English version

Все наоборот

Мало премий вместо многих, вручение в первый день а не в последний, проекции вместо планшетов, деревья внутри, а объекты на улице – обновление фестиваля Архитектон пошло, как будто бы, по надежному пути переворачивания всех традиций профессионального цеха – ну или хотя бы тех, что подвернулись под руку. Придраться, конечно же, есть к чему, но ощущение свежее и импровизационное. Так, чего доброго, и Москву начнут учить. Мы рассказывали об элементах фестиваля частями в телеграме, теперь рассматриваем все целиком.

mainImg
«Стоять на голове
для девочки твоих лет
в высшей степени неприлично!»
Алиса в стране чудес

Хочется начать с того, что в этом году архитектонам Малевича исполняется сто лет, – но датировки штука тонкая, и за минуту поиска в сети нам удалось найти и 1923 год как дату появления первого архитектона Альфа, и 1920, и 1925 как год распространения архитектонов вообще. Есть мнение, что архитектоны Малевич начал делать раньше, а само слово для их обозначения придумал в 1923 году. То есть не факт, что у сейчас юбилей, но сам по себе поиск заставляет вспомнить, что мы живем в период столетия произведений авангарда вообще. А следовательно что? Пора обновиться и встряхнуться. Все же столетие самого свежего и смелого движения не должно быть ни пафосным, ни пыльным. 

У слова «архитектон» есть еще одно значение: именно так в летописях конца XV века назван Пьетро Антонио Солари, строивший башни московского Кремля, когда Петербурга еще не было, – в смысле архитектор. Древнее только Дедал, но с ним вообще сложно соперничать. Если смешать все эти смыслы в один компот, получается: русский авангард, плюс что-то древнее, плюс итальянский архитектор, какой-то общемировой дух Ренессанса. Много всего, сложно соответствовать. 

Может быть поэтому, а может быть еще почему, но петербургский фестиваль «Архитектон», основанный в 2001 году союзом архитекторов, не был очень заметен, а существовал как традиционная профессиональная премия, в виде планшетов в здании союза и множества дипломов. А потом вообще пару лет не существовал. 

В этом году Архитектон заявил о перезапуске, привлек новую команду и на пять дней поселился в ЦВЗ Манеж, одном из главных выставочных залов Петербурга, сравнительно недавно обновленном, – он известен тем, что привлекает модные выставки, в том числе современного искусства.
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

И перезапустился по полной, то есть вместо пары рядов планшетов получилась очень атмосферная выставка, главная роль на которой отведена арт-объектам, которые сделаны молодыми архитекторами и некрупными архитектурными мастерскими – и интерьеру, продуманному Сергеем Падалко, который хорошо известен как мастер экспозиционного дизайна, в числе прочего, он работал над выставкой «Студии 44» в Главном штабе. 

То и другое помогло решить всю выставку «крупными мазками», этаким a la prima, и снять напряжение от избытка информации, как правило присутствующее на профессиональных смотрах. Такую экспозицию прямо-таки тянет поинтерпретировать, и мы, как всегда, не откажем себе в этом удовольствии. 

При входе нас встречает главная аудитория, где стулья расставлены между кадками с грушевыми деревьями – после выставки из них планируется выстроить аллею при здании союза, а может быть даже подарить часть деревьев победителям смотра-конкурса. Тут сложно не вспомнить липы в одном из залов эрмитажной выставки «Студии 44». 
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

И еще всех волонтеров, работавших на выставке, нарядили в оранжевые «арестантские» комбинезоны. 
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Дальше пространство Манежа становится двухъярусным, и первый этаж трехнефный. В центральном нефе было темно, там установили 16 одинаковых черных боксов с перспективными раструбами – в них показывали 16 видеороликов от крупных архбюро Петербурга. Заметим, все боксы совершенно одинаковые, названия подписаны под ногами и их почти не видно, только всматриваясь в кино можно понять, кто перед нами. Самые успешные выступают ровным строем. Говорят, из тех архитекторов, кто мог себе позволить участвовать в выставке с персональным стендом, здесь не было только мастерской Евгения Герасимова.  

Два боковых нефа – намного светлее, здесь на стену проецируются работы участников, финалистов и победителей конкурса: первых показывают в малом объеме и побыстрее, гран-при – чуть не на всю стену. Крупно, ощутимо крупнее, чем мэтры в боксах. И к слову, перед боксами надо было стоять, а перед лентой премии можно было сидеть.
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Во всем этом прочитывается неожиданное смирение мэтров. Могут себе позволить. Или же вот так: частенько у нас «генералов» показывают крупно и первыми, а участников смотра – некоей массой. Что тоже имеет осмысленный подтекст. Новый Архитектон все перевернул – впрочем надо сказать, это вообще кажется основным посылом и главной задачей его организаторов: все сделать наоборот.

Итак, новый Архитектон все сделал наоборот. «Малых» подсветил, «крупных» затемнил и расставил в строй. Проявив при этом еще одну любопытную вещь: работы мэтров, как среднерыночные, так и яркие и интересные, все, вот эта деятельность успешных архбюро, на выставке выглядит субстратом, неким культурно-экономическим базисом – но в то же время центральной осью, стволом-позвоночником, – на котором «вырастают» победители премии. Очччень метафорично. 

Раздражает только одно, картинки видеопрезентаций все время улетают и сменяются другими. Не то чтобы они очень быстро сменяются, но улетают в самый неподходящий момент, и надо ждать их появления. Как решить эту проблему видеопроекций – не знаем, поскольку даже если спрограммировать возможность ее управления посетителями выставки, то разные люди захотят ведь управлять по-разному. Однако что проекция должна быть на всю стену – это совершенно правильно. 

Сразу скажем и о премии. Тут тоже все очень наоборот. Раньше вручали много дипломов – сейчас ограничились четырьмя: за постройку и проект общественной функции и жилья. Раньше судили сами – сейчас пригласили в жюри московских архитекторов (и еще немного нас, писателей/издателей). Вручили не в последний день фестиваля, а в самом начале, перед открытием, – очень хорошая идея, поскольку все пять дней на выставке можно было рассматривать в большом объеме проекты, признанные жюри лучшими. 

Об одном из победивших проектов мы уже рассказывали, другие еще будем рассматривать отдельно, здесь только перечислим, и надо сказать, что выбор редакции совпал с выбором жюри, нам понравились те работы, которые в итоге и победили, что, определенно, радует. А вот кто-то из петербургских архитекторов, по слухам, напротив, удивился такому выбору. И опять все наоборот.На балконе второго этажа в объемных боксах разместились архитектурные школы Петербурга, причем как минимум две выбрали для показа интерактив: в пространстве ВШЭ постоянно проводили и снимали под софитами какие-то то ли интервью, то ли мастер-классы, а напротив Академия рисовала отмывку, предлагая посетителям поучаствовать. Говорят, никто так, как в Академии, не умеет делать отмывки, а большинство и не учатся, но удивительно другое: из отмывки тоже можно сделать интерактив, классический подход живее всех живых. Так они и трудились, друг напротив друга, интерактив технологичный современный и тот, который с традицией. 
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Но, как и было сказано, главное эмоциональное содержание – которое и есть ключевая часть любой экспозиции, поскольку на ней строится общение с посетителем, – это арт-объекты и дизайн пространства. 

На втором этаже двусветное пространство с балконом Сергей Падалко решил как пилонаду-периптер, вторя внешнему периптеру Кваренги, но черными ламелями отсылая, конечно, скорее к Малевичу. Впрочем москвичу проход в зал кураторских проектов между тонкими ламелями напомнит подобную структуру на 2 этаже ЦДХ, где долгое время проводили Арх Москву. 
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

В кураторском зале царили металлические сетки – еще один любимый прием Падалко, тоже использованный им на выставке в Главштабе, только там были светлые алюминиевые, а тут заржавленные, поскольку относятся к кураторскому проекту Владимира Фролова «Руина» – хотя получилось так, что сетки «охватывают» весь зал, встречают нас повсюду. 
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Тут надо немного покритиковать. И сетки, и деревья – эффектные и продуктивные приемы, но очень уж узнаваемые. Может быть для петербуржцев они стали уже чем-то привычным, но взгляд москвича сразу считывает сходство с выставкой «Студии 44» в Главном штабе и воспринимает эту выставку как продолжение той. Ну, металл чуть-чуть поржавел, так и три года прошло. Хотя конечно сказать, что приемы повторены буквально, нельзя – но у нас так редко ставят деревья в выставочном зале, что угадать мелодию несложно. 

Впрочем сетки отлично помогают организовать пространство, поскольку расчерчивают его по трем осям, позволяя ощутить трехмерность, – они же ощутимо «замораживают» его, как в кино, когда кадр течения времени остановлен. Здесь это уловлено и подчеркнуто: в сетках разложили битые кирпичи, заставив их, таким образом, «зависнуть» в пространстве. Словом, сетки воспринимались как своего рода пространственные сгустки, сгущения, это довольно любопытный эффект. 
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

На сетках Владимир Фролов развесил листы из серии гравюр Павла Шиллинговского «Петербург. Руины и возрождение» – это крайне любопытное издание совмещает стилистику и пассеизм «Мира искусства» и документацию революционных разрушений столицы империи. Изданию в этом году исполняется 100 лет – еще один юбилей. Гравюры куратор называет отправной точкой проекта Руины. 
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Основная часть «Руины»  – объекты-размышления. Они заметно подразделяются на две части: одни тают на глазах, визуализируя красоту распада и возникающих случайных форм, – это парафиновый брусок от APRELarchitects, который отращивает себе «корни» потеков, обнажая каркас; ледяной ДК имени Кирова от TOBE; красный куб «Витрувиев», из которого сыплется песок, и даже «Наборная касса» архитекторов Хора, в которой таяние не было предусмотрено, но все же состоялась усилиями посетителей, которые отщипывали кусочки от содержимого ящичков. Даже соляной столб, оммаж жене Лота, среди объектов снаружи, можно отнести к разряду тающих. 
  • zooming
    Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
    Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
    Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Другие – устойчивые, замершие в разных позициях. Графика Степана Липгарта – в диалоге с Камероном, гранитный фасад KATARSIS, перископ Ивана Кожина, показывавший сгенерированный нейросетями руинированный Петербург.
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

В середине зала летящим перспективам руин противостоял круглый цилиндрический объем выставки «Ленинградская школа» куратора Андрея Ларионова, посвященной периоду модернизма. На нескольких витках дискретных «скорлупок» там были замиксованы рассказы об отдельных мастерах, некоторые из которых живы и работают, а также о ключевых постройках и направлениях. Преобладала графика, удивительно разнообразная по стилистике, в основном копии, но для рассматривания это не всегда важно; фотографии дополняли ленту, возвращая зрителей в реальность, а черно-белые видео уносили опять в область мечтаний. Приятно удивили тексты, написанные Ларионовым: емкие, точные и с красивым слогом. 
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Внутри «скорлупок» выставки модернизма размещался «Кабинет архитектора» – так устроители постепенно шли от прошлого (Руины и модернизма) к настоящему. Впрочем, в кабинете собралось много вещей из прошлого, но таких, которые украшают офисы архитектурных мастерских сейчас. Среди них школьные поделки Никиты Явейна и готовальня Ивана Фомина. Предметы собрали с 30 бюро, и пара человек на выставке занимались составлением для них карточного каталога. 
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Завершающим аккордом 2 этажа стало будущее: проект «Город с открытым кодом», под кураторством SA lab и Gonzo:Research&Art, метаверс-архитектора Алины Черейской и антрополога Ксении Диодоровой. QR-коды с разными историями, так или иначе касающимися городского пространства и его возможных трансформаций, – всего 17 – чередовались с картинками, нарисованными нейросетью, и составляли пазл: посетителям предлагалось подсоединять к истории картинку, но неправильных ответов не предусмотрено – только аттракцион сотворчества. 
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Не столько дополнением, сколько преддверием проектов второго этажа стала открывшаяся заранее – да и завершится она позднее – выставка объектов от молодых архитекторов на площади перед Манежем. Их спонсировал Газпром в рамках своего продолжающегося проекта и экспозиция называется «Магистрали», но каждый объект – по-своему архитектон, начиная от самой высокой оранжевой башни и заканчивая соляным столбом, а между ними – несколько традиционно деревянных, в том числе китчевая деревянная печь, шатерчик с черепом лошади, черные «колонны», зеркальный металл, объект, покрытый защитой от съемки со вспышкой. 
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Получился отличный поинт для само-съемки, а еще – импровизированная детская площадка. Хотя повсюду написано, что залезать нельзя, дети все равно активно взаимодействуют в объектами. Что пожелать организаторам? В следующий раз строить архитектоны еще прочнее, чем в предыдущий. Хотя, как кажется, они сейчас неплохо выдерживают антропогенную нагрузку. 

***

Итого. Профессиональная выставка шагнула в город и «в народ» – по всему городу встречалась реклама, а на самом Архитектоне нам встречались горожане, которые задавали вопросы – как тут найти архитекторов? Мы хотим с ними поговорить! О чем, не раскрыли, но мы постарались им помочь. Больше половины выставки было рассчитано не только на профессионалов, придирчиво рассматривающих работы друг друга, а на всех людей вообще, – в этом смысле хорошо работают и истории Алины Черейской, и модернисткая графика, понятная, как выставка рисунка, и вещи в «Кабинете», и свеча с перископом в Руине, и, конечно, сам экспозиционный дизайн, превративший проход по Манежу в некотором роде в приключение: особенно – черный коридор с мэтрами. Посетителям показали не столько что архитекторы тоже люди, а что они тоже художники, и им есть что людям показать, помимо того, что можно видеть построенным на улицах и на горизонте, – вот что, пожалуй, важно для изменения взгляда на архитектора; чтобы он был не злодей какой-то, который строит высотки. Ну или не только. 

Что любопытно: там вообще не было стендов производителей, которые мы привыкли видеть на Арх Москве, и стендов администраций, неизбежных на Зодчестве. Архитектону, чье размещение в Манеже провоцирует сравнение с московскими выставками, но чей масштаб заметно меньше, – было, вероятно, проще «отрезать» эти неизбежные для общероссийских фестивалей части. И наполнить искусством – перевернуть все с ног на голову, молодежь и объекты поставить вперед, опытных с их профессиональными успехами «спрятать» в середине – впрочем, обеспечив к ним доступ inter pares. 

Вообще говоря, это, конечно, не первая попытка «перезагрузки» архитектурных выставок вообще и в Петербурге в частности. История главного фестиваля Союза архитекторов Зодчество, как кажется, целиком состоит из такого рода попыток – начиная с дизайна Юрия Аввакумова, когда он разместил все тот же пестрый материал, но «только сбоку», до кораблей Эдуарда Кубенского три года назад. В 2019 году Владимир Фролов курировал на «Севкабеле» вполне европейскую, хотя и не без планшетов, выставку МАД с проросшими луковицами и реками в пробирках, с участием французской премии AJAP и голландско-российского MLA+. И наконец, прошлогодняя выставка ОАМ тоже была попыткой такой перезагрузки, но там устроители пошли по пути усовершенствования планшетов до лайтбоксов и развития параллельной культурной программы, воркшопов, кинопоказов и лекций. Тогда мы предположили, что трансформации архитектурной биеннале ОАМ отчасти вызваны расколом, произошедшим среди ведущих архитекторов Петербурга. Теперь мы видим еще одну выставку, обновленную очень заметным образом, так что и задумываешься: не к пользе ли разного рода малоосвещенные в прессе внутренние дискуссии – как-никак мы в колыбели революции, может, все это будет драйвером обновления формата архитектурных фестивалей, полезным, в том числе, и для Москвы, которая тоже нельзя сказать чтобы очень динамична в развитии? Показанное в Манеже очень не похоже на выставку Союза архитекторов, больше даже похоже – тут согласимся в замечанием Елены Петуховой, озвученным на нашей дискуссии перед открытием Архитектона – на кусочек венецианской биеннале. Впрочем, без того перебора социальной повестки, который там есть сейчас. И без иностранного участия, надо сказать. Обошлись без соблазна пригласить китайских товарищей, так остро поразившего МУФ. 

С другой стороны, нельзя сказать, что выставка дает нам представительный срез современной повестки архитектурного контекста Петербурга – скорее намекает.  Выйдя с нее, невозможно было сказать, что ну вот, теперь я хорошо знаю, что происходит в «архитектурном цеху северной столицы», – вовсе нет. Ну или надо очень пристально приглядываться. Пока что лидирует импровизация, художественное высказывание, настроенное скорее на то, чтобы «подтолкнуть» к чему-то участников и зрителей, а не «отчитаться». Может, оно и к лучшему, хватит с нас отчетно-перевыборных. Но интересно, как все будет развиваться дальше. Архитектон планируют проводить, как биеннале, раз в два года.
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Фестиваль Архитектон-2023, Санкт-Петербург
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

18 Сентября 2023

Похожие статьи
В ожидании гезамкунстверка
Новый альманах «Слово и камень», издаваемый мастерской церковного искусства ПроХрам – попытка по-новому посмотреть на вопросы и возможности свободного творчества в религиозном искусстве. Диапазон тем и даже форматов изложения широк, текстов – непривычно много для издания по современному искусству. Есть даже один переводной. Рассматриваем первый номер, говорят, уже вышел второй.
Пройдя до половины
В издательстве Tatlin вышла книга «Архитектор Сергей Орешкин. Избранные проекты» – не традиционная книга достижений бюро, а скорее монография более личного плана. В нее вошло 43 здания, а также блок с архитектурной графикой. Размышляем о книге как способе подводить промежуточные итоги.
Образ хранилища, метафора исследования
Смотрим сразу на выставку «Архитектура 1.0» и изданную к ней книгу A-Book. В них довольно много всякой свежести, особенно в тех случаях, когда привлечены грамотные кураторы и авторы. Но есть и «дыры», рыхлости и удивительности. Выставка местами очень приятная, но удивительно, что она думает о себе как об исследовании. Вот метафора исследования – в самый раз. Это как когда смотришь кино про археологов.
Счастье независимого творчества
Немало уже было сказано с трибуны и в кулуарах – как это хорошо, что в период застоя и типовухи развивались другие виды архитектурного творчества: НЭР, бумажная архитектура... Но не то чтобы мы хорошо знаем этот слой. Теперь, благодаря книге Андрея Бокова, который сам принимал участие во многих моментах этой деятельности, надеемся, станет намного яснее. Книга бесценная, написана хорошо. Но есть сомнения. В пророческом пафосе.
Подпольный город
Новая книга Андрея Иванова посвящена вернакулярным районам городов мира и заставляет подумать о вещах сверх того: например, степени субъектности человека, живущего в окружении застройки, «спущенной сверху» государством или архитектором. Прочитали книгу целиком и делимся своими впечатлениями.
Наше всё
Кто такой Щусев? В последние пару недель, с тех пор, как архитектору исполнилось 150 лет, на этот вопрос отвечают с разных сторон по-разному. Самый пространный, подробно иллюстрированный и элегантно оформленный ответ – выставка в двух корпусах Музея архитектуры на Воздвиженке. Четыре куратора, полтора года работы всего музея и экспозиционный дизайн Сергея Чобана и Александры Шейнер. Рассматриваем и показываем, что там к чему.
Искусствовед между молотом и наковальней
Советская эпоха, несомненно, воспитала своего человека. Образ его, как правило, соотносят с колоннами физкультурников и другими проявлениями тоталитарной телесности, но это по крайней мере лишь половина дела. Режиму было важно не только то, как маршируют, но и как думают. А также – как проектируют и строят. Илья Печёнкин – о книге Николая Молока «Давид Аркин: «идеолог космополитизма» в архитектуре».
Фальконье
Во Флигеле Руине Музея архитектуры открыта выставка «стеклянных кирпичей» Густава Фальконье. Они – прародители стеклоблоков, но более сложные и красивые. Выставка показывает подлинные «кирпичи», архитектуру с ними, историю уничтожения окон Фальконье в здании Госархива, а еще она стала одной из причин возродить технологию производства.
Ручеек вернакулярности
Книга Андрея Иванова «ГюмрИ», продолжающая его «Иереван» – одновременно урбанистическое исследование вернакулярного города на конкретном примере, краеведческий очерк и поэма. Она очень обаятельна и в ней, как и в «вернакулярном» городе, место находится практически для всего. Для четкого определения границ вернакулярности вот только не нашлось места, ну да это не страшно, образ города книга создает живейший.
Радикальная ирония
Издательство АСТ выпустило первый тираж путеводителя от авторов термина «капиталистический романтизм» и телеграм-канала «Клизма романтизма». Книга выходит за рамки жанра и предлагает широкому кругу читателей понять и простить здания, которые часто называют «градостроительными ошибками». Мы почитали и составили впечатление, делимся.
Улица рисунков зодчего Росси
В берлинском Музее архитектурного рисунка Фонда Сергея Чобана открыта новая выставка, на которой представлены более 100 работ итальянского архитектора Альдо Росси, многие из них экспонируются впервые.
«Новая Эллада»
Публикуем рецензию на вышедшую в этом январе книгу Андрея Карагодина «Новая Эллада. Два века архитектурной утопии на южном берегу Крыма».
Планета Шехтель
Под занавес ушедшего года в издательстве «Русский импульс» увидела свет книга «Мироздание Фёдора Шехтеля», составленная Людмилой Владимировной Сайгиной – научным сотрудником Музея архитектуры, на протяжении многих лет изучающим биографию и творчество корифея московского модерна. Иначе говоря, под обложкой 640-страничного издания представлен материал, собранный в ходе исследования, ставшего делом всей жизни. Это дорогого стоит, хотя издание подкупает демократичностью исполнения и ценой.
Судьба Иофана
В издательстве «Кучково поле. Музеон» вышла книга Владимира Седова «Архитектор Борис Иофан». Она основана на материалах архива семьи архитектора из коллекции Музея архитектурного рисунка Сергея Чобана и дает возможность познакомиться с большим объемом малоизвестных ранее материалов. Но текст книги выходит далеко за рамки комментария к архиву – по словам автора, это творческая биография. Написана она живо, местами пронзительно и оттого звучит очень актуально.
Маршрут построен
При поддержке фонда DICTUM FACTUM вышел в свет путеводитель по новейшей архитектуре Санкт-Петербурга, составленный Анной Мартовицкой. Делимся впечатлениями о книге.
Ода к ОАМ
В Петербурге начала работу VIII архитектурная биеннале. На дискуссии, где обсуждалось архитектурное просвещение, зал и председатель ОАМ попросили у редакции Архи.ру больше критики. Мы решили попробовать, и начать с самой выставки.
«Животворна и органична здесь»
Рецензия петербургского архитектора Сергея Мишина на третью книгу «Гаража» об архитектуре модернизма – на сей раз ленинградского, – в большей степени стала рассуждением о специфике города-проекта, склонного к смелым жестам и чтению стихов. Который, в отличие от «города-мицелия», опровергает миф о разрушительности модернистской архитектуры для традиционной городской ткани.
К почти забытому юбилею
В Государственном музее архитектуры имени А.В. Щусева открылась выставка офортов архитектора-неоклассика Ивана Александровича Фомина, приуроченная к 150-летию со дня рождения мастера.
Город в потоке
Книги Института Генплана, выпущенные к 70-летию и к юбилейной выставке – самый удивительный трехтомник из всех, которые мне приходилось видеть: они совершенно разные, но собраны в одну коробку. Это, впрочем, объясняется спецификой каждого тома, разнообразием подходов к информации и сложностью самого материала: все же градостроительство наука многогранная, а здесь оно соседствует с искусством.
Архитектура взаимопонимания
В книге Феликса Новикова и Ольги Казаковой собран пласт малоизвестных построек 2 половины XX века, что позволяет выстроить новый визуальный ряд в рамках истории советской архитектуры от «классики» до постмодернизма. Но, как признают сами авторы, увы, пока не полностью.
Русско-советский Палладио. Мифы и реальность
Публикуем рецензию на книгу Ильи Печенкина и Ольги Шурыгиной «Иван Жолтовский. Жизнь и творчество» , а также сокращенную главу «Лиловый кардинал. И.В. Жолтовский и борьба течений в советской архитектуре», любезно предоставленную авторами и «Издательским домом Руденцовых».
Архитектура СССР: измерение общее и личное
Новая книга Феликса Новикова «Образы советской архитектуры» представляет собой подборку из 247 зданий, построенных в СССР, которые автор считает ключевыми. Коллекция сопровождается цитатами из текстов Новикова и других исследователей, а также очерками истории трех периодов советской архитектуры, написанными в жанре эссе и сочетающими объективность с воспоминаниями, личный взглядом и предположениями.
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Город сбывшейся мечты
Путеводитель Владимира Белоголовского по архитектуре Нью-Йорка последних 20 лет, изданный DOM Publishers, свидетельствует: реальный мегаполис начала XXI века ничуть не скромней фантастических проектов для него, которые так и остались на бумаге.
Черная точка
Выставка Александра Гегелло в музее архитектуры талантливо раскрывает творчество архитектора, который начал как ученик Фомина и закончил проектом мавзолея Сталина. В его работах переплетаются поиски метафизической формы, выучка неоклассика и лояльность мейнстриму.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Архитектон. Магистрали
Представляем работы участников паблик-арт проекта петербургского фестиваля Архитектон, который пройдет в середине сентября в «Манеже».
Технологии и материалы
Византийская кладка Херсонеса
В историко-археологическом парке Херсонес Таврический воссоздается исторический квартал. В нем разместятся туристические объекты, ремесленные мастерские, музейные пространства. Здания будут иметь аутентичные фасады, воспроизводящие древнюю византийскую кладку Херсонеса. Их выполняет компания «ОртОст-Фасад».
Алюминий в многоэтажном строительстве
Ключевым параметром в проектировании многоэтажных зданий является соотношение прочности и небольшого веса конструкций. Именно эти характеристики сделали алюминий самым популярным материалом при возведении небоскребов. Вместе с «АФК Лидер» – лидером рынка в производстве алюминиевых панелей и кассет – разбираемся в технических преимуществах материала для высотного строительства.
A BOOK – уникальная палитра потолочных решений
Рассказываем о потолочных решениях Knauf Ceiling Solutions из проектного каталога A BOOK, которые были реализованы преимущественно в России и могут послужить отправной точкой для новых дизайнерских идей в работе с потолком как гибким конструктором.
Городские швы и архитектурный фастфуд
Вышел очередной эпизод GMKTalks in the Show – ютуб-проекта о российском девелопменте. В «Архитительном выпуске» разбираются, кто главный: архитектор или застройщик, говорят о работе с историческим контекстом, формировании идентичности города или, наоборот, нарушении этой идентичности.
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Клубный дом «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Сейчас на главной
Воспоминания о фотопленке
Филиал знаменитой шведской галереи Fotografiska открылся теперь и в Шанхае. Под выставочные пространства бюро AIM Architecture реконструировало старый склад, максимально сохранив жесткую, подлинную стилистику.
Рассвет и сумерки утопии
Осталось всего 3 дня, чтобы посмотреть выставку «Работать и жить» в центре «Зотов», и она этого достойна. В ней много материала из разных источников, куча разделов, показывающих мечты и реалии советской предвоенной утопии с разных сторон, а дизайн заставляет совершенно иначе взглянуть на «цвета конструктивизма».
Крыши как горы и воды
Общественно-административный комплекс по проекту LYCS Architecture в Цюйчжоу вдохновлен древними архитектурными трактатами и природными красотами.
Оркестровка в зеленых тонах
Технопарк имени Густава Листа – вишенка на торте крупного ЖК компании ПИК, реализуется по городской программе развития полицентризма. Проект представляет собой изысканную аранжировку целой суммы откликов на окружающий контекст и историю места – а именно, компрессорного завода «Борец» – в современном ключе. Рассказываем, зачем там усиленные этажи, что за зеленый цвет и откуда.
Терруарное строительство
Хранилище винодельни Шато Кантенак-Браун под Бордо получило землебитные стены, обеспечивающие необходимые температурные и влажностные условия для выдержки вина в чанах и бочках. Авторы проекта – Philippe Madec (apm) & associés.
Над античной бухтой
Архитектура культурно-развлекательного центра Геленждик Арена учитывает особенности склона, раскрывает панорамы, апеллирует к истории города и соседству современного аэропорта, словом, включает в себя столько смыслов, что сразу и не разберешься, хотя внешне многосоставность видна. Исследуем.
Архитектура в дизайне
Британка была, кажется, первой, кто в Москве вместо скучных планшетов стал превращать показ студенческих работ с настоящей выставкой, с дизайном и объектами. Одновременно выставка – и день открытых дверей, растянутый во времени. Рассказываем, показываем.
Пресса: Город без плана
Новосибирск — город, который способен вызвать у урбаниста чувство профессиональной неполноценности. Это столица Сибири, это третий по величине русский город, полтора миллиона жителей, город сильный, процветающий даже в смысле экономики, город образованный — словом, верхний уровень современной русской цивилизации. Но это все как-то не прилагается к тому, что он представляет собой в физическом плане. Огромный, тянется на десятки километров, а потом на другой стороне Оби еще столько же, и все эти километры — ускользающая от определений бесконечная невнятность.
Сила трех стихий
Исследовательский центр компании Daiwa House Group по проекту Tetsuo Kobori Architects предлагает современное прочтение традиционного для средневековой Японии места встреч и творческого общения — кайсё.
Место заземления
Для базы отдыха недалеко от Выборга студия Евгения Ростовского предложила конкурентную концепцию: общественную ферму, на которой гости смогут поработать на грядке, отнести повару найденное в птичнике яйцо, поесть фруктов с дерева. И все это – в «декорациях» скандинавской архитектуры, кортена и обожженного дерева.
Книга в будущем
Выставка, посвященная архитектуре вокзалов и городов БАМа, – первое историко-архитектурное исследование темы. Значительное: все же 47 поселков, и пока, хотя и впечатляющее, не вполне завершенное. Хочется, чтобы авторы его продолжили.
Двенадцать
Вчера были объявлены и награждены лауреаты Архитектурной премии мэра Москвы. Рассматриваем, что там и как, и по некоторым параметрам нахально критикуем уважаемую премию. Она ведь может стать лучше, а?
Нео в кубе
Поиски «нового русского стиля» – такой версии локализма, которая была бы местной, но современной, все активнее в разных областях. Выставка «Природа предмета» в ГТГ резюмирует поиски 43 дизайнеров, в основном за 2022–2024 годы, но включает и три объекта студии ТАФ Александра Ермолаева. Шаг вперед – цифровые растения «с характером».
Под покровом небес
Архитекторы C. F. Møller выиграли конкурс на проект новой застройки квартала в центре Сёдертелье, дальнего пригорода Стокгольма.
Скрэмбл, пашот и мешочек
В Петербурге на первом этаже респектабельного неоклассического Art View House открылось кафе Eggsellent с его фирменной желто-розовой гаммой. Обыграть столь резкий контраст взялось бюро KIDZ.
Над Золотым рогом
Жилой комплекс Философия, спроектированный T+T architects во Владивостоке, – один из новых проектов для района «Голубиная падь», и они меняет философию его развития с одиночных домов на комплексный подход. Дома организованы вдоль общественных улиц, они разновысотные, разноформатные, а один – даже галерейной типологии, да еще и с консолью, опирающейся на арт-объект.
Новый уровень дженги
Спроектированный Кэнго Кумой общественный центр Kibi Kogen N Square демонстрирует возможности поперечно-клееной древесины – «фирменной» продукции для префектуры Окаяма, где он расположен.
Деревянная модульность
Ясли-сад для малышей из семей преподавателей и учащихся Пармского университета совмещен с центром развития для детей из группы риска. Авторы проекта здания в окружении парка – Enrico Molteni Architecture.
Книжный стержень
Интерьер коворкинга в составе бизнес-центра «Территория 3000», предложенный архитекторами КБ-11, был призван стать «сердцем» всего проекта. А в его собственный центр авторы поместили библиотеку из книг, «изменивших взгляд на жизнь». То-то интерьер напоминает о библиотеке Аалто, и на наш взгляд довольно отчетливо.
Конференция с видом
Культурный и общественный центр в городке Порт-Анджелес в штате Вашингтон по замыслу LMN Architects открыт панорамам океана и горного хребта Олимпик.
Цвет и музыка; и белый камень
В палатах Василия Нарышкина на Маросейке открылось выставочное пространство музея AZ, специализирующегося в равной мере на искусстве «второго авангарда» и совриске. Тут несколько тем: первые этажи клубного дома в памятнике XVII века стали общественными, теперь можно попасть во двор, плюс дизайн галереи от [MISH]studio, плюс выставка, совмещенная с концертами авангардной музыки 1960-х. Разбираемся.
Белый знак
Бюро Lin Architecture превратило насосную станцию в полях южнокитайской провинции Юньнань в достопримечательность для местных жителей и туристов.
Арахноид совриска
Ткачество, вязание, вышивание – древнейшие профессии, за которыми прочно закреплена репутация мирных, домашних, женских, уютных, в общем, безопасных. Выставка в Ruarts Foundation показывает, что это вовсе не так, умело оперируя парадоксальным напряжением, которое возникает между традиционной техникой и тематикой совриска.
Нюансированная альтернатива
Как срифмовать квадрат и пространство? А легко, но только для этого надо срифмовать всё вообще: сплести, как в самонапряженной фигуре, найти свою оптику... Пожалуй, новая выставка в ГЭС-2 все это делает, предлагая новый ракурс взгляда на историю искусства за 150 лет, снабженный надеждой на бесконечную множественность миров / и историй искусства. Как это получается и как этому помогает выставочный дизайн Евгения Асса – читайте в нашем материале.
Атака цвета
На выставке «Конструкторы науки» проекты зданий институтов и научных городков РАН – в основном модернистские, но есть и до-, и пост- – погружены в атмосферу романтизированной науки очень глубоко: во многом это заслуга яркого экспозиционного дизайна NZ Group, – выставка стала цветным аттракционном, где атмосфера не менее значима, чем история архитектуры.
Пресса: Город с двух сторон от одного тракта
Бийск — это место, некогда пережившее столкновение двух линий российской колонизации, христианской и предпринимательской. Конфликт возник вокруг местного вероучения и, хотя одни хотели его сгубить, а другие — защитить, показал, что обе линии слабо понимают свойства осваиваемого ими пространства. Обе вскоре были уничтожены революцией, на время приостановившей и саму колонизацию, которая, впрочем, впоследствии возродилась, пусть формы ее и менялись. Пространство тоже не утратило своих особенностей, пусть они и выглядят несколько иначе. Более того — сейчас в некоторых отношениях они прекрасно понимают друг друга.
Трилистник инноваций
В Пекине готов Международный центр инноваций «Чжунгуаньцунь» (ZGC), спроектированный MAD Architects. В апреле здесь уже провели престижный технологический форум.
Олива в кубе
Офис продаж жилого комплекса Moments транслирует покупателям заложенные проектом ценности. Близость природы, красота смены сезонов, изящество архитектурных решений интерпретированы через прозрачный куб, внутри которого растет оливковое дерево. В дальнейшем здание сменит функцию и станет частью входной группы общеобразовательной школы.