English version

Отражая солнце

Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

16 Июня 2020
mainImg
Архитектор:
Сергей Скуратов
Михаил Серебряников
Проект:
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
Россия, Москва, пер. Большой Николоворобинский

Авторский коллектив:
С. Скуратов – руководитель творческого коллектива, автор проекта, М. Серебряников – главный архитекор проекта, при участии: С. Морозов, Я. Акимов

2018 — 2020

Девелопер: INSIGMA
Проект Сергея Скуратова на пересечении Николоворобинского и Тессинского переулков, осенью рассмотренный и утвержденный архсоветом Москвы, расположен в динамично развивающемся контексте. К востоку от него, ближе к Садовому кольцу, больше 10 лет назад выстроен оранжево-стеклянный БЦ Silver Sity; к западу, со стороны Яузских ворот, строится ЖК Titul. Посередине между ними – настоящая «звезда», Art House Сергея Скуратова: комплекс из двух корпусов, построенный в 2012 году, собрал немало премий и журнальных публикаций. Два лаконичных темных здания покрыты темным кирпичом ручной работы как кожей, с ног до головы, от отмостки до кровель; глаз выхватывает их в пестром окружении безошибочно, как предмет искусства среди городской суеты. Так что название, «Дом искусства» – Art House – кажется вполне оправданным.
Жилой Комплекс «Арт хаус»
© Сергей Скуратов ARCHITECTS

Искусство здесь присутствует и в виде галереи Гари Татинцяна, оформленной в 2013 Сергеем Чобаном, в первом этаже, в пространстве, дистанцированном от города «археологическим» склоном, который Сергей Скуратов устроил здесь намеренно – это помогло архитектору подать свой дом как «древний памятник». Затем Art House стал стартовой площадкой масштабного урбанистического проекта «Артквартал», инициированного Андреем Гриневым, владельцем построившей дом компании State Development. Для позиционирования идеи на верхнем этаже южного корпуса в 2014 открывали – временно, два раза по одному месяцу – клуб Door 19. В 2015 на соседнем участке, севернее и выше по склону Николоворобинского переулка – тоже временно, открылся клуб ЭМА, названный в честь завода электромедицинского оборудования, занимавшего территорию в советское время. Появление и исчезновение клуба предваряло строительство клубного дома NV/9 на его месте, в северной части завода. Авторы проекта – Ирина Римашевская и мастерская «Архквартал», корпуса занимают склон с перепадом порядка 8 метров, здание по переулку деликатно нависает над двухэтажным кирпичным фасадом – фантазией на тему «бумагокрутильного цеха» 1877 года. Дом NV/9 State Development построили совместно с другой девелоперской компанией, INSIGMA.
Клубный дом NV/9 ARTKVARTAL. Вид по Николоворобинскому переулку 3
© Проектная мастерская «АрхКвартал»

Девелопер дома, спроектированного Сергеем Скуратовым ниже по склону, в южной части территории того же завода ЭМА, – компания INSIGMA. Название нового дома – «Тессинский, 1», это клубный формат недвижимости в сегменте deluxe.

Участок вытянут вдоль Тессинского переулка и выходит на перекресток, который, в сущности, служит центром района, примыкающего к Серебрянической набережной. Его будет видно с многих точек. Кроме того, как видим, он оказался между двумя новыми зданиями: недавно завершенным NV/9 и Арт Хаусом – все это требовало внимания и отклика, и определяло сложность связанных с проектом градостроительных задач.

Другая сложность – вся сравнительно небольшая территория заполнена разновременными постройками. Во второй половине XIX века, до появления ЭМА, на территории развивалась «бумагоразмотальная» фабрика, уличные фасады двух ее корпусов в проекте планируется сохранить, хотя они не имеют охранного статуса: фасад двухэтажного конторского здания по Николоворобинскому (1883, архитектор Василий Барков) и три нижних этажа самого заметного корпуса, расположенного на перекрестке (1895, архитектор Сергей Калугин, впоследствии соавтор Бориса Фрейденберга в здании Петровского пассажа). Его углы поначалу были трактованы как романтические башни, чьи зубцы, впрочем, потерялись при последующих надстройках.
Фасад строения по Тессинскому переулку, 1890 г.
ЦАНТДМ, Яузская часть № 718н/357cm., ед. хр. 10, л. 6а

Сохраненные и очищенные от штукатурки кирпичные фасады призваны не только сохранить дух старого города и обогатить эмоциональный строй комплекса. Консервация исторических архитектурных элементов также отвечает маркетинговой концепции дома, согласно которой «Тессинский, 1» мыслится как дом, живущий в двух эпохах, и акцентирует уважение к истории предпринимательства в лице прежних владельцев участка нынешней застройки: Тессинов, Островских и Вогау.

Восточный корпус по Тессинскому переулку относится в основном к 1960-м, как и постройки во дворе. В последний раз их реконструировали в 2008-2012 для недавнего владельца, одного из подразделений госкомпании Россети; все поздние корпуса планируется снести.
Так выглядит Тессинский переулок сейчас: слева фасад Киселева, справа корпус 1960-х гг. в реконструкции 2008-2012, бывший офис Россети
Фотография: Архи.ру

На месте двух зданий по Тессинскому появится объем приблизительно того же масштаба, а разборка внутренних строений послужит расчистке пространства двора. Его покатую поверхность архитекторы выравнивают до уровня тротуара Тессинского переулка, устраивая безбарьерный вход во двор на стыке нового и старого фасада через арку-вестибюль.
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Во дворе нас встретит небольшой искусственный водоем – воспоминание о Серебрянических прудах. Справа от «пруда» – дерево с широкой кроной, часть фирменного почерка Сергея Скуратова. Слева газон. Пешеходная дорожка вдоль жилых корпусов изнутри соединяет входы в секции.

Поскольку перепад высот между участками первой и второй очереди – около 5 м, южной границей двора становится подпорная стенка с лестницами и пандусами. Столь ярко выраженная террасность, в целом характерная для района Воронцова поля, не лишена пространственной интриги: двор оказывается почти полностью изолированным и совершенно приватным.
  • zooming
    1 / 5
    Генплан. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    2 / 5
    Ситуационный план. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    3 / 5
    План 1-го этажа. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    4 / 5
    План 2-го этажа. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    5 / 5
    Разрез 3-3. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects

Устройство собственно дома – тоже сложносочиненное. Вдоль Тессинского уместились 4 жилые секции. Между квартирами нижних этажей и парковкой – 1,5 м технического пространства, оно позволяет приподнять полы над тротуаром и погасить шум от парковки. В квартирах от 1 до 4 спален, гостиные обращены на солнечный южный фасад по Тессинскому, спальни – на север во двор. Маленькие квартиры смотрят только на юг.
  • zooming
    1 / 13
    Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    2 / 13
    Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    3 / 13
    План 3-го этажа. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    4 / 13
    План 4-го этажа. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    5 / 13
    План 5-го этажа. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    6 / 13
    План 6-го этажа. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    7 / 13
    План 7-го этажа. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    8 / 13
    План 8-го этажа. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    9 / 13
    План антресоли 8-го этажа. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    10 / 13
    План кровли. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    11 / 13
    Разрез 4-4. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    12 / 13
    Разрез 5-5. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    13 / 13
    Разрез 7-7. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects

Пентхаусы верхних этажей, седьмого и восьмого, высотой 7,1 м, архитекторы определяют как квартиры с антресолями. В этих двухъярусных квартирах предусмотрена возможность установки дровяного камина и собственная терраса-патио на кровле дома, с большим окном, обращенным в сторону двора. Самая роскошная квартира – на западном торце, с четырьмя спальнями и патио двойной площади. Двухъярусные квартиры также занимают полтора верхних этажа малого корпуса по Николоворобинскому.
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Пластика домов выстроена на сочетании трех материалов: старого и нового кирпича, и бронзы.

Темно-красный «фабричный» кирпич классических пропорций – историческая данность сохраняемых и очищенных от штукатурки фасадов архитекторов Баркова и Калугина.
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Плинфообразный кирпич образует паттерн длинных тонких полосок «палатинского» римского вида, вызывая ассоциации с патрицианским дворцом (тут вспоминаем «пруд» во дворе – чем не камплювий; для элитного дома аналогия логична).
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Кирпич, варьирующий оттенки от коричневато-серого до почти черного, призван выстроить диалог с Арт Хаусом, что будет особенно заметно при спуске по Николоворобинскому или при приближении по Тессинскому с востока, где дом NV/9 демонстрирует лаконичные поверхности, полностью покрытые кирпичом.
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Вытянутый вдоль Тессинского переулка южный фасад складывается в нюансированную мизансцену. Новый объем получает внизу горизонтальный ризалит, продолжающий линию сохраняемого фасада архитектора Калугина. Перед местом встречи нового и старого и над нишей главного входа стена плавно прогибается, образуя «складку» в духе архитектурных занавесов Джулио Романо, акцентируя тем самым вход. Ризалит между тем остается на месте, он, негибкий и устойчивый, отмечен похожей на штрабу горизонтальной штриховкой выступающих кирпичных полос. Подобная же штриховка образует графичные тени пилястр во втором, тоже новом ярусе фасада западной части – не везде, а только там, где новые межоконные простенки совпадают со старыми в нижнем фасаде. Поскольку ритм верхнего этажа несколько шире, они совпадают не всегда. Пластика изгиба и кирпичная «штриховка» рассчитаны на восприятие в полуденном свете, который хорошо, особенно в солнечный день, прорисовывает любые выступы.
  • zooming
    1 / 5
    Схема фасада в осях. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    2 / 5
    Схема развертки фасадов по Тессенскому переулку. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    3 / 5
    Схема развертки фасадов по Большому Николоворобинскому переулку. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    4 / 5
    Схема фасада в осях. Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    5 / 5
    Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects

Как видим, на южном фасаде рассказана многосоставная история на тему города, растущего вверх и состоящего из наслоений. Вместе с лаконичной «крепостной» стеной Арт Хауса напротив по переулку эффект получается сродни городским улицам Таллинна или даже Стамбула, – там, где они подходят к укреплениям. И хотя здесь крепостных стен отродясь не было, а были бани, сады и пруды, – это не важно: во-первых, должно же появляться что-то новое, во-вторых, эффект ненавязчив, это отнюдь не псевдоготический замок, которых, кстати, в Москве немало, и вовсе не стилизация – скорее некий рассказ, способный придать месту новую ауру и привкус, продолжив тему воображаемой истории, начатую Скуратовым в Арт Хаусе.
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Третий материал – сплав меди и цинка, полированная архитектурная бронза блестящего золотистого оттенка, и если мы сравнили плинфообразный кирпич с руинами палатинских дворцов, то бронза может напомнить о патрицианском зеркале.
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Бронзовая решетка обрамляет окна надстройки западного фасада, в бронзе решен восточный, обращенный во двор фасад малого корпуса и его кровля.
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Смысл золотистого оттенка можно понять по-разному: от переклички с золотыми храмовыми главами – одна из них, глава церкви Троицы в Серебряниках, как раз маячит вдали – до премиального «золотого» статуса дорогого клубного дома.

Но, надо думать, бронза появилась в проекте Сергея по иной причине, – а именно, из-за солнца. Представим себе, как золотистый фасад малого корпуса будет отражать восходящее солнце, бросая блики во двор и насыщая его поутру светом. Затем – как откосы западного фасада будут ловить отблески закатного солнца на западе. Даже сейчас, если посмотреть вечером на перекресток с западной стороны, окна 16-этажной пластины бывшего института азотной промышленности показывают нам промо-версию, трейлер того эффекта, который будут производить окна дома и его бронзовые рамы на закате. В этот момент хочется вспомнить не только о римском бронзовом зеркале, но и о латунных рамах зданий 1970-х годов – с ними тоже возникают переклички.
Вид на бывшее здание Института азотной промышленности, ныне БЦ «Садко», построенное в 1976 г., от Серебрянического переулка в сторону Тессинского
Фотография: Архи.ру

Рамы не одинаковые и снабжены откосами; все откосы расположены с одной стороны, смотрят на юго-запад, ловят отблески летнего заката, и кроме того, ширина градуированно уменьшается слева направо, по мере уменьшения вероятности поймать свет. Так же, градуированно, бронзовые полосы встроены в «складку» фасада над входом.
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Бронзой покрыт и стык откоса перед вестибюлем: у него есть шанс поймать утреннее солнце и «передать» его изгибу напротив, или наоборот, самому послужить «зеркалом» в вечернее время. Как видим, дом весь «настроен» на солнце – он ловит его со всем усердием жителя пасмурной Москвы, где каждый лучик на вес золота.
  • zooming
    1 / 3
    Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    2 / 3
    Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects
  • zooming
    3 / 3
    Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
    © Sergei Skuratov Architects

Кирпич также поддерживает тему рефлексов: на ризалите со стороны красного исторического фасада появляется градиент-растяжка терракотовых вставок, в общей «плинфяной» массе нет-нет, да и вспыхивают золотистые вставки.
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
© Sergei Skuratov Architects

Словом, здесь, как на картине Ars Nova, много нюансов и ни одного лишнего. Дом намного «теплее» Арт Хауса, более «московский», что мотивировано и вставками сохраняемых фасадов и требовательным соседством – два жестких пластических высказывания не должны спорить между собой. У нового проекта другой смысл: он улавливает свойственный истории места эффект «лоскутного одеяла», – дом, ведя диалог с контектом на равных, впитывает эффект сложносочиненного города, города-истории; и спасибо ему за это.

Архитектор:
Сергей Скуратов
Михаил Серебряников
Проект:
Проект реконструкции здания на Большом Николоворобинском переулке с приспособлением под жилье
Россия, Москва, пер. Большой Николоворобинский

Авторский коллектив:
С. Скуратов – руководитель творческого коллектива, автор проекта, М. Серебряников – главный архитекор проекта, при участии: С. Морозов, Я. Акимов

2018 — 2020

Девелопер: INSIGMA

16 Июня 2020

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Сейчас на главной
Занавес из фибробетона
Реконструкция театра начала XX века в Эврё включает напоминающие занавес фасады из фибробетона толщиной 8 см и весом 11,2 тонн. Авторы проекта – бюро Opus 5.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Лес и башни
Перед авторами проекта ЖК «В самом сердце Пушкино» стояла непростая задача: сохранить существующий на участке лесопарк, уместив на нем жилой комплекс достаточно высокой плотности. Так появились три башни на краю леса с развитыми общественными пространствами в стилобатах и элегантными «защипами» в венчающей части 18-этажных объемов.
Жить у воды
Рассказываем об итогах конкурса на проект ЖК «Кристальный» на берегу водохранилища в Воронеже и концепцию благоустройства прилегающей территории – Спортивной набережной.
И овцы сыты
Дом четы архитекторов, Каспера и Лесли Морк-Ульнес, в горах Норвегии использует традиционные методы строительства из дерева и служит также убежищем для овец.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
Шоу-рум в ландшафте
Павильон девелопера OCT представляет красоты пейзажа покупателям квартир в очередном «новом городе» на востоке Китая. Авторы проекта шоу-рума – шанхайское бюро Lacime Architects.
Бинокулярный взгляд на культуру
Музей Западной Австралии «Була Бардип» в Перте по проекту бюро Hassell и OMA предлагает экспозицию, одновременно учитывающую аборигенный и западный взгляд на историю и культуру.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.