Отражая солнце

Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

16 Июня 2020
mainImg
Архитектор:
Сергей Скуратов
Михаил Серебряников
Проект:
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
Россия, Москва, пер. Большой Николоворобинский

Авторский коллектив:
С. Скуратов – руководитель творческого коллектива, автор проекта, М. Серебряников – главный архитекор проекта, при участии: С. Морозов, Я. Акимов

2020

Девелопер: INSIGMA
Проект Сергея Скуратова на пересечении Николоворобинского и Тессинского переулков, осенью рассмотренный и утвержденный архсоветом Москвы, расположен в динамично развивающемся контексте. К востоку от него, ближе к Садовому кольцу, больше 10 лет назад выстроен оранжево-стеклянный БЦ Silver Sity; к западу, со стороны Яузских ворот, строится ЖК Titul. Посередине между ними – настоящая «звезда», Art House Сергея Скуратова: комплекс из двух корпусов, построенный в 2012 году, собрал немало премий и журнальных публикаций. Два лаконичных темных здания покрыты темным кирпичом ручной работы как кожей, с ног до головы, от отмостки до кровель; глаз выхватывает их в пестром окружении безошибочно, как предмет искусства среди городской суеты. Так что название, «Дом искусства» – Art House – кажется вполне оправданным.
Жилой Комплекс «Арт хаус»
© Сергей Скуратов ARCHITECTS

Искусство здесь присутствует и в виде галереи Гари Татинцяна, оформленной в 2013 Сергеем Чобаном, в первом этаже, в пространстве, дистанцированном от города «археологическим» склоном, который Сергей Скуратов устроил здесь намеренно – это помогло архитектору подать свой дом как «древний памятник». Затем Art House стал стартовой площадкой масштабного урбанистического проекта «Артквартал», инициированного Андреем Гриневым, владельцем построившей дом компании State Development. Для позиционирования идеи на верхнем этаже южного корпуса в 2014 открывали – временно, два раза по одному месяцу – клуб Door 19. В 2015 на соседнем участке, севернее и выше по склону Николоворобинского переулка – тоже временно, открылся клуб ЭМА, названный в честь завода электромедицинского оборудования, занимавшего территорию в советское время. Появление и исчезновение клуба предваряло строительство клубного дома NV/9 на его месте, в северной части завода. Авторы проекта – Ирина Римашевская и мастерская «Архквартал», корпуса занимают склон с перепадом порядка 8 метров, здание по переулку деликатно нависает над двухэтажным кирпичным фасадом – фантазией на тему «бумагокрутильного цеха» 1877 года. Дом NV/9 State Development построили совместно с другой девелоперской компанией, INSIGMA.
Клубный дом NV/9 ARTKVARTAL. Вид по Николоворобинскому переулку 3
© Проектная мастерская «АрхКвартал»

Девелопер дома, спроектированного Сергеем Скуратовым ниже по склону, в южной части территории того же завода ЭМА, – компания INSIGMA. Название нового дома – «Тессинский, 1», это клубный формат недвижимости в сегменте deluxe.

Участок вытянут вдоль Тессинского переулка и выходит на перекресток, который, в сущности, служит центром района, примыкающего к Серебрянической набережной. Его будет видно с многих точек. Кроме того, как видим, он оказался между двумя новыми зданиями: недавно завершенным NV/9 и Арт Хаусом – все это требовало внимания и отклика, и определяло сложность связанных с проектом градостроительных задач.

Другая сложность – вся сравнительно небольшая территория заполнена разновременными постройками. Во второй половине XIX века, до появления ЭМА, на территории развивалась «бумагоразмотальная» фабрика, уличные фасады двух ее корпусов в проекте планируется сохранить, хотя они не имеют охранного статуса: фасад двухэтажного конторского здания по Николоворобинскому (1883, архитектор Василий Барков) и три нижних этажа самого заметного корпуса, расположенного на перекрестке (1895, архитектор Сергей Калугин, впоследствии соавтор Бориса Фрейденберга в здании Петровского пассажа). Его углы поначалу были трактованы как романтические башни, чьи зубцы, впрочем, потерялись при последующих надстройках.
Фасад строения по Тессинскому переулку, 1890 г.
ЦАНТДМ, Яузская часть № 718н/357cm., ед. хр. 10, л. 6а

Сохраненные и очищенные от штукатурки кирпичные фасады призваны не только сохранить дух старого города и обогатить эмоциональный строй комплекса. Консервация исторических архитектурных элементов также отвечает маркетинговой концепции дома, согласно которой «Тессинский, 1» мыслится как дом, живущий в двух эпохах, и акцентирует уважение к истории предпринимательства в лице прежних владельцев участка нынешней застройки: Тессинов, Островских и Вогау.

Восточный корпус по Тессинскому переулку относится в основном к 1960-м, как и постройки во дворе. В последний раз их реконструировали в 2008-2012 для недавнего владельца, одного из подразделений госкомпании Россети; все поздние корпуса планируется снести.
Так выглядит Тессинский переулок сейчас: слева фасад Киселева, справа корпус 1960-х гг. в реконструкции 2008-2012, бывший офис Россети
Фотография: Архи.ру

На месте двух зданий по Тессинскому появится объем приблизительно того же масштаба, а разборка внутренних строений послужит расчистке пространства двора. Его покатую поверхность архитекторы выравнивают до уровня тротуара Тессинского переулка, устраивая безбарьерный вход во двор на стыке нового и старого фасада через арку-вестибюль.
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Во дворе нас встретит небольшой искусственный водоем – воспоминание о Серебрянических прудах. Справа от «пруда» – дерево с широкой кроной, часть фирменного почерка Сергея Скуратова. Слева газон. Пешеходная дорожка вдоль жилых корпусов изнутри соединяет входы в секции.

Поскольку перепад высот между участками первой и второй очереди – около 5 м, южной границей двора становится подпорная стенка с лестницами и пандусами. Столь ярко выраженная террасность, в целом характерная для района Воронцова поля, не лишена пространственной интриги: двор оказывается почти полностью изолированным и совершенно приватным.
  • zooming
    1 / 5
    Генплан. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    2 / 5
    Ситуационный план. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    3 / 5
    План 1-го этажа. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    4 / 5
    План 2-го этажа. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    5 / 5
    Разрез 3-3. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects

Устройство собственно дома – тоже сложносочиненное. Вдоль Тессинского уместились 4 жилые секции. Между квартирами нижних этажей и парковкой – 1,5 м технического пространства, оно позволяет приподнять полы над тротуаром и погасить шум от парковки. В квартирах от 1 до 4 спален, гостиные обращены на солнечный южный фасад по Тессинскому, спальни – на север во двор. Маленькие квартиры смотрят только на юг.
  • zooming
    1 / 13
    Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    2 / 13
    Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    3 / 13
    План 3-го этажа. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    4 / 13
    План 4-го этажа. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    5 / 13
    План 5-го этажа. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    6 / 13
    План 6-го этажа. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    7 / 13
    План 7-го этажа. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    8 / 13
    План 8-го этажа. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    9 / 13
    План антресоли 8-го этажа. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    10 / 13
    План кровли. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    11 / 13
    Разрез 4-4. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    12 / 13
    Разрез 5-5. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    13 / 13
    Разрез 7-7. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects

Пентхаусы верхних этажей, седьмого и восьмого, высотой 7,1 м, архитекторы определяют как квартиры с антресолями. В этих двухъярусных квартирах предусмотрена возможность установки дровяного камина и собственная терраса-патио на кровле дома, с большим окном, обращенным в сторону двора. Самая роскошная квартира – на западном торце, с четырьмя спальнями и патио двойной площади. Двухъярусные квартиры также занимают полтора верхних этажа малого корпуса по Николоворобинскому.
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Пластика домов выстроена на сочетании трех материалов: старого и нового кирпича, и бронзы.

Темно-красный «фабричный» кирпич классических пропорций – историческая данность сохраняемых и очищенных от штукатурки фасадов архитекторов Баркова и Калугина.
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Плинфообразный кирпич образует паттерн длинных тонких полосок «палатинского» римского вида, вызывая ассоциации с патрицианским дворцом (тут вспоминаем «пруд» во дворе – чем не камплювий; для элитного дома аналогия логична).
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Кирпич, варьирующий оттенки от коричневато-серого до почти черного, призван выстроить диалог с Арт Хаусом, что будет особенно заметно при спуске по Николоворобинскому или при приближении по Тессинскому с востока, где дом NV/9 демонстрирует лаконичные поверхности, полностью покрытые кирпичом.
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Вытянутый вдоль Тессинского переулка южный фасад складывается в нюансированную мизансцену. Новый объем получает внизу горизонтальный ризалит, продолжающий линию сохраняемого фасада архитектора Калугина. Перед местом встречи нового и старого и над нишей главного входа стена плавно прогибается, образуя «складку» в духе архитектурных занавесов Джулио Романо, акцентируя тем самым вход. Ризалит между тем остается на месте, он, негибкий и устойчивый, отмечен похожей на штрабу горизонтальной штриховкой выступающих кирпичных полос. Подобная же штриховка образует графичные тени пилястр во втором, тоже новом ярусе фасада западной части – не везде, а только там, где новые межоконные простенки совпадают со старыми в нижнем фасаде. Поскольку ритм верхнего этажа несколько шире, они совпадают не всегда. Пластика изгиба и кирпичная «штриховка» рассчитаны на восприятие в полуденном свете, который хорошо, особенно в солнечный день, прорисовывает любые выступы.
  • zooming
    1 / 5
    Схема фасада в осях. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    2 / 5
    Схема развертки фасадов по Тессенскому переулку. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    3 / 5
    Схема развертки фасадов по Большому Николоворобинскому переулку. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    4 / 5
    Схема фасада в осях. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    5 / 5
    Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects

Как видим, на южном фасаде рассказана многосоставная история на тему города, растущего вверх и состоящего из наслоений. Вместе с лаконичной «крепостной» стеной Арт Хауса напротив по переулку эффект получается сродни городским улицам Таллинна или даже Стамбула, – там, где они подходят к укреплениям. И хотя здесь крепостных стен отродясь не было, а были бани, сады и пруды, – это не важно: во-первых, должно же появляться что-то новое, во-вторых, эффект ненавязчив, это отнюдь не псевдоготический замок, которых, кстати, в Москве немало, и вовсе не стилизация – скорее некий рассказ, способный придать месту новую ауру и привкус, продолжив тему воображаемой истории, начатую Скуратовым в Арт Хаусе.
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Третий материал – сплав меди и цинка, полированная архитектурная бронза блестящего золотистого оттенка, и если мы сравнили плинфообразный кирпич с руинами палатинских дворцов, то бронза может напомнить о патрицианском зеркале.
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Бронзовая решетка обрамляет окна надстройки западного фасада, в бронзе решен восточный, обращенный во двор фасад малого корпуса и его кровля.
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Смысл золотистого оттенка можно понять по-разному: от переклички с золотыми храмовыми главами – одна из них, глава церкви Троицы в Серебряниках, как раз маячит вдали – до премиального «золотого» статуса дорогого клубного дома.

Но, надо думать, бронза появилась в проекте Сергея по иной причине, – а именно, из-за солнца. Представим себе, как золотистый фасад малого корпуса будет отражать восходящее солнце, бросая блики во двор и насыщая его поутру светом. Затем – как откосы западного фасада будут ловить отблески закатного солнца на западе. Даже сейчас, если посмотреть вечером на перекресток с западной стороны, окна 16-этажной пластины бывшего института азотной промышленности показывают нам промо-версию, трейлер того эффекта, который будут производить окна дома и его бронзовые рамы на закате. В этот момент хочется вспомнить не только о римском бронзовом зеркале, но и о латунных рамах зданий 1970-х годов – с ними тоже возникают переклички.
Вид на бывшее здание Института азотной промышленности, ныне БЦ «Садко», построенное в 1976 г., от Серебрянического переулка в сторону Тессинского
Фотография: Архи.ру

Рамы не одинаковые и снабжены откосами; все откосы расположены с одной стороны, смотрят на юго-запад, ловят отблески летнего заката, и кроме того, ширина градуированно уменьшается слева направо, по мере уменьшения вероятности поймать свет. Так же, градуированно, бронзовые полосы встроены в «складку» фасада над входом.
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Бронзой покрыт и стык откоса перед вестибюлем: у него есть шанс поймать утреннее солнце и «передать» его изгибу напротив, или наоборот, самому послужить «зеркалом» в вечернее время. Как видим, дом весь «настроен» на солнце – он ловит его со всем усердием жителя пасмурной Москвы, где каждый лучик на вес золота.
  • zooming
    1 / 3
    Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    2 / 3
    Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    3 / 3
    Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects

Кирпич также поддерживает тему рефлексов: на ризалите со стороны красного исторического фасада появляется градиент-растяжка терракотовых вставок, в общей «плинфяной» массе нет-нет, да и вспыхивают золотистые вставки.
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Словом, здесь, как на картине Ars Nova, много нюансов и ни одного лишнего. Дом намного «теплее» Арт Хауса, более «московский», что мотивировано и вставками сохраняемых фасадов и требовательным соседством – два жестких пластических высказывания не должны спорить между собой. У нового проекта другой смысл: он улавливает свойственный истории места эффект «лоскутного одеяла», – дом, ведя диалог с контектом на равных, впитывает эффект сложносочиненного города, города-истории; и спасибо ему за это.

Архитектор:
Сергей Скуратов
Михаил Серебряников
Проект:
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
Россия, Москва, пер. Большой Николоворобинский

Авторский коллектив:
С. Скуратов – руководитель творческого коллектива, автор проекта, М. Серебряников – главный архитекор проекта, при участии: С. Морозов, Я. Акимов

2020

Девелопер: INSIGMA

16 Июня 2020

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.