Клубок творчества

Архитектурное бюро «TOTEMENT / PAPER» – архитекторы Валерия Преображенская и Левон Айрапетов, и художник Александр Залавский, открыли в галерее дизайнерской мебели ФЛЭТЭКСПО выставку-инсталляцию «Куколка: тайна пустоты».

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

20 Мая 2011
mainImg
«Синяя гусеница:  – …кукла…
Алиса:  – Я играю в куклы!
Синяя гусеница:  – …куколка…
Алиса:  – Это маленькая куколка!
Синяя гусеница:  – Ничего подобного!!! Это я, когда превращусь. А ты вообще – кто такая?»
Алиса в стране чудес.

Вдоль стены галереи выстроен длинный, но неширокий деревянный помост – немногим шире тех крытых тротуаров, какие обычно сооружают вдоль строительных площадок. Вся конструкция, а также ряд наклонных каменных столбов, вдоль которых тянется помост, тщательно обмотаны прозрачной упаковочной пленкой. Все до одного архитекторы бюро наматывали эту пленку в течение целой недели; потребовалось 30 мотков пленки по 50 метров каждый, полтора километра тонкого прозрачного материала.

Блестящая поверхность натянутой пленки образует пучки прямых и тонких складок, похожую на эскизную штриховку. Местами, там где слоев много, она почти непрозрачная, кое-где просвечивает, а где-то прерывается остроугольными просветами, и тогда внутри можно разглядеть выставку. Перед открытием все входы на помост были затянуты пленкой и гости вернисажа бродили вокруг, разглядывая экспонаты сквозь пленку и через оставленные окошки. Это – куколка. Кокон. Архитекторы свили кокон длиной с небольшой дом и поместили туда коллекцию деревянных предметов Александра Залавского.

Александр Залавский собирает замысловатые деревянные коряги, и создает из них деревянные скульптуры. Это корни, в которых много узлов, шишек, разнообразных углублений, а местами вкраплена – руками художника, но кажется, что случайно, – обточенная морем галька и мотки проволоки, образующие витиеватые завихрения вокруг древесных тел. Данный жанр слияния с природой, надо признать, был особенно популярен в 1980е; правда, большинство собирателей того времени ограничивалось спиливанием березовых капов и выворачиванием пней в окрестностях дачных участков с последующей полировкой, лакировкой, и поиском сходства с русалками и девичьими профилями. Корни Александра Залавского не такие. Во-первых, они очень разные: мешковатые толстяки соседствуют с изящными марсианами на тоненьких ногах. На открытии выставки Валерия Преображенская сказала, что Залавский «…выискивает их в немыслимых дебрях и горах» – в эти слова сразу веришь. Здесь не простенький дачный товар, а настоящие сокровища. Во-вторых, все экспонаты нефигуративные и абстрактные. Если написано «Голова быка», то ни на быка, ни на голову не похоже – в абстрактных картинах так как правило и бывает. И наконец, не все коряги лакированные.

Тому, кто когда-либо бродил по диким пляжам Черного моря, эта коллекция должна напомнить прибрежный мусор, сухие деревяшки, обточенные морем, перемешанные с галькой и следами цивилизации. Но здесь, скажем так, собрались сливки прибрежного общества, лучшие и уникальные образцы, достойные выставки. Характерно, что экспонаты не названы ни скульптурами, ни произведениями, а «коллекцией» – это позволяет подчеркнуть нерукотворность показанных предметов. По идее, перед нами не арте-факты, а просто факты, образцы, такие как камни в коллекции геолога: среди них бывают красивые, но своей красотой они обязаны природе. На самом деле это не так: рука (и глаз) художника чувствуются, но также можно ощутить, что автор стремится если не скрыть, то приуменьшить свое вмешательство – он создает образы природных вещей, немного улучшая их. Доля лукавства, которую можно здесь увидеть, совершенно не важна: в инсталляции «TOTEMENT / PAPER» эти объекты играют роль нетронутой природы, формы которой непонятны, произвольны и диковаты. Местами они похожи на врубелевского «Пана».

Что же делают природные объекты в гигантской куколке? – Превращаются. А во что превращаются? Метафора превращения с одной стороны очевидна, с другой стороны – не совсем. В настоящей куколке гусеница, существо неприятное, ползучее, скользкое или даже кусачее, превращается в бабочку, летучую, эфемерно-красивую и недолговечную.

В манифесте Валерии Преображенской и Левона Айрапетова сказано: Александр Залавский отделил «…фрагменты жизни от естественной среды и превратил их в искусство». Значит, в архитектурном коконе жизнь (приземленная, узловатая, местами неприятная как ржавая проволока) превращается в искусство? Но фрагменты деревьев, изъятые из жизни и поставленные на выставочные постаменты, уже тем самым превращаются в искусство. Кокон может быть красивым дополнением к этому факту, но на самом деле он для такого превращения не обязателен. Значит, должно быть что-то еще.

И посетитель выставки обнаруживает это что-то, главного героя и кульминацию рассказа, пройдя всю галерею природных объектов, в самом конце пути, как и полагается. Главный герой выставки это небольшой макет Музея коньяка в Черняховке, сделанный Залавским для проекта бюро «TOTEMENT / PAPER». Этот проект, о котором мы недавно писали, состоит из двух башен, образованных энергичными скошенными плоскостями. В проекте одна башня (музей) высокая и железная, а вторая (хранилище конька) – деревянная и будет облицована деревом. В макете то же самое, одна часть деревянная, другая металлическая, местами покрытая романтической ржавой патиной. Макет очень обобщен, он артистично демонстрирует главную мысль, контрапост объемов. На нем нет ни деталей, ни человечков, ни кустов озелененной территории; такие макеты чаще показывают на архитектурных выставках, чем заказчику, так как это не гламурная демонстрация, а квинтэссенция найденной формы.

Найденную и понравившуюся архитектурную форму хочется как-то оттенить и объяснить. Окружающие «лесовики-корневики» прекрасно справляются с этой задачей. Они совершенно противоположны кристальным, резким линиям и гладким плоскостям макета. И еще больше они противоположны той напористой энергетике, с которой две башни коньячного завода вырезают себя из земли. Движение, заложенное в этот проект, хочется признать тектоническим – так вылезают из земли скалы во время глобальных катаклизмов; дерево же растет медленно, наращивает свои кольца и узелки незаметно и в тишине.

Так что внутри кокона произвольная природная форма (почти бесформенная) превращается в рациональную и рукотворную. Как именно происходит это превращение, Александр Залавский показал, устроив на открытии выставки небольшой перформанс: взял пилу и стал пилить корягу. Из криволинейного получилась прямая плоскость.

Но это действие простое, оно не требует ни кокона, ни «таинства превращения». Вероятно, дело все-таки не только в превращении естественного в рукотворное. Что-то там скрывается еще в этой гигантской куколке, отчего природно-корявое превращается в рациональное.

Строго говоря, этот вопрос не так уж сложен. Куколка – это метафора творчества, когда бродя в паутине смутных мыслей среди бесформенных образов архитектор (он же художник) находит нечто кристальное, правильное и по-человечески энергичное. Инсталляция «TOTEMENT / PAPER» позволяет всем желающим побродить среди этих нитей внутри «куколки», и отыскать прямые линии среди кривых.

Выставка продлится в галерее ФЛЭТЭКСПО до 5 июня.
Дополнительная экспозиция «Куколка: тайна пустоты» состоится в ЦДХ в рамках Арх Москвы 25–29 мая.
Фотографии © Юлии Тарабариной
Левон Айрапетов
Валерия Преображенская


20 Мая 2011

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.

Сейчас на главной

Небо становится ближе
В проекте Спортпарка в Тушино архитекторы бюро ASADOV объединили бассейны, каток, гимнастические залы и теннисные корты под общим «небом» – гигантской перголой из деревоклеёных конструкций, создав убедительный образ экологической архитектуры.
Белые завихрения
В Чанша на юго-востоке Китая открылся центр культуры и искусства «Мэйсиху» по проекту Zaha Hadid Architects: это ансамбль из трех объемов – двух театров и музея.
Волны в степи
«Платов» – один из первых новых аэропортов России. Он до предела функционален, поскольку учитывает развитие технологий и возможное расширение, но в то же время наделен универсальным образом и наполнен уютными деталями.
Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.
Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Пресса: Григорий Ревзин: «В Москве не осталось исторической...
Партнер КБ Стрелка, архитектурный критик, урбанист Григорий Ревзин рассказал Илье Иванову о хрущевках как эманации социалистического образа города будущего, антисемитизме в позднем СССР и о Москве как глобальном общероссийском айсберге, на который все пытаются взобраться.
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.