English version

Раскрытие темы

Сочетание почти театральной сценографии, механики архитектуры современности и усадебной ностальгии в этом доме решено настолько ненавязчиво и тонко, что рядом с ним и дышится как будто легче.

mainImg
Архитектор:
Владимир Плоткин
Проект:
Жилой комплекс «Сколково-парк» в Заречье
Россия, Новоивановский с.о., район р.п. Заречье

Авторский коллектив:
Руководитель авторского коллектива: Плоткин Владимир Ионович
Архитекторы: Гусарев Сергей Александрович, Травкин Андрей, Кузнецова Елена, Васильченко Александра, Бутусов Андрей, Денисова Юлия, Диашева Татьяна, Ильевская Мария, Ковшель Елена, Степанова Анна

2008 — 2009 / 2010 — 2014
Жилой комплекс «Сколково-парк» построен по заказу девелоперской компании Millhouse недалеко от МКАД (до трассы 160 м по прямой), южнее Сколковского шоссе, рядом с ЖК «Грюнвальд», на улице Весенняя посёлка Заречье. Класс – премиум, квартиры большие, от 60 до 130 м2, а для жильцов первых этажей предусмотрены собственные небольшие палисадники. Парковка просторная, благоустройство выше всяких похвал, до бизнес-школы пять минут пешком, до иннограда пятнадцать. С точки зрения жизненных благ, комфорта и качества всё прекрасно.

Millhouse принадлежат в этих краях около 600 га земли, включая взятый в долгосрочную аренду и затем благоустроенный парк Мещерский, он же Баковский. К северу от шоссе, в пазухе территории иннограда, Millhouse также обустроил самый большой в Европе гольф-клуб. В будущем заказчик планирует построить на участке между новым жилым комплексом и МКАДом несколько корпусов бизнес-парка. Кроме того, очищена и благоустроена река Сетунь, которая протекает по северной границе территории ЖК: укреплены берега, появилась набережная из лиственницы – она высоко приподнята над водой на сваях, предупреждая половодье. В этих местах, которые теперь у москвичей ассоциируются не столько с заборами элитных особняков, сколько с «тематикой инноваций», – тесновато, но красиво, а «Сколково-парк» так и вовсе выглядит как райский уголок, в немалой степени за счет архитектуры Владимира Плоткина.
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». На первом плане – набережная Сетуни. Фотография © Алексей Народицкий, 2015

Мы рассказывали о проекте жилого комплекса в Заречье, впоследствии названного «Сколково-парк», в 2010 году. Строительство здания Школы управления «Сколково» Дэвида Адажйе тогда только завершалось по соседству, инноград же существовал в виде живописного генплана бюро AREP, а о районах D2 Технопарка ещё и слышно не было. Тогда мне показалось, что важная особенность проекта Владимира Плоткина – внезапный переход от любимых архитектором прямых линий к кривым, смена пластической парадигмы от линейки к циркулю.

Дугообразная форма очень важна для зданий «Сколково-парка», но она стала, по словам Владимира Плоткина, следствием множества ограничений сложного участка. Коротко говоря, дому пришлось изогнуться таким образом, чтобы получить для своих квартир максимум солнечного света.

Дело в том, что в южную сторону, самую выгодную с точки зрения инсоляции, согласно правилам окружающих территорий, не должно было смотреть ни одно окно жилого комплекса. С востока – шумный МКАД, а самая приятная часть ландшафта – река, расположена с северной стороны. Относительно свободна от ограничений, но тоже не слишком хороша в смысле освещения закатная западная сторона. Поэтому – как архитектор рассказал в своем интервью журналу «Проект Россия» (№77, 2015, с. 41-56), – дуги плана были нарисованы вначале как шутка: сумма размышлений о ракурсах, наиболее выгодных для инсоляции.
«Сколково-парк». Ситуационный план, 2010 © ТПО «Резерв»
«Сколково-парк». План типового этажа, 2010 © ТПО «Резерв»

Так что «ноги» здания смотрят на юг глухими торцами, каменной круглящейся стеной, и строем каменных «штор», похожих на ребра-контрфорсы, популярные в архитектуре театров и обкомов восьмидесятых. Изгиб защищает, не дает окнам повернуться куда не надо, но в то же время позволяет части «прикрытых» проемов поймать лучи юго-западного солнца. Главные «ловушки для света» – треугольные эркеры, которыми покрыта большая часть фасадов: они отворачиваются, поворачиваются, меняют направление. Дуги плана и эркеры фасадов следует, таким образом, понимать как приемы в большей степени прагматические, позволившие выжать максимум комфорта для жильцов дома премиум-класса – а не самоценные пластические изыски. Вот так.
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015

Так, да не так. Умелый архитектор управляет художественным для пользы практического и наоборот.

Главное, на мой взгляд, достоинство этого дома-комплекса – легкость. Тонкость черт, близкая к эфемерности, хотя и не переступающая грань реального – благородная, даже больше, почти нереальная, модильяниевская какая-то. Ничего инертного, никакой затеснённости и давления массы. Дом тонок, что в общем-то свойственно лучшим модернистским «пластинам», но ещё и изогнут – кружение делает его подвижным за счет постоянного изменения ракурса – если разглядывать корпуса в реальности, бродя вокруг.

Эффект прозрачного кружения на грани эфемерности был одним из моих главных впечатлений от проектных рендеров, которое перекликалось со студийной графикой Владимира Плоткина, где всё прозрачно и летит, а нередко кружится, вращается, как планеты – астрономический, бумажный эффект, крайне сложный для воплощения. Здесь в реализованном здании отчасти удалось удержать эту легкость формы и, как следствие, бытия.

Удивительно, но фотографии, даже самые замечательные, главного достоинства не передают. На них можно разглядеть детали, качество и тонкость исполнения – а корпуса, благодаря заказчику, построены точно так, как было задумано, и отделаны качественно. Для того, чтобы оценить энергетику здания, необходимо увидеть его вживую, так как всё дело – в движении, в постоянно меняющихся отражениях неба и ракурсах, отчего дом становится – как вода, и на него можно смотреть подолгу.

Архитектурная композиция ощутимо театрализована – здание ведёт зрителя, используя приемы барочной сценографии: охватывает авансцену циркумференцией вогнутого фасада, играет лучами «визуальных прострелов», разрезающих изгиб северо-восточной части на отдельные корпуса, открывая между ними, как между кулисами, виды в сторону реки. Стена то отступает, то выходит на первый план, приглашает внутрь, то ведет за собой по дуге, формируя закрытое пространство двора, то открывает взгляду дальнюю перспективу.
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015

Но дело ещё и в том, какова эта стена. Если мы вспомним дома-кольца и дома-змеи шестидесятых, то они как правило сохраняли плотность массы с равномерными клетками окон, что придавало изгибу пластическую основательность, скульптурную материальность, не говоря уже о возможности легко сосчитать этажи.

Здесь с первого взгляда сложно понять, как устроены фасады – перед нами скорее вихрь энергетического поля, но не клетки окон. Дело в эркерах, которые, как уже говорилось, нужны для того, чтобы улавливать больше света. Главные, в основном западные, фасады состоят из них почти целиком, эркеры объединяют где-то два, а где-то три этажа, реже довольствуются одним, сбивая наше восприятие ярусов и масштаба. В местах встречи разнонаправленных пятен эркеры слегка «зацепляются» друг за друга, что делает дом немного похожим на транспортер или велосипедную цепь.

Грани и рёбра разбивают дугообразную поверхность, делают ее составной и лишают присущей дуге скульптурности. Надо ли говорить, что это – одно из любимых авторских решений Владимира Плоткина для круглящихся объемов. Масса в руках архитектора не гнется, как пластилин, а предпочитает «ломаться» на множество составляющих. Кажется, впервые прием ребристого цилиндра был найден в одном из проектов 2008 года для офисного комплекса на Валовой улице. Более сдержанный вариант гармошки стеклянно-каменных эркеров был опробован в доме для Большого Сухаревского переулка. Совсем недавно тот же ребристый фасад и то же сочетание светлого и темного камня появились в проекте для улицы Кульнева. Ребристость успешно дематериализует фасад, превращая его то в шестеренку, то в складную ширму, – словом, заменяя пластику поворота остротой граней. Она же добавляет неожиданную музыкальность – на выступы хочется нажать, как на клавиши, а их группы, то ровные, то чередующиеся, кажутся окаменевшими аккордами.
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Восточный фасад почти гладкий, эркеры выступают только в его северной части. Фотография © Алексей Народицкий, 2015

С другой стороны, дом не ершится повсеместно, логика материи соблюдена: если вогнутые фасады собраны «складками» эркеров, то выгнутые, особенно – внешний, обращенный ко МКАДу восточный фасад «натягивается» и круглится гладко. Здесь у дома «спина», тыльный фасад, и следуя логике режиссуры ансамбля, его будут рассматривать в последнюю очередь.

Другая особенность – соотношение стекла и камня. Их примерно поровну, а камень к тому же – двух видов, светлый известняк и темный, серовато-коричневый, первый играет главную скрипку, второй подчеркивает тени и даже рисует их собой, компенсируя недостаток контрастного солнца в нашей полосе посредством своеобразной архитектурной гризайли (это тоже любимый авторский прием – на доме в Чертаново, архитектурно совершенно ином, можно увидеть элементы похожей «гризайли»).

Важно то, что гризайль – в сущности графический, а не объемный прием; это прием имитации объема средствами плоскости. Камень и дальше ведет себя скорее графично, не подчеркивая собственной массы. Плашки камня плывут в холодноватой плоскости стекла, как листья по воде, образуя общий паттерн со стеклом – триплексом с легким зеркальным эффектом, защищающим жителей от соседских взглядов. И хотя на первом фасаде больше стекла, а во дворе больше камня, это не слишком изменяет ситуацию – в формировании треугольных выступов два материала участвуют, в конечном счете, наравне. Получается, что разница между стеклом и камнем – в нюансах прозрачности, то есть не слишком существенна, и такой подход совершенно, я бы даже сказала декларативно аклассичен.
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015

Впрочем привычное тектоническое амплуа камня не то чтобы совершенно проигнорировано. На главном фасаде западного корпуса камень образует мега-раму из карниза и нескольких вертикальных тяг, похожих на опоры гигантского ордера, но расставленных редко, тонких и обращенных наружу не выпуклостью фуста, а легким уступом, похожим на раскрытую книгу, всем своим видом подчеркивая условность «колоннады». Между тем так или иначе, а отзвук колоннады – есть, что превращает дугу в циркумференцию и вызывает ворох ассоциаций, от античных до усадебных.

Подхватывает тему другая колоннада – поменьше, в два ряда и прозрачная, помещенная на кровле стеклянного общественного центра. Функционально, по-видимому, она будет террасой ресторана. Образно же это – анти-башня, акцентирующая вход во двор, с одной стороны, и с другой стороны – беседка-милавида, родственная колонным ротондам в парках на возвышении, и подобная, к примеру, «колоннаде Аполлона» в Павловске.
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015

Как будто на наших глазах происходит трансформация усадебного дворца с парком в современный дом – закружилось, поехало, одно выросло, другое – утоньшилось и уменьшилось, и вот уже ностальгические фрагменты вплавлены в новую структуру. Так находишь античные рельефы в стенах римских дворов. Интересно, что все эти классические ноты, с одной стороны, вовсе не противоречат целому, так как еще послевоенный модернизм хорошо знал, как интегрировать в себя колонны, не подчиняясь классике. А с другой стороны, они присущи только первому корпусу, что придает ему ещё больше кулисной театральности. Он – в некотором роде занавес, встречающий зрителей, а дальше уже – шестрёнки жизни.

Тонкую, прозрачную осеннюю ностальгию по утраченному покою золотого века, будь то подмосковная усадьба или фантастическая Аркадия, поддерживает благоустройство территории. Надо сказать, что название «Сколково-парк» обосновано не только близостью Мещерского парка, территория жилого комплекса – достаточно большая, и застроена не плотно, а достаточно деликатно по нашим временам, оставляя жителям много «воздуха». Первый проект благоустройства был сделан ТПО «Резерв». Затем заказчик провел конкурс, который выиграло английское бюро Hyland Edgar Driver. Владимир Плоткин высоко оценил тот вариант благоустройства, который предложила и реализовала британская компания – и действительно, это очень тщательно спланированный, красивый и тоже – лёгкий для восприятия, комфортный и не перенасыщенный ландшафт. Парк засажен растениями, которые цветут по очереди и меняют окраску листьев, регулярно освежая картину ландшатфа; газоны снабжены мягкой геопластикой; всё освещено мягким отраженным светом, который не слепит глаза.
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015

Но для меня самые интересные, ключевые элементы сада-парка на территории жилого комплекса – два амфитеатра, которые английские архитекторы расположили в тех местах, где в ландшафтном проекте «Резерва» были задуманы искусственные пруды. Это места, предопределённые архитектурой здания. Первый пруд был расположен в месте установки циркуля, нарисовавшего дугу главного фасада. Англичане превратили его в зелёный амфитеатр, крайне обаятельный: поросшие травой ступени совершенно определенно напоминают о театрах античных городов, но не гламурных отреставрированных, а подлинных, разрушенных чередой землетрясений, где каменные скамьи сместились или вовсе утрачены, а ступени остались. Что входит в резонанс с контурной колоннадой фасада, подталкивает мысли гуляющего, делая прогулку непраздной.

Второй амфитеатр отмечает место встречи двух главных лучей зрения, рассекающих корпуса и обращенных в сторону Сетуни – это точка с лучшим видом. Травянистые ступени ограждены бордюрами и Millhouse подумывают настелить здесь скамьи. Ещё одна ландшафтная находка: небольшой холм с восточной стороны успешно гасит шум трассы МКАДа, во всяком случае, для первых этажей.
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Генеральный план, 2010 © ТПО «Резерв»

Если же мы оторвемся от созерцания парковых красот и вновь оглянемся вокруг, посмотрим шире, то нельзя не заметить, что окрестности Сколковского шоссе сейчас находятся в острой стадии периода трансформации. Раньше здесь, как вдоль Рублевского шоссе, были в основном заборы – да и сейчас, стоит чуть свернуть в сторону, оказываешься в их ущельях. Это известное подмосковное впечатление, эмоционально тяжеловатое, что сказать. Забор есть и у «Сколково-парка», но другой – прозрачный, созвучный идеологии проекта – легкой, непринужденной. Дом, и за ним и его «сад» не скрываются в раковине замка, а разворачиваясь на просторе, вдыхают полной грудью, как бы произнося поутру: ах, как хорошо! А что ещё нужно человеку. 
«Сколково-парк». План подземной парковки, 2010 © ТПО «Резерв»
«Сколково-парк». План 1 этажа, 2010 © ТПО «Резерв»
«Сколково-парк». План 2 этажа, 2010 © ТПО «Резерв»
zooming
«Сколково-парк». Разрез, 2010 © ТПО «Резерв»
zooming
«Сколково-парк». Разрез, 2010 © ТПО «Резерв»
zooming
«Сколково-парк». Разрез, 2010 © ТПО «Резерв»
«Сколково-парк». Разрез, проект, 2010 © ТПО «Резерв»
Архитектор:
Владимир Плоткин
Проект:
Жилой комплекс «Сколково-парк» в Заречье
Россия, Новоивановский с.о., район р.п. Заречье

Авторский коллектив:
Руководитель авторского коллектива: Плоткин Владимир Ионович
Архитекторы: Гусарев Сергей Александрович, Травкин Андрей, Кузнецова Елена, Васильченко Александра, Бутусов Андрей, Денисова Юлия, Диашева Татьяна, Ильевская Мария, Ковшель Елена, Степанова Анна

2008 — 2009 / 2010 — 2014

26 Октября 2015

ТПО «Резерв»: другие проекты
Часть идеала
В 2025 году в Осаке пройдет очередная всемирная выставка, в которой Россия участвовать не будет. Однако конкурс был проведен, в нем участвовало 6 проектов. Результаты не подвели, поскольку участие отменили; победителей нет. Тем не менее проекты павильонов EXPO как правило рассчитаны на яркое и интересное архитектурное высказывание, так что мы собрали все шесть и будем публиковать в произвольном порядке. Первый – проект Владимира Плоткина и ТПО «Резерв», отличается ясностью стереометрической формы, смелостью конструкции и многозначностью трактовок.
Китайская симфония
Строительство китайского центра «Парк Хуамин» стало долгой историей, которая завершилась относительно недавно. Здание соседствует с традиционным китайским садом, но оно очень современно, лаконично и технологично, а простые по форме, но эффектные белые ламели обещают когда-нибудь включиться как медиафасад. А еще этот комплекс по-настоящему многофункционален, в его объеме увязаны разные типы жилых помещений, офисы, большой фитнес, конференц-залы и рестораны. В нем можно с комфортом проводить международные форумы, выходя наружу только для того, чтобы прогуляться. Рассматриваем подробно.
Из тени в свет
В ответ на массу ограничений и значительный для небольшого здания набор функций Музей Новодевичьего монастыря в проекте Владимира Плоткина превратился в легкое, но динамичное пластическое высказывание на тему современной интерпретации исторического контекста, а может быть, даже света и тьмы.
Устойчивость метода
ТПО «Резерв» в честь 35-летия покажет на Арх Москве совершенно неизвестные проекты. Задали несколько вопросов Владимиру Плоткину и показываем несколько картинок. Пока – без названий.
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Семантический разлом
Клубный дом STORY, расположенный рядом с метро Автозаводская и территорией ЗИЛа, деликатно вписан в контрастное окружение, а его форма, сочетающая регулярную сетку и эффектно срежиссированный «разлом» главного фасада, как кажется, откликается на драматичную историю места, хотя и не допускает однозначных интерпретаций.
Небесная тектоника
Три башни на стилобате над склоном реки Раменки – новые доминанты на границе советского микрорайона. Их масштаб вполне современен, высота 176 м – на грани небоскреба, фасады из стекла и стали. Стройные пропорции подчеркнуты строгой белой сеткой, а объемная композиция подхватывает диагональную «сетку координат», намеченную в пространстве юго-запада Москвы архитекторами 1970-х и 1980-х.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Пространство взаимодействия
К востоку от стадиона, метро и парка Динамо отчасти вырос и продолжает расти городок ВТБ Арены Парка, чья архитектура построена на современных принципах, начиная от комфортного благоустройства вкупе с немалой высотностью и заканчивая взаимодействием разных подходов к форме, объединенных общим кодом.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Обитаемая галактика
Компания АПЕКС возглавила работу над проектом масштабного жилого комплекса на севере Москвы, в котором современные подходы к формированию городской застройки сочетаются с продуманными планировочными решениями, узнаваемым обликом и оригинальной концепцией благоустройства.
Архсовет Москвы – 59
Архитектурный совет рассмотрел два крупных проекта: МФК на Киевской улице ТПО «Резерв», апартаменты с обширным подземным торговым пространством, и жилые башни Сергея Скуратова в Сетуньском проезде. Оба проекта приняты.
Акупунктура городов
На петербургском Культурном форуме архитекторы поговорили о том, какую пользу международные события могут принести городам.
Кристалл музыки
Остро-современное и сложное в техническом отношении новое здание концертного зала «Зарядье» соединяет нелинейность с мощной ретроспективой шестидесятых. Между тем оно вовсе не консервативно – скорее его можно понять как метафору и даже «кристаллизацию» музыки, искусства одновременно эмоционального и математически-отвлеченного.
Архсовет – 57
После одобрения Архсоветом проекта ЖК AQUATORIA на Ленинградском шоссе в градостроительном плане земельного участка возможно произойдут изменения.
Белое дерево
ЖК Wine house – один из первых реализованных примеров сотрудничества Владимира Плоткина и Сергея Чобана в одном проекте: вдумчивый, графично-сдержанный диалог старого и нового в центре города: в нескольких «действиях», от XIX века до XXI.
Похожие статьи
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.
В центре – полукруг
Бюро Atelier Delalande Tabourin реконструировало здание правительства региона Центр–Долина Луары в Орлеане. Главным мотивом проекта стали заданные планировкой зала заседаний полукруг и круг.
Новый «Полёт»
Архитекторы бюро «Мезонпроект» разработали проект перестройки областного молодежного центра «Полёт» в Орле. Летний клуб, построенный еще в конце 1970-х годов, станет всесезонным и приобретет много дополнительных функций.
Яуза towers
В столице не так много зданий и проектов Никиты Явейна и «Студии 44». Представляем вашему вниманию концепцию большого многофункционального комплекса на Яузе, между двумя парками, с набережной, перекрестьем пешеходных улиц, развитым общественным пространством и оригинальным пластическим решением. Оно совмещает сложную, асимметричную, как пятнашки, сетку фасадов и смелые заострения верхних частей, полностью скрывающее техэтажи и вылепливающее силуэт.
И опять о птицах
Завершается строительство первого аэропорта в китайском городе Лишуй. Архитекторы пекинского бюро MAD выбрали для своего проекта самый очевидный визуальный прототип – серебристо-белую птицу.
Офисы с «ленточкой»
В Берлине началось строительство офисного (и немного жилого) «кампуса» LXK по проекту MVRDV. Проект связан с развитием района Восточного вокзала.
Венец из пентхаусов
Первое многоэтажное здание Монако, жилая башня Le Schuylkill, получит после реконструкции по проекту Zaha Hadid Architects завершение из шести пентхаусов.
Вплотную к демократии
Конкурс на проект реконструкции зданий датского парламента выиграли бюро Cobe, Arcgency и Drachmann совместно с конструкторами Sweco. Цель трансформации – позволить любому гражданину приблизиться вплотную к оплоту демократии.
Парк архитектуры и отдыха
Для подмосковного гостиничного комплекса, предполагающего разные форматы отдыха, бюро T+T Architects предложило несколько типов жилья: от классического «стандарта» в общем корпусе до «пещеры в холме» и «домика на дереве». Дополнительной задачей стала интеграция в «архитектурно-лесной» парк существующих на территории резиденций, построенных в классическом стиле.
Лирически-энергетическая архитектура
Здание поста управления солнечной электростанцией Kalyon Karapınar SPP по проекту Bilgin Architects в Центральной Анатолии служит «пользовательским интерфейсом» для бесконечного поля солнечных батарей.
Энергетически нейтральный квадрат
На территории кампуса Университета Тилбуга открылся новый учебный корпус имени государственной деятельницы, первой женщины-министра Нидерландов Марги Кломпе. Авторы проекта – Powerhouse Company.
Творческий ужин
Элитный ресторан AIR по проекту архитекторов OMA в Сингапуре включает в себя лабораторию для исследования ингредиентов, сад и огород, кулинарную школу.
Черное и белое
Отдельно рассказываем об интерьерах павильона Атом на ВДНХ. Их решение – важная часть общего замысла, так что точность и аккуратность реализации были очень важны для архитекторов. Руководитель UNK interiors Юлия Тряскина делится частью наработок.
Квартиры в деревне
Жилой комплекс по проекту Karnet architekti на западе Чехии учитывает свое расположение в деревне и контекст бывшей промзоны.
В оттенках зеленого
Бюро Tsing-Tien Making реконструировало дом просветителя Чжан Тайяня в Сучжоу, превратив его в культурный центр и книжный магазин «Гу У Сюань». В отделке использовали три изысканных оттенка: пепельно-зеленый, нефритовый и яркий фруктовый зеленый.
Технологии и материалы
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Сейчас на главной
Корабль
Следующий проект из череды предложений конкурса на павильон России на EXPO 2025 в Осаке, – напомним, результаты конкурса не были подведены – авторства ПИО МАРХИ и АМ «Архимед», решен в образе корабля, и вполне буквально. Его абрис плавно расширяется кверху, у него есть трап, палубы, а сбоку – стапеля, с которых, метафорически, сходит этот корабль.
«Судьбоносный» музей
В шотландском Перте завершилась реконструкция городского зала собраний по проекту нидерландского бюро Mecanoo: в обновленном историческом здании открылся музей.
Перезапуск
Блог Анны Мартовицкой перезапустился как видеожурнал архитектурных новостей при поддержке с АБ СПИЧ. Обещают новости, особенно – выставки, на которые можно пойти в архитектурным интересом.
Степь полна красоты и воли
Задачей выставки «Дикое поле» в Историческом музее было уйти от археологического перечисления ценных вещей и создать образ степи и кочевника, разнонаправленный и эмоциональный. То есть художественный. Для ее решения важным оказалось включение произведений современного искусства. Одно из таких произведений – сценография пространства выставки от студии ЧАРТ.
Рыба метель
Следующий павильон незавершенного конкурса на павильон России для EXPO в Осаке 2025 – от Даши Намдакова и бюро Parsec. Он называет себя архитектурно-скульптурным, в лепке формы апеллирует к абстрактной скульптуре 1970-х, дополняет программу медитативным залом «Снов Менделеева», а с кровли предлагает съехать по горке.
Лазурный берег
По проекту Dot.bureau в Чайковском благоустроена набережная Сайгатского залива. Функциональная программа для такого места вполне традиционная, а вот ее воплощение – приятно удивляет. Архитекторы предложили яркие павильоны из обожженного дерева с характерными силуэтами и настроением приморских каникул.
Зеркало души
Продолжаем публиковать проекты конкурса на проект павильона России на EXPO в Осаке 2025. Напомним, его итоги не были подведены. В павильоне АБ ASADOV соединились избушка в лесу, образ гиперперехода и скульптуры из световых нитей – он сосредоточен на сценографии экспозиции, которую выстаивает последовательно как вереницу впечатлений и посвящает парадоксам русской души.
Кораблик на канале
Комплекс VrijHaven, спроектированный для бывшей промзоны на юго-западе Амстердама, напоминает корабль, рассекающий носом гладь канала.
Формулируй это
Лада Титаренко любезно поделилась с редакцией алгоритмом работы с ChatGPT 4: реальным диалогом, в ходе которого создавался стилизованный под избу коворкинг для пространства Севкабель Порт. Приводим его полностью.
Часть идеала
В 2025 году в Осаке пройдет очередная всемирная выставка, в которой Россия участвовать не будет. Однако конкурс был проведен, в нем участвовало 6 проектов. Результаты не подвели, поскольку участие отменили; победителей нет. Тем не менее проекты павильонов EXPO как правило рассчитаны на яркое и интересное архитектурное высказывание, так что мы собрали все шесть и будем публиковать в произвольном порядке. Первый – проект Владимира Плоткина и ТПО «Резерв», отличается ясностью стереометрической формы, смелостью конструкции и многозначностью трактовок.
Острог у реки
Бюро ASADOV разработало концепцию микрорайона для центра Кемерово. Суровому климату и монотонным будням архитекторы противопоставили квартальный тип застройки с башнями-доминантами, хорошую инсолированность, детализированные на уровне глаз человека фасады и событийное программирование.
Города Ленобласти: часть II
Продолжаем рассказ о проектах, реализованных при поддержке Центра компетенций Ленинградской области. В этом выпуске – новые общественные пространства для городов Луга и Коммунар, а также поселков Вознесенье, Сяськелево и Будогощь.
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
Образ хранилища, метафора исследования
Смотрим сразу на выставку «Архитектура 1.0» и изданную к ней книгу A-Book. В них довольно много всякой свежести, особенно в тех случаях, когда привлечены грамотные кураторы и авторы. Но есть и «дыры», рыхлости и удивительности. Выставка местами очень приятная, но удивительно, что она думает о себе как об исследовании. Вот метафора исследования – в самый раз. Это как когда смотришь кино про археологов.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Сады как вечность
Экспозиция «Вне времени» на фестивале A-HOUSE объединяет работы десяти бюро с опытом ландшафтного проектирования, которые размышляли о том, какие решения архитектора способны его пережить. Куратором выступило бюро GAFA, что само по себе обещает зрелищность и содержательность. Коротко рассказываем об участниках.
Розовый vs голубой
Витрина-жвачка весом в две тонны, ковролин на стенах и потолках, дерзкое сочетание цветов и фактур превратили магазин украшений в место для фотосессий, что несомненно повышает узнаваемость бренда. Автор «вирусного» проекта – Елена Локастова.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
IPI Award 2023: итоги
Главным общественным интерьером года стал туристско-информационный центр «Калужский край», спроектированный CITIZENSTUDIO. Среди победителей и лауреатов много региональных проектов, но ни одного петербургского. Ближайший конкурент Москвы по числу оцененных жюри заявок – Нижний Новгород.
Пресса: Набросок города. Владивосток: освоение пейзажа зоной
С градостроительной точки зрения самое примечательное в этом городе — это его план. Я не знаю больше такого большого города без прямых улиц. Так может выглядеть план средневекового испанского или шотландского борго, но не современный крупный город
Птица земная и небесная
В Музее архитектуры новая выставка об архитекторе-реставраторе Алексее Хамцове. Он известен своими панорамами ансамблей с птичьего полета. Но и модернизм научился рисовать – почти так, как и XVII век. Был членом партии, консервировал руины Сталинграда и Брестской крепости как памятники ВОВ. Идеальный советский реставратор.