English version

Отражая солнце

Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Архитектор:
Сергей Скуратов
Михаил Серебряников
Проект:
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
Россия, Москва, пер. Большой Николоворобинский

Авторский коллектив:
С. Скуратов – руководитель творческого коллектива, автор проекта, М. Серебряников – главный архитекор проекта, при участии: С. Морозов, Я. Акимов

2018 — 2020

Девелопер: INSIGMA
Проект Сергея Скуратова на пересечении Николоворобинского и Тессинского переулков, осенью рассмотренный и утвержденный архсоветом Москвы, расположен в динамично развивающемся контексте. К востоку от него, ближе к Садовому кольцу, больше 10 лет назад выстроен оранжево-стеклянный БЦ Silver Sity; к западу, со стороны Яузских ворот, строится ЖК Titul. Посередине между ними – настоящая «звезда», Art House Сергея Скуратова: комплекс из двух корпусов, построенный в 2012 году, собрал немало премий и журнальных публикаций. Два лаконичных темных здания покрыты темным кирпичом ручной работы как кожей, с ног до головы, от отмостки до кровель; глаз выхватывает их в пестром окружении безошибочно, как предмет искусства среди городской суеты. Так что название, «Дом искусства» – Art House – кажется вполне оправданным.
Жилой Комплекс «Арт хаус»
© Сергей Скуратов ARCHITECTS

Искусство здесь присутствует и в виде галереи Гари Татинцяна, оформленной в 2013 Сергеем Чобаном, в первом этаже, в пространстве, дистанцированном от города «археологическим» склоном, который Сергей Скуратов устроил здесь намеренно – это помогло архитектору подать свой дом как «древний памятник». Затем Art House стал стартовой площадкой масштабного урбанистического проекта «Артквартал», инициированного Андреем Гриневым, владельцем построившей дом компании State Development. Для позиционирования идеи на верхнем этаже южного корпуса в 2014 открывали – временно, два раза по одному месяцу – клуб Door 19. В 2015 на соседнем участке, севернее и выше по склону Николоворобинского переулка – тоже временно, открылся клуб ЭМА, названный в честь завода электромедицинского оборудования, занимавшего территорию в советское время. Появление и исчезновение клуба предваряло строительство клубного дома NV/9 на его месте, в северной части завода. Авторы проекта – Ирина Римашевская и мастерская «Архквартал», корпуса занимают склон с перепадом порядка 8 метров, здание по переулку деликатно нависает над двухэтажным кирпичным фасадом – фантазией на тему «бумагокрутильного цеха» 1877 года. Дом NV/9 State Development построили совместно с другой девелоперской компанией, INSIGMA.
Клубный дом NV/9 ARTKVARTAL. Вид по Николоворобинскому переулку 3
© Проектная мастерская «АрхКвартал»

Девелопер дома, спроектированного Сергеем Скуратовым ниже по склону, в южной части территории того же завода ЭМА, – компания INSIGMA. Название нового дома – «Тессинский, 1», это клубный формат недвижимости в сегменте deluxe.

Участок вытянут вдоль Тессинского переулка и выходит на перекресток, который, в сущности, служит центром района, примыкающего к Серебрянической набережной. Его будет видно с многих точек. Кроме того, как видим, он оказался между двумя новыми зданиями: недавно завершенным NV/9 и Арт Хаусом – все это требовало внимания и отклика, и определяло сложность связанных с проектом градостроительных задач.

Другая сложность – вся сравнительно небольшая территория заполнена разновременными постройками. Во второй половине XIX века, до появления ЭМА, на территории развивалась «бумагоразмотальная» фабрика, уличные фасады двух ее корпусов в проекте планируется сохранить, хотя они не имеют охранного статуса: фасад двухэтажного конторского здания по Николоворобинскому (1883, архитектор Василий Барков) и три нижних этажа самого заметного корпуса, расположенного на перекрестке (1895, архитектор Сергей Калугин, впоследствии соавтор Бориса Фрейденберга в здании Петровского пассажа). Его углы поначалу были трактованы как романтические башни, чьи зубцы, впрочем, потерялись при последующих надстройках.
Фасад строения по Тессинскому переулку, 1890 г.
ЦАНТДМ, Яузская часть № 718н/357cm., ед. хр. 10, л. 6а

Сохраненные и очищенные от штукатурки кирпичные фасады призваны не только сохранить дух старого города и обогатить эмоциональный строй комплекса. Консервация исторических архитектурных элементов также отвечает маркетинговой концепции дома, согласно которой «Тессинский, 1» мыслится как дом, живущий в двух эпохах, и акцентирует уважение к истории предпринимательства в лице прежних владельцев участка нынешней застройки: Тессинов, Островских и Вогау.

Восточный корпус по Тессинскому переулку относится в основном к 1960-м, как и постройки во дворе. В последний раз их реконструировали в 2008-2012 для недавнего владельца, одного из подразделений госкомпании Россети; все поздние корпуса планируется снести.
Так выглядит Тессинский переулок сейчас: слева фасад Киселева, справа корпус 1960-х гг. в реконструкции 2008-2012, бывший офис Россети
Фотография: Архи.ру

На месте двух зданий по Тессинскому появится объем приблизительно того же масштаба, а разборка внутренних строений послужит расчистке пространства двора. Его покатую поверхность архитекторы выравнивают до уровня тротуара Тессинского переулка, устраивая безбарьерный вход во двор на стыке нового и старого фасада через арку-вестибюль.
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Во дворе нас встретит небольшой искусственный водоем – воспоминание о Серебрянических прудах. Справа от «пруда» – дерево с широкой кроной, часть фирменного почерка Сергея Скуратова. Слева газон. Пешеходная дорожка вдоль жилых корпусов изнутри соединяет входы в секции.

Поскольку перепад высот между участками первой и второй очереди – около 5 м, южной границей двора становится подпорная стенка с лестницами и пандусами. Столь ярко выраженная террасность, в целом характерная для района Воронцова поля, не лишена пространственной интриги: двор оказывается почти полностью изолированным и совершенно приватным.
  • zooming
    1 / 5
    Генплан. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    2 / 5
    Ситуационный план. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    3 / 5
    План 1-го этажа. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    4 / 5
    План 2-го этажа. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    5 / 5
    Разрез 3-3. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects

Устройство собственно дома – тоже сложносочиненное. Вдоль Тессинского уместились 4 жилые секции. Между квартирами нижних этажей и парковкой – 1,5 м технического пространства, оно позволяет приподнять полы над тротуаром и погасить шум от парковки. В квартирах от 1 до 4 спален, гостиные обращены на солнечный южный фасад по Тессинскому, спальни – на север во двор. Маленькие квартиры смотрят только на юг.
  • zooming
    1 / 13
    Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    2 / 13
    Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    3 / 13
    План 3-го этажа. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    4 / 13
    План 4-го этажа. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    5 / 13
    План 5-го этажа. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    6 / 13
    План 6-го этажа. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    7 / 13
    План 7-го этажа. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    8 / 13
    План 8-го этажа. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    9 / 13
    План антресоли 8-го этажа. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    10 / 13
    План кровли. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    11 / 13
    Разрез 4-4. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    12 / 13
    Разрез 5-5. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    13 / 13
    Разрез 7-7. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects

Пентхаусы верхних этажей, седьмого и восьмого, высотой 7,1 м, архитекторы определяют как квартиры с антресолями. В этих двухъярусных квартирах предусмотрена возможность установки дровяного камина и собственная терраса-патио на кровле дома, с большим окном, обращенным в сторону двора. Самая роскошная квартира – на западном торце, с четырьмя спальнями и патио двойной площади. Двухъярусные квартиры также занимают полтора верхних этажа малого корпуса по Николоворобинскому.
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Пластика домов выстроена на сочетании трех материалов: старого и нового кирпича, и бронзы.

Темно-красный «фабричный» кирпич классических пропорций – историческая данность сохраняемых и очищенных от штукатурки фасадов архитекторов Баркова и Калугина.
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Плинфообразный кирпич образует паттерн длинных тонких полосок «палатинского» римского вида, вызывая ассоциации с патрицианским дворцом (тут вспоминаем «пруд» во дворе – чем не камплювий; для элитного дома аналогия логична).
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Кирпич, варьирующий оттенки от коричневато-серого до почти черного, призван выстроить диалог с Арт Хаусом, что будет особенно заметно при спуске по Николоворобинскому или при приближении по Тессинскому с востока, где дом NV/9 демонстрирует лаконичные поверхности, полностью покрытые кирпичом.
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Вытянутый вдоль Тессинского переулка южный фасад складывается в нюансированную мизансцену. Новый объем получает внизу горизонтальный ризалит, продолжающий линию сохраняемого фасада архитектора Калугина. Перед местом встречи нового и старого и над нишей главного входа стена плавно прогибается, образуя «складку» в духе архитектурных занавесов Джулио Романо, акцентируя тем самым вход. Ризалит между тем остается на месте, он, негибкий и устойчивый, отмечен похожей на штрабу горизонтальной штриховкой выступающих кирпичных полос. Подобная же штриховка образует графичные тени пилястр во втором, тоже новом ярусе фасада западной части – не везде, а только там, где новые межоконные простенки совпадают со старыми в нижнем фасаде. Поскольку ритм верхнего этажа несколько шире, они совпадают не всегда. Пластика изгиба и кирпичная «штриховка» рассчитаны на восприятие в полуденном свете, который хорошо, особенно в солнечный день, прорисовывает любые выступы.
  • zooming
    1 / 5
    Схема фасада в осях. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    2 / 5
    Схема развертки фасадов по Тессенскому переулку. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    3 / 5
    Схема развертки фасадов по Большому Николоворобинскому переулку. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    4 / 5
    Схема фасада в осях. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    5 / 5
    Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects

Как видим, на южном фасаде рассказана многосоставная история на тему города, растущего вверх и состоящего из наслоений. Вместе с лаконичной «крепостной» стеной Арт Хауса напротив по переулку эффект получается сродни городским улицам Таллинна или даже Стамбула, – там, где они подходят к укреплениям. И хотя здесь крепостных стен отродясь не было, а были бани, сады и пруды, – это не важно: во-первых, должно же появляться что-то новое, во-вторых, эффект ненавязчив, это отнюдь не псевдоготический замок, которых, кстати, в Москве немало, и вовсе не стилизация – скорее некий рассказ, способный придать месту новую ауру и привкус, продолжив тему воображаемой истории, начатую Скуратовым в Арт Хаусе.
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Третий материал – сплав меди и цинка, полированная архитектурная бронза блестящего золотистого оттенка, и если мы сравнили плинфообразный кирпич с руинами палатинских дворцов, то бронза может напомнить о патрицианском зеркале.
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Бронзовая решетка обрамляет окна надстройки западного фасада, в бронзе решен восточный, обращенный во двор фасад малого корпуса и его кровля.
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Смысл золотистого оттенка можно понять по-разному: от переклички с золотыми храмовыми главами – одна из них, глава церкви Троицы в Серебряниках, как раз маячит вдали – до премиального «золотого» статуса дорогого клубного дома.

Но, надо думать, бронза появилась в проекте Сергея по иной причине, – а именно, из-за солнца. Представим себе, как золотистый фасад малого корпуса будет отражать восходящее солнце, бросая блики во двор и насыщая его поутру светом. Затем – как откосы западного фасада будут ловить отблески закатного солнца на западе. Даже сейчас, если посмотреть вечером на перекресток с западной стороны, окна 16-этажной пластины бывшего института азотной промышленности показывают нам промо-версию, трейлер того эффекта, который будут производить окна дома и его бронзовые рамы на закате. В этот момент хочется вспомнить не только о римском бронзовом зеркале, но и о латунных рамах зданий 1970-х годов – с ними тоже возникают переклички.
Вид на бывшее здание Института азотной промышленности, ныне БЦ «Садко», построенное в 1976 г., от Серебрянического переулка в сторону Тессинского
Фотография: Архи.ру

Рамы не одинаковые и снабжены откосами; все откосы расположены с одной стороны, смотрят на юго-запад, ловят отблески летнего заката, и кроме того, ширина градуированно уменьшается слева направо, по мере уменьшения вероятности поймать свет. Так же, градуированно, бронзовые полосы встроены в «складку» фасада над входом.
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Бронзой покрыт и стык откоса перед вестибюлем: у него есть шанс поймать утреннее солнце и «передать» его изгибу напротив, или наоборот, самому послужить «зеркалом» в вечернее время. Как видим, дом весь «настроен» на солнце – он ловит его со всем усердием жителя пасмурной Москвы, где каждый лучик на вес золота.
  • zooming
    1 / 3
    Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    2 / 3
    Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    3 / 3
    Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects

Кирпич также поддерживает тему рефлексов: на ризалите со стороны красного исторического фасада появляется градиент-растяжка терракотовых вставок, в общей «плинфяной» массе нет-нет, да и вспыхивают золотистые вставки.
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Словом, здесь, как на картине Ars Nova, много нюансов и ни одного лишнего. Дом намного «теплее» Арт Хауса, более «московский», что мотивировано и вставками сохраняемых фасадов и требовательным соседством – два жестких пластических высказывания не должны спорить между собой. У нового проекта другой смысл: он улавливает свойственный истории места эффект «лоскутного одеяла», – дом, ведя диалог с контектом на равных, впитывает эффект сложносочиненного города, города-истории; и спасибо ему за это.
Архитектор:
Сергей Скуратов
Михаил Серебряников
Проект:
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
Россия, Москва, пер. Большой Николоворобинский

Авторский коллектив:
С. Скуратов – руководитель творческого коллектива, автор проекта, М. Серебряников – главный архитекор проекта, при участии: С. Морозов, Я. Акимов

2018 — 2020

Девелопер: INSIGMA

16 Июня 2020

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Дворы и башни: самарский эксперимент
Конкурсный проект «Самара Арена Парка», предложенный Сергеем Скуратовым, занял на конкурсе 2 место. Его суть – эксперимент с типологией жилых домов, галерейных и коридорных планировок кварталов в сочетании с башнями – наряду с чуткостью реакции на окружение и стремлением создать внутри комплекса полноценное пространство мини-города с градиентом ощущений и значительным набором функций.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Архсовет Москвы – 59
Архитектурный совет рассмотрел два крупных проекта: МФК на Киевской улице ТПО «Резерв», апартаменты с обширным подземным торговым пространством, и жилые башни Сергея Скуратова в Сетуньском проезде. Оба проекта приняты.
Долгожданная интервенция
В своей новой постройке Сергей Скуратов развивает тему баланса статики и динамики, продолжает эксперименты с кирпичными фасадами, апробирует новые элементы жилой архитектуры, но главное – решает накопившиеся градостроительные проблемы крупного фрагмента городской застройки.
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Сергей Скуратов: «Архитектура – как любовь»
О различии категорий качества и несовершенства, кайфе от архитектуры, везении конца девяностых, необходимости бороться за свой замысел, но и привлекать консультантов на самой ранней стадии работы – в интервью Сергея Скуратова для проекта «Эталон качества».
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Блестящий экс-корт
Известные всем любителям большого тенниса корты на Краснопресненской набережной бюро Сергея Скуратова прячет внутри живописного парка и «наращивает» пластинами жилых небоскребов.
Комета ЗИЛ
Два первых лота жилого комплекса ЗилАрт, спроектированные Сергеем Скуратовым, совмещают контекстуальный сюжет, апеллирующий к истории завода, с эмоциональной, артистической насыщенностью фактуры и деталей. Не зря они служат урбанистической заставкой – городским «фасадом» первой очереди комплекса.
Музейная экспансия
Публикуем статью историка архитектуры Марины Хрусталевой о стратегиях развития московских и петербуржских музеев, опубликованную в тематическом номере журнала «Проект Россия» – «Культура» (№ 80, июнь 2016).
Кирпичная оболочка Skuratov House
О том, как Сергей Скуратов полностью «обернул» дом кирпичом, найдя подходящую серию-сортировку в Германии на заводе Hagemeister, в самом дальнем углу склада, – и дав ей новую жизнь.
Скуратов-хаус
Дом на улице Бурденко – не очень новая, но заметная постройка. Она продолжает и развивает любимые темы Сергея Скуратова: дом фактурно-скульптурный, с шершавым и разнотоновым кирпичным фасадом. На городское окружение он смотрит столь же разносторонне, и впитывая, и отдавая эмоции.
Территория мечты
Картины Валерия Кошлякова и пространство Сергея Скуратова образовали тесный симбиоз в размышлениях об образе России и русской мечте. Получилось светло и многозначно. Мы же попробовали разгадать ребус и понять, в чем смысл «нового образа России» в интерьере Русской гостиной вашингтонского Кеннеди-центра.
Похожие статьи
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Цвет в бетоне и кирпиче
Жилой дом 11-19 Jane Street в Нью-Йорке по проекту бюро Дэвида Чипперфильда развивает архитектурные мотивы исторического района Гринвич-Виллидж.
Курдонеры и конструктивизм
Рассматриваем второй квартал «города в городе» Ligovsky City, построенный по проекту бюро «А.Лен» и сочетающий несколько тенденций, характерных для современной архитектуры города.
Внутри рисованной сетки
При проектировании комплекса апартаментов PLAY в Даниловской слободе архитекторы бюро ADM сделали ставку на образность постройки. Наиболее ярко она проявилась в сложносочиненной сетке фасадов.
Своды и лестницы
В Филадельфии завершилась реконструкция Музея искусств по проекту Фрэнка Гери. Материал исторических и новых частей здания одинаков: золотистый известняк.
Ярусная композиция
Немного Нью-Йорка в Одессе: апарт-комплекс по проекту «Архиматики» с башнями и таунхаусами, площадью и бассейнами.
На соевой траве
Площадь Линкольн-центра в Нью-Йорке превратилась в лужайку из эко-газона: новое общественное пространство станет «главной сценой» для постепенного открытия Метрополитен-оперы, New York City Ballet и Филармонии после карантина.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.