Приплытие варяга

Новый объект, который строится сейчас рядом с коньячным заводом в Черняховске, поддерживает подход, заданный TOTEMENT / PAPER в проекте музея коньяка, и развивает сюжет. В «заводском спектакле» появился новый персонаж.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg

Мастерская:

TOTEMENT/PAPER

Проект:

Вискикурня
Россия, Черняховск, ул. Гоголя, 9а

Авторский коллектив:
Левон Айрапетов, Валерия Преображенская, Диана Грекова, Андрей Гуляев, Юлия Головёнкова, Андрей Каюков, Наталья Гришинчук, Дмитрий Смирнов, Михаил Безнос

2019 – 2018
На окраине Черняховска, за железнодорожной веткой, работает коньячный завод «Альянс 1892». Некоторое время назад TOTEMENT / PAPER построили на его территории здание Музея коньяка, совмещенное с хранилищем бочек – комплекс небольшой, но с тонко срежиссированным архитектурным диалогом: его можно было бы понять как скульптуру, если бы внутри не обнаруживался сложный маршрут, рассчитанный на последовательное развитие впечатлений идущего. Здание отмечено несколькими международными премиями, в частности вошло в список selection ICONICAWARDS 2018 и в список ста объектов года The International Architecture Award for 2018 (Chicago Athenaum); прошло первый отбор WAF2018 и было презентовано в Берлине.
Вискикурня; вид от музея коньяка
© TOTEMENT/PAPER
Вискикурня; вид от музея коньяка
© TOTEMENT/PAPER

Теперь на соседнем с коньячным заводом участке будут производить виски. Восточнее территории коньячного завода строится виски-курня, первое в России производство такого рода, которое к тому же будет работать на российском сырье, перегоняя ячмень в спирт и затем превращая его в благородный шотландский напиток, который некоторые ценители считают самогонкой, другие же, напротив, очень уважают; особенно англоманы, а таковых сейчас большинство.



Заказ на здание по производству виски также поручили Левону Айрапетову и Валерии Преображенской, продемонстрировавшим в предыдущем проекте профессиональный перфекционизм. Архитекторы же, давно «вжившись» проблематику территории, увидели в новой задаче необходимость как продолжить начатый ансамбль, так и показать различие зданий, и проявить специфику нового напитка и нового производства. Заметим, что в планах строительство склада для виски – ангара, в котором напиток будет выдерживаться до готовности, в том числе в специальных дубовых бочках не менее трех лет. Проекта склада пока нет, но известно, что площадь музея 1115 м2, виски-курни 4500 м2, а одноярусное здание склада должно занять порядка 16 000 м2 – объемы растут. В еще более отдаленных планах благоустройство территории; сейчас она тоже очень аккуратна, дорожки чистые, трава подстрижена, все по-европейски ухоженно, как и полагается современному производству, но рука художника фабричного ландшафта пока не касалась.
  • zooming
    1 / 5
    Вискикурня
    © TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    2 / 5
    Вискикурня; план, 1 ярус
    © TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    3 / 5
    Вискикурня; план, 2 ярус
    © TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    4 / 5
    Вискикурня, план; 3 ярус
    © TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    5 / 5
    Вискикурня; разрез
    © TOTEMENT/PAPER

Итак, виски-курня отличается от музея коньяка тем, что большая ее часть отведена производству и доступна всего для нескольких человек, в основном для 1-2 дежурных, которые должны следить за автоматикой, принимать и тестировать сырье. Под производственную часть отведен протяженный металлический ангар, где стоят чаны для разных стадий брожения, между ними мостки, все металлическое, белое; до мелочей продумано удобство и даже красота: архитекторы вспоминают, что из вариантов, предлагаемых итальянскими наладчиками завода, при прочих равных заказчик неизменно выбирал самый эстетичный. Но эта часть – совершенно закрытая.
  • zooming
    1 / 2
    Вискикурня; заводская часть внутри
    © TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    2 / 2
    Вискикурня; заводская часть внутри
    © TOTEMENT/PAPER

Ограниченно открытым для посещений будет вестибюль здания, на нем и сосредоточились, в основном, все авторские усилия. Архитекторы TOTEMENT / PAPER трактовали эту часть как своего рода голову – что хорошо читается, поскольку «голова» светится, венчает прямоугольное «туловище», и даже разворачивается в пол-оборота в сторону музея коньяка, выстраивая эмоциональные связи с предшествующей постройкой. «Там [в музее коньяка] две фигуры как бы ведут диалог, может быть, там даже возникает своего рода танец, – объясняет Левон Айрапетов. – А здесь появляется некий чужак, дикий шотландский горец, грубый, брутальный и черный. Приплыл сюда со своим кельтским топором, в татуировке, и осматривается».
  • zooming
    1 / 4
    Вискикурня
    © TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    2 / 4
    Вискикурня
    © TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    3 / 4
    Вискикурня
    © TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    4 / 4
    Вискикурня
    © TOTEMENT/PAPER

Действительно, эффект «приплытия» вполне ощутим, несмотря на то, что корпус прочно стоит на земле – стоит посмотреть на его треугольный, обращенный на юг «нос», напоминающий то ли подлодку, то ли греческую триеру. Собственно длинный корпус похож на фигуру в какой-нибудь шкуре, сходство поддерживает черный цвет и ребристая фактура горизонтальных полос, на которых, как наглядно показывают авторы, будет отлично смотреться снег.
Вискикурня; зимний вид
© TOTEMENT/PAPER

Любопытно, что шотландские ассоциации даны брутально и жестко, не через привычную клетчатую юбку, а через условного горца. Или «Горца». Белые с черным «татуировки», вполне абстрактные, заложены в рисунке мощения перед входом, которое отражается в стекле – на «лице», и в сочетании черного и белого.
Вискикурня; вид от входа на музей коньяка
© TOTEMENT/PAPER

Рисунок шотландки здесь тоже есть, но его надо искать, он спрятан в линиях переплетов витражей и совершенно не бросается в глаза, тут требуется авторская подсказка. Все это правильно, конечно: кому нужны лобовые ассоциации? И в то же время здание отчетливо одушевлено, похоже на замершую фигуру, как поясняет Левон Айрапетов – «оно должно быть как тело зверя, готовое к прыжку. Напряженное, полное внимания, готовое к действию, а не прыгающее и не расслабленное».

видео – презентация проекта:


Повернутая вбок «голова» мне лично напоминает большое вкрапление горного хрусталя в скале. Граненого и полированного, посверкивающего, утром – лучом солнечного света, который попадает внутрь через длинную щель в восточной стене и движется потом в течение дня внутри, как в римском Пантеоне, давая косой свет на разные части интерьера. Вечером и зимой – электрическим светом.
Вискикурня; входная группа
© TOTEMENT/PAPER

Свет подчеркивает драгоценность «хрусталя» и всей его начинки, тем более что здесь, за стеклом, помещены самые ценные части производства – «кубы», в которых виски будет переживать последний этап перегонки, прежде чем будет помещен в деревянные бочки на 3 года. Согласно технологии кубы должны быть из чистой меди и иметь довольно причудливую форму; они напоминают тазы и самовары с картин Шардена, золотисто-красные, округлые. Их форма отчетливо противоречит граненой и тонкой черно-белой «раме», позволяя почувствовать, что это – сокровища, помещенные в некий кристалл. Один из любимых приемов современной архитектуры, создание объемных витрин, подчеркивающих экспонат внутри, в данном случае вполне уместен.
  • zooming
    1 / 2
    Вискикурня
    © TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    2 / 2
    Вискикурня
    © TOTEMENT/PAPER

Поиск формы прошел через множество вариантов «витрин» – прямоугольной, круглой с виде стеклянного стакана, и прочих:



Признаю, что окончательный вариант лучше, поскольку в нем есть интрига: внутренность видно, но не целиком.

«Форма «головы» и ее поворот обусловлен соседством с музеем коньяка и функцией здания, – поясняет Валерия Преображенская. – В музее коньяка есть хранилище, а здесь хранилища нет. Поэтому мы вырезали объем, как если бы в нем отпечатался бок коньячного склада напротив. Здания стали как бы частью одной объемной «головоломки», находясь достаточно далеко друг от друга, они связаны перекличкой формы». Еще один прием формированная почти что тайной связи между объемами внутри ансамбля – часть шифра, обусловливающего форму и мотивирующего ее сходства и различия.
 
  • zooming
    1 / 2
    Вискикурня; эскизы; поиск формы
    © TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    2 / 2
    Вискикурня; эскизы; поиск формы
    © TOTEMENT/PAPER

С одной стороны, можно и не заметить. С другой, если вглядеться, в объеме «головы» отлично читается объемный отпечаток музея коньяка. Но поначалу все же кажется. что сам хрустальный вестибюль то ли сколот, то ли повернут на шарнире – что, собственно, и придает ему сходство с головой, всматривающейся в окружение. В итоге над входом образовался крутой скос до земли: над головой идущего нависает как металл, так и стекло, под острым углом. В стеклянном выступе, в профиль немного напоминающем клюв, изнутри устроен черный пандус, идя по которому, можно смотреть в стекло почти что под ногами. Выше, в выступе «клюва» – белый балкон, лучшая видовая площадка с видом на музей коньяка. Таким образом части ансамбля тоже «переглядываются», уже глазами посетителей. Балкон внутри держат белые металлические тросы, черный потолок, расчерченный белыми штрихами ламп, поддерживают черные ветвистые опоры (сейчас архитекторы как раз борются за то, чтобы они были достаточно тонкими и изящными). Кроме того, металлическая решетка потолка никак не замаскирована, внутренние стены решены также, как и наружные: покрыты горизонтальными полосами рифленого металла, – всё это подчеркивает единство внешнего и внутреннего, и не дает никаких шансов расслабленности и умиротворенному комфорту, которые обычно свойственны интерьерам. Внутри здесь, пожалуй, атмосфера более напряженная и энергичная, чем снаружи, только что искры не летят. Такое пространство не чуждо вау-эффекта, по-своему оно не уступает интерьерам музея коньяка с его сложными маршрутами и «прострелом» из-под земли в небо.
  • zooming
    1 / 7
    Вискикурня
    © TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    2 / 7
    Вискикурня
    © TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    3 / 7
    Вискикурня
    © TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    4 / 7
    Вискикурня
    © TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    5 / 7
    Вискикурня
    © TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    6 / 7
    Вискикурня; видовая площадка на кровле входной части
    © TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    7 / 7
    Вискикурня
    © TOTEMENT/PAPER

Графичная игра черных и белых плоскостей и линий в пространстве завораживает, тем более что углы их взаимного расположения очень разные, и при движении восприятие должно будет все время меняться, заставляя нас прочувствовать пространство эмоционально, пережить его. Что можно понять, всё же здесь мы в «голове» фабрики, в своего рода «городке в табакерке», месте, куда могут попасть далеко не все – так оно и должно быть необычным, оправдывать ожидания, рожденные недоступностью. Впрочем, как и говорилось, входной вестибюль – презентационная часть, сюда впоследствии могут пригласить, скажем, бизнес-партнеров. Недаром в восточном углу устроен белый объем переговорной.

Нет никаких сомнений в том, что завод можно было построить с виде алюминиевого ангара, простой коробки. И все же вино в широком смысле, чтобы не использовать странное словосочетание «алкогольные напитки», – своего рода культ, и его часть – множество винокурен и прочих родственных им зданий авторской архитектуры. Тема романтизирована, теперь винокурни (а чем вискикурня хуже?) сродни общественным зданиям, музеям, их посещают экскурсии. Проект Айрапетова / Преображенской – именно такой, его необходимо показывать, он качественная и интригующая оболочка, способная, надо думать, прибавить дополнительной харизмы стартующему производству – так хорошая этикетка может раскрыть суть вина. Ну или виски.

Мастерская:

TOTEMENT/PAPER

Проект:

Вискикурня
Россия, Черняховск, ул. Гоголя, 9а

Авторский коллектив:
Левон Айрапетов, Валерия Преображенская, Диана Грекова, Андрей Гуляев, Юлия Головёнкова, Андрей Каюков, Наталья Гришинчук, Дмитрий Смирнов, Михаил Безнос

2019 – 2018

14 Мая 2019

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина

Технологии и материалы

Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.

Сейчас на главной

Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Евгений Подгорнов: «Проектировать надо так, чтобы...
Руководитель петербургского бюро Intercolumnium рассказывает, почему в портфолио компании есть работы от хай-тека до историзма, рассуждает о высотных доминантах и о заказчиках как источниках драйва, необходимого городу.
Новая ячейка
Жилой квартал на территории IT-парка: компания Архиматика сочетает инновационные технологии с человечным масштабом и уютной средой.
Градсовет 18.12.2019
Вторая и, по всей видимости, успешная попытка согласовать жилой дом, выходящий окнами на Троицкий собор и Фонтанку.
В преддверии театра
На Земляном валу справа от въезда в туннель под Таганской площадью, перед Театром на Таганке и рядом с торцом ЖК «Шоколад», достраивается здание 8-этажной гостиницы Novotel по проекту бюро «Гран» Павла Андреева.