English version

Созерцающий

Вилла в одном из коттеджных поселков Подмосковья разительно отличается от соседей: архитекторы называют этот свой дом «пружиной», – и действительно, он так «закручен», завязан в объемно-пространственный узел, что скучно не будет ни внутри, ни снаружи.

mainImg
Проект:
Дом «Пружина»
Россия

Авторский коллектив:
Левон Айрапетов, Валерия Преображенская, Диана Грекова, Юлия Головенкова, Егор Легков, Ольга Абрамова, конструктор – Арутюн Саакян

2011 — 2015 / 2016 — 2018
Дом площадью около 1200 м2 расположен в коттеджном поселке недалеко от Москвы, на небольшом участке 0,26 га с перепадом рельефа около 4,5 м с севера на юг. Вокруг, на столь же небольших земельных наделах – дома двух- и трехэтажные, привычные подмосковные коттеджи, большие и дорогие, расставленные довольно плотно: дом, немного земли вокруг, забор, и так далее.

Вилла, тщательно cпроектированная и реализованная Левоном Айрапетовым и Валерией Преображенской, отличается от своих соседей радикально. Мне кажется, что дом похож на ящерицу, которая улеглась на склоне вокруг небольшого двора, положив «хвост» вдоль входа, левым боком закопавшись в северный склон, голову же приподняв на коротких лапах, наслаждаясь видом на юг – за границей участка склон спускается дальше, а в перспективе, на противоположном холме над лесом маячит церковь.
Дом «Пружина»
Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
Дом «Пружина»
Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER

Главных отличий от соседей два: прежде всего, дом совершенно не «торчит» и не возвышается, а стелется по земле, не загораживая никому вид. Архитекторы рассказывают, что согласование пропорций виллы с соседями ощутимо повлияло на проект – пришлось уменьшить высоту верхнего третьего этажа, который согласно первоначальному замыслу возвышался над вторым ярусом на стеклянной шее как еще одна «голова», – «шею» убрали, третий этаж «сел» на второй, отчего дом еще больше прижался к земле, хотя это и не было задумано. Впрочем не скажу, что получилось хуже: принадлежность ландшафту, прорастание из склона – одно из имманентных качеств проекта, и сейчас оно подчеркнуто лучше; кроме того, теперь у дома не две головы, а одна. Впрочем, и «сердец» у него несколько, но об этом чуть позже.



Второе отличие от соседей Левон Айрапетов подчеркивает как главное. Вместо того, чтобы стоять посреди участка, дом группируется вокруг внутреннего дворика, вытягиваясь вдоль границ, хотя и отступая положенные метры от края. Это принцип римской виллы – имплювий и атриум внутри, жилые и прочие помещения вокруг. Но Левон Айрапетов, архитектор увлеченный дальневосточной культурой, приводит пример японского дома, устроенного похожим образом – вокруг двора. Не будем спорить с автором – пусть будет не ящерица, а дальневосточный дракон. Существо опасное, с характером, но в состоянии покоя, движения не активного, а потенциального, скрученного внутри, готового развернуться – архитекторы TOTEMENT подчеркивают именно этот образ, ассоциируя проект с пружиной. Между тем, как это нередко случается с архитектурой, потенциальное движение переходит в реальное богатство восприятия при движении человека внутри. Дом «закручен» так, что впечатления меняются постоянно, раскрывая разнообразные пространственные сюжеты и «прострелы» то вверх, то в стороны. «Из такого дома сложно переезжать потом в городскую квартиру, – говорит Валерия Преображенская. – В нем много пространства, как раскрытого наружу, так и внутренних перспектив».
Дом «Пружина»
Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER

Итак, вход и въезд в гараж расположены с южной стороны. Здесь вдоль улицы, с востока на запад плавно повышается склон – озелененная кровля, протянутая над калиткой входа, воротами гаража, и дальше, к западу – помещениями персонала, где посреди спален и прочего устроен небольшой крытый дворик для отдыха. Между этими помещениями и въездом в гараж устроен небольшой учебный класс; попасть в него можно как изнутри, так и напрямую снаружи.
Дом «Пружина». План 1 этажа
© TOTEMENT/PAPER

На кровле входной части устроена открытая спортивная площадка – с нее по открытому переходу можно попасть на террасу второго этажа, к печке-барбекю. В восточной части, там, где «хвост» сходит на нет, начинается забор – он был задуман в духе дома, диагонально-решетчатым, но от этой идеи удалось сохранить лишь небольшой фрагмент – штакетник со столбиками в остальной части следует правилам поселка.

«Хвост» загораживает внутренний двор от взглядов с улицы – с восточной стороны он тоже прикрыт небольшой обваловкой и поэтому приватен. От входа через калитку мы попадаем во двор, дальше несколько ступенек ниже – в бассейн. Двор и бассейн стали двумя центрами, ядрами дома, разделенными и связанными перемычкой стеклянной стены.
Дом «Пружина»
Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER

Так как в России холодно, то тропинка через двор и проход по верху – скорее летние; главный вход от гаража идет налево, вдоль двора по галерее, чья правая стена – стеклянная, с видом во двор, дальше каменная стена с «амбразурами» вида на бассейн, затем мы поворачиваем направо и попадаем на мост, переброшенный над бассейном (поскольку зона бассейна – «мокрая», он закрыт стеклом, но без переплетов, встык, и все виды открыты).
  • zooming
    1 / 6
    Дом «Пружина»: переход от входной зоны к дому и бассейну
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    2 / 6
    Дом «Пружина»: бассейн
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    3 / 6
    Дом «Пружина»: мост над бассейном, вид снизу
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    4 / 6
    Дом «Пружина»: мост на бассейном
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    5 / 6
    Дом «Пружина»: вид с лестницы вниз
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    6 / 6
    Дом «Пружина»: мост на бассейном, вид снизу
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER

Итак, мост проходит над бассейном, и вскоре за ним начинается главная лестница, связывающая три этажа: просторную бильярдную внизу, общественный и гостевой второй этаж и жилой третий. Лестница – белая спираль, очерченная ломаными, наклонными плоскостями – увенчана стеклянным фонарем, который заключает ее в световой столб, мягко светящийся «сердечник» всего здания. Начало пружины потенциального движения находится именно здесь – между бассейном и стеклом фонаря, где смысловое и коммуникационное ядро закручено спиралью и подвешено между водой и небом. Подчеркивая значение места – перекрестья между продольным, горизонтальным путем, и вертикальной осью, у основания лестницы расположилось подобие «закладного камня» из светящегося кориана с рисунком размашистых диагоналей и зигзагов, символизирующих сложность пространства дома. Левон Айрапетов называет его «сердцем», хотя сразу же сам говорит, что оно здесь видимо не одно.
  • zooming
    1 / 9
    Дом «Пружина»: орнаментальная панель – «ядро» дома
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    2 / 9
    Дом «Пружина»: мост над бассейном, начало лестницы
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    3 / 9
    Дом «Пружина»: лестница. Второй этаж
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    4 / 9
    Дом «Пружина»: лестница
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    5 / 9
    Дом «Пружина»: лестница
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    6 / 9
    Дом «Пружина»: лестница
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    7 / 9
    Дом «Пружина»: фонарь над лестницей
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    8 / 9
    Дом «Пружина»: фонарь над лестницей
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    9 / 9
    Дом «Пружина»: фонарь над лестницей
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER

Но дело не только в структуре движения. Поместить бассейн внутрь, устроить вход буквально через него, по мосту, над водой – идея, более чем необычная для современного дома: сейчас «мокрую зону» СПА как правило помещают где-нибудь в углу участка, на отшибе. В данном же случае помимо эмоционального смысла смены впечатлений и неожиданности решения есть еще и типологический сюжет. Левон Айрапетов сравнивает, конечно, дом с дальневосточным, но мне кажется, архитекторам по какой-то причине удалось возродить древнюю типологию европейской виллы, прежде всего – римского домуса, организованного вокруг имплювия, двора с бассейном для сбора воды. Все, конечно же, не просто и не буквально: бассейн – скорее piscina, потому что никак не связан со сбором воды. А лестница, вторгающаяся в систему двора-бассейна, поскольку она вырастает сразу за мостом, напоминает уже европейский дворец (или дворец поменьше – городской «отель»), который начиная с готики или раньше, строился вокруг двора, но имел в углу винтовую лестницу, как правило, очень эффектную. Я сейчас не о буквальном повторении или возрождении типологии до-классического дома, римского или готического – а скорее о «прорастании» через творческий порыв TOTEMENT некоего паттерна дома, как античность прорастает в стихах Бродского – структурно, без стилизации, хотя не без ностальгии по сильному иному.

Но вернемся к лестнице. Она не только обеспечивает входы на все этажи, но еще и снабжена небольшими дополнительными вкраплениями: между первым и вторым этажом уместился небольшой диванчик, рядом прорезано видовое окошко в перегородке; чуть поодаль на втором этаже – эркер с диваном побольше, он уже составляет часть гостиной.
  • zooming
    1 / 3
    Дом «Пружина»: лестница и площадка-пауза
    ©Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    2 / 3
    Дом «Пружина»: лестница и площадка-пауза
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    3 / 3
    Дом «Пружина»: вид с моста на фонарь
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER

Второй этаж поделен приблизительно пополам на гостиную и летнюю кухню с открытым камином для барбекю, чья большая труба, покрытая коричневатыми «медными» панелями фундермакса, хорошо видна со стороны двора и перерастает в козырек обширной террасы.
  • zooming
    1 / 3
    Дом «Пружина»: терраса второго этажа
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    2 / 3
    Дом «Пружина»: труба внешнего камина
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    3 / 3
    Дом «Пружина»: вид с террасы третьего этажа во двор
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER

В центре этого этажа расположена кухня – второе ядро дома после лестницы. В северо-западном углу расположилась гостевая спальня, а просторная зимняя гостиная с еще одним камином и, рядом с ним, аквариумом – занимает всю восточную часть второго этажа. Второй этаж – общественный, то есть предназначенный для общения, представляет собой вариант отрытого пространства, части которого перетекают друг в друга, будучи не разделены, а деликатно зонированы. Он проницаем визуально и для лучей света: с юга, от панорамного стекла террасы – на север, где устроен упомянутый выше эркер с диваном вдоль стекол.
Дом «Пружина». План 2 этажа
© TOTEMENT/PAPER

Проницаемость дома для взгляда внутри, изнутри-наружу и для лучей света – вещь, очень важная для архитекторов, они даже нарисовали вполне понятные схемы, объясняющие взаимодействие этих лучей и пазл всех пространств. Виды открываются вверх и в стороны, клаустрофобия нигде не грозит.
  • zooming
    Дом «Пружина»: эскиз-схема «узла» пространств
    © TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    Дом «Пружина»: функциональная схема
    © TOTEMENT/PAPER

Здесь, в восточной части зимней гостиной, начинается путь в библиотеку и кабинет хозяина дома – «голову» на длинной шее, обращенную торцевым витражом к пейзажу с церковью. Библиотека устроена как широкий коридор; он слегка сужается и поднимается к югу несколькими маршами пологих ступеней деревянного пола. Все стены отданы книжным полкам, а в их в непростой, подчиненный диагоналям рисунок вписаны контуры окон.
  • zooming
    1 / 9
    Дом «Пружина»: вид на библиотеку с террасы третьего этажа
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    2 / 9
    Дом «Пружина»: вид на библиотеку с третьего этажа
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    3 / 9
    Дом «Пружина»: библиотека, колодцы-«фонари»
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    4 / 9
    Дом «Пружина»: библиотека, интерьер, колодцы-фонари
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    5 / 9
    Дом «Пружина»: библиотека
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    6 / 9
    Дом «Пружина»: терраса третьего этажа, кровля библиотеки, колодцы-«фонари»
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    7 / 9
    Дом «Пружина»: терраса третьего этажа, кровля библиотеки, колодцы-«фонари»
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    8 / 9
    Дом «Пружина»: колодцы-«фонари», три уровня
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    9 / 9
    Дом «Пружина»: библиотека, колодцы-«фонари»
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER

«Можно взять книгу, сесть в любом месте, к примеру на ступеньку у окна, и читать», – говорят архитекторы. Но и это еще не все. Коридор-библиотека прорезаны двумя стеклянными колодцами, полностью открытыми сверху и снизу и закрытыми от библиотеки стеклянными «стаканами». Сидя на ступеньках сквозь эти прозрачные каверны можно еще и наблюдать, как идет снег или дождь.
zooming

Глядя на эти «стаканы», опять невольно думаешь про античный камплювий: открытую кровлю, через которую в дом лилась дождевая вода. Здесь можно вспомнить и о небольшой школе со входом снаружи: что это еще, если не таберна? А «коридор» библиотеки – чем не деревянная римская галерея-таблинум? Только вот атриум, которому нужно быть вокруг очага, «раздвоился» на пространства у зимнего и летнего каминов… Впрочем повторюсь, все эти ассоциации достаточно условны, их можно обнаружить не только с римском, но и в любом традиционном европейском доме (да, большом, но 1200 м2 как раз подходит для таких сравнений). Скорее нужно подчеркнуть, что специализированных элементов пространства в этом доме больше, чем в обычном современном, даже большом.

Наравне с вертикальной осью лестницы, пространство библиотеки – самое интересное в этом доме и насыщенное эмоциями. Поддерживающие библиотеку бетонные «ноги»-опоры видны через световые колодцы; в уровне первого этажа они покрыты деревянными планками, полоски стыков по вечерам подсвечиваются ледами, что создает ярко-полосатый рисунок и усиливает эффект левитации «головы»-кабинета. На первый ярус к «ногам» можно попасть еще и выйдя с балкона второго этажа, вдоль дома – здесь в принципе довольно много альтернативных маршрутов, спрямляющих и дублирующих основные пути.
  • zooming
    1 / 4
    Дом «Пружина»: опоры под объемом библиотеки
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    2 / 4
    Дом «Пружина»: опоры под объемом библиотеки
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    3 / 4
    Дом «Пружина»: выход из первого этажа во двор
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    4 / 4
    Дом «Пружина»: вид с севера
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER

В третьем этаже расположены спальни семьи, родители и дети – на двух разных половинах. Кроме того, родительский балкон отделен от детского клумбой, обеспечивая приватность. Третья детская, спальня младшего ребенка, обращена на север, но снабжена треугольным эркером, ловящим свет и позволяющим немного выглянуть за плоскость стены.
Дом «Пружина»: план 3 этажа
© TOTEMENT/PAPER
Дом «Пружина»: вид с севера
Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER

Итак, дом, довольно большой, свернувшийся клубком в границах участка, подпирая боком склон, подчинен принципу изнутри-наружу: архитекторы сформировали смысловые и эмоциональные «ядра» и соединили их между собой, сплели в «пружину», также позаботившись и о выходах энергии вовне: ими становятся, к примеру, торцевой витраж библиотеки – «голова», или «хвост» каминной трубы. Прямые углы здесь есть, но не играют главной роли – все сложно, пространство и форма текут, немного лишь похрустывая на сгибах, образуя объемное оригами.

Форма не просто играет главную роль, она не просто «необычна и современна» – она организует эмоции внутри и вовне, прорастает согласно собственной логике. Ей важно быть точной, не избыточной и не пересушенной, живой. С этой задачей – сделать форму живой, подобной готовому к прыжку зверю, полному потенциального движения – архитекторы работают уже достаточно давно, раз за разом проводя задачу-идею через опыты перфекциониста. С такой формой необходимо справиться, как дрессировщику с диким зверем, уж и не говоря о драконах – не нарушить грань мотивированного, но сохранить «жизнь». В чем собственно и есть задача архитектора, отрадно, что хоть кто-то в наши времена эффективного менеджмента ставит такие цели перед собой.

Реализация такого проекта не может быть простой и в Европе, строго говоря, берясь за такую задачу надо быть готовым, что легко не будет, что-то придется переделывать и корректировать на месте. К примеру в начале проектирования планировалось покрыть фасады белой штукатуркой, но затем было принято решение облицевать его юрским известняком, причем на подсистеме, фасад вентилируемый, в нижних и верхних торцах стен видны вентрешетки. Но дом рассчитан на эффект скульптурного монолита и ради того чтобы избежать характерных щелей стыков, каменные пластины наклеивали на аквапанели, установленные, в свою очередь, поверх утеплителя. Пластины подбирали по цвету, следя за тем, чтобы стыки не были слишком заметны. Было сделано немало детальных чертежей для фасадов, в том числе для окон библиотеки.
  • zooming
    1 / 8
    Дом «Пружина»: Восточный фасад. Окна библиотеки
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    2 / 8
    Дом «Пружина»: Западный фасад. Стена летней кухни и террасы с камином
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    3 / 8
    Дом «Пружина»: окна библиотеки
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    4 / 8
    Дом «Пружина»: окна библиотеки
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    5 / 8
    Дом «Пружина»: окна библиотеки
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    6 / 8
    Дом «Пружина». Эркер третьего этажа
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    7 / 8
    Дом «Пружина»: окна библиотеки
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER
  • zooming
    8 / 8
    Дом «Пружина». Детали крепления облицовки откосов окон
    Фотография © Глеб Леонов | TOTEMENT/PAPER

Словом, всё это требует кропотливой работы, как прагматической, с чертежами и на стройке, так и мыслительной – при такой подвижности формы нужно учесть множество деталей, намного больше, чем в «обычном» доме. Существенно, что архитекторы доводят свои идеи до завершения, обосновывают фантазию реальностью и воплощают без существенных упрощений. Что, видимо, тоже можно считать разновидностью дзен-практики. В результате же получаем остросовременный вариант римского домуса. Ну или дальневосточного «дракона», улегшегося посозерцать среднерусские пейзажи на склоне. 
Проект:
Дом «Пружина»
Россия

Авторский коллектив:
Левон Айрапетов, Валерия Преображенская, Диана Грекова, Юлия Головенкова, Егор Легков, Ольга Абрамова, конструктор – Арутюн Саакян

2011 — 2015 / 2016 — 2018

23 Мая 2019

TOTEMENT/PAPER: другие проекты
Форма диалога
Конкурсный проект Музея современного искусства для Уфы от архитекторов ТОТЕМЕНТ / PAPER отличается пластичной диалогичностью и скульптурностью формы, не чуждой wow-эффекта, что не мешает зданию быть «укорененным» как в ландшафте, так и в контексте.
Архновация V: победители
В Нижнем Новгороде подвели итоги юбилейного конкурса «Архновация». Гран-при достался Музею коньяка в Черняховске от TOTEMENT / PAPER. Представляем победителей и призёров, всего – около 50 награжденных проектов.
Приплытие варяга
Новый объект, который строится сейчас рядом с коньячным заводом в Черняховске, поддерживает подход, заданный TOTEMENT / PAPER в проекте музея коньяка, и развивает сюжет. В «заводском спектакле» появился новый персонаж.
Лед и пламя: архитектура противоборства
Гостиничный комплекс, спроектированный TOTEMENT / PAPER для Камчатки, переосмысляет природу и культуру полуострова, одновременно бросая вызов катаклизмам сейсмоопасного полуострова, используя современные технологии ради чистой, открытой, ясной и красивой архитектуры.
WAF как зеркало тенденций
Десятый WAF в середине ноября выпустил манифест с десятью принципами. Анализируем тенденции, заявленные фестивалем, сопоставляем их с комментариями архитекторов, посетивших в этом году фестиваль.
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Мыслеобраз
Здание музея-хранилища коньяка в Черняховске – нечастый в контексте российской архитектуры пример ситуации, когда требовательная функция и творческая продуктивность архитекторов не вступают в конфликт, а совместно работают на создание интересной для глаз и чувств, точно просчитанной и гармоничной архитектуры.
Опыт вертикального города
Конкурсный проект небоскреба, сделанный для Гонконга Левоном Айрапетовым и Валерией Преображенской, продолжает поиски свежего взгляда на архитектурную материю, свойственного этим авторам, и одновременно предлагает новый взгляд на грамматику высотной архитектуры.
Парк в зоне турбулентности
Конкурсный проект аэропорта «Южный» бюро Totement/Paper: архитекторы сделали акцент на организации движения по аэропорту, проложив вдоль парка, предусмотренного программой конкурса, сеть крытых пешеходных галерей.
От простого к сложному
Для конкурса на проект выставочно-делового центра на острове Сахалин Левон Айрапетов и Валерия Преображенская предложили два варианта. Первый – смелый эксперимент над процессом формообразования, где из одной, многократно повторенной фигуры конуса архитекторы формируют сложное, непривычное пространство.
SPEECH года
26 мая состоялась церемония награждения 3 Московской биеннале архитектуры и 17 Международной выставки архитектуры и дизайна «Арх Москва 2012». Архитектором года назначили бюро SPEECH и его руководителей Сергея Чобана и Сергея Кузнецова.
Чувственная технологичность
Об участии бюро TOTEMENT/PAPER в конкурсе на проект жилой застройки в районе «Технопарк» иннограда «Сколково» и о концепции, разработанной в рамках этого состязания, рассказывает руководитель компании, архитектор Левон Айрапетов
Милан. Мебель. Кориан
17 апреля в Милане открывается очередная неделя дизайна, одна из главных интерьерных выставок мира. Компания DuPont Corian (совместно с московской фабрикой камня Artishok) покажет на ней выставку объектов, спроектированных несколькими российскими архитекторами, которые окажутся в экспозиционном пространстве, где раньше выставлялись Аманда Левет и Карим Рашид. Впрочем, знаменитости не оставят россиян «без присмотра». Публикуем проекты.
Две стихии цвета
Неподалеку от Ходынского поля, в доме на улице авиаконструктора Микояна, архитектурное бюро TOTEMENT/PAPER реализовало проект жилого интерьера. Квартира, переделанная под руководством архитекторов, напоминает белый город, раскинувшийся под ночным небом.
Из пустого в полное
В престижном коттеджном поселке Николо-Урюпино архитектурная мастерская TOTEMENT/PAPER реконструировала один из домов. Сооружению, выполненному в традиционном «новорусском» стиле, архитекторы сделали прививку современности, кардинально преобразившую коттедж.
Театр в кубе
В южнокорейском городе Пусане завершился международный открытый архитектурный конкурс на лучший проект оперного театра. Одним из участников этого состязания стало архитектурное бюро TOTEMENT/PAPER.
В поисках устойчивости
24 мая в Нижнем Новгороде объявлены лауреаты новой архитектурной премии «Архновация». Нижний опять ярко и неожиданно проявил себя, на этот раз – архитектурным фестивалем, который продолжался полгода и завершился вручением наград. Среди участников есть иностранцы, а среди победителей в основном москвичи, одно архитектурное бюро из Самары. Нижегородцы победили только в юношеской номинации, да и то – это такие нижегородцы, которые учились в Нидерландах. Марина Игнатушко – о новой нижегородской премии, которая заметно переросла региональный масштаб.
Клубок творчества
Архитектурное бюро «TOTEMENT / PAPER» – архитекторы Валерия Преображенская и Левон Айрапетов, и художник Александр Залавский, открыли в галерее дизайнерской мебели ФЛЭТЭКСПО выставку-инсталляцию «Куколка: тайна пустоты».
Геометрия выдержки
В Калининградской области архитектурная мастерская «TOTEMENT/PAPER» спроектировала музей и хранилище коньячного завода «Альянс-1892». В архитектурном облике этого комплекса тема виноделия нашла неожиданное символическое воплощение.
Код доступа
В 2011 году в Праге будет построено новое здание Национальной библиотеки Чехии. Международный архитектурный конкурс, в ходе которого был выбран его проект, состоялся почти четыре года назад. Одним из его участников стало московское бюро Totement/Paper, положившее в основу своего предложения принцип кодирования.
Башни над кубом
1 мая в Шанхае открылась Всемирная универсальная выставка ЭКСПО-2010. Для России эта дата значима вдвойне: наша страна не только принимает участие в престижной экспозиции, но и впервые за очень долгое время построила на ЭКСПО собственный павильон. Двенадцать белоснежных башен с красно-золотистым орнаментом символизируют одновременно и богатое историко-культурное наследие страны, и ее устремленность в будущее, открытость всему новому. Проект павильона был разработан бюро TOTEMENT/PAPER.
Похожие статьи
Купол-библиотека
Концептуальная библиотека в уезде Лунъю на востоке Китая задумана авторами, HCCH Studio, как эксперимент по соединению традиционных методов строительства и современных форм.
Точка опоры
Архитекторы АБ «Остоженка» спроектировали, практически на бровке склона над Окой в Нижнем Новгороде, две удивительные башни. Они стоят на кортеновых «ногах» 10-метровой высоты, с каждого этажа раскрывают панорамы на реку и на город; все общественные пространства, включая коридоры, получают естественный свет. Тут масса решений, нетиповых для жилой рутины нашего времени. Между тем, хотя они и восходят к типологическим поискам семидесятых, все переосмыслены в современном ключе. Восхищаемся Veren Group как заказчиком – только так и надо делать «уникальный продукт» – и рассказываем, как именно устроены башни.
Кристалл смотрит на вас
Прямо сейчас в Музее архитектуры началась Ночь музеев. Ее самая свежая новинка – «Кристалл представления» – объект Сергея Кузнецова, Ивана Грекова и компании КРОСТ, установленный во дворе. Он переливается светом, поет, он способен реагировать на приближение человека, и кто еще знает, на что еще.
Диалог культур на острове
Этим летом стартует бронирование номеров в спроектированной BIG гостинице сети NOT A HOTEL на острове Сагисима во Внутреннем Японском море. Строительство отеля должно начаться чуть позже.
Новая жизнь гиганта
Zaha Hadid Architects выиграли конкурс на разработку проекта нового паромного терминала в Риге. Под него реконструируют старый портовый склад.
Три глыбы
Конкурс на проект музеев современного искусства и естественной истории, а также Парка искусства и культуры в Подгорице выиграла команда во главе с бюро a-fact.
Переплетение учебы и жизни
Кампус Китайской академии искусства в Лянчжу по проекту пекинского бюро FCJZ рассчитан на творческое взаимодействие студентов с архитектурой.
Тайный британец
Дом называется «Маленькая Франция». Его композиция – петербургская, с дворцовым парадным двором. Декор на грани египетских лотосов, акротериев неогрек и шестеренок тридцатых годов; уступчатые простенки готические, силуэт центральной части британский. Довольно интересно рассматривать его детали, делая попытки понять, какому направлению они все же принадлежат. Но в контекст 20 линии Васильевского острова дом вписался «как влитой», его протяженные крылья неплохо держат фасадный фронт.
Сама скромность
Общественный центр по проекту Graal Architecture в коммуне Бейн недалеко от Парижа идеально вписан в холмистый ландшафт.
Семейное сходство
Бюро CoBe Architecture et Paysage разработало планировку сектора E Олимпийской деревни-2024 в пригороде Парижа и в качестве визуального и конструктивного ориентиров для партнеров реализовало здесь три жилых корпуса.
Среди дюн и кораллов
Гостиинца Ummahat 9-3 построена по проекту Кэнго Кумы на одноименном острове, принадлежащем Саудовской Аравии, в Красном море. Составляющие ее виллы мимикрируют под песчаные дюны и коралловые рифы.
Источник знаний
Новое здание средней школы в Марселе по проекту Panorama Architecture удачно трактует на первый взгляд очевидный образ раскрытой книги.
«Судьбоносный» музей
В шотландском Перте завершилась реконструкция городского зала собраний по проекту нидерландского бюро Mecanoo: в обновленном историческом здании открылся музей.
Кораблик на канале
Комплекс VrijHaven, спроектированный для бывшей промзоны на юго-западе Амстердама, напоминает корабль, рассекающий носом гладь канала.
Острог у реки
Бюро ASADOV разработало концепцию микрорайона для центра Кемерово. Суровому климату и монотонным будням архитекторы противопоставили квартальный тип застройки с башнями-доминантами, хорошую инсолированность, детализированные на уровне глаз человека фасады и событийное программирование.
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
Технологии и материалы
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Жилой комплекс «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Сейчас на главной
Красный театр
По проекту бюро ludi_architects во дворе «Бутылки» – бывшей круглой тюрьмы на острове Новой Голландия – открылся летний театр, вдохновленный атмосферой кабаре середины XX века. По вечерам здесь проходят концерты и перфомансы, днем пространство служит местом для отдыха и встреч.
НИИФИЛ <аретова>
Борис Бернаскони в ММОМА показывает, как устаревшее слово НИИ делает куратора по-настоящему главным на выставке, как подчинить живопись архитектуре и еще рассказывает, что творчество – это только придумывание нового. Разбираемся в масштабе новаций.
Польза+. Награды Арх Москвы
Вот и прошла Арх Москва, в пятницу наградили участников, в субботу догуляли. Выставку мы любим давно – за размах, разнообразие и упорство в освещении разных сторон архитектурной жизни. Она настоящий форум и феерия. Пробуем ответить на вопрос, как именно участники раскрыли тему Польза; спойлер – никак, но в этом и соль. И публикуем список награжденных.
На девятом облаке
В китайском мегаполисе Шицзячжуан началось строительство спортивного центра Cloud 9 по проекту MAD Architects. Чтобы максимально усилить сходство здания с облаком, его планируют обернуть полупрозрачной мембраной.
Новые ворота на 432 «гейта»
Архитекторы Coop Himmelb(l)au представили масштабный проект расширения дубайского аэропорта Аль-Мактум. Строительство планируется начать уже в этом году.
Константинов: путь к архитектуре
До 26 мая включительно не поздно успеть на распределенную по двум площадкам выставку Александра Константинова, доктора математики и художника-концептуалиста, автора объектов, причем очень крупных, городского и ландшафтного масштаба. Выставка – в Западном крыле ГТГ, два восстановленных объекта – в ГЭС-2. Автор экспозиции в ГТГ – Евгений Асс.
Купол-библиотека
Концептуальная библиотека в уезде Лунъю на востоке Китая задумана авторами, HCCH Studio, как эксперимент по соединению традиционных методов строительства и современных форм.
Альпийская горка
Микропроект от бюро KIDZ: корнер цветочного магазина в петербургском фудкорте, который соединяет технологичность и красоту природной несовершенности.
NEXT 2024: новая десятка
Спецпроект АРХ Москвы для молодых архитекторов NEXT пройдет уже в 15-й раз. Организаторы, во главе с куратором этого года, основателем бюро p.m. (personal message) Пабло Джонаттаном Пухно Бермео привнесли изменения: участников выбирали с помощью всероссийского конкурса, половина из них – не москвичи, а благодаря «Архитайлу» появился призовой фонд. Рассказываем, почему NEXT обязательно стоит посетить.
Точка опоры
Архитекторы АБ «Остоженка» спроектировали, практически на бровке склона над Окой в Нижнем Новгороде, две удивительные башни. Они стоят на кортеновых «ногах» 10-метровой высоты, с каждого этажа раскрывают панорамы на реку и на город; все общественные пространства, включая коридоры, получают естественный свет. Тут масса решений, нетиповых для жилой рутины нашего времени. Между тем, хотя они и восходят к типологическим поискам семидесятых, все переосмыслены в современном ключе. Восхищаемся Veren Group как заказчиком – только так и надо делать «уникальный продукт» – и рассказываем, как именно устроены башни.
Василий Бычков: «У меня два правила – установка на...
Арх Москва начнется 22 мая, и многие понимают ее как главное событие общественно-архитектурной жизни, готовятся месяцами. Мы поговорили с организатором и основателем выставки, Василием Бычковым, руководителем компании «Экспо-парк Выставочные проекты»: о том, как устроена выставка и почему так успешна.
Кристалл смотрит на вас
Прямо сейчас в Музее архитектуры началась Ночь музеев. Ее самая свежая новинка – «Кристалл представления» – объект Сергея Кузнецова, Ивана Грекова и компании КРОСТ, установленный во дворе. Он переливается светом, поет, он способен реагировать на приближение человека, и кто еще знает, на что еще.
Безопасное пространство
Для клиники доказательной психотерапии мастерская Lo design создала обволакивающий монохромный интерьер, который соединяет черты ваби-саби и ретрофутуризма. Наполненные предметами искусства и декора кабинеты отличаются по настроению и помогают выйти за рамки привычного мышления.
Влад Савинкин: «Выставка как «маленькая жизнь»
АРХ МОСКВА все ближе. Мы поговорили с многолетним куратором выставки, архитектором, руководителем профиля «Дизайн среды» Института бизнеса и дизайна Владиславом Савинкиным о том, как участвовать в выставках, чтобы потом не было мучительно больно за бесцельно потраченные время и деньги.
Диалог культур на острове
Этим летом стартует бронирование номеров в спроектированной BIG гостинице сети NOT A HOTEL на острове Сагисима во Внутреннем Японском море. Строительство отеля должно начаться чуть позже.
Пресса: АрхМосква: десять архитектурных бюро-финалистов NEXT...
На следующей неделе начнется выставка архитектуры и дизайна АРХ МОСКВА. Темой этого года стала «ПОЛЬЗА». Рассказываем про десять молодых архитектурных бюро, возраст которых не превышает 10 лет, а также про их мечты и видение будущего архитектуры. Проекты этих бюро стали финалистами спецпроекта выставки NEXT 2024 и будут представлять свои «полезные» разработки в Гостином дворе с 22 по 25 мая. Защита финалистов и объявление победителя состоится 23 мая в 13:00 в Амфитеатре.
Место под солнцем
Две виллы в Сочи по проекту бюро ArchiNOVA: одна «средиземноморская» со ставнями и черепицей для заказчиков из Санкт-Петербурга, вторая – минималистичная с панорамным обзором на горы и море.
Новая жизнь гиганта
Zaha Hadid Architects выиграли конкурс на разработку проекта нового паромного терминала в Риге. Под него реконструируют старый портовый склад.
Три глыбы
Конкурс на проект музеев современного искусства и естественной истории, а также Парка искусства и культуры в Подгорице выиграла команда во главе с бюро a-fact.
Переплетение учебы и жизни
Кампус Китайской академии искусства в Лянчжу по проекту пекинского бюро FCJZ рассчитан на творческое взаимодействие студентов с архитектурой.
Улица как смысл
В рамках воркшопа, который Do buro проводило совместно с Обществом Архитекторов в центре «Зотов», участники переосмысляли одну из улиц Осташкова, формируя новые центры притяжения. Все они тесно связаны с традициями места: чайный домик, бани, оранжереи, а также кожевенная мастерская, место для чистки рыбы и полоскания белья.
Ледяная пикселизация
Конкурсный проект омского аэропорта от Nefa Architects восходит к предложению тех же авторов, выигравшему конкурс 2018 года. В его лаконичных решениях присутствует оммаж омскому модернизму, но этот, вполне серьезный, пластический посыл соседствует с актуальным для нашего времени игровым: архитекторы сопоставляют предложенную ими форму со снежной или ледяной крепостью.
Ивановский протон
В Рабочем поселке Иваново по соседству с университетским кампусом планируют открыть общественно-деловой центр, спроектированный мастерской p.m. (personal message). В основе концепции – идея стыковки космических аппаратов.
Памяти Юрия Земцова
Петербургский архитектор, которого помнят как безусловного профессионала, опытного мастера работы с историческим контекстом и обаятельного преподавателя.