English version

Созерцающий

Вилла в одном из коттеджных поселков Подмосковья разительно отличается от соседей: архитекторы называют этот свой дом «пружиной», – и действительно, он так «закручен», завязан в объемно-пространственный узел, что скучно не будет ни внутри, ни снаружи.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

23 Мая 2019
mainImg
Мастерская:
TOTEMENT/PAPER
Проект:
Дом «Пружина»
Россия

Авторский коллектив:
Левон Айрапетов, Валерия Преображенская, Диана Грекова, Юлия Головенкова, Егор Легков, Ольга Абрамова, конструктор – Арутюн Саакян

2011 — 2015 / 2016 — 2018
Дом площадью около 1200 м2 расположен в коттеджном поселке недалеко от Москвы, на небольшом участке 0,26 га с перепадом рельефа около 4,5 м с севера на юг. Вокруг, на столь же небольших земельных наделах – дома двух- и трехэтажные, привычные подмосковные коттеджи, большие и дорогие, расставленные довольно плотно: дом, немного земли вокруг, забор, и так далее.

Вилла, тщательно cпроектированная и реализованная Левоном Айрапетовым и Валерией Преображенской, отличается от своих соседей радикально. Мне кажется, что дом похож на ящерицу, которая улеглась на склоне вокруг небольшого двора, положив «хвост» вдоль входа, левым боком закопавшись в северный склон, голову же приподняв на коротких лапах, наслаждаясь видом на юг – за границей участка склон спускается дальше, а в перспективе, на противоположном холме над лесом маячит церковь.
Дом «Пружина»
Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
Дом «Пружина»
Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER

Главных отличий от соседей два: прежде всего, дом совершенно не «торчит» и не возвышается, а стелется по земле, не загораживая никому вид. Архитекторы рассказывают, что согласование пропорций виллы с соседями ощутимо повлияло на проект – пришлось уменьшить высоту верхнего третьего этажа, который согласно первоначальному замыслу возвышался над вторым ярусом на стеклянной шее как еще одна «голова», – «шею» убрали, третий этаж «сел» на второй, отчего дом еще больше прижался к земле, хотя это и не было задумано. Впрочем не скажу, что получилось хуже: принадлежность ландшафту, прорастание из склона – одно из имманентных качеств проекта, и сейчас оно подчеркнуто лучше; кроме того, теперь у дома не две головы, а одна. Впрочем, и «сердец» у него несколько, но об этом чуть позже.



Второе отличие от соседей Левон Айрапетов подчеркивает как главное. Вместо того, чтобы стоять посреди участка, дом группируется вокруг внутреннего дворика, вытягиваясь вдоль границ, хотя и отступая положенные метры от края. Это принцип римской виллы – имплювий и атриум внутри, жилые и прочие помещения вокруг. Но Левон Айрапетов, архитектор увлеченный дальневосточной культурой, приводит пример японского дома, устроенного похожим образом – вокруг двора. Не будем спорить с автором – пусть будет не ящерица, а дальневосточный дракон. Существо опасное, с характером, но в состоянии покоя, движения не активного, а потенциального, скрученного внутри, готового развернуться – архитекторы TOTEMENT подчеркивают именно этот образ, ассоциируя проект с пружиной. Между тем, как это нередко случается с архитектурой, потенциальное движение переходит в реальное богатство восприятия при движении человека внутри. Дом «закручен» так, что впечатления меняются постоянно, раскрывая разнообразные пространственные сюжеты и «прострелы» то вверх, то в стороны. «Из такого дома сложно переезжать потом в городскую квартиру, – говорит Валерия Преображенская. – В нем много пространства, как раскрытого наружу, так и внутренних перспектив».
Дом «Пружина»
Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER

Итак, вход и въезд в гараж расположены с южной стороны. Здесь вдоль улицы, с востока на запад плавно повышается склон – озелененная кровля, протянутая над калиткой входа, воротами гаража, и дальше, к западу – помещениями персонала, где посреди спален и прочего устроен небольшой крытый дворик для отдыха. Между этими помещениями и въездом в гараж устроен небольшой учебный класс; попасть в него можно как изнутри, так и напрямую снаружи.
Дом «Пружина». План 1 этажа
© TOTEMENT/PAPER

На кровле входной части устроена открытая спортивная площадка – с нее по открытому переходу можно попасть на террасу второго этажа, к печке-барбекю. В восточной части, там, где «хвост» сходит на нет, начинается забор – он был задуман в духе дома, диагонально-решетчатым, но от этой идеи удалось сохранить лишь небольшой фрагмент – штакетник со столбиками в остальной части следует правилам поселка.

«Хвост» загораживает внутренний двор от взглядов с улицы – с восточной стороны он тоже прикрыт небольшой обваловкой и поэтому приватен. От входа через калитку мы попадаем во двор, дальше несколько ступенек ниже – в бассейн. Двор и бассейн стали двумя центрами, ядрами дома, разделенными и связанными перемычкой стеклянной стены.
Дом «Пружина»
Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER

Так как в России холодно, то тропинка через двор и проход по верху – скорее летние; главный вход от гаража идет налево, вдоль двора по галерее, чья правая стена – стеклянная, с видом во двор, дальше каменная стена с «амбразурами» вида на бассейн, затем мы поворачиваем направо и попадаем на мост, переброшенный над бассейном (поскольку зона бассейна – «мокрая», он закрыт стеклом, но без переплетов, встык, и все виды открыты).
  • zooming
    1 / 6
    Дом «Пружина»: переход от входной зоны к дому и бассейну
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    2 / 6
    Дом «Пружина»: бассейн
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    3 / 6
    Дом «Пружина»: мост над бассейном, вид снизу
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    4 / 6
    Дом «Пружина»: мост на бассейном
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    5 / 6
    Дом «Пружина»: вид с лестницы вниз
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    6 / 6
    Дом «Пружина»: мост на бассейном, вид снизу
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER

Итак, мост проходит над бассейном, и вскоре за ним начинается главная лестница, связывающая три этажа: просторную бильярдную внизу, общественный и гостевой второй этаж и жилой третий. Лестница – белая спираль, очерченная ломаными, наклонными плоскостями – увенчана стеклянным фонарем, который заключает ее в световой столб, мягко светящийся «сердечник» всего здания. Начало пружины потенциального движения находится именно здесь – между бассейном и стеклом фонаря, где смысловое и коммуникационное ядро закручено спиралью и подвешено между водой и небом. Подчеркивая значение места – перекрестья между продольным, горизонтальным путем, и вертикальной осью, у основания лестницы расположилось подобие «закладного камня» из светящегося кориана с рисунком размашистых диагоналей и зигзагов, символизирующих сложность пространства дома. Левон Айрапетов называет его «сердцем», хотя сразу же сам говорит, что оно здесь видимо не одно.
  • zooming
    1 / 9
    Дом «Пружина»: орнаментальная панель – «ядро» дома
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    2 / 9
    Дом «Пружина»: мост над бассейном, начало лестницы
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    3 / 9
    Дом «Пружина»: лестница. Второй этаж
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    4 / 9
    Дом «Пружина»: лестница
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    5 / 9
    Дом «Пружина»: лестница
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    6 / 9
    Дом «Пружина»: лестница
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    7 / 9
    Дом «Пружина»: фонарь над лестницей
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    8 / 9
    Дом «Пружина»: фонарь над лестницей
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    9 / 9
    Дом «Пружина»: фонарь над лестницей
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER

Но дело не только в структуре движения. Поместить бассейн внутрь, устроить вход буквально через него, по мосту, над водой – идея, более чем необычная для современного дома: сейчас «мокрую зону» СПА как правило помещают где-нибудь в углу участка, на отшибе. В данном же случае помимо эмоционального смысла смены впечатлений и неожиданности решения есть еще и типологический сюжет. Левон Айрапетов сравнивает, конечно, дом с дальневосточным, но мне кажется, архитекторам по какой-то причине удалось возродить древнюю типологию европейской виллы, прежде всего – римского домуса, организованного вокруг имплювия, двора с бассейном для сбора воды. Все, конечно же, не просто и не буквально: бассейн – скорее piscina, потому что никак не связан со сбором воды. А лестница, вторгающаяся в систему двора-бассейна, поскольку она вырастает сразу за мостом, напоминает уже европейский дворец (или дворец поменьше – городской «отель»), который начиная с готики или раньше, строился вокруг двора, но имел в углу винтовую лестницу, как правило, очень эффектную. Я сейчас не о буквальном повторении или возрождении типологии до-классического дома, римского или готического – а скорее о «прорастании» через творческий порыв TOTEMENT некоего паттерна дома, как античность прорастает в стихах Бродского – структурно, без стилизации, хотя не без ностальгии по сильному иному.

Но вернемся к лестнице. Она не только обеспечивает входы на все этажи, но еще и снабжена небольшими дополнительными вкраплениями: между первым и вторым этажом уместился небольшой диванчик, рядом прорезано видовое окошко в перегородке; чуть поодаль на втором этаже – эркер с диваном побольше, он уже составляет часть гостиной.
  • zooming
    1 / 3
    Дом «Пружина»: лестница и площадка-пауза
    ©Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    2 / 3
    Дом «Пружина»: лестница и площадка-пауза
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    3 / 3
    Дом «Пружина»: вид с моста на фонарь
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER

Второй этаж поделен приблизительно пополам на гостиную и летнюю кухню с открытым камином для барбекю, чья большая труба, покрытая коричневатыми «медными» панелями фундермакса, хорошо видна со стороны двора и перерастает в козырек обширной террасы.
  • zooming
    1 / 3
    Дом «Пружина»: терраса второго этажа
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    2 / 3
    Дом «Пружина»: труба внешнего камина
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    3 / 3
    Дом «Пружина»: вид с террасы третьего этажа во двор
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER

В центре этого этажа расположена кухня – второе ядро дома после лестницы. В северо-западном углу расположилась гостевая спальня, а просторная зимняя гостиная с еще одним камином и, рядом с ним, аквариумом – занимает всю восточную часть второго этажа. Второй этаж – общественный, то есть предназначенный для общения, представляет собой вариант отрытого пространства, части которого перетекают друг в друга, будучи не разделены, а деликатно зонированы. Он проницаем визуально и для лучей света: с юга, от панорамного стекла террасы – на север, где устроен упомянутый выше эркер с диваном вдоль стекол.
Дом «Пружина». План 2 этажа
© TOTEMENT/PAPER

Проницаемость дома для взгляда внутри, изнутри-наружу и для лучей света – вещь, очень важная для архитекторов, они даже нарисовали вполне понятные схемы, объясняющие взаимодействие этих лучей и пазл всех пространств. Виды открываются вверх и в стороны, клаустрофобия нигде не грозит.
  • zooming
    1 / 2
    Дом «Пружина»: эскиз-схема «узла» пространств
    © TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    2 / 2
    Дом «Пружина»: функциональная схема
    © TOTEMENT/PAPER

Здесь, в восточной части зимней гостиной, начинается путь в библиотеку и кабинет хозяина дома – «голову» на длинной шее, обращенную торцевым витражом к пейзажу с церковью. Библиотека устроена как широкий коридор; он слегка сужается и поднимается к югу несколькими маршами пологих ступеней деревянного пола. Все стены отданы книжным полкам, а в их в непростой, подчиненный диагоналям рисунок вписаны контуры окон.
  • zooming
    1 / 9
    Дом «Пружина»: вид на библиотеку с террасы третьего этажа
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    2 / 9
    Дом «Пружина»: вид на библиотеку с третьего этажа
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    3 / 9
    Дом «Пружина»: библиотека, колодцы-«фонари»
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    4 / 9
    Дом «Пружина»: библиотека, интерьер, колодцы-фонари
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    5 / 9
    Дом «Пружина»: библиотека
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    6 / 9
    Дом «Пружина»: терраса третьего этажа, кровля библиотеки, колодцы-«фонари»
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    7 / 9
    Дом «Пружина»: терраса третьего этажа, кровля библиотеки, колодцы-«фонари»
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    8 / 9
    Дом «Пружина»: колодцы-«фонари», три уровня
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    9 / 9
    Дом «Пружина»: библиотека, колодцы-«фонари»
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER

«Можно взять книгу, сесть в любом месте, к примеру на ступеньку у окна, и читать», – говорят архитекторы. Но и это еще не все. Коридор-библиотека прорезаны двумя стеклянными колодцами, полностью открытыми сверху и снизу и закрытыми от библиотеки стеклянными «стаканами». Сидя на ступеньках сквозь эти прозрачные каверны можно еще и наблюдать, как идет снег или дождь.
zooming

Глядя на эти «стаканы», опять невольно думаешь про античный камплювий: открытую кровлю, через которую в дом лилась дождевая вода. Здесь можно вспомнить и о небольшой школе со входом снаружи: что это еще, если не таберна? А «коридор» библиотеки – чем не деревянная римская галерея-таблинум? Только вот атриум, которому нужно быть вокруг очага, «раздвоился» на пространства у зимнего и летнего каминов… Впрочем повторюсь, все эти ассоциации достаточно условны, их можно обнаружить не только с римском, но и в любом традиционном европейском доме (да, большом, но 1200 м2 как раз подходит для таких сравнений). Скорее нужно подчеркнуть, что специализированных элементов пространства в этом доме больше, чем в обычном современном, даже большом.

Наравне с вертикальной осью лестницы, пространство библиотеки – самое интересное в этом доме и насыщенное эмоциями. Поддерживающие библиотеку бетонные «ноги»-опоры видны через световые колодцы; в уровне первого этажа они покрыты деревянными планками, полоски стыков по вечерам подсвечиваются ледами, что создает ярко-полосатый рисунок и усиливает эффект левитации «головы»-кабинета. На первый ярус к «ногам» можно попасть еще и выйдя с балкона второго этажа, вдоль дома – здесь в принципе довольно много альтернативных маршрутов, спрямляющих и дублирующих основные пути.
  • zooming
    1 / 4
    Дом «Пружина»: опоры под объемом библиотеки
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    2 / 4
    Дом «Пружина»: опоры под объемом библиотеки
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    3 / 4
    Дом «Пружина»: выход из первого этажа во двор
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    4 / 4
    Дом «Пружина»: вид с севера
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER

В третьем этаже расположены спальни семьи, родители и дети – на двух разных половинах. Кроме того, родительский балкон отделен от детского клумбой, обеспечивая приватность. Третья детская, спальня младшего ребенка, обращена на север, но снабжена треугольным эркером, ловящим свет и позволяющим немного выглянуть за плоскость стены.
Дом «Пружина»: план 3 этажа
© TOTEMENT/PAPER
Дом «Пружина»: вид с севера
Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER

Итак, дом, довольно большой, свернувшийся клубком в границах участка, подпирая боком склон, подчинен принципу изнутри-наружу: архитекторы сформировали смысловые и эмоциональные «ядра» и соединили их между собой, сплели в «пружину», также позаботившись и о выходах энергии вовне: ими становятся, к примеру, торцевой витраж библиотеки – «голова», или «хвост» каминной трубы. Прямые углы здесь есть, но не играют главной роли – все сложно, пространство и форма текут, немного лишь похрустывая на сгибах, образуя объемное оригами.

Форма не просто играет главную роль, она не просто «необычна и современна» – она организует эмоции внутри и вовне, прорастает согласно собственной логике. Ей важно быть точной, не избыточной и не пересушенной, живой. С этой задачей – сделать форму живой, подобной готовому к прыжку зверю, полному потенциального движения – архитекторы работают уже достаточно давно, раз за разом проводя задачу-идею через опыты перфекциониста. С такой формой необходимо справиться, как дрессировщику с диким зверем, уж и не говоря о драконах – не нарушить грань мотивированного, но сохранить «жизнь». В чем собственно и есть задача архитектора, отрадно, что хоть кто-то в наши времена эффективного менеджмента ставит такие цели перед собой.

Реализация такого проекта не может быть простой и в Европе, строго говоря, берясь за такую задачу надо быть готовым, что легко не будет, что-то придется переделывать и корректировать на месте. К примеру в начале проектирования планировалось покрыть фасады белой штукатуркой, но затем было принято решение облицевать его юрским известняком, причем на подсистеме, фасад вентилируемый, в нижних и верхних торцах стен видны вентрешетки. Но дом рассчитан на эффект скульптурного монолита и ради того чтобы избежать характерных щелей стыков, каменные пластины наклеивали на аквапанели, установленные, в свою очередь, поверх утеплителя. Пластины подбирали по цвету, следя за тем, чтобы стыки не были слишком заметны. Было сделано немало детальных чертежей для фасадов, в том числе для окон библиотеки.
  • zooming
    1 / 8
    Дом «Пружина»: Восточный фасад. Окна библиотеки
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    2 / 8
    Дом «Пружина»: Западный фасад. Стена летней кухни и террасы с камином
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    3 / 8
    Дом «Пружина»: окна библиотеки
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    4 / 8
    Дом «Пружина»: окна библиотеки
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    5 / 8
    Дом «Пружина»: окна библиотеки
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    6 / 8
    Дом «Пружина». Эркер третьего этажа
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    7 / 8
    Дом «Пружина»: окна библиотеки
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    8 / 8
    Дом «Пружина». Детали крепления облицовки откосов окон
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER

Словом, всё это требует кропотливой работы, как прагматической, с чертежами и на стройке, так и мыслительной – при такой подвижности формы нужно учесть множество деталей, намного больше, чем в «обычном» доме. Существенно, что архитекторы доводят свои идеи до завершения, обосновывают фантазию реальностью и воплощают без существенных упрощений. Что, видимо, тоже можно считать разновидностью дзен-практики. В результате же получаем остросовременный вариант римского домуса. Ну или дальневосточного «дракона», улегшегося посозерцать среднерусские пейзажи на склоне. 

Мастерская:
TOTEMENT/PAPER
Проект:
Дом «Пружина»
Россия

Авторский коллектив:
Левон Айрапетов, Валерия Преображенская, Диана Грекова, Юлия Головенкова, Егор Легков, Ольга Абрамова, конструктор – Арутюн Саакян

2011 — 2015 / 2016 — 2018

23 Мая 2019

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Сейчас на главной
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
Шоу-рум в ландшафте
Павильон девелопера OCT представляет красоты пейзажа покупателям квартир в очередном «новом городе» на востоке Китая. Авторы проекта шоу-рума – шанхайское бюро Lacime Architects.
Бинокулярный взгляд на культуру
Музей Западной Австралии «Була Бардип» в Перте по проекту бюро Hassell и OMA предлагает экспозицию, одновременно учитывающую аборигенный и западный взгляд на историю и культуру.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.
Бранденбургские колоннады
На этих выходных открывается долгожданный для жителей и посетителей немецкой столицы аэропорт Берлин-Бранденбург – BER. Его архитекторы – бюро gmp, авторы закрывающегося с открытием BER Тегеля.
Точка отсчета
Здесь мы рассматриваем два ретро-объекта: одному 20 лет, другому 25. Один из них – первые в истории Петербурга таунхаусы, другой стал первым примером элитного жилья на Крестовском острове. Оба – от бюро «Евгений Герасимов и партнеры».
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».