English version

Раскрытие темы

Сочетание почти театральной сценографии, механики архитектуры современности и усадебной ностальгии в этом доме решено настолько ненавязчиво и тонко, что рядом с ним и дышится как будто легче.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

26 Октября 2015
mainImg
Архитектор:
Владимир Плоткин
Проект:
Жилой комплекс «Сколково-парк» в Заречье
Россия, Новоивановский с.о., район р.п. Заречье

Авторский коллектив:
Руководитель авторского коллектива: Плоткин Владимир Ионович
Архитекторы: Гусарев Сергей Александрович, Травкин Андрей, Кузнецова Елена, Васильченко Александра, Бутусов Андрей, Денисова Юлия, Диашева Татьяна, Ильевская Мария, Ковшель Елена, Степанова Анна

2008 — 2009 / 2010 — 2014
Жилой комплекс «Сколково-парк» построен по заказу девелоперской компании Millhouse недалеко от МКАД (до трассы 160 м по прямой), южнее Сколковского шоссе, рядом с ЖК «Грюнвальд», на улице Весенняя посёлка Заречье. Класс – премиум, квартиры большие, от 60 до 130 м2, а для жильцов первых этажей предусмотрены собственные небольшие палисадники. Парковка просторная, благоустройство выше всяких похвал, до бизнес-школы пять минут пешком, до иннограда пятнадцать. С точки зрения жизненных благ, комфорта и качества всё прекрасно.

Millhouse принадлежат в этих краях около 600 га земли, включая взятый в долгосрочную аренду и затем благоустроенный парк Мещерский, он же Баковский. К северу от шоссе, в пазухе территории иннограда, Millhouse также обустроил самый большой в Европе гольф-клуб. В будущем заказчик планирует построить на участке между новым жилым комплексом и МКАДом несколько корпусов бизнес-парка. Кроме того, очищена и благоустроена река Сетунь, которая протекает по северной границе территории ЖК: укреплены берега, появилась набережная из лиственницы – она высоко приподнята над водой на сваях, предупреждая половодье. В этих местах, которые теперь у москвичей ассоциируются не столько с заборами элитных особняков, сколько с «тематикой инноваций», – тесновато, но красиво, а «Сколково-парк» так и вовсе выглядит как райский уголок, в немалой степени за счет архитектуры Владимира Плоткина.
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». На первом плане – набережная Сетуни. Фотография © Алексей Народицкий, 2015

Мы рассказывали о проекте жилого комплекса в Заречье, впоследствии названного «Сколково-парк», в 2010 году. Строительство здания Школы управления «Сколково» Дэвида Адажйе тогда только завершалось по соседству, инноград же существовал в виде живописного генплана бюро AREP, а о районах D2 Технопарка ещё и слышно не было. Тогда мне показалось, что важная особенность проекта Владимира Плоткина – внезапный переход от любимых архитектором прямых линий к кривым, смена пластической парадигмы от линейки к циркулю.

Дугообразная форма очень важна для зданий «Сколково-парка», но она стала, по словам Владимира Плоткина, следствием множества ограничений сложного участка. Коротко говоря, дому пришлось изогнуться таким образом, чтобы получить для своих квартир максимум солнечного света.

Дело в том, что в южную сторону, самую выгодную с точки зрения инсоляции, согласно правилам окружающих территорий, не должно было смотреть ни одно окно жилого комплекса. С востока – шумный МКАД, а самая приятная часть ландшафта – река, расположена с северной стороны. Относительно свободна от ограничений, но тоже не слишком хороша в смысле освещения закатная западная сторона. Поэтому – как архитектор рассказал в своем интервью журналу «Проект Россия» (№77, 2015, с. 41-56), – дуги плана были нарисованы вначале как шутка: сумма размышлений о ракурсах, наиболее выгодных для инсоляции.
«Сколково-парк». Ситуационный план, 2010 © ТПО «Резерв»
«Сколково-парк». План типового этажа, 2010 © ТПО «Резерв»

Так что «ноги» здания смотрят на юг глухими торцами, каменной круглящейся стеной, и строем каменных «штор», похожих на ребра-контрфорсы, популярные в архитектуре театров и обкомов восьмидесятых. Изгиб защищает, не дает окнам повернуться куда не надо, но в то же время позволяет части «прикрытых» проемов поймать лучи юго-западного солнца. Главные «ловушки для света» – треугольные эркеры, которыми покрыта большая часть фасадов: они отворачиваются, поворачиваются, меняют направление. Дуги плана и эркеры фасадов следует, таким образом, понимать как приемы в большей степени прагматические, позволившие выжать максимум комфорта для жильцов дома премиум-класса – а не самоценные пластические изыски. Вот так.
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015

Так, да не так. Умелый архитектор управляет художественным для пользы практического и наоборот.

Главное, на мой взгляд, достоинство этого дома-комплекса – легкость. Тонкость черт, близкая к эфемерности, хотя и не переступающая грань реального – благородная, даже больше, почти нереальная, модильяниевская какая-то. Ничего инертного, никакой затеснённости и давления массы. Дом тонок, что в общем-то свойственно лучшим модернистским «пластинам», но ещё и изогнут – кружение делает его подвижным за счет постоянного изменения ракурса – если разглядывать корпуса в реальности, бродя вокруг.

Эффект прозрачного кружения на грани эфемерности был одним из моих главных впечатлений от проектных рендеров, которое перекликалось со студийной графикой Владимира Плоткина, где всё прозрачно и летит, а нередко кружится, вращается, как планеты – астрономический, бумажный эффект, крайне сложный для воплощения. Здесь в реализованном здании отчасти удалось удержать эту легкость формы и, как следствие, бытия.

Удивительно, но фотографии, даже самые замечательные, главного достоинства не передают. На них можно разглядеть детали, качество и тонкость исполнения – а корпуса, благодаря заказчику, построены точно так, как было задумано, и отделаны качественно. Для того, чтобы оценить энергетику здания, необходимо увидеть его вживую, так как всё дело – в движении, в постоянно меняющихся отражениях неба и ракурсах, отчего дом становится – как вода, и на него можно смотреть подолгу.

Архитектурная композиция ощутимо театрализована – здание ведёт зрителя, используя приемы барочной сценографии: охватывает авансцену циркумференцией вогнутого фасада, играет лучами «визуальных прострелов», разрезающих изгиб северо-восточной части на отдельные корпуса, открывая между ними, как между кулисами, виды в сторону реки. Стена то отступает, то выходит на первый план, приглашает внутрь, то ведет за собой по дуге, формируя закрытое пространство двора, то открывает взгляду дальнюю перспективу.
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015

Но дело ещё и в том, какова эта стена. Если мы вспомним дома-кольца и дома-змеи шестидесятых, то они как правило сохраняли плотность массы с равномерными клетками окон, что придавало изгибу пластическую основательность, скульптурную материальность, не говоря уже о возможности легко сосчитать этажи.

Здесь с первого взгляда сложно понять, как устроены фасады – перед нами скорее вихрь энергетического поля, но не клетки окон. Дело в эркерах, которые, как уже говорилось, нужны для того, чтобы улавливать больше света. Главные, в основном западные, фасады состоят из них почти целиком, эркеры объединяют где-то два, а где-то три этажа, реже довольствуются одним, сбивая наше восприятие ярусов и масштаба. В местах встречи разнонаправленных пятен эркеры слегка «зацепляются» друг за друга, что делает дом немного похожим на транспортер или велосипедную цепь.

Грани и рёбра разбивают дугообразную поверхность, делают ее составной и лишают присущей дуге скульптурности. Надо ли говорить, что это – одно из любимых авторских решений Владимира Плоткина для круглящихся объемов. Масса в руках архитектора не гнется, как пластилин, а предпочитает «ломаться» на множество составляющих. Кажется, впервые прием ребристого цилиндра был найден в одном из проектов 2008 года для офисного комплекса на Валовой улице. Более сдержанный вариант гармошки стеклянно-каменных эркеров был опробован в доме для Большого Сухаревского переулка. Совсем недавно тот же ребристый фасад и то же сочетание светлого и темного камня появились в проекте для улицы Кульнева. Ребристость успешно дематериализует фасад, превращая его то в шестеренку, то в складную ширму, – словом, заменяя пластику поворота остротой граней. Она же добавляет неожиданную музыкальность – на выступы хочется нажать, как на клавиши, а их группы, то ровные, то чередующиеся, кажутся окаменевшими аккордами.
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Восточный фасад почти гладкий, эркеры выступают только в его северной части. Фотография © Алексей Народицкий, 2015

С другой стороны, дом не ершится повсеместно, логика материи соблюдена: если вогнутые фасады собраны «складками» эркеров, то выгнутые, особенно – внешний, обращенный ко МКАДу восточный фасад «натягивается» и круглится гладко. Здесь у дома «спина», тыльный фасад, и следуя логике режиссуры ансамбля, его будут рассматривать в последнюю очередь.

Другая особенность – соотношение стекла и камня. Их примерно поровну, а камень к тому же – двух видов, светлый известняк и темный, серовато-коричневый, первый играет главную скрипку, второй подчеркивает тени и даже рисует их собой, компенсируя недостаток контрастного солнца в нашей полосе посредством своеобразной архитектурной гризайли (это тоже любимый авторский прием – на доме в Чертаново, архитектурно совершенно ином, можно увидеть элементы похожей «гризайли»).

Важно то, что гризайль – в сущности графический, а не объемный прием; это прием имитации объема средствами плоскости. Камень и дальше ведет себя скорее графично, не подчеркивая собственной массы. Плашки камня плывут в холодноватой плоскости стекла, как листья по воде, образуя общий паттерн со стеклом – триплексом с легким зеркальным эффектом, защищающим жителей от соседских взглядов. И хотя на первом фасаде больше стекла, а во дворе больше камня, это не слишком изменяет ситуацию – в формировании треугольных выступов два материала участвуют, в конечном счете, наравне. Получается, что разница между стеклом и камнем – в нюансах прозрачности, то есть не слишком существенна, и такой подход совершенно, я бы даже сказала декларативно аклассичен.
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015

Впрочем привычное тектоническое амплуа камня не то чтобы совершенно проигнорировано. На главном фасаде западного корпуса камень образует мега-раму из карниза и нескольких вертикальных тяг, похожих на опоры гигантского ордера, но расставленных редко, тонких и обращенных наружу не выпуклостью фуста, а легким уступом, похожим на раскрытую книгу, всем своим видом подчеркивая условность «колоннады». Между тем так или иначе, а отзвук колоннады – есть, что превращает дугу в циркумференцию и вызывает ворох ассоциаций, от античных до усадебных.

Подхватывает тему другая колоннада – поменьше, в два ряда и прозрачная, помещенная на кровле стеклянного общественного центра. Функционально, по-видимому, она будет террасой ресторана. Образно же это – анти-башня, акцентирующая вход во двор, с одной стороны, и с другой стороны – беседка-милавида, родственная колонным ротондам в парках на возвышении, и подобная, к примеру, «колоннаде Аполлона» в Павловске.
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015

Как будто на наших глазах происходит трансформация усадебного дворца с парком в современный дом – закружилось, поехало, одно выросло, другое – утоньшилось и уменьшилось, и вот уже ностальгические фрагменты вплавлены в новую структуру. Так находишь античные рельефы в стенах римских дворов. Интересно, что все эти классические ноты, с одной стороны, вовсе не противоречат целому, так как еще послевоенный модернизм хорошо знал, как интегрировать в себя колонны, не подчиняясь классике. А с другой стороны, они присущи только первому корпусу, что придает ему ещё больше кулисной театральности. Он – в некотором роде занавес, встречающий зрителей, а дальше уже – шестрёнки жизни.

Тонкую, прозрачную осеннюю ностальгию по утраченному покою золотого века, будь то подмосковная усадьба или фантастическая Аркадия, поддерживает благоустройство территории. Надо сказать, что название «Сколково-парк» обосновано не только близостью Мещерского парка, территория жилого комплекса – достаточно большая, и застроена не плотно, а достаточно деликатно по нашим временам, оставляя жителям много «воздуха». Первый проект благоустройства был сделан ТПО «Резерв». Затем заказчик провел конкурс, который выиграло английское бюро Hyland Edgar Driver. Владимир Плоткин высоко оценил тот вариант благоустройства, который предложила и реализовала британская компания – и действительно, это очень тщательно спланированный, красивый и тоже – лёгкий для восприятия, комфортный и не перенасыщенный ландшафт. Парк засажен растениями, которые цветут по очереди и меняют окраску листьев, регулярно освежая картину ландшатфа; газоны снабжены мягкой геопластикой; всё освещено мягким отраженным светом, который не слепит глаза.
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015

Но для меня самые интересные, ключевые элементы сада-парка на территории жилого комплекса – два амфитеатра, которые английские архитекторы расположили в тех местах, где в ландшафтном проекте «Резерва» были задуманы искусственные пруды. Это места, предопределённые архитектурой здания. Первый пруд был расположен в месте установки циркуля, нарисовавшего дугу главного фасада. Англичане превратили его в зелёный амфитеатр, крайне обаятельный: поросшие травой ступени совершенно определенно напоминают о театрах античных городов, но не гламурных отреставрированных, а подлинных, разрушенных чередой землетрясений, где каменные скамьи сместились или вовсе утрачены, а ступени остались. Что входит в резонанс с контурной колоннадой фасада, подталкивает мысли гуляющего, делая прогулку непраздной.

Второй амфитеатр отмечает место встречи двух главных лучей зрения, рассекающих корпуса и обращенных в сторону Сетуни – это точка с лучшим видом. Травянистые ступени ограждены бордюрами и Millhouse подумывают настелить здесь скамьи. Ещё одна ландшафтная находка: небольшой холм с восточной стороны успешно гасит шум трассы МКАДа, во всяком случае, для первых этажей.
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Фотография © Алексей Народицкий, 2015
«Сколково-парк». Генеральный план, 2010 © ТПО «Резерв»

Если же мы оторвемся от созерцания парковых красот и вновь оглянемся вокруг, посмотрим шире, то нельзя не заметить, что окрестности Сколковского шоссе сейчас находятся в острой стадии периода трансформации. Раньше здесь, как вдоль Рублевского шоссе, были в основном заборы – да и сейчас, стоит чуть свернуть в сторону, оказываешься в их ущельях. Это известное подмосковное впечатление, эмоционально тяжеловатое, что сказать. Забор есть и у «Сколково-парка», но другой – прозрачный, созвучный идеологии проекта – легкой, непринужденной. Дом, и за ним и его «сад» не скрываются в раковине замка, а разворачиваясь на просторе, вдыхают полной грудью, как бы произнося поутру: ах, как хорошо! А что ещё нужно человеку. 
«Сколково-парк». План подземной парковки, 2010 © ТПО «Резерв»
«Сколково-парк». План 1 этажа, 2010 © ТПО «Резерв»
«Сколково-парк». План 2 этажа, 2010 © ТПО «Резерв»
zooming
«Сколково-парк». Разрез, 2010 © ТПО «Резерв»
zooming
«Сколково-парк». Разрез, 2010 © ТПО «Резерв»
zooming
«Сколково-парк». Разрез, 2010 © ТПО «Резерв»
«Сколково-парк». Разрез, проект, 2010 © ТПО «Резерв»
Архитектор:
Владимир Плоткин
Проект:
Жилой комплекс «Сколково-парк» в Заречье
Россия, Новоивановский с.о., район р.п. Заречье

Авторский коллектив:
Руководитель авторского коллектива: Плоткин Владимир Ионович
Архитекторы: Гусарев Сергей Александрович, Травкин Андрей, Кузнецова Елена, Васильченко Александра, Бутусов Андрей, Денисова Юлия, Диашева Татьяна, Ильевская Мария, Ковшель Елена, Степанова Анна

2008 — 2009 / 2010 — 2014

26 Октября 2015

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
ТПО «Резерв»: другие проекты
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Семантический разлом
Клубный дом STORY, расположенный рядом с метро Автозаводская и территорией ЗИЛа, деликатно вписан в контрастное окружение, а его форма, сочетающая регулярную сетку и эффектно срежиссированный «разлом» главного фасада, как кажется, откликается на драматичную историю места, хотя и не допускает однозначных интерпретаций.
Небесная тектоника
Три башни на стилобате над склоном реки Раменки – новые доминанты на границе советского микрорайона. Их масштаб вполне современен, высота 176 м – на грани небоскреба, фасады из стекла и стали. Стройные пропорции подчеркнуты строгой белой сеткой, а объемная композиция подхватывает диагональную «сетку координат», намеченную в пространстве юго-запада Москвы архитекторами 1970-х и 1980-х.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Пространство взаимодействия
К востоку от стадиона, метро и парка Динамо отчасти вырос и продолжает расти городок ВТБ Арены Парка, чья архитектура построена на современных принципах, начиная от комфортного благоустройства вкупе с немалой высотностью и заканчивая взаимодействием разных подходов к форме, объединенных общим кодом.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Обитаемая галактика
Компания АПЕКС возглавила работу над проектом масштабного жилого комплекса на севере Москвы, в котором современные подходы к формированию городской застройки сочетаются с продуманными планировочными решениями, узнаваемым обликом и оригинальной концепцией благоустройства.
Архсовет Москвы – 59
Архитектурный совет рассмотрел два крупных проекта: МФК на Киевской улице ТПО «Резерв», апартаменты с обширным подземным торговым пространством, и жилые башни Сергея Скуратова в Сетуньском проезде. Оба проекта приняты.
Акупунктура городов
На петербургском Культурном форуме архитекторы поговорили о том, какую пользу международные события могут принести городам.
Кристалл музыки
Остро-современное и сложное в техническом отношении новое здание концертного зала «Зарядье» соединяет нелинейность с мощной ретроспективой шестидесятых. Между тем оно вовсе не консервативно – скорее его можно понять как метафору и даже «кристаллизацию» музыки, искусства одновременно эмоционального и математически-отвлеченного.
Архсовет – 57
После одобрения Архсоветом проекта ЖК AQUATORIA на Ленинградском шоссе в градостроительном плане земельного участка возможно произойдут изменения.
Белое дерево
ЖК Wine house – один из первых реализованных примеров сотрудничества Владимира Плоткина и Сергея Чобана в одном проекте: вдумчивый, графично-сдержанный диалог старого и нового в центре города: в нескольких «действиях», от XIX века до XXI.
ГТГ: ОМА
Бюро OMA представило проект реконструкции здания Третьяковской галереи на Крымском валу.
Безграничная сдержанность
Элегантное здание административного центра Новой Москвы, с характерным для проектов ТПО «Резерв» эстетским вниманием к форме и ритму фасадных членений, выглядит как НЛО на необустроенных полях под Коммунаркой.
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Филармония света
Проект московской филармонии, который реализуется сейчас в Зарядье, обещает быть одним из первых, если не первым ярким общественным зданием «звёздной» архитектуры, построенным в Москве без купюр. В то же время оно отдает дань авторским предпочтениям и истории места, будучи поверено образностью классического модернизма шестидесятых.
Похожие статьи
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Кирпичный текстиль
На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.
Домики в кронах
Свайные гостевые домики по проекту бюро aoe обеспечивают постояльцам близость к природе и уединение.
Диалектический манифест
Высотный ЖК MOD, строительство которого начато в Марьиной роще рядом с территорией, на которой запланирована штаб-квартира РЖД, откликается на «центральный» контекст будущего городского окружения и в то же время позиционируется авторами как «манифест модернистских минималистичных принципов в архитектуре».
Околоземное пространство
Новый терминал аэропорта в Кемерово «Леонов» построен в «космические» сроки, несмотря на пандемию. Он стал одним из важных элементов стремительного развития города и зримо отразил свое посвящение первому выходу человека в открытый космос, как в интерьерах, так и на фасадах. Его главные «фишки»: эффект звездного неба и открытость.
В дуэте с ареной
Жилой комплекс West Half по проекту ODA в Вашингтоне построен рядом с бейсбольным стадионом и учитывает все аспекты такого соседства, включая свою «роль» в телетрансляциях матчей.
Высотная дактилоскопия
Ламели на фасадах высотного жилого комплекса Arté MK в Куала-Лумпуре по проекту SPARK обеспечивают защиту от солнца днем и декоративную подсветку ночью, а также повторяют узор отпечатка пальца заказчика.
Скелет суккулента
Сотрудники и студенты Штутгартского университета построили павильон с несущей конструкцией из льняного волокна, которая повторяет строение кактуса.
Старое и новое с коммерческим интересом
Реставрация и реконструкция исторического универмага La Samaritaine в центре Парижа повысила его «ценовую категорию», но дополнила его 96 социальными квартирами и яслями на 80 малышей. Новую часть комплекса спроектировало бюро SANAA.
Код пяти столетий
Старейшее существующее социальное жилье в мире, квартал Фуггерай в Аугсбурге, отмечает 500-летие: бюро MVRDV спроектировало для него юбилейный павильон и займется поисками «кода Фуггерай» для доступного жилья будущего.
Острые профили
На фасадах жилого дома в Иокогаме тонкие панели из преднапряженного бетона защищают интерьер от солнца, разделяют балконы соседних квартир и кадрируют виды города. Авторы проекта – Akira Koyama + Key Operation Inc. / Architects.
«Любимый пациент»
В Берлине открывается после реконструкции и реставрации по проекту David Chipperfield Architects Новая национальная галерея – позднее творение Людвига Мис ван дер Роэ.
Спиральный подход
Здание школы в Нурсултане, выполненное Верой Бутко и Антоном Надточим полностью, от концепции до стадии РД, стало воплощением авторской методики по созданию современной образовательной среды, над которой архитекторы ATRIUM работают много лет. Среди основных ее принципов – создание вдохновляющего пространства, мотивирующего к созидательной творческой деятельности. Поэтому новая школа получила форму орнаментированной золотистой спирали, которая символизирует восхождение к знаниям, а внутри здание представляет собой сложно организованный многофункциональный «город в городе» с многоярусными атриумами, амфитеатрами и вариативными маршрутами.
Стальные грани
В музее Ордрупгор в пригороде Копенгагена открылось для публики подземное крыло по проекту бюро Snøhetta: его перекрытия покрыты многогранным стальным «кожухом», который преломляет и отражает свет.
Кортеновая спираль
Смотровая башня Marsk Tower по проекту BIG открывает любителям природы виды датского национального парка «Ваттовое море».
Архитектурная реабилитация
Исправительное учреждение Anstalten в Гренландии по проекту бюро Schmidt Hammer Lassen и Friis & Moltke расположено на берегу моря; окна – без решеток, и из них открываются виды фьорда.
Экологичный поворот
История о том, как планы прокладки дороги по границе парка превратились в планы по сохранению экосистемы и благоустройства прогулочных маршрутов.
Обтекаемые формы
В Германии сдан в эксплуатацию первый дом, напечатанный на 3D-принтере. Авторы проекта – MENSE-KORTE ingenieure+architekten, за печать отвечали PERI AG.
Казимир из Кемерова
Проект филиала Русского музея для Сибирского кластера искусств основан на идеях супрематизма: первофигурах, динамизме цвета и формы.
«Технологический оптимизм»
Бюро AL_A представило проект первой в мире электростанции на термоядерном синтезе: она заработает недалеко от Оксфорда в 2025. Технология разработана канадской компанией General Fusion.
Крыша «фестонами»
Бюро BIG представило проект транспортного узла для шведского города Вестерос: он свяжет разделенные железнодорожными путями части города.
Поток и линии
Проекты вилл Степана Липгарта в стиле ар-деко демонстрируют технический символизм в сочетании с утонченной отсылкой к 1930-м. Один из проектов бумажный, остальные предназначены для конкретных заказчиков: топ-менеджера, коллекционера и девелопера.
Технологии и материалы
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Золотисто-медное обрамление
Откосы окон и входные порталы, обрамленные панелями из алюминия Sevalcon, завершают и дополняют архитектурный образ клубного дома «Долгоруковская 25», построенного в неорусском стиле рядом с колокольней Николая Чудотворца.
Как защитить деревянную мебель в доме и на улице: разновидности...
Деревянные изделия ручной работы не выходят из моды, а потому деревянную мебель используют как в интерьерах, так и для оборудования уличных зон отдыха. В этой статье расскажем, как подобрать оптимальный защитный состав для деревянных изделий.
Русское высотное
Последние несколько лет в России отмечены новой волной интереса к высотному строительству, не просто высокоплотному, а именно башням. Об одной из них известно, что ее высота будет 703 м, что вновь претендует на европейский рекорд. Но дело, конечно, не только в высоте – происходит освоение нового формата: башен на стилобате, их уже достаточно много. Делаем попытку систематизировать самые новые из построенных небоскребов и актуальные проекты.
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Сейчас на главной
Длинный дом
Общественный центр по проекту бюро smartvoll должен вернуть оживление в сердце австрийской деревни Гросвайкердорф.
Архитектура СССР: измерение общее и личное
Новая книга Феликса Новикова «Образы советской архитектуры» представляет собой подборку из 247 зданий, построенных в СССР, которые автор считает ключевыми. Коллекция сопровождается цитатами из текстов Новикова и других исследователей, а также очерками истории трех периодов советской архитектуры, написанными в жанре эссе и сочетающими объективность с воспоминаниями, личный взглядом и предположениями.
От импрессионизма до фотореализма
В галерее Catacomba в Малом Власьевском переулке до 29 сентября открыта выставка рисунков студентов МАРХИ. Преподаватели отбирали неформальные креативные работы разных направлений. Публикуем несколько рисунков с выставки.
Контекст и детали
Финалистов премии Стерлинга-2021, британского «здания года», объединяет внимание к деталям и контексту – как и претендентов на награды RIBA за лучшие жилье и малый проект начинающего архитектора. Публикуем все три «коротких списка».
От ЗИМа до -изма
В Самаре 13 сентября торжественно, в сопровождении перформанса, спонсированного Сбербанком, была презентована общественности реставрация здания фабрики-кухни, нового филиала Третьяковской галереи. Вашему вниманию – репортаж о промежуточных, но уже вполне значительных, результатах реставрации памятника авангарда.
Печатные, но наполовину
В Техасе выставили на продажу дома, возведенные при помощи 3D-принтера. Приобрести высокотехнологичное жилище можно за 745 000 долларов.
Шкала времени Кумертау
Проект-победитель конкурса Малых городов: с помощью малых форм архитекторы рассказывают историю возникшего на буроугольном разрезе поселения, активируют центральную улицу и готовят почву для насыщенной социальной жизни.
Дерево живет и регулярно побеждает
Невзирая на вирусы и прочих короедов современная русская деревянная архитектура демонстрирует чудеса выживаемости. Определен шорт-лист премии АРХИWOOD – 12-й по счету. Куратор премии Николай Малинин представляет финалистов.
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Кирпичный текстиль
На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Архив архитектуры
В Музее архитектуры открылась выставка «Профессия – реставратор», первая из экспозиций, приуроченных к будущему юбилею. Нетрадиционная тема позволяет показать работу не самых заметных, но очень важных для музея людей – тех, кто восстанавливает предметы и готовит их к хранению и показу.
Вода для жизни
Пятый, а значит юбилейный по счету форум «Среда для жизни» прошел в Нижнем Новгороде сразу после юбилейных торжеств, посвященных 800-летию города, и стал, в сущности, частью празднования. В то же время среди показанных проектов лидировали решения, связанные с временно затопляемыми территориями, что можно признать одной из актуальных тенденций нашего времени.
Градсовет Петербурга 8.09.2021
Градсовет рассмотрел новый вариант перестройки станции метро «Фрунзенская»: проект от московских архитекторов, Единый диспетчерский центр и противоречивый традиционализм.
Медовая горка
Проект-победитель конкурса Малых городов для города Куртамыш: террасированный парк, который дает возможность по-новому проводить досуг
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.
Кочевники и пряности
Два проекта павильона ресторана катарской кухни, который мог появиться в Экспофоруме: не отработанный в Петербурге формат временной архитектуры, способный пропустить в город более смелые решения.
Магистры ЯГТУ 2021: «Тени забытых предков»
Работы выпускников кафедры архитектуры Ярославского государственного технического университета: анализ сталинской архитектуры, возвращение к жизни города-призрака, актуализация советских гаражей и маршрут по исправительно-трудовому лагерю.
Домики в кронах
Свайные гостевые домики по проекту бюро aoe обеспечивают постояльцам близость к природе и уединение.
Дерево с удостоверением
Объявлены финалисты премии за постройки из сертифицированной древесины WAF 2021. Среди них: самое крупное CLT-здание в США, микро-библиотека в Индонезии, офисный комплекс в Сиднее и киоск в Гонконге.
Химические реакции
Проект-победитель конкурса Малых городов раскрывает многогранность Щекино: в нем нашлось место Анне Карениной и Игорю Талькову, космонавтам и шахтерам, равно как и богатой природе тульского края, безбарьерной среде и разным видам досуга.
Диалектический манифест
Высотный ЖК MOD, строительство которого начато в Марьиной роще рядом с территорией, на которой запланирована штаб-квартира РЖД, откликается на «центральный» контекст будущего городского окружения и в то же время позиционируется авторами как «манифест модернистских минималистичных принципов в архитектуре».