English version

Мыслеобраз

Здание музея-хранилища коньяка в Черняховске – нечастый в контексте российской архитектуры пример ситуации, когда требовательная функция и творческая продуктивность архитекторов не вступают в конфликт, а совместно работают на создание интересной для глаз и чувств, точно просчитанной и гармоничной архитектуры.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

25 Сентября 2017
mainImg
Проект:
Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892»
Россия, Черняховск

Авторский коллектив:
Левон Айрапетов, Валерия Преображенская, Диана Грекова, Егор Легков

2010 / 2016
О здании музея-хранилища коньячного завода «Альянс-1892» в Черняховске мы рассказывали в 2011 году, когда оно было проектом. Сейчас проект реализован, практически без отклонений от замысла; этим летом он попал в шорт-лист премии WAF-2017. Думаю не ошибусь, если скажу, что сейчас для Левона Айрапетова и Валерии Преображенской это здание – один из любимых архитектурных замыслов, досконально продуманных и осуществленных так, как хотелось.

Коньяк
Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов
Бочки в зале №3 хранилища. Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов

Черняховск, бывший прусский Инстербург, – городок небольшой, он не слишком увеличился и в советское время. Коньячный завод расположен почти в центре, точнее сказать, к югу от границы исторического центра, сразу за линией железной дороги, ведущей к городскому вокзалу. Это удобно: по железной дороге на завод доставляют французский спирт для того, чтобы обрабатывать его на заводе по французской же технологии. Спирт разливают в дубовые бочки, положенное время выдерживают в них – в это время коньяк теряет крепость и меняет вкус, затем купажируют и разливают в бутылки на заводе. Здание собственно завода расположено ближе к железной дороге, это большой, почти квадратный в плане ангар светло-коричневого цвета, очень аккуратный, но промышленного вида.
Проект. Вид с высоты птичьего полета. Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892» © Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер»

Не таково здание хранилища бочек, спроектированное архитекторами TOTEMENT. Оно расположено чуть дальше от железнодорожного полотна, перед главным и единственным входом на территорию завода, сразу за проходной: оно встречает всех входящих и в то же время – обозначает присутствие «Альянса 1892» в зеленом полугородском пространстве южной части бывшего Инстербурга. Не заметить его невозможно – архитекторы рассказывают, что сам директор завода, несмотря на то, что знал утверждал все чертежи, был несколько ошарашен, увидев результат «вживую»; жители же теперь упражняются в придумывании имен необычному зданию. В окружении трехэтажных домов с высокими вальмовыми кровлями музей-хранилище, действительно, выглядит необычно, и в то же время как-то очень по-европейски: такое, не побоюсь этого слова, иконическое сооружение было бы в порядке вещей на краю исторического центра любого немецкого городка.
Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов

Рядом с музеем-хранилищем построен и КПП – здание входа на завод; он вторит двум башням, но меньше и скромнее, сочетает ахроматические черный и серый.
Слева – КПП. Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов

Черняховск, к сожалению, город небогатый и на данный момент довольно обшарпанный. Территория завода выделяется на этом фоне крайней ухоженностью, а производство, которое обеспечивает работой часть жителей города, хорошо отлажено. В принципе появление на его территории «знакового» здания-презентации – правильный и объяснимый шаг в развитии завода. Тем более что, как объясняют «мастера коньяка» – есть такая специальность, да – бочки, в которых выдерживают ценный напиток, чувствительны к атмосфере и окружению, словом, «живые». Впрочем все мастера кулинарного и прочих искусств рано или поздно приходят к такого рода риторике…
Эскиз. Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892» © Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер»

Помимо артистических легенд о живом напитке, на чье качество влияет абсолютно все, у хранения бочек есть целый ряд строгих правил. Одно из них: помещение должно быть хорошо проветриваемым, поскольку дубовые бочки «дышат», выпуская наружу часть спирта. Напиток внутри постепенно теряет крепость, а воздух снаружи насыщается парами спирта и даже становится взрывоопасным. Так что сразу расскажем об одной из находок архитекторов – им удалось избежать сооружения сложной и дорогой системы вентиляции, рассчитав движение потоков воздуха: в верхней части хранилища установлена вытяжная вентиляция, внизу – решетки для притока воздуха. Расходы на вентиляцию удалось сократить чуть ли стократно. Кроме того, здание не отапливается: хранилище заглублено в землю и температура в нем достаточно стабильная, около 10° с приемлемыми сезонными перепадами.

Образ
Но сколько ни говори о прагматике – а ведь у каждой функции: хранения и показа, своя прагматика, главное в получившемся здании – образ и форма. Это небольшой и производственный, но музей, и архитекторы подошли к нему так, как следует подходить к общественному сооружению: насытили пластикой и ассоциациями. Здание остро-ассоциативно, причем все аллюзии многократно продуманы, осмыслены архитекторами в словах, рисунках, макетах-скульптурах, хотя не буквальны. «Это мы сейчас говорим, на что похоже, а интересно разным людям показать и спросить, что они увидят», – критически рассуждает Левон Айрапетов.

ролик-полет над построенным зданием музея
Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов

С главной идеей, впрочем, нельзя не согласиться: над землей мы видим два объема, один – широкий и деревянный, венчает собой спрятанное в земле хранилище бочек – он похож на женщину: спокойную, по устаревшему выражению, «непраздную», то есть «беременную» множеством бочек. Второй объем – блестящая металлическая башня с разрезом, установлен над стеклянным потолком дегустационного зала-музея. Это – «мужчина»; «он бегает вокруг, ловит мамонтов и защищает ее от всего. – говорит Левон Айрапетов, – Но сам сломанный, высокий такой, а внутри пустой. Голову склонил, размышляет, что бы такое еще сделать». Даже когда для проработки фасадов понадобилось сделать их развертки на плоскости, две башни оказались похожи на фигурки-оригами, женскую и мужскую. Дальше приходим к китайскому «Инь и Янь», знаку связанности и взаимодействия женского земного и мужского небесного начала.
Развертки фасадов. Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892» © Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер»

Действительно, две склоненные под разными углами башни похожи на обобщенные силуэты фигур. Безо всякого цоколя они «прорезаются» из земли, связанные, но раздельные, похожие, но контрастные. Они кажутся тихо беседующими на каком-то собственном языке – так иногда общаются мужья и жены, только им понятными полу-словами и почти неслышно; но в то же время вроде бы и поглядывают по сторонам.
Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов
Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов

Пустотелая металлическая стела блестит светлым зигзагообразно профилированным металлом и в целом похожа на лезвие. Листы внешней оболочки крепятся к металлическому каркасу, совершенно открытому, никак не замаскированному внутри. В будущем на каркас, вероятно, будут проецировать подвижные картины – птицы, облака. Широкая щель входа похожа на разлом: как будто бы металлическая стела раскололась, или расступилась, открыв вход туда, куда казалось бы нельзя, потому что входишь – и видишь внутренности металлоконструкций. Здесь можно увидеть метафору производства, приоткрытого для осмотра. Впрочем какой бы «пустой» ни была металлическая башня, она – самый эффектный акцент, главный вход, своего рода портал. В полу башни стекло, через него виден небольшой подземный дегустационный зал, который получает таким образом немного дневного света и экстравагантный полоток. Обсуждалась идея устроить вместо стеклянного пола-потолка небольшой бассейн, чтобы солнечные лучи проникали внутрь, преломляясь через воду, но от нее решили отказаться.
Вид вверх из дегустационного зала. Через стеклянный пол видна металлическая башня, ниже – схема плана здания в бетоне. Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов
Металлическая башня внутри. Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов
Вид изнутри металлической башни наружу. Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов
Стеклянный пол внутри металлической башни. Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов
Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов

Второй объем полулежит, уходя под землю «чревом» хранилища: с запада образуется небольшое всхолмие, как будто здание немного пошевеливалось, устраиваясь поудобнее под грунтовым одеялом.
Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов

Стены хранилища брутально-бетонные, со следами опалубки; потолок, напротив – легкая металлическая ферма. Бочки лежат на штабелях не стройными рядами, а чуть неровно, и архитекторы сравнивают их с кладкой икры. «Кладка» освещена лампами: это безопасные LEDы, но в форме традиционных «стеклянных груш»; они подвешены на длинных шнурах не слишком ровно. Архитекторы видят в мерцающих огнях напоминание об осеннем празднике винограда: «когда виноград давят, поют, играют музыку, и вечер, много свечей, вокруг которых вьются мотыльки».
Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов

Открытых отверстий в корпусе-«женщине» нет, хотя есть панорамные окна и «голова» – верхняя часть объема широкой амбразурой смотрит на входящих, как будто проверяет, кто пришел. За большим «глазом», разворачиваясь резко вверх, смотрит в небо «хвост» с таким же панорамным окном, так что, стоя внизу на земле, можно увидеть на просвет людей на балконе и небо за ними. Такие башенки в древности называли смотрильнями. Помимо одушевленного существа, деревянная башня похожа на метафору деревянной бочки: стены облицованы трехмиллиметровым деревянным шпоном вишнево-коричневого цвета махагон. Надо ли говорить, что деревянные панели горизонтальны, а металлическая профилировка соседней башни вертикальна; они ни в чем не похожи, но нет сомнений, что родные.
Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов

Музей
Для современных винзаводов показ производства в принципе – актуальный тренд: клиентов, партнеров и поставщиков следует впечатлить не только отлаженностью, но и артистизмом производства. Для этого необходимы демонстрация, дегустация, образ. Поэтому хранилище – музей, хотя и на закрытой территории, открытый не постоянно, а для групп и заводских мероприятий. Но все же музей – место презентации и рефлексии, показа производства с его самой романтической стороны. Поэтому важная часть здания – смотровые балконы и площадки. Музей специфичен: вся его экспозиция это груды бочек плюс дегустационный зал; следовательно, здание само по себе превратилось в витрину, в инструмент созерцания, состоящий из череды точек восприятия. Здесь не то, чтобы вас просто пустили внутрь – архитекторы дозируют и режиссируют впечатления, последовательно раскрывая нюансы материала. Это процесс сродни смакованию коньяка, но в большей степени умозрительный и абстрагированный.

«Инь и Янь» авторы упоминают не зря. Говоря о двух разных объемах в какой-то момент можно подумать, что они раздельны, но это не так. Две контрастные, но вылепленные из одного «теста» башни стоят на общем пятигранном основании хранилища, похожем на несколько скошенный, но узнаваемый знак качества: «да, конечно мы это видели; цели нарисовать такой знак не было, но и неплохо, что получилось», – говорит Левон Айрапетов. Между двумя объемами – небольшой двор, в него ведут пологие ступени, «натянутые», как силовые нити, между входом в «мужскую» башню и углубленным окном-консолью в «женскую». Линии ступеней собраны в «пучок», и может показаться, что пучок нитей, исходящих от металлической башни, «проделал отверстие» в стене напротив; и замкнул таким образом контур здания.
Консоль, которая «вторгается» снаружи в пространство хранилища; зал №3. Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов
Вид из двора: ступени и окно, через которое можно посмотреть внутрь хранилища. Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов
Балкон «головы» деревянной башни. Самая высокая точка обзора. Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов

В то же время здесь возникает первый, внешний, маршрут осмотра. Еще не входя во двор, передвигаясь вдоль, а не поперек ступеней лестницы, мы можем увидеть и дегустационный зал через окно в полу металлической башни, и хранилище через окно слева – оно мерцает праздничными светлячками ламп зала хранения и очевидно, что внутри тепло и происходит нечто хорошее.

Дальше маршрут раздваивается. Во дворе – вход в самый большой зал хранилища, а в дальнем углу металлической башни можно спуститься в «музейное» пространство дегустационного зала. Под двором расположился зал хранилища поменьше, и из окна витрины дегустационного зала видны его бочки, удачно дополняющие выставку бутылок на стене. Дегустационный зал расположен в уровне хранилища, и выйдя из него, можно пройти через второй зал в третий, к лестнице первого входа, которая связывает большую часть видовых площадок. Лестница тянется вдоль северной стены изнутри «деревянной» башни от пола хранилища ко входу, выше образует балкон над врезанной видовой консолью – той самой, которая вторгается в пространство хранилища и через которую можно снаружи посмотреть внутрь. Дальше лестница ведет в голову-«смотрильню» деревянной башни, на верхний балкон, откуда можно смотреть и на дорогу входа, и, через верхний витраж, на небо. Силуэты стоящих здесь хорошо видны с земли.
План подземного уровня: залы хранилища и дегустационный зал. Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Подвал © Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер»
План на нулевой отметке. Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Первый этаж © Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер»
Дегустационный зал, справа за стеклом видны бочки в зале хранилища №2, расположенном под внутренним двором. Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892» © Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер»
Зал №3 (самый большой), еще без бочек. Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов
Двор. Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов
Двор и вход в хранилище. Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов

Как видим, маршрут осмотра несложно разделить на несколько отрезков; но если пройти его целиком, то путь закручивается в подобие объемной спирали, «ввинчивается» в пространство, становясь его смысловой осью – так, что хочется даже заподозрить, что сложное на первый взгляд движение объемов нанизано на главную пространственную спираль осмотра и мотивировано ею, а значит, внутренне целостно.

Эта имманентная мотивация – еще один важный сюжет здания, можно сказать, именно она его смысловое ядро, а вовсе не «литературная» история с диалогом мужчины и женщины. На первый взгляд может показаться, что архитектура музея-хранилища обусловлена поиском эффектного жеста, но это не совсем так, вернее, совсем не так. Понять ее правильнее можно, лишь зная, что мощнейшая энергетика формы, которая здесь безусловно присутствует, строго ограничена и обусловлена контекстом, функцией и формой участка. Левон Айрапетов и Валерия Преображенская говорят о ключевых точках, которые они находят в процессе исследования задачи; затем, из соединения важнейших точек необходимыми линиями, образуется форма, заданная обстоятельствами – ее-то затем можно творчески осмыслять и «одушевлять». Но каждая линия и плоскость остается мотивированной, отнюдь не произвольной. Да и форма не так сложна, как может показаться: сложной она становится в контексте взаимного расположения объемов и при раскрытии ракурсов, но – на самом деле, как говорит Валерия Преображенская, – две стены каждого объема параллельны, то есть форма достаточно проста; необходимо-проста. Тут очень хочется добавить: как в жизни, все сложное проистекает из взаимодействия простых составляющих.
Схема важных точек и линий, положенная в основу проекта. Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892» © Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер»

Сетка линий, соединяющих важные точки – основа здания, его умозрительный план. Архитекторы как-то даже показали эту сетку на одной из своих выставок; затем «процарапали» ее в сыром бетоне на стене дегустационного зала – как напоминание о том, из каких размышлений возникла форма. Этот знак похож на символ архаического божества, что в данном случае вполне уместно: ведь чем еще может быть музей-хранилище, как не храмом винного бога, точнее, богов, воплощениями которых, в какой-то степени, становятся «проросшие» из подвала башни. Тогда становится понятным и одушевление формы, которое в этом проекте очень сильно: два полуабстрактных существа просто-таки вырастают из коньячного пара, становятся воплощениями как тонкого, сложного производства, так и архитектурных размышлений о нем: концентрированных, пластичных, но пропущенных через фильтр необходимости. Сейчас, уже лет десять как, принято искать архитектуру вне формы: в экологии, экономии, статистике, функции, благоустройстве, наконец. На этом фоне то, что сделали TOTEMENT – очень смело, хотя казалось бы, они всего-то нашли обоснованную форму – такую, которая воздействует на эмоции, даже «будит» их, раскрывая взгляд зрителя, но которая в то же время совершенно не избыточна. Казалось бы в этом и есть базовая задача архитектуры – работать над формой, оформлять взаимодействие человеческих чувств с пространством. Но мало кто сейчас работает с этой темой, наверное, потому, что это непросто. 
Проект:
Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892»
Россия, Черняховск

Авторский коллектив:
Левон Айрапетов, Валерия Преображенская, Диана Грекова, Егор Легков

2010 / 2016

25 Сентября 2017

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
TOTEMENT/PAPER: другие проекты
Архновация V: победители
В Нижнем Новгороде подвели итоги юбилейного конкурса «Архновация». Гран-при достался Музею коньяка в Черняховске от TOTEMENT / PAPER. Представляем победителей и призёров, всего – около 50 награжденных проектов.
Созерцающий
Вилла в одном из коттеджных поселков Подмосковья разительно отличается от соседей: архитекторы называют этот свой дом «пружиной», – и действительно, он так «закручен», завязан в объемно-пространственный узел, что скучно не будет ни внутри, ни снаружи.
Приплытие варяга
Новый объект, который строится сейчас рядом с коньячным заводом в Черняховске, поддерживает подход, заданный TOTEMENT / PAPER в проекте музея коньяка, и развивает сюжет. В «заводском спектакле» появился новый персонаж.
Лед и пламя: архитектура противоборства
Гостиничный комплекс, спроектированный TOTEMENT / PAPER для Камчатки, переосмысляет природу и культуру полуострова, одновременно бросая вызов катаклизмам сейсмоопасного полуострова, используя современные технологии ради чистой, открытой, ясной и красивой архитектуры.
WAF как зеркало тенденций
Десятый WAF в середине ноября выпустил манифест с десятью принципами. Анализируем тенденции, заявленные фестивалем, сопоставляем их с комментариями архитекторов, посетивших в этом году фестиваль.
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Опыт вертикального города
Конкурсный проект небоскреба, сделанный для Гонконга Левоном Айрапетовым и Валерией Преображенской, продолжает поиски свежего взгляда на архитектурную материю, свойственного этим авторам, и одновременно предлагает новый взгляд на грамматику высотной архитектуры.
Парк в зоне турбулентности
Конкурсный проект аэропорта «Южный» бюро Totement/Paper: архитекторы сделали акцент на организации движения по аэропорту, проложив вдоль парка, предусмотренного программой конкурса, сеть крытых пешеходных галерей.
От простого к сложному
Для конкурса на проект выставочно-делового центра на острове Сахалин Левон Айрапетов и Валерия Преображенская предложили два варианта. Первый – смелый эксперимент над процессом формообразования, где из одной, многократно повторенной фигуры конуса архитекторы формируют сложное, непривычное пространство.
SPEECH года
26 мая состоялась церемония награждения 3 Московской биеннале архитектуры и 17 Международной выставки архитектуры и дизайна «Арх Москва 2012». Архитектором года назначили бюро SPEECH и его руководителей Сергея Чобана и Сергея Кузнецова.
Чувственная технологичность
Об участии бюро TOTEMENT/PAPER в конкурсе на проект жилой застройки в районе «Технопарк» иннограда «Сколково» и о концепции, разработанной в рамках этого состязания, рассказывает руководитель компании, архитектор Левон Айрапетов
Милан. Мебель. Кориан
17 апреля в Милане открывается очередная неделя дизайна, одна из главных интерьерных выставок мира. Компания DuPont Corian (совместно с московской фабрикой камня Artishok) покажет на ней выставку объектов, спроектированных несколькими российскими архитекторами, которые окажутся в экспозиционном пространстве, где раньше выставлялись Аманда Левет и Карим Рашид. Впрочем, знаменитости не оставят россиян «без присмотра». Публикуем проекты.
Две стихии цвета
Неподалеку от Ходынского поля, в доме на улице авиаконструктора Микояна, архитектурное бюро TOTEMENT/PAPER реализовало проект жилого интерьера. Квартира, переделанная под руководством архитекторов, напоминает белый город, раскинувшийся под ночным небом.
Из пустого в полное
В престижном коттеджном поселке Николо-Урюпино архитектурная мастерская TOTEMENT/PAPER реконструировала один из домов. Сооружению, выполненному в традиционном «новорусском» стиле, архитекторы сделали прививку современности, кардинально преобразившую коттедж.
Театр в кубе
В южнокорейском городе Пусане завершился международный открытый архитектурный конкурс на лучший проект оперного театра. Одним из участников этого состязания стало архитектурное бюро TOTEMENT/PAPER.
В поисках устойчивости
24 мая в Нижнем Новгороде объявлены лауреаты новой архитектурной премии «Архновация». Нижний опять ярко и неожиданно проявил себя, на этот раз – архитектурным фестивалем, который продолжался полгода и завершился вручением наград. Среди участников есть иностранцы, а среди победителей в основном москвичи, одно архитектурное бюро из Самары. Нижегородцы победили только в юношеской номинации, да и то – это такие нижегородцы, которые учились в Нидерландах. Марина Игнатушко – о новой нижегородской премии, которая заметно переросла региональный масштаб.
Клубок творчества
Архитектурное бюро «TOTEMENT / PAPER» – архитекторы Валерия Преображенская и Левон Айрапетов, и художник Александр Залавский, открыли в галерее дизайнерской мебели ФЛЭТЭКСПО выставку-инсталляцию «Куколка: тайна пустоты».
Геометрия выдержки
В Калининградской области архитектурная мастерская «TOTEMENT/PAPER» спроектировала музей и хранилище коньячного завода «Альянс-1892». В архитектурном облике этого комплекса тема виноделия нашла неожиданное символическое воплощение.
Код доступа
В 2011 году в Праге будет построено новое здание Национальной библиотеки Чехии. Международный архитектурный конкурс, в ходе которого был выбран его проект, состоялся почти четыре года назад. Одним из его участников стало московское бюро Totement/Paper, положившее в основу своего предложения принцип кодирования.
Башни над кубом
1 мая в Шанхае открылась Всемирная универсальная выставка ЭКСПО-2010. Для России эта дата значима вдвойне: наша страна не только принимает участие в престижной экспозиции, но и впервые за очень долгое время построила на ЭКСПО собственный павильон. Двенадцать белоснежных башен с красно-золотистым орнаментом символизируют одновременно и богатое историко-культурное наследие страны, и ее устремленность в будущее, открытость всему новому. Проект павильона был разработан бюро TOTEMENT/PAPER.
«Безбашенная» Россия – на ЭКСПО-2010
На прошлой неделе в пресс-центре РИА «Новости» состоялся круглый стол, посвященный обсуждению российского павильона на всемирной выставке ЭКСПО-2010 в Шанхае. Проект сооружения, которое почти на полгода должно стать визитной карточкой нашей страны, наконец-то обнародован. А вот его наполнение по-прежнему остается загадкой, причем, похоже, даже для тех, кто непосредственно отвечает за содержание российской экспозиции.
Похожие статьи
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
WAF как зеркало тенденций
Десятый WAF в середине ноября выпустил манифест с десятью принципами. Анализируем тенденции, заявленные фестивалем, сопоставляем их с комментариями архитекторов, посетивших в этом году фестиваль.
Генезис регулярности
Что произойдет, если композицию и идеи, лежащие в основе структуры регулярного парка XVIII века, применить для создания малоэтажного пригорода? Царскосельскую интерпретацию темы субурбии, одновременно уважительную и слегка ироничную, можно оценить на примере проекта планировки микрорайона в Пушкине.
Мыслеобраз
Здание музея-хранилища коньяка в Черняховске – нечастый в контексте российской архитектуры пример ситуации, когда требовательная функция и творческая продуктивность архитекторов не вступают в конфликт, а совместно работают на создание интересной для глаз и чувств, точно просчитанной и гармоничной архитектуры.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Теоретик небоскреба
В Strelka Press выпущено второе издание книги Рема Колхаса «Нью-Йорк вне себя». Впервые на русском языке она вышла в этом издательстве в 2013. Публикуем отрывок о «визуализаторе» Манхэттена 1920-х Хью Феррисе, более влиятельном, чем его заказчики-архитекторы.
Тимур Башкаев: «Ради формирования высококачественных...
Новое видео из серии Генплан. Диалоги: разговор Виталия Лутца с Тимуром Башкаевым – об образе реновации, каркасе общественных пространств, о предчувствии новых технологий и будущем возрождении дерева как материала. С полной расшифровкой.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.