English version

Приплытие варяга

Новый объект, который строится сейчас рядом с коньячным заводом в Черняховске, поддерживает подход, заданный TOTEMENT / PAPER в проекте музея коньяка, и развивает сюжет. В «заводском спектакле» появился новый персонаж.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

14 Мая 2019
mainImg
Мастерская:
TOTEMENT/PAPER
Проект:
Вискикурня
Россия, Черняховск, ул. Гоголя, 9а

Авторский коллектив:
Левон Айрапетов, Валерия Преображенская, Диана Грекова, Андрей Гуляев, Юлия Головёнкова, Андрей Каюков, Наталья Гришинчук, Дмитрий Смирнов, Михаил Безнос

2017 — 2019 / 2018
На окраине Черняховска, за железнодорожной веткой, работает коньячный завод «Альянс 1892». Некоторое время назад TOTEMENT / PAPER построили на его территории здание Музея коньяка, совмещенное с хранилищем бочек – комплекс небольшой, но с тонко срежиссированным архитектурным диалогом: его можно было бы понять как скульптуру, если бы внутри не обнаруживался сложный маршрут, рассчитанный на последовательное развитие впечатлений идущего. Здание отмечено несколькими международными премиями, в частности вошло в список selection ICONICAWARDS 2018 и в список ста объектов года The International Architecture Award for 2018 (Chicago Athenaum); прошло первый отбор WAF2018 и было презентовано в Берлине.
Вискикурня; вид от музея коньяка
© TOTEMENT/PAPER
Вискикурня; вид от музея коньяка
© TOTEMENT/PAPER

Теперь на соседнем с коньячным заводом участке будут производить виски. Восточнее территории коньячного завода строится виски-курня, первое в России производство такого рода, которое к тому же будет работать на российском сырье, перегоняя ячмень в спирт и затем превращая его в благородный шотландский напиток, который некоторые ценители считают самогонкой, другие же, напротив, очень уважают; особенно англоманы, а таковых сейчас большинство.



Заказ на здание по производству виски также поручили Левону Айрапетову и Валерии Преображенской, продемонстрировавшим в предыдущем проекте профессиональный перфекционизм. Архитекторы же, давно «вжившись» проблематику территории, увидели в новой задаче необходимость как продолжить начатый ансамбль, так и показать различие зданий, и проявить специфику нового напитка и нового производства. Заметим, что в планах строительство склада для виски – ангара, в котором напиток будет выдерживаться до готовности, в том числе в специальных дубовых бочках не менее трех лет. Проекта склада пока нет, но известно, что площадь музея 1115 м2, виски-курни 4500 м2, а одноярусное здание склада должно занять порядка 16 000 м2 – объемы растут. В еще более отдаленных планах благоустройство территории; сейчас она тоже очень аккуратна, дорожки чистые, трава подстрижена, все по-европейски ухоженно, как и полагается современному производству, но рука художника фабричного ландшафта пока не касалась.
  • zooming
    1 / 5
    Вискикурня
    © TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    2 / 5
    Вискикурня; план, 1 ярус
    © TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    3 / 5
    Вискикурня; план, 2 ярус
    © TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    4 / 5
    Вискикурня, план; 3 ярус
    © TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    5 / 5
    Вискикурня; разрез
    © TOTEMENT/PAPER

Итак, виски-курня отличается от музея коньяка тем, что большая ее часть отведена производству и доступна всего для нескольких человек, в основном для 1-2 дежурных, которые должны следить за автоматикой, принимать и тестировать сырье. Под производственную часть отведен протяженный металлический ангар, где стоят чаны для разных стадий брожения, между ними мостки, все металлическое, белое; до мелочей продумано удобство и даже красота: архитекторы вспоминают, что из вариантов, предлагаемых итальянскими наладчиками завода, при прочих равных заказчик неизменно выбирал самый эстетичный. Но эта часть – совершенно закрытая.
  • zooming
    1 / 2
    Вискикурня; заводская часть внутри
    © TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    2 / 2
    Вискикурня; заводская часть внутри
    © TOTEMENT/PAPER

Ограниченно открытым для посещений будет вестибюль здания, на нем и сосредоточились, в основном, все авторские усилия. Архитекторы TOTEMENT / PAPER трактовали эту часть как своего рода голову – что хорошо читается, поскольку «голова» светится, венчает прямоугольное «туловище», и даже разворачивается в пол-оборота в сторону музея коньяка, выстраивая эмоциональные связи с предшествующей постройкой. «Там [в музее коньяка] две фигуры как бы ведут диалог, может быть, там даже возникает своего рода танец, – объясняет Левон Айрапетов. – А здесь появляется некий чужак, дикий шотландский горец, грубый, брутальный и черный. Приплыл сюда со своим кельтским топором, в татуировке, и осматривается».
  • zooming
    1 / 4
    Вискикурня
    © TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    2 / 4
    Вискикурня
    © TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    3 / 4
    Вискикурня
    © TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    4 / 4
    Вискикурня
    © TOTEMENT/PAPER

Действительно, эффект «приплытия» вполне ощутим, несмотря на то, что корпус прочно стоит на земле – стоит посмотреть на его треугольный, обращенный на юг «нос», напоминающий то ли подлодку, то ли греческую триеру. Собственно длинный корпус похож на фигуру в какой-нибудь шкуре, сходство поддерживает черный цвет и ребристая фактура горизонтальных полос, на которых, как наглядно показывают авторы, будет отлично смотреться снег.
Вискикурня; зимний вид
© TOTEMENT/PAPER

Любопытно, что шотландские ассоциации даны брутально и жестко, не через привычную клетчатую юбку, а через условного горца. Или «Горца». Белые с черным «татуировки», вполне абстрактные, заложены в рисунке мощения перед входом, которое отражается в стекле – на «лице», и в сочетании черного и белого.
Вискикурня; вид от входа на музей коньяка
© TOTEMENT/PAPER

Рисунок шотландки здесь тоже есть, но его надо искать, он спрятан в линиях переплетов витражей и совершенно не бросается в глаза, тут требуется авторская подсказка. Все это правильно, конечно: кому нужны лобовые ассоциации? И в то же время здание отчетливо одушевлено, похоже на замершую фигуру, как поясняет Левон Айрапетов – «оно должно быть как тело зверя, готовое к прыжку. Напряженное, полное внимания, готовое к действию, а не прыгающее и не расслабленное».

видео – презентация проекта:


Повернутая вбок «голова» мне лично напоминает большое вкрапление горного хрусталя в скале. Граненого и полированного, посверкивающего, утром – лучом солнечного света, который попадает внутрь через длинную щель в восточной стене и движется потом в течение дня внутри, как в римском Пантеоне, давая косой свет на разные части интерьера. Вечером и зимой – электрическим светом.
Вискикурня; входная группа
© TOTEMENT/PAPER

Свет подчеркивает драгоценность «хрусталя» и всей его начинки, тем более что здесь, за стеклом, помещены самые ценные части производства – «кубы», в которых виски будет переживать последний этап перегонки, прежде чем будет помещен в деревянные бочки на 3 года. Согласно технологии кубы должны быть из чистой меди и иметь довольно причудливую форму; они напоминают тазы и самовары с картин Шардена, золотисто-красные, округлые. Их форма отчетливо противоречит граненой и тонкой черно-белой «раме», позволяя почувствовать, что это – сокровища, помещенные в некий кристалл. Один из любимых приемов современной архитектуры, создание объемных витрин, подчеркивающих экспонат внутри, в данном случае вполне уместен.
  • zooming
    1 / 2
    Вискикурня
    © TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    2 / 2
    Вискикурня
    © TOTEMENT/PAPER

Поиск формы прошел через множество вариантов «витрин» – прямоугольной, круглой с виде стеклянного стакана, и прочих:



Признаю, что окончательный вариант лучше, поскольку в нем есть интрига: внутренность видно, но не целиком.

«Форма «головы» и ее поворот обусловлен соседством с музеем коньяка и функцией здания, – поясняет Валерия Преображенская. – В музее коньяка есть хранилище, а здесь хранилища нет. Поэтому мы вырезали объем, как если бы в нем отпечатался бок коньячного склада напротив. Здания стали как бы частью одной объемной «головоломки», находясь достаточно далеко друг от друга, они связаны перекличкой формы». Еще один прием формированная почти что тайной связи между объемами внутри ансамбля – часть шифра, обусловливающего форму и мотивирующего ее сходства и различия.
 
  • zooming
    1 / 2
    Вискикурня; эскизы; поиск формы
    © TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    2 / 2
    Вискикурня; эскизы; поиск формы
    © TOTEMENT/PAPER

С одной стороны, можно и не заметить. С другой, если вглядеться, в объеме «головы» отлично читается объемный отпечаток музея коньяка. Но поначалу все же кажется. что сам хрустальный вестибюль то ли сколот, то ли повернут на шарнире – что, собственно, и придает ему сходство с головой, всматривающейся в окружение. В итоге над входом образовался крутой скос до земли: над головой идущего нависает как металл, так и стекло, под острым углом. В стеклянном выступе, в профиль немного напоминающем клюв, изнутри устроен черный пандус, идя по которому, можно смотреть в стекло почти что под ногами. Выше, в выступе «клюва» – белый балкон, лучшая видовая площадка с видом на музей коньяка. Таким образом части ансамбля тоже «переглядываются», уже глазами посетителей. Балкон внутри держат белые металлические тросы, черный потолок, расчерченный белыми штрихами ламп, поддерживают черные ветвистые опоры (сейчас архитекторы как раз борются за то, чтобы они были достаточно тонкими и изящными). Кроме того, металлическая решетка потолка никак не замаскирована, внутренние стены решены также, как и наружные: покрыты горизонтальными полосами рифленого металла, – всё это подчеркивает единство внешнего и внутреннего, и не дает никаких шансов расслабленности и умиротворенному комфорту, которые обычно свойственны интерьерам. Внутри здесь, пожалуй, атмосфера более напряженная и энергичная, чем снаружи, только что искры не летят. Такое пространство не чуждо вау-эффекта, по-своему оно не уступает интерьерам музея коньяка с его сложными маршрутами и «прострелом» из-под земли в небо.
  • zooming
    1 / 7
    Вискикурня
    © TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    2 / 7
    Вискикурня
    © TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    3 / 7
    Вискикурня
    © TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    4 / 7
    Вискикурня
    © TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    5 / 7
    Вискикурня
    © TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    6 / 7
    Вискикурня; видовая площадка на кровле входной части
    © TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    7 / 7
    Вискикурня
    © TOTEMENT/PAPER

Графичная игра черных и белых плоскостей и линий в пространстве завораживает, тем более что углы их взаимного расположения очень разные, и при движении восприятие должно будет все время меняться, заставляя нас прочувствовать пространство эмоционально, пережить его. Что можно понять, всё же здесь мы в «голове» фабрики, в своего рода «городке в табакерке», месте, куда могут попасть далеко не все – так оно и должно быть необычным, оправдывать ожидания, рожденные недоступностью. Впрочем, как и говорилось, входной вестибюль – презентационная часть, сюда впоследствии могут пригласить, скажем, бизнес-партнеров. Недаром в восточном углу устроен белый объем переговорной.

Нет никаких сомнений в том, что завод можно было построить с виде алюминиевого ангара, простой коробки. И все же вино в широком смысле, чтобы не использовать странное словосочетание «алкогольные напитки», – своего рода культ, и его часть – множество винокурен и прочих родственных им зданий авторской архитектуры. Тема романтизирована, теперь винокурни (а чем вискикурня хуже?) сродни общественным зданиям, музеям, их посещают экскурсии. Проект Айрапетова / Преображенской – именно такой, его необходимо показывать, он качественная и интригующая оболочка, способная, надо думать, прибавить дополнительной харизмы стартующему производству – так хорошая этикетка может раскрыть суть вина. Ну или виски.

Мастерская:
TOTEMENT/PAPER
Проект:
Вискикурня
Россия, Черняховск, ул. Гоголя, 9а

Авторский коллектив:
Левон Айрапетов, Валерия Преображенская, Диана Грекова, Андрей Гуляев, Юлия Головёнкова, Андрей Каюков, Наталья Гришинчук, Дмитрий Смирнов, Михаил Безнос

2017 — 2019 / 2018

14 Мая 2019

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Сейчас на главной
Лес и башни
Перед авторами проекта ЖК «В самом сердце Пушкино» стояла непростая задача: сохранить существующий на участке лесопарк, уместив на нем жилой комплекс достаточно высокой плотности. Так появились три башни на краю леса с развитыми общественными пространствами в стилобатах и элегантными «защипами» в венчающей части 18-этажных объемов.
Жить у воды
Рассказываем об итогах конкурса на проект ЖК «Кристальный» на берегу водохранилища в Воронеже и концепцию благоустройства прилегающей территории – Спортивной набережной.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
Шоу-рум в ландшафте
Павильон девелопера OCT представляет красоты пейзажа покупателям квартир в очередном «новом городе» на востоке Китая. Авторы проекта шоу-рума – шанхайское бюро Lacime Architects.
Бинокулярный взгляд на культуру
Музей Западной Австралии «Була Бардип» в Перте по проекту бюро Hassell и OMA предлагает экспозицию, одновременно учитывающую аборигенный и западный взгляд на историю и культуру.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.
Бранденбургские колоннады
На этих выходных открывается долгожданный для жителей и посетителей немецкой столицы аэропорт Берлин-Бранденбург – BER. Его архитекторы – бюро gmp, авторы закрывающегося с открытием BER Тегеля.
Точка отсчета
Здесь мы рассматриваем два ретро-объекта: одному 20 лет, другому 25. Один из них – первые в истории Петербурга таунхаусы, другой стал первым примером элитного жилья на Крестовском острове. Оба – от бюро «Евгений Герасимов и партнеры».