English version

Летящий

Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru
Проект:
Кампус университета ИТМО
Россия, Южный

Авторский коллектив:
Н.И. Явейн. А.П. Яр-Скрябин (ГАП). Архитекторы: А.В. Бурдин, Е.В. Коровина, Е.А. Криштопчик, Е.С. Рагозина, К.П. Соколова, А.В. Соловьев, М.В. Фомина. ГИП – Л.В. Герштейн, Л.О. Циколия.
Главный конструктор: Кривоносов А.С. Конструкторы: М.В. Новоселов, Е.Ю. Валяев, А.М. Земеров, П.А. Пяткин, А.В. Агашков

2019 — 5.2020

Заказчик: АО «Хайпарк Санкт-Петербургского национального исследовательского университета информационных технологий, механики и оптики» (АО «ИТМО Хайпарк»)
0 Согласно международному рейтингу QS World University Rankings, ИТМО – петербургский университет информационных технологий, механики и оптики – второй год подряд занимает первое в России место в номинации «Электроника и электротехника». Вузу больше ста лет, он был основан как отделение ремесленного училища в 1900 году. Сейчас студенты ИТМО часто побеждают в международной олимпиаде по информатике ICPC, в 2009 году вуз вошел в список «национальных исследовательских университетов России». При этом изысканность специализации – не только на информационных технологиях, но и на механике и оптике – звучит деловито и естественнонаучно в духе Петра Великого. Словом, это главный IT-университет города, на хорошем счету в стране, современный и перспективный, так что уже некоторое время вуз стремится превратиться в нечто большее, с размахом нацпроекта. Для этого в 2018 году началось проектирование нового кампуса – не только учебного, но и исследовательского и производственного, его называют иннополисом и сравнивают со Сколково, но разница в том, что в Сколково и в казанском Иннополисе университеты были созданы заново, а ИТМО High Park строится вокруг одного университета со сравнительно долгой историей. Хай Парк должен стать филиалом ИТМО, в нем будут учиться магистры; программы бакалавриата останутся в старом здании в центре города, к северу от Петропавловской крепости.

Кампус планируется построить в городе-спутнике Южный, который представляет собой отдельный сюжет. Концепцию его застройки разработали архитекторы Gillespies в 2013 году – и в ней город-спутник предстает как элемент нового, полицентричного подхода к застройке Петербурга, и кроме того – город зеленый, невысокий, где-то до 5 этажей. Весь этот набор воспринимается остро и инновационно на фоне высоких безликих «спальников», которыми город обрастал в последнее время. Но прошло 7 лет, концепцию застройки города пока не утвердили, и в данный момент о ней известно немного.
Кампус университета ИТМО. Слева ситуационный план, слева мастер-план города Южного
Предоставлено Студией 44

Зато известно, что ИТМО Хайпарк, согласно замыслам, должен стать первым районом Южного и драйвером его развития: директор компании, которая занимается строительством города-спутника, называет иннополис «важнейшей вехой на пути» к нему, поскольку именно в Хайпарке появятся рабочие места. Мастер-план иннополиса разработали в 2018 году москвичи RTDA и привлеченное ими британское бюро Allies and Morrison.
Кампус университета ИТМО. Мастер-план 2018 года
© RTDA совместно с Allies & Morrison

Следующей стадией проекта ровно год назад, в июле 2019, занялась «Студия 44» Никиты Явейна – не так давно, в мае архитекторы представили на обсуждение градсовета архитектурно-планировочное и объемно-пространственное решение кампуса в целом и проект его первой очереди, куда входит главный учебный корпус – ядро всего комплекса, несколько корпусов общежитий и студенческий клуб. Проект был принят советом «на ура». Архитекторы не только дополнили, но в некоторых частях существенно переработали мастер-план.

Надо сказать, что привлечение к проекту «Студии 44» – архитекторов, которые построили несколько крупных образовательных кластеров всероссийского значения: «Сириус» в Сочи, кампус Школы менеджмента СПбГУ в Петродворце, Академию танца Бориса Эйфмана в Петербурге и Академию хореографии в Нур-Султане, а сейчас строят гимназию Примакова в Московской области, – более чем предсказуемо. Кого и звать, если не их.

Проект совершенно огромный – площадь отведенной территории 90 га. Впрочем пока кругом поля, совершенное раздолье так называемого greenfield. Территория расположена между Киевским шоссе, ведущим в Гатчину, и железной дорогой туда же, со станцией Лесное на ней. Но проект High Park не был бы современным, если с самого начала замысла не предполагал схемы включения кампуса в структуру нового города. Такая схема разработана и на уровне города, и на уровне Хайпарка: в крупном, среднем и микро-масштабе пешехода.
Кампус университета ИТМО. Транспортная схема
© Студия 44

К городу Южный инноград ИТМО «подключается» примерно как процессор к материнской плате – через «хаб» городской площади – протяженного пространства, вытянутого вдоль северо-восточной границы кампуса перед самым главным его зданием, учебным центром, который планируется построить в составе первой очереди. После завершения проекта площадь-хаб будет состоять из двух частей: к северу от нее последней, пятой очередью планируются бизнес-инкубатор и центр урбанистики, к ним будет вести пешеходный мост, между зданиями образуется вторая часть площади; по завершении всех частей проекта площади «стыкуются» между собой и образуют полноценную связь с городом, который к тому моменту, может быть, начнут строить. В город, помимо автомобильных путей, будут вести два пешеходных: на севере мост через трассу, в северо-восточной части главной связью с городом служит мост, встроенный в состав вокзала, в который должен превратиться полустанок Лесное.
Кампус университета ИТМО. Синим показаны площадь перед учебным корпусом и площадь пятой очереди между бизнес-инкубатором и центром урбанистики; голубым пешеходный мост; красным въезды
© Студия 44

Два пути, ведущие в Гатчину: Киевское шоссе и железная дорога, между которыми расположена территория кампуса, обеспечивают хорошую транспортную доступность. Внутри его территория разделена двумя основными трассами, которые пересекаются под прямым углом: архитекторы «Студии 44» смотрят на них через призму римского города, называя cardo и decumanus, благо ориентация трасс почти соответствует странам света. Длинный cardo, параллельный дорогам, идущим с севера на юг, разделяет территорию собственно университета от участков наукоемких произвоств, расположенных ближе к Киевскому шоссе. Строго перпедикулярный ему, как и учили латиняне, decumanus ответвляется от шоссе несколько южнее середины, служа границей между общежитиями и лабораториями – и спортивной частью кампуса.
Кампус университета ИТМО. Схема этапов строительства
© Студия 44

Кардо и декуманус служат внутренними транспортными артериями, но их также превращают в бульвары. Территория трактована как парк: архитекторы приводят в пример влиятельное решение «чопорного» Гарварда разместить стулья на газоне, после чего кампусы всего мира, более-менее дружно, превратились в города-сады. Гарвард Гарвардом, но заметим, что уже с шестидесятых, если не раньше, зелень считалась практически необходимой частью прогрессивного университета или исследовательского института – вспомним хотя бы, как Азимов описывает обстановку своего «Основания»: зелень и спорт, спорт и зелень.
Кампус университета ИТМО. Схема озеленения
© Студия 44

В проекте ИТМО парки и общественные пространства разной степени открытости иерархически ранжированы, что позволяет оптимально их организовать: площадь, бульвары, парк, дворы внешние и внутренние атриумы, локальные места общения. Ось общежитий, которая в мастер-плане была прижата к железной дороге, развернута под углом: «это помогло отодвинуть общежития от шумной зоны», – поясняют авторы. Производства придвинулись к шоссе, жилье студентов отодвинулось от железной дороги. Сравнительно небольшая перекомпоновка сделала планировку и яснее, и просторнее: четкость построения обеспечила больше свободного пространства и визуальных связей.

Еще одно существенное дополнение к мастер-плану: Никита Явейн и Антон Яр-Скрябин предложили две крытые галереи. Что в климате Петербурга важно. Обе коротким путем ведут в учебный корпус, одна соединяет ряд лабораторий, другая общежития.

На схеме крытые пути показаны филетовым цветом: 
Кампус университета ИТМО. Схема общественных пространств
© Студия 44

Парк между корпусами лабораторий и общежитиями из-за добавления диагональной оси получился трапециевидным, сужающимся к учебному корпусу. Его «раструб» напоминает Рим и лучи Петра Еропкина, расходящиеся от Адмиралтейства, – классический прием архитектуры и градостроительства Нового времени. Он помогает с одной точки усилить перспективу: ряды корпусов будут «притягивать» глаз к учебному корпусу, а с другой точки расширить простор, так как при взгляде от учебного корпуса парк будет казаться шире.
Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
© Студия 44

В спортивной части треугольному парку вторит подобная ему фигура сквера. Планировка приобрела жесткость и остроту, причем произошло это благодаря приемам градостроительства эпохи классицизма, – надо ли говорить, что в Петербурге такое направление мысли представляется логичным. Паттерн «стройного» города воспроизводится в 30 километрах от Дворцовой – и новый локальный центр формируется по «родительским» правилам.
  • zooming
    1 / 4
    Кампус университета ИТМО. Схема этапов строительства. Первый этап
    © Студия 44
  • zooming
    2 / 4
    Кампус университета ИТМОСхема этапов строительства. Второй этап
    © Студия 44
  • zooming
    3 / 4
    Кампус университета ИТМОСхема этапов строительства. Третий этап: спортивные сооружения и пешеходные переходы
    © Студия 44
  • zooming
    4 / 4
    Кампус университета ИТМО. Концептуальная схема планировочной организации участка первой очереди
    © Студия 44

Пластика комплекса во многом определена этими планировочными приципами, а также – «метаскульптурными» предпочтениями Никиты Явейна, которому нередко удается напомнить нам о величии архитектуры на грани сверхчеловеческой архаики и стереометрии авангарда. К чему добавляется озвученный лет 10 назад Ремом Колхасом для Сколково образ «материнской платы», хорошо подходящий к IT-шному иннограду.
Кампус университета ИТМО
© Студия 44

Корпуса лабораторий сверху выглядят прямо как четыре процессора в ряд, а блоки научных производств, особенно те, которые выстроились вдоль cardo, – то объемно-клетчатые, с равномерным чередованием выступающих и западающих параллелепипедов, то ребристые из-за сплошного ряда шедовых фонарей. При взгляде сверху в этих объемах угадываются какие-то технические штуковины, – кажется, что их можно вытащить, протереть «ножки» контактов спиртом, и потом вставить обратно. Словом, образность начинки электронного устройства, модулей, расставленных по определенным законам, прочитывается довольно отчетливо.

Концепция кампуса ИТМО, видео: 


Иными словами, узнаваемые приемы «Студии 44»: корпуса, похожие на гигантские гайки, гальки или торусы, перспективный луч, крупный масштаб, – соединены здесь со вполне опознаваемыми отсылками к актуальным поискам формы «архитектуры для инноваций».
Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус. Схема функционального зонирования. Вид сверху
© Студия 44

Главное здание недвусмысленно берет на себя роль пространственно-пластического «узла» всего кампуса. Оно состоит из гигантского диска и множества объемов – «балок», цилиндров, кубов. Диск их объединяет, некоторые утоплены в нем целиком, другие наполовину, третьи стыкуются углом, четвертые «прорастают» далеко вперед от центра.

Внутри авторы трактуют этот конгломерат как город с улицами, мостами, большими и маленькими площадями, «зданиями» и «павильонами». Образ городской площади архитекторы уже реализовали недавно в фойе театра Академии танца Бориса Эйфмана, но здесь размах много больше. Да дело и не только в масштабе.

Дело в том, что в совместных обсуждениях руководства университета с архитекторами было решено – структура учебного корпуса должна быть спланирована свободно, с преобладанием так называемых коворкингов – мест, где можно устроиться для самостоятельной работы, будь то написание кода, чтение книг или удаленное слушание лекций. Да-да, лекции не обязательно слушать в аудитории, можно будет подключаться к ним где угодно, хоть в амфитеатре, хоть в круглой или квадратной «стекляшке». Там же можно будет устраивать спонтанные или запланированные семинары – максимум свободы и разнообразия обстановки должны стимулировать будущих IT-шников к креативности.

Здание учебного корпуса, видео: 


Более того, одним из пожеланий руководства был постоянный шум, или «гул» – в такой обстановке, а не в глухой тишине, подумать только, по убеждению университета, – лучше работается. Но уж во всяком случае студенты не будут привыкать к тишине как обязательному условию сосредоточения, и в дальнейшем не будут зависеть от тишины. Интересный подход. Конечно, он требует от учеников определенной степени мотивации и внутренней самодисциплины, – однако кампус предназначен для магистров, студентов последних лет обучения, предполагается, что они этими качествами уже обладают. Зато свежий подход к организации процесса, в том числе и в пространстве, должен оживить навыки и двигать вперед.
  • zooming
    1 / 11
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44
  • zooming
    2 / 11
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44
  • zooming
    3 / 11
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44
  • zooming
    4 / 11
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44
  • zooming
    5 / 11
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44
  • zooming
    6 / 11
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44
  • zooming
    7 / 11
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44
  • zooming
    8 / 11
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44
  • zooming
    9 / 11
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44
  • zooming
    10 / 11
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44
  • zooming
    11 / 11
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44

Разные функциональные зоны свободно «перетекают» одна в другую, реализуя мечту Фрэнка Ллойда Райта; «обтекают» закрытые, но в основном прозрачные блоки, разбросанные с различной степенью свободы. Здесь минимум дверей, – подчеркивают архитекторы, – всё, что можно, открыто. Более того, в процессе передвижения нас будут постоянно встречать лестницы, трактованные как амфитеатры, а уровни будут меняться плавно, местами используя наклон пола. Комнаты преподавателей смешаны с коворкингами и аудиториями, отчего максимально приближены к учебному процессу, так что студентам не потребуется их разыскивать в какой-то отдельной части здания.

Никита Явейн, «Студия 44»:

«В этом проекте, я бы сказал так – заказчик хотел не меньшего, чем мы. Такое нечасто случается, в нашей практике – едва ли не впервые. Благодаря взаимной заинтересованности получилось очень удачное сотрудничество, и оно уже позволило спроектировать цельное, единое пространство, абсолютно перетекающее, с наклонными полами, подобное тому, что реализовали SANAA в здании учебного Rolex-центра в Лозанне.

Пространство решено как город, со своими улицами, площадями, множеством активностей. Одно-двухэтажный город, похожий на античный, где вся жизнь проходила на улицах, а домой приходили разве что поспать. Здесь у нас тоже вся жизнь – на шумных улицах. Вся жизнь вовне: между лекционными залами, учебными комнатами, коворкингами, комнатами преподавателей. Без барьеров».

Функции, между тем, всё же сгруппированы и распределены по крупным кластерам. В четыре объема-«балки» собраны учебные корпуса: две из них обрамляют начало парка, две другие «распахнуты» с запада на восток. Между учебными блоками вкраплены: студенческий клуб и администрация с южной стороны кампуса, а также музей, столовая и вход с северной, городской стороны.
  • zooming
    1 / 3
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус. Схема функционального зонирования на отметке +4.950
    © Студия 44
  • zooming
    2 / 3
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус. Схема функционального зонирования на отметке +13.050
    © Студия 44
  • zooming
    3 / 3
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус. Схема функционального зонирования на отметке 0.000
    © Студия 44

В центральной части площадь-campo образуют несколько «башен», главную из них авторы трактуют как ратушную – belfry/beffroi. В средневековых городах Западной и Северной Европы такая башня служила символом независимости и самоуправления, на нее еще вешали вечевой колокол. В российских университетах так повелось, что самоуправления как правило нет; однако в ИТМО практикуют его элементы, – объясняет Никита Явейн. Так что башня появилась неспроста. В ней разместится библиотека и «студенческий офис».
Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
© Студия 44

Кроме того, в верхнем ярусе из башни вырастает консоль ректората – она нависает над входом как капитанский мостик, опираясь на гипостиль тонких колонн и кубик книжного магазина. Три другие объема «башен», окружающие центральную «площадь», поменьше: это круглый объем «творческих пространств», квадратные игровая и «темная комната».

Антон Яр-Скрябин, «Студия 44»

«На мой взгляд, главная и уникальная особенность проекта состоит в том, что мы, подчеркну – я и все мои коллеги из «Студии 44», все, кто работал над проектом как с самого начала, так и позднее, и университет в качестве заказчика, – мы образовали в процессе работы единую команду, дружную и увлеченную процессом проектирования, который длился больше года. Здесь сложились не обычные отношения заказчик-архитектор, а много более теплые, основанные на взаимной заинтересованности задачей. Мы и до сих пор с радостью встречаемся и общаемся.

Команда ИТМО – молодая, там прислушиваются к свежим идеям, и у меня создалось впечатление, что те принципы, которые изложены на сайте университета: уважение к личности, добросовестность, свобода, открытость, любовь к своему делу, – для них вовсе не пустые pr-слова, а действительно основа жизни и работы. Сам процесс обучения в ИТМО построен на том, чтобы не мешать познанию. Все как семья, главное – коммуникация, взаимодействие идей и людей.

Так что с самого начала, исходя из идеологии, очень настойчиво предложенной университетом, от нас требовалось нестандартное мышление, и мы пошли по пути выстраивания системы пространств коммуникации. Условно говоря, начали с «пустот», поскольку здесь они более важны, и уже между ними распределили закрытые помещения классов. Обычно начинают с группировки помещений и объемов, а мы начали с организации соподчинения и взаимосвязи пространств. Применили этот принцип и к главному зданию, и к общежитиям, и ко всей композиции в целом – она развивается от центрального амфитеатра как своего рода «Большой взрыв». Получившееся пространство, на мой взгляд, не имеет прямых аналогов и очень подходит ИТМО. Я очень надеюсь, что его удастся реализовать и университет сможет поселиться в кампусе, который соответствует его идеям и тому настроению, которое в нем поддерживается».

Все линии, определяющие границы объемов и их направления, параллельны или перпендикулярны трем главным осям: кардо, декуманусу и лучу общежитий, – таким образом оси прорастают в композицию и планировку, на них строится и из них вырастает вся его динамика, в том числе острый нос трегуольного музея с вывеской университета со стороны города и вокзала.
Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус. Музей и его острый «нос», обращенный в сторону вокзала и города, и служащий вывеской
© Студия 44

Внутри музей состоит из последовательно уменьшающихся залов, подчиненных контурам узкого треугольника и перекликающихся с идеей перспективного сужения, которая заявлена в парке ИТМО. Залы связывает широкий проход с перепадом высот и несколькими вкраплениями ступенек мини-амфитеатров. Он плавно поднимается к востоку, в узкой части под ним устроены техпомещения музея. Вдоль музея и соседнего учебного корпуса – два дополнительных входа в учебный корпус, со стороны вокзала.
Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус. Схема функционального зонирования на отметке +9.900
© Студия 44

И наконец, посередине – главная часть «площади» большой амфитеатр, он же многофункциональный актовый зал или аудитория гигантского размера, он же место общения на период между большими лекциями и торжественными мероприятиями. Огромный «сачок» – а что студент без сачка? Сачок обязательно нужен, именно там происходят все важные разговоры и знакомства на всю жизнь. «Главная аудитория» раскрыта панорамным стеклом на парк, который в свою очередь понят как его продолжение – парк тоже «амфитеатр», но протяженный, с небольшим уклоном.
  • zooming
    1 / 4
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44
  • zooming
    2 / 4
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44
  • zooming
    3 / 4
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44
  • zooming
    4 / 4
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44

И здесь возникает интересный сюжет. Участок, как и всё вокруг Петербурга, представляет собой плоскую равнину с небольшим перепадом высот: рельеф очень плавно понижается, на 5 м в поперечном направлении, от шоссе к железной дороге; но нет ни холмов, ни углублений, типичная «петербургская» равнина. Однако к моменту начала проектирования территория уже была обременена высотными ограничениями, которые не позволяли существенно вырастить здание вверх. Так что архитекторы пошли по пути геопластики. Они понизили уровень рельефа на 4,5 метра в южной части учебного корпуса – так образовался спуск с севера на юг, на котором разместились ступени большого амфитеатра главной аудитории. Внизу, перед панорамным стеклом, в начале парка, запланирован искусственный пруд круглой формы, зимой на нем, возможно, будут устраивать каток.
Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус. Разрез
© Студия 44

Естественный уклон парка – около 3 м – обращен навстречу главной аудитории, с юга на север; его немного усилят, но он останется плавным. Парк и аудитория встретятся, таким образом, в самой глубокой точке рельефа. По парку в проекте течет синусовидная искусственная речка, впадающая в пруд.
Кампус университета ИТМО. Концептуальная схема планировочной организации участка
© Студия 44

Почву, вынутую ради устройства склонов, архитекторы планируют использовать в обваловке искусственных холмов, которые отделят общежития от железной дороги, защитив их от шума. И еще для элементов пластики в парке. Так, решая практические вопросы, одновременно авторы на совершенно ровном, «скучном» рельефе создали интригу: перепады уровней появятся и внутри учебного корпуса, и снаружи, на основной части кампуса.

Но вернемся в главный амфитеатр. В его пространстве хорошо видна металлическая поверхность кровли с отверстием по центру – диска, накрывающего атриум и все сходящиеся объемы – это тонкая металлическая конструкция с острыми и далеко вынесенными козырьками на тонких колоннах. «Шуховская» сетка стеклянного витража, разделяющего аудиторию и парк, отлично подчеркивает смелость инженерного решения.
Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
© Студия 44

Подвешенная самонапряженная структура немного проседает в центре, вокруг окна-оккулюса, – все это очень напоминает натяжную конструкцию металлической кровли недавно разрушенного СКК. Конструкция даже кажется нарочно задуманной как воспоминание о нём – уникальном и прогрессивном, но забытом и варварски уничтоженном. Как будто говорит нам: заново сделать? А мы попробуем!

«Конструкция, конечно, не повторяет СКК в точности, но мы ее задумали, действительно, в числе прочего и как воспоминание об утраченном стадионе, важном памятнике инженерной мысли Петербурга. Нам очень жаль СКК. И, кроме того, в «Студии 44» работают ученики Олега Курбатова, одного из авторов его конструктивного решения», – поясняет Никита Явейн.
Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус. Сечение
© Студия 44

На кровле задумана беговая и прогулочная дорожка. Объемы внутренних «башен» выходят на нее круглыми и квадратными «трубами» световых фонарей; такие же фонари поменьше украшают крыши крыльев. А с верхних «птичьих» ракурсов хорошо видно, что тонкий с острыми краями «блин» кровли прямо-таки «лежит» на разнонаправленных балках, составляющих учебный корпус. Приземлился, нацепился на башню студенческой «ратуши»; и готов, может быть, в любой момент взлететь. Этакая летающая тарелочка – тоже, надо признать, символ инноваций; или даже надежды на инновации внеземного свойства... Ну да это фантазии. Инновации надо, конечно, делать самим. Давно пора.
Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
Предоставлено Дирекцией фестиваля Зодчество, 2020

Снаружи к крыльям примыкают лестничные башни – то круглые, то квадратные, то протяженные скругленные, что напоминает и о средневековых замках, и о поисках конструктивистов. Башни не только упрощают передвижение, усложняя его сценарии – чем сложнее, тем короче, но в целом разнобразнее, – еще они выглядят как колышки, прикрепляющие крылья университета к земле, примерно так, как это принято делать с воздушным шаром, чтобы не улетел раньше времени.
Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
© Студия 44

Сочетание круга с «лучистой» композицией крыльев позволяет воспользоваться преимуществами другого варианта типологии современных школьных зданий – здания-звезды. Лучи позволяют создать максимальный фронт естественного освещения для аудиторий, а между ними возникают полуоткрытые дворы и пространства со сложными пластическими характеристиками, то узкие, то широкие, то расширяющиеся, как парк.
  • zooming
    1 / 8
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44
  • zooming
    2 / 8
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус. Схема функционального зонирования. Вид сверху
    © Студия 44
  • zooming
    3 / 8
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44
  • zooming
    4 / 8
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44
  • zooming
    5 / 8
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44
  • zooming
    6 / 8
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44
  • zooming
    7 / 8
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44
  • zooming
    8 / 8
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44

Итак, средневековый или даже античный город с улицами и площадями-campo для IT-университета нового иннополиса. С лучевой планировкой Нового времени и пластикой – то летящей, то мегалитически «приземлившейся», но определенно современной. И с недвусмысленной отсылкой к авангарду, считываемой мгновенно, как из учебника. Какой там campo? Это Малевич.

Факт остается фактом: пожалуй, «Студии 44» лучше многих удается выступать в амплуа, соединяющем авангард, средневековье, какую-то еще дремучую архаику, воздействующую, кажется, прямо на подсознание, – проецируя все это на самые современные и инновационные проекты. Не такая простая задача – выйти за рамки стилизации, но не утратить многослойного смыслового наполнения. Но именно это здесь и происходит.

Возьмем для начала супрематизм. В ИТМО «малевичевская» структура плана, как и в проекте для Севастополя, приллюстрирована схемой-заставкой. Вместо «Победы над Солнцем» получается победа Солнца как Просвещения в частности и образования в целом – вполне адекватный образ для учебного заведения. С вьющейся ниткой искусственной речки, накручивающей на себя «катушку» самого большого корпуса общежития, в роли интонационной поправки от Хуана Миро или Василия Кандинского.
zooming
Кампус университета ИТМО. Заставка проекта
© Студия 44

И супрематизм, и круг как основа для здания современного университета или прогрессивной школы в наше время привычны и почти обязательны: возьмем кольцо детского сада Такахару Тезуки или колледж в Торсхавне Бьярке Ингельса. Или Школу управления «Сколково» Дэвида Аджайе, – он, пожалуй, первым вдохновился супрематическим сочетанием колеса и асимметричных балок на нем. Но есть еще и университет «Сколтех» Жака Херцога и Пьера де Мерона, – круглый, но уподобленный не авангардному колесу, а городу, силуэт которого как будто срезан по кольцу.

Но вот в чем дело. В Сколково мы видим либо супрематизм у Аджайе, либо «средневековый» (ну, или пусть просто традиционный) город у H&M. И если супрематизм летит, то средневековый город скорее успокаивает, эксплуатируя глубинные представления о «Золотом веке», чуждом перегрузок и бешеных скоростей. Проект ИТМО соединяет эти противоположные идеи, и у него получается. Он как будто смотрит на средневековый город не глазами современного туриста, для которого площадь исторического города это отпуск, кофеек с мороженым на террасе – а глазами средневекового человека, для которого площадь это крик, толпа, колокольня огромной высоты, а звук колокола подчиняет себе, выбивая из головы все мысли и мечтания. Это иной взгляд на средневековье, где-то здесь они и смыкаются с авангардом, который, как известно, какой-то своей частью вырос из символизма, искавшего путь к выразительности в древности разной степени глубины. Отсюда «взрывная» динамика, которой удается избежать нарративности несмотря на многосоставность и многослойность.

В то же время ассоциации с круглыми школами Сколково, по большому счету, не мешают, а даже помогают – согласно средневековому, к слову сказать, принципу они дают возможность выстроить смысловые аллюзии: в конце концов Хайпарк ИТМО это новое петербургское Сколково, на что указывает и «иконография диска», и общая отсылка к супрематизму. Не удивлюсь, если окажется, что такое сопоставление намеренно и в нем заключен элемент творческого соревнования со Сколково и попытка раскрыть те же темы шире, глубже, ярче.
Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
© Студия 44
***

Вереница 4-5-этажных корпусов общежитий начинается от квадратного в плане студенческого клуба, который углом примыкает к учебному корпусу, и на фоне летящей энергетики главного здания напоминает сад камней. Они круглые и квадратные, расставлены почти симметрично, в подгруппах тяготеют к центральной симметрии, хотя достаточно редкая расстановка и неполная завершенность групп придают планировке эффект некоторой «разбросанности», пусть и тщательно спланированной. Внешне корпуса напоминают произведения японской архитектуры метаболизма, но подчиненные очень регулярной логике роста: крупные ячейки складываются в очень правильные фигуры, по степени системной регулярности больше похожие на части молекулы, чем на элементы материнской платы. «Группа из четырех корпусов образует кластер, – поясняют архитекторы, – вокруг благоустроенной мощеной пьяцетты между ними».
  • zooming
    1 / 3
    Кампус университета ИТМО. Общежития
    © Студия 44
  • zooming
    2 / 3
    Кампус университета ИТМО. Общежития
    © Студия 44
  • zooming
    3 / 3
    Кампус университета ИТМО. Общежития
    © Студия 44

Каждое общежитие, круглое или квадратное, устроено как парафраз учебного корпуса в миниатюре: в центре объема световой крытый атриум с амфитеатром для общения; на него выходят галереи, соединяющие комнаты на одного-трех человек, объединенные по две-три в блоки с кухней-нишей. На каждом этаже и на галереях предусмотрены коворкинги, – предполагается, что заниматься можно будет не обязательно там же, где и спать. «Метаболическую» пористость крупных клеток на фасадах образуют лоджии, которые, надо думать, станут очень приятным дополнением к студенческой жизни.
  • zooming
    1 / 10
    Кампус университета ИТМО. Интерьер общежития, амфитеатр
    © Студия 44
  • zooming
    2 / 10
    Кампус университета ИТМО. Интерьер общежития, амфитеатр
    © Студия 44
  • zooming
    3 / 10
    Кампус университета ИТМО. Интерьер общежития, амфитеатр
    © Студия 44
  • zooming
    4 / 10
    Кампус университета ИТМО. Общежития. Кампус университета ИТМО. Общежития. Схема функционального зонирования. Первый этаж
    © Студия 44
  • zooming
    5 / 10
    Кампус университета ИТМО. Общежития. Кампус университета ИТМО. Общежития. Схема функционального зонирования. Типовой этаж
    © Студия 44
  • zooming
    6 / 10
    Кампус университета ИТМО. Общежития. Схема функционального зонирования. Вид сверху
    © Студия 44
  • zooming
    7 / 10
    Кампус университета ИТМО. Общежития. Второй блок. Фасад 1-16
    © Студия 44
  • zooming
    8 / 10
    Кампус университета ИТМО. Общежития. Первый блок. Фасад 16-1
    © Студия 44
  • zooming
    9 / 10
    Кампус университета ИТМО. Общежития. Первый блок. Фасад А-У
    © Студия 44
  • zooming
    10 / 10
    Кампус университета ИТМО. Общежития. Первый блок. План первого этажа
    © Студия 44

Круглых корпусов меньшинство, их круглобокие объемы напоминают о газгольдерах, в наше время – традиционных местах сбора артистических сообществ и музеев современного искусства. А чем IT-шники хуже?
  • zooming
    1 / 6
    Кампус университета ИТМО. Общежития
    © Студия 44
  • zooming
    2 / 6
    Кампус университета ИТМО. Общежития. Третий блок. Разрез 8-1
    © Студия 44
  • zooming
    3 / 6
    Кампус университета ИТМО. Общежития. Третий блок. План первого этажа
    © Студия 44
  • zooming
    4 / 6
    Кампус университета ИТМО. Общежития. Третий блок. План второго этажа
    © Студия 44
  • zooming
    5 / 6
    Кампус университета ИТМО. Общежития. Первый блок. Разрез 1
    © Студия 44
  • zooming
    6 / 6
    Кампус университета ИТМО. Общежития. Третий юлок. Разрез 2
    © Студия 44

Линия лабораторных корпусов, выстроенных вдоль кардо, выглядит строже: все они 4-этажные, сверху похожи, как уже говорилось, на процессоры – в конце концов там будут проходить какие-то лабораторные процессы, и проработаны эти здания, поскольку не относятся к первой очереди, в меньшей степени. По словам архитекторов, они предназначены для «исследований в области информационных технологий, фотонных и квантовых технологий, наук о жизни и здоровье», и их пространства устроены, как и у общежитий, иерархично: общий для корпуса атриум, пространство для общения между несколькими лабораториями, open space одной лаборатории. Напомним, что лабораторные корпуса и общежития соединены с главным корпусом «стрелами» двух теплых галерей, которые позволяют добраться до главного здания в тепле и в уюте.

Общежития Хай Парка ИТМО, 1 очередь, видео:


В проекте предусмотрен некоторый объем «зеленых» технологий, в частности, использование «серой» воды для полива и солнечных батарей для дополнения основного потока электроэнергии, – они должны не только позволить кампусу в будущем экономить на содержании зданий и территории, но и сертифицироваться по стандарту GREEN ZOOM, первому российскому стандарту оценки энергоэффективности, разработанном, заметим, специалистами ИТМО.
***

Итак, проект большой и амбициозный; сама по себе задача создать новый инновационный кампус, возможно третий по счету (но, как говорится не по значению, – как знать) инногород страны – дело очень и очень заметное. Проект «Студии 44» переосмыслил мастер-план и предложил яркое и во всех смыслах «острое» динамичное решение, уместное для инновационного содержания и даже «подстегивающее» будущих инноваторов пространством и пластикой, напоминая им то об изобретениях российских и советских конструкторов, то о мечтах аванграда. Но без фанатизма: то есть позволяя добраться до классов в тепле, подышать на лоджии, посидеть-поговорить на ступеньках амфитеатра, – создавая комфортные и разнообразные условия для общения и инженерного творчества.
Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru
Проект:
Кампус университета ИТМО
Россия, Южный

Авторский коллектив:
Н.И. Явейн. А.П. Яр-Скрябин (ГАП). Архитекторы: А.В. Бурдин, Е.В. Коровина, Е.А. Криштопчик, Е.С. Рагозина, К.П. Соколова, А.В. Соловьев, М.В. Фомина. ГИП – Л.В. Герштейн, Л.О. Циколия.
Главный конструктор: Кривоносов А.С. Конструкторы: М.В. Новоселов, Е.Ю. Валяев, А.М. Земеров, П.А. Пяткин, А.В. Агашков

2019 — 5.2020

Заказчик: АО «Хайпарк Санкт-Петербургского национального исследовательского университета информационных технологий, механики и оптики» (АО «ИТМО Хайпарк»)

06 Августа 2020

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Студия 44: другие проекты
Истинное Зодчество: лауреаты 2021
Хрустальный Дедал достался Николаю Шумакову, президенту САР и СМА и главному архитектору Метрогипространса, за станции БКЛ Авиамоторная, Лефортово, Электрозаводская. Премию Татлин решили не присуждать.
Анализ и синтез
Проект ЖК «Красин», предназначенный для исторического центра Петербурга и расположенный в очень ответственном месте: рядом с Горным институтом Воронихина, но на границе с промышленным городом, – стал результатом тщательного анализа специфики исторической застройки Васильевского острова и последующего синтеза с уклонением от прямой стилизации, но формированием узнаваемого силуэта, созвучного «старому городу».
Из агоры в хаб
Публикуем фрагмент из книги «Музей: архитектурная история», посвященный современным формам институции: музей как агломерация, хаб, фабрика или проун.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Никита Явейн о Главном штабе
Видео-лекция – около часа – о проекте реконструкции восточного крыла Главного штаба, который стал основным сюжетом юбилейной выставки архитекторов «Студии 44», на youtube Государственного Эрмитажа.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Поиск стиля
В стремлении найти ответ на давний вопрос о петербургском стиле «Студия 44» соединила контекстуальные аллюзии, современный парафраз северной неоклассики и альтернативный подход к квартальной застройке. Получилось крупно и цельно.
Игорь Явейн. Архитектор транспортных потоков
Олег и Никита Явейны создали сайт про отца – Игоря Явейна: он дает возможность изучить полный архив проектов мастера авангарда, основоположника опередившей свое время теории транспортно-пересадочных узлов, автора книги об архитектуре потоков, актуальной до сих пор.
Театр-город
Вторая очередь Академии танца Бориса Эйфмана выстроена вокруг здания театра, а «крутится» ее пространство вокруг архитектурной сценографии городка-атриума. Получается матрешка: театр в городе, город в театре, и все это школа. Очень эффективный вариант использования пространства.
Как сохранить деревянное: Петербург
«Студия-44» разработала для Санкт-Петербурга Концепцию сохранения памятников деревянной архитектуры. Особенно интересна в ней методика определения ценности зданий, а также параметрическая модель, которая наглядно показывает, что нужно спасать в первую очередь.
Вереница впечатлений
Парк-ожерелье для первой линии намыва Васильевского острова насыщен современными функциями, но обладает регулярной структурой и отсылками к классическим петербургским садам. Проект победил в конкурсе, его планируется реализовать.
Репрезентативная выборка
Семь архитекторов Петербурга – о завершившейся на днях биеннале, защите рынка и открытости, разных поколениях, и о традициях фестиваля, организуемого ОАМ.
Долина знаний
«Студия 44» разработала проект образовательного центра в Сочи, соединив павильонный подход с космическими мотивами, ассоциирующимися с названием центра «Сириус».
Билет на праздник: архитекторы о WAF-2018
В конце ноября прошел очередной фестиваль WAF. На этот раз в Амстердаме. Говорим с восемью российскими участниками, вошедшими в шорт-лист и презентовавшими свои проекты. В том числе и с Никитой Явейном, победителем в номинации Культура-Проект.
Акупунктура городов
На петербургском Культурном форуме архитекторы поговорили о том, какую пользу международные события могут принести городам.
Владимир Фролов: «Стремление к абсолютному комфорту...
В преддверии фестиваля «Зодчество`18» главный редактор журнала «Проект Балтия» Владимир Фролов рассказал о своем кураторском проекте – выставке «Идеал и норма», которую можно будет увидеть в «Манеже» с 19 по 21 ноября
Похожие статьи
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.
Школа особого режима
Престижная Амстердамская британская школа заняла бывший комплекс тюрьмы конца XIX века. Авторы проекта реконструкции – Atelier PRO.
Анализ и синтез
Проект ЖК «Красин», предназначенный для исторического центра Петербурга и расположенный в очень ответственном месте: рядом с Горным институтом Воронихина, но на границе с промышленным городом, – стал результатом тщательного анализа специфики исторической застройки Васильевского острова и последующего синтеза с уклонением от прямой стилизации, но формированием узнаваемого силуэта, созвучного «старому городу».
Преемственность силуэта
Доходный дом «Астория» в центре Стокгольма реконструирован архитекторами 3XN, которые добавили к нему новый корпус со схожим профилем кровли.
От контраста к контексту
Herzog & de Meuron расширили музей Кюпперсмюле в Дуйсбурге – комплекс индустриальной мельницы, который они сами приспособили для устройства экспозиций еще в 1999.
Камертон озера
Новый жилой комплекс в Тюмени спроектирован при участии французских архитекторов, сочетает башню с таунхаусами и домиками на крыше, но прежде всего настроен на озеро, которое способно подарить ощущение загородной жизни.
В кольцах пандусов
Словенские архитекторы ENOTA и косовское бюро OUD+ Architects выиграли конкурс на проект спортивного центра в Приштине.
Длинный дом
Общественный центр по проекту бюро smartvoll должен вернуть оживление в сердце австрийской деревни Гросвайкердорф.
Печатные, но наполовину
В Техасе выставили на продажу дома, возведенные при помощи 3D-принтера. Приобрести высокотехнологичное жилище можно за 745 000 долларов.
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Кирпичный текстиль
На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.
Домики в кронах
Свайные гостевые домики по проекту бюро aoe обеспечивают постояльцам близость к природе и уединение.
Диалектический манифест
Высотный ЖК MOD, строительство которого начато в Марьиной роще рядом с территорией, на которой запланирована штаб-квартира РЖД, откликается на «центральный» контекст будущего городского окружения и в то же время позиционируется авторами как «манифест модернистских минималистичных принципов в архитектуре».
Околоземное пространство
Новый терминал аэропорта в Кемерово «Леонов» построен в «космические» сроки, несмотря на пандемию. Он стал одним из важных элементов стремительного развития города и зримо отразил свое посвящение первому выходу человека в открытый космос, как в интерьерах, так и на фасадах. Его главные «фишки»: эффект звездного неба и открытость.
В дуэте с ареной
Жилой комплекс West Half по проекту ODA в Вашингтоне построен рядом с бейсбольным стадионом и учитывает все аспекты такого соседства, включая свою «роль» в телетрансляциях матчей.
Высотная дактилоскопия
Ламели на фасадах высотного жилого комплекса Arté MK в Куала-Лумпуре по проекту SPARK обеспечивают защиту от солнца днем и декоративную подсветку ночью, а также повторяют узор отпечатка пальца заказчика.
Скелет суккулента
Сотрудники и студенты Штутгартского университета построили павильон с несущей конструкцией из льняного волокна, которая повторяет строение кактуса.
Технологии и материалы
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
BTicino: сделано в Италии
Компания BTicino, итальянский бренд Группы Legrand, пересмотрела подход к электрике дома и сделала из розеток и выключателей функциональные произведения искусства.
Элегантность, неподвластная времени
Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность.
Топовые BIM-модели Cersanit для интерьера ванной под ключ
BIM-технологии позволяют проектировщикам не только создавать 3D картинку, но и разрабатывать целую базу данных, где будет храниться вся информация об объекте с детальными характеристиками. Виртуальная копия здания хранит всю информацию об изменениях на каждом этапе, помогает поддерживать высокую производительность работы, сокращает время на пересчёт, позволяет детально проработать параметры и размеры блоков.
Золото на голубом – новое прочтение
В постиндустриальном районе Милана завершается строительство делового кластера The Sign. Комплекс станет функциональной и визуальной доминантой района – в нем разместятся множество деловых и общественных зон, а его сияющие золотыми фрагментами фасады будут привлекать внимание издалека. Золото на фасаде – панели ALUCOBOND® naturAL Gold от компании 3A Composites.
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Сейчас на главной
Удар крученым
Тотан Кузембаев спроектировал дом из CLT-панелей в Пирогово. Он называется СЛАЙС. Предполагается, что проект стандартизированный и будет тиражироваться.
Урбанизированное междуречье
Проект-победитель конкурса Малых городов для Сызрани от творческой мастерской ТМ продолжает развитие кремлевской набережной, раскрывает живописные панорамы и способствует очищению рек.
Ажурный XX-конструктив
Во дворе Музея архитектуры на Воздвиженке установлена инсталляция группы DNK ag. Она приурочена к 20-летнему юбилею бюро, и впервые была показана на Арх Москве. Предполагается, что объект простоит во дворе музея один год и послужит началом для новой традиции – регулярно обновляемого выставочного проекта «Современная архитектура во дворе МУАРа».
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Ответ домашнему офису
Новое здание фармацевтического концерна Roche по проекту бюро Christ & Gantenbein предлагает сотрудникам альтернативу цифровой среде и работе на дому.
Город, дружелюбный к детям
Вместе с организаторами и кураторами фестиваля «Детская Платформа», который прошел в Нальчике, разбираемся, как привить детям чувство причастности к городу, какие практики позволят вовлечь их в городские процессы и почему важно учить детей работать с материалами.
Линия сердца
Проект-победитель конкурса Малых городов помогает связать скверы и парки Можги, сделать транзитные территории более безопасными и насытить центр города новыми сценариями и объектами – например, многофункциональным центром «Гаражи»
Белее белого
Публикуем последние четыре работы, вошедшие в короткий список конкурса на жилую застройку поселка Соловецкий: DNK.ag, .ket, «План Б» и АБ «Белое».
Ток и торф
Проект-победитель конкурса Малых городов от бюро SOTA: спокойный парк вокруг Стахановского озера в подмосковном Электрогорске
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Две стихии
Еще один проект-победитель конкурса Малых городов от Аб «Вещь!», на этот раз для солнечного Ахтубинска: благоустройство, вдохновленное стихиями воды и воздуха, а также фотогеничный памятник досаждающей мошке.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.
Променад на тракте
Проект-победитель конкурса Малых городов для Клина: длинный променад с точками притяжения, смотровыми площадками и всесезонно активными пространствами.
Школа особого режима
Престижная Амстердамская британская школа заняла бывший комплекс тюрьмы конца XIX века. Авторы проекта реконструкции – Atelier PRO.
Дача от архитектора
Дом.рф подводит промежуточные итоги конкурса на лучшие типовые проекты с использованием деревянных конструкций. Публикуем некоторые из проектов-победителей первой номинации конкурса, благодаря которой уже в следующем году любой желающий сможет построить загородный дом по проекту от мастерской Тотана Кузембаева и десятка других талантливых бюро.
Соль земли
Проект-победитель конкурса Малых городов для Усолья от АБ «Вещь!»: восстановление планировочной структуры посадской части и деликатное включение объектов благоустройства по соседству с памятниками строгановского барокко.
Сарай, огород и очаг
Ищем национальную идею российской архитектуры среди проектов финалистов конкурса на разработку многоквартирного жилья для поселка Соловецкий. В первом выпуске: Мастерская деревянной архитектуры Евгения Макаренко + NORMA, Александр Бродский и бюро Katarsis.
Нет плохой погоды
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает для сибирского города Мегион всесезонный парк и необычные элементы благоустройства, отвечающие суровому климату: источники витамина D, укрытия от холода и непогоды и преобразователи ветра.