English version

Мыслеобраз

Здание музея-хранилища коньяка в Черняховске – нечастый в контексте российской архитектуры пример ситуации, когда требовательная функция и творческая продуктивность архитекторов не вступают в конфликт, а совместно работают на создание интересной для глаз и чувств, точно просчитанной и гармоничной архитектуры.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

25 Сентября 2017
mainImg
Проект:
Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892»
Россия, Черняховск

Авторский коллектив:
Левон Айрапетов, Валерия Преображенская, Диана Грекова, Егор Легков

2010 / 2016
О здании музея-хранилища коньячного завода «Альянс-1892» в Черняховске мы рассказывали в 2011 году, когда оно было проектом. Сейчас проект реализован, практически без отклонений от замысла; этим летом он попал в шорт-лист премии WAF-2017. Думаю не ошибусь, если скажу, что сейчас для Левона Айрапетова и Валерии Преображенской это здание – один из любимых архитектурных замыслов, досконально продуманных и осуществленных так, как хотелось.

Коньяк
Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов
Бочки в зале №3 хранилища. Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов

Черняховск, бывший прусский Инстербург, – городок небольшой, он не слишком увеличился и в советское время. Коньячный завод расположен почти в центре, точнее сказать, к югу от границы исторического центра, сразу за линией железной дороги, ведущей к городскому вокзалу. Это удобно: по железной дороге на завод доставляют французский спирт для того, чтобы обрабатывать его на заводе по французской же технологии. Спирт разливают в дубовые бочки, положенное время выдерживают в них – в это время коньяк теряет крепость и меняет вкус, затем купажируют и разливают в бутылки на заводе. Здание собственно завода расположено ближе к железной дороге, это большой, почти квадратный в плане ангар светло-коричневого цвета, очень аккуратный, но промышленного вида.
Проект. Вид с высоты птичьего полета. Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892» © Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер»

Не таково здание хранилища бочек, спроектированное архитекторами TOTEMENT. Оно расположено чуть дальше от железнодорожного полотна, перед главным и единственным входом на территорию завода, сразу за проходной: оно встречает всех входящих и в то же время – обозначает присутствие «Альянса 1892» в зеленом полугородском пространстве южной части бывшего Инстербурга. Не заметить его невозможно – архитекторы рассказывают, что сам директор завода, несмотря на то, что знал утверждал все чертежи, был несколько ошарашен, увидев результат «вживую»; жители же теперь упражняются в придумывании имен необычному зданию. В окружении трехэтажных домов с высокими вальмовыми кровлями музей-хранилище, действительно, выглядит необычно, и в то же время как-то очень по-европейски: такое, не побоюсь этого слова, иконическое сооружение было бы в порядке вещей на краю исторического центра любого немецкого городка.
Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов

Рядом с музеем-хранилищем построен и КПП – здание входа на завод; он вторит двум башням, но меньше и скромнее, сочетает ахроматические черный и серый.
Слева – КПП. Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов

Черняховск, к сожалению, город небогатый и на данный момент довольно обшарпанный. Территория завода выделяется на этом фоне крайней ухоженностью, а производство, которое обеспечивает работой часть жителей города, хорошо отлажено. В принципе появление на его территории «знакового» здания-презентации – правильный и объяснимый шаг в развитии завода. Тем более что, как объясняют «мастера коньяка» – есть такая специальность, да – бочки, в которых выдерживают ценный напиток, чувствительны к атмосфере и окружению, словом, «живые». Впрочем все мастера кулинарного и прочих искусств рано или поздно приходят к такого рода риторике…
Эскиз. Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892» © Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер»

Помимо артистических легенд о живом напитке, на чье качество влияет абсолютно все, у хранения бочек есть целый ряд строгих правил. Одно из них: помещение должно быть хорошо проветриваемым, поскольку дубовые бочки «дышат», выпуская наружу часть спирта. Напиток внутри постепенно теряет крепость, а воздух снаружи насыщается парами спирта и даже становится взрывоопасным. Так что сразу расскажем об одной из находок архитекторов – им удалось избежать сооружения сложной и дорогой системы вентиляции, рассчитав движение потоков воздуха: в верхней части хранилища установлена вытяжная вентиляция, внизу – решетки для притока воздуха. Расходы на вентиляцию удалось сократить чуть ли стократно. Кроме того, здание не отапливается: хранилище заглублено в землю и температура в нем достаточно стабильная, около 10° с приемлемыми сезонными перепадами.

Образ
Но сколько ни говори о прагматике – а ведь у каждой функции: хранения и показа, своя прагматика, главное в получившемся здании – образ и форма. Это небольшой и производственный, но музей, и архитекторы подошли к нему так, как следует подходить к общественному сооружению: насытили пластикой и ассоциациями. Здание остро-ассоциативно, причем все аллюзии многократно продуманы, осмыслены архитекторами в словах, рисунках, макетах-скульптурах, хотя не буквальны. «Это мы сейчас говорим, на что похоже, а интересно разным людям показать и спросить, что они увидят», – критически рассуждает Левон Айрапетов.

ролик-полет над построенным зданием музея
Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов

С главной идеей, впрочем, нельзя не согласиться: над землей мы видим два объема, один – широкий и деревянный, венчает собой спрятанное в земле хранилище бочек – он похож на женщину: спокойную, по устаревшему выражению, «непраздную», то есть «беременную» множеством бочек. Второй объем – блестящая металлическая башня с разрезом, установлен над стеклянным потолком дегустационного зала-музея. Это – «мужчина»; «он бегает вокруг, ловит мамонтов и защищает ее от всего. – говорит Левон Айрапетов, – Но сам сломанный, высокий такой, а внутри пустой. Голову склонил, размышляет, что бы такое еще сделать». Даже когда для проработки фасадов понадобилось сделать их развертки на плоскости, две башни оказались похожи на фигурки-оригами, женскую и мужскую. Дальше приходим к китайскому «Инь и Янь», знаку связанности и взаимодействия женского земного и мужского небесного начала.
Развертки фасадов. Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892» © Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер»

Действительно, две склоненные под разными углами башни похожи на обобщенные силуэты фигур. Безо всякого цоколя они «прорезаются» из земли, связанные, но раздельные, похожие, но контрастные. Они кажутся тихо беседующими на каком-то собственном языке – так иногда общаются мужья и жены, только им понятными полу-словами и почти неслышно; но в то же время вроде бы и поглядывают по сторонам.
Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов
Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов

Пустотелая металлическая стела блестит светлым зигзагообразно профилированным металлом и в целом похожа на лезвие. Листы внешней оболочки крепятся к металлическому каркасу, совершенно открытому, никак не замаскированному внутри. В будущем на каркас, вероятно, будут проецировать подвижные картины – птицы, облака. Широкая щель входа похожа на разлом: как будто бы металлическая стела раскололась, или расступилась, открыв вход туда, куда казалось бы нельзя, потому что входишь – и видишь внутренности металлоконструкций. Здесь можно увидеть метафору производства, приоткрытого для осмотра. Впрочем какой бы «пустой» ни была металлическая башня, она – самый эффектный акцент, главный вход, своего рода портал. В полу башни стекло, через него виден небольшой подземный дегустационный зал, который получает таким образом немного дневного света и экстравагантный полоток. Обсуждалась идея устроить вместо стеклянного пола-потолка небольшой бассейн, чтобы солнечные лучи проникали внутрь, преломляясь через воду, но от нее решили отказаться.
Вид вверх из дегустационного зала. Через стеклянный пол видна металлическая башня, ниже – схема плана здания в бетоне. Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов
Металлическая башня внутри. Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов
Вид изнутри металлической башни наружу. Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов
Стеклянный пол внутри металлической башни. Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов
Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов

Второй объем полулежит, уходя под землю «чревом» хранилища: с запада образуется небольшое всхолмие, как будто здание немного пошевеливалось, устраиваясь поудобнее под грунтовым одеялом.
Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов

Стены хранилища брутально-бетонные, со следами опалубки; потолок, напротив – легкая металлическая ферма. Бочки лежат на штабелях не стройными рядами, а чуть неровно, и архитекторы сравнивают их с кладкой икры. «Кладка» освещена лампами: это безопасные LEDы, но в форме традиционных «стеклянных груш»; они подвешены на длинных шнурах не слишком ровно. Архитекторы видят в мерцающих огнях напоминание об осеннем празднике винограда: «когда виноград давят, поют, играют музыку, и вечер, много свечей, вокруг которых вьются мотыльки».
Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов

Открытых отверстий в корпусе-«женщине» нет, хотя есть панорамные окна и «голова» – верхняя часть объема широкой амбразурой смотрит на входящих, как будто проверяет, кто пришел. За большим «глазом», разворачиваясь резко вверх, смотрит в небо «хвост» с таким же панорамным окном, так что, стоя внизу на земле, можно увидеть на просвет людей на балконе и небо за ними. Такие башенки в древности называли смотрильнями. Помимо одушевленного существа, деревянная башня похожа на метафору деревянной бочки: стены облицованы трехмиллиметровым деревянным шпоном вишнево-коричневого цвета махагон. Надо ли говорить, что деревянные панели горизонтальны, а металлическая профилировка соседней башни вертикальна; они ни в чем не похожи, но нет сомнений, что родные.
Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов

Музей
Для современных винзаводов показ производства в принципе – актуальный тренд: клиентов, партнеров и поставщиков следует впечатлить не только отлаженностью, но и артистизмом производства. Для этого необходимы демонстрация, дегустация, образ. Поэтому хранилище – музей, хотя и на закрытой территории, открытый не постоянно, а для групп и заводских мероприятий. Но все же музей – место презентации и рефлексии, показа производства с его самой романтической стороны. Поэтому важная часть здания – смотровые балконы и площадки. Музей специфичен: вся его экспозиция это груды бочек плюс дегустационный зал; следовательно, здание само по себе превратилось в витрину, в инструмент созерцания, состоящий из череды точек восприятия. Здесь не то, чтобы вас просто пустили внутрь – архитекторы дозируют и режиссируют впечатления, последовательно раскрывая нюансы материала. Это процесс сродни смакованию коньяка, но в большей степени умозрительный и абстрагированный.

«Инь и Янь» авторы упоминают не зря. Говоря о двух разных объемах в какой-то момент можно подумать, что они раздельны, но это не так. Две контрастные, но вылепленные из одного «теста» башни стоят на общем пятигранном основании хранилища, похожем на несколько скошенный, но узнаваемый знак качества: «да, конечно мы это видели; цели нарисовать такой знак не было, но и неплохо, что получилось», – говорит Левон Айрапетов. Между двумя объемами – небольшой двор, в него ведут пологие ступени, «натянутые», как силовые нити, между входом в «мужскую» башню и углубленным окном-консолью в «женскую». Линии ступеней собраны в «пучок», и может показаться, что пучок нитей, исходящих от металлической башни, «проделал отверстие» в стене напротив; и замкнул таким образом контур здания.
Консоль, которая «вторгается» снаружи в пространство хранилища; зал №3. Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов
Вид из двора: ступени и окно, через которое можно посмотреть внутрь хранилища. Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов
Балкон «головы» деревянной башни. Самая высокая точка обзора. Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов

В то же время здесь возникает первый, внешний, маршрут осмотра. Еще не входя во двор, передвигаясь вдоль, а не поперек ступеней лестницы, мы можем увидеть и дегустационный зал через окно в полу металлической башни, и хранилище через окно слева – оно мерцает праздничными светлячками ламп зала хранения и очевидно, что внутри тепло и происходит нечто хорошее.

Дальше маршрут раздваивается. Во дворе – вход в самый большой зал хранилища, а в дальнем углу металлической башни можно спуститься в «музейное» пространство дегустационного зала. Под двором расположился зал хранилища поменьше, и из окна витрины дегустационного зала видны его бочки, удачно дополняющие выставку бутылок на стене. Дегустационный зал расположен в уровне хранилища, и выйдя из него, можно пройти через второй зал в третий, к лестнице первого входа, которая связывает большую часть видовых площадок. Лестница тянется вдоль северной стены изнутри «деревянной» башни от пола хранилища ко входу, выше образует балкон над врезанной видовой консолью – той самой, которая вторгается в пространство хранилища и через которую можно снаружи посмотреть внутрь. Дальше лестница ведет в голову-«смотрильню» деревянной башни, на верхний балкон, откуда можно смотреть и на дорогу входа, и, через верхний витраж, на небо. Силуэты стоящих здесь хорошо видны с земли.
План подземного уровня: залы хранилища и дегустационный зал. Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Подвал © Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер»
План на нулевой отметке. Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Первый этаж © Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер»
Дегустационный зал, справа за стеклом видны бочки в зале хранилища №2, расположенном под внутренним двором. Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892» © Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер»
Зал №3 (самый большой), еще без бочек. Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов
Двор. Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов
Двор и вход в хранилище. Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892». Фотография © Глеб Леонов

Как видим, маршрут осмотра несложно разделить на несколько отрезков; но если пройти его целиком, то путь закручивается в подобие объемной спирали, «ввинчивается» в пространство, становясь его смысловой осью – так, что хочется даже заподозрить, что сложное на первый взгляд движение объемов нанизано на главную пространственную спираль осмотра и мотивировано ею, а значит, внутренне целостно.

Эта имманентная мотивация – еще один важный сюжет здания, можно сказать, именно она его смысловое ядро, а вовсе не «литературная» история с диалогом мужчины и женщины. На первый взгляд может показаться, что архитектура музея-хранилища обусловлена поиском эффектного жеста, но это не совсем так, вернее, совсем не так. Понять ее правильнее можно, лишь зная, что мощнейшая энергетика формы, которая здесь безусловно присутствует, строго ограничена и обусловлена контекстом, функцией и формой участка. Левон Айрапетов и Валерия Преображенская говорят о ключевых точках, которые они находят в процессе исследования задачи; затем, из соединения важнейших точек необходимыми линиями, образуется форма, заданная обстоятельствами – ее-то затем можно творчески осмыслять и «одушевлять». Но каждая линия и плоскость остается мотивированной, отнюдь не произвольной. Да и форма не так сложна, как может показаться: сложной она становится в контексте взаимного расположения объемов и при раскрытии ракурсов, но – на самом деле, как говорит Валерия Преображенская, – две стены каждого объема параллельны, то есть форма достаточно проста; необходимо-проста. Тут очень хочется добавить: как в жизни, все сложное проистекает из взаимодействия простых составляющих.
Схема важных точек и линий, положенная в основу проекта. Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892» © Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер»

Сетка линий, соединяющих важные точки – основа здания, его умозрительный план. Архитекторы как-то даже показали эту сетку на одной из своих выставок; затем «процарапали» ее в сыром бетоне на стене дегустационного зала – как напоминание о том, из каких размышлений возникла форма. Этот знак похож на символ архаического божества, что в данном случае вполне уместно: ведь чем еще может быть музей-хранилище, как не храмом винного бога, точнее, богов, воплощениями которых, в какой-то степени, становятся «проросшие» из подвала башни. Тогда становится понятным и одушевление формы, которое в этом проекте очень сильно: два полуабстрактных существа просто-таки вырастают из коньячного пара, становятся воплощениями как тонкого, сложного производства, так и архитектурных размышлений о нем: концентрированных, пластичных, но пропущенных через фильтр необходимости. Сейчас, уже лет десять как, принято искать архитектуру вне формы: в экологии, экономии, статистике, функции, благоустройстве, наконец. На этом фоне то, что сделали TOTEMENT – очень смело, хотя казалось бы, они всего-то нашли обоснованную форму – такую, которая воздействует на эмоции, даже «будит» их, раскрывая взгляд зрителя, но которая в то же время совершенно не избыточна. Казалось бы в этом и есть базовая задача архитектуры – работать над формой, оформлять взаимодействие человеческих чувств с пространством. Но мало кто сейчас работает с этой темой, наверное, потому, что это непросто. 
Проект:
Музей-хранилище коньячного завода «Альянс 1892»
Россия, Черняховск

Авторский коллектив:
Левон Айрапетов, Валерия Преображенская, Диана Грекова, Егор Легков

2010 / 2016

25 Сентября 2017

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
TOTEMENT/PAPER: другие проекты
Архновация V: победители
В Нижнем Новгороде подвели итоги юбилейного конкурса «Архновация». Гран-при достался Музею коньяка в Черняховске от TOTEMENT / PAPER. Представляем победителей и призёров, всего – около 50 награжденных проектов.
Созерцающий
Вилла в одном из коттеджных поселков Подмосковья разительно отличается от соседей: архитекторы называют этот свой дом «пружиной», – и действительно, он так «закручен», завязан в объемно-пространственный узел, что скучно не будет ни внутри, ни снаружи.
Приплытие варяга
Новый объект, который строится сейчас рядом с коньячным заводом в Черняховске, поддерживает подход, заданный TOTEMENT / PAPER в проекте музея коньяка, и развивает сюжет. В «заводском спектакле» появился новый персонаж.
Лед и пламя: архитектура противоборства
Гостиничный комплекс, спроектированный TOTEMENT / PAPER для Камчатки, переосмысляет природу и культуру полуострова, одновременно бросая вызов катаклизмам сейсмоопасного полуострова, используя современные технологии ради чистой, открытой, ясной и красивой архитектуры.
WAF как зеркало тенденций
Десятый WAF в середине ноября выпустил манифест с десятью принципами. Анализируем тенденции, заявленные фестивалем, сопоставляем их с комментариями архитекторов, посетивших в этом году фестиваль.
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Опыт вертикального города
Конкурсный проект небоскреба, сделанный для Гонконга Левоном Айрапетовым и Валерией Преображенской, продолжает поиски свежего взгляда на архитектурную материю, свойственного этим авторам, и одновременно предлагает новый взгляд на грамматику высотной архитектуры.
Парк в зоне турбулентности
Конкурсный проект аэропорта «Южный» бюро Totement/Paper: архитекторы сделали акцент на организации движения по аэропорту, проложив вдоль парка, предусмотренного программой конкурса, сеть крытых пешеходных галерей.
От простого к сложному
Для конкурса на проект выставочно-делового центра на острове Сахалин Левон Айрапетов и Валерия Преображенская предложили два варианта. Первый – смелый эксперимент над процессом формообразования, где из одной, многократно повторенной фигуры конуса архитекторы формируют сложное, непривычное пространство.
SPEECH года
26 мая состоялась церемония награждения 3 Московской биеннале архитектуры и 17 Международной выставки архитектуры и дизайна «Арх Москва 2012». Архитектором года назначили бюро SPEECH и его руководителей Сергея Чобана и Сергея Кузнецова.
Чувственная технологичность
Об участии бюро TOTEMENT/PAPER в конкурсе на проект жилой застройки в районе «Технопарк» иннограда «Сколково» и о концепции, разработанной в рамках этого состязания, рассказывает руководитель компании, архитектор Левон Айрапетов
Милан. Мебель. Кориан
17 апреля в Милане открывается очередная неделя дизайна, одна из главных интерьерных выставок мира. Компания DuPont Corian (совместно с московской фабрикой камня Artishok) покажет на ней выставку объектов, спроектированных несколькими российскими архитекторами, которые окажутся в экспозиционном пространстве, где раньше выставлялись Аманда Левет и Карим Рашид. Впрочем, знаменитости не оставят россиян «без присмотра». Публикуем проекты.
Две стихии цвета
Неподалеку от Ходынского поля, в доме на улице авиаконструктора Микояна, архитектурное бюро TOTEMENT/PAPER реализовало проект жилого интерьера. Квартира, переделанная под руководством архитекторов, напоминает белый город, раскинувшийся под ночным небом.
Из пустого в полное
В престижном коттеджном поселке Николо-Урюпино архитектурная мастерская TOTEMENT/PAPER реконструировала один из домов. Сооружению, выполненному в традиционном «новорусском» стиле, архитекторы сделали прививку современности, кардинально преобразившую коттедж.
Театр в кубе
В южнокорейском городе Пусане завершился международный открытый архитектурный конкурс на лучший проект оперного театра. Одним из участников этого состязания стало архитектурное бюро TOTEMENT/PAPER.
В поисках устойчивости
24 мая в Нижнем Новгороде объявлены лауреаты новой архитектурной премии «Архновация». Нижний опять ярко и неожиданно проявил себя, на этот раз – архитектурным фестивалем, который продолжался полгода и завершился вручением наград. Среди участников есть иностранцы, а среди победителей в основном москвичи, одно архитектурное бюро из Самары. Нижегородцы победили только в юношеской номинации, да и то – это такие нижегородцы, которые учились в Нидерландах. Марина Игнатушко – о новой нижегородской премии, которая заметно переросла региональный масштаб.
Клубок творчества
Архитектурное бюро «TOTEMENT / PAPER» – архитекторы Валерия Преображенская и Левон Айрапетов, и художник Александр Залавский, открыли в галерее дизайнерской мебели ФЛЭТЭКСПО выставку-инсталляцию «Куколка: тайна пустоты».
Геометрия выдержки
В Калининградской области архитектурная мастерская «TOTEMENT/PAPER» спроектировала музей и хранилище коньячного завода «Альянс-1892». В архитектурном облике этого комплекса тема виноделия нашла неожиданное символическое воплощение.
Код доступа
В 2011 году в Праге будет построено новое здание Национальной библиотеки Чехии. Международный архитектурный конкурс, в ходе которого был выбран его проект, состоялся почти четыре года назад. Одним из его участников стало московское бюро Totement/Paper, положившее в основу своего предложения принцип кодирования.
Башни над кубом
1 мая в Шанхае открылась Всемирная универсальная выставка ЭКСПО-2010. Для России эта дата значима вдвойне: наша страна не только принимает участие в престижной экспозиции, но и впервые за очень долгое время построила на ЭКСПО собственный павильон. Двенадцать белоснежных башен с красно-золотистым орнаментом символизируют одновременно и богатое историко-культурное наследие страны, и ее устремленность в будущее, открытость всему новому. Проект павильона был разработан бюро TOTEMENT/PAPER.
«Безбашенная» Россия – на ЭКСПО-2010
На прошлой неделе в пресс-центре РИА «Новости» состоялся круглый стол, посвященный обсуждению российского павильона на всемирной выставке ЭКСПО-2010 в Шанхае. Проект сооружения, которое почти на полгода должно стать визитной карточкой нашей страны, наконец-то обнародован. А вот его наполнение по-прежнему остается загадкой, причем, похоже, даже для тех, кто непосредственно отвечает за содержание российской экспозиции.
Похожие статьи
Печатные, но наполовину
В Техасе выставили на продажу дома, возведенные при помощи 3D-принтера. Приобрести высокотехнологичное жилище можно за 745 000 долларов.
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Кирпичный текстиль
На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.
Домики в кронах
Свайные гостевые домики по проекту бюро aoe обеспечивают постояльцам близость к природе и уединение.
Диалектический манифест
Высотный ЖК MOD, строительство которого начато в Марьиной роще рядом с территорией, на которой запланирована штаб-квартира РЖД, откликается на «центральный» контекст будущего городского окружения и в то же время позиционируется авторами как «манифест модернистских минималистичных принципов в архитектуре».
Околоземное пространство
Новый терминал аэропорта в Кемерово «Леонов» построен в «космические» сроки, несмотря на пандемию. Он стал одним из важных элементов стремительного развития города и зримо отразил свое посвящение первому выходу человека в открытый космос, как в интерьерах, так и на фасадах. Его главные «фишки»: эффект звездного неба и открытость.
В дуэте с ареной
Жилой комплекс West Half по проекту ODA в Вашингтоне построен рядом с бейсбольным стадионом и учитывает все аспекты такого соседства, включая свою «роль» в телетрансляциях матчей.
Высотная дактилоскопия
Ламели на фасадах высотного жилого комплекса Arté MK в Куала-Лумпуре по проекту SPARK обеспечивают защиту от солнца днем и декоративную подсветку ночью, а также повторяют узор отпечатка пальца заказчика.
Скелет суккулента
Сотрудники и студенты Штутгартского университета построили павильон с несущей конструкцией из льняного волокна, которая повторяет строение кактуса.
Старое и новое с коммерческим интересом
Реставрация и реконструкция исторического универмага La Samaritaine в центре Парижа повысила его «ценовую категорию», но дополнила его 96 социальными квартирами и яслями на 80 малышей. Новую часть комплекса спроектировало бюро SANAA.
Код пяти столетий
Старейшее существующее социальное жилье в мире, квартал Фуггерай в Аугсбурге, отмечает 500-летие: бюро MVRDV спроектировало для него юбилейный павильон и займется поисками «кода Фуггерай» для доступного жилья будущего.
Острые профили
На фасадах жилого дома в Иокогаме тонкие панели из преднапряженного бетона защищают интерьер от солнца, разделяют балконы соседних квартир и кадрируют виды города. Авторы проекта – Akira Koyama + Key Operation Inc. / Architects.
«Любимый пациент»
В Берлине открывается после реконструкции и реставрации по проекту David Chipperfield Architects Новая национальная галерея – позднее творение Людвига Мис ван дер Роэ.
Спиральный подход
Здание школы в Нурсултане, выполненное Верой Бутко и Антоном Надточим полностью, от концепции до стадии РД, стало воплощением авторской методики по созданию современной образовательной среды, над которой архитекторы ATRIUM работают много лет. Среди основных ее принципов – создание вдохновляющего пространства, мотивирующего к созидательной творческой деятельности. Поэтому новая школа получила форму орнаментированной золотистой спирали, которая символизирует восхождение к знаниям, а внутри здание представляет собой сложно организованный многофункциональный «город в городе» с многоярусными атриумами, амфитеатрами и вариативными маршрутами.
Стальные грани
В музее Ордрупгор в пригороде Копенгагена открылось для публики подземное крыло по проекту бюро Snøhetta: его перекрытия покрыты многогранным стальным «кожухом», который преломляет и отражает свет.
Кортеновая спираль
Смотровая башня Marsk Tower по проекту BIG открывает любителям природы виды датского национального парка «Ваттовое море».
Архитектурная реабилитация
Исправительное учреждение Anstalten в Гренландии по проекту бюро Schmidt Hammer Lassen и Friis & Moltke расположено на берегу моря; окна – без решеток, и из них открываются виды фьорда.
Экологичный поворот
История о том, как планы прокладки дороги по границе парка превратились в планы по сохранению экосистемы и благоустройства прогулочных маршрутов.
Обтекаемые формы
В Германии сдан в эксплуатацию первый дом, напечатанный на 3D-принтере. Авторы проекта – MENSE-KORTE ingenieure+architekten, за печать отвечали PERI AG.
Казимир из Кемерова
Проект филиала Русского музея для Сибирского кластера искусств основан на идеях супрематизма: первофигурах, динамизме цвета и формы.
«Технологический оптимизм»
Бюро AL_A представило проект первой в мире электростанции на термоядерном синтезе: она заработает недалеко от Оксфорда в 2025. Технология разработана канадской компанией General Fusion.
WAF как зеркало тенденций
Десятый WAF в середине ноября выпустил манифест с десятью принципами. Анализируем тенденции, заявленные фестивалем, сопоставляем их с комментариями архитекторов, посетивших в этом году фестиваль.
Генезис регулярности
Что произойдет, если композицию и идеи, лежащие в основе структуры регулярного парка XVIII века, применить для создания малоэтажного пригорода? Царскосельскую интерпретацию темы субурбии, одновременно уважительную и слегка ироничную, можно оценить на примере проекта планировки микрорайона в Пушкине.
Мыслеобраз
Здание музея-хранилища коньяка в Черняховске – нечастый в контексте российской архитектуры пример ситуации, когда требовательная функция и творческая продуктивность архитекторов не вступают в конфликт, а совместно работают на создание интересной для глаз и чувств, точно просчитанной и гармоничной архитектуры.
Технологии и материалы
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Золотисто-медное обрамление
Откосы окон и входные порталы, обрамленные панелями из алюминия Sevalcon, завершают и дополняют архитектурный образ клубного дома «Долгоруковская 25», построенного в неорусском стиле рядом с колокольней Николая Чудотворца.
Как защитить деревянную мебель в доме и на улице: разновидности...
Деревянные изделия ручной работы не выходят из моды, а потому деревянную мебель используют как в интерьерах, так и для оборудования уличных зон отдыха. В этой статье расскажем, как подобрать оптимальный защитный состав для деревянных изделий.
Русское высотное
Последние несколько лет в России отмечены новой волной интереса к высотному строительству, не просто высокоплотному, а именно башням. Об одной из них известно, что ее высота будет 703 м, что вновь претендует на европейский рекорд. Но дело, конечно, не только в высоте – происходит освоение нового формата: башен на стилобате, их уже достаточно много. Делаем попытку систематизировать самые новые из построенных небоскребов и актуальные проекты.
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Сейчас на главной
Поговорим о дереве: грани реставрации и современности
Гран-при, второй раз за историю премии АрхиWOOD, дали за реставрацию. Среди общественных пространств победили два фанерных скейт-парка – с их гибкой формой сложно спорить другим сооружениям; победитель номинации интерьеры – музей расстрельного полигона в Коммунарке. Вашему вниманию рассказ о проектах-победителях и репортаж с церемонии награждения.
СГТУ им. Юрия Гагарина: бакалавры 2021
Семь выпускных работ бакалавров Саратовского государственного технического университета и участников Клуба Молодых Архитекторов: крематорий, экополис, завод по переработке мусора, развитие прибрежных и лунных территорий.
Камертон озера
Новый жилой комплекс в Тюмени спроектирован при участии французских архитекторов, сочетает башню с таунхаусами и домиками на крыше, но прежде всего настроен на озеро, которое способно подарить ощущение загородной жизни.
В кольцах пандусов
Словенские архитекторы ENOTA и косовское бюро OUD+ Architects выиграли конкурс на проект спортивного центра в Приштине.
Градостроительные опыты
Этим летом Институт Генплана Москвы при поддержке Москомархитектуры провел стажировку-воркшоп для студентов и молодых архитекторов в новом расширенном формате. Задачей было предложить свежий взгляд на несколько территорий города, рассматриваемых сейчас специалистами института. Дипломами наградили четыре проекта, гран-при получил «самый запоминающийся».
Выставки больших надежд
В Strelka Press выпущено русскоязычное издание книги Ника Монтфорта «Будущее. Принципы и практики созидания». Публикуем отрывок о Всемирных выставках в Нью-Йорке 1939/40 и 1964 годов, где экспозиция General Motors «Футурама» представляла эффектную картину ближайшего будущего.
Длинный дом
Общественный центр по проекту бюро smartvoll должен вернуть оживление в сердце австрийской деревни Гросвайкердорф.
Архитектура СССР: измерение общее и личное
Новая книга Феликса Новикова «Образы советской архитектуры» представляет собой подборку из 247 зданий, построенных в СССР, которые автор считает ключевыми. Коллекция сопровождается цитатами из текстов Новикова и других исследователей, а также очерками истории трех периодов советской архитектуры, написанными в жанре эссе и сочетающими объективность с воспоминаниями, личный взглядом и предположениями.
От импрессионизма до фотореализма
В галерее Catacomba в Малом Власьевском переулке до 29 сентября открыта выставка рисунков студентов МАРХИ. Преподаватели отбирали неформальные креативные работы разных направлений. Публикуем несколько рисунков с выставки.
Контекст и детали
Финалистов премии Стерлинга-2021, британского «здания года», объединяет внимание к деталям и контексту – как и претендентов на награды RIBA за лучшие жилье и малый проект начинающего архитектора. Публикуем все три «коротких списка».
От ЗИМа до -изма
В Самаре 13 сентября торжественно, в сопровождении перформанса, спонсированного Сбербанком, была презентована общественности реставрация здания фабрики-кухни, нового филиала Третьяковской галереи. Вашему вниманию – репортаж о промежуточных, но уже вполне значительных, результатах реставрации памятника авангарда.
Печатные, но наполовину
В Техасе выставили на продажу дома, возведенные при помощи 3D-принтера. Приобрести высокотехнологичное жилище можно за 745 000 долларов.
Шкала времени Кумертау
Проект-победитель конкурса Малых городов: с помощью малых форм архитекторы рассказывают историю возникшего на буроугольном разрезе поселения, активируют центральную улицу и готовят почву для насыщенной социальной жизни.
Дерево живет и регулярно побеждает
Невзирая на вирусы и прочих короедов современная русская деревянная архитектура демонстрирует чудеса выживаемости. Определен шорт-лист премии АРХИWOOD – 12-й по счету. Куратор премии Николай Малинин представляет финалистов.
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Кирпичный текстиль
На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Архив архитектуры
В Музее архитектуры открылась выставка «Профессия – реставратор», первая из экспозиций, приуроченных к будущему юбилею. Нетрадиционная тема позволяет показать работу не самых заметных, но очень важных для музея людей – тех, кто восстанавливает предметы и готовит их к хранению и показу.
Вода для жизни
Пятый, а значит юбилейный по счету форум «Среда для жизни» прошел в Нижнем Новгороде сразу после юбилейных торжеств, посвященных 800-летию города, и стал, в сущности, частью празднования. В то же время среди показанных проектов лидировали решения, связанные с временно затопляемыми территориями, что можно признать одной из актуальных тенденций нашего времени.
Градсовет Петербурга 8.09.2021
Градсовет рассмотрел новый вариант перестройки станции метро «Фрунзенская»: проект от московских архитекторов, Единый диспетчерский центр и противоречивый традиционализм.
Медовая горка
Проект-победитель конкурса Малых городов для города Куртамыш: террасированный парк, который дает возможность по-новому проводить досуг
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.
Кочевники и пряности
Два проекта павильона ресторана катарской кухни, который мог появиться в Экспофоруме: не отработанный в Петербурге формат временной архитектуры, способный пропустить в город более смелые решения.
Магистры ЯГТУ 2021: «Тени забытых предков»
Работы выпускников кафедры архитектуры Ярославского государственного технического университета: анализ сталинской архитектуры, возвращение к жизни города-призрака, актуализация советских гаражей и маршрут по исправительно-трудовому лагерю.