WAF как зеркало тенденций

Десятый WAF в середине ноября выпустил манифест с десятью принципами. Анализируем тенденции, заявленные фестивалем, сопоставляем их с комментариями архитекторов, посетивших в этом году фестиваль.

mainImg
Цифры, факты, имена 
Свой юбилей Всемирный фестиваль архитектуры провел в Берлине под металлическими сводами бывшей фабрики, а сейчас популярной площадки для проведения самых разных мероприятий Berlin Arena, расположенной рядом с Трептов-парком и практически на берегу Шпрее.
Лого юбилейного фестиваля WAF 10 перед входом в большой лекционный зал Berlin Arena. Изображение предоставлено WAF
Регистрационная стойка фестиваля в первый день работы WAF 10. Изображение предоставлено WAF

Из трех дней, с 15 по 17 ноября 2017 года, два первых были отведены под публичные презентации проектов, вошедших в шорт-лист конкурса. От России в финале участвовали восемь проектов, к сожалению, ни один из них не вышел на следующий круг. Статус «здания года» достался проекту реконструкции китайской деревни Гуанмин после землетрясения, всего же победителей, включая проекты, более тридцати.
Галерея проектов и построек, вышедших в шорт-лист на премии WAF 2017, представлена в виде цифровой галереи. Изображение предоставлено WAF
Экспериментальный цифровой формат презентации конкурсных проектов и построек позволил освободит большую часть зала Berlin Arena и упростил поиск конкретного проекта для посетителей. Изображение предоставлено WAF
Памятные призы премий, вручавшихся на WAF 2017. Изображение предоставлено WAF

Комплекс Berlin Arena за три дня посетили более трех тысяч человек, в четыре, примерно, раза больше, чем было на первом фестивале 2008 года в Барселоне. Фестиваль меняет место проведения, что сказывается на составе участников: в Сингапуре было больше участников из Азии, Северной и Южной Америки. После переезда в Европу – возросло число конкурсантов из Африки и Ближнего Востока. Есть вероятность, что через пару лет фестиваль пройдет в США, на следующий год запланирован Амстердам.
Экспозиция конкурса архитектурной фотографии ARCAID IMAGES AWARDS 2017. Изображение предоставлено WAF
Лекция сэра Питера Кука 16 ноября 2017 года на главной сцене Berlin Arena. Изображение предоставлено WAF
Дискуссия Пьера де Мерона и Чарльза Дженкса стала одним из самых ярких событий программы WAF 2017. Изображение предоставлено WAF
Идеолог и куратор программы Всемирного архитектурного фестиваля Пол Финн (Poul Finch) на церемонии подведения итогов WAF 2017. Изображение предоставлено WAF
***

Вызовы и тенденции
На одной из презентация проектов, вошедших в шорт-лист конкурса WAF 2017. Изображение предоставлено WAF

За несколько месяцев до фестиваля организаторы предложили всем его участникам пройти online-опрос,
посвященный проблемам и тенденциям; откликнулось несколько тысяч архитекторов.

На первом месте в итоговом перечне – изменение климата. На втором месте – социальная справедливость, этика, ответственность и жилье для неимущих. В конце короткого списка – вопросы техники: искусственный интеллект.

На основе результатов опроса был сформулирован Манифест WAF 10, в нем перечислены тренды, которые определят направление будущих фестивалей, так же как и специальных исследований WAF.

«В период кардинальных перемен во всем мире архитекторы будут играть важную роль в создании зданий, городов, общественных пространств и ландшафтов, которые отвечают ключевым вызовам нашего времени, – говорит Пол Финч, директор WAF. – Мы надеемся, что сможем привлечь к ним внимание крупнейших исследовательских институций, что позволит найти наиболее эффективные решения. Мы стремимся к тому, чтобы WAF участвовала в продвижении инициатив, направленных на улучшение жизни».

Проведение подобных опросов в рамках Всемирного архитектурного фестиваля и публикация данного манифеста не случайны. И в конкурсной программе, и в составе лауреатов конкурса за последние несколько лет наметилась отчетливая тенденция отказа от идей и форматов, присущих «звездной» архитектуре начала и середины 2000-х годов. На первый план выходят проекты и темы, демонстрирующие максимально ответственное отношение архитекторов к обществу, среде и создающие реальные блага или пользу для региона, где строится объект, и его населения.

В тренде проекты культурных и социальных центров, изменяющие жизнь локального сообщества, проекты, направленные на преодоление последствий природных катастроф или военных катаклизмов, экологические или ресурсосберегающие проекты и так далее. Яркая, авторская и небюджетная архитектура начинает вызывать больше вопросов по поводу целесообразности создания столь сложных форм и использования дорогостоящих технологий и материалов. Борьба в номинациях на премию WAF – достаточно жесткая и зачастую социальная ориентированность начинает срабатывать с большим эффектом, чем чисто архитектурные, профессиональные аспекты проекта. Возможно это временное явление, обычный «маятник» пристрастий. Хотя не исключено, что ситуация глобальная, и мы присутствуем при смене архитектурных парадигм, а конкурс WAF – ее наглядное подтверждение.
Архитектор Иван Кожин, «Студия 44», представляет жюри проект спортивно-оздоровительного комплекса школы дзюдо. Фото Елены Петуховой


Никита Явейн, «Студия 44»:
«WAF следует общемировой ситуации. Нет каких-то ярких тенденций. Мейнстрим разлился в дельту со слабым течением. Какие-то общие критерии и приоритеты попросту отсутствуют. Наоборот, во всем мире начинает срабатывать такой архитектурный комплекс неполноценности, обязывающий искупать недавние излишества. Надо жить скромнее. Надо замаливать грехи. Результат – неопределенность, отсутствие понимания, что такое хорошо, что плохо, которое на протяжении последних лет только нарастает. В этой ситуации оригинальность или даже эксцентричность проекта работают против него. Именно эти качества сработали против наших проектов в прошлом и в этом году».
Презентации победителей в отдельных номинация в третий день фестиваля проходили в большом лекционном зале. Изображение предоставлено WAF
***

Коммерческая сказка
Сложно сказать, какие именно задачи ставил перед собой Пол Финч, в ту пору главный редактор The Architectural Review, когда придумывал Всемирный Архитектурный Фестиваль в середине 2000-х годов. Глобализация, охватившая весь мир, требовала от архитектурного сообщества какого-то адекватного ответа, то ли объединяющего национальные профессиональные школы, то ли, наоборот, ориентированного на подчеркивание различий. В любом случае, в отсутствие Организации объединенных архитекторов или Союза мировых архитекторов – кому как больше нравится – нужна была площадка, позволяющая одномоментно увидеть и оценить состояние архитектурного процесса и наиболее актуальные тенденции. Повторять формат венецианской биеннале, сфокусированной преимущественно на художественных и теоретических аспектах архитектуры, смысла не было, и Финч сделал ставку на конкурсный формат. И нужно сказать, не проиграл. Мало того, что архитекторы соревнуются с удовольствием и азартом, так еще и в нем были «зашиты» весьма эффективные механизмы коммерциализации этого «праздника архитектурной жизни». Организаторы использовали все возможности для получения прибыли, сделав участие в конкурсе платным: подача проекта на конкурс стоит около 900 евро; так же, как и посещение самого фестиваля – здесь цена доходит до полутора тысяч евро даже для авторов проектов, вышедших в финал и приезжающих на фестиваль, чтобы выступить с их презентацией. Ну и конечно, реализуя на все 100% рекламные и партнерские возможности, привлекая крупнейших мировых производителей материалов и технологий.

Казалось бы, такая неприкрытая коммерциализация плохо вяжется с идеальным образом ежегодного профессионального праздника, площадки для обмена идеями. Нередко можно услышать критику в адрес такого подхода к работе с архитектурным сообществом. Но, даже если этот аспект и не радует архитекторов, он не мешает им снова и снова подавать заявки на участие в конкурсе и приезжать на фестиваль. От фестиваля к фестивалю количество подаваемых заявок растет. Он реально выполняет свою, казавшуюся неподъемной с организационной точки зрения задачу – собрать в одну систему и сопоставить проекты со всего мира. Скорее всего, как волшебный ключ, срабатывает именно конкурсный формат, дающий возможность любому (!) архитектору мира выставить свою постройку или проект в одном конкурсе с мировыми звездами, проверить уровень и качество своей работы и, теоретически, получить шанс выиграть.
В кажом из 15 павильонов два дня подряд проходили презентации проектов из шорт-листа конкурса WAF 2017. Изображение предоставлено WAF

И вот тут, с учетом все активнее проявляющихся преференций в адрес социально-ответственной, устойчивой и бюджетной архитектуры по сравнению с видимо уходящей в прошлое «звездной» архитектурой, заметна любопытная тенденция. Организаторы конкурса используют известные имена «звезд» архитектуры в качестве «козыря» для привлечения все большего и большего количества участников. Но если в пылу борьбы со «звездной архитектурой» в конкурсе начнут стабильно награждать не столько за архитектурное качество, сколько за соответствие не до конца сформулированным и общепринятым критериям (перечень см. выше в манифесте), упрощенно говоря, за общий гуманизм, социальную ответственность и смекалку при отсутствии финансирования, то «звездные архитекторы» могут перестать участвовать в WAF.

Лукаш Качмарчик, Blank Architects:
«Большинство проектов-победителей – это проекты из социальной сферы, сделанные для развивающихся стран, связанные с какими-то природными катаклизмами и так далее. И в этом есть определенная проблема, поскольку автор выигравшего проекта на следующий год становится членом жюри. Возникает своего рода пирамида приоритетов, гарантирующая, что именно социальные проекты будут выигрывать чаще «звездных», поскольку жюри судит по себе».
Реконструкция после землетрясения деревни Гуанмин (Китай). Архитектурная школа Китайского университета Гонконга. © ArchDaily

То, что может показаться абсурдом, отвращающим архитекторов от участия в WAF и лишающим конкурс будущего – на самом деле, тонко рассчитанный прием, работающий на идею «победить может каждый». Не нужно иметь многомиллионных бюджетов или «звездного статуса» или создать нечто опровергающее законы физики, чтобы стать победителем WAF. Не исключено, что это своего рода сказка про Золушку, только для архитекторов. И смысл деятельности фестиваля еще и в том, чтобы дать каждому уверенность, что он может победить самых именитых, раскрученных и высокооплачиваемых архитекторов, представив на конкурс культурный центр, выстроенный по традиционной технологии, как это произошло в 2009 году с южноафриканским Mapungubwe Interpretation Center или жилой дом, больше всего напоминающий простой сарай, как в этом году.
Реконструкция после землетрясения деревни Гуанмин (Китай). Архитектурная школа Китайского университета Гонконга. © ArchDaily
Пространство Berlin Arena было полностью занято различными стендами партнеров фестиваля и надувными павильонами для презентаций конкурсных проектов. Изображение предоставлено WAF


Антон Надточий, ATRIUM:
«Вероятно, они действительно пытаются формировать какую-то свою политику. Но то, что они главный приз в этом году отдали какому-то сараю, меня, как профессионального архитектора, конечно, возмущает. Это просто девальвирует профессиональную дискуссию. Для чего обсуждать профессиональные вопросы, если гран-при дают сараю. Его можно и нужно оценивать за какие-то другие качества. Например, дайте ему приз за социальность, за что угодно, но это должен быть другой приз, это не про архитектуру».
***

Конкурсные правила и трюки
Премия WAF, при всей своей специфике: масштабе, коммерциализации, «поисках себя» и ответа на глобальные мировые проблемы – остается конкурсом, понимание законов и правил игры которого позволяет если не выиграть, то хотя бы неплохо сыграть и получить удовольствие.

Каждый конкурс – игра, приз достается тому, кто точнее определил подспудные ожидания заказчика и жюри и точнее всего ответил на них, не потеряв свою индивидуальность. Эти правила легко применимы и для конкурса на премию WAF с поправкой на то, что критерии не всегда четко заданы и могут варьироваться от номинации к номинации и от фестиваля к фестивалю.
Презентации проектов «звездных» бюро по-прежнему собирают огромное число слушателей, для которых эра «звездной архитектуры» еще не закончилась. Фото Елены Петуховой
На одной из презентация проектов, вошедших в шорт-лист конкурса WAF 2017. Изображение предоставлено WAF


Лукаш Качмарчик, Blank Architects:
«Мы наблюдаем за развитием фестиваля на протяжении шести последних лет. Лишь в первый год мы не смогли войти в шорт-лист. И с тех пор стараемся отслеживать тенденции и готовиться к каждому фестивалю. В этом году организаторы опубликовали манифест, в котором определили ряд пунктов, которые будут определять миссию архитекторов в ближайшие десять лет. Этот манифест представляет собой смесь из архитектурных, глобальных и социальных проблем. Мы пытались соотнести содержание манифеста и те замечания и вопросы, которые нам высказывали члены жюри. И нужно сказать, что критерии оценки выходят за границы манифеста. С большой долей вероятности жюри будет оценивать не столько сам объект, сколько то, как он влияет на окружение. Эта часть проекта всегда вызывает много вопросов. Это не обязательно должна быть какая-то развернутая функция. Бывают разные проекты, и не во всех заказчик может согласовать какой-то социально-ответственный жест – но найти форму для той или иной компенсации всегда можно. В виде ниши в теле здания, расположенного в затесненной среде, или небольшой зоны отдыха со скамейкой и клумбой. Но, к сожалению, архитекторы редко думают о таких вещах».

Система оценки проектов на WAF разработана достаточно разумно. Есть предварительная оценка поданных заявок, когда эксперты и, видимо, члены оргкомитета, инкогнито отбирают работы для шорт-листа. Это «закулисная» часть конкурса и ее правила не афишированы. Есть примеры, когда замечательные и получившие награды на других смотрах проекты не проходят первичный отбор, например, так произошло со знаменитым проектом дома «Горки» бюро ATRIUM, что не может не вызывать удивления. Но в подавляющем числе случаев интересный и качественно сделанный проект или постройка при наличии информативных и профессионально оформленных материалов гарантировано выходит в шорт-лист. И тут уже начинает работать совсем другая система оценки. Авторы проекта лично презентуют свои проекты жюри, состоящему из трех человек. Как правило это архитекторы, победившие в своих номинациях в предыдущих фестивалях и авторитетные эксперты, которых отбирают для судейства той или иной номинации по не всегда понятным критериям. Здесь работает субъективный фактор, как со стороны презентующих, так и со стороны оценивающих.
Никита Явейн, Студия 44, как победитель одной из номинаций конкурса WAF 2015 вот уже второй год подряд принимает участие в работе жюри конкурса. Фото Цены Петуховой


Вера Бутко, ATRIUM:
«В этом году мы посетили фестиваль как зрители и могли внимательно послушать презентации, проанализировать, какие вопросы и как задают конкурсантам члены жюри. Даже представить себя на месте этих членов жюри. Ведь одно из ключевых преимуществ WAF и самое интересное на презентациях – то, что здесь профессионалы судят профессионалов. И вопросы, которые они задают, продиктованы, в большинстве случаев, не какими-то сложными критериями, а элементарной логикой и прагматизмом. Это только кажется, что вопрос провокационный по отношению к этому проекту или к этому архитектору. На самом деле все просто. Они впервые видят проект и за очень короткое время должны в нем разобраться и узнать у автора какие-то важные моменты. При нас на защите проекта бюро Захи Хадит член жюри начал допытываться, почему окна сделаны треугольными и как их можно мыть. Нам это кажется дикостью, они спрашивают, где у вас общественные пространства? Почему такой антигуманный дом? Другой вопрос, хотела бы я, чтобы мой проект так оценивали судьи, произвольно выбранные из списка в полторы сотни человек. Не уверена».

Вероятно, театральность, драматизм и непредсказуемость авторской защиты – самый интересный и неординарный компонент премии WAF. Тут срабатывает множество непрограммируемых факторов, помимо тех критериев, которые официально декларируют организаторы фестиваля. Притом что всегда хочется видеть некую систему в оценке твоей работы – здесь система еще только продолжает формироваться, и нет уверенности в том, что когда-нибудь она стабилизируется и можно будет предсказать со стопроцентной вероятностью успех или неуспех того или иного проекта. Но это не значит, что бессмысленно анализировать уже полученный опыт и пытаться вывести из него рецепт успеха на WAF.
Визуализация проекта станции метро «Ржевская», вошедшего в шорт-лист конкрса @WAF 2017. © Blank architects


Никита Явейн, «Студия 44»:
«Нужно по-другому относиться и к конкурсу, и к своим проектам. Когда отсутствуют четкие критерии, возрастает роль субъективности в оценке. Многое зависит от состава жюри, от того, сумеешь ли ты передать свой импульс, поймут ли тебя, отзовется ли твоя идея в их сознании. Главное – не думать, что у тебя наилучший проект. Это абсолютно неправильный подход. Ты начинаешь нервничать, горячиться и это мешает. Нужно воспринимать все как игру, которая дает тебе возможность получить ценный опыт самопрезентации, проверить на международной аудитории свои идеи, показать себя».
***

Формула подачи
Из разговоров с участниками конкурса, членами жюри и наблюдений за процедурой защиты вырисовывается формула, позволяющая с некоторой долей вероятности рассчитывать если не на победу, то на выход в шорт-лист и заинтересованность со стороны жюри. Если не в самом проекте, то в его подаче и презентации должна прослеживаться четкая взаимосвязь с окружающей ситуацией: историей места, контекстом, спецификой региона, потребностями местных жителей. В рассказе о проекте должна прослеживаться четкая взаимосвязь между архитектурным решением и окружением. Второй принципиальный момент – необходимо конкретизировать ту реальную пользу, которую жители смогут извлечь из появления нового здания или комплекса. Нужно рассказать, каким образом люди будут взаимодействовать с объектом.

Третий момент – нужно показать процесс рождения, формирования и отстаивания идеи – то, как архитектор боролся за сохранение и качество своего решения с объективными или субъективными факторами в лице заказчика, стихий, в лице несовершенства технологий. Каждая позиция должна быть визуализирована и акцентирована в пояснительной записке и в макете планшета на первом конкурсном этапе, а также в презентации, если проект пройдет отборочный тур и попадет в шорт-лист.
Фото Экоцентра «Нуви Aт», вошедшего в шорт-лист конкрса @WAF 2017.© Архитектурное бюро «Сити-Арх»


Магда Кмита, Blank Architects:
«Проекты во время презентации оценивают три человека. Разумеется, среди них один занимает лидирующую позицию и его убежденность в преимуществах того или иного проекта во многом определяет финальный выбор. Главный момент, который всегда работает и максимально эффектен – чистая, яркая и самобытная идея, исчерпывающе акцентированная и аргументированная. В этом случае проект начинает отличаться от всех остальных. И обычно, в одной номинации бывает только одна такая работа, отличающаяся от всех. Она, как правило, и побеждает. Если такой работы в номинации нет, и лидеры отличаются друг от друга нюансами, то начинаются споры, в которых побеждает тот, кто умеет убедить большую часть жюри.

Если жюри видит, что изначально в проекте была заложена отличная идея, но авторы не смогли ее сохранить и реализовать, то этот проект вряд ли может претендовать на победу. Самое важное – идея и ее чистота, то, как она была в проекте воплощена».

Инсталляция «ДНК города», Милан, Ca′ Grande, выставка INTERNI. 2017. Авторы: Сергей Чобан, Сергей Кузнецов, Агния Стерлигова. Фотография © Василий Буланов


Валерий Лукомский, «Сити-Арх»:
«Мы были на международных архитектурных фестивалях в Японии, Южной Корее, но в WAF участвовали впервые. Организация фестиваля произвела хорошее впечатление. Отлично систематизированная информация позволяет легко ориентироваться в том, какие мероприятия стоит посетить, какие лекции послушать.

Понравилась система презентации проекта, во время которой члены жюри задают докладчику вопросы. К ним сложно подготовиться, трудно предугадать, о чем тебя спросят. Однако это дает возможность корректировать впечатление жюри. Это важно, особенно учитывая общий высокий уровень проектов.

По нашим впечатлениям для жюри очень важна сбалансированность архитектуры. Презентуемый проект должен учитывать не только эстетические и технические параметры, но и природные и этнографические факторы. Он должен органично сочетаться с местоположением и быть социально востребованным. В проекте должна быть индивидуальность и узнаваемость.

Важно подготовить понятную и эффектную презентацию. Решающее значение здесь имеет визуальная составляющая презентации. Текст привлекает внимание, если с проектом связана нетривиальная история, которая интересно рассказана.
Мы впервые попали в шорт-лист WAF и теперь планируем принимать участие в этом фестивале с новыми проектами. Это очень интересный и полезный опыт
». 
Интерьер основного зала Berlin Arena, в котором проходил фестиваль WAF 2017. Изображение предоставлено WAF


Сергей Чобан, SPEECH
«​Всемирный архитектурный фестиваль – это смотр, отличительной чертой которого является огромное количество проектов, состязающихся за звание лучших в каждой из номинаций. Это действительно всемирный конкурс – проекты на него подаются из очень многих стран, которые, например, в европейских конкурсах участия почти не принимают. И для того, чтобы российская архитектура была на ВАФ заметна, там должно быть больше проектов высокого уровня исполнения. Следствием такой гигантской конкуренции становится то, что побеждают лишь проекты, которые отличают ясная философия и бескомпромиссное качество реализации. Будем объективны: найти много таких проектов в современной российской архитектуре сложно
»​.
 
***

Перспективы
Россия участвует в WAF с самого первого фестиваля. И динамика подач заявок и выхода в шорт-листы наглядно демонстрирует колебания уровня амбиций и скепсиса. После первых фестивальных циклов, когда российские участники, включая самых именитых, никак не могли пробиться за границы шорт-листа, наметился спад, который сменился на положительную динамику после 2015 года, когда сразу два российских проекта «Студии 44» победили в своих номинациях. Но оптимистичный период был недолог и в этом году количество проектов, поданных и вышедших в финал вновь уменьшилось (12 проектов в 2016 году и 8 в 2017). Продолжают подавать заявки те, кто видит в участии в фестивале смысл не только в получении наград и удовлетворении амбиций, но, в первую очередь, возможность для профессионального развития и завязывания контактов на международном уровне. Они с большой долей вероятности продолжат участвовать в фестивале и дальше, но не исключено, что в ближайшее время состав российского представительства изменится. Если раньше среди участников фигурировали наиболее успешные российские бюро, демонстрирующие свои статусные проекты и постройки, уже отмеченные наградами, как в России, так и в мире, то с учетом последних тенденций и ориентированности на бюджетную, социально-ответственную и устойчивую архитектуру отечественные «звезды» рискуют выпасть из тренда. Скорее всего, больше шансов на успех у молодых команд, экспериментирующих, реализующих яркие проекты с минимальными бюджетами, при достаточно глубокой смысловой аргументации, вне рыночного мейнстрима.

Дорогостоящие, масштабные проекты, на которых сейчас только и возможна «звездная» архитектура в России, категорически не отвечают декларированным в Манифесте вызовам. То, что мировая архитектурная общественность считает для себя задачами номер один на ближайшие десять лет, абсолютно не коррелируется с ситуацией на архитектурно-строительном рынке России. На Западе система распределения бюджетных и коммерческих заказов на конкурсной основе и забота о реноме компании и создаваемого ею объекта создают основу для проектирования и строительства многочисленных объектов, отвечающих заявленным в манифесте WAF десяти принципам. У нас кипят совсем другие «страсти», и на нашей повестке дня стоят совсем другие задачи. Спрос на коммерческую недвижимость снижается, одновременно государство инициирует программы строительства социального жилья. При этом и в коммерческих, и в социальных проектах качество архитектурных решений – последнее, о чем беспокоится заказчик (девелопер или город) и во что он готов вкладывать деньги. Как сказал в интервью Антон Надточий: «В нашей стране архитектуры меньше, чем недвижимости».
Как в этой ситуации соревноваться? Какие проекты представлять на международный конкурс? И нужно ли подстраиваться под заданный на «сегодня и десять лет вперед» тренд или идти своим путем и развивать архитектуру в тех условиях, в которых она в нашей стране реально существует? И отстаивать свое право на индивидуальность и самобытность вне чуждых трендов?

На эти вопросы предстоит ответить тем российским архитекторам, кто планирует принять участие в WAF 2018, который пройдет в Амстердаме. На официальном сайте WAF уже открыта регистрация и началась продажа билетов на фестиваль по льготной цене.
Интерьер основного зала Berlin Arena, в котором проходил фестиваль WAF 2017. Изображение предоставлено WAF
Интерьер основного зала Berlin Arena, в котором проходил фестиваль WAF 2017. Изображение предоставлено WAF
Интерьер основного зала Berlin Arena, в котором проходил фестиваль WAF 2017. Изображение предоставлено WAF
Стенд издательства Dom Publishers в зале Berlin Arena, в котором проходил фестиваль WAF 2017. Изображение предоставлено WAF

26 Декабря 2017

Похожие статьи
Сады как вечность
Экспозиция «Вне времени» на фестивале A-HOUSE объединяет работы десяти бюро с опытом ландшафтного проектирования, которые размышляли о том, какие решения архитектора способны его пережить. Куратором выступило бюро GAFA, что само по себе обещает зрелищность и содержательность. Коротко рассказываем об участниках.
«Красный просвещенец» в Нижнем Новгороде: снос или...
В Нижнем Новгороде прямо сейчас идет «битва экспертиз»: удивительный заросший зеленью квартал двадцатых годов «Красный просвещенец», с одной стороны, пытаются поставить на охрану как достопримечательное место, а с другой стороны, похоже, есть желание отдать его под застройку полностью или частично. Мы попросили журналиста и активиста Иру Маслову рассказать о ситуации.
Дом-U
Комплекс Jois совмещает высотность с террасами, а самые роскошные квартиры опускает с пентхаусов в нижние этажи. Мощный иконический образ U-образного дома – результат поисков нового стандарта жизни в высотных зданиях архитекторами «Генпро».
14+ ТОП сессий деловой программы «Казаныша»
Завтра в Казани стартует архитектурно-строительный форум. Стали разбираться в его программе и выбрали, для начала, 10 сессий, достойных внимания, для первого дня, и еще по 4 для других. Может быть, еще допишем. А пока интересующимся еще не поздно купить билеты.
Параметры комплексного развития
Рассматриваем три проекта КРТ, показанных Мособлархитектурой на Зодчестве 2023. Все они демонстрируют разные ракурсы комплексного подхода к планированию и раскрытию территорий, особенно – заброшенных промышленных, расположенных как рядом с Москвой, так и на отдалении.
Куда пойти учиться?
5 вариантов дополнительного...
По следам круглого стола, организованного Институтом Генплана на Зодчестве – и в преддверии старта выставки «Открытого города», – рассматриваем разные направления бесплатного дополнительного образования для архитекторов. Оно позволяет развить навыки, приблизиться к реализации мечты, или выйти из зоны комфорта и войти в новую, устроившись на работу.
Вид на город
Узнать, что видно из московских окон и как меняется образ столицы по времени, можно на выставке в Подземном музее парка «Зарядье». Она работает до 15 октября.
Искусство на районе
На Дизайнерском бульваре в Москве открыта выставка паблик-арта с объектами девяти художников. Вплетенное в пейзаж жилого района, искусство стало неотъемлемой частью повседневности. Предлагаем познакомиться с пятью участниками.
Сны о вселенной
На прошлой неделе начала работу Первая архитектурная Биеннале в Метавселенной. Мероприятие демонстрирует, что технологии иммерсивного интернета доступны уже сегодня, и пришло время архитекторам обустраивать «новые земли». В нашей подборке – восемь объектов биеннале, показавшихся наиболее интригующими.
Илья Голосов и приемы советской версии ар-деко
Сегодня архитектору Илье Голосову исполнилось бы 140 лет. В честь юбилея Андрей Бархин вновь рассказывает об особенностях советского декоративизма тридцатых годов на примере творчества мастера, с американскими и европейскими образцами.
Предсказания и заблуждения
В этом году на «Архстоянии» появится два новых арт-дома, а главный объект – капсулу предсказаний – в последний день фестиваля планируется закопать.
Строители БАМа. Итоги конкурса
Подведены итоги открытого всероссийского конкурса «Строители БАМа» на лучшую концепцию мемориала создателям Байкало-Амурской магистрали. Публикуем 5 проектов победителей.
Нейрокапром или как сделать плохо специально
Преподаватели и студенты кафедры средового дизайна РАНХиГС провели эксперимент с нейросетью Stable Diffusion, пытаясь воспроизвести вернакулярную архитектуру, советский модернизм и капром. Результаты интересные: чем более обыденна архитектура, тем реальнее ее «слепки», а вот капром искусственному интеллекту пока что не по зубам. Предлагаем убедиться.
Тезисы Арх Москвы
За спецпроект Арх Москвы «Тезисы» в этом году отвечает бюро GAFA. Посетителей ждут восемь архитектурных инсталляций, которые раскроют основную тему выставки «Перспективы» под новым углом. Кураторы срежиссировали интересные коллаборации и обещают «огненный идеологический коктейль».
Что приготовила Арх Москва
Главная архитектурная выставка столицы в этом году пройдет в Гостином дворе с 24 по 27 мая. Рассказываем о том, что нового ждет посетителей и чем можно будет заняться. Онлайн-трансляции в этот раз не планируется, поэтому всем рекомендуем поприсутствовать лично.
Архитектура ДК
В «Манеже» до 2 апреля работает выставка «Дом культуры СССР». Один из кураторов, Ксения Кокорина, рассказывает о значимых проектах прошлого столетия.
Мета-музей
Проектная компания Genpro открыла музей-шоурум в метавселенной Spatial. Его виртуальное пространство состоит из нескольких залов и позволяет взаимодействовать с интерактивными планшетами.
Строители и первопроходцы
В рамках конкурса на лучшую идею памятника в честь 50-летия БАМа в Музее архитектуры прошла лекция Марка Акопяна, посвященная архитектурному и градостроительному наследию проекта. Публикуем тезисы выступления.
И в зной, и в стужу
Бюро Megabudka, известное разнообразными исследованиями творческих проблем, поделилось с нами статьей Артема Укропова, посвященной наработкам в области проектирования детских площадок в разных климатических условиях. Не то чтобы все изложенное в ней совершенно ново и неожиданно, но собрано вместе. Делимся.
Параметрические волны
В жилом комплексе Sydney City, который ГК «ФСК» возводит в районе Шелепихинской набережной, Genpro спроектировали центральный квартал, соединив в архитектуре параметрические фасады с модульной технологией.
Магистры и бакалавры Академии Глазунова 2022: кафедра...
Публикуем дипломы архитектурного факультета Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова. Это проекты реставрации и приспособления Спасо-Вифанской семинарии в Сергиевом Посаде, суконной фабрики в Павловской слободе, завода «Кристалл» в Калуге и мануфактуры Зиминых в Орехово-Зуево.
Архстояние 2022: четыре главных проекта
Фестиваль ландшафтных объектов «Архстояние» в этом году пройдет в Никола-Ленивце с 29 по 31 июля. Все три дня художники, архитекторы, перформеры и музыканты будут рассуждать на тему «Счастье есть?», а зрители смогут стать соавторами этого процесса.
От стула до жилого дома
Учебный год для студентов профиля «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна завершился традиционной итоговой выставкой.
Как быть в городе
Поскольку говорить о новых проектах довольно немыслимо, мы решили на какое-то, надеемся недолгое, время сосредоточиться на книгах. В этом обзоре – три новые книги о городской среде.
WAF как зеркало тенденций
Десятый WAF в середине ноября выпустил манифест с десятью принципами. Анализируем тенденции, заявленные фестивалем, сопоставляем их с комментариями архитекторов, посетивших в этом году фестиваль.
Генезис регулярности
Что произойдет, если композицию и идеи, лежащие в основе структуры регулярного парка XVIII века, применить для создания малоэтажного пригорода? Царскосельскую интерпретацию темы субурбии, одновременно уважительную и слегка ироничную, можно оценить на примере проекта планировки микрорайона в Пушкине.
Мыслеобраз
Здание музея-хранилища коньяка в Черняховске – нечастый в контексте российской архитектуры пример ситуации, когда требовательная функция и творческая продуктивность архитекторов не вступают в конфликт, а совместно работают на создание интересной для глаз и чувств, точно просчитанной и гармоничной архитектуры.
Технологии и материалы
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Сейчас на главной
«Судьбоносный» музей
В шотландском Перте завершилась реконструкция городского зала собраний по проекту нидерландского бюро Mecanoo: в обновленном историческом здании открылся музей.
Перезапуск
Блог Анны Мартовицкой перезапустился как видеожурнал архитектурных новостей при поддержке с АБ СПИЧ. Обещают новости, особенно – выставки, на которые можно пойти в архитектурным интересом.
Степь полна красоты и воли
Задачей выставки «Дикое поле» в Историческом музее было уйти от археологического перечисления ценных вещей и создать образ степи и кочевника, разнонаправленный и эмоциональный. То есть художественный. Для ее решения важным оказалось включение произведений современного искусства. Одно из таких произведений – сценография пространства выставки от студии ЧАРТ.
Рыба метель
Следующий павильон незавершенного конкурса на павильон России для EXPO в Осаке 2025 – от Даши Намдакова и бюро Parsec. Он называет себя архитектурно-скульптурным, в лепке формы апеллирует к абстрактной скульптуре 1970-х, дополняет программу медитативным залом «Снов Менделеева», а с кровли предлагает съехать по горке.
Лазурный берег
По проекту Dot.bureau в Чайковском благоустроена набережная Сайгатского залива. Функциональная программа для такого места вполне традиционная, а вот ее воплощение – приятно удивляет. Архитекторы предложили яркие павильоны из обожженного дерева с характерными силуэтами и настроением приморских каникул.
Зеркало души
Продолжаем публиковать проекты конкурса на проект павильона России на EXPO в Осаке 2025. Напомним, его итоги не были подведены. В павильоне АБ ASADOV соединились избушка в лесу, образ гиперперехода и скульптуры из световых нитей – он сосредоточен на сценографии экспозиции, которую выстаивает последовательно как вереницу впечатлений и посвящает парадоксам русской души.
Кораблик на канале
Комплекс VrijHaven, спроектированный для бывшей промзоны на юго-западе Амстердама, напоминает корабль, рассекающий носом гладь канала.
Формулируй это
Лада Титаренко любезно поделилась с редакцией алгоритмом работы с ChatGPT 4: реальным диалогом, в ходе которого создавался стилизованный под избу коворкинг для пространства Севкабель Порт. Приводим его полностью.
Часть идеала
В 2025 году в Осаке пройдет очередная всемирная выставка, в которой Россия участвовать не будет. Однако конкурс был проведен, в нем участвовало 6 проектов. Результаты не подвели, поскольку участие отменили; победителей нет. Тем не менее проекты павильонов EXPO как правило рассчитаны на яркое и интересное архитектурное высказывание, так что мы собрали все шесть и будем публиковать в произвольном порядке. Первый – проект Владимира Плоткина и ТПО «Резерв», отличается ясностью стереометрической формы, смелостью конструкции и многозначностью трактовок.
Острог у реки
Бюро ASADOV разработало концепцию микрорайона для центра Кемерово. Суровому климату и монотонным будням архитекторы противопоставили квартальный тип застройки с башнями-доминантами, хорошую инсолированность, детализированные на уровне глаз человека фасады и событийное программирование.
Города Ленобласти: часть II
Продолжаем рассказ о проектах, реализованных при поддержке Центра компетенций Ленинградской области. В этом выпуске – новые общественные пространства для городов Луга и Коммунар, а также поселков Вознесенье, Сяськелево и Будогощь.
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
Образ хранилища, метафора исследования
Смотрим сразу на выставку «Архитектура 1.0» и изданную к ней книгу A-Book. В них довольно много всякой свежести, особенно в тех случаях, когда привлечены грамотные кураторы и авторы. Но есть и «дыры», рыхлости и удивительности. Выставка местами очень приятная, но удивительно, что она думает о себе как об исследовании. Вот метафора исследования – в самый раз. Это как когда смотришь кино про археологов.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Сады как вечность
Экспозиция «Вне времени» на фестивале A-HOUSE объединяет работы десяти бюро с опытом ландшафтного проектирования, которые размышляли о том, какие решения архитектора способны его пережить. Куратором выступило бюро GAFA, что само по себе обещает зрелищность и содержательность. Коротко рассказываем об участниках.
Розовый vs голубой
Витрина-жвачка весом в две тонны, ковролин на стенах и потолках, дерзкое сочетание цветов и фактур превратили магазин украшений в место для фотосессий, что несомненно повышает узнаваемость бренда. Автор «вирусного» проекта – Елена Локастова.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
IPI Award 2023: итоги
Главным общественным интерьером года стал туристско-информационный центр «Калужский край», спроектированный CITIZENSTUDIO. Среди победителей и лауреатов много региональных проектов, но ни одного петербургского. Ближайший конкурент Москвы по числу оцененных жюри заявок – Нижний Новгород.
Пресса: Набросок города. Владивосток: освоение пейзажа зоной
С градостроительной точки зрения самое примечательное в этом городе — это его план. Я не знаю больше такого большого города без прямых улиц. Так может выглядеть план средневекового испанского или шотландского борго, но не современный крупный город
Птица земная и небесная
В Музее архитектуры новая выставка об архитекторе-реставраторе Алексее Хамцове. Он известен своими панорамами ансамблей с птичьего полета. Но и модернизм научился рисовать – почти так, как и XVII век. Был членом партии, консервировал руины Сталинграда и Брестской крепости как памятники ВОВ. Идеальный советский реставратор.