный год. Завершилось строительство штабквартиры компании Arrival в Лондоне и Азиатского хаба на Маврикии. Наш проект многофункционального пространства для производителя электроавтомобилей Charge, объединяющего микро-фабрику, исследовательский центр и шоурум, вошел в шортлисты нескольких престижных наград и получил RIBA London Award, обойдя ряд крупных конкурентов, включая Гримшоу и Фостера.
Charge Cars
Фотография © Paul Riddle / предоставлена MOST Architecture

Видимо, жюри RIBA – а они принимают решение, посещая все проекты из шортлиста, а не дистанционно, – почувствовали энергию здания на себе.

Кроме того нам удалось согласовать несколько объектов в исторических охраняемых районах Лондона и Бирмингема. В двух случаях это были здания из так называемого «списка» памятников. Еще один многоквартирный дом на центральной улице Далстона тоже получил зеленый свет на архитектурную часть.

Тем временем началось проектирование современной виллы, использующей особенности террасированного ландшафта, на озере Комо в Италии – в еще одной зоне особого исторического контроля.
 
2.
В этом году мое внимание привлекли несколько камерных проектов в Англии – башня света Tonkin Liu, музей при синагоге в Манчестере студии Citizen Design Bureau, где по-разному, но очень эффектно применены перфорированные металлические оболочки.
  • zooming
    «Башня света» и «Стена энергии»
    Фото © Mike Tonkin
  • zooming
    «Башня света» и «Стена энергии»
    Фото © Mike Tonkin

В Москве очень порадовала живая атмосфера на ГЭС-2. Похожий по сути проект реновации станции в Баттерси бюро WilkinsonEyre, хотя тоже элегантный в деталях и щедрый в объемах, формирует какую-то неуютную, «проходную» обстановку, и за пару лет с открытия так и не обрел популярности. Самый успешный общественный проект в Лондоне последних лет – это, пожалуй, Coal Drops Yard Хизервика. Приятно, что в компании успешных, красивых и живых, общественных пространств много новых московских объектов, например Зотов-центр от бюро СПИЧ или павильон Атом от UNK, мощно вписавшийся в традицию профильных павильонов ВДНХ.
Центр изучения конструктивизма «Зотов» (хлебозавод №5)
Фотография © Дмиртий Чебаненко / предоставлена СПИЧ

Я очень люблю Московское метро, и меня радует каждая новая станция, построенная по уникальному проекту, с уникальным образом. Из последних сразу вспоминаются Нагатинский Затон, Кленовый Бульвар, Рижская.
Станция метро «Нагатинский затон»
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру, 03.2023

В мире набирает обороты дискурс о так называемых пятнадцатиминутных городах. Декларируемая цель – все необходимое в пешеходной доступности каждого – не нова, была и есть в основе любой нормальной градостроительной школы, включая, например, французскую и советскую. Но эти цели дискредитируются Повесткой-2030, поскольку инициируемые под ее «зонтиком» инициативы носят в подавляющем большинстве налогово-ограничительный, а не созидательный характер, и ведут к деградации, а не диверсификации транспортной инфраструктуры. Не зря в Оксфорде, Кеньербери, да и в самом Лондоне нововведения под эгидой «15 минутного города» вызывают ожесточенное сопротивление горожан. 
 
zooming

Антон Надточий   /|\
ATRIUM, Москва

Год прошел очень активно, разносторонне и плодотворно! Отметим лишь наиболее интересные и характерные на наш взгляд моменты.

2.
Приятно видеть, что архитектурные проекты в этом году у нас и у наших коллег стали существенно смелее, что связано не только с накопленным опытом и потенциалом, но также с изменением стратегии городского развития и новым запросом на узнаваемую архитектуру. Город перешел от фокуса на общественных городских пространствах к запросу на качество самой архитектуры. Практический запрет на строительство «коробок» с плоскими нарисованными фасадами, чем сильно грешило предыдущее десятилетие, и отход от монотонности архитектурных решений в пользу силуэтности, разнообразия и усложнения прежде всего компоновочных, объемных и пластических решений, как нам кажется, должен радикально изменить образ города и дополнительно обогатить и повысить качество среды. И это однозначно положительный для города и российской архитектуры в целом тренд, возникший в этом году – прежде всего в Москве.
 
Приятно наблюдать продолжение активизации регионов – теперь не только через большое количество интересных локальных проектов, но и через работу региональных девелоперов на московском рынке.
 
1.
Для нашей компании год прошел также под знаком социальной повестки: в феврале мы презентовали наше исследование «Архитектура развития. Методология проектирования современных школ». Социальную тематику развивал и фестиваль «Открытый город», который в этом году стал более масштабным и куда мы были приглашены в качестве главных кураторов.
Выставка «Открытый город» 2023: Ре-Формация социального
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Среди международных событий, на наш взгляд, нельзя не отметить Первую всемирную биеннале метаверс-архитектуры с темой Presence of the future, которое проходило в метавселенных Decentraland и W3rlds. Хайп вокруг темы метавселенных сейчас слегка поутих и отрасль встала на путь последовательного планомерного развития. И сейчас понятно, что профессиональные архитекторы тоже хотят и должны внести свой вклад в создание виртуальной среды.
Shelter
[sintez] © Изображение предоставлено организаторами Первой архитектурной Биеннале в метаверс Presence of the Future 2023

ATRIUM был отобран в качестве финалиста и представил на конкурс два павильона, а также принял участие в создании мастер-плана биеннале в метаверсе. Она поставила актуальные вопросы развития архитектуры будущего и архитектуры в метавселенных, и стала площадкой для многочисленных профессиональных дискуссий, – что, кстати, смотрелось очень свежо на фоне скучнейшей Венецианской архитектурной биеннале этого года. 
 
Похоже, Москва тоже серьезно заинтересовалась возможностями этих технологий и с этого года начала собирать базу 3D-моделей городских зданий.
 
zooming

Раис Баишев   /|\
АБ «Остоженка», Москва 

1.        
Год прошел в напряженной работе. Наверное, можно считать его продуктивным: 10 жилых комплексов, спроектированных «Остоженкой», стартовали в строительстве в Нижнем Новгороде, Казани, Сертолово, в Москве и области. Семь жилых комплексов по проектам нашего бюро введены в эксплуатацию в этом году.

Наше участие в XXXI «Зодчестве» было для нас отчетом перед самими собой, фиксацией результатов работы над проектом ревитализации Благовещенской слободы в Нижнем Новгороде.
Макет на выставке Зодчество 2023. Стадия «Проект» застройки четырех кластеров территории Благовещенской слободы в Нижнем Новгороде
© АБ «Остоженка» / фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

 
2.
Самое приятное впечатление от увиденного в этом году связано с реставрацией и реконструкцией Малороссийского подворья (Маросейка, 11): удивительно тонкое, поэтичное решение интерьеров, XXI век в атмосфере деталей и пространств XVII века.
  • zooming
    Маросейка, 11. «Хвосты» сандрика. Фрагмент. Реставратор Елена Одинец, дизайнер Лика Тулупова
    Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    Маросейка, 11. Атриум. Реставратор Елена Одинец, дизайнер Лика Тулупова
    Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

 
zooming

Сергей Скуратов  /|\
Sergey Skuratov architects, Москва

1.
Если говорить о возможной значимости события, которое произошло в этом году, я бы, конечно, написал бы об отказе от продолжения работы над проектом «Северный порт» с новым заказчиком, компанией «Мангазея», и полным выходом из этого грандиозного проекта. К огромному моему сожалению! Мы три года работали над этим проектом, выиграли международный конкурс, сделали мастер план, предконцепцию, архитектурную концепцию первой очереди и стадию Проект на нее же. Вложили в его структуру, архитектуру и композицию все свои самые последние наработки, опыт проектирования и строительства, накопленный за последние 25 лет. Нам очень многое удалось, несмотря на все организационные и коммуникационные сложности, и проект в реализации мог бы стать одним из самых интересных и выразительных в нашей практике.
Северный речной порт
© Сергей Скуратов ARCHITECTS

Не сложилось. Этот отказ и выход из проекта сильно ударил по творческим планам и экономической жизни бюро. Но мы выжили и справились. Более того, эта потеря позволила нам взяться за несколько новых, очень крупных и интересных проектов, над которыми мы сейчас активно работаем.

Если говорить о том, что приносило нашей мастерской в этом году творческую радость и профессиональное удовлетворение, я бы отметил два проекта. Один, это клубный дом «Тессинский 1» на Яузе, расположенный рядом с нашим же Артхаусом. Мы вместе с заказчиком смогли завершить его практически без потерь в том виде, в котором он был задуман, с теми материалами и в том качестве, котором надо строить современные здания в сложном историческом контексте в XXI веке. Это было сложным испытанием для всех участников проекта и строительства и я доволен результатом. Что бывает совсем нечасто.
ЖК Тессинский, 1 / SSA
Фотография © Даниил Анненков

И второй – МФЖК на улице Фонченко. Полным ходом идет его строительство. Это огромный и очень сложный комплекс рядом с парком Победы на Поклонной горе. В нем 8 жилых корпусов с трудоемкими фасадами из меди, натурального камня, с эмалированными витражами и матовым стеклом, стоящих на общем стилобате. 
Дом на улице Фонченко
© Сергей Скуратов architects

Стилобат представляет собой подземное трехуровневое пространство, в котором много разных функций, в том числе, торгово-рекреационный центр, на крыше которого организован парк с крупномерными деревьями. Сдача комплекса планируется летом 2024 года. Потихоньку идет в Минске стройка квартала «Депо». Построено уже почти 4 дома из 27. Темпы не самые впечатляющие. Но это и понятно. В отделке фасадов предполагался клинкерный кирпич фабрики «Хагемейстер» из Германии. Той самой, которая поставляла его на все наши объекты, реализованные в Москве. На трех первых домах успели его закупить и сохранить. Получилось красиво.

Ну что еще. Мы сделали три больших проекта для Казани и один из них уже строится полным ходом. Строительство двух других начнется в 2024 году. Еще работаем над проектом офисно-жилого комплекса на Дружинниковской улице. Это уже четвертая версия. Надеемся довести ее до стройки. Работаем над проектами ВГК для компании ЛСР. Это и ЗилАрт, и Шаболовка. Сделали концепцию треугольной в плане 250-метровой башни для компании АФИ, нашего давнего партнера, на площадке рядом с комплексом «Резиденция композиторов», который был построен по нашему проекту и закончен в прошлом году. Сделали  множество (самому страшно!) концепций малоэтажных клубных домов для центра Москвы, проектов ВГК и целых кварталов для ее периферийной зоны. 

Проектируем небоскреб недалеко от Сити рядом с ТТК. В общем, работы много, не расслабиться. Пришлось увеличить количество архитекторов  в мастерской. Надеюсь, это будет интересно им и полезно нам. А вообще, если сравнивать этот год с предыдущим, то этот был более напряженным и творчески более интересным.

2.
Теперь про зарубежные впечатления. Дел и работы было много, поездок мало, но что-то все-таки удалось посмотреть. В основном это «старушка Европа». И понятные места.

Париж. Юбилейная выставка Нормана Фостера в центре Помпиду. Гигантская, хорошо и дорого сделанная. На ее внимательный осмотр ушел целый день. Это для меня рекорд! И все равно, огромная жизнь признанного всем миром мастера не упаковывается в формат выставки, тем более с такой сложной стилистикой, как high tech. Обрадовал новый музей коллекции Пино в здании товарной биржи, принадлежащий руке Тадао Андо. Как всегда – стильно, чисто и гениально. Он, конечно, бог деталей и чистых решений. Старое и новое живут одной единой жизнью.
Музей Collection Pinault в здании Товарной биржи в Париже
Bourse de Commerce – Pinault Collection © Tadao Ando Architect & Associates, Niney et Marca Architectes, Agence Pierre-Antoine Gatier Photo Marc Domage

Ходил и все время вспоминал его работу в Венеции – Пунта делла Догана. Ну и заодно посмотрел последнее современное внедрение в музей Клюни. Не могу сказать, что остался доволен изменением облика этого музея,  который расположен в одном из моих любимых мест в Париже.

Берлин. Наконец-то попал в Новый музей и Галерею Джеймса Симона на Музейном острове. От Нового музея, его интерьеров и экспозиции, в полном восторге. И заглянул в Берлинский офис его автора, архитектора Дэвида Чипперфильда, поздравил его с Притцкером. И последнее архитектурное впечатление – музей современного искусства в Стамбуле Ренцо Пьяно. В моих комментариях это произведение мастера не нуждается. Все прекрасно!
Музей Istanbul Modern
Фото © Cemal Emden

С наступающим новым годом! Пусть он принесет каждому то, чего он ждет и о чем мечтает!
 
zooming

Александр Бровкин и Николай Макаров   /|\
BBM, Москва

1. 
Для нас минувший год оказался необычайно насыщенным. Работы определенно прибавилось. Бюро продолжает расти и развиваться. Один из наших первых проектов, ЖК «Долина Яузы», в котором мы рассуждали о роли балкона в современном жилье, получил премию Мособлархитектуры как лучший проект Подмосковья 2023 года. В данный момент он активно строится. Вот-вот начнут возводить уже третий корпус. 
ЖК Долина Яузы
© BBM Project

Проект «Новое Внуково» тоже вышел на финишную прямую. Здесь нам удалось поменять представление заказчика о подходе к выбору материалов для жилья комфорт-класса. Часть корпусов сделаны полностью из совершенно недешевого глазурованного кирпича. Первоначально в эту затею мало кто верил, но сейчас, глядя на готовый фасад, становится ясно, что все сомнения и страхи были напрасны. Удивил нас и сам кирпичный завод, представители которого пришли к нам в офис и, внимательно выслушав все пожелания по цвету и фактуре, этой осенью принесли принципиально новые образцы глазурованного кирпича. Мы, конечно, не Петер Цумтор, благодаря которому появился знаменитый ригельный кирпич Kolumba, но внести свой вклад в развитие отечественной отрасли строительных материалов нам уже удалось!

С этого года мы активно проектируем офисные комплексы. Это московские проекты. Один из них – башня высотой 150 метров, которая уже успела получить одобрение Москомархитектуры на рабочем рассмотрении. 

Завершили этап концепции гостинично-банного комплекса в историческом центре Тобольска, всего в одном квартале от кремля и в окружении очаровательных купеческих особняков. Попробовали найти ту самую русскую идентичность, о которой так много все говорили в последнее время. Нет, разумеется, нового русского стиля придумать нам не удалось, да и задачу такую мы перед собой не ставили, но получилось интересное решение, в основе которого лежат отсылки к образам русского зодчества, знакомые каждому из нас с раннего детства. 

География наших проектов сильно расширилась. В этом году мы с удивлением обнаружили, что маршрут на обычную рабочую встречу может представлять собой восьмичасовой перелет на расстояние в 7000 километров. Теперь наши проекты есть не только в Москве и Подмосковье, но и в Екатеринбурге, Новосибирске, Тюмени, Нижнем Новгороде, Южно-Сахалинске. Приятно видеть, что города России активно развиваются. Особенно обращает на себя внимание тот факт, что заказчики в регионах очень внимательно стали относиться к качеству архитектуры. Ряд сложных и дорогих решений гораздо проще оказалось реализовать именно в регионах, а не в Москве, несмотря на значительную разницу в стоимости квадратного метра по сравнению со столицей. 

Пожалуй, самый необычный и неожиданный проект в котором мы поучаствовали – это часы «Архитектор». Мы выпустили лимитированную серию часов для архитекторов совместно с легендарным Чистопольским часовым заводом! Это часы, посвященные профессии архитектора. Через метафоры, положенные в основу дизайна, они дают ответ на вопрос о самой сути профессии архитектора и его роли в современном мире. В них установлен механизм на 24 часа, говорящий о важности постоянной вовлеченности в творческий процесс, без которого невозможен результат. Надпись «архитектор» на греческом языке напоминает о первоначальном смысле профессии: «главный строитель» в дословном переводе. К сожалению, в наши дни значение этих слов постепенно размывается. Ну и название завода-производителя «Восток» само по себе символично в наше время. Лишившись западных строительных материалов, мы с удивлением обнаружили, что и в родном отечестве есть достойные аналоги, едва ли уступающие в качестве. 

2. 
Из архитектурных событий этого года в России особенно хочется отметить фестиваль «Казаныш» за его интересную программу. В целом приятно видеть, что все больше крупных городов стремится создавать архитектурные фестивали, формируя собственную повестку. 

Из мировых проектов, пожалуй, стоит отметить саудовский The Line. Это уникальный проект, на наших глазах прошедший путь от утопической идеи до выхода на строительную площадку, доказав, что никогда не стоит бояться даже самых невероятных идей. Нужно ставить перед собой амбициозные цели и искать возможности их достижения. 
 
zooming

Сергей Труханов   /|\
T+T architects, Москва

1. 
Сегодня мы все живем и трудимся в эпоху перемен, а это именно то время, когда каждый новый год проходит в чем-то неоднозначно, но всегда крайне насыщено. В 2023 году мы в бюро успели поработать с совершенно новыми для себя типологиями, сегментами и географией проектов, получив бесценный опыт. В целом портфель T+T Architects пополнился загородными отелями, элитным жильем, штаб-квартирами лидеров российского бизнеса и даже мастер-планом освоения пригородных территорий. На карте проектов появились новые точки в крупнейших городах страны от Москвы до Владивостока. Кроме того, сейчас мы активно ведем сразу четыре зарубежных кейса, а международной активности в делах назрело больше, чем когда-либо с момента основания компании.

Довелось зайти и в крайне важные истории и сферы, где мы раньше не присутствовали. Так, мы сделали первые пробные шаги в образовательной деятельности в рамках спецкурсов МАРХИ и школы МАРШ. Вопрос правильной подготовки новых архитектурных кадров сейчас стоит как никогда остро и мы чувствуем свою ответственность в данном контексте.

Впрочем, сложно отрицать и определенные трудности, с которыми пришлось столкнуться индустрии и нам, как ее активным игрокам. Так, в России чувствуется заметный кадровый голод по целому ряду направлений, и архитектура, к сожалению, входит в этот перечень. Отчасти именно поэтому мы с таким энтузиазмом включились в образовательную деятельность и стараемся всеми силами просвещать, мотивировать, искать новые таланты. Другая сложность 2023 года – все, что связано с процессингом настройки удаленных команд, клиентов и их взаимодействия. Поиск баланса и оптимальных решений в данном контексте стал отдельным направлением работы бюро. Также отмечу, что нестабильная рыночная конъюнктура приводит к постоянному ручному управлению, что требует значительных затрат сил и внимания всей команды.

Мы значительно расширили присутствие в цифровой среде на всех направлениях и собираемся продолжать в том же духе. За последние месяцы была проведена масштабная работа по созданию виртуального портфолио проектов на базе платформы Spatial. Это настоящий шоурум с виртуальными копиями объектов и пространств, по которым можно буквально прогуляться, заглянуть внутрь, изучить всю необходимую информацию в наглядной и игровой форме. Кроме того, я запустил собственный телеграмм-канал, где пробую себя в совершенно новой и незнакомой ранее роли. В чем-то получается познавательно, где-то смешно, а иногда и просто буднично, но мне точно не скучно.

И, наконец, в 2023 году мы подошли к финальной стадии реализации редевелопента здания исторического вагонного депо Курской железной дороги в Москве. Данное событие стоит выделить отдельно, так как это действительно знаковый кейс для бюро, который мы искренне любим и хотим продемонстрировать жителям и гостям столицы. Совсем скоро мы планируем максимально подробно рассказать о проекте и я уверен, что он вряд ли оставит кого-либо равнодушным.
Концепция капитального ремонта бывшего вагонного депо. Перспективный вид с ул. Казакова
© Т+Т Architects


2.
За рубежом появилось много действительно запоминающихся и комплиментарных проектов, в особенности в Китае. Например, стоит упомянуть реновацию пивного завода Kingway в городе Шэньчжэнь. В бюро URBANUS объединили старое и новое, символизм и практичность, добавили общественные функции, выдержав отличный баланс и стиль. 
Реконструкция бывшей пивоварни Kingway в Шэньчжэне. Корпус B
Фотография © Hu Kangyu / предоставлена URBANUS

В Москве можно отметить жилой комплекс RED 7 на проспекте академика Сахарова. Изначально, признаться, у меня был некоторый скепсис относительно этого проекта. Но реализация замысла оказалась гораздо ярче, чем рендеры на этапе концепции. В действительности объект оказался крайне фактурным, скульптурным и в целом запоминающимся.
RED 7 на проспекте Сахарова / MVRDV
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Из событий в России можно отметить завершение этапа документальной подготовки мастер-планов различных городов. Начало реализации которых надеюсь скоро увидеть на практике.

zooming

Борис Шаталов  /|\
АБ «А2», Красноярск

1.
В 2023 году проектной мастерской «А2» исполнилось 35 лет. Юбилейный год мы отметили результативным участием в фестивалях: Архнаследие в Самаре, ЗВС в Иркутске, Золотая Капитель в Новосибирске, 100+ в Екатеринбурге и Зодчество в Москве. Были интересные рабочие командировки: Казань, Омск, Томск, Абакан, Минусинск. Для всех наших архитекторов, многих конструкторов и других специалистов это был год активных путешествий по родной стране.

Запомнилось участие в конкурсе на реконструкцию Театра Оперы и Балета в Красноярске. В консорциуме с МВ-Проект мы конкурировали с Wowhaus, Студией 44, ASADOV и другими маститыми бюро, поэтому свое 3 место считаем весьма почетным.
Концепция реконструкции Красноярского государственного театра оперы и балета им. Д.А. Хворостовского. Дневной вид с улицы Вейнбаума
© А2+МВП


Мы и Сибирский Федеральный Университет учредили студию мастер-планирования. Это совместные исследования, образовательные программы, семинары, конференции, выставки.  Но главное – прошедшие конкурс студенты и магистранты Института архитектуры и дизайна СФУ будут учиться-работать на базе проектной мастерской А2.

2.
Близкое знакомство и совместная работа с «Брусникой». Особенно впечатлил «Европейский берег».
Школа в микрорайоне «Евроберег»
Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена Брусника

 
zooming

Валентин Коган  /|\
SLOI Architects, Петербург

1.
В этом году мы разработали несколько больших проектов комплексной застройки и инфраструктурных проектов в Санкт-Петербурге, Кронштадте и Москве. Еще мы много участвовали в российских и международных конкурсах в Египте и в США, где вышли в финал и получили почетные упоминания. Строится очень важный для нас проект – Церковь евангельских христиан в Санкт-Петербурге, с деревянным большепролетным каркасом.

Церковь евангельских христиан в Санкт-Петербурге
© SLOI

 
2.
Мы с бюро съездили на тимбилдинг в Сеул и восхитились масштабом нового строительства и качеством архитектуры. Южная Корея – хороший пример, когда архитектурное сообщество не занимается поиском призраков стилей, а сфокусировано на технологичности и по-настоящему комфортной среде. Лично я жду, когда закончится стройка СКА арены в Санкт-Петербурге, чтобы увидеть реализованный проект Вольф Д. Прикса в России.  
Хоккейный стадион «СКА Арена»
© Coop Himmelb(l)au

 
zooming

Иван Кожин  /|\
АБ «Студия 44», Петербург

1. 
В этом году завершилось строительство Гимназии им. Примакова в Одинцовском районе Московской области. К сожалению, у нас не было возможности вести авторский надзор, сроки строительства были сокращены на один год, многие материалы и решения были заменены и в целом уровень реализации проекта увы мог быть значительно лучше. Тем не менее, получилось создать интересное внутреннее пространство, и мы надеемся, что после доработки крупных недочетов сможем этот проект показать. 
Гимназия им. Е.М. Примакова, 2 очередь. Вестибюль
© Студия 44


2. 
Главным архитектурным событием в Петербурге стал фестиваль «Архитектон», который прошел в обновленном формате и, на мой взгляд определенно удался. Для кураторского проекта Владимира Фролова «Руина» на «Архитектоне» я сделал инсталляцию, посвященную разрушению имперского города.
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

В ноябре удалось побывать на биеннале в Венеции. Выставка в этом году хоть и обращена к будущему, во многом посвящена рефлексии, связанной с пересмотром наследия  западноевропейского колониализма, кажется, русскому человеку сложно ее прочувствовать действительно глубоко. Хочется продолжать быть в курсе актуальной мировой повестки.
 
zooming

Георгий Снежкин и Илья Спиридонов   /|\
ХВОЯ, Петербург

1. 
Главным событием года для нашего бюро стал фестиваль «Архитектон». Причем здесь мы оцениваем не значимость события, а то время и усилия, которое мы, вместе со всеми организаторами, кураторами и участниками фестиваля, постарались вложить в этот проект. Надеемся, что значимым фестиваль стал не только для его организаторов и участников, но и для Петербурга в целом.

В этом году мы завершили работу над двумя значительными для нас градостроительными проектами: конкурсом на концепцию нового центра Калининграда, в котором мы заняли второе место (в отсутствие первого) и мастер-планом прибрежных территорий Ижевского пруда, конкурс на разработку которого мы выиграли в 2022. В обоих случаях организатором конкурса выступали местные отделения союза архитекторов и, к сожалению, в обоих случаях наша работа не получила никакого продолжения.
Концепция развития территории в границах проспекта Ленинского – улицы Шевченко – улицы Зарайской – проспекта Московский в Калининграде
АБ ХВОЯ


2. 
Нехорошей традицией стала ежегодная утрата зданий эпохи модернизма. В этом году мы лишились здания ЛДМ, снос которого происходит прямо сейчас и начался со «стилобатной» общественной части, где располагались и знаменитый зимний сад, и концертный зал, которые, как кажется, можно и нужно было сохранить.  
Макет ЛДМ
Фотография из архива семьи П.С. Прохорова / предоставлено Алиной Заляевой

Из хороших домов, которые мы видели в этом году, хочется отметить отель «Времена года» на курорте Игора, который спроектировали наши товарищи из Rhizome, и который получил главный приз фестиваля «Архитектон».
Отель «Игора. Времена года», 2023
Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена Rhizome

Из международных событий – наверное Притцкеровская премия Дэвида Чипперфильда – мы рады, что главную архитектурную награду в этом году вручили именно за архитектурные достижения любимого нами автора. А еще очень здорово, что в выборе best new practices, который сайт archdaily провел в 2023 году, оказались наши коллеги из kosmos architects. Это редкая и приятная новость.
 
zooming

Антон Яр-Скрябин   /|\
АБ «Студия 44», Петербург

1. 
Сложно. Насыщенно. Молниеносно. Мы еще больше углубились в разработку различных кампусов. Это и концепции, и проектирование, и «рабочка», и строительство с авторским надзором. В Петербурге началось строительство «ИТМО Хайпарк», работаем над проектами второй и третьей очереди этого кампуса. В Нижнем Новгороде во всю идет строительство IT-кампуса «Неймарк».
Учебный корпус. IT-кампус Неймарк в Нижнем Новгороде, участок 1
© Студия 44

В разработке проект Международного межвузовского кампуса в Самаре. И все это в супер-сжатые сроки. Про Самару добавлю, что проект получается очень интересный. Сказывается наш опыт, полученный во время работы над кампусом для ИТМО и над распределенным IT-кампусом в Нижнем Новгороде. Проницаемость общественных зон, синергия науки и бизнеса, все условия для постоянной междисциплинарной коммуникации – в самарском проекте мы постарались «упаковать» все наши наиболее эффективные наработки в области проектирования образовательных пространств.  

2.
В Петербурге состоялся «Архитектон». Отличная реновация архаичной до этого архитектурной выставки. Личная моя радость – это победа в конкурсной программе «Архитектона» проекта жилого комплекса WarmStone компании MAYAK ARCHITECTS в номинации «Лучший проект жилой функции».
Жилой комплекс Warmstone
© MAYAK Architects

Что касается общемировых тенденций и зарубежной практики, то признаюсь честно, своей работы в этом году было столько, что внимательно и вдумчиво отслеживать все, что происходит в мире, просто не успевал. 

zooming

Игорь Козак    /|\
АБ «Перспектива+», Иркутск

Прошедший год для меня и нашего архитектурного бюро был действительно творческим. В коллаборации с нашими давними партнерами и коллегами мы завершили знаковый для Иркутска проект-концепцию развития Знаменского предместья. Намечена стратегия градостроительного развития территории в центре города площадью более 620 га на ближайшие 20 лет.

К привычным для нас объектам в виде многоэтажных жилых комплексов  добавились интересные истории гостиниц в Иркутске и на берегах  Байкала, а также концепция  крытой футбольной арены «Ангара».

2.
Самыми важными и интересными в области  архитектуры для меня стали несколько событий:
  • 50 летний юбилей архитектурного образования в Иркутске;
  • очередное Архнаследие в Самаре, открывшее для меня этот город;
  • встреча с друзьями и коллегами на «Золотой капители» и очень хорошие  впечатления от школы, получившей главную награду;
  • полноценное общение с молодыми и архитекторами на «Древолюции» Николая Белоусова и великолепная поездка с друзьями по городам «Золотого кольца»;
  • юбилей Тотана Кузембаева и отличный формат как выставки так и встреча со всеми друзьями.
Объект «Двенадцать», Древолюция 2023, 1 место
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

К событиям из области архитектуры – безусловно, поездка по городам Узбекистана. Бухара и Самарканд поразили подходом к реставрации и  современным  использованием памятников.

zooming

Игорь Шварцман    /|\
АБ «Сергей Киселев и Партнеры», Москва

1.
Год для нас прошел относительно ровно. Не знаю, насколько это творческие процессы, но выполнено несколько проектов на разных стадиях в Москве и Ташкенте. Начаты новые проекты в Московской области. Продолжается под нашим надзором и с постоянными корректировками затянувшаяся стройка МФК на Лобачевского, закончены строительством с нашими интерьерами и сданы все объекты в Комсити: бизнес-центр, торговая галерея, гостиница, жилой комплекс, детский сад и школа.

2.
Взгляды на «интересность» архитектуры изменчивы. Для меня это зависит от настроения, контекста, социального, политического и духовного состояния общества. Это и определяет сегодняшние предпочтения. Так, в прошедшем году из зарубежных объектов по настроению обратил внимание на Национальную библиотеку Израиля Herzog&de Meuron, Дом семьи Авраама в Абу-Даби Adjaye Associates, Библиотеку в Пекине от Snohetta.
Национальная библиотека Израиля – новое здание
© Herzog & de Meuron

Из российских проектов обратил внимание на «Город на острове» В Наро-Фоминске от ДНК. Думаю, такая работа для ребят – их «cup of tea», и это становится понятно, если смотреть проект и осознавать background компании.
Город на острове
© Архитектурная группа DNK ag

 
zooming

Владимир Каганович    /|\
АБВК, Екатеринбург

Я всегда с интересом  отношусь к привлечению иностранных коллег к участию в застройке наших городов. Такой «обмен опытом» всегда полезен и задает для нас определенную планку. Будем надеяться, что нынешний «уход» многих западных архитекторов – временный. И, конечно же, чтобы всегда быть в курсе, я с интересом слежу за публикациями в профессиональной иностранной прессе. В этом году, когда проектов было немного – тем более.

И вот, в мае в английском  интернет-журнале Dezeen публикуют новое строение Эрика Оуэна Мосса в Лос-Анджелесе под названием (W)rapper tower. Честно говоря, я не мог поверить, что это не рендер-шутка для Хэллоуина, а реально построенное здание. Эстетика этого сооружения такова, что я предложил бы в его названии изменить одну букву – ©rapper tower, в этом случае родное название башни точнее по форме, а предложенное (на мой взгляд) – по сути. 
                          
И тут  мне сразу вспомнилось участие Э.О.М. в конкурсе на Новую сцену Мариинского театра. Он тогда, слава богу, не выиграл. А реализованный в результате проект австрийцев «Даймонд-Шмитт» многие – да почти все! – ругают, да еще как ругают! Называют его «торговым центром». Якобы, оно «никакое!».  Но  если вспомнить вариант Эрика Оуэна Мосса, вот уж было бы точно – «какое!»
Новое здание Мариинского театра. Проект Э. Мосса
© Эрик Оуэн Мосс

Не выиграл в свое время и Норман Фостер конкурс на реализацию проекта Новой Голландии, где как раз предполагался в том числе и торговый центр. Вот и нет сегодня там торгового центра. Про себя думаю, это – пример действия закона  Михайло Ломоносова о сохранении материи: «Если в одном месте что убудет, в другом непременно присовокупится».

В Новой Голландии ТЦ избежали, а тут – нате вам на Крюковом канале! 

Ну, уж если на то пошло, то при всей «схожести» построенного здания Мариинки-2 с торговым центром, на мой взгляд, ругать его за это не логично. Главный аргумент критикующих: «и это рядом с историческим зданием Мариинки-1»!... Но именно это и служит оправданием и обоснованием принятого авторами решения – не входить в конкурентный спор со зданием Антонио Ринальди, что Э.О.М. как раз и собирался сделать.

Нет, очень хорошо, когда иностранцы принимают участие в наших конкурсах. Также неплохо, что они, порой, не выигрывают… А я всегда буду с интересом приезжать в Питер и наблюдать, что построили. Но главное – просто гулять по его улицам.

zooming

Дмитрий Храмов    /|\
АРТПОЛИС, Самара 

1.
В этом  году мы с Машей [Храмовой, – прим. ред.] больше переключились на художественное творчество, у нас были неожиданные победы в европейских конкурсах. В Венеции мы стали финалистами в Arte Laguna Prize с нашей инсталляцией «Дождь».
  • zooming
    Инсталляция «Дождь», Arte Laguna, Венеция
    © Дмитрий и Мария Храмовы
  • zooming
    Инсталляция «Дождь», Arte Laguna, Венеция
    © Дмитрий и Мария Храмовы

Потом победили на Bolzano Art Weeks в Южном Тироле. Осенью состоялась  наша выставка в Милане в галерее Espinasse31. Получилось, что большую часть года мы провели в командировках, не в России. Но, что касается архитектуры, работа здесь, в России, продолжается – сейчас у нас в процессе несколько проектов.

2.
Пожалуй, главным открытием этого года было эмоциональное переживание: мы очень сильно и остро чувствовали, что мир открыт для творчества, экспериментов, связей, несмотря на границы, проблемы, политику и все остальное. В Венеции, в Больцано мы участвовали как русские, и не было по отношению к нам никакой предвзятости. Нам помогали строить инсталляцию итальянцы, поляки. В работах участников была и острая рефлексия на происходящее в мире, но никто не выяснял друг с другом отношения, была атмосфера содружества. И это очень ценные ощущения. 

Конечно, в этих поездках мы не упускали возможности посмотреть архитектуру. Так, удалось увидеть монастырь Ля Туретт Корбюзье, капеллу в Роншане. И это тоже – про мир без границ. 

zooming

Владимир Плоткин    /|\
ТПО «Резерв», Москва

1.
Год для меня был насыщенным архитектурными и околоархитектурными занятиями. Поставил личный рекорд по участию в жюри архитектурных конкурсов, впрочем, результаты многих из них приходится оценивать как довольно непредсказуемые. С большим интересом жду развития одного нашего проекта…
 
2.
В целом – нравится, как развивается город по обе стороны Москвы реки в северо-западном от Сити направлении. С большим любопытством и с надеждой стараюсь следить за прогрессом ИИ в нашей профессии. Вдруг это даст какой-то новый неожиданный импульс.

zooming

Станислав Горшунов    /|\
АБ ГОРА, Нижний Новгород

В этом году мы попытались прекратить рефлексировать на мировые события и уйти в работу и поиск того, для чего мы этим занимаемся. Это привело бюро ГОРА к участию в архитектурных выставках, кураторских программах. В этом году Татлин моно пригласил наше бюро для выпуска нашей монографии (предзаказ тут). Как ни странно, поток заказов в этом году увеличился, задачи стали более глобальные и интересные для бюро. Команды немного расширилась, при этом стараемся держать уровень архитектуры на высоком уровне.
 
Уйдя с головой в работу, мы на этот год отстранились от всеобщего информационного поля российской и мировой архитектуры. Обострив внимание на внутренних ощущениях, того, что нас окружает, в поисках своего понимания архитектуры.
 
zooming

Григориос Гавалидис    /|\
GAFA, Москва

1. 
Наш год был очень интенсивным и насыщенным. Началось строительство сразу нескольких крупных объектов, причем одних из самых сложных и географически интересных на сегодняшний день в нашем портфолио! Жилой район в городе на вечной мерзлоте Якутске, апарт-комплекс в Рощино в сосновом бору, несколько проектов в Афинах. В Москве начали строительство ЖК ERA, несколько бутиковых проектов с компанией STENOY, а также ландшафтных проектов: Дом DAU, Level Саввинская, Level Южнопортовая, Eniteo и Stories.
  • zooming
    ЖК Artel
    © Изображение предоставлено GAFA
  • zooming
    ЖК Era
    © Изображение предоставлено GAFA

Концептуальное проектирование в этом году было тоже очень разнообразным: от маленькой часовни в горах Армении до высокоплотного жилого района в Южном порту. Нам все больше нравится работать в широком диапазоне типологий, контекстов и масштабов, потому что это развивает хватку, рождает сложные нестандартные подходы в проектировании.

Ну а 2024 год мы ждем с большим нетерпением, потому что нам предстоит оценить и, надеемся, порадоваться результатам огромной проделанной работы нашей команды за прошлые годы. Это будет год большого «урожая»!

2.
Говоря в контексте нашей внутренней повестки: город эволюционирует, сильно пересматривается подход к градостроительной политике, освоению новых территорий. Типовая застройка окончательно ушла, взамен появляется запрос на более сложные нестандартизированные проекты и подходы нового уровня.  Мы этому рады и для нас эта тенденция – ежедневный вызов в работе над новыми проектами. Создается ощущение мировой гонки за передовую архитектуру, в которой не только Москва, но и другие регионы охотно участвуют.
 
zooming

Никита Явейн    /|\
АБ «Студия 44», Петербург

1.
Наверное, как и у всех, год выдался беспокойным и в плане творческих задач довольно «рваным». К счастью, к концу года все стало как-то выправляться, и если подводить итоги, то мы в «Студии 44» ими, в общем, довольны. Вовсю идет строительство IT-кампуса «Неймарк» в Нижнем Новгороде. Началась большая работа над проектом университетского кампуса в Самаре. В Санкт-Петербурге летом был заложен первый камень на строительстве университетского кампуса «ИТМО Хайпарк». Строительство целой серии наших объектов, в том числе, нескольких жилых комплексов в разных районах города, вышло на финишную прямую. Надеюсь, в 2024 году порадовать вас тремя-четырьмя петербургскими премьерами. 
Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
© Студия 44

Чуть подробнее расскажу о нашем проекте Депозитария «Небесное Кенозерье», над которым мы активно работали в течение года. Этот комплекс предназначен для экспонирования, хранения и реставрации части музейного фонда «Национального парка «Кенозерский» в Архангельской области. Для нас это был определенный вызов, с которым мы справились. Современные конструктивные решения удалось совместить с элементами, воздающими дань архитектуре Русского Севера.
Макет депозитария «Небесное Кенозерье» на Арх Москве 2023
© Студия 44

Это и восьмиугольные планы, отсылающие к «восьмерику» – строительному модулю деревянного северного зодчества, и шатровые крыши, и небольшие окна, и деревянные наружные стены, напоминающие о традиционном срубе, а также размеры экспозиционных залов, повторяющие размеры северных деревянных храмов с так называемыми «небесами» – особыми потолочными перекрытиями, расписанными на библейские сюжеты. Коллекция таких «небес», подвешенных на специальных тябловых каркасах, будет экспонироваться в Депозитарии, один из залов которого мы решили накрыть стеклянным кровельным фонарем, чтобы зрителю через него открывался вид на звездное северное небо.   

2.
По поводу «там» могу сказать, что меня заинтересовали работы французского бюро Bruther. Они, в общем, такие немножко «дизайнерские», но в части формирования образовательных пространств и научных центров в чем-то близки нашим подходам. Достаточно любопытно также то, что они делают в исторических центрах городов. В этой сфере еще голландские бюро традиционно очень сильны. 
Не могу сказать, что прошлый год подарил мне какие-то открытия, что благодаря работам коллег увидел какие-то новые горизонты. Очевидно, что Китай закрепился в качестве лидера. Все самое интересное именно там сейчас происходит. В области приспособления китайцы впереди всех, да и новая архитектура Китая находится на пике. Они ищут новую форму, которая произрастает из традиций, и такой подход вызывает уважение. 

В России происходит усиление регионов. Правда, пока не за счет местных архитекторов, а благодаря тому, что в регионы пошли москвичи. Вслед за ними с большим опозданием в регионы выдвинулись и петербургские архитекторы. В общем, достаточно серьезные силы. Наверное, это хорошо, в этом чувствуется некое развитие, но о появлении независимых и сильных региональных архитектурных направлений, сопоставимых по своему уровню с нижегородской или с иркутской архитектурными школами 80-х и 90-х годов прошлого века, говорить пока преждевременно.  

zooming

Евгений Пестов    /|\
ТМ Пестова и Попова, Нижний Новгород

1.
Я бы отметил, что год прошел достаточно активно. Есть результаты: новый дом в центре города, есть объекты на периферии. Но, в целом, без каких-то особых эмоциональных взлетов. Если раньше я, если находил идею, не мог остановиться, даже ночью думал, сейчас все спокойнее и рациональнее – общаемся с девелоперами, риэлторами. Из любимых проектов – тот, что обсуждался еще в прошлом году: ресторан на Нижневолжской набережной. В этом году никаких подвижек по нему не было, и я не знаю, чем эта история закончится.

2.
Лет сто уже я говорил: по городу нужно ходить с высоко поднятой головой! И вот, наконец, это стало возможным: в Нижнем Новгороде сделано хорошее благоустройство. Теперь, если будешь смотреть под ноги, то лишь затем, чтобы узнать, что за плитку положили… Этим летом у меня это ощущение появилось – город стал пригоден для пеших прогулок.
Набережная Федоровского, Нижний Новгород. Авторы проекта – Институт развития городской среды Нижегородской области
Фотография © Юлия Тарабарина

Летом удалось побывать в Иркутске на большом форуме. Хорошая компания, интересные встречи, и город – крупный европейский центр в Сибири. Считается, что нам не повезло с погодой – было пасмурно, но Байкал и вообще – природа – прекрасны даже в сером цвете.

zooming

Александр Салов и Татьяна Осецкая    /|\
Osetskaya.Salov (ARCHSLON)
 
1. 
Этот год прошел хорошо вопреки ожиданиям. Если свести все ожидания и результаты этого года в одно определение, им станет слово «фундаментально». Мы стали достигать тех целей, которые ставили себе какое-то количество лет назад: вырваться из череды привычных для нас объектов и уйти за новые рубежи. От частных интерьеров мы сделали долгожданный шаг в крупные и знаковые объекты, достигли новых компетенций в обучении студентов, продолжили широкую просветительскую деятельность, вели исследования малоизученных нестандартных архитектурных направлений. Этот путь занял несколько лет, но последний решающий шаг мы сделали именно в 2023 году.   
 
Во-первых, наше архитектурное бюро, известное как ARCHSLON, отметило первые 10 лет с момента основания. Во второе десятилетие мы вошли под новым именем – бюро Osetskaya.Salov. Это важный шаг для жизни бюро.
Станция БКЛ «Кленовый бульвар»
Фотография © Даниил Анненков / предоставлена Архслон

Во-вторых, открылась станция метро «Кленовый бульвар». Несмотря на то, что мы выиграли конкурс еще в 2018 году, завершение строительства и открытие станции стало для нас драйвером для перехода к более крупным масштабам и проектам, которые носят фундаментальный характер. Один из таких проектов – крупные производственные пространства и экспозиционные площадки, о которых мы обязательно расскажем в новом году.
 
2. 
Нельзя отрицать, что за последние полтора года наша реальность изменилась и в меньшей степени на это повлияли мы, архитекторы. Изменился внешний контекст, эмоциональная, социальная, финансовая составляющая, стало меньше зарубежных коллег – все это конечно же оказывает влияние на архитектуру.
 
По ощущениям, а ощущения здесь, пожалуй, важнее всего, степень значимости строительства новых уникальных жилых объектов снизилась. Вместе с тем выросла ценность связанности территорий – как на локальном, так и на макро уровне. Например, в Москве Большая кольцевая линия дала новый контур жизнедеятельности, соединив серые пояса. Начинает формироваться устойчивый тренд на создание вот этой связанности между разными  регионами страны – это и автомобильные дороги, железнодорожная и авиационная инфраструктура. Хорошо развитая транспортная связанность объединяет культурные кластеры, активных людей, перспективные  начинания в разных частях страны, давая им возможность усиливать друг друга. Мы начинаем заново открывать для себя регионы и они получают виток развития в ответ. То есть всё усиливает всё.
 
Ценно и то, что мы наконец то смогли перевести внимание извне и посмотреть внутрь себя – увидеть что-то новое, обратить внимание на значимое и уникальное – красоту и доступность Алтая, чистоту и пейзажи Байкала, традиции народов севера и сложную культуру юга. Мы получаем все больше материала для самоанализа, и это может дать нам неожиданный и позитивный результат с точки зрения развития собственной культуры. Очень большой ценностью в уходящем году является вот это чувство самопознания и фундаментальных будущих открытий!

zooming

Рубен Аракелян    /|\
АБ WALL, Москва

1. 
Мы стараемся вести дневник наших событий в соцсетях, где фиксируем наиболее интересные события. В этом году их в избытке. Но самое главное, для меня, что моя дочка София выросла еще на 1 год!

2. 
Очень интересна Москва, где вопросы архитектуры и в целом качество города, дизайн зданий стали чуть ли не главной повесткой у руководства города, этому стало уделяться невероятное количество времени и компетенций.

Интересна Казань, а точнее тенденция, стать новой точкой на карте в области архитектуры. К слову не могу не отменить проект Новой Соборной мечети в Казани Цимайло&Ляшенко и партнеры. На мой взгляд это событие.
Соборная мечеть в Казани
© Цимайло Ляшенко и Партнеры

И конечно форум Казаныш, на котором получил приглашение от главного архитектора Ильсияр Тухватулиной стать первым Куратором Института развития города в 2024 году.
 
zooming

Валерий Филиппов    /|\
АБ «Студия КиФ», Новосибирск

1.
В плане основной работы как руководителя архитектурной мастерской год прошел скорее обыденно, без каких-либо ярких, надолго запоминающихся событий – все по порядку и по плану: закончили два крупных проекта, на один из которых получили разрешение на строительство, второй – в стадии согласований, закончен строительством и сдан в эксплуатацию жилой комплекс с двумя башнями высотой более 100 м (первый в Новосибирске).

Порадовали ученики – молодые, очень одаренные архитекторы Дарья Кисельникова и Дмитрий Ощепков.
 
В отношении интеллектуального творческого труда большое удовлетворение принесла работа над переводами книжки немецкого архитектора Ганса Коллхоффа «Архитекторы. Деградация профессии», где собраны его последние эссе о проблемах европейской архитектурной и градостроительной практики. Частично это повлияло на подготовку лекции о Новосибирске «Город без стен», которую прочел в рамках программы двух сибирских архитектурных форумов – ЗВС в Иркутске и ЗК в Новосибирске.

Однако наибольшее удовольствие – и это наверняка запомнится – я получил от прикладной творческой работы: год будет примечателен тем, что я начал наконец-то осваивать профессию столяра – краснодеревщика. Профессию, которая удивительным образом дисциплинирует и направляет в правильное русло творческий беспорядок и хаос, часто возникающие в голове архитектора. К тому же она крайне полезна при изготовлении деревянных моделей – прототипов будущих зданий.
 
Из того, что увидел и открыл для себя «здесь и там» скажу, что снова открыл для себя русскую архитектуру Пскова, как культовую, так и гражданскую.
Наконец-то посмотрел Стамбул и его константинопольскую Софию. Может показаться странным, но она произвела бОльшее впечатление снаружи, чем изнутри. Хотя многослойная «шершавость», цепляющая взгляд, в одинаковой степени присутствует как в экстерьере, так и во внутреннем пространстве.
Церкви Покрова и Рождества от Пролома, Псков
© Валерий Филиппов


zooming

Евгений Зеленов    /|\
GENPRO, Москва

1.
2023 год прошел очень активно с точки зрения развития компании и ее расширения. Генпро насчитывает уже около 600 человек, мы открыли еще один офис в Казани, а количество разнообразных проектов все больше и больше показывает важность нашего продукта и его ответственность по отношению к урбанистике, потребителям и девелоперу. 

В этом году мы презентовали один из важнейших проектов как для MR-Group, так и для Генпро – ЖК Jois, который будет превышать отметку 280 м в высоту. Он определенно станет доминантой района Москвы Хорошево-Мневники, а также продемонстрирует новые возможности проектирования с точки зрения террасированная и сложности фасадной пластики. Одновременно с созданием чего-то нового, мы продолжаем воплощать уже разработанные проекты. Например, ЖК Sydney City на улице Шеногина вышел из экспертизы с положительным АГР и уже в следующем году начнется строительство. 
Сидней Сити. Центральный квартал. Схема фотомонтажа. Вид 2
© Генпро

Генпро также пополнило свое портфолио и проектами социального сегмента. Мы спроектировали частную клинику, которая отличается уникальной архитектурной пластикой, минимализмом и при этом подчеркивает среду микрорайона. 

Мы также стали самым крупным архитектурным проектировщиком туристического сегмента. Помимо проекта Парк «Три Вулкана» в нашем портфолио появился «Рай-Из», который будет самым большим горнолыжным курортом за полярным кругом. 

В 2023 году мы продолжали развивать тематику офисов и стали одним из лидеров в проектировании офисного сегмента. Один из последних объектов – офис для крупного девелопера, который станет часть большого мастер-плана на улице Шоссейной. В то же время мы разрабатываем большой офисный проект рядом с ЖК Jois, который по высоте превышает отметку в 200 м. Еще один значимый проект бизнес центра появится в районе станции метро Кунцевская. 

Не стоит забывать, что отличительная особенность Генпро – это технологичность, которая позволяет нам конкурировать на рынке и показывать себя компетентными в совершенно различных отраслях. Уже несколько лет мы активно развиваем нашу метавселенную. В этом году мы презентовали большой проект нашего виртуального музея-шоурума на выставке Арх Москвы, который показывает не только богатство портфолио Генпро, но и позволяет создать новые ветки коммуникаций заказчиком. Например для MR-Group мы разработали квартиры ЖК Jois в метавселенной. Это позволило улучшить продажи с точки зрения маркетингового сегмента, а именно, более концептуально и реалистично демонстрировать квартиру потенциальному покупателю. Вместе с метавселенной мы продолжаем развивать свои BIM-компетенции и наша BIM-структура всё больше и больше расширяется и формирует еще более крепкую взаимосвязь между отделами нашей компании. 

Генпро постоянно развивается, осваивает все более сложные и значимые проекты, создает уникальную архитектуру, совмещающую в себе технологичность и комфорт. В 2024 году мы планируем и дальше радовать вас своей архитектурой, открытиями и необычными решениями. С наступающим!)

zooming

Ксения Серебрякова    /|\
Plan B, Екатеринбург

1.
Я поняла, что измеряю жизнь бюро периодами в три года. Три года требуется, чтобы увидеть в бетоне то, что возникло в голове. Сейчас мы завершаем цикл, начатый в конце 2020 года. Это переосмысление русской шатровой архитектуры в форме двух стометровых башен («Даблхаус 1 : 1» для ГК Астра ). В конце 2020 года нам хотелось сделать сказочный дом, глядя на который кажется, что он снится. Отвечая на вопрос Градсовета «что это?»,  мы сказали «капиталистический романтизм», «капром».
zooming
Дабл Хаус
© Plan B, Екатеринбург

А потом, в течение 2021 года, оттачивали форму и фасадную композицию, чтобы в рамках этого одиозного стиля добиться элегантности  и чистоты. В 2022 году проект монолитного каркаса печатали на 3D принтере, как приложение к рабочей документации и в качестве сувениров. В 2023 он отлит в бетоне на половину, до 15 этажа. Строительный цикл еще не завершен, но творческий – да.  

2.
Здесь я заметила взросление. В том, что мы стали меньше смотреть, что «там» и больше – на реальные потребности застройщика, на строительные материалы и технологии, доступные здесь. Мы стали внимательны к экономике проектов. Прекратились бессмысленные торги за дорогие фасадные материалы. Мы научились добиваться выразительности простыми средствами.  Наши постройки в этом году – «Домино», «Кварталы Venezia» – там только штукатурный фасад. Я бы даже сказала, что мы перестали воспринимать небольшой бюджет строительства как ограничение и бедность, скорее как исходные данные. Мне кажется, архитектура «здесь» стала более самостоятельной и самобытной. Эти три года я не слишком следила, что «там» – на это не было времени.
  • zooming
    Дом Домино
    © Plan B, Екатеринбург
  • zooming
    Дом Домино
    © Plan B, Екатеринбург
Дом Venezia
© Plan B, Екатеринбург


zooming

Андрей Чуйков    /|\
CNTR Architects, Екатеринбург

1.
Для CNTR Architects минувший творческий год прошел умеренно и спокойно, под знаком погружения во внутренние проекты. Наши силы были направлены на развитие продукта, наращивание экспертности и многогранности команды, систематизацию опыта. Мы приняли участие в паре творческих конкурсов – на разработку уникальной АЗС и создание туристического кластера на горе Гусиха в одном из непростых городов – Карабаше.

Мы удвоили штат бюро и всерьез начали работать с удаленными сотрудниками по всему миру, постепенно устраняя возникающие шероховатости. 

Внедряли систему оптимизации проектного процесса. Архитектура и регламенты делопроизводства оказались вполне совместимы. Продолжаются эксперименты с нейросетями и инструментами ИИ. Особой любовью к ним проникся отдел дизайна интерьеров. 

2.
Я бы отметил пару заметных трендов. Первый – выросла потребность в разработке объектов сегмента HoReCa. Ресторанный и туристический бизнес восстановился после спада. Появилось множество впечатляющих проектов гостиниц, СПА-отелей, загородных курортов. Каждый уважающий себя регион сегодня развивает туристические кластеры. 

Второй тренд – повышение интереса к проектам комплексного освоения территории (в 4–5 раз чаще). Позитивная тенденция, знаменующая более зрелый и ответственный подход к развитию городов, особенно малых, к поискам в них точек для роста. 

Говоря о классе проектов, в основном они принадлежат сегменту «стандарт». Объем премиум- и бизнес-класса сократился. Вырос объем запросов на КОТ в сегменте индивидуального жилого домостроения, что открывает потенциал для развития строительного рынка в данном направлении.
 
zooming

Андрей Гнездилов    /|\
АБ «Остоженка», Москва Год получился очень содержательный. Мы работали с новой типологией жилой застройки, спроектировали несколько жилых комплексов – один в Ташкенте, два в Москве. По большей части это каскадные дома, которые растут вверх уступами, с выделением террас и высотной частью в роли акцента. Определенные условия в Москве побуждают нас работать именно с этой типологией высотных зданий. 

Для нас это был очень глубокий опыт проектирования. И все всерьез – к этим объектам высокие требования, а сроки как всегда минимальные. 

Лично у меня было несколько публичных выступлений – в Казани на форуме «Ребус», где я рассказывал про застройку в историческом городе, потом опять в Казани, уже осенью, на форуме «Казаныш», где я рассуждал про городскую идентичность на примере нашей концепции пространственного развития Иркутска. Была лекция, записанная для Института Генплана Москвы «Город на реке (река в городе)». Было интересно готовиться к выступлениям. Надеюсь, что и слушать меня было интересно. 

Запомнилась и поездка к Александру Андреевичу Скокану в «День здоровья» на его дачу в поселок Пески. Прекрасное общение, вино, баранина – удивительный день с очень красивым вечером. Настоящий подарок. Молодежь играла в волейбол, мы разговаривали с коллегами и старыми друзьями… Было очень много приятного общения, которое случается крайне редко из-за плотного графика. Кроме фотографий осталось очень много теплых воспоминаний.    

2. 
В Москве это, пожалуй, новый проект комплексного развития территории Южного порта. Происходит и ввод наших объектов. Я бы отметил также строительство новых мостов в Филевской пойме. Наш объект оказался рядом со строящимся автомобильно-пешеходным мостом, от Причального до Берегового проезда. 

Еще одно важное для нас событие в городском масштабе – ФСК строит в ЖК Sydney City первую очередь, а за ней вскоре последуют вторая и третья. На наших глазах формируется тот район, который совсем недавно мы видели только в макете и на чертежах. Крайне интересно, насколько реализуется заложенная нами в проект идея создания нового города там, где его никогда не было, насколько органично он встроится в существующую городскую ткань. Самое интересное, что там строятся улицы с инженерными сетями, как в настоящем городе. Очень жду, когда эта среда наконец сформируется.  
 
zooming

Андрей Асадов    /|\
ASADOV, Москва

1.
Год прошел вполне продуктивно – открылся наш первый кластер в Научной Долине МГУ (на ближайшей Арх Москве планируем его показать), получили ценный опыт от взаимодействия с разными непростыми заказчиками, разработали ряд интересных проектов школ, гостиниц, часть из которых уже в детальной работе, в коллекцию аэропортов добавилось еще 4 концепта, активно развиваем интерьерное направление.

Также этот год дал старт двум принципиально новым для нас направлениям – международному и девелоперскому. Результатом активного мониторинга зарубежных рынков стало открытие юрлица в Дубае, сейчас работаем над первой зарубежной концепцией. Опыт международной экспансии интересный, можно сказать, эксперимент с ноля, поскольку зарубежные заказчики и партнеры про нас ничего не знают.

Что касается девелопмента – это еще один необычный и масштабный эксперимент, на который я решился после нескольких лет раздумий, когда в голове созрела целая экосистема пространств, раскрывающих потенциал человека. Пространства эти разного масштаба, размером от дома до города. Сейчас мы перешли к активным действиям – поиску участков и партнеров для реализации идей, с большим интересом впитываем новый для нас девелоперский опыт, который, безусловно, поможет и в текущих проектах бюро!

2.
Интересное из новой московской архитектуры – это классные жилые и общественные пространства, которые неожиданно встречаются то тут, то там, посреди городской прогулки! Взять те же окрестности нашего офиса на Комсомольской – насколько интереснее стала среда вокруг с обновлением привокзальных пакгаузов в ресторанный квартал Депо. С интересом наблюдал реализацию кластера Ломоносов в МГУ (С. Кузнецов + бюро Камень), по соседству с нашей стройкой.
Экскурсия МКА в кластер «Ломоносов» в долине МГУ, 09.2023
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Недавно побывали с семьей в открывшемся павильоне Атом на ВДНХ (бюро UNK), где, кстати, очень понравилась историческая часть экспозиции.

Что касается зарубежных проектов – из личного опыта могу поделиться впечатлениями о ближневосточных чудесах современной архитектуры. В пустынной столице Аравии, городе Эр Рияд, запомнилась реконструкция местного «Кремля» – исторической крепости, живописные руины которой обыграны с филигранным мастерством, с включением современной архитектуры. Также произвел впечатление шоурум проектов NEOM, занимающий целый квартал на окраине города, в духе Венецианской биеннале, со стильной многозальной экспозицией и шикарными макетами первых фрагментов мегапроекта The LINE от мировых звезд.
  • zooming
    Реконструкция крепости в Эр Рияде
    Фотография © Андрей Асадов
  • zooming
    Макет фрагмента The LINE
    Фотография © Андрей Асадов

Катар впечатлил Национальным музеем Жана Нувеля – тот случай, когда здание выходит на вневременной уровень, превращаясь в чистое искусство.
Национальный музей Катара
Фотография © Андрей Асадов

Там же, в Дохе, посмотрели очень стильный, европейского качества район Msheireb, весь из белого камня, с трамвайной линией и историческими постройками, встроенными в городскую ткань.
Msheireb в Дохе
Фотография © Андрей Асадов

Аэропорт Дохи порадовал парком-оранжереей под куполом, новым форматом ожидания рейсов. А в Абу-Даби в этом году открылся Храм трех религий от Дэвида Аджайе – три лаконичных куба с сакральными образами мировых религий: христианства, иудаизма и ислама. Очень мастерская вещь, с красивой и лаконичной игрой объемов.
Храм трех религий в Абу-Даби
Фотография © Андрей Асадов


zooming

Тотан Кузембаев    /|\
TOTAN, Москва

1. 
Свое 70-летие в уходящем году я отпраздновал выставкой графики «Горизонты возможностей»: сначала в мини-варианте на АРХ Москве, потом в расширенном – в Музее архитектуры и в Центральном доме архитектора. А еще наконец-то объездил вдоль и поперек родной Казахстан, тем более что у нас там появились реальные проекты. 
Юбилейная выставка графических работ, приуроченная к 70-летию Тотана Кузембаева. Арх Москва 2023
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

В «Ясно поле» по нашим эскизам Дмитрий Черепков впервые в России напечатал на 3D-принтере гостиничный дом: осенью был премьерный показ самой технологии, а буквально на днях Дима написал, что готовы интерьеры и в новых домах уже можно пробовать жить.
Декоративная печать. Строительство первых домов Wonderdom в экопарке Ясно Поле
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Из других наших текущих проектов – гостиница в Сергиевом Посаде и новый яхт-клуб в Пирогово. Мы придумали там сделать барную стойку в виде лодки и арку-фонтан, а стеклянные мачты, надеюсь, как мы и задумали, сделает Александр Пономарев – мой большой друг и художник. У него в этом году тоже большое событие – персональная выставка в Инженерном корпусе Третьяковки. Продлится до середины марта, кто не успел – обязательно сходите!
Яхт-клуб в Пирогово, проект
© TOTAN
Яхт-клуб в Пирогово, проект
© TOTAN


2.
Из работ коллег в 2023 году отмечу «Росатом» Юлия Борисова, черную мечеть и бизнес-центр «Опус» бюро «Цимайло, Ляшенко и Партнеры», жилой дом в Тессинском переулке Сергея Скуратова.
МФК OPUS
© Цимайло Ляшенко и Партнеры

И совершенно поразили меня новые музеи Никиты Явейна: храм металла в Выксе и «Небесное Кенозерье».
Музейный комплекс «Центр промышленного прогресса», Выкса, проект, 2022
© Студия 44


zooming

Евгений Решетов    /|\
Rhizome, Петербург

1.
Ризома теперь состоит из офисов в Петербурге и Лиссабоне. Практика стала двусоставной: одна часть расширяет географию проектов; вторая, российская, – получает ряд премий за отель «Игора. Времена года», в том числе Гран при фестиваля «Архитектон», и продолжает работать со знакомой и любимой темой загородных отелей и других пространств гостеприимства в нескольких новых проектах.
Отель Точка на карте. Лодейное поле
Фотография © Дмитрий Цыренщиков / предоставлена Rhizome


2.
Из интересного и примечательного в этом году в России. Первое – немного неожиданное, но по своему понятное обилие заказов и у нас, и у многих наших коллег. При дефиците кадров для реализации этих задач. 

Второе – это ощущение временности этой ситуации. Интуитивно и по каким-то едва заметным знакам (которые возможно я считываю искаженно, поскольку сам более года нахожусь заграницей и наблюдаю издалека) создается впечатление, что идет мощный тренд на то, что будущее за большими организациями и институтами, а не молодыми и дерзкими бюро из нескольких человек. Главный герой нового времени – скорее амбициозный сотрудник проектного института, чем одиночка-предприниматель. Конформист, потому что система не будет терпеть иного. Уважаемый и ценный, но обслуживающий персонал (не то чтобы когда-то было иначе, но степень свободы совершенно иная). Или нон-конформист, но взятый на подряд большой машиной. 

Третье, находящееся на первый взгляд в противоречии со вторым – это обновленный фестиваль «Архитектон» под предводительством Георгия Снежкина и Лизы Савиной. Прекрасное начинание, свежее и необходимое для Петербурга, тем более удивительное на фоне всего происходящего.

Противоречивое время!

zooming

Андрей Кораблев    /|\
ТОВЕ, Петербург

1.
В этом году мы работали над интересными заказами в различных неожиданных для нас локациях, также нам удалось выполнить пару инсталляций для архитектурных фестивалей. Под конец года мы участвовали в открытом архитектурном конкурсе в Екатеринбурге – безумно рад, что подвернулась такая возможность.

2.
Для меня этот год был насыщен архитектурой. Питерский «Архитектон» – очень здорово, что появляются такие яркие мероприятия в нашей среде, обращенные на создание диалога с простыми жителями. Также с этого года в Академии художеств на факультете «Архитектура» открылась аспирантура, где я по счастливым обстоятельствам оказался. Кстати, пользуясь случаем, хочу рассказать, что мой научный руководитель Юлия Олеговна Кондратьева запустила свой YouTube-канал с лекциями про формирование и развитие европейских городов. Меня очень вдохновляют такие просветительские инициативы – это здорово!

Если говорить про архитектурные события в мире, то, конечно, нельзя не вспомнить про реализацию парка в Копенгагене от Cobe, где на небольшом искусственном островке, под которым размешается паркинг, театрально распределены различные деревья и растения. А также утопичную концепцию «Осознанного города» в Бутане от BIG, особенно впечатляет гидроэлектростанция.
 
zooming
Михаил Мамошин
Архитектурная Мастерская Мамошина

Михаил Мамошин     /|\
Архитектурная мастерская Михаила Мамошина, Петербург

1.
В нашей мастерской происходили качественные изменения во всех направлениях. Мы взяли вектор на восстановление утраченных ценностей: почти половина объектов, с которыми мы работали, – это храмовые и мемориальные комплексы, памятники. Один из последних вызовов – продолжение работы в зоне Лахта Центра: Триумфальный столп в честь победы России в Северной войне, приход петербургской тематики в оазис модернизма и абстракционизма. 

Проходит экспертизу проект воссоздания церкви Бориса и Глеба на Синопской набережной,  новый опыт работы с историческим зданием в BIM-технологиях – с моей точки зрения это также новый этап в развитии современного храмового зодчества. Еще мы работаем над тремя объектами в Переделкино, в том числе проектом Крестильного храма. Я рад этой востребованности. 

Для меня приятной неожиданностью стало получение художественной премии «Петрополь» «за  создание уникальной архитектурной концепции пушкинского центра «Лукоморье» в Царском Cеле». На  Международном фестивале «Зодчество 2023» мы впервые приняли участие в смотре-конкурсе «Лучший фильм об архитектуре и архитекторах» и получили Серебряный знак за презентационный фильм «Архитектурная мастерская Мамошина. Традиции в искусстве архитектуры». 

В декабре мы получили Диплом «Знака соответствия» Всемирного клуба петербуржцев за ЖК «Артхаус»в номинации «Современная архитектура в контексте исторической среды». Это уже шестой объект, который будет опубликован в так называемой Белой книге (в нее   заносятся городские объекты, которые соответствуют духу и традициям Петербурга).

Книга  «Утраченные храмы Санкт-Петербурга. Опыт архитектурной реконструкции»    получила в этом году серебряную медаль Российской академии архитектуры и строительных наук, диплом лауреата фестиваля «Архитектурное наследие», а также Серебряный знак XXXI Международном архитектурном фестивале «Зодчество 2023» . Хочется отметить, что в редколлегии этого издания все члены Совета по церковной архитектуре Санкт-Петербургского Союза архитекторов, который мне посчастливилось возглавлять.

В конце 2022 года меня избрали председателем президиума Северо-Западного территориального отделения РААСН – впервые занимаюсь государственными миссиями. В уходящем  году мне удалось перевести площадку из СПбГАСУ в Дом архитектора и  провести два мероприятия: Торжественное собрание(с выставкой членов РААСН)  и Общее собрание с выставкой кандидатов в советники РААСН и с выступлениями тех, кто был выдвинут нами в члены-корреспонденты, академики . Совместно с московскими коллегами ведется работа по обретению территориальным отделением юридического статуса. 

2.
Огромным событием стал «Архитектон». Получился профессиональный праздник, который широко освещали в прессе, было много посетителей, в том числе детей, – это большое достижение для мира архитектуры. Мы признательны партнерам, которые поддержали задачу подать архитектуру чисто: никаких кирпичей и вентфасадов там не презентовалось.  

Совет по храмовой архитектуре Союза архитекторов России , который я возглавляю, сделал инсталляцию «Архетип храма» на фестивале «Зодчество 2023» (куратор Д. Остроумов). Члены Совета приняли участие в жюри фестиваля в номинации «Храмовая архитектура». В свое время именно наш Совет инициировал появление этой номинации.

На события в мире я смотрю со стороны и с некоторым скепсисом. Сейчас происходит искусственное накачивание «зеленой» повестки, при этом умышленно отключают газ и рубят заповедные леса, чтобы поставить ветряки. Средства и смыслы перемешались. 

Что касается процесса формообразования – современный уход от эвклидовой геометрии, дигитальные пространства и имитации природных процессов заставляют чувствовать себя неуверенно. Классическая геометрия еще себя не исчерпала, примером того в  XX веке Мельников и в XXI веке Бьярке Ингельс это доказал. То же понятно и по работам фестиваля «Золотой Трезини» – молодые архитекторы демонстрируют, что осталось еще много интересных вариаций. Это как шахматы: нет смысла выдумывать новую игру, если старая далеко не исчерпана. Некоторые нынешние эксперименты продолжать не стоит: человеческому глазу и мозгу необходимо «контролировать»  то, как устроена архитектурная форма. Ведь архитектура – это, прежде всего, тектоника, присутствие силы всемирного тяготения. Когда она отсутствует, человеку становится просто страшно. Меня радует продолжение развития «фигуративной» архитектуры, ценности, которые переходят из истории человечества. Я продолжаю надеяться на возвращение архитектуры в лоно традиционной художественной культуры. Я пытаюсь это делать через антиэнтропийность.

zooming

Игорь Членов    /|\
СПИЧ, Москва

Для нашего бюро 2023 год оказался очень результативным. Мы завершили несколько значимых для нас объектов – штаб-квартиру банка «Тинькофф» на Грузинском валу в Москве, музейно-храмовый комплекс в Тушино, жилые комплексы «Золотой» и Carre Blanc, комплекс Vesper Tverskaya, фасады нового здания Государственной Третьяковской галереи, а также новый терминал аэропорта «Толмачево» в Новосибирске (руководителем авторского коллектива этого проекта выступил главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов).
Терминал С аэропорта Толмачево
Фотография © Дмитрий Чебаненко / предоставлена СПИЧ

Некоторые из этих построек были отмечены профессиональными наградами: «Толмачево» получил «Золотую капитель», Carre Blanc – диплом фестиваля «Зодчество». Кроме того, продолжили собирать международные награды наши громкие постройки прошлого года – Нижегородские пакгаузы, новое здание штаб-квартиры «Новатэк» и Центр «Зотов» были удостоены International Architecture Award и премии архитектурного журнала A2 Magazine, а также премии «Золотое сечение». Гордимся мы и тем, что стали в этом году лауреатами Архитектурной премии Москвы.
Новое здание штаб-квартиры компании «Новатэк»
Фотография © Дмитрий Чебаненко /предоставлена АБ СПИЧ

Но если не считать кратких перерывов на участие в церемониях награждения, то весь 2023 год мы много и плодотворно трудились над объектами разного масштаба и разного назначения. В нашем портфеле традиционно много проектов, связанных с жилой функцией, однако мы сознательно не ограничиваемся только ими. В этом году работали с нашей командой над контрастными как по функции, так и по масштабу задачами, в том числе над музеями, торговыми центрами, зданиями отелей – как в Москве, так и в других городах России. Участвовали в том числе и в нескольких конкурсах – выиграли далеко не все, но, как говорится, отлично взбодрились в творческом плане. А под конец года провели внутренний архитектурный конкурс и в самом СПИЧе – о его итогах обязательно расскажем в следующем году!

2.
Если же говорить о «внешних» архитектурных событиях года, то традиционно очень радует вектор развития Москвы и то внимание, которое город уделяет развитию общественных пространств, благоустройству и архитектуре. Из объектов, реализованных за прошедший год, особо выделю Первый корпус научно-технологического кластера «Ломоносов» на базе МГУ, павильон «Атом» на ВДНХ, а также открытие новых станций Большой кольцевой линии Московского метро. Среди последних, на мой взгляд, есть несколько очень ярких по своему архитектурному решению объектов, и мне кажется особенно важным, что проекты этих станций (в том числе «Марьиной рощи», рядом с которой расположен наш офис) были выбраны в ходе организованных городом и Москомархитектурой конкурсов.
Станция метро «Марьина роща» («Шереметьевская»)
Фотография © Айнет Владислав / предоставлена AI-architects

Лично я в этом году также принял участие в работе фестиваля «Открытый город» в качестве члена жюри одного из воркшопов – и остался под большим впечатлением от этого смотра, актуальности поднимаемых на нем тем и разнообразии представленных проектов.

zooming

Александр Деринг    /|\
АБ «Классика», Барнаул

1.
Прошедший год для меня был необычным. Я стал дважды советником: общественным советником мэра Барнаула по архитектуре и градостроительству и советником РААСН. Участвовал в архитектурных фестивалях в Новосибирске, Иркутске и Москве, Шерегеше (АРХИГЕШ). Радует строящийся ЖК Локомотив, практически реализованный парк Изумрудный, новые интересные проекты.
ЖК Локомотив
Предоставлено А. Дерингом
Дом Шадрина
Предоставлено А. Дерингом


2.
Отметил, что отметил, что модернизм не сдает позиций ни здесь, ни там. Конечно заметна его «гуманизация», особенно в жилом строительстве. Хотя градостроительные принципы в России меняются очень медленно. Модное слово мастер-план – вероятно это одно из слов года – вводится в регионах в директивном порядке, теряя саму свою суть.

zooming

Георгий Тюгаев    /|\
HADAA, Москва

Уходящий год можно назвать годом страхов и надежд. Кажется, мы все готовились к худшему – что придется туго затянуть пояса и, стиснув зубы, двигаться вперед.
К счастью, большая часть страхов не оправдалась, и в итоге мы столкнулись с совершенно другими вызовами. Предполагая, что количество проектов сильно сократится, мы готовились к чему угодно, но точно не к тому, что под конец года большая часть архитектурных бюро, включая наше, будут глобально расширять команды, активно пробовать новые типологии и работать с зарубежными заказчиками. 

На наш взгляд, самое интересное из того, что произошло в 2023 году – это некоммерческие проекты, где во главе стояло переосмысление пространств и функций. Таким в этом году был фестиваль «Открытый город», где особенно запомнилась работа «Тихие соседи» от Института Генплана Москвы, в которой было прекрасно всё: от очень рационального и бережного подхода к деликатной проблеме погребения до потрясающих визуализаций, сделанных с помощью ИИ.
Крематорий. Воркшоп «Тихие соседи»
Материалы воркшопа фестиваля «Открытый город», кураторы Институт Генплана Москвы

Также стоит особо отметить форум «Казаныш», который расширил свой привычный формат и размыл границы между странами: в результате российская практика и опыт «Глобального Юга» нашли друг друга.

Лично для меня очень приятным событием была обновленная «Арх Москва», где стало по-настоящему интересно.

Внутри нашей команды 2024-й объявлен годом стандартизации процессов и создания внутренней обучающей базы для коллег. Мы очень хотим, чтобы у ребят были пространство и время для ясного осмысления того, что мы делаем, и сохранялся творческий азарт.

zooming

Григорий Иванов    /|\
АБ «Студия 44», Петербург
руководитель направления реставрации и реконструкции


1.
Каждый год – особенный. Сравнивать тяжело. Бывает, что весь год работаешь над каким-то одним основным большим проектом, но бывает, что таких проектов оказывается много, и тогда, конечно, приходится рассчитывать свои силы. Точно могу сказать, что 2023 год был исключительно интересным. Прежде всего, благодаря сирийской Пальмире. По приглашению Института истории и материальной культуры РАН «Студия 44» приняла участие в разработке проекта реставрации этого разрушенного памятника античной архитектуры. Считаю, что была проделана выдающаяся работа, которая дала результат, уникальный не только для России, но и для всего мира. Мы как часть большого коллектива, состоящего из ведущих петербургских специалистов под общим руководством директора Центра спасательной археологии, замдиректора ИИМК РАН Натальи Соловьевой, сделали проект восстановления, который был не только принят ЮНЕСКО и ИКОМОС, но и рекомендован в качестве образцовой методологии, некоего стандарта для работы с памятниками античности. Мы взяли эту профессиональную высоту, и теперь нам, как в спорте, придется соответствовать этому достижению, постоянно подтверждать наш уровень. 

Масштаб нашей научной и реставрационной работы в России в уходящем году был чуть скромнее. Таких глобальных проектов, как Александровский дворец или Восточное крыло Главного Штаба, не было, зато была весьма интересная аналитическая, проектная и художественная работа над музейно-выставочным комплексом «Горэлектротранс». Этот музей планируют построить на Васильевском острове на территории одного из старейших трамвайных парков Санкт-Петербурга. Нам удалось найти и включить в состав исследуемых материалов оригинальный альбом исполнительной документации. Это уникальное издание 1905 года, которое состоит из двух томов, состоящая из конструктивных расчетов и документов с экономическими обоснованиями, а также одного альбома с чертежами. Эти книги содержат полную документацию по трем историческим депо, которые были построены в Петербурге на заре развития трамвайного движения. И одно из этих зданий располагается как раз на нашем участке проектирования. Выявленные иконографические материалы – невероятно ценная находка, поскольку они стали основной теоретической базой, на которую мы опираемся в работе над этим объектом. 

2.
Реставрация в отличие от архитектуры, как правило, привлекает значительно меньше внимания. Если архитекторы сравнивают свои работы на всевозможных архитектурных конкурсах, то у реставраторов такая возможность появляется далеко не всегда. При этом реставрационные процессы в мире не прекращаются и охватывают все новые и новые территории. Пожалуй, самый громкий реставрационный проект (о «нашей» Пальмире я уже рассказал выше) – это реставрация Собора Парижской Богоматери. После пожара, который уничтожил шпиль и старинную кровлю, многие опасались, что Нотр-Дам навсегда утратит свой привычный облик. К счастью, опасения оказались напрасными – сейчас там ведется воссоздание «леса», то есть конструкций кровли, и есть основания полагать, что работа эта будет выполнена на высоком уровне. 

Еще один реставрационный проект, который привлекает внимание, связан с окончанием работ по Парфенону в Афинах. Правда, в этом случае очень много вопросов. Это в чем-то похоже на то, что мы предлагаем по Пальмире, но, кажется, что на Парфеноне они при использовании того же метода анастилоза настолько сильно увлеклись внедрением нового материала, что, по сути, построили новый объект. Мне кажется, что это уже не совсем реставрация, а скорее воссоздание.  

zooming

Валерий Каняшин    /|\
АБ «Остоженка», Москва

1.  
Год прошел, как и все предыдущие, в работе. Три проекта в процессе только у меня одного – у других партнеров еще по нескольку. Все это жилые комплексы. О результате рано судить. Реализация покажет.
 
2.  
В уходящем году в Москве, да и в России в целом, появилось достаточно много хороших, высокопрофессиональных проектов и построек, но назвать что-то из этого особенно заметным или выдающимся я не смог бы. Очевидно, это особенности текущего момента. Похоже, количество все еще важнее качества. Ну, и очень ограниченная типология везде – жилье, жилье, жилье.

В зарубежной архитектурной практике проще отыскать небанальные примеры девелоперской деятельности. Меня, например, удивляет и радует постоянный процесс уплотнения Манхэттена все новыми и новыми оригинальными зданиями. Да, мы знаем, что там полно градостроительных ограничений, но при этом архитектурный  плюрализм просто бьет через край.

Один из ярких  примеров – недавняя жилая постройка Алваро Сизы. Ее простота и нестандартные габариты кажутся парадоксальными. Именно это и провоцирует сильные эмоции. Но вместе с тем понятно, что вне окружающего контекста это здание не произвело бы заметного впечатления.

В этом смысле в Москве и других российских городах старая – массовая – застройка морально устарела, обесценилась, а новая пока только в начале формирования. Это пока «острова». Но перспектива есть.

zooming

Александр Дехтяр    /|\
НПО «Архстрой», Нижний Новгород
 
1.
Творческая повседневность делится скорее не по годам, а по проектам. В отличие от клерикалов и садоводов, инвесторы и девелоперы не привязаны к циклам небесных светил :-). И все же с удовлетворением должен отметить появление жанрового разнообразия в нашем портфеле. Традиционное жилье разных категорий дополнилось отелями, объектами культуры и питания. Это освежает творческий процесс, расширяет круг партнеров, обогащает новыми знаниями. 

2.
Все более активное появление на нижегородской градостроительной панораме федеральных девелоперов, а с ними и коллег из других городов, сделало архитектурную жизнь более оживленной и разнообразной. Прежде всего это коснулось экспертной деятельности, а в проектной сфере предоставило новые возможности для коллаборации. Разумеется, это поднимает уровень конкуренции, но, одновременно, служит отличным стимулом для развития и повышения творческого потенциала.

zooming

Евгений Новосадюк    /|\
АБ «Студия 44», Петербург

1. 
Год прошел в достаточно интенсивной работе. Правда, не все объекты пошли. Было несколько интересных предложений, но в итоге работа по ним встала на паузу. Общая ситуация нестабильная, и это отражается на том, как чувствуют себя заказчики: постоянно появляются новые вводные, меняются обстоятельства, сроки реализации сдвигаются. 

При этом в стране наблюдается усиление «любови» к мега-проектам, которые требуют комплексной работы большой команды архитекторов и смежников. Для нас участие в подобных больших проектах – обычная практика, и могу сказать, что очень многое при их реализации зависит от компетентности всех участников процесса. Есть положительные примеры взаимодействия на разных уровнях, когда у всех участников есть общее понимание того, как должен развиваться проект. Для нас таким в этом году стал туристический кластер «Санкт-Петербург Марина». Но бывают и абсолютно непредсказуемые ситуации, когда команда заказчика вдруг принимает необоснованные и непоследовательные решения. Самое важное осознавать, что при разработке мега-проектов риск мега-ошибки увеличивается в разы и полученный в итоге результат может сильно удивить всех участников процесса. 

2.
Если говорить о главных впечатлениях года, то они, прежде всего, связаны с тем, что мне удалось побывать во многих отдаленных городах и регионах (посетить Владивостоке, посетить кампус ДВФУ, съездить в Иркутск и увидеть Байкал, были еще Нижний Новгород, Казань, Геленджик и это далеко не полный список).

Можно сказать, что сейчас сложилась возможность узнать свою страну по-настоящему. Все чаще обращаю внимание на небольшие региональные мастерские, которые сосредоточены на вдумчивой, интеллектуальной архитектуре и не гонятся за большими объемами. Очень радует, что в России постепенно складывается практика таких, я бы сказал, «альтруистских» проектов, когда местный меценат совместно с архитекторами искренне стремятся сделать свой родной город лучше. Нагорный парк во Владивостоке – очень хороший тому пример, искренне рад за ребят и желаю им продолжения успешной реализации. 

2.
Мне кажется, что сейчас в целом архитектура находится на распутье. Происходит смещение в сторону дизайна, что очень редко приводит к положительным результатам. Посмотрите на итоги Международного архитектурного фестиваля WAF-2023. Чуть ли не 70% из всего того, что было отмечено жюри, а, значит, профессиональным сообществом, не относится, на мой взгляд, к тому понятию архитектуры, которое мы вкладывали в это слово еще лет десять назад. Если раньше существовала так называемая «бумажная архитектура», и все понимали, что это проекты интеллектуальные, проекты-размышления, проекты-манифесты, не для реализации, но требующие от зрителя не менее высокого уровня образованности и насмотренности, чем у автора. То сейчас им на смену пришли концептуальные проекты, как правило, очень яркие по своей «упаковке», но без глубины, без серьезного структурного основания, очень поверхностные. Но они легко воспринимаются заказчиком и публикой, которые вряд ли будут утруждать себя поиском глубинных смыслов и архитектурных реминисценций.  Как результат огромное количество проектов, апеллирующих к природе, и нещадная эксплуатация символов, связанных с тем или иным местом. Это привлекает внимание, но в итоге многие из таких зданий оказываются «Домом-уткой», только в версии 2.0.

Из интересной зарубежной практики назову несколько имен: это швейцарский архитектор Кристиан Керез, а также Амин Таха из Великобритании. Если говорить о бюро, то это Vector Architects из Китая, испанцы с Балеарских островов IBAVI и  индийская Studio Mumbai. Потеря года – это смерть Балкришна Доши, первого индийского архитектора, получившего в 2018 году Прицкеровскую премию. 
 
zooming

Амир Идиатулин    /|\
IND architects, Москва

1.
Год был насыщенный и интересный. Мы выиграли несколько международных конкурсов, в том числе на проектирование крупной инновационной школы в Дубае. Это был челлендж для нас – проектировать объект в принципиально иных условиях, с новыми нормами. Где нужно защищаться от солнца, а не ловить его, думать о естественном охлаждении помещений, а не о сохранении тепла, и так далее. Словом, пришлось развивать свои знания и навыки и по-новому смотреть на многие задачи.
 
Мы получили возможность работать с новыми типологиями, в частности, спроектировали креативный кластер в Эр-Рияде. Этот проект, как и дубайская школа, вызывает сегодня интерес профессионального сообщества и уже получил несколько международных наград.

Год был интересен тем, что мы подробно углубились в тему Light Industry, предполагающую создание в городах новых мест приложения труда. В конце года наш крупный проект технопарка в Москве был одобрен МКА.

Еще один наш московский проект также получил одобрение. Это первый для нас масштабный объект в сфере высотного строительства, который будет реализован в Центральном административном округе столицы.

Мы также продолжали успешно работать над мастер-планами городов, крупных районов и туристических территорий. Здесь наибольший интерес вызывает проект «Новый Шерегеш», включающий в себя туристический кластер, трассы для катания и необходимую инфраструктуру. 
 
Из вызовов нам пришлось столкнуться с тем, что заказчики стали сокращать сроки на проведение конкурсов. Это негативно сказывается на качестве проработки деталей проектов.
 
В целом, я доволен творческими итогами года IND. Мы не боялись браться за новое, ходить неизведанными тропами и открывать для себя новые перспективы.
 
2. 
В этом году мы заметили несколько интересных тенденций:
– Увеличение внимания к социальным вопросам. Заказчики стали все чаще интересоваться, как проекты могут способствовать созданию рабочих мест и улучшению качества жизни людей. Это говорит о том, что архитектура и градостроительство все больше рассматриваются как инструменты для решения социальных проблем.
– Развитие новых технологий. Мы видим повсеместное расширение применения информационных технологий, совершенствование BIM, начало массового использования нейросетей.
– Появление новых материалов, методов строительства и способов проектирования, которые позволяют создавать более эффективные и экологичные здания и городские пространства.
– На международном рынке, где мы также активно работаем, растет роль устойчивого развития, экологии и энергоэффективности. Думаю, эти тенденции постепенно будут нарастать и в России. Архитектура и градостроительство будут все больше ориентироваться на социальные и экологические аспекты, а также использовать новые технологии для создания более комфортных и устойчивых решений для комфортной жизни людей в новом, стремительно меняющемся мире.

zooming

Юлий Борисов    /|\
UNK, Москва

1.
В этом году завершен и открыт павильон Росатома на ВДНХ – для нас это знаковая работа, наша гордость, – потому, что стройка шла долго и еще, что важнее, потому что павильон удалось реализовать качественно и так, как он был задуман. Не могу сказать, что в нашей стране этого часто удается добиться. А объект уникальный, сложный, так что, думаю, нам есть, чем гордиться.
Павильон «Росатома» на ВДНХ, проект
© UNK project

Кроме того, мы переехали – у нас новый «дом-теремок». Офисов такого масштаба и сложности у нас еще не было. Мы начинали с лофтов, потом был офис на корабле, в бывшем цеху; в минимализме офис тоже был. Сейчас – в памятнике архитектуры, и это новый интересный опыт. Я и сам его сейчас переживаю: любопытно понять, как работа в исторических пространствах может повлиять на креативность; хотя умозаключения делать рано, поймем попозже, через год... Между тем возможность собрать всех вместе в таком классном объекте, – конечно, приятна.
  
2.
Я бы сказал, что сейчас в России среда стала более благоприятной для российских архитекторов. Существенно ослабла конкуренция с иностранными архитекторами – что, с одной стороны, удобно и приятно, но с другой стороны, это тоже необходимо понимать, плохо, поскольку возникает соблазн снизить планку качества.
 
Востребованность российских архитекторов сейчас высокая как никогда – и, как следствие, ведущие архитектурные бюро имеют возможность выбирать заказчиков, а не наоборот. По себе точно знаю. Не заказчик выбирает архитектора, а архитектор заказчика. Так было раньше во многих странах, но российском архитектурном рынке я такое наблюдаю впервые.  
 
zooming

Олег Шапиро    /|\
Wowhaus, Москва

1.
В 2023 случилось 15-летие нашей творческой деятельности. Чтобы отрефлексировать ее итоги, мы совместно с журналистом Юрием Сапрыкиным записали подкаст «Право на город». Смотря сквозь призму своего опыта, мы попытались поговорить с разными специалистами о том, как живет город, как он менялся, как будет развиваться, какие в нем есть проблемы. Все, что мы поняли за 15 лет, мы попробовали рассказать и обсудить с коллегами в этом подкасте. Четыре эпизода уже можно послушать, остальные выйдут уже в начале 2024 года. Для нас это важная работа. 

Год у нас получился насыщенным. За этот год мы поучаствовали в максимальном количестве конкурсов, и это были интересные вызовы. Мы гордимся, что выиграли во многих из них.
Концепция реконструкции Красноярского театра оперы и балета им. Д.А. Хворостовского
Wowhaus

Развитие больших территорий, проектирование объектов культуры – одни из наших любимых типологий. В 2023 мы особенно много трудились над последними. 

Весь год мы упорно работали над проектом Татарского Государственного Академического Театра имени Галиасгара Камала в Казани и почти закончили его, там уже начинается стройка.
Театр Камала в Казани. Конкурсный проект, 2022
Wowhaus, Kengo Kuma & Associates, Werner Sobek AG, ПТМ Архитектора Бакулина Германа Алексеевича

В этом году мы выиграли конкурс на реализацию общественно-культурного центра на Камчатке, сейчас участвуем в подготовительных работах и ожидаем начала реального проектирования. Проектируем новый большой художественный музей на берегу Амура в Хабаровске. В Красноярске мы победили в конкурсе на реконструкцию оперного театра им. Хворостовского.

Мы часто говорим, что новые объекты культуры –  это центры активности городов. Эти точки меняют его изнутри. Сейчас мы пытаемся менять города изнутри, участвуя в подобных проектах. 

Снаружи город регулируется мастер-планированием. Им мы тоже занимаемся. Это интересная работа, глобальная и для нас достаточно новая. Мы сделали мастер-планы для нескольких туристских территорий, занимаемся такими городами, как Нижнекамск и Тобольск.

Мы продолжаем обустраивать большие территории. С этого года мы начали проектировать жильё. Мы всегда гордились тем, что Wowhaus – комплексное бюро, которое может делать проекты в любом масштабе, от дизайна до городского планирования. Мы с удовольствием расширили темы своей деятельности, открыли для себя новые смыслы и новые направления. Интерес к профессии за 15 лет не утратился.

В этом году особенно ощутимо, что бюро Wowhaus занимается изменением городов во всем их многообразии: культурной жизни, среды, центров активности, производственной части, ну и в целом планированием. Кажется, что 2023 в архитектурном смысле был прожит не зря и в следующий год мы смотрим с оптимизмом.

2.
Мы много времени проводим в Москве – здесь базируется Wowhaus. Большое количество местных музеев решили преобразоваться: это и Третьяковка, и Пушкинский, и музей Бахрушина. К сожалению, процесс реконструкции и реновации по разным причинам оказался довольно длительным. Мы наблюдаем, как все строится, но ничего не открывается. Открылось одно пространство – Центр Зотов. Конечно, это не классический музей, но это большая выставочная площадка, которая живет полноценной жизнью. Это достойный, целостный архитектурный проект. Мы рады, что среди ожидаемых музеев открылось что-то очень хорошего качества. 
Центр изучения конструктивизма «Зотов» (хлебозавод №5)
Фотография © Дмиртий Чебаненко / предоставлена СПИЧ

Нас как людей, связанных с городом во всех его проявлениях, завораживают темпы и качество развития всей транспортной инфраструктуры города Москвы: от метро до объединенных с ним наземных железных дорог. Теоретически все давно понимали, что делать, но очень важно превратить знания в практику. Для этого нужна большая воля и серьезная квалификация массы людей. Видимо, Москва наконец созрела для этого. Все происходит на наших глазах. Мне кажется, это очень большое, не локальное событие.

Архитекторы Wowhaus, которые сейчас получают научную степень, вместе со всей командой отрефлексировали нашу деятельность и обнаружили, что мир ощущает себя в индустриальной реальности. Оказывается, планета вошла в неоиндустриальную эпоху. Все страны снова конкурируют за большие производства, но теперь это экологически нейтральная промышленность, очень мощная, но совершенно не человекоемкая. 

Удивительно, но в этом году мы много работали с производственными территориями. Мы занимались не преобразованием промышленных площадей в жилье, как все привыкли, а развитием производственных территорий. Суперпромышленность становится эффективнее, чище. Людей, работающих на производстве, становится все меньше, но это уже совсем другой тип квалификации сотрудников. Новые собственники ценят людей. Поэтому тема развития промышленных территорий, на наш взгляд, в ближайшие годы будет только развиваться.

Россия – большая страна, и основной ее проблемой было отсутствие связи между регионами. Сейчас либо уже создано, либо достраивается много удобных и рациональных аэропортов. Растет внутренний туризм: перемещений людей внутри страны стало намного больше. Есть энтузиасты, которые развивают туристическую индустрию. 

Wowhaus проектно занимается созданием туристической инфраструктуры в Ингушетии, Чечне, Дагестане, на Камчатке, в Алтае. Между этими населенными пунктами находится гигантская почти пустая территория. Возможно, это неплохо, потому что пустота – это главная роскошь современного мира. Кроме того, в Сибири есть огромное количество красивейших природных мест, в них бывает нелегко добраться, но в некоторых из них уже есть гостиницы и другие объекты вполне современного уровня комфорта и их становится больше. Страна узнает себя, и это очень хорошо. 

zooming

Анна Иванова    /|\
Институт Генплана Москвы, Москва

В 2023, как и в прошлые годы, перед нами стояла ключевая задача – улучшение качества жизни людей. Сюда входят и удобство передвижения горожан, и комфортная среда, и транспортная доступность. 

Рациональное и эффективное развитие территорий, а также комплексное переосмысление возможностей и интеграция их в городскую жизнь – это все то, над чем трудились наши специалисты. 

Проектов было много, и мы рады, что у нас есть возможность работать в абсолютно разных точках нашей страны: в Якутске, Казани, Севастополе, Оренбурге и многих других городах. 

Страна развивает внутренний туризм. В свете этого запроса Институт Генплана Москвы принял участие в масштабной разработке мастер-плана агломерации Кавказских Минеральных Вод. Мы создали концепцию трансформации зон отдыха Эльбруса, Мамисона и Армхи на Кавказе с учетом целостного и узнаваемого облика региона. Это лишь малая часть тех проектов, что мы делали. 

Отдельным пунктом стояли вопросы развития Новой Москвы, формирования там внеуличного скоростного транспорта и каркаса улично-дорожной сети. Синхронизация планов развития, определение потенциала развития и возможных точек роста на этой территории позволит создать единый город в одних границах с общими стандартами качества жизни.

zooming

Михаил Разумовский    /|\
APRELarchitects, Москва

1.
Для нашего бюро этот год был интересным и очень продуктивным. Нам удалось сделать много проектов разного масштаба и поучаствовать в интересных конкурсах, о которых пока нельзя говорить. Несколько проектов были связаны с объектами культурного наследия, и здесь нам пригодилась лицензия Министерства культуры РФ, которую нам удалось получить в начале года. После первого этапа реализации открылся большой наш проект – торговый городок в Рязани. Здесь не все удалось реализовать, как хотелось, но результат все равно впечатляет и является важным этапом в развитии нашей команды. 

Впервые в этом году прошли со своим проектом Госэкспертизу и получили положительное заключение. А еще наши реализованные проекты получили несколько премий: взяли две премии на АРХИWOOD и первое место на форуме «РЕБУС» в конкурсе лучших практик девелопмента в исторической среде. Это приятно.
Обновление общественных зданий в Ферапонтово
Фотография © APRELarchitects / предоставлена АрхиWOOD


2.
Из важного в этом году мы для себя отметили «Архитектон», как событие, сделанное архитекторами для широкого круга людей. Сделанное интересно, живо, с кураторскими экспозициями и рефлексией на тему прошлого, настоящего и будущего.

Также приятно удивила Первая сельская биеннале современного искусства в Палехе. Кажется, это важная точка, фиксирующая выход темы развития малых территорий на новый уровень. Очевидно, что проектов, развивающих локальные истории и создающих точки роста вдали от столиц, становится все больше. И это не может не радовать.  

Важный проект-инспиратор – Interventions in Monte от Studio SER про небольшие архитектурные вмешательства в среду маленькой деревни.  

И напоследок, конечно, нельзя не отметить получение в этом году Притцеровской премии в области архитектуры Дэвидом Чипперфильдом.
 
zooming

Петр Советников    /|\
Katarsis, Петербург 

Окружающая действительность становится все более зловещей, но профессия дает нам уютность и смысл. По крайней мере пока. Проектов много. Радует, что все-таки больше становится потенциальных реализаций. 

Всегда хотели придумать постоянный объект в Никола-Ленивце, и в этом году сделали для Архстояния. Под кодовым названием «Русское имперское» или «Дом Обелиск». Постарались честно выразить противоречивые мысли и чувства в максимально простой форме. Теперь можно сказать, что в рамках одной рощи образуется странный триптих из русских: бедного, идеального и имперского.

В Петербурге с большим успехом в Манеже прошел «Архитектон». Было очень душевно и приятно. При этом все на высоком экспозиционном уровне и с отличной программой. Прекрасное, объединяющее событие.

По укоренившейся традиции, каждый год в нашем городе сносят лучшие образцы советского модернизма. Теперь это Ленинградский дворец молодежи. Считаем это преступлением.

В Москве достроили за прошедший год много новых эффектных и дорогих домов и это хорошо.

Мир в целом становится все более разделенным сложными противоречиями. Может быть поэтому особенно порадовал недавно открывшийся парк на острове в Копенгагене от замечательного бюро Cobe. Душевный, сказочный проект, как-будто даже с некоторой долей доброго юмора.
Опера-парк
Фото © Francisco Tirado


zooming

Сергей Гнедовский    /|\
ПНКБ: Архитектура и культурная политика, Москва

1.
Год прошел в поисках пространственного и художественного образа Музея Поля. Так мы называем второю очередь музея на Куликовом поле, над которой сейчас работаем. Конкретика места и широта смыслов заставляли искать архитектурную метафору.
 
Там – огромное, сложное, содержание и непростой участок. А также борьба между натурализмом и формализмом: хочется сделать музей понятным для всех и в то же время обобщенным – в этих метаниях мы и провели практически весь год.
 
2.
Из того, что происходит у нас в стране – судя по «Зодчеству», мне кажется, архитектура стала контекстуально осмысленной, приближенной к реальному месту. А также и к мировому уровню материалов и технологий. Есть очень хорошие примеры.
 
Должен сказать, меня очень впечатлило издание, сделанное Московской перспективой – «Зодчие о будущем». Там хорошие высказывания наших архитекторов: Сергея Скуратова, Ильи Уткина; особенно меня впечатлила Дарья Листопад из бюро Megabudka, она очень хорошо мыслит, на мой взгляд.  
 
Если говорить о мировой архитектуре в целом, я бы так сказал: в сегменте массового строительства растет и развивается такое явление, как алчность девелопмента. Но вы же этого не озвучите… В условиях некоего цивилизационного кризиса, слома, который мы переживаем сейчас, это очень чувствуется. Но еще больше заметна амбициозность проектов, особенно в странах Востока и Китая, которые пренебрегают любыми национальными, культурными, этническими традициями. Преобладают амбиции, мультикультурные ценности, в плане архитектурной образности – параметрия. Все это доминирует над культурной идентичностью. Восток хочет показать свое доминирующее положение над слабеющим Западом. Отсюда объекты, которые поражают оригинальностью и масштабом. В сущности, это победа над здравым смыслом и человеческими потребностями. Эмираты, Китай… The Line, «Новая Мурабба», вторая высотная башня в Дубае, самое крупное общественное здание в Китае, или вот мегаполис Чунцинь, где собрано больше 30 млн человек, и так далее. Все это амбиции. Я специально съездил в Пекин посмотреть здание оперы, и понял замысел: она стоит посреди бассейна – нам показывают солнце, поднимающееся с Востока.

zooming

Елена Мызникова    /|\
MARKS Group, Москва

1.
2023 стал для меня годом трансформаций и изменений. Изменилась моя команда, и масштабы проектирования выросли вместе с задачами. Я стала главным архитектором «MARKS GROUP», в связи с чем появилось более обширное проектирование среды, включающее мосты, набережные, объекты транспортной инфраструктуры, КРТ, большое количество сложных и знаковых объектов, которые мы проектируем под ключ в одной компании.
 
Из объектов, одобренных в предыдущие годы и разработанных в ТПО «Прайд», началось строительство Академии хоккея Александра Овечкина в Мневниках, строится lCity, СБЕР Сити на Кульнева, сдали 3 корпуса МГТУ им Баумана, получили архитектурную премию Москвы за Бауманку. Ждем ввода остальных корпусов в 2024 году и радуемся тому, как получаются новые здания Университета и создаются общественные пространства Басманного района.
Новый Научно-образовательный корпус МГТУ
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру


2.
Что касается общей ситуации в проектировании, мы активно взаимодействуем с заказчиком и городом с самого начала каждого проекта, стремясь найти баланс в решениях, которые устроят всех.
 
Особое внимание уделяется высотным зданиям, придающим городскому пространству яркий и выдающийся облик.
 
Что нового?
 
Я бы отметила технологии в 2023.
 
Первое – архитекторы активно занялись исследованием нейросетей в проектировании. Это было яркой темой исследований года. Нужно уделять время тестированию новых технологий искусственного интеллекта и постепенно внедрять их в свои обычные процессы, от этого не уйти.
 
Второе, это реальные технологические новинки в российских компаниях. Одна из новинок – уже появились 12-метровые стекла в России, и готовятся к выходу 18-метровые. Причем появились они после того, как поставки крупноформатных стекол из-за рубежа стали совсем проблематичными. На одном из моих проектов фасадная компания инициировала создание нового оборудования вместо того, чтобы оптимизировать архитектурные решения, ввиду невозможности доставки из-за рубежа.

  
zooming

Антон Ладыгин    /|\
АБ «Народный архитектор», Москва

1. 
Если начинали год как-то неопределенно, то к концу года наметилось отличное движение по главным для нас направлениям. Рад, что запустили новые проекты с историческим наследием. После Манежа и Грота в саду имени Баумана, получивших в этом году награды, это выглядит системным и последовательным развитием бюро.
Реставрация Звенигородского манежа
Фотография © Арсений Россихин / предоставлена Архитектурное бюро «Народный архитектор»

Сформировали сильную команду по работе с мастер-планами, этот жанр нам тоже интересен, так как не зарегламентирован, как прочие градостроительные дисциплины, и можно найти простор для творчества, делать на драйве. Отдельно стоит упомянуть проекты навигации – это уже совсем отдельная история, связанная и с наследием, и с предметным и графическим дизайном. Жанр тоже не так давно сформировался как отдельное направление, поэтому наш опыт позволяет успешно сотрудничать и с гос, и девелоперами, и коллегами-архитекторами. И в портфеле сейчас интереснейшие кейсы. Ну и конечно этот год весь связан с проектированием технопарка Космос в Волгограде, крупнейший  в истории бюро проект общественного здания.
 
2. 
Из здешнего понравился павильон Атом. Импонирует такой современный модернистский подход, все в классных материалах – уважение UNK и нашему городу, что позволяют себе такое.

В мире лично я оценил Дом венгерской музыки Фуджимото. Очень удачный вариант на тему растворения архитектуры в природе. И рядом с ним музей этнографии венгерского бюро Napur, который мне показывал его автор Марсель Ференц. Все завершено в 2022 году – и получилось без преувеличения главное место силы Будапешта.
Дом музыки в Будапеште
Фото © Liget Budapest

 
zooming
Илья Машков
АБ «Мезонпроект»

Илья Машков    /|\
АБ «Мезонпроект», Москва

1.
2023 год прошел в соответствии с нашей стратегией развития: мы неизменно делали мир лучше, расширяли географию объектов, в основе каждого проекта – уникальность: архитектуры, места, технических решений, функций.

Два знаковых объекта в Москве получили одобрение руководства города, мы выиграли конкурс на лучший архитектурно-художественный облик водно-оздоровительного центра в Иркутске, приступили к аналогичной работе в Мурманске, успешно представили проект центра молодежи в Орле, концепция четырех высоток, 150–200 метров, на Новой Риге в Московской области, получив одобрение Градсовета, перешла на следующую стадию проектирования.
Гостиница с водно-оздоровительным центром в Иркутске
© Мезонпроект

И конечно, проекты средне- и малоэтажных жилых зданий, концепции развития территорий, как и прежде, наполняют наше портфолио за 2023 год.

Значительную часть моей жизни занимает общественная деятельность в рамках Союза архитекторов, Ассоциации проектировщиков Московской области. Провели первый форум архитекторов и проектировщиков Средней Азии – в Бишкеке, подписали соглашение с ТПП ХМАО о создании Ассоциации проектировщиков ХМАО, провели 7 форум проектировщиков Московской области, конкурс на лучший социальный объект 2023.

Главное, как мне кажется, удается удерживать высокие этические стандарты в среде проектных организаций, входящих в Ассоциацию. У нас уже не прилично не позвонить коллеге, если заказчик обращается с предложением поработать на площадке, где уже работает кто-то из АПМО. Взаимная дань уважения и возможность обменяться информацией позволяют создать действительно профессиональную среду, отстаивать интересы архитектуры на новом уровне.
 
2.
Из интересного в мире.
 
В первую очередь – школа-победитель WAF, построенная в Китае (авторы Approach Design Studio). Такое использование пространства можно считать архитектурно-инновационным. Материальная иллюстрация тезиса Нельсона Манделлы: худшим районам нужны лучшие школы.
Huizhen High School, Нинбо, Китай. Мастерская Zhejiang University of Technology Engineering Design Group
© Approach Design Studio / предоставлено WAF

Для России, учитывая климатические особенности, такие проекты, дополненные закрытым тепловым контуром, очень актуальны – максимальное использование пространства. И, конечно, проект явно демонстрирует – на детских учреждениях нельзя экономить деньги.

Московская область представила на Зодчестве проект комплексного развития территории в авторства DNK ag. Мне кажется, подход заслуживает анализа и масштабирования на федеральный уровень.
Городская набережная. Город на острове
© Архитектурная группа DNK ag

Не могу обойтись без ложки дегтя: в этом году обратил внимание на проведение Всероссийской девелоперской премии «Репутация». До сих пор считал, что такая премия есть одна – «Репутация» имени С.Б. Киселева. Учитывая значение личности Сергея Борисовича для подавляющего большинства архитекторов, предлагаю возродить ее. Иначе как-то стыдно.
 

zooming

Максим Гурвич    /|\
ГлавАПУ, Москва

1.
В этом году я активно занимался двумя направлениями: работа с регионами и образовательные программы. 

Регионы. Работа с регионами очень творческая, можно предлагать решения амбициозные и смелые. Но беспокоит, что тот, кто должен эти решения реализовывать, не очень-то стремится это сделать. Как найти тех людей, как раньше говорили «на местах», которые смогут и возьмутся продвигать все эти решения в жизнь? Это главный вопрос, когда опытный и амбициозный столичный проектировщик взаимодействует с регионом. Надеюсь в будущем поработать в региональной повестке и попытаться решить это противоречие, найти точки соприкосновения интересов.
 
Образование. На рынке действуют различные игроки: девелоперы, архитектурные бюро, большие градостроительные институты и образовательные учреждения, которые готовят кадры для всех этих направлений. Все они как-то взаимодействуют между собой – кроме образовательных учреждений. С чем связано такое дистанцирование?

Да, девелопер должен зарабатывать. И вообще, процесс строительства, как любой бизнес, – про деньги. И да молодые архитекторы – часть этого процесса – им нужно уметь работать с экономической составляющей проекта. Конечно, экономика влияет на образ, фантазии, идеи. Увы, нашей академической среде такая мысль, как будто неприятна. Но самые лучшие циники в будущем получаются из сегодняшних романтиков.

Девелоперам и строителям надо активней включаться в образовательные процессы, иначе кадровый голод, который уже сейчас ощущается на рынке, будет только нарастать.

2.
Москва. Для Москвы этот год – год запуска глобальных транспортных проектов – БКЛ, хорды, МЦД, Южная рокада и т.д. Эти элементы формируют общегородской планировочный каркас, с которым будут работать архитекторы.

Но пока градостроители занимались транспортной инфраструктурой, сформировался запрос на более детальную проработку локальных объектов – общественных пространств, парков, детских площадок. Где-то нужно обновление созданного ранее, где-то эта работа еще не начиналась, это кропотливая работа с другим городским масштабом. В следующем году я планирую работать в этом направлении вместе с командой ГБУ «ГлавАПУ».

zooming

Даниил Лоренц, Наталья Сидорова, Константин Ходнев    /|\
DNK ag, Москва

1.
Как прошел ваш творческий год.

Для компании год прошел очень активно. Наша команда прекрасно поработала.

Мы продолжаем проектировать и строить в Москве. Достроилась долгожданная «Чайка» в ЗИЛАРТе, завершается застройка квартала 9 в Ватутинках, в самом разгаре авторский надзор за проектом с богатой, увлекательной и не всегда простой историей, конкурс выиграли еще в 2012 году! – Бубликом в Сколково.

Вместе с тем, с удовольствием осваиваем новые локации, тем более, что это знаковые места – центральные и исторические части городов, прибрежные территории. И кроме того, очень неравнодушные к результату заказчики, с которыми приятно работать. Вот некоторые из них.

Казань – город активно развивается, с большим вниманием к архитектуре, идентичности и к каждому проекту в отдельности. А наш участок на берегу озера Нижний Кабан в Старо-Татарской слободе, напротив строящегося нового Театра Камала испытывал повышенное внимание со всех сторон. Мы предложили сделать жилой комплекс из нескольких зданий как своего рода городскую усадьбу, открытую на озеро большим двором, а для города – пешеходный бульвар и зеленое пространство вдоль набережной. Успешно прошли все многочисленные ступени согласований и сейчас проект в дальнейшей разработке. 
Концепция жилого комплекса в Казани
© Архитектурная группа DNK ag

Владивосток – город с интереснейшим ландшафтом, энергетикой Тортуги и грандиозными планами. Здесь мы работали над большой территорией на главной трассе города в районе Вторая речка, характер которой проектом сильно обновляется. И прежде всего – это возрождение самой Второй речки (сейчас почти призрак, загрязненный полуручей, полуколлектор). Речка с благоустроенными набережными и мостами становится ключевым общественным пространством высокоплотного района. И над его жилыми кварталами мы продолжаем работу дальше.

В Московской области поработали в нескольких городах и основной проект – это продолжение работы над центральной частью Наро-Фоминска «Город на острове». И здесь тоже основную роль играет вода – река Нара. Ей мы придумали новые разнохарактерные набережные и уже от них отталкивались в концепции самой городской застройки. Проект кроме того оказался флагманским для всей Московской области в качестве примера реального комплексного развития территорий (КРТ). 

Продолжаем осваивать Сибирь. В Тюмени – новый  клубный жилой квартал в  исторической части города, на границе с логом реки Тюменки. В Омске – жилой дом Пушкина 77 на одном из центральных перекрестков города. В этом году завершились согласования и началась реализация.
Клубный дом в центре Тюмени, проект
© Архитектурная группа DNK ag

Саров. Очень отрадно, что Кампус НЦФМ уже активно строится, а ведь с момента завершения конкурса летом 2021 прошло совсем немного времени. В первых общежитиях проекта уже живут студенты, 4-х этажные жилые дома для профессоров тоже, как и общежития, не совсем обычные по конструктиву – деревянные (из панелей СLT) уже почти готовы. Возводятся конгресс центр и здание супер компьютера, а  здание МГУ получило в этом году положительное заключение экспертизы. 
zooming
Национальный центр физики и математики в Сарове, проект, 2023
© DNK ag

С интересом встречаем Новый 2024-й – новые проекты и реализации, новые места и знакомства!

2. Наталья Сидорова: 
Из проектов коллег. Безусловное событие – завершение павильона Росатом на ВДНХ UNK. Понимаю и знаю из рассказов автора, насколько было непросто довести эту реализацию на таком высоком уровне. Из будущих проектов с интересом ожидаю реализации проекта музея «Промышленного прогресса» в Выксе Никиты Явейна – должно получиться фантастически.

Не так активно следила за зарубежными событиями в прессе в этом году. Из увиденного и прочувствованного лично – впечатлили многокилометровые парки-набережные Шанхая с вело-пешеходной инфраструктурой, разнообразным благоустройством и бывшими промзданиями, редевелопментом. Там же в Шанхае – один из любимых Jean Nouvel с точным архитектурно-художественным высказыванием в Henderson CIFI Tiandi.

zooming

2. Константин Ходнев: 
Год оказался богатым на архитектурные впечатления, от суперсовременных городов Китая до фантастических скальных и подземных городов Каппадокии.
Из мероприятий прошедшего года запомнился фестиваль Открытый город, с живыми, разнообразными темами. Безусловно растущая с каждым годом репрезентация идей, подходов, поиска смыслов. Особенно запомнились работы команд курируемые TiArch, Osetskaya.Salov, НИиПИ Генплана, MAP architects. Кстати, довольно много команд использовало нейросети в качестве инструмента, и это подтверждение того, что теперь творчество в обычном понимании этого слова принадлежит не только человеческим существам. Очень интересно насколько революционным для новой  архитектуры, создания среды откажется сотрудничество человека и ИИ.

Из увиденных российских проектов самым сильным как по идее, так и представлению показался проект мечети в Казани от Цимайло Ляшенко Партнеры. 

В прошедшем году можно было увидеть многочисленные качественные реализации объектов в Москве, например: Тессинский – Skuratov architects, Lucky – Проект Меганом, здание кампуса Ломоносов МГУ – авторства Сергей Кузнецов и Иван Греков/ Kamen.
Еще, в этом году в Москве открылся A-house. Дарья Белякова создала уникальный архитектурный объект, клуб, институцию. История на мой взгляд очень вдохновляющая.

Из увиденного не в России, самый вдохновляющий объект – открывшийся в этом году комплекс визуальной культуры M+ в Гонконге по проекту Herzog & de Meuron. Композиция, детали, взаимоотношение с городом – все идеально.

Любопытно было увидеть, как продолжилась идея подвешенных этажей знаменитого здания Гонконгско – Шанхайского банка Нормана Фостера (1985) в штаб-квартире DJI в Шэньчжэне (2023) перейдя от концепции максимального комфорта для человека, к зданию удобному и для дронов. Футуристическая архитектура парящих объемов и деревья в прилегающем парке стали постоянно действующим испытательным полигоном для квадрокоптеров. 

Очень интересно было увидеть и тонкую, поэтическую работу с материалами, чувственным опытом, в проектах связанных с реконструкцией, например, Nantou ancient city, постройки neri&hu в Шеньжене, или Long Museum West Bund по проекту DESHAUS в Шанхае. Кроме грандиозных проектов в Китае есть и более скромные по размерам, но с  аутентичным характером, комбинирующим местные традиции и современный язык и высоким качеством от концепции до реализации. Поиск и изучение таких проектов, может стать увлекательным приключением, и подтолкнуть к размышлению об универсальных и локальных культурных ценностях.
 
zooming

Антон Головин    /|\
АБ «Головин и Шретер», Петербург

1.
Уходящий год сложился для мастерской «Головин и Шретер» удачно. Во-первых, завершен проект реконструкции Инкерманского завода марочных вин. Архитектурная часть вызвала положительные эмоции и одобрение севастопольского Архсовета под руководством губернатора М.В. Развозжаева. Готовимся к реализации. Во-вторых, наш объект «Вилла Петергоф» был отмечен авторитетным жюри на фестивале «Архитектон» MMXXIII как лучший среди реализованных объектов с жилой функцией. В-третьих, у нас есть задел на будущее. 
Вилла Петергоф
Фотография © Алексей Боголепов / предоставлена Архитектурная мастерская Головин & Шретер

В уходящем году, для меня лично, большой честью было быть частью команды по созданию фестиваля «Архитектон» MMXXIII. Фестиваль, организованный Санкт-Петербургским Союзом архитекторов при поддержке партнеров, стал знаковым событием в культурной жизни города. 

Год был успешным и в преподавательской деятельности. Команда студентов кафедры архитектуры Санкт-Петербургского горного университета победила в конкурсе на реконструкцию Мемориального комплекса «Дорога жизни».

Самые сильные архитектурные эмоции уходящего года были получены от винодельни Winepark. Архитектура иногда должна по-хорошему удивлять. Авторам удалось создать, с моей точки зрения, по-настоящему интересную и глубокую в прямом и переносном смысле архитектуру. Геометричная, почти сакральная композиция винодельни дополнена роскошным ландшафтом и обратно. Первое впечатление – сдержанность и скромность в деталях. Скромность – обманчива. Понимаешь это, когда постепенно погружаешься на 20-метровую глубину под землю, а затем по протяженному узкому тоннелю выходишь из подземного царства на залитые солнцем виноградники. Богатство впечатлений обеспечено! Технология и архитектура здесь единое целое. Такой сценарий движения  предопределен гравитационными процессами производства вина. Здесь в хорошем смысле поражает и вдохновляет все. Цельность и простота замысла. Работа со светом и водой, пространством и фактурами. Качество строительства и отделочных материалов вызывают уважение. И даже размеры дверных блоков и витражных заполнений здесь самые габаритные. Не говоря уже о подвешенных в пространстве многотонных винных емкостях. Думаю, это стоит увидеть! 

 
zooming

Кирилл Губернаторов    /|\
Megabudka, Москва

1.
Творческий год прошёл замечательно и очень активно:
 
  • Лучшее архитектурное СМИ года (ТГ канал) по версии Москомархитектуры
  • Серебряный диплом, «Устойчивая архитектора – устойчивое развитие», 2023
  • Финалист, международная премия «Рекорды рынка недвижимости», 2023
  • Лучшее реализованное общественное пространство, Проект Россия, 2023
  • Лучшее реализованное общественное здание, Проект Россия, 2023
  • Лучшее общественное здание, Design.NOW, 2023
  • Запустились продажи по проекту ЖК Stories в Хабаровске
  • Почти достроили несколько очередей ЖК Ялав в Чебоксарах и целое огромное благоустройство среды района
  • Открылся гостиничный комплекс в Кудыкиной Горе по нашему проекту
  • Запустились продажи по проекту ЖК Эльта в Ельце
  • Авторский блок на фестивале Казаныш, Казань
  • Начали проектировать кинокластер МЕТМАШ
  • Почти достроили Mantera, Сочи
  • Выступили экспертами на многих форумах
  • Выступили на ПМЭФ
  • Выступали на МУФ
  • Запустили киноклуб Kinobudka в ЦДА
  • Спроектировали Музей будущего в Сургуте, Музей нефти в Альметьевске
  • Начал активно строиться Сириус парк в Сочи
  • Реализуется благоустройство Голубой аллеи (Сочи)
  • Активная стройка на набережной реки Мзымта (Сочи)
  • Строится театральный сквер в Ульяновске
  • Труба – лучшая детская площадка 2023 года по версии журнала ЛОКУС
  • Лучший дизайн общественного интерьера по версии interior+design
  • Публикации в иностранных журналах
  • Начали продажи маф собственного производства под брендом Ули
  • Открыли представительство и поучаствовали в архитектурной выставке в Сербии
2.
Из наблюдений: всё очень активно развивается.

31 Декабря 2023

Похожие статьи
Сергей Орешкин: «Наш опыт дает возможность оперировать...
За последние годы петербургское бюро «А.Лен» прочно закрепило за собой статус федерального, расширив географию проектов от Санкт-Петербурга до Владивостока. Получать крупные заказы помогает опыт, в том числе международный, структура и «архитектурная лаборатория» – именно в ней рождаются методики, по которым бюро создает комфортные квартиры и урбан-блоки. Подробнее о росте мастерской рассказывает Сергей Орешкин.
Александра Кузьмина: «Легко работать, когда правила...
Сюжетом стенда и выступлений архитектурного ведомства Московской области на Зодчестве стало комплексное развитие территорий, или КРТ. И не зря: задача непростая и очень «живая», а МО по части работы с ней – в передовиках. Говорим с главным архитектором области: о мастер-планах и кто их делает, о том, где взять ресурсы для комфортной среды, о любимых проектах и даже о том, почему теперь мало хороших архитекторов и что делать с плохими.
Согласование намерений
Поговорили с главным архитектором Института Генплана Москвы Григорием Мустафиным и главным архитектором Южно-Сахалинска Максимом Ефановым – о том, как формируется рабочий генплан города. Залог успеха: сбор данных и моделирование, работа с горожанами, инфраструктура и презентация.
Изменчивая декорация
Члены экспертного совета премии Innovative Public Interiors Award 2023 продолжают рассуждать о том, какими будут общественные интерьеры будущего: важен предлагаемый пользователю опыт, гибкость, а в некоторых случаях – тотальный дизайн.
Определяющая среда
Человекоцентричные, технологичные или экологичные – какими будут общественные интерьеры будущего, рассказывают члены экспертного совета премии Innovative Public Interiors Award 2023.
Иван Греков: «Заказчик, который может и хочет сделать...
Говорим с Иваном Грековым, главой архитектурного бюро KAMEN, автором многих знаковых объектов Москвы последних лет, об истории бюро и о принципах подхода к форме, о разном значении объема и фасада, о «слоях» в работе со средой – на примере двух объектов ГК «Основа». Это квартал МИРАПОЛИС на проспекте Мира в Ростокино, строительство которого началось в конце прошлого года, и многофункциональный комплекс во 2-м Силикатном проезде на Звенигородском шоссе, на днях он прошел экспертизу.
Резюмируя социальное
В преддверии фестиваля «Открытый город» – с очень важной темой, посвященной разным апесктам социального, опросили организаторов и будущих кураторов. Первый комментарий – главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова, инициатора и вдохновителя фестиваля архитектурного образования, проводимого Москомархитектурой.
Прямая кривая
В последний день мая в Москве откроется биеннале уличного искусства Артмоссфера. Один из участников Филипп Киценко рассказывает, почему архитектору интересно участвовать в городских фестивалях, а также показывает свой арт-объект на Таможенном мосту.
Бетонные опоры
Архитектурный фотограф Ольга Алексеенко рассказывает о спецпроекте «Москва на стройке», запланированном в рамках Арх Москвы.
Юлий Борисов: «ЖК «Остров» – уникальный проект, мы...
Один из самых больших проектов жилой застройки Москвы – «Остров» компании Донстрой – сейчас активно строится в Мневниковской пойме. Планируется построить порядка 1.5 млн м2 на почти 40 га. Начинаем изучать проект – прежде всего, говорим с Юлием Борисовым, руководителем архитектурной компании UNK, которая работает с большей частью жилых кварталов, ландшафтом и даже предложила общий дизайн-код для освещения всей территории.
Валид Каркаби: «В Хайфе есть коллекция арабского Баухауса»
В 2022 году в порт города Хайфы, самый глубоководный в восточном Средиземноморье, заходило рекордное количество круизных лайнеров, а общее число туристов, которые корабли привезли, превысило 350 тысяч. При этом сама Хайфа – неприбранный город с тяжелой судьбой – меньше всего напоминает туристический центр. О том, что и когда пошло не так и возможно ли это исправить, мы поговорили с архитектором Валидом Каркаби, получившим образование в СССР и несколько десятилетий отвечавшим в Хайфе за охрану памятников архитектуры.
О сохранении владимирского вокзала: мнения экспертов
Продолжаем разговор о сохранении здания вокзала: там и проект еще не поздно изменить, и даже вопрос постановки на охрану еще не решен, насколько нам известно, окончательно. Задали вопрос экспертам, преимущественно историкам архитектуры модернизма.
Фандоринский Петербург
VFX продюсер компании CGF Роман Сердюк рассказал Архи.ру, как в сериале «Фандорин. Азазель» создавался альтернативный Петербург с блуждающими «чикагскими» небоскребами и капсульной башней Кисе Курокавы.
2022: что говорят архитекторы
Мы долго сомневались, но решили все же провести традиционный опрос архитекторов по итогам 2022 года. Год трагический, для него так и напрашивается определение «слов нет», да и ограничений много, поэтому в опросе мы тоже ввели два ограничения. Во-первых, мы попросили не докладывать об успехах бюро. Во-вторых, не говорить об общественно-политической обстановке. То и другое, как мы и предполагали, очень сложно. Так и получилось. Главный вопрос один: что из архитектурных, чисто профессиональных, событий, тенденций и впечатлений вы можете вспомнить за год.
KOSMOS: «Весь наш путь был и есть – поиск и формирование...
Говорим с сооснователями российско-швейцарско-австрийского бюро KOSMOS Леонидом Слонимским и Артемом Китаевым: об учебе у Евгения Асса, ценности конкурсов, экологической и прочей ответственности и «сообщающимися сосудами» теории и практики – по убеждению архитекторов KOSMOS, одно невозможно без другого.
КОД: «В удаленных городах, не секрет, дефицит кадров»
О пользе синего, визуальном хаосе и общих и специальных проблемах среды российских городов: говорим с авторами Дизайн-кода арктических поселений Ксенией Деевой, Анастасией Конаревой и Ириной Красноперовой, участниками вебинара Яндекс Кью, который пройдет 17 сентября.
Никита Токарев: «Искусство – ориентир в джунглях...
Следующий разговор в рамках конференции Яндекс Кью – с директором Архитектурной школы МАРШ Никитой Токаревым. Дискуссия, которая состоится 10 сентября в 16:00 оффлайн и онлайн, посвящена междисциплинарности. Говорим о том, насколько она нужна архитектурному образованию, где начинается и заканчивается.
Архитектурное образование: тренды нового сезона
МАРШ, МАРХИ, школа Сколково и руководители проектов дополнительного обучения рассказали нам о том, что меняется в образовании архитекторов. На что повлиял уход иностранных вузов, что будет с российской архитектурной школой, к каким дополнительным знаниям стремиться.
Архитектор в метаверс
Поговорили с участниками фестиваля креативных индустрий G8 о том, почему метавселенные – наша завтрашняя повседневность, и каким образом архитекторы могут влиять на нее уже сейчас.
Арсений Афонин: «Полученные знания лучше сразу применять...
Яндекс Кью проводит бесплатную онлайн-конференцию «Архитектура, город, люди». Мы поговорили с авторами докладов, которые могут быть интересны архитекторам. Первое интервью – с руководителем Софт Культуры. Вебинар о лайфхаках по самообразованию, в котором он участвует – в среду.
Устойчивость метода
ТПО «Резерв» в честь 35-летия покажет на Арх Москве совершенно неизвестные проекты. Задали несколько вопросов Владимиру Плоткину и показываем несколько картинок. Пока – без названий.
Сергей Надточий: «В своем исследовании мы формулируем,...
Недавно АБ ATRIUM анонсировало почти завершенное исследование, посвященное форматам проектирования современных образовательных пространств. Говорим с руководителем проекта Сергеем Надточим о целях, задачах, специфике и структуре будущей книги, в которой порядка 300 страниц.
Олег Манов: «Середины нет, ее нужно постоянно доказывать...
Олег Манов рассказывает о превращении бюро FUTURA-ARCHITECTS из молодого в зрелое: через верность идее создавать новое и непохожее, околоархитектурную деятельность, внимание к рисунку, макетам и исследование взаимоотношений нового объекта с его окружением.
Технологии и материалы
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Сейчас на главной
Степь полна красоты и воли
Задачей выставки «Дикое поле» в Историческом музее было уйти от археологического перечисления ценных вещей и создать образ степи и кочевника, разнонаправленный и эмоциональный. То есть художественный. Для ее решения важным оказалось включение произведений современного искусства. Одно из таких произведений – сценография пространства выставки от студии ЧАРТ.
Рыба метель
Следующий павильон незавершенного конкурса на павильон России для EXPO в Осаке 2025 – от Даши Намдакова и бюро Parsec. Он называет себя архитектурно-скульптурным, в лепке формы апеллирует к абстрактной скульптуре 1970-х, дополняет программу медитативным залом «Снов Менделеева», а с кровли предлагает съехать по горке.
Лазурный берег
По проекту Dot.bureau в Чайковском благоустроена набережная Сайгатского залива. Функциональная программа для такого места вполне традиционная, а вот ее воплощение – приятно удивляет. Архитекторы предложили яркие павильоны из обожженного дерева с характерными силуэтами и настроением приморских каникул.
Зеркало души
Продолжаем публиковать проекты конкурса на проект павильона России на EXPO в Осаке 2025. Напомним, его итоги не были подведены. В павильоне АБ ASADOV соединились избушка в лесу, образ гиперперехода и скульптуры из световых нитей – он сосредоточен на сценографии экспозиции, которую выстаивает последовательно как вереницу впечатлений и посвящает парадоксам русской души.
Кораблик на канале
Комплекс VrijHaven, спроектированный для бывшей промзоны на юго-западе Амстердама, напоминает корабль, рассекающий носом гладь канала.
Формулируй это
Лада Титаренко любезно поделилась с редакцией алгоритмом работы с ChatGPT 4: реальным диалогом, в ходе которого создавался стилизованный под избу коворкинг для пространства Севкабель Порт. Приводим его полностью.
Часть идеала
В 2025 году в Осаке пройдет очередная всемирная выставка, в которой Россия участвовать не будет. Однако конкурс был проведен, в нем участвовало 6 проектов. Результаты не подвели, поскольку участие отменили; победителей нет. Тем не менее проекты павильонов EXPO как правило рассчитаны на яркое и интересное архитектурное высказывание, так что мы собрали все шесть и будем публиковать в произвольном порядке. Первый – проект Владимира Плоткина и ТПО «Резерв», отличается ясностью стереометрической формы, смелостью конструкции и многозначностью трактовок.
Острог у реки
Бюро ASADOV разработало концепцию микрорайона для центра Кемерово. Суровому климату и монотонным будням архитекторы противопоставили квартальный тип застройки с башнями-доминантами, хорошую инсолированность, детализированные на уровне глаз человека фасады и событийное программирование.
Города Ленобласти: часть II
Продолжаем рассказ о проектах, реализованных при поддержке Центра компетенций Ленинградской области. В этом выпуске – новые общественные пространства для городов Луга и Коммунар, а также поселков Вознесенье, Сяськелево и Будогощь.
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
Образ хранилища, метафора исследования
Смотрим сразу на выставку «Архитектура 1.0» и изданную к ней книгу A-Book. В них довольно много всякой свежести, особенно в тех случаях, когда привлечены грамотные кураторы и авторы. Но есть и «дыры», рыхлости и удивительности. Выставка местами очень приятная, но удивительно, что она думает о себе как об исследовании. Вот метафора исследования – в самый раз. Это как когда смотришь кино про археологов.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Сады как вечность
Экспозиция «Вне времени» на фестивале A-HOUSE объединяет работы десяти бюро с опытом ландшафтного проектирования, которые размышляли о том, какие решения архитектора способны его пережить. Куратором выступило бюро GAFA, что само по себе обещает зрелищность и содержательность. Коротко рассказываем об участниках.
Розовый vs голубой
Витрина-жвачка весом в две тонны, ковролин на стенах и потолках, дерзкое сочетание цветов и фактур превратили магазин украшений в место для фотосессий, что несомненно повышает узнаваемость бренда. Автор «вирусного» проекта – Елена Локастова.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
IPI Award 2023: итоги
Главным общественным интерьером года стал туристско-информационный центр «Калужский край», спроектированный CITIZENSTUDIO. Среди победителей и лауреатов много региональных проектов, но ни одного петербургского. Ближайший конкурент Москвы по числу оцененных жюри заявок – Нижний Новгород.
Пресса: Набросок города. Владивосток: освоение пейзажа зоной
С градостроительной точки зрения самое примечательное в этом городе — это его план. Я не знаю больше такого большого города без прямых улиц. Так может выглядеть план средневекового испанского или шотландского борго, но не современный крупный город
Птица земная и небесная
В Музее архитектуры новая выставка об архитекторе-реставраторе Алексее Хамцове. Он известен своими панорамами ансамблей с птичьего полета. Но и модернизм научился рисовать – почти так, как и XVII век. Был членом партии, консервировал руины Сталинграда и Брестской крепости как памятники ВОВ. Идеальный советский реставратор.
Города Ленобласти: часть I
Центр компетенций Ленинградской области за несколько лет существования успел помочь сотням городов и поселений улучшить среду, повысть качество жизни, привлечь туристов и инвестиции. Мы попросили центр выбрать наиболее важные проекты и рассказать о них. В первой подборке – Ивангород, Новая Ладога, Шлиссельбург и Павлово.
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.