WAF 2023: исцеление

Главные премии Всемирного фестиваля архитектуры взяли проекты, направленные на оздоровление окружающей среды и исправление ошибок прошлого: школа-парк в Нинбо, башня-«пробиотик» в Каире и ливневый парк на месте табачной фабрики в Бангкоке. Еще одна тенденция – условно «незападные» страны как место приложения концепций архитекторов. Самое заметное представительство в этом плане у Ирана.

mainImg
В Сингапуре подвели итоги Всемирного фестиваля архитектуры, презентации и защиты проходили в здании-иконе Marina Bay Sand. Тема этого года – «Катализатор»: организаторы рассматривали архитектуру как источник полезных изменений, способный влиять на окружающую среду на благо отдельных людей и человечества в целом.

В этом году вновь не было представлено проектов из России или на ее территории, зато чуть ли не каждый второй – для стран Ближнего Востока, Африки или Азии. В шорт-лист попало три работы бюро TCHOBAN VOSS Architekten GmbH для Германии: расширение синагогиВальдорфская школа и многофункциональный центр.

На сайте WAF доступны записи некоторых выступлений из деловой программы фестиваля, а здесь можно подробнее ознакомиться подробнее с победителями всех категорий. Мы же коротко рассказываем о проектах, взявших главные награды.  
 

***

 

Здание года

Школа Huizhen High School в Нинбо, Китай
Мастерская Approach Design Studio и Zhejiang University of Technology Engineering Design Group


Школа-интернат, рассчитанная на 30 классов, построена в городе Нинбо с населением больше восьми миллионов человек. Однообразная среда, нехватка образовательных учреждений, высокая конкуренция при поступлении в вузы – все это влияет на проектировании и обычно выводит на первое место принцип «эффективность прежде всего». Однако в данном случае архитекторы посчитали, что при существующих учебных нагрузках и давлении, связанном с будущим, детям жизненно необходимо некое противоположное по смыслу пространство, где они смогут легитимно тратить время «впустую», но с пользой для ментального и физического здоровья. 
Huizhen High School, Нинбо, Китай. Мастерская Zhejiang University of Technology Engineering Design Group
© Approach Design Studio / предоставлено WAF

Кампус представляет собой уравновешенную систему. Школе, ответственной за обучение, отведено максимально эффективное, но компактное пространство. «Сжав» ее, архитекторы освободили место для многоуровневого парка с извилистыми переходами, щедрым озеленением, которое буквально окутывает гуляющего, а также «домиками на деревьях» – они играют роль не только укрытия, но и менее формальных аудиторий. Пути между классами – не «кратчайшая прямая линией между двумя точками», а прогулка по лесу, способная привнести разнообразие в рутинный день.

На кровле учебных корпусов сформирован еще один парк – с амфитеатрами и беговыми дорожками сформирован. С этого «острова» хорошо видно небо, зелень дворов и прилегающие городские кварталы.
Huizhen High School, Нинбо, Китай. Мастерская Zhejiang University of Technology Engineering Design Group
© Approach Design Studio / предоставлено WAF
  • zooming
    Huizhen High School, Нинбо, Китай. Мастерская Zhejiang University of Technology Engineering Design Group
    © Approach Design Studio / предоставлено WAF
  • zooming
    Huizhen High School, Нинбо, Китай. Мастерская Zhejiang University of Technology Engineering Design Group
    © Approach Design Studio / предоставлено WAF
     
 
Победители категорий в номинации «Постройка»
  • zooming
    1 / 18
    CREATIVE RE-USE: Kaomai Museums and Tea Barn, Чиангмай, Таиланд. Мастерская PAVA architects
    Photo by © Spaceshift Studio / предоставлено WAF
  • zooming
    2 / 18
    CIVIC & COMMUNITY: Taiwan – Reyhanli Centre for World Citizens, Рейханлы, Турция. Мастерская Chen-Yu Chiu and the team of Studio Cho
    Photo be © Taiwan – Reyhanli Centre for World Citizens / предоставлено WAF
  • zooming
    3 / 18
    SPORT: Quzhou Stadium, Хучжоу, Китай. Мастерская MAD Architects
    Photo by © CreatAR Images; Aogvision / предоставлено WAF
  • zooming
    4 / 18
    HOUSING: 547 West 47th Street – The West Residential, Нью-Йорк, США. Мастерская concrete amsterdam
    Photo by © Ewout Huibers / предоставлено WAF
  • zooming
    5 / 18
    SCHOOL: Huizhen High School, Нинбо, Китай. Мастерская Zhejiang University of Technology Engineering Design Group
    © Approach Design Studio / предоставлено WAF
  • zooming
    6 / 18
    CULTURE: Ravenscar House, Крайстчерч, Новая Зеландия. Мастерская Patterson Associates Architects
    Photo by © Johannes van KanSam Hartnett / предоставлено WAF
  • zooming
    7 / 18
    OFFICE: Surat Diamond Bourse, Сурат, Индия. Мастерская Morphogenesis
    Photo by © Edmund Sumner / предоставлено WAF
  • zooming
    8 / 18
    PRODUCTION, ENERGY & LOGISTICS: The Courtyard CCR Lab, Райпур, Индия. Sanjay Puri Architects
    Photo by © Dinesh Mehta / предоставлено WAF
  • zooming
    9 / 18
    HOUSE & VILLA: Veil House, Виннипег, Канада. Мастерская 5468796 Architecture
    Photo by © James Brittain / предоставлено WAF
  • zooming
    10 / 18
    DISPLAY: Turrell Pavilion, Maldives, остров Фарей, Бразилия. Мастерская Studio mk27
    Photo by © Jonas Poulsen, George Roske and Fernando Guerra / Photo by © Jonas Poulsen, George Roske and Fernando Guerra / предоставлено WAF
  • zooming
    11 / 18
    HEALTH: Victorian Heart Hospital, Клейтон, Австралия. Мастерская Conrad Gargett (now merged with Architectus) + Wardle
    Photo by © Peter Bennetts / предоставлено WAF
  • zooming
    12 / 18
    HIGHER EDUCATION&RESEARCH:Boola Katitjin, Перт, Австралия. Мастерская Lyons with Silver Thomas Hanley, Officer Woods, The Fulcrum Agency and Aspect Studios
    Photo by © John Gollings Photography / предоставлено WAF
  • zooming
    13 / 18
    HOTEL&LEISURE: Lanserhof Sylt, Зюльт, Германия. Мастерская ingenhoven associates gmbh
    Photo by © Ingenhoven associates/HGEsch / предоставлено WAF
  • zooming
    14 / 18
    MIXED-USE: Battersea Power Station Phase Two, Лондон, Великобритания. Мастерская WilkinsonEyre
    Photo by © Jason HawkesPeter LandersJohn SturrockElodie KowalskiHufton + CrowJames Budgen / предоставлено WAF
  • zooming
    15 / 18
    CHURCH: Santa Maria Goretti Church, Морманно, Италия. Мастерская Mario Cucinella Architects
    Photo by © Duccio Malagamba / предоставлено WAF
  • zooming
    16 / 18
    RETROFIT: Vast Gallery & Artist Residency, Тегеран, Иран. Мастерская Persian Garden Studio
    Photo by © DEED STUDIO / предоставлено WAF
  • zooming
    17 / 18
    TRANSPORT: Elizabeth line. Лондон, Великобритания. Мастеркая Grimshaw
    Photo by © JHufton + Crow / предоставлено WAF
  • zooming
    18 / 18
    Shanghai Suhe MixC World, China, Шанхай, Китай. Мастерская Kokaistudios
    Photo by © Terrence Zhang / предоставлено WAF

***

 

Проект года

The Probiotic Tower в Каире, Египет
Мастерская Design and More International


Урбанизацию часто ассоциируют с болезнью – злокачественной опухолью на теле Земли, убивающей все живое. Архитекторы Design and More International мечтают это изменить: создать такой тип зданий, которые окружающую среду будут оздоравливать – как хорошая пробиотическая бактерия.   
The Probiotic Tower, Каир, Египет
© Karim Mousa: Founder and art director of Mozses, мастерская design and more international / Предоставлено WAF
The Probiotic Tower, Каир, Египет
© Karim Mousa: Founder and art director of Mozses, мастерская design and more international / Предоставлено WAF

Самый низкоуглеродный способ строительства – не строить, а самое зеленое здание – то, которое уже существует. Исходя из этого, архитекторы обратили внимание на устаревший для многих стран тип здания, который при этом имеет историческую ценность – водонапорные башни. Этот инфраструктурный объект прошлого удивительным образом подходит для создания «пробиотической городской машины».
The Probiotic Tower, Каир, Египет
© Karim Mousa: Founder and art director of Mozses, мастерская design and more international / Предоставлено WAF

Ее «сердцем» архитекторы предлагают сделать биореактор с водорослями, который поглощает углерод, а также служит сырьем для производства углеродно-нейтрального биотоплива для жителей. Фасадные панели из водорослей, установленные на южной стороне, также поглощают CO2. Еще на территории здания умещается бамбуковая плантация и производство бамбукового поперечно-клееного бруса, на котором в буквальном смысле выращиваются модульные компоненты для строительства поддерживающих башню лесов. Заросли тростника очищают сточные воды, а биомассу водорослей и тростника используют в качестве строительного материала, либо перерабатывают в биодизельное топливо в лаборатории на месте. Энергию поступает через солнечные панели.

В результате получается здание с отрицательным выбросом углерода, исправляющее ошибки прошлого.
  • zooming
    The Probiotic Tower, Каир, Египет
    © Karim Mousa: Founder and art director of Mozses, мастерская design and more international / Предоставлено WAF
  • zooming
    The Probiotic Tower, Каир, Египет
    © Karim Mousa: Founder and art director of Mozses, мастерская design and more international / Предоставлено WAF
Победители категорий в номинации «Проект»
  • zooming
    1 / 12
    CIVIC: Border Village Community Center, Эшакабед, Систан и Белджистан, Иран
    © Nextoffice, Studio of Architectural Research & Design / Предоставлено WAF
  • zooming
    2 / 12
    MASTERPLANNING: Green City Kigali, Кигали, Руанда
    © Feilden Clegg Bradley Studios / Предоставлено WAF
  • zooming
    3 / 12
    INFRASTRUCTURE: Shenzhen Airport East Integrated Transport Hub, Шэньчжэнь, Китай
    © Grimshaw / Предоставлено WAF
  • zooming
    4 / 12
    OFFICE: United Nations International Office of Migration, Женева, Швейцария
    © Sharon Davis Design, NOMOS, Marvel Design, Buro Happold / Предоставлено WAF
  • zooming
    5 / 12
    COPMPETITION ENTRIES: Hormuz Eco Resort, остров Ормуз, Иран
    © Nextoffice, Studio of Architectural Research & Design / Предоставлено WAF
  • zooming
    6 / 12
    COMMERCIAL MIXED-USE: Belgrove House, Лондон, Великобритания.
    © Allford Hall Monaghan Morris / Предоставлено WAF
  • zooming
    7 / 12
    EDUCATION: Resource Recovery Learning Centre, Западная Нора, Австралия
    © TERROIR / Предоставлено WAF
  • zooming
    8 / 12
    HEALTH: Alexandria Health Centre, Сидней, Австралия
    © Warren and Mahoney / Предоставлено WAF
  • zooming
    9 / 12
    HOUSE: DIGGING FOR LIGHT (Ganats villa), Йезд, Иран
    © Kalbod Studio / Предоставлено WAF
  • zooming
    10 / 12
    CULTURE: Osaka Pavilion, Осака, Япония
    © Рендеры BLACKHAUS STUDIO, мастарская Studio mk27 / Предоставлено WAF
  • zooming
    11 / 12
    EXPERIMENTAL: The Probiotic Tower, Каир, Египет
    © Karim Mousa: Founder and art director of Mozses, мастерская design and more international / Предоставлено WAF
  • zooming
    12 / 12
    RESIDENTIAL: Kuzeh Valley, Рудехен, Иран
    © Shiri visualisation, мастерская FMZD / Предоставлено WAF

 

***

Ландшафт года


Лесной парк Бенджакитти, Бангкок, Таиланд
Мастерская TURENSCAPE, Arsom silp Community and Environmental Architect


Территорию бывшей табачной фабрики в центре Бангкока архитекторы, которые когда-то занимались парком в Казани, преобразили в лесной парк – крупнейшее общественное пространство и новый символ столицы. Эта рукотворная экосистема не требует особенного ухода, при этом снижает разрушительную силу ливневых вод и угрозу наводнений, фильтрует загрязненную воду, обеспечивает среду обитания для диких животных. 

При ограниченном бюджете всего за 18 месяцев удалось превратить безжизненную забетонированную землю в устойчивую экосистему. Все существующие на территории деревья сохранили, заводские здания приспособили под спортивный центр и музей, а бетонные материалы, оставшиеся после разборки других строений, переработали и использовали для земляного фундамента и дорожного покрытия.
Benjakitti Forest Park: Transforming a Brownfield into an Urban Ecological Sanctuary, Бангкок, Таиланд. Мастерская TURENSCAPE, Arsom silp Community and Environmental Architect
© Turenscape & Arsom Silp Community and Environmental Architect / предоставлено WAF

По утверждениям проектировщиков, подобный ландшафт может быть реализован с помощью одного экскаватора. Простой метод выемки и засыпки помог превратить непроницаемый, вымощенный бетоном грунт в пористый ландшафт водно-болотных угодий, усеянный островками и способный удерживать до 200 000 м3 ливневых вод в сезон муссонов. Влажная среда обитания позволила укорениться местным растениям, что в свою очередь привлекло птиц, насекомых и некоторых животных. 
Benjakitti Forest Park: Transforming a Brownfield into an Urban Ecological Sanctuary, Бангкок, Таиланд. Мастерская TURENSCAPE, Arsom silp Community and Environmental Architect
© Turenscape & Arsom Silp Community and Environmental Architect / предоставлено WAF

Эстетика разрастающегося полудикого парка резко контрастирует с урбанизированными пейзажами Бангкока. Всю территорию связывают система дощатых настилов и надземных переходов.
Benjakitti Forest Park: Transforming a Brownfield into an Urban Ecological Sanctuary, Бангкок, Таиланд. Мастерская TURENSCAPE, Arsom silp Community and Environmental Architect
© Turenscape & Arsom Silp Community and Environmental Architect / предоставлено WAF
 

02 Декабря 2023

Похожие статьи
IPI Award 2023: итоги
Главным общественным интерьером года стал туристско-информационный центр «Калужский край», спроектированный CITIZENSTUDIO. Среди победителей и лауреатов много региональных проектов, но ни одного петербургского. Ближайший конкурент Москвы по числу оцененных жюри заявок – Нижний Новгород.
Золотое кольцо
Показываем работы трех финалистов конкурса на эскизный проект нового международного аэропорта Ярославля. Концепцию победителя планируют реализовать к 2027 году.
Минимализм за Полярным кругом
Участники архитектурно-градостроительного конкурса «Деревянный минимализм улицы Смидовича» работали над образом центральной улицы Нарьян-Мара, условием было использование деревянных конструкций, а победивший проект планируют положить в основу мастер-плана центра города. Судило профессиональное жюри, а потом жители города. Публикуем 4 победивших проекта.
Колебания синусоиды
На днях были объявлены результаты конкурса на концепцию развития набережной Верх-Исетского пруда в Екатеринбурге. Из пяти финалистов жители путем народного голосования выбрали проект консорциума IND. Публикуем победивший проект.
WAF 2023: малые награды
Рассказываем о проектах, получивших специальные призы Всемирного фестиваля архитектуры: за красоту, небольшой объект, мастерство в использовании естественного освещения и цвета, а также умение владеть карандашом и кистью.
Классики и современники
Победителем конкурса на концепцию туристической территории «Новая Анапа» рядом со станицей Благовещенская стал консорциум под руководством компании «Творческие технологии». Интересно, что он сочетает современные решения в духе океанского лайнера – и классическую архитектуру, часть которой нарисована Михаилом Филипповым, часть Максимом Атаянцем.
WAF Inside 2023: туфелька Золушки
Победитель интерьерной премии Всемирного фестиваля архитектуры – микродом в Сиднее, сочетающий энергоэффективный и художественный подход: фасад облицован битым кирпичом, дом сам обеспечивает себя электричеством и комфортным микроклиматом, а каждое помещение обладает яркой харизмой. Рассказываем подробнее и показываем других финалистов.
Для ментальной перезагрузки
По результатам архитектурного рейтинга-2023 в Новосибирске «Золотой капителью» отмечен проект бюро ГОРА – пешеходный мост на Бору. В стране ежегодно строится больше сотни пешеходных мостов – что представляет собой именно этот, борский?
Стеклянные грани
Продолжаем публиковать проекты, награжденные «Золотой капителью». В облике новосибирского ТЦ «Грани» не сразу читается функция торгового центра, так что жюри поупражнялось, придумывая ему прозвища: от динозавра до ёжика.
Антихрупкость
SA lab и Gonzo:Research&Art создали для Первой архитектурной биеннале в метавселенной Fragile Pavilion. Объект демонстрирует возможности архитектуры в цифровом мире и представляет коллекцию звуков и историй, которые необходимо взять с собой из прошлого в будущее.
Катарсис в Инчхоне
Шесть рукопожатий доведут до Кореи: заявка бюро Klauzura дошла до финала конкурса на концепцию музейного парка в Инчхоне, не в последнюю очередь – благодаря тому, что удалось найти местного архитектора, участие которого по условиям было необходимо.
Ровесники Древолюции
В этом году Древолюции – 20 лет, и многим ее участникам – примерно столько же. Главное же юбилейное новшество заключается в том, что практикум работал в деревне, отчасти – по заказу ее жителей. В Дмитровском, рядом с заводом «Обло», появилась летняя сцена, смотровая башня, мостки и прочая деревянная «паутина». Всех, как всегда, судило жюри.
Разгадка Ребуса
Публикуем проекты победителей и финалистов смотра-конкурса «Лучшие практики девелопмента в историческом центре: Концепции (стратегии) развития», итоги которого подвели на форуме «Ребус» в Казани. Лучшим признали проект реконструкции Красноярского театра от Wowhaus, причем (sic!) за сохранение модернистского здания. Спойлер: проект неплохой, но в нем не сохраняют старое здание.
Город беспилотных автомобилей
Архитектурная лаборатория SA lab в коллаборации с промышленным дизайнером Santiago Sánchez победила в международном конкурсе HACKCITY 100 MOVING PIXELS. Перед участниками стояла задача создать прототип города на основе ста беспилотных автомобилей.
Три стихии плюс
Проект, занявший 3 место на конкурсе по реконструкции театра оперы и балета имени Хворостовского, разработан консорициумом красноярского бюро А2 и московского МВ-Проект. Он, как и два предыдущих, сохраняет стены зала и коробки сцены, существенно обстраивая и расширяя театр. Основная тема – соединение трех, а на самом деле четырех стихий, это: камень, вода (стекло), воздух (металл) и дерево сибирское. Театр получает 3-ярусную подземную парковку, а расширяется в длину и в высоту, ради сохранения видовых лучей в сторону Николаевской сопки.
Модернизм в авангарде
Конкурсное предложение «Студии 44» для красноярского театра оперы и балета – во всех смыслах яркое, а во многом даже провокационное, ну почти как современный спектакль. По смыслу культурно-контекстуально, по ощущениям эпатажно. Сначала поражаешься повсеместно-красному цвету, потом разбираешься в живописном скоплении объемов, между которыми распределено множество функций. И только затем понимаешь, что в этом конгломерате спрятано старое модернистское здание, которое архитекторы сохраняют в значительной части.
Черная сопка
Проект реконструкции Красноярского театра оперы и балета от бюро Wowhaus, победивший в конкурсе, предлагает снос* и новое строительство, существенное расширение – до 8 этажей, и трансформируемые многофункциональные пространства. Он, однако, сохраняет в новом здании узнаваемые элементы и образ старого театра. А зрительный зал превращает в – образно говоря, конечно – подобие внутренности черного вулкана.
Арх Москва: награды 2023
Вспоминаем Арх Москву, публикуем список награжденных, кое-что комментируем, кое о чем рассуждаем. Обсуждаем, в том числе со специалистом по мусульманской архитектуре, разрыв шаблона, организованный на выставке АБ «Цимайло, Ляшенко и Партнеры». Ну, и заодно предлагаем небольшой фоторепортаж.
Золотое сечение: лауреаты 2023
Три высшие награды, включая гран-при, получили в этом году архитекторы СПИЧ. Николай Шумаков отмечает, что хорошие московские архитекторы все больше работают в отдаленных уголках страны. На выставке премии можно было изучить, с архитектурной точки зрения, некоторые крупные, но малоизвестные комплексы. Публикуем список лауреатов Золотого сечения 2023 с небольшими комментариями и репортажем.
Сохраняя равновесие
Подведены итоги специальной номинации «Кирпичного конкурса» от журнала «Проект Балтия» и компании Архитайл. Участники работали над фасадами первых этажей нескольких зданий жилого комплекса «А101 Лаголово» в Ленинградской области.
Три из четырех
Рассказываем об итогах прошлогоднего конкурса на оформление четырех станций метро в Казани. Победителей трое – публикуем их проекты. Для последней станции проект выбрать не удалось.
Призрак города
Среди конкурсных проектов на въездной знак для южного въезда в Дербент нашим читателям больше всего понравится проект TOBE architects. Нам он тоже понравился и мы решили рассмотреть его чуть детальнее.
Легкая преграда
В концепции нового терминала аэропорта Оренбурга бюро Kosmos обыгрывает любимые темы инфраструктурной и временной архитектуры, а также обращается к идентичности через наследие Владимира Шухова и образ пухового платка. Получилось поэтично, смело и свежо.
Технологии и материалы
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Сейчас на главной
Степь полна красоты и воли
Задачей выставки «Дикое поле» в Историческом музее было уйти от археологического перечисления ценных вещей и создать образ степи и кочевника, разнонаправленный и эмоциональный. То есть художественный. Для ее решения важным оказалось включение произведений современного искусства. Одно из таких произведений – сценография пространства выставки от студии ЧАРТ.
Рыба метель
Следующий павильон незавершенного конкурса на павильон России для EXPO в Осаке 2025 – от Даши Намдакова и бюро Parsec. Он называет себя архитектурно-скульптурным, в лепке формы апеллирует к абстрактной скульптуре 1970-х, дополняет программу медитативным залом «Снов Менделеева», а с кровли предлагает съехать по горке.
Лазурный берег
По проекту Dot.bureau в Чайковском благоустроена набережная Сайгатского залива. Функциональная программа для такого места вполне традиционная, а вот ее воплощение – приятно удивляет. Архитекторы предложили яркие павильоны из обожженного дерева с характерными силуэтами и настроением приморских каникул.
Зеркало души
Продолжаем публиковать проекты конкурса на проект павильона России на EXPO в Осаке 2025. Напомним, его итоги не были подведены. В павильоне АБ ASADOV соединились избушка в лесу, образ гиперперехода и скульптуры из световых нитей – он сосредоточен на сценографии экспозиции, которую выстаивает последовательно как вереницу впечатлений и посвящает парадоксам русской души.
Кораблик на канале
Комплекс VrijHaven, спроектированный для бывшей промзоны на юго-западе Амстердама, напоминает корабль, рассекающий носом гладь канала.
Формулируй это
Лада Титаренко любезно поделилась с редакцией алгоритмом работы с ChatGPT 4: реальным диалогом, в ходе которого создавался стилизованный под избу коворкинг для пространства Севкабель Порт. Приводим его полностью.
Часть идеала
В 2025 году в Осаке пройдет очередная всемирная выставка, в которой Россия участвовать не будет. Однако конкурс был проведен, в нем участвовало 6 проектов. Результаты не подвели, поскольку участие отменили; победителей нет. Тем не менее проекты павильонов EXPO как правило рассчитаны на яркое и интересное архитектурное высказывание, так что мы собрали все шесть и будем публиковать в произвольном порядке. Первый – проект Владимира Плоткина и ТПО «Резерв», отличается ясностью стереометрической формы, смелостью конструкции и многозначностью трактовок.
Острог у реки
Бюро ASADOV разработало концепцию микрорайона для центра Кемерово. Суровому климату и монотонным будням архитекторы противопоставили квартальный тип застройки с башнями-доминантами, хорошую инсолированность, детализированные на уровне глаз человека фасады и событийное программирование.
Города Ленобласти: часть II
Продолжаем рассказ о проектах, реализованных при поддержке Центра компетенций Ленинградской области. В этом выпуске – новые общественные пространства для городов Луга и Коммунар, а также поселков Вознесенье, Сяськелево и Будогощь.
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
Образ хранилища, метафора исследования
Смотрим сразу на выставку «Архитектура 1.0» и изданную к ней книгу A-Book. В них довольно много всякой свежести, особенно в тех случаях, когда привлечены грамотные кураторы и авторы. Но есть и «дыры», рыхлости и удивительности. Выставка местами очень приятная, но удивительно, что она думает о себе как об исследовании. Вот метафора исследования – в самый раз. Это как когда смотришь кино про археологов.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Сады как вечность
Экспозиция «Вне времени» на фестивале A-HOUSE объединяет работы десяти бюро с опытом ландшафтного проектирования, которые размышляли о том, какие решения архитектора способны его пережить. Куратором выступило бюро GAFA, что само по себе обещает зрелищность и содержательность. Коротко рассказываем об участниках.
Розовый vs голубой
Витрина-жвачка весом в две тонны, ковролин на стенах и потолках, дерзкое сочетание цветов и фактур превратили магазин украшений в место для фотосессий, что несомненно повышает узнаваемость бренда. Автор «вирусного» проекта – Елена Локастова.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
IPI Award 2023: итоги
Главным общественным интерьером года стал туристско-информационный центр «Калужский край», спроектированный CITIZENSTUDIO. Среди победителей и лауреатов много региональных проектов, но ни одного петербургского. Ближайший конкурент Москвы по числу оцененных жюри заявок – Нижний Новгород.
Пресса: Набросок города. Владивосток: освоение пейзажа зоной
С градостроительной точки зрения самое примечательное в этом городе — это его план. Я не знаю больше такого большого города без прямых улиц. Так может выглядеть план средневекового испанского или шотландского борго, но не современный крупный город
Птица земная и небесная
В Музее архитектуры новая выставка об архитекторе-реставраторе Алексее Хамцове. Он известен своими панорамами ансамблей с птичьего полета. Но и модернизм научился рисовать – почти так, как и XVII век. Был членом партии, консервировал руины Сталинграда и Брестской крепости как памятники ВОВ. Идеальный советский реставратор.
Города Ленобласти: часть I
Центр компетенций Ленинградской области за несколько лет существования успел помочь сотням городов и поселений улучшить среду, повысть качество жизни, привлечь туристов и инвестиции. Мы попросили центр выбрать наиболее важные проекты и рассказать о них. В первой подборке – Ивангород, Новая Ладога, Шлиссельбург и Павлово.
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.