English version

Летящий

Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru
Проект:
Кампус университета ИТМО
Россия, Южный

Авторский коллектив:
Н.И. Явейн. А.П. Яр-Скрябин (ГАП). Архитекторы: А.В. Бурдин, Е.В. Коровина, Е.А. Криштопчик, Е.С. Рагозина, К.П. Соколова, А.В. Соловьев, М.В. Фомина. ГИП – Л.В. Герштейн, Л.О. Циколия.
Главный конструктор: Кривоносов А.С. Конструкторы: М.В. Новоселов, Е.Ю. Валяев, А.М. Земеров, П.А. Пяткин, А.В. Агашков

2019 — 2020

Заказчик: АО «Хайпарк Санкт-Петербургского национального исследовательского университета информационных технологий, механики и оптики» (АО «ИТМО Хайпарк»)
Согласно международному рейтингу QS World University Rankings, ИТМО – петербургский университет информационных технологий, механики и оптики – второй год подряд занимает первое в России место в номинации «Электроника и электротехника». Вузу больше ста лет, он был основан как отделение ремесленного училища в 1900 году. Сейчас студенты ИТМО часто побеждают в международной олимпиаде по информатике ICPC, в 2009 году вуз вошел в список «национальных исследовательских университетов России». При этом изысканность специализации – не только на информационных технологиях, но и на механике и оптике – звучит деловито и естественнонаучно в духе Петра Великого. Словом, это главный IT-университет города, на хорошем счету в стране, современный и перспективный, так что уже некоторое время вуз стремится превратиться в нечто большее, с размахом нацпроекта. Для этого в 2018 году началось проектирование нового кампуса – не только учебного, но и исследовательского и производственного, его называют иннополисом и сравнивают со Сколково, но разница в том, что в Сколково и в казанском Иннополисе университеты были созданы заново, а ИТМО High Park строится вокруг одного университета со сравнительно долгой историей. Хай Парк должен стать филиалом ИТМО, в нем будут учиться магистры; программы бакалавриата останутся в старом здании в центре города, к северу от Петропавловской крепости.

Кампус планируется построить в городе-спутнике Южный, который представляет собой отдельный сюжет. Концепцию его застройки разработали архитекторы Gillespies в 2013 году – и в ней город-спутник предстает как элемент нового, полицентричного подхода к застройке Петербурга, и кроме того – город зеленый, невысокий, где-то до 5 этажей. Весь этот набор воспринимается остро и инновационно на фоне высоких безликих «спальников», которыми город обрастал в последнее время. Но прошло 7 лет, концепцию застройки города пока не утвердили, и в данный момент о ней известно немного.
Кампус университета ИТМО. Слева ситуационный план, слева мастер-план города Южного
Предоставлено Студией 44

Зато известно, что ИТМО Хайпарк, согласно замыслам, должен стать первым районом Южного и драйвером его развития: директор компании, которая занимается строительством города-спутника, называет иннополис «важнейшей вехой на пути» к нему, поскольку именно в Хайпарке появятся рабочие места. Мастер-план иннополиса разработали в 2018 году москвичи RTDA и привлеченное ими британское бюро Allies and Morrison.
Кампус университета ИТМО. Мастер-план 2018 года
© RTDA совместно с Allies & Morrison

Следующей стадией проекта ровно год назад, в июле 2019, занялась «Студия 44» Никиты Явейна – не так давно, в мае архитекторы представили на обсуждение градсовета архитектурно-планировочное и объемно-пространственное решение кампуса в целом и проект его первой очереди, куда входит главный учебный корпус – ядро всего комплекса, несколько корпусов общежитий и студенческий клуб. Проект был принят советом «на ура». Архитекторы не только дополнили, но в некоторых частях существенно переработали мастер-план.

Надо сказать, что привлечение к проекту «Студии 44» – архитекторов, которые построили несколько крупных образовательных кластеров всероссийского значения: «Сириус» в Сочи, кампус Школы менеджмента СПбГУ в Петродворце, Академию танца Бориса Эйфмана в Петербурге и Академию хореографии в Нур-Султане, а сейчас строят гимназию Примакова в Московской области, – более чем предсказуемо. Кого и звать, если не их.

Проект совершенно огромный – площадь отведенной территории 90 га. Впрочем пока кругом поля, совершенное раздолье так называемого greenfield. Территория расположена между Киевским шоссе, ведущим в Гатчину, и железной дорогой туда же, со станцией Лесное на ней. Но проект High Park не был бы современным, если с самого начала замысла не предполагал схемы включения кампуса в структуру нового города. Такая схема разработана и на уровне города, и на уровне Хайпарка: в крупном, среднем и микро-масштабе пешехода.
Кампус университета ИТМО. Транспортная схема
© Студия 44

К городу Южный инноград ИТМО «подключается» примерно как процессор к материнской плате – через «хаб» городской площади – протяженного пространства, вытянутого вдоль северо-восточной границы кампуса перед самым главным его зданием, учебным центром, который планируется построить в составе первой очереди. После завершения проекта площадь-хаб будет состоять из двух частей: к северу от нее последней, пятой очередью планируются бизнес-инкубатор и центр урбанистики, к ним будет вести пешеходный мост, между зданиями образуется вторая часть площади; по завершении всех частей проекта площади «стыкуются» между собой и образуют полноценную связь с городом, который к тому моменту, может быть, начнут строить. В город, помимо автомобильных путей, будут вести два пешеходных: на севере мост через трассу, в северо-восточной части главной связью с городом служит мост, встроенный в состав вокзала, в который должен превратиться полустанок Лесное.
Кампус университета ИТМО. Синим показаны площадь перед учебным корпусом и площадь пятой очереди между бизнес-инкубатором и центром урбанистики; голубым пешеходный мост; красным въезды
© Студия 44

Два пути, ведущие в Гатчину: Киевское шоссе и железная дорога, между которыми расположена территория кампуса, обеспечивают хорошую транспортную доступность. Внутри его территория разделена двумя основными трассами, которые пересекаются под прямым углом: архитекторы «Студии 44» смотрят на них через призму римского города, называя cardo и decumanus, благо ориентация трасс почти соответствует странам света. Длинный cardo, параллельный дорогам, идущим с севера на юг, разделяет территорию собственно университета от участков наукоемких произвоств, расположенных ближе к Киевскому шоссе. Строго перпедикулярный ему, как и учили латиняне, decumanus ответвляется от шоссе несколько южнее середины, служа границей между общежитиями и лабораториями – и спортивной частью кампуса.
Кампус университета ИТМО. Схема этапов строительства
© Студия 44

Кардо и декуманус служат внутренними транспортными артериями, но их также превращают в бульвары. Территория трактована как парк: архитекторы приводят в пример влиятельное решение «чопорного» Гарварда разместить стулья на газоне, после чего кампусы всего мира, более-менее дружно, превратились в города-сады. Гарвард Гарвардом, но заметим, что уже с шестидесятых, если не раньше, зелень считалась практически необходимой частью прогрессивного университета или исследовательского института – вспомним хотя бы, как Азимов описывает обстановку своего «Основания»: зелень и спорт, спорт и зелень.
Кампус университета ИТМО. Схема озеленения
© Студия 44

В проекте ИТМО парки и общественные пространства разной степени открытости иерархически ранжированы, что позволяет оптимально их организовать: площадь, бульвары, парк, дворы внешние и внутренние атриумы, локальные места общения. Ось общежитий, которая в мастер-плане была прижата к железной дороге, развернута под углом: «это помогло отодвинуть общежития от шумной зоны», – поясняют авторы. Производства придвинулись к шоссе, жилье студентов отодвинулось от железной дороги. Сравнительно небольшая перекомпоновка сделала планировку и яснее, и просторнее: четкость построения обеспечила больше свободного пространства и визуальных связей.

Еще одно существенное дополнение к мастер-плану: Никита Явейн и Антон Яр-Скрябин предложили две крытые галереи. Что в климате Петербурга важно. Обе коротким путем ведут в учебный корпус, одна соединяет ряд лабораторий, другая общежития.

На схеме крытые пути показаны филетовым цветом: 
Кампус университета ИТМО. Схема общественных пространств
© Студия 44

Парк между корпусами лабораторий и общежитиями из-за добавления диагональной оси получился трапециевидным, сужающимся к учебному корпусу. Его «раструб» напоминает Рим и лучи Петра Еропкина, расходящиеся от Адмиралтейства, – классический прием архитектуры и градостроительства Нового времени. Он помогает с одной точки усилить перспективу: ряды корпусов будут «притягивать» глаз к учебному корпусу, а с другой точки расширить простор, так как при взгляде от учебного корпуса парк будет казаться шире.
Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
© Студия 44

В спортивной части треугольному парку вторит подобная ему фигура сквера. Планировка приобрела жесткость и остроту, причем произошло это благодаря приемам градостроительства эпохи классицизма, – надо ли говорить, что в Петербурге такое направление мысли представляется логичным. Паттерн «стройного» города воспроизводится в 30 километрах от Дворцовой – и новый локальный центр формируется по «родительским» правилам.
  • zooming
    1 / 4
    Кампус университета ИТМО. Схема этапов строительства. Первый этап
    © Студия 44
  • zooming
    2 / 4
    Кампус университета ИТМОСхема этапов строительства. Второй этап
    © Студия 44
  • zooming
    3 / 4
    Кампус университета ИТМОСхема этапов строительства. Третий этап: спортивные сооружения и пешеходные переходы
    © Студия 44
  • zooming
    4 / 4
    Кампус университета ИТМО. Концептуальная схема планировочной организации участка первой очереди
    © Студия 44

Пластика комплекса во многом определена этими планировочными приципами, а также – «метаскульптурными» предпочтениями Никиты Явейна, которому нередко удается напомнить нам о величии архитектуры на грани сверхчеловеческой архаики и стереометрии авангарда. К чему добавляется озвученный лет 10 назад Ремом Колхасом для Сколково образ «материнской платы», хорошо подходящий к IT-шному иннограду.
Кампус университета ИТМО
© Студия 44

Корпуса лабораторий сверху выглядят прямо как четыре процессора в ряд, а блоки научных производств, особенно те, которые выстроились вдоль cardo, – то объемно-клетчатые, с равномерным чередованием выступающих и западающих параллелепипедов, то ребристые из-за сплошного ряда шедовых фонарей. При взгляде сверху в этих объемах угадываются какие-то технические штуковины, – кажется, что их можно вытащить, протереть «ножки» контактов спиртом, и потом вставить обратно. Словом, образность начинки электронного устройства, модулей, расставленных по определенным законам, прочитывается довольно отчетливо.

Концепция кампуса ИТМО, видео: 


Иными словами, узнаваемые приемы «Студии 44»: корпуса, похожие на гигантские гайки, гальки или торусы, перспективный луч, крупный масштаб, – соединены здесь со вполне опознаваемыми отсылками к актуальным поискам формы «архитектуры для инноваций».
Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус. Схема функционального зонирования. Вид сверху
© Студия 44

Главное здание недвусмысленно берет на себя роль пространственно-пластического «узла» всего кампуса. Оно состоит из гигантского диска и множества объемов – «балок», цилиндров, кубов. Диск их объединяет, некоторые утоплены в нем целиком, другие наполовину, третьи стыкуются углом, четвертые «прорастают» далеко вперед от центра.

Внутри авторы трактуют этот конгломерат как город с улицами, мостами, большими и маленькими площадями, «зданиями» и «павильонами». Образ городской площади архитекторы уже реализовали недавно в фойе театра Академии танца Бориса Эйфмана, но здесь размах много больше. Да дело и не только в масштабе.

Дело в том, что в совместных обсуждениях руководства университета с архитекторами было решено – структура учебного корпуса должна быть спланирована свободно, с преобладанием так называемых коворкингов – мест, где можно устроиться для самостоятельной работы, будь то написание кода, чтение книг или удаленное слушание лекций. Да-да, лекции не обязательно слушать в аудитории, можно будет подключаться к ним где угодно, хоть в амфитеатре, хоть в круглой или квадратной «стекляшке». Там же можно будет устраивать спонтанные или запланированные семинары – максимум свободы и разнообразия обстановки должны стимулировать будущих IT-шников к креативности.

Здание учебного корпуса, видео: 


Более того, одним из пожеланий руководства был постоянный шум, или «гул» – в такой обстановке, а не в глухой тишине, подумать только, по убеждению университета, – лучше работается. Но уж во всяком случае студенты не будут привыкать к тишине как обязательному условию сосредоточения, и в дальнейшем не будут зависеть от тишины. Интересный подход. Конечно, он требует от учеников определенной степени мотивации и внутренней самодисциплины, – однако кампус предназначен для магистров, студентов последних лет обучения, предполагается, что они этими качествами уже обладают. Зато свежий подход к организации процесса, в том числе и в пространстве, должен оживить навыки и двигать вперед.
  • zooming
    1 / 11
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44
  • zooming
    2 / 11
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44
  • zooming
    3 / 11
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44
  • zooming
    4 / 11
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44
  • zooming
    5 / 11
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44
  • zooming
    6 / 11
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44
  • zooming
    7 / 11
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44
  • zooming
    8 / 11
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44
  • zooming
    9 / 11
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44
  • zooming
    10 / 11
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44
  • zooming
    11 / 11
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44

Разные функциональные зоны свободно «перетекают» одна в другую, реализуя мечту Фрэнка Ллойда Райта; «обтекают» закрытые, но в основном прозрачные блоки, разбросанные с различной степенью свободы. Здесь минимум дверей, – подчеркивают архитекторы, – всё, что можно, открыто. Более того, в процессе передвижения нас будут постоянно встречать лестницы, трактованные как амфитеатры, а уровни будут меняться плавно, местами используя наклон пола. Комнаты преподавателей смешаны с коворкингами и аудиториями, отчего максимально приближены к учебному процессу, так что студентам не потребуется их разыскивать в какой-то отдельной части здания.
author photo

Никита Явейн, «Студия 44»:

«В этом проекте, я бы сказал так – заказчик хотел не меньшего, чем мы. Такое нечасто случается, в нашей практике – едва ли не впервые. Благодаря взаимной заинтересованности получилось очень удачное сотрудничество, и оно уже позволило спроектировать цельное, единое пространство, абсолютно перетекающее, с наклонными полами, подобное тому, что реализовали SANAA в здании учебного Rolex-центра в Лозанне.

Пространство решено как город, со своими улицами, площадями, множеством активностей. Одно-двухэтажный город, похожий на античный, где вся жизнь проходила на улицах, а домой приходили разве что поспать. Здесь у нас тоже вся жизнь – на шумных улицах. Вся жизнь вовне: между лекционными залами, учебными комнатами, коворкингами, комнатами преподавателей. Без барьеров».

Функции, между тем, всё же сгруппированы и распределены по крупным кластерам. В четыре объема-«балки» собраны учебные корпуса: две из них обрамляют начало парка, две другие «распахнуты» с запада на восток. Между учебными блоками вкраплены: студенческий клуб и администрация с южной стороны кампуса, а также музей, столовая и вход с северной, городской стороны.
  • zooming
    1 / 3
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус. Схема функционального зонирования на отметке +4.950
    © Студия 44
  • zooming
    2 / 3
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус. Схема функционального зонирования на отметке +13.050
    © Студия 44
  • zooming
    3 / 3
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус. Схема функционального зонирования на отметке 0.000
    © Студия 44

В центральной части площадь-campo образуют несколько «башен», главную из них авторы трактуют как ратушную – belfry/beffroi. В средневековых городах Западной и Северной Европы такая башня служила символом независимости и самоуправления, на нее еще вешали вечевой колокол. В российских университетах так повелось, что самоуправления как правило нет; однако в ИТМО практикуют его элементы, – объясняет Никита Явейн. Так что башня появилась неспроста. В ней разместится библиотека и «студенческий офис».
Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
© Студия 44

Кроме того, в верхнем ярусе из башни вырастает консоль ректората – она нависает над входом как капитанский мостик, опираясь на гипостиль тонких колонн и кубик книжного магазина. Три другие объема «башен», окружающие центральную «площадь», поменьше: это круглый объем «творческих пространств», квадратные игровая и «темная комната».
author photo

Антон Яр-Скрябин, «Студия 44»

«На мой взгляд, главная и уникальная особенность проекта состоит в том, что мы, подчеркну – я и все мои коллеги из «Студии 44», все, кто работал над проектом как с самого начала, так и позднее, и университет в качестве заказчика, – мы образовали в процессе работы единую команду, дружную и увлеченную процессом проектирования, который длился больше года. Здесь сложились не обычные отношения заказчик-архитектор, а много более теплые, основанные на взаимной заинтересованности задачей. Мы и до сих пор с радостью встречаемся и общаемся.

Команда ИТМО – молодая, там прислушиваются к свежим идеям, и у меня создалось впечатление, что те принципы, которые изложены на сайте университета: уважение к личности, добросовестность, свобода, открытость, любовь к своему делу, – для них вовсе не пустые pr-слова, а действительно основа жизни и работы. Сам процесс обучения в ИТМО построен на том, чтобы не мешать познанию. Все как семья, главное – коммуникация, взаимодействие идей и людей.

Так что с самого начала, исходя из идеологии, очень настойчиво предложенной университетом, от нас требовалось нестандартное мышление, и мы пошли по пути выстраивания системы пространств коммуникации. Условно говоря, начали с «пустот», поскольку здесь они более важны, и уже между ними распределили закрытые помещения классов. Обычно начинают с группировки помещений и объемов, а мы начали с организации соподчинения и взаимосвязи пространств. Применили этот принцип и к главному зданию, и к общежитиям, и ко всей композиции в целом – она развивается от центрального амфитеатра как своего рода «Большой взрыв». Получившееся пространство, на мой взгляд, не имеет прямых аналогов и очень подходит ИТМО. Я очень надеюсь, что его удастся реализовать и университет сможет поселиться в кампусе, который соответствует его идеям и тому настроению, которое в нем поддерживается».

Все линии, определяющие границы объемов и их направления, параллельны или перпендикулярны трем главным осям: кардо, декуманусу и лучу общежитий, – таким образом оси прорастают в композицию и планировку, на них строится и из них вырастает вся его динамика, в том числе острый нос трегуольного музея с вывеской университета со стороны города и вокзала.
Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус. Музей и его острый «нос», обращенный в сторону вокзала и города, и служащий вывеской
© Студия 44

Внутри музей состоит из последовательно уменьшающихся залов, подчиненных контурам узкого треугольника и перекликающихся с идеей перспективного сужения, которая заявлена в парке ИТМО. Залы связывает широкий проход с перепадом высот и несколькими вкраплениями ступенек мини-амфитеатров. Он плавно поднимается к востоку, в узкой части под ним устроены техпомещения музея. Вдоль музея и соседнего учебного корпуса – два дополнительных входа в учебный корпус, со стороны вокзала.
Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус. Схема функционального зонирования на отметке +9.900
© Студия 44

И наконец, посередине – главная часть «площади» большой амфитеатр, он же многофункциональный актовый зал или аудитория гигантского размера, он же место общения на период между большими лекциями и торжественными мероприятиями. Огромный «сачок» – а что студент без сачка? Сачок обязательно нужен, именно там происходят все важные разговоры и знакомства на всю жизнь. «Главная аудитория» раскрыта панорамным стеклом на парк, который в свою очередь понят как его продолжение – парк тоже «амфитеатр», но протяженный, с небольшим уклоном.
  • zooming
    1 / 4
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44
  • zooming
    2 / 4
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44
  • zooming
    3 / 4
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44
  • zooming
    4 / 4
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44

И здесь возникает интересный сюжет. Участок, как и всё вокруг Петербурга, представляет собой плоскую равнину с небольшим перепадом высот: рельеф очень плавно понижается, на 5 м в поперечном направлении, от шоссе к железной дороге; но нет ни холмов, ни углублений, типичная «петербургская» равнина. Однако к моменту начала проектирования территория уже была обременена высотными ограничениями, которые не позволяли существенно вырастить здание вверх. Так что архитекторы пошли по пути геопластики. Они понизили уровень рельефа на 4,5 метра в южной части учебного корпуса – так образовался спуск с севера на юг, на котором разместились ступени большого амфитеатра главной аудитории. Внизу, перед панорамным стеклом, в начале парка, запланирован искусственный пруд круглой формы, зимой на нем, возможно, будут устраивать каток.
Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус. Разрез
© Студия 44

Естественный уклон парка – около 3 м – обращен навстречу главной аудитории, с юга на север; его немного усилят, но он останется плавным. Парк и аудитория встретятся, таким образом, в самой глубокой точке рельефа. По парку в проекте течет синусовидная искусственная речка, впадающая в пруд.
Кампус университета ИТМО. Концептуальная схема планировочной организации участка
© Студия 44

Почву, вынутую ради устройства склонов, архитекторы планируют использовать в обваловке искусственных холмов, которые отделят общежития от железной дороги, защитив их от шума. И еще для элементов пластики в парке. Так, решая практические вопросы, одновременно авторы на совершенно ровном, «скучном» рельефе создали интригу: перепады уровней появятся и внутри учебного корпуса, и снаружи, на основной части кампуса.

Но вернемся в главный амфитеатр. В его пространстве хорошо видна металлическая поверхность кровли с отверстием по центру – диска, накрывающего атриум и все сходящиеся объемы – это тонкая металлическая конструкция с острыми и далеко вынесенными козырьками на тонких колоннах. «Шуховская» сетка стеклянного витража, разделяющего аудиторию и парк, отлично подчеркивает смелость инженерного решения.
Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
© Студия 44

Подвешенная самонапряженная структура немного проседает в центре, вокруг окна-оккулюса, – все это очень напоминает натяжную конструкцию металлической кровли недавно разрушенного СКК. Конструкция даже кажется нарочно задуманной как воспоминание о нём – уникальном и прогрессивном, но забытом и варварски уничтоженном. Как будто говорит нам: заново сделать? А мы попробуем!

«Конструкция, конечно, не повторяет СКК в точности, но мы ее задумали, действительно, в числе прочего и как воспоминание об утраченном стадионе, важном памятнике инженерной мысли Петербурга. Нам очень жаль СКК. И, кроме того, в «Студии 44» работают ученики Олега Курбатова, одного из авторов его конструктивного решения», – поясняет Никита Явейн.
Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус. Сечение
© Студия 44

На кровле задумана беговая и прогулочная дорожка. Объемы внутренних «башен» выходят на нее круглыми и квадратными «трубами» световых фонарей; такие же фонари поменьше украшают крыши крыльев. А с верхних «птичьих» ракурсов хорошо видно, что тонкий с острыми краями «блин» кровли прямо-таки «лежит» на разнонаправленных балках, составляющих учебный корпус. Приземлился, нацепился на башню студенческой «ратуши»; и готов, может быть, в любой момент взлететь. Этакая летающая тарелочка – тоже, надо признать, символ инноваций; или даже надежды на инновации внеземного свойства... Ну да это фантазии. Инновации надо, конечно, делать самим. Давно пора.
Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
Предоставлено Дирекцией фестиваля Зодчество, 2020

Снаружи к крыльям примыкают лестничные башни – то круглые, то квадратные, то протяженные скругленные, что напоминает и о средневековых замках, и о поисках конструктивистов. Башни не только упрощают передвижение, усложняя его сценарии – чем сложнее, тем короче, но в целом разнобразнее, – еще они выглядят как колышки, прикрепляющие крылья университета к земле, примерно так, как это принято делать с воздушным шаром, чтобы не улетел раньше времени.
Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
© Студия 44

Сочетание круга с «лучистой» композицией крыльев позволяет воспользоваться преимуществами другого варианта типологии современных школьных зданий – здания-звезды. Лучи позволяют создать максимальный фронт естественного освещения для аудиторий, а между ними возникают полуоткрытые дворы и пространства со сложными пластическими характеристиками, то узкие, то широкие, то расширяющиеся, как парк.
  • zooming
    1 / 8
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44
  • zooming
    2 / 8
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус. Схема функционального зонирования. Вид сверху
    © Студия 44
  • zooming
    3 / 8
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44
  • zooming
    4 / 8
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44
  • zooming
    5 / 8
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44
  • zooming
    6 / 8
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44
  • zooming
    7 / 8
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44
  • zooming
    8 / 8
    Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
    © Студия 44

Итак, средневековый или даже античный город с улицами и площадями-campo для IT-университета нового иннополиса. С лучевой планировкой Нового времени и пластикой – то летящей, то мегалитически «приземлившейся», но определенно современной. И с недвусмысленной отсылкой к авангарду, считываемой мгновенно, как из учебника. Какой там campo? Это Малевич.

Факт остается фактом: пожалуй, «Студии 44» лучше многих удается выступать в амплуа, соединяющем авангард, средневековье, какую-то еще дремучую архаику, воздействующую, кажется, прямо на подсознание, – проецируя все это на самые современные и инновационные проекты. Не такая простая задача – выйти за рамки стилизации, но не утратить многослойного смыслового наполнения. Но именно это здесь и происходит.

Возьмем для начала супрематизм. В ИТМО «малевичевская» структура плана, как и в проекте для Севастополя, приллюстрирована схемой-заставкой. Вместо «Победы над Солнцем» получается победа Солнца как Просвещения в частности и образования в целом – вполне адекватный образ для учебного заведения. С вьющейся ниткой искусственной речки, накручивающей на себя «катушку» самого большого корпуса общежития, в роли интонационной поправки от Хуана Миро или Василия Кандинского.
zooming
Кампус университета ИТМО. Заставка проекта
© Студия 44

И супрематизм, и круг как основа для здания современного университета или прогрессивной школы в наше время привычны и почти обязательны: возьмем кольцо детского сада Такахару Тезуки или колледж в Торсхавне Бьярке Ингельса. Или Школу управления «Сколково» Дэвида Аджайе, – он, пожалуй, первым вдохновился супрематическим сочетанием колеса и асимметричных балок на нем. Но есть еще и университет «Сколтех» Жака Херцога и Пьера де Мерона, – круглый, но уподобленный не авангардному колесу, а городу, силуэт которого как будто срезан по кольцу.

Но вот в чем дело. В Сколково мы видим либо супрематизм у Аджайе, либо «средневековый» (ну, или пусть просто традиционный) город у H&M. И если супрематизм летит, то средневековый город скорее успокаивает, эксплуатируя глубинные представления о «Золотом веке», чуждом перегрузок и бешеных скоростей. Проект ИТМО соединяет эти противоположные идеи, и у него получается. Он как будто смотрит на средневековый город не глазами современного туриста, для которого площадь исторического города это отпуск, кофеек с мороженым на террасе – а глазами средневекового человека, для которого площадь это крик, толпа, колокольня огромной высоты, а звук колокола подчиняет себе, выбивая из головы все мысли и мечтания. Это иной взгляд на средневековье, где-то здесь они и смыкаются с авангардом, который, как известно, какой-то своей частью вырос из символизма, искавшего путь к выразительности в древности разной степени глубины. Отсюда «взрывная» динамика, которой удается избежать нарративности несмотря на многосоставность и многослойность.

В то же время ассоциации с круглыми школами Сколково, по большому счету, не мешают, а даже помогают – согласно средневековому, к слову сказать, принципу они дают возможность выстроить смысловые аллюзии: в конце концов Хайпарк ИТМО это новое петербургское Сколково, на что указывает и «иконография диска», и общая отсылка к супрематизму. Не удивлюсь, если окажется, что такое сопоставление намеренно и в нем заключен элемент творческого соревнования со Сколково и попытка раскрыть те же темы шире, глубже, ярче.
Кампус университета ИТМО. Главный учебный корпус
© Студия 44
***

Вереница 4-5-этажных корпусов общежитий начинается от квадратного в плане студенческого клуба, который углом примыкает к учебному корпусу, и на фоне летящей энергетики главного здания напоминает сад камней. Они круглые и квадратные, расставлены почти симметрично, в подгруппах тяготеют к центральной симметрии, хотя достаточно редкая расстановка и неполная завершенность групп придают планировке эффект некоторой «разбросанности», пусть и тщательно спланированной. Внешне корпуса напоминают произведения японской архитектуры метаболизма, но подчиненные очень регулярной логике роста: крупные ячейки складываются в очень правильные фигуры, по степени системной регулярности больше похожие на части молекулы, чем на элементы материнской платы. «Группа из четырех корпусов образует кластер, – поясняют архитекторы, – вокруг благоустроенной мощеной пьяцетты между ними».
  • zooming
    1 / 3
    Кампус университета ИТМО. Общежития
    © Студия 44
  • zooming
    2 / 3
    Кампус университета ИТМО. Общежития
    © Студия 44
  • zooming
    3 / 3
    Кампус университета ИТМО. Общежития
    © Студия 44

Каждое общежитие, круглое или квадратное, устроено как парафраз учебного корпуса в миниатюре: в центре объема световой крытый атриум с амфитеатром для общения; на него выходят галереи, соединяющие комнаты на одного-трех человек, объединенные по две-три в блоки с кухней-нишей. На каждом этаже и на галереях предусмотрены коворкинги, – предполагается, что заниматься можно будет не обязательно там же, где и спать. «Метаболическую» пористость крупных клеток на фасадах образуют лоджии, которые, надо думать, станут очень приятным дополнением к студенческой жизни.
  • zooming
    1 / 10
    Кампус университета ИТМО. Интерьер общежития, амфитеатр
    © Студия 44
  • zooming
    2 / 10
    Кампус университета ИТМО. Интерьер общежития, амфитеатр
    © Студия 44
  • zooming
    3 / 10
    Кампус университета ИТМО. Интерьер общежития, амфитеатр
    © Студия 44
  • zooming
    4 / 10
    Кампус университета ИТМО. Общежития. Кампус университета ИТМО. Общежития. Схема функционального зонирования. Первый этаж
    © Студия 44
  • zooming
    5 / 10
    Кампус университета ИТМО. Общежития. Кампус университета ИТМО. Общежития. Схема функционального зонирования. Типовой этаж
    © Студия 44
  • zooming
    6 / 10
    Кампус университета ИТМО. Общежития. Схема функционального зонирования. Вид сверху
    © Студия 44
  • zooming
    7 / 10
    Кампус университета ИТМО. Общежития. Второй блок. Фасад 1-16
    © Студия 44
  • zooming
    8 / 10
    Кампус университета ИТМО. Общежития. Первый блок. Фасад 16-1
    © Студия 44
  • zooming
    9 / 10
    Кампус университета ИТМО. Общежития. Первый блок. Фасад А-У
    © Студия 44
  • zooming
    10 / 10
    Кампус университета ИТМО. Общежития. Первый блок. План первого этажа
    © Студия 44

Круглых корпусов меньшинство, их круглобокие объемы напоминают о газгольдерах, в наше время – традиционных местах сбора артистических сообществ и музеев современного искусства. А чем IT-шники хуже?
  • zooming
    1 / 6
    Кампус университета ИТМО. Общежития
    © Студия 44
  • zooming
    2 / 6
    Кампус университета ИТМО. Общежития. Третий блок. Разрез 8-1
    © Студия 44
  • zooming
    3 / 6
    Кампус университета ИТМО. Общежития. Третий блок. План первого этажа
    © Студия 44
  • zooming
    4 / 6
    Кампус университета ИТМО. Общежития. Третий блок. План второго этажа
    © Студия 44
  • zooming
    5 / 6
    Кампус университета ИТМО. Общежития. Первый блок. Разрез 1
    © Студия 44
  • zooming
    6 / 6
    Кампус университета ИТМО. Общежития. Третий юлок. Разрез 2
    © Студия 44

Линия лабораторных корпусов, выстроенных вдоль кардо, выглядит строже: все они 4-этажные, сверху похожи, как уже говорилось, на процессоры – в конце концов там будут проходить какие-то лабораторные процессы, и проработаны эти здания, поскольку не относятся к первой очереди, в меньшей степени. По словам архитекторов, они предназначены для «исследований в области информационных технологий, фотонных и квантовых технологий, наук о жизни и здоровье», и их пространства устроены, как и у общежитий, иерархично: общий для корпуса атриум, пространство для общения между несколькими лабораториями, open space одной лаборатории. Напомним, что лабораторные корпуса и общежития соединены с главным корпусом «стрелами» двух теплых галерей, которые позволяют добраться до главного здания в тепле и в уюте.

Общежития Хай Парка ИТМО, 1 очередь, видео:


В проекте предусмотрен некоторый объем «зеленых» технологий, в частности, использование «серой» воды для полива и солнечных батарей для дополнения основного потока электроэнергии, – они должны не только позволить кампусу в будущем экономить на содержании зданий и территории, но и сертифицироваться по стандарту GREEN ZOOM, первому российскому стандарту оценки энергоэффективности, разработанном, заметим, специалистами ИТМО.
***

Итак, проект большой и амбициозный; сама по себе задача создать новый инновационный кампус, возможно третий по счету (но, как говорится не по значению, – как знать) инногород страны – дело очень и очень заметное. Проект «Студии 44» переосмыслил мастер-план и предложил яркое и во всех смыслах «острое» динамичное решение, уместное для инновационного содержания и даже «подстегивающее» будущих инноваторов пространством и пластикой, напоминая им то об изобретениях российских и советских конструкторов, то о мечтах аванграда. Но без фанатизма: то есть позволяя добраться до классов в тепле, подышать на лоджии, посидеть-поговорить на ступеньках амфитеатра, – создавая комфортные и разнообразные условия для общения и инженерного творчества.

Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru
Проект:
Кампус университета ИТМО
Россия, Южный

Авторский коллектив:
Н.И. Явейн. А.П. Яр-Скрябин (ГАП). Архитекторы: А.В. Бурдин, Е.В. Коровина, Е.А. Криштопчик, Е.С. Рагозина, К.П. Соколова, А.В. Соловьев, М.В. Фомина. ГИП – Л.В. Герштейн, Л.О. Циколия.
Главный конструктор: Кривоносов А.С. Конструкторы: М.В. Новоселов, Е.Ю. Валяев, А.М. Земеров, П.А. Пяткин, А.В. Агашков

2019 — 2020

Заказчик: АО «Хайпарк Санкт-Петербургского национального исследовательского университета информационных технологий, механики и оптики» (АО «ИТМО Хайпарк»)

06 Августа 2020

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Технологии и материалы
Светлые грани у подножия Монблана
Бюджетный, влагостойкий и удобный облицовочный материал – цементные плиты КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® – стал основой для создания узнаваемого образа центра водных видов спорта в курортном альпийском Салланше.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Сейчас на главной
Традиции энергетики
В Порсгрунне на юге Норвегии по проекту архитекторов Snøhetta построено четвертое здание из их ресурсоэффективной серии Powerhouse: как и три предыдущих, оно произведет за время эксплуатации (минимум 60 лет) больше энергии, чем потратит, включая периоды строительства и демонтажа и даже процесс производства стройматериалов.
Подвижность модульного
В ЖК Discovery ADM architects предложили современную версию структурализма: форма основана на модульных ячейках, которые, плавно выдвигаясь и углубляясь, придают контурам объемов сдержанную гибкость, «дифференцированную» поэлементно. Пластично-ступенчатые фасады «прошиты» золотистыми нитями – они объединяют объемы, подчеркивая рельефность решения.
Наследники трамвая
Офисный комплекс Five в пражском районе Смихов «вырастает» из исторического здания трамвайного депо. Авторы проекта – бюро Qarta Architektura.
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Забег по петле
Образовательный центр и информационный павильон нового района в окрестностях Чэнду связаны красной лентой – эксплуатируемой кровлей с беговой дорожкой по проекту Powerhouse Company.
СПбГАСУ 2020: Архитектурный факультет
Лучшие работы архитектурного факультета СПбГАСУ, созданные под руководством Владимира Линова, Владлена Лявданского и Наталии Новоходской в 2020 году: деревянный жилой комплекс, оздоровительный центр в горах, еще одна история для Кенигсберга и преображение бывшего детского лагеря.
Жизнь на биеннале
Скандинавский павильон на ближайшей венецианской биеннале превратится в экспериментальное жилье-кохаузинг по замыслу норвежских архитекторов Helen & Hard при участии восьми жильцов из их «коммунального» дома в Ставангере.
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Кирпичный узор
Многофункциональный комплекс Theodora House на месте бывшего пивоваренного завода Carlsberg в Копенгагене: в историческом складе архитекторы Adept устроили офисы и пристроили к нему жилые корпуса, восстановив планировку начала XX века.
Архитекторы.рф 2020, часть II
Продолжаем изучать работы выпускников программы Архитекторы.рф 2020 года: стратегия для пасмурных городов, рабочие места в спальных районах, эссе о демократическом подходе к проектированию, а также концепции развития для территорий Архангельска и Воронежа.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Зеленые ступени наверх
В 400-метровых парных башнях для нового бизнес-комплекса на юге Китая Zaha Hadid Architects предусмотрели террасные сады, связывающие небоскреб с окружением.
Архитекторы.рф 2020
Изучаем работы выпускников второго потока программы Архитекторы.рф. В первой подборке: уберизация школ, Верхневолжский парк руин, а также регламент для застройки Купецкой слободы и план развития реликтового бора.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Умерла Зоя Харитонова
Соавтор Алексея Гутнова, одна из тех архитекторов, кто стоял у истоков группы НЭР. Среди ее работ – многофункциональный жилой район в Сокольниках и превращение Старого Арбата в пешеходную улицу.
Умер Виктор Логвинов
Архитектор и юрист, увлеченный «зеленой архитектурой» и отдавший больше 30 лет защите корпоративных прав архитектурного сообщеcтва в рамках своей деятельности в Союзе архитекторов. Один из авторов закона «Об архитектурной деятельности».
Походные условия
Конгресс-центр Китайского предпринимательского форума в Ябули на северо-востоке КНР по проекту пекинского бюро MAD вдохновлен образами туристической палатки и доверительной беседы бизнесменов у костра.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Динамика проспекта
На Ленинградском проспекте недалеко от метро Сокол завершено строительство БЦ класса А Alcon II. ADM architects решили главный фасад как три объемные ленты: напряженный трафик проспекта как будто «всколыхнул» материю этажей крупными волнами.
Кирпич и золото
Новый кинотеатр в Каоре на юге Франции по проекту бюро Антонио Вирга восстановил историческую структуру городской площади, где при этом был создан зеленый «оазис».
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Каменные профили
В Цюрихе завершено строительство нового корпуса Кунстхауса, крупнейшего художественного музея Швейцарии. Авторы проекта – берлинский филиал бюро Дэвида Чипперфильда.
Пароход у причала
Апарт-отель, похожий на корабль с широкими палубами, спроектирован для участка на берегу Химкинского водохранилища в Южном Тушино. Дом-пароход, ориентированный на воду и Северный речной вокзал, словно «готовится выйти в плавание».
Не кровля, а швейцарский нож
Ландшафтное бюро Landprocess из Бангкока превратило крышу одного из старейших университетов Таиланда в городской огород, совмещенный с общественным пространством и резервуарами для хранения дождевой воды.
Магия ритма, или орнамент как тема
ЖК Veren place Сергея Чобана в Петербурге – эталонный дом для встраивания в исторический город и один из примеров реализация стратегии, представленной автором несколько лет назад в совместной с Владимиром Седовым книге «30:70. Архитектура как баланс сил».
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.
Ваши бревна пахнут ладаном
По любезному разрешению издательства Garage публикуем две главы из книги Николая Малинина «Современный русский деревянный дом»: главу о девяностых и резюме типологии современного деревянного частного дома.