Клубок творчества

Архитектурное бюро «TOTEMENT / PAPER» – архитекторы Валерия Преображенская и Левон Айрапетов, и художник Александр Залавский, открыли в галерее дизайнерской мебели ФЛЭТЭКСПО выставку-инсталляцию «Куколка: тайна пустоты».

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

20 Мая 2011
mainImg
«Синяя гусеница:  – …кукла…
Алиса:  – Я играю в куклы!
Синяя гусеница:  – …куколка…
Алиса:  – Это маленькая куколка!
Синяя гусеница:  – Ничего подобного!!! Это я, когда превращусь. А ты вообще – кто такая?»
Алиса в стране чудес.

Вдоль стены галереи выстроен длинный, но неширокий деревянный помост – немногим шире тех крытых тротуаров, какие обычно сооружают вдоль строительных площадок. Вся конструкция, а также ряд наклонных каменных столбов, вдоль которых тянется помост, тщательно обмотаны прозрачной упаковочной пленкой. Все до одного архитекторы бюро наматывали эту пленку в течение целой недели; потребовалось 30 мотков пленки по 50 метров каждый, полтора километра тонкого прозрачного материала.

Блестящая поверхность натянутой пленки образует пучки прямых и тонких складок, похожую на эскизную штриховку. Местами, там где слоев много, она почти непрозрачная, кое-где просвечивает, а где-то прерывается остроугольными просветами, и тогда внутри можно разглядеть выставку. Перед открытием все входы на помост были затянуты пленкой и гости вернисажа бродили вокруг, разглядывая экспонаты сквозь пленку и через оставленные окошки. Это – куколка. Кокон. Архитекторы свили кокон длиной с небольшой дом и поместили туда коллекцию деревянных предметов Александра Залавского.

Александр Залавский собирает замысловатые деревянные коряги, и создает из них деревянные скульптуры. Это корни, в которых много узлов, шишек, разнообразных углублений, а местами вкраплена – руками художника, но кажется, что случайно, – обточенная морем галька и мотки проволоки, образующие витиеватые завихрения вокруг древесных тел. Данный жанр слияния с природой, надо признать, был особенно популярен в 1980е; правда, большинство собирателей того времени ограничивалось спиливанием березовых капов и выворачиванием пней в окрестностях дачных участков с последующей полировкой, лакировкой, и поиском сходства с русалками и девичьими профилями. Корни Александра Залавского не такие. Во-первых, они очень разные: мешковатые толстяки соседствуют с изящными марсианами на тоненьких ногах. На открытии выставки Валерия Преображенская сказала, что Залавский «…выискивает их в немыслимых дебрях и горах» – в эти слова сразу веришь. Здесь не простенький дачный товар, а настоящие сокровища. Во-вторых, все экспонаты нефигуративные и абстрактные. Если написано «Голова быка», то ни на быка, ни на голову не похоже – в абстрактных картинах так как правило и бывает. И наконец, не все коряги лакированные.

Тому, кто когда-либо бродил по диким пляжам Черного моря, эта коллекция должна напомнить прибрежный мусор, сухие деревяшки, обточенные морем, перемешанные с галькой и следами цивилизации. Но здесь, скажем так, собрались сливки прибрежного общества, лучшие и уникальные образцы, достойные выставки. Характерно, что экспонаты не названы ни скульптурами, ни произведениями, а «коллекцией» – это позволяет подчеркнуть нерукотворность показанных предметов. По идее, перед нами не арте-факты, а просто факты, образцы, такие как камни в коллекции геолога: среди них бывают красивые, но своей красотой они обязаны природе. На самом деле это не так: рука (и глаз) художника чувствуются, но также можно ощутить, что автор стремится если не скрыть, то приуменьшить свое вмешательство – он создает образы природных вещей, немного улучшая их. Доля лукавства, которую можно здесь увидеть, совершенно не важна: в инсталляции «TOTEMENT / PAPER» эти объекты играют роль нетронутой природы, формы которой непонятны, произвольны и диковаты. Местами они похожи на врубелевского «Пана».

Что же делают природные объекты в гигантской куколке? – Превращаются. А во что превращаются? Метафора превращения с одной стороны очевидна, с другой стороны – не совсем. В настоящей куколке гусеница, существо неприятное, ползучее, скользкое или даже кусачее, превращается в бабочку, летучую, эфемерно-красивую и недолговечную.

В манифесте Валерии Преображенской и Левона Айрапетова сказано: Александр Залавский отделил «…фрагменты жизни от естественной среды и превратил их в искусство». Значит, в архитектурном коконе жизнь (приземленная, узловатая, местами неприятная как ржавая проволока) превращается в искусство? Но фрагменты деревьев, изъятые из жизни и поставленные на выставочные постаменты, уже тем самым превращаются в искусство. Кокон может быть красивым дополнением к этому факту, но на самом деле он для такого превращения не обязателен. Значит, должно быть что-то еще.

И посетитель выставки обнаруживает это что-то, главного героя и кульминацию рассказа, пройдя всю галерею природных объектов, в самом конце пути, как и полагается. Главный герой выставки это небольшой макет Музея коньяка в Черняховке, сделанный Залавским для проекта бюро «TOTEMENT / PAPER». Этот проект, о котором мы недавно писали, состоит из двух башен, образованных энергичными скошенными плоскостями. В проекте одна башня (музей) высокая и железная, а вторая (хранилище конька) – деревянная и будет облицована деревом. В макете то же самое, одна часть деревянная, другая металлическая, местами покрытая романтической ржавой патиной. Макет очень обобщен, он артистично демонстрирует главную мысль, контрапост объемов. На нем нет ни деталей, ни человечков, ни кустов озелененной территории; такие макеты чаще показывают на архитектурных выставках, чем заказчику, так как это не гламурная демонстрация, а квинтэссенция найденной формы.

Найденную и понравившуюся архитектурную форму хочется как-то оттенить и объяснить. Окружающие «лесовики-корневики» прекрасно справляются с этой задачей. Они совершенно противоположны кристальным, резким линиям и гладким плоскостям макета. И еще больше они противоположны той напористой энергетике, с которой две башни коньячного завода вырезают себя из земли. Движение, заложенное в этот проект, хочется признать тектоническим – так вылезают из земли скалы во время глобальных катаклизмов; дерево же растет медленно, наращивает свои кольца и узелки незаметно и в тишине.

Так что внутри кокона произвольная природная форма (почти бесформенная) превращается в рациональную и рукотворную. Как именно происходит это превращение, Александр Залавский показал, устроив на открытии выставки небольшой перформанс: взял пилу и стал пилить корягу. Из криволинейного получилась прямая плоскость.

Но это действие простое, оно не требует ни кокона, ни «таинства превращения». Вероятно, дело все-таки не только в превращении естественного в рукотворное. Что-то там скрывается еще в этой гигантской куколке, отчего природно-корявое превращается в рациональное.

Строго говоря, этот вопрос не так уж сложен. Куколка – это метафора творчества, когда бродя в паутине смутных мыслей среди бесформенных образов архитектор (он же художник) находит нечто кристальное, правильное и по-человечески энергичное. Инсталляция «TOTEMENT / PAPER» позволяет всем желающим побродить среди этих нитей внутри «куколки», и отыскать прямые линии среди кривых.

Выставка продлится в галерее ФЛЭТЭКСПО до 5 июня.
Дополнительная экспозиция «Куколка: тайна пустоты» состоится в ЦДХ в рамках Арх Москвы 25–29 мая.
Фотографии © Юлии Тарабариной
Левон Айрапетов
Валерия Преображенская


20 Мая 2011

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.

Сейчас на главной

Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.
Малые города: 2020/2021
В конце февраля Минстрой объявил 80 победителей конкурса «Малых городов», призовой фонд которого теперь, на третий год проведения, увеличен вдвое, с 5 до 11 млрд рублей. Перечисляем победителей, рассматриваем несколько проектов.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Имена многократного использования
Дублинское бюро Grafton стало лауреатом Притцкеровской премии-2020: это лишь последняя из града наград и других знаков признания, который сыпется на основательниц этой мастерской в последние годы.
Проект «в рубчик»
Бюро FTA Group превратило фабрику по производству вельвета в Шанхае в комплекс офисных и сервисных пространств, сохранив историю места – в общем и в деталях.
Новая версия старого города
Дом на Малой Ордынке, 19 идеально вписался в строй улицы и даже как будто выправил ее, задал новый тон – фактуры, блеска, «солнечного» тепла и одновременно сдержанной гармонии всех этих необходимых составляющих архитектуры дорогого современного дома.
Горки Дружбы
Детская площадка дома на Малой Ордынке, 19, подается и авторами, и девелопером как произведение с отдельной ценностью. Она, действительно, насыщена: как функциями, так и пространством, и пластикой.
Гай Имз: «У Альметьевска есть возможность стать аналогом...
Международный куратор конкурса на мастер-план Альметьевска, глава совета по экостроительству, на примерах рассказывает о перспективах конкурса и города, а также о состоянии и возможностях движения по охране среды в России.
Проектируя себя
В марте в МАРШ стартуют два интенсива, которые помогут архитекторам выстроить бизнес-стратегию, а также найти и сформулировать миссию. Подробности от куратора курса.
Огород на крыше
В центре Оберхаузена на западе Германии бюро Kuehn Malvezzi построило здание центра занятости с теплицей на крыше: там муниципалитет выращивает салат, зелень и клубнику, а институт Фраунгофера – исследует «закольцованные» производственные системы.