English version

Театр в кубе

В южнокорейском городе Пусане завершился международный открытый архитектурный конкурс на лучший проект оперного театра. Одним из участников этого состязания стало архитектурное бюро TOTEMENT/PAPER.

author pht

Автор текста:
Анна Мартовицкая

14 Сентября 2011
mainImg
Мастерская:
TOTEMENT/PAPER
Проект:
Оперный театр (конкурсный проект)
Южная Корея, Пусан

Авторский коллектив:
Левон Айрапетов, Валерия Преображенская, Егор Легков, Аделина Ривкина, Евгений Косцов

2011 — 2011
Пусан – второй по величине и значению после Сеула город Южной Кореи, крупнейший порт этой страны. Он был основан 135 лет назад и сегодня переживает период активного обновления своего имиджа, в том числе и архитектурного Пусан знаменит сразу несколькими сооружениями-рекордсменами, в частности, именно здесь находится самый длинный мост Южной Кореи – Кванъан, работает самый большой универмаг в мире – Shinsegae Centum City, а также возводится один из высочайших небоскребов на планете – Lotte Super Tower. Впрочем, городу этого мало. В рамках обновления Северного порта Чун-гу администрация Пусана намерена построить на небольшом искусственном острове уникальный оперный театр – на проект этого здания, призванного стать новым символом города, был объявлен международный открытый конкурс, в котором могли участвовать как профессиональные архитекторы, так и студенты архитектурных ВУЗов.

Левон Айрапетов и Валерия Преображенская, руководители TOTEMENT/PAPER, вспоминают, что конкурсное задание сразу показалось им очень интересным – прежде всего, из-за самой функции объекта (в состав комплекса следовало включить два зала – для оперных постановок на 2000 мест и универсальный на 1100-1300 мест), его большой площади (до 60000 кв.м) и, конечно, расположения на искусственном острове.  «В своей работе над проектом мы исходили из того, что подобный заказ на общественное здание, являющееся символом культурного развития города и его туристической привлекательности, событие отнюдь не исключительное, и ответов на поставленную задачу существует много, – рассказывают архитекторы. – Поэтому мы решили, что необходимо новое, не приевшееся формообразование, и именно на этом заострили наше внимание, выбирая варианты из эскизов, сделанных по этому поводу в нашем бюро. Образ театра для нас должен был совмещать ощущение невероятности (чуда), дерзкости и быть «не-знакомым». Нам также казалось необходимым, чтобы «восточное» – корейское – считывалось в создаваемом образе. Учитывая, что конкурсное задание было сформулировано крайне абстрактно, мы решили, что здание должно предусматривать возможность перекомпановки функций при сохранении образа. Все вместе это и определило способ формообразования: структура состоит из простых объемов, скомпанованных с учетом связей и обрезанная простой формой, поставленной в невероятное положение. При любом изменении в задании по набору помещений и их размеру, действия повторяются подобным образом: простые геометрические формы складываются и обрезаются».

В основу образа здания положен куб. Правда, TOTEMENT/PAPER не были бы собой, если бы позволили кубу просто встать на одну из граней и неподвижно замереть в таком положении, поэтому опорой в данном случае служит ребро. А поскольку, напомним, театр расположен в центре искусственного водоема, то получается, что куб одним из своих углов полностью уходит под воду, а поверхность последней, в свою очередь, отражает и подчеркивает его наклонные грани. Помимо всего прочего, кубическая форма здания сделала одинаково значимыми все фасады театрального здания– по замыслу архитекторов, благодаря этому оно будет одинаково динамично восприниматься и с набережной Пусана, и с моря.

Перед нами куб, максимально открытый своему окружению: многочисленные складки разной глубины, образовавшиеся в ходе складывания сложной формы, делают оболочку здания похожей на искусно снятую кожуру какого-то экзотического фрукта, которая, кажется, то растягивается как пружина, то скручивается в тугую спираль. Динамизм придуманной структуры подчеркнут с помощью материалов: внешние поверхности куба обшиты листами полированного металла, внутренние стены лоджий и лож выкрашены в ярко-красный цвет. «Благодаря металлу, куб своими нижними гранями отражает землю и воду, верхними – небо и солнце, таким образом, объединяя в себе все четыре стихии мира, – поясняют свой замысел архитекторы. – Красный цвет, в свою очередь, способствует возникновению множества визуальных ассоциаций (здание похоже и на ограненный кристалл, и на раскрывающийся цветок, и на «пагоду без основания») и надолго задерживает в памяти этот образ». Конечно, красный цвет был выбран архитекторами еще и потому, что он исторически ассоциируется с театром, особенно оперным, залы которого традиционно украшались именно алым бархатом.

В той части куба, которая уходит под воду (и ниже воды, поскольку чаша водоема приподнята над уровнем земли), расположены кафе, билетные кассы, сувенирные магазины и внутренние дворики с бассейнами. Попасть в подземно-подводную часть театра посетители могут непосредственно с набережной или спустившись по пандусам, прорезающим водоем. С городом же театр связан двумя мостами. Один из них – транспортно-пешеходный, – ведет с набережной под водоем, к опорной части куба, где осуществляется вся необходимая загрузка, а также спроектирована парковка для туристических автобусов. Второй – сугубо пешеходный, – поднимается с набережной к вестибюлю театра на отметку +13 м, а переход по нему превращается в целый пространственный спектакль: с его помощью зрители получают возможность не только рассмотреть пиктограммы водоема, но и обойти сам театр, а также через многочисленные ниши заглянуть внутрь здания.

Необычное путешествие можно продолжить и после того, как вошел в здание: перемещаясь с уровня на уровень и попадая на многочисленные внутренне-внешние площадки, зрители, по замыслу TOTEMENT/PAPER, смогут наблюдать за внутренней жизнью театра, для этого сюда открыты части балетных классов и репетиционных комнат, кухни ресторанов и мастерские декораторов, сцены, офисы и даже часть складских пространств. «Таким образом мы стремились рассказать о грандиозных усилиях сотен людей, создающих завораживающее действие – Театр», – говорят авторы проекта.

Яркое архитектурное решение здания, амфитеатры, парящие между небом и землей, и смотровые площадки, расположенные на всех уровнях здания, с которых открываются великолепные виды на город и океан, делают новый театр неотъемлемой частью городской панорамы, а панораму, в свою очередь, частью незабываемого шоу. И эта взаимосвязь внешнего и внутреннего, простого (внешняя форма куба) и сложного (внутренняя структура здания), отражающего (металл) и поглощающего (отделка интерьера) также очень характерна для TOTEMENT/PAPER – сами они сравнивают свое театральное здание с увертюрой к основному действию, которое ждет зрителя в самом центре куба – одном из двух театральных залов.
Оперный театр (конкурсный проект) © Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер»
Оперный театр (конкурсный проект) © Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер»
Оперный театр (конкурсный проект) © Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер»
Оперный театр (конкурсный проект) © Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер»
Оперный театр (конкурсный проект) © Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер»
Оперный театр (конкурсный проект) © Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер»
Оперный театр (конкурсный проект) © Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер»
Разрез
Оперный театр (конкурсный проект) © Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер»
Оперный театр (конкурсный проект) © Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер»
Оперный театр (конкурсный проект) © Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер»
Оперный театр (конкурсный проект) © Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер»
План на отметке +13.000
План на отметке +37.800
План на отметке +74.460
План на отметке +92.200
Оперный театр (конкурсный проект) © Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер»
Оперный театр (конкурсный проект) © Архитектурное бюро «Тотемент/Пейпер»
zooming
Функциональные диаграммы
zooming
Морфогенез


Мастерская:
TOTEMENT/PAPER
Проект:
Оперный театр (конкурсный проект)
Южная Корея, Пусан

Авторский коллектив:
Левон Айрапетов, Валерия Преображенская, Егор Легков, Аделина Ривкина, Евгений Косцов

2011 — 2011

14 Сентября 2011

author pht

Автор текста:

Анна Мартовицкая
Технологии и материалы
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Питеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
Сейчас на главной
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.
Бранденбургские колоннады
На этих выходных открывается долгожданный для жителей и посетителей немецкой столицы аэропорт Берлин-Бранденбург – BER. Его архитекторы – бюро gmp, авторы закрывающегося с открытием BER Тегеля.
Точка отсчета
Здесь мы рассматриваем два ретро-объекта: одному 20 лет, другому 25. Один из них – первые в истории Петербурга таунхаусы, другой стал первым примером элитного жилья на Крестовском острове. Оба – от бюро «Евгений Герасимов и партнеры».
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Облако на холме
Бюро Alvisi Kirimoto завершило реконструкцию разрушенной землетрясением музыкальной школы в итальянском Камерино. Реализовать проект удалось менее чем за 150 дней.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Деревянный рай
Квартал по проекту Berger + Parkkinen и Querkraft в районе Асперн в Вене выстроен из дерева – как клееной, так и обычной древесины на бетонном каркасе, причем очень многие элементы конструкции – сборные, предварительно изготовлены на заводе.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства новой ратуши по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.