English version

Отражая солнце

Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

16 Июня 2020
mainImg
Архитектор:
Сергей Скуратов
Михаил Серебряников
Проект:
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
Россия, Москва, пер. Большой Николоворобинский

Авторский коллектив:
С. Скуратов – руководитель творческого коллектива, автор проекта, М. Серебряников – главный архитекор проекта, при участии: С. Морозов, Я. Акимов

2018 — 2020

Девелопер: INSIGMA
Проект Сергея Скуратова на пересечении Николоворобинского и Тессинского переулков, осенью рассмотренный и утвержденный архсоветом Москвы, расположен в динамично развивающемся контексте. К востоку от него, ближе к Садовому кольцу, больше 10 лет назад выстроен оранжево-стеклянный БЦ Silver Sity; к западу, со стороны Яузских ворот, строится ЖК Titul. Посередине между ними – настоящая «звезда», Art House Сергея Скуратова: комплекс из двух корпусов, построенный в 2012 году, собрал немало премий и журнальных публикаций. Два лаконичных темных здания покрыты темным кирпичом ручной работы как кожей, с ног до головы, от отмостки до кровель; глаз выхватывает их в пестром окружении безошибочно, как предмет искусства среди городской суеты. Так что название, «Дом искусства» – Art House – кажется вполне оправданным.
Жилой Комплекс «Арт хаус»
© Сергей Скуратов ARCHITECTS

Искусство здесь присутствует и в виде галереи Гари Татинцяна, оформленной в 2013 Сергеем Чобаном, в первом этаже, в пространстве, дистанцированном от города «археологическим» склоном, который Сергей Скуратов устроил здесь намеренно – это помогло архитектору подать свой дом как «древний памятник». Затем Art House стал стартовой площадкой масштабного урбанистического проекта «Артквартал», инициированного Андреем Гриневым, владельцем построившей дом компании State Development. Для позиционирования идеи на верхнем этаже южного корпуса в 2014 открывали – временно, два раза по одному месяцу – клуб Door 19. В 2015 на соседнем участке, севернее и выше по склону Николоворобинского переулка – тоже временно, открылся клуб ЭМА, названный в честь завода электромедицинского оборудования, занимавшего территорию в советское время. Появление и исчезновение клуба предваряло строительство клубного дома NV/9 на его месте, в северной части завода. Авторы проекта – Ирина Римашевская и мастерская «Архквартал», корпуса занимают склон с перепадом порядка 8 метров, здание по переулку деликатно нависает над двухэтажным кирпичным фасадом – фантазией на тему «бумагокрутильного цеха» 1877 года. Дом NV/9 State Development построили совместно с другой девелоперской компанией, INSIGMA.
Клубный дом NV/9 ARTKVARTAL. Вид по Николоворобинскому переулку 3
© Проектная мастерская «АрхКвартал»

Девелопер дома, спроектированного Сергеем Скуратовым ниже по склону, в южной части территории того же завода ЭМА, – компания INSIGMA. Название нового дома – «Тессинский, 1», это клубный формат недвижимости в сегменте deluxe.

Участок вытянут вдоль Тессинского переулка и выходит на перекресток, который, в сущности, служит центром района, примыкающего к Серебрянической набережной. Его будет видно с многих точек. Кроме того, как видим, он оказался между двумя новыми зданиями: недавно завершенным NV/9 и Арт Хаусом – все это требовало внимания и отклика, и определяло сложность связанных с проектом градостроительных задач.

Другая сложность – вся сравнительно небольшая территория заполнена разновременными постройками. Во второй половине XIX века, до появления ЭМА, на территории развивалась «бумагоразмотальная» фабрика, уличные фасады двух ее корпусов в проекте планируется сохранить, хотя они не имеют охранного статуса: фасад двухэтажного конторского здания по Николоворобинскому (1883, архитектор Василий Барков) и три нижних этажа самого заметного корпуса, расположенного на перекрестке (1895, архитектор Сергей Калугин, впоследствии соавтор Бориса Фрейденберга в здании Петровского пассажа). Его углы поначалу были трактованы как романтические башни, чьи зубцы, впрочем, потерялись при последующих надстройках.
Фасад строения по Тессинскому переулку, 1890 г.
ЦАНТДМ, Яузская часть № 718н/357cm., ед. хр. 10, л. 6а

Сохраненные и очищенные от штукатурки кирпичные фасады призваны не только сохранить дух старого города и обогатить эмоциональный строй комплекса. Консервация исторических архитектурных элементов также отвечает маркетинговой концепции дома, согласно которой «Тессинский, 1» мыслится как дом, живущий в двух эпохах, и акцентирует уважение к истории предпринимательства в лице прежних владельцев участка нынешней застройки: Тессинов, Островских и Вогау.

Восточный корпус по Тессинскому переулку относится в основном к 1960-м, как и постройки во дворе. В последний раз их реконструировали в 2008-2012 для недавнего владельца, одного из подразделений госкомпании Россети; все поздние корпуса планируется снести.
Так выглядит Тессинский переулок сейчас: слева фасад Киселева, справа корпус 1960-х гг. в реконструкции 2008-2012, бывший офис Россети
Фотография: Архи.ру

На месте двух зданий по Тессинскому появится объем приблизительно того же масштаба, а разборка внутренних строений послужит расчистке пространства двора. Его покатую поверхность архитекторы выравнивают до уровня тротуара Тессинского переулка, устраивая безбарьерный вход во двор на стыке нового и старого фасада через арку-вестибюль.
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Во дворе нас встретит небольшой искусственный водоем – воспоминание о Серебрянических прудах. Справа от «пруда» – дерево с широкой кроной, часть фирменного почерка Сергея Скуратова. Слева газон. Пешеходная дорожка вдоль жилых корпусов изнутри соединяет входы в секции.

Поскольку перепад высот между участками первой и второй очереди – около 5 м, южной границей двора становится подпорная стенка с лестницами и пандусами. Столь ярко выраженная террасность, в целом характерная для района Воронцова поля, не лишена пространственной интриги: двор оказывается почти полностью изолированным и совершенно приватным.
  • zooming
    1 / 5
    Генплан. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    2 / 5
    Ситуационный план. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    3 / 5
    План 1-го этажа. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    4 / 5
    План 2-го этажа. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    5 / 5
    Разрез 3-3. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects

Устройство собственно дома – тоже сложносочиненное. Вдоль Тессинского уместились 4 жилые секции. Между квартирами нижних этажей и парковкой – 1,5 м технического пространства, оно позволяет приподнять полы над тротуаром и погасить шум от парковки. В квартирах от 1 до 4 спален, гостиные обращены на солнечный южный фасад по Тессинскому, спальни – на север во двор. Маленькие квартиры смотрят только на юг.
  • zooming
    1 / 13
    Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    2 / 13
    Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    3 / 13
    План 3-го этажа. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    4 / 13
    План 4-го этажа. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    5 / 13
    План 5-го этажа. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    6 / 13
    План 6-го этажа. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    7 / 13
    План 7-го этажа. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    8 / 13
    План 8-го этажа. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    9 / 13
    План антресоли 8-го этажа. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    10 / 13
    План кровли. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    11 / 13
    Разрез 4-4. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    12 / 13
    Разрез 5-5. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    13 / 13
    Разрез 7-7. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects

Пентхаусы верхних этажей, седьмого и восьмого, высотой 7,1 м, архитекторы определяют как квартиры с антресолями. В этих двухъярусных квартирах предусмотрена возможность установки дровяного камина и собственная терраса-патио на кровле дома, с большим окном, обращенным в сторону двора. Самая роскошная квартира – на западном торце, с четырьмя спальнями и патио двойной площади. Двухъярусные квартиры также занимают полтора верхних этажа малого корпуса по Николоворобинскому.
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Пластика домов выстроена на сочетании трех материалов: старого и нового кирпича, и бронзы.

Темно-красный «фабричный» кирпич классических пропорций – историческая данность сохраняемых и очищенных от штукатурки фасадов архитекторов Баркова и Калугина.
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Плинфообразный кирпич образует паттерн длинных тонких полосок «палатинского» римского вида, вызывая ассоциации с патрицианским дворцом (тут вспоминаем «пруд» во дворе – чем не камплювий; для элитного дома аналогия логична).
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Кирпич, варьирующий оттенки от коричневато-серого до почти черного, призван выстроить диалог с Арт Хаусом, что будет особенно заметно при спуске по Николоворобинскому или при приближении по Тессинскому с востока, где дом NV/9 демонстрирует лаконичные поверхности, полностью покрытые кирпичом.
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Вытянутый вдоль Тессинского переулка южный фасад складывается в нюансированную мизансцену. Новый объем получает внизу горизонтальный ризалит, продолжающий линию сохраняемого фасада архитектора Калугина. Перед местом встречи нового и старого и над нишей главного входа стена плавно прогибается, образуя «складку» в духе архитектурных занавесов Джулио Романо, акцентируя тем самым вход. Ризалит между тем остается на месте, он, негибкий и устойчивый, отмечен похожей на штрабу горизонтальной штриховкой выступающих кирпичных полос. Подобная же штриховка образует графичные тени пилястр во втором, тоже новом ярусе фасада западной части – не везде, а только там, где новые межоконные простенки совпадают со старыми в нижнем фасаде. Поскольку ритм верхнего этажа несколько шире, они совпадают не всегда. Пластика изгиба и кирпичная «штриховка» рассчитаны на восприятие в полуденном свете, который хорошо, особенно в солнечный день, прорисовывает любые выступы.
  • zooming
    1 / 5
    Схема фасада в осях. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    2 / 5
    Схема развертки фасадов по Тессенскому переулку. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    3 / 5
    Схема развертки фасадов по Большому Николоворобинскому переулку. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    4 / 5
    Схема фасада в осях. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    5 / 5
    Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects

Как видим, на южном фасаде рассказана многосоставная история на тему города, растущего вверх и состоящего из наслоений. Вместе с лаконичной «крепостной» стеной Арт Хауса напротив по переулку эффект получается сродни городским улицам Таллинна или даже Стамбула, – там, где они подходят к укреплениям. И хотя здесь крепостных стен отродясь не было, а были бани, сады и пруды, – это не важно: во-первых, должно же появляться что-то новое, во-вторых, эффект ненавязчив, это отнюдь не псевдоготический замок, которых, кстати, в Москве немало, и вовсе не стилизация – скорее некий рассказ, способный придать месту новую ауру и привкус, продолжив тему воображаемой истории, начатую Скуратовым в Арт Хаусе.
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Третий материал – сплав меди и цинка, полированная архитектурная бронза блестящего золотистого оттенка, и если мы сравнили плинфообразный кирпич с руинами палатинских дворцов, то бронза может напомнить о патрицианском зеркале.
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Бронзовая решетка обрамляет окна надстройки западного фасада, в бронзе решен восточный, обращенный во двор фасад малого корпуса и его кровля.
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Смысл золотистого оттенка можно понять по-разному: от переклички с золотыми храмовыми главами – одна из них, глава церкви Троицы в Серебряниках, как раз маячит вдали – до премиального «золотого» статуса дорогого клубного дома.

Но, надо думать, бронза появилась в проекте Сергея по иной причине, – а именно, из-за солнца. Представим себе, как золотистый фасад малого корпуса будет отражать восходящее солнце, бросая блики во двор и насыщая его поутру светом. Затем – как откосы западного фасада будут ловить отблески закатного солнца на западе. Даже сейчас, если посмотреть вечером на перекресток с западной стороны, окна 16-этажной пластины бывшего института азотной промышленности показывают нам промо-версию, трейлер того эффекта, который будут производить окна дома и его бронзовые рамы на закате. В этот момент хочется вспомнить не только о римском бронзовом зеркале, но и о латунных рамах зданий 1970-х годов – с ними тоже возникают переклички.
Вид на бывшее здание Института азотной промышленности, ныне БЦ «Садко», построенное в 1976 г., от Серебрянического переулка в сторону Тессинского
Фотография: Архи.ру

Рамы не одинаковые и снабжены откосами; все откосы расположены с одной стороны, смотрят на юго-запад, ловят отблески летнего заката, и кроме того, ширина градуированно уменьшается слева направо, по мере уменьшения вероятности поймать свет. Так же, градуированно, бронзовые полосы встроены в «складку» фасада над входом.
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Бронзой покрыт и стык откоса перед вестибюлем: у него есть шанс поймать утреннее солнце и «передать» его изгибу напротив, или наоборот, самому послужить «зеркалом» в вечернее время. Как видим, дом весь «настроен» на солнце – он ловит его со всем усердием жителя пасмурной Москвы, где каждый лучик на вес золота.
  • zooming
    1 / 3
    Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    2 / 3
    Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    3 / 3
    Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects

Кирпич также поддерживает тему рефлексов: на ризалите со стороны красного исторического фасада появляется градиент-растяжка терракотовых вставок, в общей «плинфяной» массе нет-нет, да и вспыхивают золотистые вставки.
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Словом, здесь, как на картине Ars Nova, много нюансов и ни одного лишнего. Дом намного «теплее» Арт Хауса, более «московский», что мотивировано и вставками сохраняемых фасадов и требовательным соседством – два жестких пластических высказывания не должны спорить между собой. У нового проекта другой смысл: он улавливает свойственный истории места эффект «лоскутного одеяла», – дом, ведя диалог с контектом на равных, впитывает эффект сложносочиненного города, города-истории; и спасибо ему за это.

Архитектор:
Сергей Скуратов
Михаил Серебряников
Проект:
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
Россия, Москва, пер. Большой Николоворобинский

Авторский коллектив:
С. Скуратов – руководитель творческого коллектива, автор проекта, М. Серебряников – главный архитекор проекта, при участии: С. Морозов, Я. Акимов

2018 — 2020

Девелопер: INSIGMA

16 Июня 2020

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Технологии и материалы
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
СПбГАСУ 2020: Архитектурный факультет
Лучшие работы архитектурного факультета СПбГАСУ, созданные под руководством Владимира Линова, Владлена Лявданского и Наталии Новоходской в 2020 году: деревянный жилой комплекс, оздоровительный центр в горах, еще одна история для Кенигсберга и преображение бывшего детского лагеря.
Жизнь на биеннале
Скандинавский павильон на ближайшей венецианской биеннале превратится в экспериментальное жилье-кохаузинг по замыслу норвежских архитекторов Helen & Hard при участии восьми жильцов из их «коммунального» дома в Ставангере.
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Кирпичный узор
Многофункциональный комплекс Theodora House на месте бывшего пивоваренного завода Carlsberg в Копенгагене: в историческом складе архитекторы Adept устроили офисы и пристроили к нему жилые корпуса, восстановив планировку начала XX века.
Архитекторы.рф 2020, часть II
Продолжаем изучать работы выпускников программы Архитекторы.рф 2020 года: стратегия для пасмурных городов, рабочие места в спальных районах, эссе о демократическом подходе к проектированию, а также концепции развития для территорий Архангельска и Воронежа.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Зеленые ступени наверх
В 400-метровых парных башнях для нового бизнес-комплекса на юге Китая Zaha Hadid Architects предусмотрели террасные сады, связывающие небоскреб с окружением.
Архитекторы.рф 2020
Изучаем работы выпускников второго потока программы Архитекторы.рф. В первой подборке: уберизация школ, Верхневолжский парк руин, а также регламент для застройки Купецкой слободы и план развития реликтового бора.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Умерла Зоя Харитонова
Соавтор Алексея Гутнова, одна из тех архитекторов, кто стоял у истоков группы НЭР. Среди ее работ – многофункциональный жилой район в Сокольниках и превращение Старого Арбата в пешеходную улицу.
Умер Виктор Логвинов
Архитектор и юрист, увлеченный «зеленой архитектурой» и отдавший больше 30 лет защите корпоративных прав архитектурного сообщеcтва в рамках своей деятельности в Союзе архитекторов. Один из авторов закона «Об архитектурной деятельности».
Походные условия
Конгресс-центр Китайского предпринимательского форума в Ябули на северо-востоке КНР по проекту пекинского бюро MAD вдохновлен образами туристической палатки и доверительной беседы бизнесменов у костра.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Динамика проспекта
На Ленинградском проспекте недалеко от метро Сокол завершено строительство БЦ класса А Alcon II. ADM architects решили главный фасад как три объемные ленты: напряженный трафик проспекта как будто «всколыхнул» материю этажей крупными волнами.
Кирпич и золото
Новый кинотеатр в Каоре на юге Франции по проекту бюро Антонио Вирга восстановил историческую структуру городской площади, где при этом был создан зеленый «оазис».
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Каменные профили
В Цюрихе завершено строительство нового корпуса Кунстхауса, крупнейшего художественного музея Швейцарии. Авторы проекта – берлинский филиал бюро Дэвида Чипперфильда.
Пароход у причала
Апарт-отель, похожий на корабль с широкими палубами, спроектирован для участка на берегу Химкинского водохранилища в Южном Тушино. Дом-пароход, ориентированный на воду и Северный речной вокзал, словно «готовится выйти в плавание».
Не кровля, а швейцарский нож
Ландшафтное бюро Landprocess из Бангкока превратило крышу одного из старейших университетов Таиланда в городской огород, совмещенный с общественным пространством и резервуарами для хранения дождевой воды.
Магия ритма, или орнамент как тема
ЖК Veren place Сергея Чобана в Петербурге – эталонный дом для встраивания в исторический город и один из примеров реализация стратегии, представленной автором несколько лет назад в совместной с Владимиром Седовым книге «30:70. Архитектура как баланс сил».
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.
Ваши бревна пахнут ладаном
По любезному разрешению издательства Garage публикуем две главы из книги Николая Малинина «Современный русский деревянный дом»: главу о девяностых и резюме типологии современного деревянного частного дома.
Вдыхая новую жизнь
Рассказываем об итогах конкурса на концепцию развития Центрального парка им. Горького в Красноярске и показываем три проекта-победителя: воплотить в жизнь планируется лучшие идеи из каждого.
Птица и самолеты
Корпус Авиационного университета во Флориде по проекту ikon.5 architects – не просто студенческий центр, но еще и идеальная площадка для наблюдения за небом.
Сделали мостик
Парижская штаб-квартира медиа-группы Le Monde по проекту Snøhetta перекинута как мост над подземными платформами вокзала Аустерлиц.
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.