English version

Жизнь железа

Здание выксунского музея металлургии в проекте Никиты Явейна и Сергея Падалко – как гравицапа: оно рассчитано на естественное старение железа, то есть будет постепенно ржаветь, – но использует передовой тип конструкции, основанный на способности металла к растяжению. Планируется строить из труб и прокатной стали ОМК, так же как и из кирпича вторичного использования.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

23 Декабря 2022
mainImg
Архитектор:
Никита Явейн
Сергей Падалко
Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru
АМ «Витрувий и сыновья» http://vitruviosons.com/
Проект:
Храм металла. Музейный комплекс «Центр промышленного прогресса»
Россия, Выкса

Авторский коллектив:
Н. И. Явейн, С. В. Падалко (АМ «Витрувий и сыновья»), Е. А. Криштопчик, Д. М. Яковлев 

1.2022 — 9.2022

Заказчик: ОМК
0 Выкса – не просто малый город при большом и успешном металлургическом заводе компании ОМК. За последние 10 лет она прославилась фестивалем современной городской культуры, множеством граффити, объектов и проектов благоустройства дворов, арт-резиденцией, которую недавно переселили в новый дом. На прудах благоустроены пляжи, архитекторам заказывают автобусные остановки и проекты обновления городских пространств – словом, ОМК и ее благотворительный фонд «ОМК-Участие» делают многое для того, чтобы в городе создалась, скажем так, актуальная «столичная» аура. В 2017 году провели международный конкурс на право расписать внешнюю стену целого заводского цеха

Между тем проект «Шухов парка» – начинание совершенно другого масштаба. Он расположен в центре города, территория вытянута вдоль дамбы Верхневыксунского пруда, которая имеет статус ОКН федерального значения, так как построена в XVIII веке. Парк начинается от площади Металлургов перед дворцом Баташевых, где сейчас располагается дом-музей промышленников. Дамба-набережная благоустроена в 2019 году по проекту Wowhaus, они же разработали концепцию всего парка. Вскоре сюда перевезут ключевые инженерные памятники с территории Выксунского завода ОМК: водонапорную башню и сетчатый свод листопрокатного цеха, оба связаны с авторством Владимира Шухова. В парке также планируется построить здание Кванториума, детского образовательного технопарка, в котором помимо стандартных квантумов-лабораторий будет присутствовать металлургический квантумум, разработанный специально для Выксы. Кванториум проектирует АБ «Остоженка» и Андрей Гнездилов, а гостиницу, вытянутую вдоль набережной – Front Architecture. Словом, начинание звучное, во многом уникальное, хотя бы из-за размаха, почтенного возраста федеральных памятников, а еще потому, что весь парк расположен на 6-8 метров ниже уровня воды, как поля в Нидерландах.
 
А музей «Центра промышленного прогресса» – ключевая, самая заметная, не побоюсь этого слова, программная часть более чем амбициозного выксунского проекта. Музей планируется построить на территории первого чугунолитейного завода Баташевых, существующего здесь с XVIII века (для него и была сооружена дамба).
«Шухов парк». Генплан. Выкса, проект, 2022. Центр Промышленного прогресса – вверху справа, в северной части, рядом с площадью Металлургов
© Студия 44

В проекте Никиты Явейна, «Студии 44» и Сергея Падалко, «Витрувий и сыновья», здание будущего музея оправдывает заложенные в него амбиции – ни много ни мало, а архитекторы поставили перед собой задачу не просто, что само собой разумеется, грамотно спроектировать общественное здание – а выразить в нем глубинную суть металлургии и металла как такового. 
Для меня проект очень важен. Нам удалось прикоснуться к тому, с чем редко удается поработать: к самим истокам, первичности материала, основам, я бы так сказал, нашего материального мира и жизни в целом. Это своего рода «до-архитектура», архитектура до архитектуры.
 
Главная идея состоит в том, что металл работает на растяжение, тогда как большая часть традиционных конструкций: кирпичные и каменные стены, купола, своды – используют сжатие. Конечно, растяжение существовало всегда, как своего рода параллельная культура в шатрах, в палатках… Но работу металла на растяжение масштабно начинают использовать в позднее время, в конструкциях XX века, в том числе шуховских, и особенно в работах инженеров послевоенного времени. На мой взгляд, очень показательным в этом смысле было здание петербургского стадиона СКК, к сожалению уже уничтоженное: его перекрытие, этакое провисшее над внутренним пространством «брюхо», – было очень эффектным, и оно было построено именно на растяжении.

В проекте «Центра промышленного прогресса» в Выксе мы возвращаем металлу эту первичную функцию и выразительность.
 
Кроме того, мы планируем использовать только те материалы, которые доступны на месте. Завод выпускает, в числе прочего, трубы и стальной прокат – мы берем трубы разного сортамента и делаем из них колонны периптеров. Берем стальной прокат и делаем из него «натяжные» перекрытия. Все это будет из натурального металла, будет естественно и постепенно покрываться патиной, превращаясь в аналог кортена. Ржавение металла мы рассматриваем как инсталляцию.

Никита Явейн называет музей «Храмом металла» и «Храмом Гефеста». 

Он действительно похож на храм, или даже храмовый комплекс – древний памятник какой-то пестумской архаики, суровый и лаконичный, как мегалит. То ли откопанный из земли, то ли выросший из нее, «дикий», плоть от плоти почвы, из которой, собственно, и берется металл. 
Музейный комплекс «Центр промышленного прогресса», Выкса, проект, 2022
© Студия 44

Сергей Падалко, «АМ «Витрувий и сыновья»»

Конечно, этот проект – любимый и очень интересный. В нем много уникального, начиная от постановки «в яме» ниже уровня воды: ходя на уровне городской мостовой или дамбы можно будет видеть кровлю, выставочного двухъярусного корпуса – точно. Мы были очень впечатлены и местом, и заводом, и шуховскими конструкциями. Какое-то время думали, как работать с этим материалом, что можно ему противопоставить? И я бы сказал, что у нас получился, в какой-то мере, «анти-Шухов»: листы кровель, которые растягиваются между колоннами, совершенно другие и в то же время их работа интересна с инженерной точки зрения. Мы рассчитали, что будет достаточно толщины 6 мм, но заложили 8 мм в расчете на коррозию.
 
А процесс образования патины я уже полгода наблюдаю в реальном времени: колонну, которая была частью нашей инсталляции на Арх Москве, было жалко выбрасывать, я отвез ее к себе на дачу, она там стоит, изменяется месяц от месяца. Она действительно очень живая – думаю, в масштабе целого здания это будет захватывающе.


 
Но попробуем рассказать последовательно. Территория вытянута вдоль пруда и начинается от площади Металлургов перед домом Баташевых. Здесь, в северной части, расположатся три музейных корпуса разного размера и ширины, параллельно друг другу и берегу. Каждый объем – «периптер», хотя название не вполне точно, поскольку колонны из труб разного диаметра выстроены только вдоль продольных сторон. Между рядами колонн «подвешены», образуя металлические потолки, провисающие к центру листы металла. Сверху металлические листы будут открыты, вода будет попросту стекать под небольшим уклоном, самым естественным путем. Только в теплом контуре предусмотрен потолок с теплоизоляцией. 

Так что конструкция обнажена максимально, в ней читается некая бравада металла – одновременно тяжелого и легко парящего. 
Схема. Музейный комплекс «Центр промышленного прогресса», Выкса, проект, 2022
© Студия 44

Так как ряды колонн – продольные, на ум приходит сравнение не только с храмами-«перипетрами», но и с улицами – «стоями» античных и шире – южных городов, защищенных тентами от солнца (вспомним здесь слова архитектора о растяжении в шатрах и палатках).

Оба сравнения уместны, даже важно, что их два: сходство с периптерами дает проникнуться монументальностью, – и к тому же восходит к 200-летней истории строительства европейских музеев в виде греческих храмов, притом что асимметрия комплекса даже прямо попадает в парадигму зданий нео-грек. В то же время аналогия с улицами позволяет прочувствовать композицию и градостроительный смысл музейного ансамбля – поскольку он умело вписан в окружение, раскрывает оси и видовые «прострелы», не только не замыкает и не перерезает пространство, но и связывает его новыми «лучами». 

Главная ось начинается от дома Баташевых и площади Металлургов и сразу приобретает видимую форму металлического пешеходного моста, чья линия продолжается, на уровне 2 этажа, «улицей» между восточным и центральным корпусом, и указывает на главный акцент – водонапорную башню Шухова на площади за музеем. Мост и «улица» за ним позволяет пройти из города сквозь музей на одном уровне и спустившись затем, в конце пассажа, по трем маршам лестницы на дальнюю площадь и в парк.
  • zooming
    1 / 6
    Генплан. Красным обозначена ось от площади Металлургов к шуховской башне, проходящая по пешеходному мосту. Музейный комплекс «Центр промышленного прогресса», Выкса, проект, 2022
    © Студия 44
  • zooming
    2 / 6
    План 1 этажа. Музейный комплекс «Центр промышленного прогресса», Выкса, проект, 2022
    © Студия 44
  • zooming
    3 / 6
    План 2 этажа. Музейный комплекс «Центр промышленного прогресса», Выкса, проект, 2022
    © Студия 44
  • zooming
    4 / 6
    План 3 этажа. Музейный комплекс «Центр промышленного прогресса», Выкса, проект, 2022
    © Студия 44
  • zooming
    5 / 6
    Разрез 3-3. Музейный комплекс «Центр промышленного прогресса», Выкса, проект, 2022
    © Студия 44
  • zooming
    6 / 6
    Разрезы 1-1 и 2-2. Музейный комплекс «Центр промышленного прогресса», Выкса, проект, 2022
    © Студия 44

Заметим, что узкий центральный «периптер» в своем втором этаже не имеет стен: это открытая колоннада, на ней выставляется только один, зато очень крупный экспонат – судя по проекту, конструкция сетчатого купола; его выступающий вверх контур «салютует» прогибу металлического потолка. Таким образом, войдя по мосту, по прямой из города, на уровень 2 этажа, можно не только пройти вперед к башне, но и бродить, среди колонн, под сводом, перейти на соседнюю улицу. Колонны-трубы – разного диаметра, в центральной части тоньше, в боковых толще. То ли здесь три улицы, то ли гипостильный зал, а по функциональному смыслу – общественное пространство. Отсюда будут предусмотрены и запасные входы-выходы музея.
Главная ось от площади Металлургов, шуховская башня впереди. Музейный комплекс «Центр промышленного прогресса», Выкса, проект, 2022
© Студия 44

Другая открытая музейная площадь расположена под пешеходным мостом, на 6 метров ниже уровня воды пруда и городской площади Металлургов. К уровню 1 этажа ведет широкая лестница, прорезанная пандусами, которая стелется по склону. Здесь справа от входа расположена еще одна экспозиционная зона под открытым небом – так называемый «Сад Мартена», состоящий из «крупногабаритных производственных объектов машинерии», использовавшихся в мартеновском цеху. В одной из версий проекта авторы предлагали даже «водопад» на одной из торцевых стен. Дальше, со стороны дамбы, «выставляются» две оставшиеся от чугунного завода печи-вагранки, тоже часть открытой экспозиции. 
Музейный комплекс «Центр промышленного прогресса», Выкса, проект, 2022
© Студия 44

Все это – и уличная экспозиционная зона, и гигантская лестница, и двухуровневое пространство с мостом над головой, – даже мысль о том, что мы находимся ниже уровня воды – работает на wow-эффект, и, безусловно, завораживает. Мы спускаемся из города по железной лестнице и попадаем в «сад» стареющего  железа. 
Музейный комплекс «Центр промышленного прогресса», Выкса, проект, 2022
© Студия 44

Напомню, ансамбль асимметричен, все три корпуса – разных параметров. Центральный узкий и длинный, его ширина всего 12 метров, ширина «улиц» по его сторонам – по 6 м, всего в 2 раза меньше. В первом этаже центрального корпуса расположен музейный вестибюль и кафе, освещенные круглыми окнами в потолке, оккулюсами, похожими на фонари Пулково. 
Зона кафе. Центральный корпус, 1 этаж. В потолке круглый фонарь верхнего света. 2 вариант. Музейный комплекс «Центр промышленного прогресса», Выкса, проект, 2022
© Студия 44

Западный корпус музея, справа от дома Баташевых – невысокий и широкий, почти квадратный. В 1 этаже здесь фондохранилище, кабинеты администрации, комнаты экскурсоводов и туалеты, на 2 этаже залы для временных выставок.

Восточный корпус, наоборот, самый длинный и высокий. Внутри трехъярусное, трехсветное пространство, окруженное галереями; в северном торце – амфитеатр на всю высоту. Здесь планируется разместить постоянную экспозицию. Цельное высокое пространство в центре зала необходимо, в данном случае, не только с эстетической точки зрения: в этом месте сохраняются руинированные остатки стен доменного и литейного цехов XVIII века, наделенные статусом ОКН. Музейный зал, в сущности, строится вокруг них наподобие «чехла». Надо ли говорить, что сохраненные остатки стен в интерьере будут выглядеть как скелеты динозавров в атриуме Музея палеонтологии – то есть, достаточно эффектно и атмосферно. 
  • zooming
    1 / 3
    План 1 этажа. Музейный комплекс «Центр промышленного прогресса», Выкса, проект, 2022
    © Студия 44
  • zooming
    2 / 3
    План 2 этажа. Музейный комплекс «Центр промышленного прогресса», Выкса, проект, 2022
    © Студия 44
  • zooming
    3 / 3
    План 3 этажа. Музейный комплекс «Центр промышленного прогресса», Выкса, проект, 2022
    © Студия 44

И все же центральный корпус – самый высокий. Но он еще тонкий и прозрачный, он – акцент, и вестибюль, и портик. Храня одну реликвию, указывает на другую, башню-водокачку на ажурной «ноге». 
Музейный комплекс «Центр промышленного прогресса», Выкса, проект, 2022
© Студия 44
Музейный комплекс «Центр промышленного прогресса», Выкса, проект, 2022
© Студия 44

Шуховская башня возвышается над территорией музея с полным правом, как памятник инженерной мысли, на всю свою историческую высоту 32 метров. Сам же музей – современное здание – ведет себя деликатно, соблюдает заданные соседством дома Баташевых высотные ограничения. Его высота от нулевой отметки 14.4 метра, а если учесть 6-метровое углубление музейной территории, то колоннада центрального корпуса возвышается не больше, чем на 8 м, а два других объема попросту «расстилаются» по земле. 
Музейный комплекс «Центр промышленного прогресса», Выкса, проект, 2022
© Студия 44
  • zooming
    Фасады. Музейный комплекс «Центр промышленного прогресса», Выкса, проект, 2022
    © Студия 44
  • zooming
    Фасады. Музейный комплекс «Центр промышленного прогресса», Выкса, проект, 2022
    © Студия 44

Так в проекте возникает несколько смысловых напряжений. Одно – между контекстуальной деликатностью и брутальным, дерзким архитектурным высказыванием, вполне в духе современного искусства. Не зря Никита Явейн сравнивает музей с инсталляцией. 

Другое – между чистотой идеи и нюансами воплощения, которые, безусловно, есть. Архитекторы признаются, что «сырой» заводской металл получит, тем не менее, добавки для красивого старения – то есть материал все же будет обработан специально для здания. Что в потолке спрятаны дополнительные балки для усиления конструкции. Да, наконец, что стеклянные витражи, если уж быть до конца честными, будут не местными, а привозными – в архитектуре-перформансе они занимают нейтральную позицию. Впрочем, здание – не химический эксперимент, оно требует чистоты не ингредиентов, а образа. 

Третье и главное, эстетическое напряжение – «между прошлым и будущим». С ним наименее понятно. По словам организаторов, музей «будет рассказывать об истории человеческой цивилизации, преломляя ее через призму металла». Между тем в прессе его называют «Центром промышленного прогресса». Что заставляет предполагать две составляющие: историю и что-то направленное в будущее. С историей более-менее понятно: ее представляют башни-вагранки, остатки стен Доменного и Литейного корпусов со статусом ОКН и даже груда разновременного – от XVIII века до 1960-х годов – кирпича, добытого из разобранных поздних корпусов, похожие на материал из археологического отвала, используемый вторично для стен музея.

Другой полюс – «сырой» заводской металл труб и перекрытий. Взятый «здесь и сейчас», он начнет свою жизнь с момента строительства, ему предписано естественное ржавение, он будет меняться на глазах, жить своей жизнью, чтобы через какое-то время это «новое» циклически стало подобным «старому», погрузилось в созвучный кирпичной стене землистый, бархатистый тон. Нам показывают, как стареет прогресс? 
Музейный комплекс «Центр промышленного прогресса», Выкса, проект, 2022
© Студия 44

В то же время, состаривая металл и предлагая нам наблюдать за процессом старения, архитекторы работают с новым, современным типом конструкции, использующим – вспоминаем начало – способность металла к растяжению. Обращаются к истории модернизма, отсюда навесные своды и зенитные оккулюсы, но подчеркивают актуальность, перспективность, современность этих конструкций, «наброшенных» на колоннады. Получается интересное отношение к прогрессу: он и результативен, и скоротечен, его поглощает патина, его «откапывают» из земли как псевдоруину. 

Псевдоруины очень актуальны и современны, в них, практически, заключается новый прогресс, в них есть мечта откопать какой-то могущественный артефакт, хабар. И тут сложно не вспомнить про кино и вообще про фантастику. Именно она показывает нам, уплотняя рестроспективу до максимальной краткости, как прогресс превращается в исторические слои, уходит в песок и из песка возвращается. И как странно могут выглядеть могущественные вещи.

Так что и первая серия «Звездных войн», да и бессмертный образ гравицапы, «самой ржавой гайки», способной поднять космический корабль, тоже, конечно, приходит в голову. 

***

В качестве эпилога надо сказать, что проект музея в Выксе – один из целого ряда музеев в портфолио «Студии 44», и он наследует многие находки: поиск осей и работу с пространством, в том числе общественным, лестницы, площади и амфитеатры, крытые и открытые, «мегалитические» вставки, контрастные сопоставления, до брутального смелые формы, стремление к цельности наряду с просчитанным, четким и логичным распределением функций, которые складываются как пазл или объемная головоломка. Достаточно вспомнить крыло Главного штаба и  Музей паровозов, проекты музея совриска в УфеМузея блокады в Петербурге, музея техники в Томске, и не только их. 

Музей металла в Выксе встает в ряд «музеев-мегалитов» как родной, в нем легко найти те же приемы и достоинства. Архитектурный язык усилен промышленной тематикой, гипертрофированной на грани современного искусства.

Иными словами, все сейчас любят старый «пром», сохранение, реконструкцию, – а как сделать следующий шаг, превратить эти симпатии в образное высказывание? «Ржавеющий» музей в Выксе, пожалуй, дает ответ на вопрос. 
Архитектор:
Никита Явейн
Сергей Падалко
Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru
АМ «Витрувий и сыновья» http://vitruviosons.com/
Проект:
Храм металла. Музейный комплекс «Центр промышленного прогресса»
Россия, Выкса

Авторский коллектив:
Н. И. Явейн, С. В. Падалко (АМ «Витрувий и сыновья»), Е. А. Криштопчик, Д. М. Яковлев 

1.2022 — 9.2022

Заказчик: ОМК

23 Декабря 2022

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Студия 44: другие проекты
Расслоение идентичности: итоги Зодчества 2023
Мир полон парадоксов, и вот Зодчество, которое в культурной программе 2023 года предлагало прописать миру ижицу, впервые за историю своего существования даёт главный приз иностранному архитектору. Публикуем полный список победителей и удивляемся некоторым вещам: к примеру, проектов в 2 раза больше, чем построек, но премия Татлин пропала с радаров, а из списка награжденных исчезли авторские коллективы.
На горах
Распределенный IT-кампус Нижнего Новгорода в проекте «Студии 44» построен на уравновешенных контрастах. Он то летит, то колышется, то возвышается скалой. Для каждой задачи найдена своя форма и логика, для гостиниц – квадратный модуль, для учебных корпусов – «летящий». Модернистские прообразы, в частности аббатство Ля Туретт, соседствуют с сюжетными отсылками к античному форуму и стое, башне средневекового университета – так же как и с контекстуальными перекличками, встраивающими здания будущего кампуса в ландшафт городских холмов с их доминантами, высоких склонов, речной панорамы, кварталов городского центра и ННГУ.
Опровержение и сравнение: конкурс красноярского театра
Начали писать опровержение – ошиблись, при рассказе о проекте Wowhaus, который занял 1 место, с оценкой объема сохраняемых конструкций, из-за недостатка презентационных материалов – а к опровержению добавилось сравнение с другими призерами, и другие проекты большинства финалистов. Так что получился обзор всего конкурса. Тут, помимо разбора сохраняемых разными авторами частей, можно рассмотреть проекты бюро ASADOV, ПИ «Арена» и «Четвертого измерения». Два последних старое здание не сохраняют.
Модернизм в авангарде
Конкурсное предложение «Студии 44» для красноярского театра оперы и балета – во всех смыслах яркое, а во многом даже провокационное, ну почти как современный спектакль. По смыслу культурно-контекстуально, по ощущениям эпатажно. Сначала поражаешься повсеместно-красному цвету, потом разбираешься в живописном скоплении объемов, между которыми распределено множество функций. И только затем понимаешь, что в этом конгломерате спрятано старое модернистское здание, которое архитекторы сохраняют в значительной части.
Каменная рубашка
Градсовет Петербурга рассмотрел корректировку фасадов дома «Студии 44» на углу Карповки и Каменноостровского проспекта. Проекту исполнилось 10 лет, строительство в самом разгаре, а эксперты обсуждали изменение окон, кровли, материала облицовки и некоторые другие детали – например, перпендикулярность курдонеров.
Палисады в Мытном дворе
На прошлой неделе градсовет Петербурга рассмотрел проект застройки территории Мытного двора, подготовленный «Студией 44». Исторические здания отреставрируют, утраченные восстановят, а на месте складов появятся новые четырехэтажные дома. Проект приняли тепло, вопросы у экспертов вызвало только примыкание к Овсянниковскому саду и высота, показавшаяся слишком скромной.
Градсовет Петербурга 25.01.2023
Для Пироговской набережной «Студия 44» предложила белоснежный дом с тремя ризалитами и каскадом террас. Эксперты разбирались, что в проекте перевешивает: вид на воду или критическая близость к шестиполосной магистрали.
Место памяти
Первое место в конкурсе на концепцию развития парка Победы в Мурманске занял консорциум Мастерской Лызлова и бюро Свобода. Рассказываем об итогах конкурса и публикуем проекты пяти финалистов.
Градсовет Петербурга 26.04.2022
Градсовет обсудил два масштабных проекта северной столицы: застройку второй половины намыва Васильевского острова жилыми кварталами и перенос основной части Санкт-Петербургского государственного университета в город Пушкин.
Святилище книг
После реконструкции и реставрации по проекту «Студии 44» здание Публичной библиотеки имени Маяковского приобрело современную техническую начинку и в то же время стало ближе к своему подлинному облику – тех времен, когда оно было частью подворья Троице-Сергиевой лавры.
Буян и суд
Новость об отмене парка Тучков буян уже неделю занимает умы петербуржцев. В отсутствие каких-либо серьезных подробностей, мы поговорили о ситуации с архитекторами парка и судебного квартала: Никитой Явейном и Евгением Герасимовым.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Стереометрическое построение
Конкурсный проект здания уфимского музея современного искусства от «Студии 44» Никиты Явейна был решен в характерном для бюро духе мега-высказывания: гигантские консольные выносы, соединенные шарниром атриума, декларируют победу инженерного замысла над тяготением, а простота исходной геометрии, где все линии пересекаются под углами, кратными 30°, в трех измерениях складывается в сложную ажурную конструкцию.
Истинное Зодчество: лауреаты 2021
Хрустальный Дедал достался Николаю Шумакову, президенту САР и СМА и главному архитектору Метрогипространса, за станции БКЛ Авиамоторная, Лефортово, Электрозаводская. Премию Татлин решили не присуждать.
Анализ и синтез
Проект ЖК «Красин», предназначенный для исторического центра Петербурга и расположенный в очень ответственном месте: рядом с Горным институтом Воронихина, но на границе с промышленным городом, – стал результатом тщательного анализа специфики исторической застройки Васильевского острова и последующего синтеза с уклонением от прямой стилизации, но формированием узнаваемого силуэта, созвучного «старому городу».
Из агоры в хаб
Публикуем фрагмент из книги «Музей: архитектурная история», посвященный современным формам институции: музей как агломерация, хаб, фабрика или проун.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Похожие статьи
Точка нового отсчета
Давно хотелось изучить пространство RuArts Foundation, созданное архитекторами ATRIUM, и наконец удалось. Оно уместное и впечатляющее, в нем интересным образом сочетаются традиции – в данном случае, галереи, и новации. Рассматриваем. А заодно вглядываемся в предисторию.
Здание D
Проект Харбинского центр дизайна на севере Китая создан архитекторами Wuxing Youxing Space Design на основе «типографского» мотива – буквы D.
Лепка ракурсом
Степан Липгарт внедряет на окраине Казани «схематизированное ар-деко», да еще и зеленого цвета, со стеклянистой корочкой на фасадах. Главные достоинства проекта – он тщательно выстраивает ракурсы, стремясь сформировать в непростом окружении зародыш города не только в смысле пешеходности, но и пластически. Работает с силуэтами, предлагает любопытные треугольные «горки» террас. Да и выстроен он как кристалл, по двум сеткам, ортогональной и диагональной. Что получилось, что нет, в чем особенности – читайте в тексте.
«Плавательный оперный театр»
Крытый бассейн начала 1970-х годов в Гамбурге, памятник архитектуры модернизма и одна из крупнейших оболочечных конструкций в Европе, реконструирован архитекторами gmp и конструкторами schlaich bergermann partner.
Образовательный эксперимент для Севера
Бюро «Сити-Арх» продолжает работу над проектами экспериментальных государственных ДОУ: по многим параметрам им могут позавидовать частные сады и школы. На этот раз – в городе Губкинском Ямало-Ненецкого автономного округа. Будущих воспитанников ждет разнообразная образовательная и игровая среда, которая включает зимний сад, педагогов – возможности для внедрения новых практик.
Разнообразие фасадов
Комплекс из жилья и офисов по проекту бюро ALTA в ближнем пригороде Парижа учитывает соседство маловысотной частной застройки, будущей станции метро и послевоенных многоэтажек.
Над Жемчужной рекой
Самый большой в мире пешеходный мост Хайсинь в Гуанчжоу стал важнейшим общественным пространством этого гигантского города.
Парк на острове
Рядом с Королевским оперным театром во внутренней гавани Копенгагена открылся парк по проекту бюро Cobe.
В центре внимания
Лионское бюро Espace Libre спроектировало для курортного городка Кюк на севере Франции скейт-парк, который стал первым шагом по реорганизации всего прибрежного района Стелла-Плаж.
Распределение масс
Деловой центр AIA East Gateway по проекту Creative Crews на востоке Бангкока должен стать стимулом для развития окружающего района и для возвращения удаленно работающих сотрудников в офисы.
Геология фасадов
Калифорнийский университет в Санта-Барбаре впервые за последние 55 лет открыл новый учебный корпус. Автором проекта выступило архитектурное бюро из Сиэтла LMN Architects.
Музыкальная фабрика
В Манчестере открылся концертно-выставочный комплекс по проекту OMA. Заказчик – компания Factory International, организатор Манчестерского международного фестиваля.
Фасад для шоссе
В проекте здания управления автодорог в Дакке, столице Бангладеш, архитекторы Framework учли особенности участка, расположенного на оживленном шоссе, но с видом на зеленую зону.
Приближение искусства к народу
Первый и пока единственный филиал Государственного музея искусств (SMK) в Копенгагене отроется в сельской местности на севере Дании. Авторы проекта его комплекса – Reiulf Ramstad Arkitekter.
Адаптивная реконструкция
Восстановлением разрушенной землетрясением в феврале 2023 года турецкой провинции Хатай и ее столицы Антакьи займется консорциум архитекторов с Foster + Partners и BIG в составе.
Big in Japan
В Токио завершено строительство 266-метрового небоскреба Toranomon Hills Station Tower по проекту Сёхэя Сигэмацу, главы нью-йоркского отделения OMA. Это первый объект, реализованный OMA на территории японской столицы, и самый крупный проект в портфеле бюро.
Космический ковчег
MAD Architects представили проект реконструкции склада Чжанцзянского цементного завода под многофункциональный общественный центр. По мысли Ма Яньсуна, над массивными бетонными стенами зависнет космический «ковчег».
Другой Версаль
Парижское Atelier Delalande Tabourin для реконструкции небольшого дома в Версале использовали особый бетон, в который добавлена кирпичная крошка.
Высотная биофилия
The Spiral в Нью-Йорке, первый «сверхвысокий» небоскреб, спроектированный бюро Бьярке Ингельса BIG, – эксперимент в высотном озеленении: его террасы с кустарником и деревьями достигают высоты в 300 м и более.
Укрощение стихии
Бюро Carlo Ratti Associati разработало проект реконструкции знаменитых набережных Мурацци-дель-По в Турине: все более сильные разливы реки новому общественному центру будут не страшны.
Путь на глубину
На севере Норвегии бюро Rever og Drage Arkitekter соорудили на озере традиционный причал, но предназначен он не для лодок, а для любования пейзажем.
Пирамида для горожан
Бывший музей албанского лидера Энвера Ходжи в центре Тираны открылся после реконструкции по проекту MVRDV как образовательный центр и общественное пространство.
Иллюзия уединения
Кафе и частный дом на острове у северо-восточного побережья Китая создают иллюзию романтического – и драматического – уединения среди суровой природы. Авторы проекта – пекинское бюро TAO.
Золотное шитье
Пятиэтажный клубный дом, спроектированный Степаном Липгартом в Казани, реагирует на разностилевой контекст цельностью и одновременно подвижностью формы, а на соседство с театром «Экият» – сходством со складками театрального занавеса и активной пластикой балконов, в которой прочитывается сходство с театральными ложами. Он весь немного «на котурнах», но обобщен и современен. В нем даже не так просто найти элементы ар-деко, хотя дух тридцатых, пропущенный через фильтр неомодернизма, все же чувствуется. Как и Восток.
Примирение
Реставрация Соляного склада для Звенигородского музея-заповедника, с одной стороны, достаточно точно реализована по проекту бюро «Народный архитектор» – а, с другой стороны, она не обошлась без дополнительных исследований и корректировок, которые в данном случае, скорее, во благо. Обнаружен исходный цвет покраски, детали фасадов, лучше изучена история перестроек. Итог – проявлен импозантный характер ампирного здания, самого старого в городе, проявлены отличия поздних пристроек. Но, главное, город получил новое культурное и общественное пространство, которые уже «работает» вовсю.
Технологии и материалы
Больше стекла: окна РЕХАУ в загородных домах
Оконная и дверная индустрия кажется консервативной в плане дизайна, но на самом деле изменения, которые произошли с ней в последние годы, значительны. Анализируем тренды на проектах выставки Open Village, индикатора всего самого популярного в мире частного домостроения.
Карусель для авиаторов
Для обновленного Парка Авиаторов в Петербурге компания «Новые горизонты» спроектировала и построила игровой комплекс «Карусель». Яркий объект с двумя ярусами маркирует главную событийную площадь парка, а детям предлагает разнообразные сценарии игры на разной высоте.
Устойчивое завтра
Названы победители Holcim Awards – премии за достижения в области устойчивой архитектуры. Показываем все проекты из «короткого списка».
Новые декоры в европейской коллекции Homapal 2022-23
Еще больше уникальных цветов и поверхностей металлизированных HPL пластиков появилось в обновленной коллекции бренда Homapal. Самые изысканные металлические текстуры сочетаются с преимуществами износостойкого и гибкого ламината.
Блестящая жизнь в деталях
В ряду металлов, которые выигрышно смотрятся как в классическом, так и в ультрасовременном интерьере, латунь занимает особое место. Неслучайно ее называют «новым золотом». На примере проектов компании HÖGER смотрим, как добиваться эффекта “латуни” и других металлов при помощи современных технологий.
Фасадная подсистема от «ОРТОСТ-ФАСАД»: надежность...
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» разработала и запустила собственное производство подсистемы для устройства облицовки навесных фасадов. Инновационная разработка позволяет решать проблемы, связанные со сложной геометрией фасадов и работами на высотных зданиях.
Декоративное панно из алюминиевых панелей ГК АСП...
На путевой стене станции метро «Яхромская» в Москве установили монументальное панно в честь празднования 800-летия столицы в 1947 году. Панно выполнялось из трехслойных алюминиевых панелей с сотовым заполнением от компании ГК АСП.
Зимний сценарий
Осень и зима – не повод грустить и сидеть дома.
Рассказываем, какие малые архитектурные формы делают общественные пространства теплее, уютнее и интереснее даже в самые промозглые, пасмурные или студеные дни.
Больше чем детская площадка
Компания «КБЭА» из Чебоксар переосмысливает функционал детских площадок: с их помощью наука выходит в городское пространство и становится частью социокультурного программирования территорий.
Будущее фасадной инженерии: как решить проблемы строительства...
Вместе с постоянно развивающимися технологиями строительства область фасадной инженерии также переживает значительные изменения, однако далеко не все оказались к ним готовы. Опытом делится компания Unistem, лидер на рынке фасадного консалтинга.
Ригель и двоичный код.
ИТ-парк им. Башира Рамеева
На фасадах ИТ-парка имени Башира Рамеева в Казани – облицовочные материалы преимущественно российских производителей, в том числе клинкер ригельного формата.
Философия проекта изначально подразумевала полный контакт здания с человеком – как визуальный, так и тактильный.
Краски и штукатурки Baumit: идеальное финишное покрытие
В процессе отделки дома или квартиры одним из главных вопросов является выбор финишного покрытия, ведь это решение влияет не только на внешний вид стен сегодня, но и на то, как они будут выглядеть со временем. Рассказываем о том, какие штукатурки и краски предлагает Baumit для создания идеального фасада и интерьера, которые будут радовать много лет.
Облицовочный кирпич от BRAER: размер имеет значение
Сегодня наиболее распространенными форматами кирпича являются 1НФ, 0,7 НФ и 1,4НФ. У каждого есть свои преимущества. В линейке облицовочных кирпичей BRAER есть все три, но как определиться с выбором нужного? Попробуем разобраться.
Отдых в большом городе
Простая скамейка, установленная в нужном месте, способна дарить минуты отдыха и объединять. Рассказываем, как с помощью городской мебели «Хоббика» даже в самом урбанизированном контексте можно устроить островки для полноценной релаксации.
Кто построит будущее
Детские площадки меняются вместе с городской средой и предлагают детям не только палитру сенсорных ощущений и физической активности, но и образы, заимствованные у мировой архитектуры. Один из примеров – футуристические игровые комплексы, спроектированные компанией «Новые горизонты».
Сейчас на главной
Подкожный свет
Торговый комплекс Star Spark 1926, спроектированный бюро gmp для центра Гуанчжоу, получил дробную шестичастную структуру и будто проницаемые фасады.
Нейтрально-выразительный
Авторы интерьера магазина Post Post Scriptum воспользовались исходной предчистовой отделкой помещения, чтобы отразить концепцию бренда и найти нетривиальный подход к «фоновым» стенам, которые оттеняют яркие и сложно сконструированные предметы одежды.
Тихое обаяние роскоши
В Москве интенсивно развивается не только высотное строительство, но и типология клубных домов: в каждом новые сюжеты и решения. Вот и «Обыденский № 1», спроектированный Blank Architects в продолжение традиций остоженской «Золотой мили» – как сумма исторической и современной контекстуально-клубной архитектуры, предлагает сплав разных видов жилья, способов общения с городом и типов декора. Между тем его главная ценность – пастораль тишины и камерность в контексте новой версии «московского дворика».
Классики и современники
Победителем конкурса на концепцию туристической территории «Новая Анапа» рядом со станицей Благовещенская стал консорциум под руководством компании «Творческие технологии». Интересно, что он сочетает современные решения в духе океанского лайнера – и классическую архитектуру, часть которой нарисована Михаилом Филипповым, часть Максимом Атаянцем.
Урбанистический катализатор
Модернистское офисное здание в 1960-е изменило характер амстердамской промзоны, а теперь превратилось в корпус студенческого жилья и вновь оживило свой район. Авторы реконструкции – Studioninedots.
Космос в матрешке
Школа креативных индустрий в Воронеже заняла необычное здание в форме матрешки. Авторы интерьерной концепции постарались сделать пространство функциональным, а также добавили связь с историей города: первый общественный этаж украшает мозаика и горельеф на космическую тему, которые в том или ином виде удалось спасти из снесенного ДК 50-летия Октября.
Портик нового времени
В начале года в новосибирском аэропорте Толмачево открылся терминал С. Масштабный и прозрачный входной зал со светящимися колоннами внутри умело сочетает лаконизм с яркой фотогеничностью WOW-эффекта. Он – и новый фасад всего комплекса, и точка отсчета планируемой реконструкции, по завершении которой Толмачево станет крупнейшим региональным аэропортом России. Рассматриваем здание в контексте модернистских прототипов как Новосибирска, так и Ленинграда: они собираются в отдельную, не лишенную любопытных нюансов, историю.
WAF Inside 2023: туфелька Золушки
Победитель интерьерной премии Всемирного фестиваля архитектуры – микродом в Сиднее, сочетающий энергоэффективный и художественный подход: фасад облицован битым кирпичом, дом сам обеспечивает себя электричеством и комфортным микроклиматом, а каждое помещение обладает яркой харизмой. Рассказываем подробнее и показываем других финалистов.
Пресса: Место под солнцем: как архитекторы «Студии 44» находят...
Архитекторы из «Студии 44» Антон Яр-Скрябин, Евгений Новосадюк, Иван Кожин и Илья Сабанцев рассказали о новом поколении архитекторов, о проектах, которые уже сейчас формируют облик современных российских (и не только) городов, а также о том, как молодому архитектору найти свое место под солнцем.
Опыт, чувства и баланс
Бюро GAFA подготовило проект благоустройства «Дом Дау» – нового полностью жилого небоскреба в Москва-Сити. Вызовом стала компактная площадь дворов и «портрет» будущего жильца: архитекторы предлагают ему практику созерцания и замедления, обращаясь как к традиционным ландшафтным средствам, так и новым, способным удивить. Например, кинетическим скульптурам.
14+ ТОП сессий деловой программы «Казаныша»
Завтра в Казани стартует архитектурно-строительный форум. Стали разбираться в его программе и выбрали, для начала, 10 сессий, достойных внимания, для первого дня, и еще по 4 для других. Может быть, еще допишем. А пока интересующимся еще не поздно купить билеты.
WAF 2023: исцеление
Главные премии Всемирного фестиваля архитектуры взяли проекты, направленные на оздоровление окружающей среды и исправление ошибок прошлого: школа-парк в Нинбо, башня-«пробиотик» в Каире и ливневый парк на месте табачной фабрики в Бангкоке. Еще одна тенденция – условно «незападные» страны как место приложения концепций архитекторов. Самое заметное представительство в этом плане у Ирана.
Карельский лабиринт
Лабиринт-квест на территории музея «Карельский дом в Чашково» привлекает внимание посетителей и работает как продолжение экспозиции: для его создания архитекторы использовали национальные орнаменты и элементы традиционного зодчества.
Чайка серебристая
Реконструкция здания ресторана на Верхневолжской набережной в Нижнем Новгороде, по сути, окончательно утвердила название этого объекта. Даже если ресторану присвоят иное официальное наименование, все равно это – «серебристая чайка» – достаточно посмотреть на него и вспомнить историю места.
Здание D
Проект Харбинского центр дизайна на севере Китая создан архитекторами Wuxing Youxing Space Design на основе «типографского» мотива – буквы D.
Точка нового отсчета
Давно хотелось изучить пространство RuArts Foundation, созданное архитекторами ATRIUM, и наконец удалось. Оно уместное и впечатляющее, в нем интересным образом сочетаются традиции – в данном случае, галереи, и новации. Рассматриваем. А заодно вглядываемся в предисторию.
Достижение равновесия
Градсовет Петербурга рассмотрел и положительно оценил проект второй очереди ЖК «Шкиперский, 19». Решение, которое представило бюро SLOI Achitects, эксперты нашли сдержанным и соответствующим контексту.
Лепка ракурсом
Степан Липгарт внедряет на окраине Казани «схематизированное ар-деко», да еще и зеленого цвета, со стеклянистой корочкой на фасадах. Главные достоинства проекта – он тщательно выстраивает ракурсы, стремясь сформировать в непростом окружении зародыш города не только в смысле пешеходности, но и пластически. Работает с силуэтами, предлагает любопытные треугольные «горки» террас. Да и выстроен он как кристалл, по двум сеткам, ортогональной и диагональной. Что получилось, что нет, в чем особенности – читайте в тексте.
«Плавательный оперный театр»
Крытый бассейн начала 1970-х годов в Гамбурге, памятник архитектуры модернизма и одна из крупнейших оболочечных конструкций в Европе, реконструирован архитекторами gmp и конструкторами schlaich bergermann partner.
Разнообразие фасадов
Комплекс из жилья и офисов по проекту бюро ALTA в ближнем пригороде Парижа учитывает соседство маловысотной частной застройки, будущей станции метро и послевоенных многоэтажек.
Образовательный эксперимент для Севера
Бюро «Сити-Арх» продолжает работу над проектами экспериментальных государственных ДОУ: по многим параметрам им могут позавидовать частные сады и школы. На этот раз – в городе Губкинском Ямало-Ненецкого автономного округа. Будущих воспитанников ждет разнообразная образовательная и игровая среда, которая включает зимний сад, педагогов – возможности для внедрения новых практик.
Параметры комплексного развития
Рассматриваем три проекта КРТ, показанных Мособлархитектурой на Зодчестве 2023. Все они демонстрируют разные ракурсы комплексного подхода к планированию и раскрытию территорий, особенно – заброшенных промышленных, расположенных как рядом с Москвой, так и на отдалении.
Островная застройка
Градсовет Петербурга вновь рассмотрел проект застройки бывшей территории «Ленэкспо». Концепцию с восстановлением двух исторических зданий, продолжением Среднего проспекта и разностилевыми жилыми группами представила мастерская «Евгений Герасимов и партнеры».
Шумят березы
В фонде RuArts открылась выставка новых приобретений за последние 3 года: New Now. По воле куратора их объединяет тема эмоциональной рефлексии внехудожественных событий через искусство, а нам кажется, что – березовые стволы, рубленое дерево, привлекательная керамика и еще немного спирали разных Инфанте. Так или иначе, а срифмовано неплохо.
Александра Кузьмина: «Легко работать, когда правила...
Сюжетом стенда и выступлений архитектурного ведомства Московской области на Зодчестве стало комплексное развитие территорий, или КРТ. И не зря: задача непростая и очень «живая», а МО по части работы с ней – в передовиках. Говорим с главным архитектором области: о мастер-планах и кто их делает, о том, где взять ресурсы для комфортной среды, о любимых проектах и даже о том, почему теперь мало хороших архитекторов и что делать с плохими.
Над Жемчужной рекой
Самый большой в мире пешеходный мост Хайсинь в Гуанчжоу стал важнейшим общественным пространством этого гигантского города.
Свято место
Смелую тему – поиск образа храма вне конфессий – кураторы Osetskaya.Salov предложили участникам спроецировать в пять разных сред, в которых может существовать человек, от метавселенных до космического корабля. Получилось 5 роликов, созданных с активным использованием нейросетей. Показываем все.