Все наоборот

Мало премий вместо многих, вручение в первый день а не в последний, проекции вместо планшетов, деревья внутри, а объекты на улице – обновление фестиваля Архитектон пошло, как будто бы, по надежному пути переворачивания всех традиций профессионального цеха – ну или хотя бы тех, что подвернулись под руку. Придраться, конечно же, есть к чему, но ощущение свежее и импровизационное. Так, чего доброго, и Москву начнут учить. Мы рассказывали об элементах фестиваля частями в телеграме, теперь рассматриваем все целиком.

18 Сентября 2023
mainImg
0
«Стоять на голове
для девочки твоих лет
в высшей степени неприлично!»
Алиса в стране чудес

Хочется начать с того, что в этом году архитектонам Малевича исполняется сто лет, – но датировки штука тонкая, и за минуту поиска в сети нам удалось найти и 1923 год как дату появления первого архитектона Альфа, и 1920, и 1925 как год распространения архитектонов вообще. Есть мнение, что архитектоны Малевич начал делать раньше, а само слово для их обозначения придумал в 1923 году. То есть не факт, что у сейчас юбилей, но сам по себе поиск заставляет вспомнить, что мы живем в период столетия произведений авангарда вообще. А следовательно что? Пора обновиться и встряхнуться. Все же столетие самого свежего и смелого движения не должно быть ни пафосным, ни пыльным. 

У слова «архитектон» есть еще одно значение: именно так в летописях конца XV века назван Пьетро Антонио Солари, строивший башни московского Кремля, когда Петербурга еще не было, – в смысле архитектор. Древнее только Дедал, но с ним вообще сложно соперничать. Если смешать все эти смыслы в один компот, получается: русский авангард, плюс что-то древнее, плюс итальянский архитектор, какой-то общемировой дух Ренессанса. Много всего, сложно соответствовать. 

Может быть поэтому, а может быть еще почему, но петербургский фестиваль «Архитектон», основанный в 2001 году союзом архитекторов, не был очень заметен, а существовал как традиционная профессиональная премия, в виде планшетов в здании союза и множества дипломов. А потом вообще пару лет не существовал. 

В этом году Архитектон заявил о перезапуске, привлек новую команду и на пять дней поселился в ЦВЗ Манеж, одном из главных выставочных залов Петербурга, сравнительно недавно обновленном, – он известен тем, что привлекает модные выставки, в том числе современного искусства.
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

И перезапустился по полной, то есть вместо пары рядов планшетов получилась очень атмосферная выставка, главная роль на которой отведена арт-объектам, которые сделаны молодыми архитекторами и некрупными архитектурными мастерскими – и интерьеру, продуманному Сергеем Падалко, который хорошо известен как мастер экспозиционного дизайна, в числе прочего, он работал над выставкой «Студии 44» в Главном штабе. 

То и другое помогло решить всю выставку «крупными мазками», этаким a la prima, и снять напряжение от избытка информации, как правило присутствующее на профессиональных смотрах. Такую экспозицию прямо-таки тянет поинтерпретировать, и мы, как всегда, не откажем себе в этом удовольствии. 

При входе нас встречает главная аудитория, где стулья расставлены между кадками с грушевыми деревьями – после выставки из них планируется выстроить аллею при здании союза, а может быть даже подарить часть деревьев победителям смотра-конкурса. Тут сложно не вспомнить липы в одном из залов эрмитажной выставки «Студии 44». 
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

И еще всех волонтеров, работавших на выставке, нарядили в оранжевые «арестантские» комбинезоны. 
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Дальше пространство Манежа становится двухъярусным, и первый этаж трехнефный. В центральном нефе было темно, там установили 16 одинаковых черных боксов с перспективными раструбами – в них показывали 16 видеороликов от крупных архбюро Петербурга. Заметим, все боксы совершенно одинаковые, названия подписаны под ногами и их почти не видно, только всматриваясь в кино можно понять, кто перед нами. Самые успешные выступают ровным строем. Говорят, из тех архитекторов, кто мог себе позволить участвовать в выставке с персональным стендом, здесь не было только мастерской Евгения Герасимова.  

Два боковых нефа – намного светлее, здесь на стену проецируются работы участников, финалистов и победителей конкурса: первых показывают в малом объеме и побыстрее, гран-при – чуть не на всю стену. Крупно, ощутимо крупнее, чем мэтры в боксах. И к слову, перед боксами надо было стоять, а перед лентой премии можно было сидеть.
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Во всем этом прочитывается неожиданное смирение мэтров. Могут себе позволить. Или же вот так: частенько у нас «генералов» показывают крупно и первыми, а участников смотра – некоей массой. Что тоже имеет осмысленный подтекст. Новый Архитектон все перевернул – впрочем надо сказать, это вообще кажется основным посылом и главной задачей его организаторов: все сделать наоборот.

Итак, новый Архитектон все сделал наоборот. «Малых» подсветил, «крупных» затемнил и расставил в строй. Проявив при этом еще одну любопытную вещь: работы мэтров, как среднерыночные, так и яркие и интересные, все, вот эта деятельность успешных архбюро, на выставке выглядит субстратом, неким культурно-экономическим базисом – но в то же время центральной осью, стволом-позвоночником, – на котором «вырастают» победители премии. Очччень метафорично. 

Раздражает только одно, картинки видеопрезентаций все время улетают и сменяются другими. Не то чтобы они очень быстро сменяются, но улетают в самый неподходящий момент, и надо ждать их появления. Как решить эту проблему видеопроекций – не знаем, поскольку даже если спрограммировать возможность ее управления посетителями выставки, то разные люди захотят ведь управлять по-разному. Однако что проекция должна быть на всю стену – это совершенно правильно. 

Сразу скажем и о премии. Тут тоже все очень наоборот. Раньше вручали много дипломов – сейчас ограничились четырьмя: за постройку и проект общественной функции и жилья. Раньше судили сами – сейчас пригласили в жюри московских архитекторов (и еще немного нас, писателей/издателей). Вручили не в последний день фестиваля, а в самом начале, перед открытием, – очень хорошая идея, поскольку все пять дней на выставке можно было рассматривать в большом объеме проекты, признанные жюри лучшими. 

Об одном из победивших проектов мы уже рассказывали, другие еще будем рассматривать отдельно, здесь только перечислим, и надо сказать, что выбор редакции совпал с выбором жюри, нам понравились те работы, которые в итоге и победили, что, определенно, радует. А вот кто-то из петербургских архитекторов, по слухам, напротив, удивился такому выбору. И опять все наоборот.На балконе второго этажа в объемных боксах разместились архитектурные школы Петербурга, причем как минимум две выбрали для показа интерактив: в пространстве ВШЭ постоянно проводили и снимали под софитами какие-то то ли интервью, то ли мастер-классы, а напротив Академия рисовала отмывку, предлагая посетителям поучаствовать. Говорят, никто так, как в Академии, не умеет делать отмывки, а большинство и не учатся, но удивительно другое: из отмывки тоже можно сделать интерактив, классический подход живее всех живых. Так они и трудились, друг напротив друга, интерактив технологичный современный и тот, который с традицией. 
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Но, как и было сказано, главное эмоциональное содержание – которое и есть ключевая часть любой экспозиции, поскольку на ней строится общение с посетителем, – это арт-объекты и дизайн пространства. 

На втором этаже двусветное пространство с балконом Сергей Падалко решил как пилонаду-периптер, вторя внешнему периптеру Кваренги, но черными ламелями отсылая, конечно, скорее к Малевичу. Впрочем москвичу проход в зал кураторских проектов между тонкими ламелями напомнит подобную структуру на 2 этаже ЦДХ, где долгое время проводили Арх Москву. 
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

В кураторском зале царили металлические сетки – еще один любимый прием Падалко, тоже использованный им на выставке в Главштабе, только там были светлые алюминиевые, а тут заржавленные, поскольку относятся к кураторскому проекту Владимира Фролова «Руина» – хотя получилось так, что сетки «охватывают» весь зал, встречают нас повсюду. 
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Тут надо немного покритиковать. И сетки, и деревья – эффектные и продуктивные приемы, но очень уж узнаваемые. Может быть для петербуржцев они стали уже чем-то привычным, но взгляд москвича сразу считывает сходство с выставкой «Студии 44» в Главном штабе и воспринимает эту выставку как продолжение той. Ну, металл чуть-чуть поржавел, так и три года прошло. Хотя конечно сказать, что приемы повторены буквально, нельзя – но у нас так редко ставят деревья в выставочном зале, что угадать мелодию несложно. 

Впрочем сетки отлично помогают организовать пространство, поскольку расчерчивают его по трем осям, позволяя ощутить трехмерность, – они же ощутимо «замораживают» его, как в кино, когда кадр течения времени остановлен. Здесь это уловлено и подчеркнуто: в сетках разложили битые кирпичи, заставив их, таким образом, «зависнуть» в пространстве. Словом, сетки воспринимались как своего рода пространственные сгустки, сгущения, это довольно любопытный эффект. 
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

На сетках Владимир Фролов развесил листы из серии гравюр Павла Шиллинговского «Петербург. Руины и возрождение» – это крайне любопытное издание совмещает стилистику и пассеизм «Мира искусства» и документацию революционных разрушений столицы империи. Изданию в этом году исполняется 100 лет – еще один юбилей. Гравюры куратор называет отправной точкой проекта Руины. 
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Основная часть «Руины»  – объекты-размышления. Они заметно подразделяются на две части: одни тают на глазах, визуализируя красоту распада и возникающих случайных форм, – это парафиновый брусок от APRELarchitects, который отращивает себе «корни» потеков, обнажая каркас; ледяной ДК имени Кирова от TOBE; красный куб «Витрувиев», из которого сыплется песок, и даже «Наборная касса» архитекторов Хора, в которой таяние не было предусмотрено, но все же состоялась усилиями посетителей, которые отщипывали кусочки от содержимого ящичков. Даже соляной столб, оммаж жене Лота, среди объектов снаружи, можно отнести к разряду тающих. 
  • zooming
    Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
    Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
    Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Другие – устойчивые, замершие в разных позициях. Графика Степана Липгарта – в диалоге с Камероном, гранитный фасад KATARSIS, перископ Ивана Кожина, показывавший сгенерированный нейросетями руинированный Петербург.
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

В середине зала летящим перспективам руин противостоял круглый цилиндрический объем выставки «Ленинградская школа» куратора Андрея Ларионова, посвященной периоду модернизма. На нескольких витках дискретных «скорлупок» там были замиксованы рассказы об отдельных мастерах, некоторые из которых живы и работают, а также о ключевых постройках и направлениях. Преобладала графика, удивительно разнообразная по стилистике, в основном копии, но для рассматривания это не всегда важно; фотографии дополняли ленту, возвращая зрителей в реальность, а черно-белые видео уносили опять в область мечтаний. Приятно удивили тексты, написанные Ларионовым: емкие, точные и с красивым слогом. 
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Внутри «скорлупок» выставки модернизма размещался «Кабинет архитектора» – так устроители постепенно шли от прошлого (Руины и модернизма) к настоящему. Впрочем, в кабинете собралось много вещей из прошлого, но таких, которые украшают офисы архитектурных мастерских сейчас. Среди них школьные поделки Никиты Явейна и готовальня Ивана Фомина. Предметы собрали с 30 бюро, и пара человек на выставке занимались составлением для них карточного каталога. 
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Завершающим аккордом 2 этажа стало будущее: проект «Город с открытым кодом», под кураторством SA lab и Gonzo:Research&Art, метаверс-архитектора Алины Черейской и антрополога Ксении Диодоровой. QR-коды с разными историями, так или иначе касающимися городского пространства и его возможных трансформаций, – всего 17 – чередовались с картинками, нарисованными нейросетью, и составляли пазл: посетителям предлагалось подсоединять к истории картинку, но неправильных ответов не предусмотрено – только аттракцион сотворчества. 
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Не столько дополнением, сколько преддверием проектов второго этажа стала открывшаяся заранее – да и завершится она позднее – выставка объектов от молодых архитекторов на площади перед Манежем. Их спонсировал Газпром в рамках своего продолжающегося проекта и экспозиция называется «Магистрали», но каждый объект – по-своему архитектон, начиная от самой высокой оранжевой башни и заканчивая соляным столбом, а между ними – несколько традиционно деревянных, в том числе китчевая деревянная печь, шатерчик с черепом лошади, черные «колонны», зеркальный металл, объект, покрытый защитой от съемки со вспышкой. 
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Получился отличный поинт для само-съемки, а еще – импровизированная детская площадка. Хотя повсюду написано, что залезать нельзя, дети все равно активно взаимодействуют в объектами. Что пожелать организаторам? В следующий раз строить архитектоны еще прочнее, чем в предыдущий. Хотя, как кажется, они сейчас неплохо выдерживают антропогенную нагрузку. 

***

Итого. Профессиональная выставка шагнула в город и «в народ» – по всему городу встречалась реклама, а на самом Архитектоне нам встречались горожане, которые задавали вопросы – как тут найти архитекторов? Мы хотим с ними поговорить! О чем, не раскрыли, но мы постарались им помочь. Больше половины выставки было рассчитано не только на профессионалов, придирчиво рассматривающих работы друг друга, а на всех людей вообще, – в этом смысле хорошо работают и истории Алины Черейской, и модернисткая графика, понятная, как выставка рисунка, и вещи в «Кабинете», и свеча с перископом в Руине, и, конечно, сам экспозиционный дизайн, превративший проход по Манежу в некотором роде в приключение: особенно – черный коридор с мэтрами. Посетителям показали не столько что архитекторы тоже люди, а что они тоже художники, и им есть что людям показать, помимо того, что можно видеть построенным на улицах и на горизонте, – вот что, пожалуй, важно для изменения взгляда на архитектора; чтобы он был не злодей какой-то, который строит высотки. Ну или не только. 

Что любопытно: там вообще не было стендов производителей, которые мы привыкли видеть на Арх Москве, и стендов администраций, неизбежных на Зодчестве. Архитектону, чье размещение в Манеже провоцирует сравнение с московскими выставками, но чей масштаб заметно меньше, – было, вероятно, проще «отрезать» эти неизбежные для общероссийских фестивалей части. И наполнить искусством – перевернуть все с ног на голову, молодежь и объекты поставить вперед, опытных с их профессиональными успехами «спрятать» в середине – впрочем, обеспечив к ним доступ inter pares. 

Вообще говоря, это, конечно, не первая попытка «перезагрузки» архитектурных выставок вообще и в Петербурге в частности. История главного фестиваля Союза архитекторов Зодчество, как кажется, целиком состоит из такого рода попыток – начиная с дизайна Юрия Аввакумова, когда он разместил все тот же пестрый материал, но «только сбоку», до кораблей Эдуарда Кубенского три года назад. В 2019 году Владимир Фролов курировал на «Севкабеле» вполне европейскую, хотя и не без планшетов, выставку МАД с проросшими луковицами и реками в пробирках, с участием французской премии AJAP и голландско-российского MLA+. И наконец, прошлогодняя выставка ОАМ тоже была попыткой такой перезагрузки, но там устроители пошли по пути усовершенствования планшетов до лайтбоксов и развития параллельной культурной программы, воркшопов, кинопоказов и лекций. Тогда мы предположили, что трансформации архитектурной биеннале ОАМ отчасти вызваны расколом, произошедшим среди ведущих архитекторов Петербурга. Теперь мы видим еще одну выставку, обновленную очень заметным образом, так что и задумываешься: не к пользе ли разного рода малоосвещенные в прессе внутренние дискуссии – как-никак мы в колыбели революции, может, все это будет драйвером обновления формата архитектурных фестивалей, полезным, в том числе, и для Москвы, которая тоже нельзя сказать чтобы очень динамична в развитии? Показанное в Манеже очень не похоже на выставку Союза архитекторов, больше даже похоже – тут согласимся в замечанием Елены Петуховой, озвученным на нашей дискуссии перед открытием Архитектона – на кусочек венецианской биеннале. Впрочем, без того перебора социальной повестки, который там есть сейчас. И без иностранного участия, надо сказать. Обошлись без соблазна пригласить китайских товарищей, так остро поразившего МУФ. 

С другой стороны, нельзя сказать, что выставка дает нам представительный срез современной повестки архитектурного контекста Петербурга – скорее намекает.  Выйдя с нее, невозможно было сказать, что ну вот, теперь я хорошо знаю, что происходит в «архитектурном цеху северной столицы», – вовсе нет. Ну или надо очень пристально приглядываться. Пока что лидирует импровизация, художественное высказывание, настроенное скорее на то, чтобы «подтолкнуть» к чему-то участников и зрителей, а не «отчитаться». Может, оно и к лучшему, хватит с нас отчетно-перевыборных. Но интересно, как все будет развиваться дальше. Архитектон планируют проводить, как биеннале, раз в два года.
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

18 Сентября 2023

Юлия Тарабарина Алёна Кузнецова

Авторы текста:

Юлия Тарабарина, Алёна Кузнецова
Похожие статьи
Фальконье
Во Флигеле Руине Музея архитектуры открыта выставка «стеклянных кирпичей» Густава Фальконье. Они – прародители стеклоблоков, но более сложные и красивые. Выставка показывает подлинные «кирпичи», архитектуру с ними, историю уничтожения окон Фальконье в здании Госархива, а еще она стала одной из причин возродить технологию производства.
Ручеек вернакулярности
Книга Андрея Иванова «ГюмрИ», продолжающая его «Иереван» – одновременно урбанистическое исследование вернакулярного города на конкретном примере, краеведческий очерк и поэма. Она очень обаятельна и в ней, как и в «вернакулярном» городе, место находится практически для всего. Для четкого определения границ вернакулярности вот только не нашлось места, ну да это не страшно, образ города книга создает живейший.
Радикальная ирония
Издательство АСТ выпустило первый тираж путеводителя от авторов термина «капиталистический романтизм» и телеграм-канала «Клизма романтизма». Книга выходит за рамки жанра и предлагает широкому кругу читателей понять и простить здания, которые часто называют «градостроительными ошибками». Мы почитали и составили впечатление, делимся.
Улица рисунков зодчего Росси
В берлинском Музее архитектурного рисунка Фонда Сергея Чобана открыта новая выставка, на которой представлены более 100 работ итальянского архитектора Альдо Росси, многие из них экспонируются впервые.
«Новая Эллада»
Публикуем рецензию на вышедшую в этом январе книгу Андрея Карагодина «Новая Эллада. Два века архитектурной утопии на южном берегу Крыма».
Планета Шехтель
Под занавес ушедшего года в издательстве «Русский импульс» увидела свет книга «Мироздание Фёдора Шехтеля», составленная Людмилой Владимировной Сайгиной – научным сотрудником Музея архитектуры, на протяжении многих лет изучающим биографию и творчество корифея московского модерна. Иначе говоря, под обложкой 640-страничного издания представлен материал, собранный в ходе исследования, ставшего делом всей жизни. Это дорогого стоит, хотя издание подкупает демократичностью исполнения и ценой.
Судьба Иофана
В издательстве «Кучково поле. Музеон» вышла книга Владимира Седова «Архитектор Борис Иофан». Она основана на материалах архива семьи архитектора из коллекции Музея архитектурного рисунка Сергея Чобана и дает возможность познакомиться с большим объемом малоизвестных ранее материалов. Но текст книги выходит далеко за рамки комментария к архиву – по словам автора, это творческая биография. Написана она живо, местами пронзительно и оттого звучит очень актуально.
Маршрут построен
При поддержке фонда DICTUM FACTUM вышел в свет путеводитель по новейшей архитектуре Санкт-Петербурга, составленный Анной Мартовицкой. Делимся впечатлениями о книге.
Ода к ОАМ
В Петербурге начала работу VIII архитектурная биеннале. На дискуссии, где обсуждалось архитектурное просвещение, зал и председатель ОАМ попросили у редакции Архи.ру больше критики. Мы решили попробовать, и начать с самой выставки.
«Животворна и органична здесь»
Рецензия петербургского архитектора Сергея Мишина на третью книгу «Гаража» об архитектуре модернизма – на сей раз ленинградского, – в большей степени стала рассуждением о специфике города-проекта, склонного к смелым жестам и чтению стихов. Который, в отличие от «города-мицелия», опровергает миф о разрушительности модернистской архитектуры для традиционной городской ткани.
К почти забытому юбилею
В Государственном музее архитектуры имени А.В. Щусева открылась выставка офортов архитектора-неоклассика Ивана Александровича Фомина, приуроченная к 150-летию со дня рождения мастера.
Город в потоке
Книги Института Генплана, выпущенные к 70-летию и к юбилейной выставке – самый удивительный трехтомник из всех, которые мне приходилось видеть: они совершенно разные, но собраны в одну коробку. Это, впрочем, объясняется спецификой каждого тома, разнообразием подходов к информации и сложностью самого материала: все же градостроительство наука многогранная, а здесь оно соседствует с искусством.
Архитектура взаимопонимания
В книге Феликса Новикова и Ольги Казаковой собран пласт малоизвестных построек 2 половины XX века, что позволяет выстроить новый визуальный ряд в рамках истории советской архитектуры от «классики» до постмодернизма. Но, как признают сами авторы, увы, пока не полностью.
Русско-советский Палладио. Мифы и реальность
Публикуем рецензию на книгу Ильи Печенкина и Ольги Шурыгиной «Иван Жолтовский. Жизнь и творчество» , а также сокращенную главу «Лиловый кардинал. И.В. Жолтовский и борьба течений в советской архитектуре», любезно предоставленную авторами и «Издательским домом Руденцовых».
Архитектура СССР: измерение общее и личное
Новая книга Феликса Новикова «Образы советской архитектуры» представляет собой подборку из 247 зданий, построенных в СССР, которые автор считает ключевыми. Коллекция сопровождается цитатами из текстов Новикова и других исследователей, а также очерками истории трех периодов советской архитектуры, написанными в жанре эссе и сочетающими объективность с воспоминаниями, личный взглядом и предположениями.
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Город сбывшейся мечты
Путеводитель Владимира Белоголовского по архитектуре Нью-Йорка последних 20 лет, изданный DOM Publishers, свидетельствует: реальный мегаполис начала XXI века ничуть не скромней фантастических проектов для него, которые так и остались на бумаге.
Черная точка
Выставка Александра Гегелло в музее архитектуры талантливо раскрывает творчество архитектора, который начал как ученик Фомина и закончил проектом мавзолея Сталина. В его работах переплетаются поиски метафизической формы, выучка неоклассика и лояльность мейнстриму.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Приключения цилиндра
Выставка в Комо, посвященная московскому клубу им. Зуева Ильи Голосова и его современнику – жилому дому «Новокомум» Джузеппе Терраньи, помещает Россию и Италию в международный контекст авангарда 1920-х. В сентябре ее покажут в Музее архитектуры им. А.В. Щусева.
Сквозняк из вечности
Книга Юрия Аввакумова «Бумажная архитектура. Антология», изданная Музеем современного искусства «Гараж» при поддержке фонда AVC Charity, – важный шаг на пути осмысления яркого культурного феномена. Публикуем рецензию и отрывок из книги.
Возвращение НЭР
Рецензия Ольги Казаковой, директора Института модернизма и старшего научного сотрудника НИИТИАГ, на книгу «НЭР. Город будущего».
Капля и Снежинка
Книга «Капля» об архитекторе Александре Павловой (1966-2013) выпущена издательством «МГНМ» бюро «Меганом» и построена как венок воспоминаний ее друзей, близких и коллег. Кураторы проекта – Александр Бродский и Юрий Григорян.
Икона vs картина
Куратор выставки «Русский путь. От Дионисия до Малевича» Аркадий Ипполитов смешал произведения разных веков, а экспозиционный дизайн Сергея Чобана и Агнии Стрелиговой помогает упорядочить сложное переплетение сюжетов и даже объединяет их свечением святости.
Все в Алма-Ату
Новую книгу из серии «Гаража» хочется назвать фундаментальным путеводителем: он глубок, разнообразен и написан легким стилем. А материал красив, не слишком изуродован и малоизвестен. Пожалуй, это точно must have.
Архитектон. Магистрали
Представляем работы участников паблик-арт проекта петербургского фестиваля Архитектон, который пройдет в середине сентября в «Манеже».
Технологии и материалы
Алюминий в историческом городе
Алюминий – современный материал с большим потенциалом для реконструкции и новой архитектуры в контексте исторической застройки: он легкий, прочный, а еще умеет имитировать другие поверхности – например, более дорогую и меняющую со временем цвет медь. Предлагаем несколько удачных примеров из мировой и российской практики.
Новые тренды вентилируемых фасадов от компании SIBALUX
В рамках Art-Techno форума 2023 компания SIBALUX представила уникальную технологию цифровой печати тематических фасадов и новые цветовые решения в коллекциях METAL, BRUSH и RUSTY. А также познакомила проектировщиков с комплексным подходом в реализации объектов, который обеспечивает полное соответствие фасада – проекту.
Евгений Циулин: «Мы взяли формат легко читаемой брошюры...
Segezha Group – компания, которая не только производит CLT-панели, но и активно продвигает ценности деревянного домостроения, – выпустила несколько брошюр-руководств для инженеров и архитекторов по проектированию деревянных зданий. Беседуем с руководителем проектного направления о принципах работы с деревом, его пожароустойчивости, об уникальных проектах из дерева и первом доме под Вологдой, а также о новых проектах Segezha на Крайнем Севере.
Как на картине
Скамейка – будничный предмет, который нередко встречается на полотнах художников. На нем, бывает, сидят поэты и композиторы, но чаще обычные люди: читают книги, беседуют, надевают коньки или играют в шахматы. Мы сопоставили картины с ассортиментом компании «Хоббика», нашли много сходств, а также выяснили, что жизнь на скамейках за сто лет изменилась не так уж сильно.
Микрорайон
«Новая Елизаветка»:
новая жизнь краснодарского...
Формат загородной жизни сегодня востребован как никогда раньше. Проект «Новая Елизаветка» от ГК «ИНСИТИ» в Прикубанском округе Краснодара – это полноценный микрорайон столицы Кубани, в котором сочетаются преимущества жизни в городе и за городом.
Cтудия дизайна Dulux: жизнь в новом цвете
Цвет в архитектуре имеет значение. И, выбирая цвета, архитекторы прежде всего думают об эстетике, но, когда дело доходит до выбора краски для конкретных задач, то тут необходимо подумать и о практической стороне дела – защите материала, влагостойкости, истираемости. Cтудия дизайна Dulux была создана специально для профессионалов – дизайнеров и архитекторов, чтобы помочь им сделать правильный выбор.
Проба на вечность: в Екатеринбурге возвели мемориал...
32 тонны атмосферостойкой стали Forcera производства «Северстали» были использованы для монументальной стелы «Город трудовой доблести», торжественно открытой в центре Екатеринбурга в рамках III Всероссийского форума городов трудовой доблести «Рубежи победы»
15 лет «МасТТех»: итоги и перспективы
Сегодня системы Masttech известны среди ведущих девелоперов России. Компания активно сотрудничает с архитектурными мастерскими и проектными институтами: «СПИЧ», «Атриум», «Олимпроект», «ТПО Резерв», «Моспроект» и другими, а все системы остекления Masttech сертифицированы и прошли испытания в НИИСФ РААСН
Ресторан MUME – китайская слива расцвела
в «Башне...
Муме, или мейхуа, – это дикая китайская слива, цветение которой с древних времен художники запечатлевали на гравюрах, а поэты – в хокку. Сегодня на одном из верхних этажей «Башни Федерации» в Москве-Сити можно найти еще одно произведение искусства, которое создано в честь этого прекрасного явления, – ресторан китайской кухни MUME.
INFINITY SYSTEM
Световая система с механическим (запатентованным) немагнитным фиксатором светильника в треке, позволяет устанавливать новые светильники в будущем, в отличие от других систем, для которых невозможно обновить светильники через несколько лет.
Облицовочный кирпич BRAER: новые реалии помогают совершенствоваться
Следуя за трендом на фасады из темного кирпича, компания BRAER – один из ведущих отечественных производителей кирпича и тротуарной плитки – в этом году выпустила новые коллекции кирпича и обновила уже завоевавшие популярность серии, представив в них модели темных оттенков.
Блеск металла
Декор из металла популярен в интерьерном дизайне благодаря уникальному сочетанию цвета, идеальной поверхности и тактильных ощущений. Рассказываем о продукции Homapal, ведущего мирового производителя металлизированных HPL пластиков
Эстетика порождает этику
От восприятия человека, не обладающего специальными познаниями в области строительства и ремонта, могут быть скрыты определяющее детали интерьера, но общее эстетическое восприятие позволит различить шаблонный проект от оригинального.
Малые, но большие
К малым архитектурным формам относятся в том числе достаточно крупные объекты: беседки, перголы, въездные знаки и контейнерные площадки – без них сложно представить современный парк или двор жилого комплекса. В ассортименте компании «Хоббика» представлено большое разнообразие крупноформатных МАФ, предлагаем краткий обзор-навигатор.
Стоит ли экономить на фасадном материале?
Почему практика удешевления фасадного материала в процессе стройки приводит к перерасходу бюджета, какие контраргументы в споре с заказчиком может привести архитектор, и на чем реально можно сэкономить в отношении фасадов, рассказывает исполнительный директор компании «КИРИЛЛ» Дмитрий Самылин.
Микрорайон «Любимово» в Краснодаре: город в городе
Микрорайон «Любимово» в Краснодаре от компании «ИНСИТИ» стал первым опытом проектирования и строительства отдельного микрорайона с развитой инфраструктурой – социальной и транспортной, не только для столицы Кубани, но и для всего юга России.
Сталь Forcera: благородная патина
Атмосферостойкая сталь – одновременно изысканный и брутальный материал, моментально превращающий объект в иконическое здание-скульптуру. Компания «Северсталь» представляет видеокейс уникального спорткомплекса в ЖК Veren Village, где использовалась атмосферостойкая сталь Forcera
Кирпичные постройки – это часть культурного кода...
Лидер кирпичиной отрасли, компания «КИРИЛЛ», примет участие в Международном форуме РЕБУС 2023: «Экономика строительства в историческом центре» в Казани. Накануне выступления мы поговорили с исполнительным директором компании Дмитрием Самылиным об особенностях применения кирпича в сфере реставраций и реконструкций
Сейчас на главной
Геотектонические структуры
Штаб-квартира нефтегазовой компании Eni под Миланом по проекту Morphosis вдохновлена геологическими формациями, которые обеспечивают ее существование.
Согретый камень
Жилой комплекс в Зеленогорске архитектурное бюро «Маяк» интерпретирует как россыпь камней. Нестандартный абрис пятиугольных в плане домов не только помог с образной частью проекта, но и во многом облегчил работу с плотностью застройки и инсоляцией квартир.
Антихрупкость
SA lab и Gonzo:Research&Art создали для Первой архитектурной биеннале в метавселенной Fragile Pavilion. Объект демонстрирует возможности архитектуры в цифровом мире и представляет коллекцию звуков и историй, которые необходимо взять с собой из прошлого в будущее.
Четвертая четверть
Бюро Benthem Crouwel Architects и OVA выиграли конкурс на последний незастроенный сектор вокруг площади Победы (Витезне Намнести) в Праге.
Галерея для курьера
Что думают профессионалы об интерьерах мест общего пользования в современных жилых комплексах? Вместе с выпускниками Geometrium School мы рассмотрели пять проектов: от ар-деко во всем его блеске до сдержанного северного минимализма.
Уэс Андерсон в Волынщино
Студенты Британской высшей школы дизайна разработали под руководством Елены Бабкиной и Полины Лонтани эскизный проект интерьера спа-отеля в усадьбе Василия Долгорукова-Крымского в деревне Волынщино. В основе концепции – цвет как средство терапии и эстетика фильмов Уэса Андерсона.
Бамбуковый листопад
В китайском уезде Аньцзи началось строительство масштабного Центра культуры и искусства по проекту бюро MAD. Его архитектура отражает специфику уезда, славящегося бамбуковыми рощами и плантациями белого чая.
На все времена
Модульная технология, соединенная с конструктивом из клееной древесины, позволяет бюро Rhizome создавать гостиницы, которые быстро возводятся, нравятся посетителям и получают высокие отценки от архитектурного сообщества: на прошлой неделе новый отель «Времена года. Игора» взял сразу три премии. Рассказываем об этом проекте подробнее.
Все наоборот
Мало премий вместо многих, вручение в первый день а не в последний, проекции вместо планшетов, деревья внутри, а объекты на улице – обновление фестиваля Архитектон пошло, как будто бы, по надежному пути переворачивания всех традиций профессионального цеха – ну или хотя бы тех, что подвернулись под руку. Придраться, конечно же, есть к чему, но ощущение свежее и импровизационное. Так, чего доброго, и Москву начнут учить. Мы рассказывали об элементах фестиваля частями в телеграме, теперь рассматриваем все целиком.
«Собор спорта»
В Бордо завершено строительство спортивного центра UCPA по проекту бюро NP2F. Это сооружение предлагает горожанам компромиссный вариант между занятиями спортом в помещении и на открытом воздухе.
Архивуд-14: строить мосты
В этом сезоне жюри не стало присуждать гран-при: судя по тому, что в шорт-лист попало несколько работ, не успевших добраться до премии в предыдущие годы, а лучшим домом признали бесспорно прекрасную, но серийную модель, – «урожай» построек из дерева в 2023 был не слишком обильным. Зато среди финалистов много необычных типологий и свою долю признания получили проекты реставрации и ревитализации. Знакомим со всеми финалистами.
Торжество хорошего вкуса
Объявлены финалисты Премии Стерлинга-2023, главной архитектурной награды Великобритании. Несмотря на социальную нагрузку и различие в функции, все здания объединяет эстетическая выверенность.
Катарсис в Инчхоне
Шесть рукопожатий доведут до Кореи: заявка бюро Klauzura дошла до финала конкурса на концепцию музейного парка в Инчхоне, не в последнюю очередь – благодаря тому, что удалось найти местного архитектора, участие которого по условиям было необходимо.
Китайская симфония
Строительство китайского центра «Парк Хуамин» стало долгой историей, которая завершилась относительно недавно. Здание соседствует с традиционным китайским садом, но оно очень современно, лаконично и технологично, а простые по форме, но эффектные белые ламели обещают когда-нибудь включиться как медиафасад. А еще этот комплекс по-настоящему многофункционален, в его объеме увязаны разные типы жилых помещений, офисы, большой фитнес, конференц-залы и рестораны. В нем можно с комфортом проводить международные форумы, выходя наружу только для того, чтобы прогуляться. Рассматриваем подробно.
Новое сердце
Архитекторы UNStudio выиграли конкурс на проект жилой и офисной башен в Дюссельдорфе, дополненных общественным центром.
Лиственница с елкой
Микродом для семьи архитектора Кати Сванидзе с видом на луг и лес, незапланированной елкой на террасе, а также артефактами, добытыми в Переславле-Залесском.
Ансамбль индивидуальностей
Стартовало строительство первой очереди многофункционального комплекса INDY Towers на улице Куусинена по проекту архитектурного бюро «Остоженка». Проект открывает новые ракурсы сходства между колонной и небоскребом, изучаем нюансы и переклички.
Семь видений
Студия дизайна Елены Крыловой, которая работала над пространствами Mriya Resort&spa, оформила интерьеры пятизвездочного отеля, расположенного в границах старых кварталов Еревана. Национальный колорит авторы объединяют с современными технологиями: в атриуме, например, проходят цирковые и театральные представления.
Красный камень
Фасад коворкинга в индийском городе Пуна закрыт ящиками с растениями, выполненными из местного охристо-красного песчаника. Авторы проекта – PMA madhushala.
Башня-петля
У пролива Дарданеллы-Чанаккале в Турции открылась для публики телебашня по проекту бюро IND [Inter.National.Design] и Powerhouse Company. Она задумана не только как техническое, но и как общественное сооружение.
Море, дюны, кортен
Мария Яско спроектировала для комплекса Nordic Spa, одной из самых популярных туристических локаций Калининградской области, винную гостиную. Новый объект развивает стилистику, заданную предыдущими авторами, а также привносит новые веяния: прежде всего, монооболочку из кортеновской стали.
Кофе в консерватории
Команда архитекторов переосмыслила кафе в Екатеринбурге с двадцатилетней историей, которое работает в одном из самых старых зданий города. Сводчатые залы дополнила винтажная мебель, мозаичное панно из колотой плитки, а также более продуманные посадочные места.
Дом для дизайна
Новый интерьер и экспозиция Музея прикладных искусств в Брно созданы силами лучших чешских дизайнеров, причем только из местных материалов.
Дом с головокружением
Студия ELASTICOFarm реконструировала для молодого шеф-повара дом 1970-х годов в пригороде Турина Камбьяно. Свой проект архитекторы назвали «Дыра с домом вокруг».
Фонтанная площадь в Пущино
Сегодняшние проекты благоустройства нередко затрагивают исторические районы городов, внося ноту современности в традиционную застройку. Недавно открытая Фонтанная площадь в подмосковном Пущино, научном центре, или как сейчас принято говорить наукограде, – пример возрождения городских традиций через архитектуру в чисто модернистской среде