English version

Генезис регулярности

Что произойдет, если композицию и идеи, лежащие в основе структуры регулярного парка XVIII века, применить для создания малоэтажного пригорода? Царскосельскую интерпретацию темы субурбии, одновременно уважительную и слегка ироничную, можно оценить на примере проекта планировки микрорайона в Пушкине.

Елена Петухова

Автор текста:
Елена Петухова

mainImg
Архитектор:
Никита Явейн
Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru
Проект:
Жилой микрорайон в Пушкине
Россия, Пушкин, территория, ограниченная Петербургским шоссе, Кузьминским шоссе, границей Царскосельского завода и б

Авторский коллектив:
Архитекторы: Н. И. Явейн, В. И. Бурмистрова, В. А. Зенкевич,
при участии Р. О. Покровского
Визуализация: А. А. Патрикеев

2017

Заказчик: ЗАО «Корпорация «Петрострой»
Сохранение индивидуальности
Города расширяются, захватывая пригороды. В тех немногих из них, где недвижимость пользуется постоянным спросом, идет активная экспансия. Десятки небольших, но нетривиальных городков с собственной историей и характером поглощает волна типовой коммерческой застройки. Они исчезают, превращаясь в новые районы, а их звучные когда-то имена становятся частью брендирования жилых комплексов, элитных и не очень.

Для «Студии 44», имеющей большой опыт работы в исторической среде, с особым чувством и ответственностью подходящей к внедрению новых объектов или реконструкции старых зданий, заказ на разработку проекта планировки большого жилого массива на въезде в город Пушкин предоставил шанс продемонстрировать альтернативные подходы к коммерческой жилой застройке на территории города с ярко выраженным градостроительным и архитектурным своеобразием. Архитекторы сразу определили для себя основной вектор поисков – использование характерных особенностей города для создания новой застройки, гармонично дополняющей старую.
Жилой микрорайон в Пушкине. Жилой комплекс 4
© Студия 44
Вид на участок под застройку с высоты птичьего полета. Жилой микрорайон в Пушкине
© Студия 44

Никита Явейн так сформулировал исходную задачу: «Исследовать структуру – планировочную, жилую, парковую, определяющую Царское Село. Его генезис. И из этого сделать современную архитектуру, вырастающую из того города, в котором она появится. Не искусственную, а органично продолжающую традицию, развивая и трансформируя ее, ориентируясь на запросы современного мира».

Пушкин – Царское Село
Город Пушкин – настоящее сокровище. Один из тех городов, что сложились словно ожерелье вокруг Санкт-Петербурга при царских дворцах и парковых ансамблях. Неудивительно, что ЮНЕСКО включил его в список охраняемых объектов с формулировкой «Исторический центр Санкт-Петербурга и связанные с ним группы памятников». Город был основан в 1710 году и до 1918 года носил имя Царское Село. До сих пор питерцы используют оба названия, прежнее – когда говорят об историческом наследии и памятниках, и современное, когда речь идет о его сегодняшнем или завтрашнем дне. Основной достопримечательностью города является музей-заповедник «Царское Село» – памятник градостроительного искусства и дворцово-парковый ансамбль XVIII – XIX веков. В состав заповедника входит Екатерининский парк с Большим Екатерининским дворцом (заложен в 1717 году), Александровский дворец (1792–1796) и одноименный парк, а также другие сооружения.
Царское Село, Екатерининский парк, план 1767-68 г.г.
© Студия 44
Фрагмент Екатерининского парка на спутниковом снимке.
© Студия 44


Боскетно-павильонная система
Особенностью планировочной структуры Царского села стало использование в его жилой части того же планировочного модуля, что и в парковой: центр города разбит на ортогональные кварталы, повторяющие по размерам (130–180 м) большие партеры, куртины и боскеты Екатерининского и Александровского парков.
Фрагмент планировки регулярного Екатерининского парка. Жилой микрорайон в Пушкине
© Студия 44
Застройка центральной части г. Пушкина. Спутниковый снимок.
© Студия 44

«Студии 44» хорошо знакомы и привычны принципы регулярной планировки и ее возможности в плане адаптации к современным задачам. С использованием регулярной композиции бюро спроектировало и построило в середине 2000-х годов гостиничный комплекс «Новый Петергоф». В 2007 году – в конкурсном проекте реконструкции комплекса Апраксина Двора в Санкт-Петербурге, построенного в свое время на бывшей территории регулярного парка, архитекторы тщательно сохранили и акцентировали его линеарную структуру. Кроме того, с 2010 года «Студия 44» занимается проектом реконструкции и приспособления под музейную функцию Александровского дворца в Пушкине.

Неудивительно, что при столь глубоком погружении в тему и ясном представлении о преемственной связи между историческим наследием Царского Села и новой застройкой Пушкина, в качестве прототипа и источника вдохновения для проекта планировки жилого микрорайона «Студия 44» выбрала структуру и формат регулярного парка, со всеми его особенностями, странностями и даже архитектурными причудами.

В качестве последних выступают характерные для Пушкина постройки «в стилях» – парковые павильоны и городки, стилизованные под экзотические: китайские, египетские, турецкие, неоготические, а-ля рюс и так далее. Хозяйка Большого дворца, императрица Екатерина II называла такую архитектуру «занимательной», поскольку она была предназначена не только для увеселения гостей, но и для их просвещения в архитектурно-этнографическом плане. В проекте Никиты Явейна эта «занимательная» архитектура использовались в качестве источника формообразования для новых жилых домов. Разумеется все эти источники были творчески переработаны в легкоузнаваемой манере «Студии 44».
Отправные точки формообразования. Этнические «городки» и «деревни» в Царском Селе
© Студия 44
Жилой микрорайон в Пушкине. Отправные точки формообразования. «Занимательная» архитектура
© Студия 44
Жилой микрорайон в Пушкине. Отправные точки формообразования. «Занимательная» архитектура
© Студия 44


Регулярное разнообразие
Территория, выделенная под строительство нового микрорайона – площадью больше 100 га, расположена на въезде в город Пушкин. Участок трапециевидной формы примыкает с востока к Петербургскому шоссе, с юга – к Кузьминскому шоссе, а с севера – к разлившейся в небольшое озерцо речке Кузьминке. Вдоль русла реки вытянулся дополнительный участок, предназначенный для второй очереди строительства.
Спутниковый снимок участка под застройку. Жилой микрорайон в Пушкине
© Студия 44

Планировка первой очереди имеет четкую структуру с базовым шагом проездов и улиц в 180х180 метров и целой коллекцией вариаций на тему этого модуля, тщательно маскирующих свою родственную связь с ним.
Схема разбивки на базовые квадраты. Жилой микрорайон в Пушкине
© Студия 44
Схема застройки. Введение дополнительных элементов. Жилой микрорайон в Пушкине
© Студия 44
Схема застройки. Жилой микрорайон в Пушкине
© Студия 44
Генеральный план застройки. Жилой микрорайон в Пушкине
© Студия 44

Центр первой очереди занимают четыре квартала, которые с подкупающей искренностью принимают на себя роль оммажа партеру Александровского парка. Заданные размеры кварталов позволяют разместить в центре квартала еще одно здание. Это усложняет задачу проектировщика, но и помогает придать застройке большее сходство с ландшафтом, в котором куртины превращены в дома, а цветники и газоны – во дворы и детские площадки. По словам Никиты Явейна, «из многослойного рисунка боскета делается жилая структура. Масштаб, характер и сам рисунок новой городской застройки настолько соприродны контексту, что при взгляде на план микрорайона, совмещенный с аэрофотосъемкой города, он практически неотличим от исторической части и парадных парковых зон».
План фрагмента застройки с историческими прототипами. Жилой микрорайон в Пушкине
© Студия 44
Жилой микрорайон в Пушкине. Жилой комплекс 4
© Студия 44

Принцип планировки центральных кварталов един – периметр с разрывами и центральный блок с маленьким внутренним двором. Легкочитаемое сходство с фортификационными сооружениями не случайно. Это парафраз «шутейных» крепостей или городков с круглыми и квадратными угловыми башнями. Ради сходства с боскетами архитекторы позволили себе роскошь использовать планировки корпусов со срезанными под 45º углами и диагональными прострелами дворов. Красота композиции и чистота идеи требует жертв.

Вокруг этих четырех «образцовых» боскетов расположены их вариации. Где-то модуль уменьшается вдвое, формируя угловую композицию из четырех небольших диагонально рассеченных домов, где-то – наоборот – увеличивается в полтора раза, превращаясь в подобие кваренгиевского идеального квартала, с площадью в центре, окруженной лабиринтом из Г- и Т-образных корпусов.
План фрагмента застройки с историческими прототипами. Жилой микрорайон в Пушкине
© Студия 44
План фрагмента застройки с историческими прототипами. Жилой микрорайон в Пушкине
© Студия 44

С другой стороны участка, вдоль скошенной грани трапеции, уступчатой змейкой встроились блокированные домики в английском стиле.
План фрагмента застройки с историческими прототипами. Жилой микрорайон в Пушкине
© Студия 44
Эскизные вариант визуализации застройки жилого микрорайона в Пушкине
© Студия 44

На основе квадратного модуля решены общественные здания; вдоль северной границы микрорайона разместились школа, детские сады, поликлиника, спортивный и культурный центры, у южной границы – рынок.
План фрагмента застройки с историческими прототипами. Жилой микрорайон в Пушкине
© Студия 44
Эскизные вариант визуализации застройки жилого микрорайона в Пушкине
© Студия 44

Их объемно-пространственное решение отталкивается от еще одного популярного в XVIII веке декоративного мотива – египетской темы, разумеется, в виде самого характерного для нее образа – пирамиды. В качестве покрытий используются четырехскатные крыши и пространственные конструкции с самыми разными пирамидальными элементами.
План фрагмента застройки с историческими прототипами. Жилой микрорайон в Пушкине
© Студия 44

По соседству с «боскетами» архитекторы расположили еще один необычный арх-объект – многосекционный жилой дом, образующий кольцо. Какие прототипы тут сработали, сказать достаточно сложно. Вероятно, это могла быть и легендарная «Бутылка» из «Новой Голландии» или какие-то потешные парковые сооружения. В любом случае, это вряд ли были знаменитые московские кольцевые дома, построенные к Олимпиаде-80. В общей графике генплана это нарочито неквадратное образование смотрится достаточно провокационно – словно проектировщики сначала декларировали правила игры, а затем с большим удовольствием их нарушили. Но лишь в одном случае. Главные правила застройки определены и остаются неизменными.
Аксонометрия фрагмента застройки. Жилой микрорайон в Пушкине
© Студия 44

Нормы и правила
В составе проекта планировки территории четко заданы структура и основные функциональные зоны застройки, трассировка проездов, расположение, габариты кварталов и их специфическая конфигурация, отсылающая к «шутейным» прототипам, а также остальные параметры, которые в будущем определят качество среды и должны будут соблюдаться застройщиками и разработчиками проектов отдельных кварталов. При нормативной плотности жестко лимитирована высота строений. Основной массив жилой застройки, занимающий 32% территории, сформирован четырехэтажными домами с лифтами (плюс мансардный этаж) со скатными кровлями. Высота зданий – 18 м.

Под корпусами и частью дворов размещается одноэтажная подземная парковка, которая обеспечивает достаточное количество машиномест, немного превышающее количество квартир. Большая высота паркинга – около 3 метров, позволяет заезжать внутрь для разгрузки «Газелям», освобождая дворы от погрузочных работ и долговременного присутствия грузового транспорта.
Фрагмент застройки жилого микрорайона в Пушкин
© Студия 44

Архитектура лишь намечена, оставляя будущим разработчикам достаточно широкий диапазон для творчества, как в плане стилизаций, так и в подборе отделочных материалов. Никита Явейн так комментирует это момент: «Облик каждого квартала определяется индивидуально. В отделке могут применяться самые разные материалы, соответствующие заданной стилистике. Мы бы хотели видеть здесь белокаменный городок в русском стиле, кирпичный английский квартал, сдержанный северный скандинавско-петербургский модерн, цветные средиземноморские дома и бело-серый конструктивизм. В своем проекте планировки мы задали общую канву, параметры, характер застройки и диапазон вариантов. Конкретные архитектурные решения определят проектировщики отдельных зданий и комплексов в составе микрорайона».
Эскизные вариант визуализации застройки жилого микрорайона в Пушкине
© Студия 44


Парки и зоны отдыха
На севере территории, вдоль берега реки Кузьминки и на востоке, вдоль Петербургского шоссе, оставлены зеленые зоны отдыха. И хотя их оформление кардинально отличается, демонстрируя различные традиции ландшафтного дизайна, они образуют единую рекреационную систему с велосипедными и прогулочными дорожками, площадками для отдыха и занятий спортом. Речная часть решена в пейзажном стиле, точнее в его современной интерпретации, с сохранением живописных куп деревьев и зелеными газонами, переходящими в пляжную зону у воды. Вдоль шоссе протянулась парадная эспланада двухсотметровой ширины, в начале которой, на въезде в город Пушкин со стороны Санкт-Петербурга будет построена церковь. Пока планировка этой зоны решена архитекторами «Студии 44» в полном соответствии с правилами регулярного партерного парка, с боскетами и геометрической трассировкой дорожек, как парафраз исторических образцов, расположенных по соседству. В дальнейшем, после перехода этой территории в собственность города Пушкин, вопрос планировки и оформления парка вдоль шоссе будет рассмотрен городскими властями.
Эскизные вариант визуализации застройки жилого микрорайона в Пушкине
© Студия 44

«Несерьезный» манифест
Анализируя проект планировки микрорайона в городе Пушкин, сложно избавиться от ощущения, что перед нами академическое исследование или экспериментальная концепция в духе «идеального города». Уж слишком выверенная и правильная геометрия положена в основу структуры застройки и слишком затейливые по конфигурации дома в нее инсталлированы. Во всем этом чувствуется некая архитектурная ирония, неизбежная, когда современный мастер, отлично знающий исторические образцы и при этом обладающий собственным, легко узнаваемым профессиональным языком, создает проект-парафраз или, если угодно, стилизацию под памятники прошлого.

Невольно встает вопрос, насколько актуальна и жизнеспособна созданная система? То, что было хорошо и органично в планировках регулярных парков в XVIII веке – сможет ли ответить на потребности современного рынка недвижимости?

В любом другом случае ответить на эти вопросы было бы непросто. Но не со «Студией 44». Эта команда умеет работать с историческим наследием, насыщая формы прошлого новой энергией и функциями, возвращая им жизнь и актуальность.

На вопрос об ироничности и идеалистичности проекта Никита Явейн сказал: «Царское Село – это место, где люди отдыхают. Мне кажется, что это место требует именно такого, немного ироничного и литературного подхода. В нем представлена целая палитра решений, сознательно наделенных нами некой сказочностью, несерьезностью в хорошем смысле этого слова. Сама среда диктует проектные решения, учитывающие историю и легенду места. Весь проект планировки насыщен такими переносами и прямыми ассоциациями. И в этом смысле проект микрорайона в Пушкине может восприниматься как наш манифест, показывающий идеологию и методологию нашего проектирования. Причем показывающий в незамутненном, кристальном виде взаимосвязь прототипа, источника вдохновения и созданного нами оригинального проекта». 
Архитектор:
Никита Явейн
Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru
Проект:
Жилой микрорайон в Пушкине
Россия, Пушкин, территория, ограниченная Петербургским шоссе, Кузьминским шоссе, границей Царскосельского завода и б

Авторский коллектив:
Архитекторы: Н. И. Явейн, В. И. Бурмистрова, В. А. Зенкевич,
при участии Р. О. Покровского
Визуализация: А. А. Патрикеев

2017

Заказчик: ЗАО «Корпорация «Петрострой»

07 Ноября 2017

Елена Петухова

Автор текста:

Елена Петухова
Студия 44: другие проекты
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Никита Явейн о Главном штабе
Видео-лекция – около часа – о проекте реконструкции восточного крыла Главного штаба, который стал основным сюжетом юбилейной выставки архитекторов «Студии 44», на youtube Государственного Эрмитажа.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Поиск стиля
В стремлении найти ответ на давний вопрос о петербургском стиле «Студия 44» соединила контекстуальные аллюзии, современный парафраз северной неоклассики и альтернативный подход к квартальной застройке. Получилось крупно и цельно.
Игорь Явейн. Архитектор транспортных потоков
Олег и Никита Явейны создали сайт про отца – Игоря Явейна: он дает возможность изучить полный архив проектов мастера авангарда, основоположника опередившей свое время теории транспортно-пересадочных узлов, автора книги об архитектуре потоков, актуальной до сих пор.
Театр-город
Вторая очередь Академии танца Бориса Эйфмана выстроена вокруг здания театра, а «крутится» ее пространство вокруг архитектурной сценографии городка-атриума. Получается матрешка: театр в городе, город в театре, и все это школа. Очень эффективный вариант использования пространства.
Как сохранить деревянное: Петербург
«Студия-44» разработала для Санкт-Петербурга Концепцию сохранения памятников деревянной архитектуры. Особенно интересна в ней методика определения ценности зданий, а также параметрическая модель, которая наглядно показывает, что нужно спасать в первую очередь.
Вереница впечатлений
Парк-ожерелье для первой линии намыва Васильевского острова насыщен современными функциями, но обладает регулярной структурой и отсылками к классическим петербургским садам. Проект победил в конкурсе, его планируется реализовать.
Репрезентативная выборка
Семь архитекторов Петербурга – о завершившейся на днях биеннале, защите рынка и открытости, разных поколениях, и о традициях фестиваля, организуемого ОАМ.
Долина знаний
«Студия 44» разработала проект образовательного центра в Сочи, соединив павильонный подход с космическими мотивами, ассоциирующимися с названием центра «Сириус».
Билет на праздник: архитекторы о WAF-2018
В конце ноября прошел очередной фестиваль WAF. На этот раз в Амстердаме. Говорим с восемью российскими участниками, вошедшими в шорт-лист и презентовавшими свои проекты. В том числе и с Никитой Явейном, победителем в номинации Культура-Проект.
Акупунктура городов
На петербургском Культурном форуме архитекторы поговорили о том, какую пользу международные события могут принести городам.
Владимир Фролов: «Стремление к абсолютному комфорту...
В преддверии фестиваля «Зодчество`18» главный редактор журнала «Проект Балтия» Владимир Фролов рассказал о своем кураторском проекте – выставке «Идеал и норма», которую можно будет увидеть в «Манеже» с 19 по 21 ноября
Невидимые города
Какими архитекторы видят идеальные города будущего и что требуется для достижения идеала? Репортаж с выставки «Идеал и норма» и сопровождавшей ее открытие конференции с участием скандинавских архитекторов.
Никита Явейн: «Мы работаем над архитектурой потоков»
Венецианская биеннале длится полгода, до 25 ноября, так что думаю не поздно поговорить и о российском павильоне. Мы выбрали две его экспозиции для более пристального рассмотрения и беседуем с почетным, как оказалось, железнодорожником Никитой Явейном.
WAF: российские проекты
В шорт-лист премии Всемирного фестиваля архитектуры WAF-2018 вошли тринадцать российских проектов от семи архитектурных бюро. Мы поговорили со всеми номинантами о проектах и о том, зачем им фестиваль.
Похожие статьи
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
WAF как зеркало тенденций
Десятый WAF в середине ноября выпустил манифест с десятью принципами. Анализируем тенденции, заявленные фестивалем, сопоставляем их с комментариями архитекторов, посетивших в этом году фестиваль.
Генезис регулярности
Что произойдет, если композицию и идеи, лежащие в основе структуры регулярного парка XVIII века, применить для создания малоэтажного пригорода? Царскосельскую интерпретацию темы субурбии, одновременно уважительную и слегка ироничную, можно оценить на примере проекта планировки микрорайона в Пушкине.
Мыслеобраз
Здание музея-хранилища коньяка в Черняховске – нечастый в контексте российской архитектуры пример ситуации, когда требовательная функция и творческая продуктивность архитекторов не вступают в конфликт, а совместно работают на создание интересной для глаз и чувств, точно просчитанной и гармоничной архитектуры.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Теоретик небоскреба
В Strelka Press выпущено второе издание книги Рема Колхаса «Нью-Йорк вне себя». Впервые на русском языке она вышла в этом издательстве в 2013. Публикуем отрывок о «визуализаторе» Манхэттена 1920-х Хью Феррисе, более влиятельном, чем его заказчики-архитекторы.
Тимур Башкаев: «Ради формирования высококачественных...
Новое видео из серии Генплан. Диалоги: разговор Виталия Лутца с Тимуром Башкаевым – об образе реновации, каркасе общественных пространств, о предчувствии новых технологий и будущем возрождении дерева как материала. С полной расшифровкой.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.