WAF как зеркало тенденций

Десятый WAF в середине ноября выпустил манифест с десятью принципами. Анализируем тенденции, заявленные фестивалем, сопоставляем их с комментариями архитекторов, посетивших в этом году фестиваль.

author pht

Автор текста:
Елена Петухова

mainImg
Цифры, факты, имена 
Свой юбилей Всемирный фестиваль архитектуры провел в Берлине под металлическими сводами бывшей фабрики, а сейчас популярной площадки для проведения самых разных мероприятий Berlin Arena, расположенной рядом с Трептов-парком и практически на берегу Шпрее.
Лого юбилейного фестиваля WAF 10 перед входом в большой лекционный зал Berlin Arena. Изображение предоставлено WAF
Регистрационная стойка фестиваля в первый день работы WAF 10. Изображение предоставлено WAF

Из трех дней, с 15 по 17 ноября 2017 года, два первых были отведены под публичные презентации проектов, вошедших в шорт-лист конкурса. От России в финале участвовали восемь проектов, к сожалению, ни один из них не вышел на следующий круг. Статус «здания года» достался проекту реконструкции китайской деревни Гуанмин после землетрясения, всего же победителей, включая проекты, более тридцати.
Галерея проектов и построек, вышедших в шорт-лист на премии WAF 2017, представлена в виде цифровой галереи. Изображение предоставлено WAF
Экспериментальный цифровой формат презентации конкурсных проектов и построек позволил освободит большую часть зала Berlin Arena и упростил поиск конкретного проекта для посетителей. Изображение предоставлено WAF
Памятные призы премий, вручавшихся на WAF 2017. Изображение предоставлено WAF

Комплекс Berlin Arena за три дня посетили более трех тысяч человек, в четыре, примерно, раза больше, чем было на первом фестивале 2008 года в Барселоне. Фестиваль меняет место проведения, что сказывается на составе участников: в Сингапуре было больше участников из Азии, Северной и Южной Америки. После переезда в Европу – возросло число конкурсантов из Африки и Ближнего Востока. Есть вероятность, что через пару лет фестиваль пройдет в США, на следующий год запланирован Амстердам.
Экспозиция конкурса архитектурной фотографии ARCAID IMAGES AWARDS 2017. Изображение предоставлено WAF
Лекция сэра Питера Кука 16 ноября 2017 года на главной сцене Berlin Arena. Изображение предоставлено WAF
Дискуссия Пьера де Мерона и Чарльза Дженкса стала одним из самых ярких событий программы WAF 2017. Изображение предоставлено WAF
Идеолог и куратор программы Всемирного архитектурного фестиваля Пол Финн (Poul Finch) на церемонии подведения итогов WAF 2017. Изображение предоставлено WAF
***

Вызовы и тенденции
На одной из презентация проектов, вошедших в шорт-лист конкурса WAF 2017. Изображение предоставлено WAF

За несколько месяцев до фестиваля организаторы предложили всем его участникам пройти online-опрос,
посвященный проблемам и тенденциям; откликнулось несколько тысяч архитекторов.

На первом месте в итоговом перечне – изменение климата. На втором месте – социальная справедливость, этика, ответственность и жилье для неимущих. В конце короткого списка – вопросы техники: искусственный интеллект.

На основе результатов опроса был сформулирован Манифест WAF 10, в нем перечислены тренды, которые определят направление будущих фестивалей, так же как и специальных исследований WAF.

«В период кардинальных перемен во всем мире архитекторы будут играть важную роль в создании зданий, городов, общественных пространств и ландшафтов, которые отвечают ключевым вызовам нашего времени, – говорит Пол Финч, директор WAF. – Мы надеемся, что сможем привлечь к ним внимание крупнейших исследовательских институций, что позволит найти наиболее эффективные решения. Мы стремимся к тому, чтобы WAF участвовала в продвижении инициатив, направленных на улучшение жизни».

Проведение подобных опросов в рамках Всемирного архитектурного фестиваля и публикация данного манифеста не случайны. И в конкурсной программе, и в составе лауреатов конкурса за последние несколько лет наметилась отчетливая тенденция отказа от идей и форматов, присущих «звездной» архитектуре начала и середины 2000-х годов. На первый план выходят проекты и темы, демонстрирующие максимально ответственное отношение архитекторов к обществу, среде и создающие реальные блага или пользу для региона, где строится объект, и его населения.

В тренде проекты культурных и социальных центров, изменяющие жизнь локального сообщества, проекты, направленные на преодоление последствий природных катастроф или военных катаклизмов, экологические или ресурсосберегающие проекты и так далее. Яркая, авторская и небюджетная архитектура начинает вызывать больше вопросов по поводу целесообразности создания столь сложных форм и использования дорогостоящих технологий и материалов. Борьба в номинациях на премию WAF – достаточно жесткая и зачастую социальная ориентированность начинает срабатывать с большим эффектом, чем чисто архитектурные, профессиональные аспекты проекта. Возможно это временное явление, обычный «маятник» пристрастий. Хотя не исключено, что ситуация глобальная, и мы присутствуем при смене архитектурных парадигм, а конкурс WAF – ее наглядное подтверждение.
Архитектор Иван Кожин, «Студия 44», представляет жюри проект спортивно-оздоровительного комплекса школы дзюдо. Фото Елены Петуховой


Никита Явейн, «Студия 44»:
«WAF следует общемировой ситуации. Нет каких-то ярких тенденций. Мейнстрим разлился в дельту со слабым течением. Какие-то общие критерии и приоритеты попросту отсутствуют. Наоборот, во всем мире начинает срабатывать такой архитектурный комплекс неполноценности, обязывающий искупать недавние излишества. Надо жить скромнее. Надо замаливать грехи. Результат – неопределенность, отсутствие понимания, что такое хорошо, что плохо, которое на протяжении последних лет только нарастает. В этой ситуации оригинальность или даже эксцентричность проекта работают против него. Именно эти качества сработали против наших проектов в прошлом и в этом году».
Презентации победителей в отдельных номинация в третий день фестиваля проходили в большом лекционном зале. Изображение предоставлено WAF
***

Коммерческая сказка
Сложно сказать, какие именно задачи ставил перед собой Пол Финч, в ту пору главный редактор The Architectural Review, когда придумывал Всемирный Архитектурный Фестиваль в середине 2000-х годов. Глобализация, охватившая весь мир, требовала от архитектурного сообщества какого-то адекватного ответа, то ли объединяющего национальные профессиональные школы, то ли, наоборот, ориентированного на подчеркивание различий. В любом случае, в отсутствие Организации объединенных архитекторов или Союза мировых архитекторов – кому как больше нравится – нужна была площадка, позволяющая одномоментно увидеть и оценить состояние архитектурного процесса и наиболее актуальные тенденции. Повторять формат венецианской биеннале, сфокусированной преимущественно на художественных и теоретических аспектах архитектуры, смысла не было, и Финч сделал ставку на конкурсный формат. И нужно сказать, не проиграл. Мало того, что архитекторы соревнуются с удовольствием и азартом, так еще и в нем были «зашиты» весьма эффективные механизмы коммерциализации этого «праздника архитектурной жизни». Организаторы использовали все возможности для получения прибыли, сделав участие в конкурсе платным: подача проекта на конкурс стоит около 900 евро; так же, как и посещение самого фестиваля – здесь цена доходит до полутора тысяч евро даже для авторов проектов, вышедших в финал и приезжающих на фестиваль, чтобы выступить с их презентацией. Ну и конечно, реализуя на все 100% рекламные и партнерские возможности, привлекая крупнейших мировых производителей материалов и технологий.

Казалось бы, такая неприкрытая коммерциализация плохо вяжется с идеальным образом ежегодного профессионального праздника, площадки для обмена идеями. Нередко можно услышать критику в адрес такого подхода к работе с архитектурным сообществом. Но, даже если этот аспект и не радует архитекторов, он не мешает им снова и снова подавать заявки на участие в конкурсе и приезжать на фестиваль. От фестиваля к фестивалю количество подаваемых заявок растет. Он реально выполняет свою, казавшуюся неподъемной с организационной точки зрения задачу – собрать в одну систему и сопоставить проекты со всего мира. Скорее всего, как волшебный ключ, срабатывает именно конкурсный формат, дающий возможность любому (!) архитектору мира выставить свою постройку или проект в одном конкурсе с мировыми звездами, проверить уровень и качество своей работы и, теоретически, получить шанс выиграть.
В кажом из 15 павильонов два дня подряд проходили презентации проектов из шорт-листа конкурса WAF 2017. Изображение предоставлено WAF

И вот тут, с учетом все активнее проявляющихся преференций в адрес социально-ответственной, устойчивой и бюджетной архитектуры по сравнению с видимо уходящей в прошлое «звездной» архитектурой, заметна любопытная тенденция. Организаторы конкурса используют известные имена «звезд» архитектуры в качестве «козыря» для привлечения все большего и большего количества участников. Но если в пылу борьбы со «звездной архитектурой» в конкурсе начнут стабильно награждать не столько за архитектурное качество, сколько за соответствие не до конца сформулированным и общепринятым критериям (перечень см. выше в манифесте), упрощенно говоря, за общий гуманизм, социальную ответственность и смекалку при отсутствии финансирования, то «звездные архитекторы» могут перестать участвовать в WAF.

Лукаш Качмарчик, Blank Architects:
«Большинство проектов-победителей – это проекты из социальной сферы, сделанные для развивающихся стран, связанные с какими-то природными катаклизмами и так далее. И в этом есть определенная проблема, поскольку автор выигравшего проекта на следующий год становится членом жюри. Возникает своего рода пирамида приоритетов, гарантирующая, что именно социальные проекты будут выигрывать чаще «звездных», поскольку жюри судит по себе».
Реконструкция после землетрясения деревни Гуанмин (Китай). Архитектурная школа Китайского университета Гонконга. © ArchDaily

То, что может показаться абсурдом, отвращающим архитекторов от участия в WAF и лишающим конкурс будущего – на самом деле, тонко рассчитанный прием, работающий на идею «победить может каждый». Не нужно иметь многомиллионных бюджетов или «звездного статуса» или создать нечто опровергающее законы физики, чтобы стать победителем WAF. Не исключено, что это своего рода сказка про Золушку, только для архитекторов. И смысл деятельности фестиваля еще и в том, чтобы дать каждому уверенность, что он может победить самых именитых, раскрученных и высокооплачиваемых архитекторов, представив на конкурс культурный центр, выстроенный по традиционной технологии, как это произошло в 2009 году с южноафриканским Mapungubwe Interpretation Center или жилой дом, больше всего напоминающий простой сарай, как в этом году.
Реконструкция после землетрясения деревни Гуанмин (Китай). Архитектурная школа Китайского университета Гонконга. © ArchDaily
Пространство Berlin Arena было полностью занято различными стендами партнеров фестиваля и надувными павильонами для презентаций конкурсных проектов. Изображение предоставлено WAF


Антон Надточий, ATRIUM:
«Вероятно, они действительно пытаются формировать какую-то свою политику. Но то, что они главный приз в этом году отдали какому-то сараю, меня, как профессионального архитектора, конечно, возмущает. Это просто девальвирует профессиональную дискуссию. Для чего обсуждать профессиональные вопросы, если гран-при дают сараю. Его можно и нужно оценивать за какие-то другие качества. Например, дайте ему приз за социальность, за что угодно, но это должен быть другой приз, это не про архитектуру».
***

Конкурсные правила и трюки
Премия WAF, при всей своей специфике: масштабе, коммерциализации, «поисках себя» и ответа на глобальные мировые проблемы – остается конкурсом, понимание законов и правил игры которого позволяет если не выиграть, то хотя бы неплохо сыграть и получить удовольствие.

Каждый конкурс – игра, приз достается тому, кто точнее определил подспудные ожидания заказчика и жюри и точнее всего ответил на них, не потеряв свою индивидуальность. Эти правила легко применимы и для конкурса на премию WAF с поправкой на то, что критерии не всегда четко заданы и могут варьироваться от номинации к номинации и от фестиваля к фестивалю.
Презентации проектов «звездных» бюро по-прежнему собирают огромное число слушателей, для которых эра «звездной архитектуры» еще не закончилась. Фото Елены Петуховой
На одной из презентация проектов, вошедших в шорт-лист конкурса WAF 2017. Изображение предоставлено WAF


Лукаш Качмарчик, Blank Architects:
«Мы наблюдаем за развитием фестиваля на протяжении шести последних лет. Лишь в первый год мы не смогли войти в шорт-лист. И с тех пор стараемся отслеживать тенденции и готовиться к каждому фестивалю. В этом году организаторы опубликовали манифест, в котором определили ряд пунктов, которые будут определять миссию архитекторов в ближайшие десять лет. Этот манифест представляет собой смесь из архитектурных, глобальных и социальных проблем. Мы пытались соотнести содержание манифеста и те замечания и вопросы, которые нам высказывали члены жюри. И нужно сказать, что критерии оценки выходят за границы манифеста. С большой долей вероятности жюри будет оценивать не столько сам объект, сколько то, как он влияет на окружение. Эта часть проекта всегда вызывает много вопросов. Это не обязательно должна быть какая-то развернутая функция. Бывают разные проекты, и не во всех заказчик может согласовать какой-то социально-ответственный жест – но найти форму для той или иной компенсации всегда можно. В виде ниши в теле здания, расположенного в затесненной среде, или небольшой зоны отдыха со скамейкой и клумбой. Но, к сожалению, архитекторы редко думают о таких вещах».

Система оценки проектов на WAF разработана достаточно разумно. Есть предварительная оценка поданных заявок, когда эксперты и, видимо, члены оргкомитета, инкогнито отбирают работы для шорт-листа. Это «закулисная» часть конкурса и ее правила не афишированы. Есть примеры, когда замечательные и получившие награды на других смотрах проекты не проходят первичный отбор, например, так произошло со знаменитым проектом дома «Горки» бюро ATRIUM, что не может не вызывать удивления. Но в подавляющем числе случаев интересный и качественно сделанный проект или постройка при наличии информативных и профессионально оформленных материалов гарантировано выходит в шорт-лист. И тут уже начинает работать совсем другая система оценки. Авторы проекта лично презентуют свои проекты жюри, состоящему из трех человек. Как правило это архитекторы, победившие в своих номинациях в предыдущих фестивалях и авторитетные эксперты, которых отбирают для судейства той или иной номинации по не всегда понятным критериям. Здесь работает субъективный фактор, как со стороны презентующих, так и со стороны оценивающих.
Никита Явейн, Студия 44, как победитель одной из номинаций конкурса WAF 2015 вот уже второй год подряд принимает участие в работе жюри конкурса. Фото Цены Петуховой


Вера Бутко, ATRIUM:
«В этом году мы посетили фестиваль как зрители и могли внимательно послушать презентации, проанализировать, какие вопросы и как задают конкурсантам члены жюри. Даже представить себя на месте этих членов жюри. Ведь одно из ключевых преимуществ WAF и самое интересное на презентациях – то, что здесь профессионалы судят профессионалов. И вопросы, которые они задают, продиктованы, в большинстве случаев, не какими-то сложными критериями, а элементарной логикой и прагматизмом. Это только кажется, что вопрос провокационный по отношению к этому проекту или к этому архитектору. На самом деле все просто. Они впервые видят проект и за очень короткое время должны в нем разобраться и узнать у автора какие-то важные моменты. При нас на защите проекта бюро Захи Хадит член жюри начал допытываться, почему окна сделаны треугольными и как их можно мыть. Нам это кажется дикостью, они спрашивают, где у вас общественные пространства? Почему такой антигуманный дом? Другой вопрос, хотела бы я, чтобы мой проект так оценивали судьи, произвольно выбранные из списка в полторы сотни человек. Не уверена».

Вероятно, театральность, драматизм и непредсказуемость авторской защиты – самый интересный и неординарный компонент премии WAF. Тут срабатывает множество непрограммируемых факторов, помимо тех критериев, которые официально декларируют организаторы фестиваля. Притом что всегда хочется видеть некую систему в оценке твоей работы – здесь система еще только продолжает формироваться, и нет уверенности в том, что когда-нибудь она стабилизируется и можно будет предсказать со стопроцентной вероятностью успех или неуспех того или иного проекта. Но это не значит, что бессмысленно анализировать уже полученный опыт и пытаться вывести из него рецепт успеха на WAF.
Визуализация проекта станции метро «Ржевская», вошедшего в шорт-лист конкрса @WAF 2017. © Blank architects


Никита Явейн, «Студия 44»:
«Нужно по-другому относиться и к конкурсу, и к своим проектам. Когда отсутствуют четкие критерии, возрастает роль субъективности в оценке. Многое зависит от состава жюри, от того, сумеешь ли ты передать свой импульс, поймут ли тебя, отзовется ли твоя идея в их сознании. Главное – не думать, что у тебя наилучший проект. Это абсолютно неправильный подход. Ты начинаешь нервничать, горячиться и это мешает. Нужно воспринимать все как игру, которая дает тебе возможность получить ценный опыт самопрезентации, проверить на международной аудитории свои идеи, показать себя».
***

Формула подачи
Из разговоров с участниками конкурса, членами жюри и наблюдений за процедурой защиты вырисовывается формула, позволяющая с некоторой долей вероятности рассчитывать если не на победу, то на выход в шорт-лист и заинтересованность со стороны жюри. Если не в самом проекте, то в его подаче и презентации должна прослеживаться четкая взаимосвязь с окружающей ситуацией: историей места, контекстом, спецификой региона, потребностями местных жителей. В рассказе о проекте должна прослеживаться четкая взаимосвязь между архитектурным решением и окружением. Второй принципиальный момент – необходимо конкретизировать ту реальную пользу, которую жители смогут извлечь из появления нового здания или комплекса. Нужно рассказать, каким образом люди будут взаимодействовать с объектом.

Третий момент – нужно показать процесс рождения, формирования и отстаивания идеи – то, как архитектор боролся за сохранение и качество своего решения с объективными или субъективными факторами в лице заказчика, стихий, в лице несовершенства технологий. Каждая позиция должна быть визуализирована и акцентирована в пояснительной записке и в макете планшета на первом конкурсном этапе, а также в презентации, если проект пройдет отборочный тур и попадет в шорт-лист.
Фото Экоцентра «Нуви Aт», вошедшего в шорт-лист конкрса @WAF 2017.© Архитектурное бюро «Сити-Арх»


Магда Кмита, Blank Architects:
«Проекты во время презентации оценивают три человека. Разумеется, среди них один занимает лидирующую позицию и его убежденность в преимуществах того или иного проекта во многом определяет финальный выбор. Главный момент, который всегда работает и максимально эффектен – чистая, яркая и самобытная идея, исчерпывающе акцентированная и аргументированная. В этом случае проект начинает отличаться от всех остальных. И обычно, в одной номинации бывает только одна такая работа, отличающаяся от всех. Она, как правило, и побеждает. Если такой работы в номинации нет, и лидеры отличаются друг от друга нюансами, то начинаются споры, в которых побеждает тот, кто умеет убедить большую часть жюри.

Если жюри видит, что изначально в проекте была заложена отличная идея, но авторы не смогли ее сохранить и реализовать, то этот проект вряд ли может претендовать на победу. Самое важное – идея и ее чистота, то, как она была в проекте воплощена».

Инсталляция «ДНК города», Милан, Ca′ Grande, выставка INTERNI. 2017. Авторы: Сергей Чобан, Сергей Кузнецов, Агния Стерлигова. Фотография © Василий Буланов


Валерий Лукомский, «Сити-Арх»:
«Мы были на международных архитектурных фестивалях в Японии, Южной Корее, но в WAF участвовали впервые. Организация фестиваля произвела хорошее впечатление. Отлично систематизированная информация позволяет легко ориентироваться в том, какие мероприятия стоит посетить, какие лекции послушать.

Понравилась система презентации проекта, во время которой члены жюри задают докладчику вопросы. К ним сложно подготовиться, трудно предугадать, о чем тебя спросят. Однако это дает возможность корректировать впечатление жюри. Это важно, особенно учитывая общий высокий уровень проектов.

По нашим впечатлениям для жюри очень важна сбалансированность архитектуры. Презентуемый проект должен учитывать не только эстетические и технические параметры, но и природные и этнографические факторы. Он должен органично сочетаться с местоположением и быть социально востребованным. В проекте должна быть индивидуальность и узнаваемость.

Важно подготовить понятную и эффектную презентацию. Решающее значение здесь имеет визуальная составляющая презентации. Текст привлекает внимание, если с проектом связана нетривиальная история, которая интересно рассказана.
Мы впервые попали в шорт-лист WAF и теперь планируем принимать участие в этом фестивале с новыми проектами. Это очень интересный и полезный опыт
». 
Интерьер основного зала Berlin Arena, в котором проходил фестиваль WAF 2017. Изображение предоставлено WAF


Сергей Чобан, SPEECH
«​Всемирный архитектурный фестиваль – это смотр, отличительной чертой которого является огромное количество проектов, состязающихся за звание лучших в каждой из номинаций. Это действительно всемирный конкурс – проекты на него подаются из очень многих стран, которые, например, в европейских конкурсах участия почти не принимают. И для того, чтобы российская архитектура была на ВАФ заметна, там должно быть больше проектов высокого уровня исполнения. Следствием такой гигантской конкуренции становится то, что побеждают лишь проекты, которые отличают ясная философия и бескомпромиссное качество реализации. Будем объективны: найти много таких проектов в современной российской архитектуре сложно
»​.
 
***

Перспективы
Россия участвует в WAF с самого первого фестиваля. И динамика подач заявок и выхода в шорт-листы наглядно демонстрирует колебания уровня амбиций и скепсиса. После первых фестивальных циклов, когда российские участники, включая самых именитых, никак не могли пробиться за границы шорт-листа, наметился спад, который сменился на положительную динамику после 2015 года, когда сразу два российских проекта «Студии 44» победили в своих номинациях. Но оптимистичный период был недолог и в этом году количество проектов, поданных и вышедших в финал вновь уменьшилось (12 проектов в 2016 году и 8 в 2017). Продолжают подавать заявки те, кто видит в участии в фестивале смысл не только в получении наград и удовлетворении амбиций, но, в первую очередь, возможность для профессионального развития и завязывания контактов на международном уровне. Они с большой долей вероятности продолжат участвовать в фестивале и дальше, но не исключено, что в ближайшее время состав российского представительства изменится. Если раньше среди участников фигурировали наиболее успешные российские бюро, демонстрирующие свои статусные проекты и постройки, уже отмеченные наградами, как в России, так и в мире, то с учетом последних тенденций и ориентированности на бюджетную, социально-ответственную и устойчивую архитектуру отечественные «звезды» рискуют выпасть из тренда. Скорее всего, больше шансов на успех у молодых команд, экспериментирующих, реализующих яркие проекты с минимальными бюджетами, при достаточно глубокой смысловой аргументации, вне рыночного мейнстрима.

Дорогостоящие, масштабные проекты, на которых сейчас только и возможна «звездная» архитектура в России, категорически не отвечают декларированным в Манифесте вызовам. То, что мировая архитектурная общественность считает для себя задачами номер один на ближайшие десять лет, абсолютно не коррелируется с ситуацией на архитектурно-строительном рынке России. На Западе система распределения бюджетных и коммерческих заказов на конкурсной основе и забота о реноме компании и создаваемого ею объекта создают основу для проектирования и строительства многочисленных объектов, отвечающих заявленным в манифесте WAF десяти принципам. У нас кипят совсем другие «страсти», и на нашей повестке дня стоят совсем другие задачи. Спрос на коммерческую недвижимость снижается, одновременно государство инициирует программы строительства социального жилья. При этом и в коммерческих, и в социальных проектах качество архитектурных решений – последнее, о чем беспокоится заказчик (девелопер или город) и во что он готов вкладывать деньги. Как сказал в интервью Антон Надточий: «В нашей стране архитектуры меньше, чем недвижимости».
Как в этой ситуации соревноваться? Какие проекты представлять на международный конкурс? И нужно ли подстраиваться под заданный на «сегодня и десять лет вперед» тренд или идти своим путем и развивать архитектуру в тех условиях, в которых она в нашей стране реально существует? И отстаивать свое право на индивидуальность и самобытность вне чуждых трендов?

На эти вопросы предстоит ответить тем российским архитекторам, кто планирует принять участие в WAF 2018, который пройдет в Амстердаме. На официальном сайте WAF уже открыта регистрация и началась продажа билетов на фестиваль по льготной цене.
Интерьер основного зала Berlin Arena, в котором проходил фестиваль WAF 2017. Изображение предоставлено WAF
Интерьер основного зала Berlin Arena, в котором проходил фестиваль WAF 2017. Изображение предоставлено WAF
Интерьер основного зала Berlin Arena, в котором проходил фестиваль WAF 2017. Изображение предоставлено WAF
Стенд издательства Dom Publishers в зале Berlin Arena, в котором проходил фестиваль WAF 2017. Изображение предоставлено WAF


26 Декабря 2017

author pht

Автор текста:

Елена Петухова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Марина Игнатушко: «Наш рейтинг – не про абсолютные...
Говорим с куратором, организатором и вдохновителем Нижегородского архитектурного рейтинга – единственной российской архитектурной премии, которой удается сохранять несерьезность; ведь победившее здание съедают в виде торта.
Опалубка для экзоскелета
Жилая башня One Thousand Museum в Майами по проекту Zaha Hadid Architects получила вынесенную на фасад бетонную конструкцию с постоянной опалубкой из стеклофибробетона.
Зеленый холм у Потамака
Пристройка, расширившая Кеннеди-центр в Вашингтоне, почти полностью спрятана в зеленом холме. Она выстраивает задуманную в 1960-е связь центра с рекой и не закрывает никаких видов.
Дом молодежи
Реконструкция Дома молодежи на Фрунзенской, анонсированная год назад, получила АГР Москомархитектуры. Проект предполагает строительство нового здания между МДМ и парком Трубецких.
Двенадцать формул
Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик, озвучивший в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.