English version

Небесная тектоника

Три башни на стилобате над склоном реки Раменки – новые доминанты на границе советского микрорайона. Их масштаб вполне современен, высота 176 м – на грани небоскреба, фасады из стекла и стали. Стройные пропорции подчеркнуты строгой белой сеткой, а объемная композиция подхватывает диагональную «сетку координат», намеченную в пространстве юго-запада Москвы архитекторами 1970-х и 1980-х.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

08 Декабря 2020
mainImg
Архитектор:
Владимир Плоткин
Мастерская:
ГК «ОЛИМПРОЕКТ» http://www.olimproekt.ru/
ТПО «Резерв» http://www.reserve.ru
Проект:
ЖК «Небо»
Россия, Москва, Мичуринский проспект, 56

Авторский коллектив:
Архитекторы: В.Плоткин, С.Гусарев, С.Чернышева, А.Бутусов, А.Шумакова, И.Никуленкова, Ю.Литвиненко, Е.Солонкина
Инженеры: С.Щербина, И.Барабаш, М.Макаров

2017 / 2019 — 11.2020

Девелопер: Capital Group
Заказчик: «Стройпроект»
Сотрудничество: «ГК «Олимпроект» (корректировка проекта)
Три башни ЖК бизнес-класса «Небо», сданного в эксплуатацию только что, в ноябре 2020, расположены в «самой середине» престижного московского юго-запада, между станциями метро Мичуринский проспект и Раменки, в 388 метрах по прямой от трассы Мичуринского проспекта и на границе зеленой зоны, в излучине реки Раменки. В 10 минутах езды – МГУ и несколько крупных парков. Словом, он очень хорошо расположен. К востоку от территории комплекса строится многофункциональный медицинский центр по проекту другого бюро.

Участок – 2,7 га на крайнем западном углу 23 микрорайона Раменок, до начала строительства пустовал. К востоку от него, в составе советского микрорайона, чередуются кирпичные пятиэтажки конца 1950-х, панельные 12-этажки и 14-этажные «башни» начала 1970-х. В центре микрорайона и в двух шагах как от нового комплекса, так и от проспекта – пруд Раменки, довольно большой и окруженный аккуратными травянистыми валами. Микрорайон сложившийся и в целом тихий, а река с высокими заросшими берегами, которая поворачивает под углом, очерчивая естественную природную границу с юго- и северо-запада, создает ощущение встречи городской застройки с каким-то иным миром, как будто здесь внезапно заканчивается Москва. На этой-то границе, в углу поворота реки, и поставлен ЖК «Небо».
Новый комплекс, спроектированный и реализованный Владимиром Плоткиным и ТПО «Резерв» – иного масштаба. Если посмотреть в целом, он где-то в 5 раз выше своего микрорайонного окружения. В двух башнях – 52 этажа, в третьей 51, высота – 176 метров, что всего на 3 метра меньше высотных ограничений по визуально-ландшафтному анализу.

«Небо» – отчетливый акцент, хорошо заметный издали, с Аминьевского шоссе и улицы Лобачевского, а особенно с эстакады проспекта Генерала Дорохова, где он возвышается над деревьями, еще не освоенными девелопментом промзонами и полями городских гаражей. Отсюда его симметричная композция читается очень ясно.
ЖК «Небо», вид с севера, со стороны проспекта Генерала Дорохова
Фотография © Алексей Народицкий / предоставлено ТПО «Резерв»

Юго-запад, как известно, давно и хорошо знаком с высотным жилым строительством. Несколько высотных комплексов строятся и поблизости в радиусе 1-2 километров. Однако сам район Раменки-23 заполнен жилыми домами и кроме того огражден рекой, так что можно предположить, что ЖК «Небо» останется здесь единственной доминантой, флагманом. Что хорошо, поскольку при достаточно большой высотности (не 250 и не 400, но все же почти 200 м) он не «давит» ни при рассмотрении издали, ни вблизи – разве что заставляет поднять глаза. Что, определенно, – заслуга стройных пропорций, обилия стекла и белого цвета, тонкой легкой сетки фасадов.
ЖК «Небо»
Фотография © Алексей Народицкий / предоставлено ТПО «Резерв»

Три жилые башни собраны в симметричную композицию на почти квадратном в плане двухъярусном стилобате: две выстроены над рекой вдоль кромки северо-западного фасада, третья поставлена перпендикулярно им по оси симметрии основания. Получается строгая Т-образная композиция, основанная на сопоставлении подобных фигур, со свободным пространством в центре. Решение, характерное для творчества Владимира Плоткина, чьи эксперименты с лаконичной геометрией поворота и зеркалирования, также как и расстановкой подобных фигур в рамках ансабля достаточно хорошо известны (к примеру, так, через поворот подобных фигур, но под углом не 90°, а 180°, решена композиция офиса «Аэрофлота» в Шереметьево).
  • zooming
    ЖК «Небо»
    Фотография © Алексей Народицкий / предоставлено ТПО «Резерв»
  • zooming
    Корпус 1-3. Типовой этаж
    © ТПО «Резерв»

Каждая из башен в плане – не квадрат, а прямоугольник спокойных пропорций 8/10, с небольшими уступами-«талиями» по центру узких сторон. Торцы стеклянные, а протяженные стороны подчинены белой сетке вертикальных пропорций. Линии, вырастающие из той же сетки, подчеркивают ризалиты торцов тонкими белыми обводами, отчего объемы кажутся составленными из двух пластин, склеенных, «как печенье», стеклянной прослойкой.
  • zooming
    ЖК «Небо» со стороны Раменского пруда
    Фотография © Алексей Народицкий / предоставлено ТПО «Резерв»
  • zooming
    ЖК «Небо» со стороны ул. Лобачевского
    Фотография © Алексей Народицкий / предоставлено ТПО «Резерв»

«Пластинчатость» делает башни стройнее и подчеркивает протяженность их объемов, но не только. Здесь требуется небольшое отступление: дело в том, что, если взглянуть на контекст застройки всего московского юго-запада в целом, несложно заметить разреженную, но связанную общими подходами сеть акцентных зданий советского модернизма, семидесятых и восьмидесятых годов XX века. Среди них Дом туриста на Ленинском проспекте, башни архитектора Евгения Розанова на проспекте Вернадского и здания общежитий МГУ там же. Все они высотные, точечные, башенные; многие экспериментируют с двухчастной пластинчатостью, используя уступ между узкими ризалитами как тонкую стройную вертикаль. Уделяют много внимания стилобатам, которые подчас вырастают из развитых подземных конструкций. Многие из них крестообразны в плане и почти все, исключая разве что меридианальные башни Дома туриста, вторят диагональным линиям проспектов юго-запада, размечая здешние просторы как некая версия плана Вуазен. Эти здания образуют модернистский костяк юго-запада, точки силы, чья энергетика впоследствии не получила развития, а во многом даже заросла хаотично размножившимися «грибами» (по терминологи Дарьи Парамоновой), – но все же еще ощущается.

Так вот, многие свойства модернистских доминант юго-запада Москвы уловлены и интерпретированы в башнях ЖК «Небо». О пластинчатости и стройности башен уже сказано, но и расположение крыльев напоминает крест, с той лишь разницей, что в центре пересечения линий не объем, а пространство, и, кроме того, северное «крыло креста» отстутствует. Характерную композицию здесь как будто разобрали поэлементно, сохранив, однако, основные подходы и направления, так что ЖК «Небо» становится еще одним акцентом юго-западной «сети».
  • zooming
    ЖК «Небо»
    Фотография © Алексей Народицкий / предоставлено ТПО «Резерв»
  • zooming
    ЖК «Небо»
    © ТПО «Резерв», ГК «Олимпроект»

Жест, таким образом, представляется контекстуальным в гигантском масштабе нескольких километров, а не ближайших сотен метров. Хотя некий «якорь» присутствует и поблизости – крестообразный дом 1980 года на Мичуринском проспекте: если смотреть с юга, три башни выглядят его увеличенной версией, разделенной в пространстве.
Проект, встройка, вид с Мичуринского проспекта. Справа жилой дом 1980 года с крестообразным планом. Слева ЖК «Небо»
© ТПО «Резерв»

Здесь можно заметить, что строго-диагональная ориентация участка и, как следствие, домов, поддержана не только линией проспекта и градостроительной сеткой ЮЗАО, но и изгибом реки Раменки, нарисованным природой почти что по линейке.

Поворот 45° к меридиану оказался удобен для естественного освещения квартир: здесь нет стен, обращенных прямо на север, и световой контур башен используется с максимальной эффективностью. Кроме того, расстановка корпусов треугольником со значительным пространством между ними исключает прямой взгляд окна-в-окна, что также правильно для жилого комплекса.
Ситуационный план. ЖК «Небо»
© ТПО «Резерв», ГК «Олимпроект»

Квартиры сгруппированы по световому контуру вокруг мощного лестнично-лифтового ядра: две лестницы, пять лифтов. Набор предложений разнообразен, вплоть до 4-комнатных квартир, что соответствует бизнес-классу жилья. Высота потолков 3,3 м, в первых этажах 4,5 м. Перед входом лоджия, за ней двусветный вестибюль с ресепшном, сбоку общественная зона с вай-фаем.
  • zooming
    1 / 4
    1 этаж. Корпус 2
    © ТПО «Резерв», ГК «Олимпроект»
  • zooming
    2 / 4
    Типовой этаж. Корпус 2
    © ТПО «Резерв», ГК «Олимпроект»
  • zooming
    3 / 4
    52 этаж. Корпус 2
    © ТПО «Резерв», ГК «Олимпроект»
  • zooming
    4 / 4
    Стилобат на отметке -5,42. ЖК «Небо»
    © ТПО «Резерв», ГК «Олимпроект»

Но обратимся к стилобату. Он вписан в склон с перепадом высот 8 метров с юго-востока на северо-запад, от жилого района к реке. Поэтому со стороны микрорайона стилобат возвышается над уровнем земли всего на полтора метра, и на первый уровень парковки можно въехать с боковых сторон по прямой, без пандуса. Но поскольку двор приподнят, это естественным образом делает его безопасным и свободным от машин.

От северо-западной кромки стилобата начинается крутой склон к реке, то есть дом, если смотреть с этой стороны от реки, практически вырастает из склона, как своего рода форт, двумя северными башнями, чьи фасады продолжают плоскость стилобата. С этой стороны в два яруса стилобата встроена вереница офисных помещений, вытянутых вдоль северо-западного фасада. Перед ними в нижнем ярусе – протяженная площадка, в верхнем ярусе галерея-балкон, на который ведут открытые лестницы. Таким образом здесь, с тыльной стороны комплекса, над рекой – не задворки, а фрагмент делового городского пространства с собственной рекреационной зоной, выходом на воздух и даже на простор, поскольку вид на реку и «полупромышленный полугород» за ней по-московски неплох, здесь как минимум много деревьев.

В нижние этажи двух башен, центральной и восточной, встроен детский сад кратковременного пребывания, развивающие группы на 75 человек. Между башнями расположена игровая площадка детского сада, а открытый восточный угол стилобата занят циркульной конструкцией с амфитеатром, ориентированным на северо-восток: по косой с него открывается вид и на Раменский пруд.
Схема генплана. ЖК «Небо»
© ТПО «Резерв», ГК «Олимпроект»

Благоустройство кровли стилобата, которая служит приватным двором домов – современное, с детскими и спорт-площадками, воркаутом, геопластикой, разнообразными растениями, включая крупные деревья от лип до сосен в специальных углублениях с дренажом. Подняться на стилобат можно по лестницам и пандусам, по которым во двор заезжает и спецтехника. По краям пандусов и пространства двора – белые бетонные огражения, в некоторых местах со стеклянными вставками. Тени деревьев на них – отдельный предмет любования сочетанием природных форм и лаконичного современного дизайна нового фрагмента городского пространства.
  • zooming
    1 / 6
    ЖК «Небо»
    Фотография © Алексей Народицкий / предоставлено ТПО «Резерв»
  • zooming
    2 / 6
    ЖК «Небо»
    Фотография © Алексей Народицкий / предоставлено ТПО «Резерв»
  • zooming
    3 / 6
    ЖК «Небо»
    Фотография © Алексей Народицкий / предоставлено ТПО «Резерв»
  • zooming
    4 / 6
    ЖК «Небо»
    Фотография © Алексей Народицкий / предоставлено ТПО «Резерв»
  • zooming
    5 / 6
    ЖК «Небо»
    Фотография © Алексей Народицкий / предоставлено ТПО «Резерв»
  • zooming
    6 / 6
    ЖК «Небо»
    Фотография © Алексей Народицкий / предоставлено ТПО «Резерв»

Двор зонирован как вереницами растений, так и бетонными пилонадами, чей очень простой рисунок перекликается с сеткой фасадов и выглядит его логичным продолжением в пространстве.
ЖК «Небо»
Фотография © Алексей Народицкий / предоставлено ТПО «Резерв»

Восемнадцать нижних этажей во всех трех башнях объединены вертикально по два, так что сетка белых линий на уровне пешехода, точнее гуляющего жителя, выглядит равномерно-стройной и предсказуемой. Но выше она растягивается градиентным шагом, хотя и не то чтобы плавно: девять этажей объединены в три группы по три, десять следующих в две по пять, и наконец, 15 верхних – сплошные вертикали. Пентхаусы верхних этажей отступают от края террасами, прямые линии сетки продолжаются уже без заполнения, образуя перголу, накрывающую как пентхаусы, так и вентвыходы, маскируя техэтаж и придавая объемам правильную форму. Эти же линии обрамляют торцы, визуально формируя, как мы видели выше, двухчастность объемов. Как будто стеклянные, «мисовского» типа башни организованы тонкой, но жесткой решеткой, которая во многом определяет их восприятие, особенно издали.
  • zooming
    ЖК «Небо»
    Фотография © Алексей Народицкий / предоставлено ТПО «Резерв»
  • zooming
    ЖК «Небо»
    Фотография © Алексей Народицкий / предоставлено ТПО «Резерв»

Вертикально ориентированная решетка фасадов в целом характерна для Москвы последнего десятилетия, мы уже видели множество ее вариантов, как классического, так и модернистского плана. В постройках Владимира Плоткина сложилась своя, лаконичная версия сетки: как правило белой или монохромной с редкими вкраплениями яркого цвета. Сравним к примеру фасады Префектуры ТиНАО, офисного здания на улице Красина и двух корпусов в составе ВТБ Арена Парка. В такой трактовке сетка помогает не только придать объему визуальную стройность, вытянуть и «подсобрать» массу – но и ясно позиционировать форму в пространстве, управляя восприятием на оптическом уровне: четко проявленные линии фасада акцентируют все колебания, паузы и повороты, «ведут» глаз за собой и помогают считывать высказывание. Время от времени сетка отступает от объема и образует воздушные структуры: галереи в первых этажах и перголы в верхних.

Все эти приемы работают на общий пластический сюжет и в ЖК «Небо». Но здесь у фасадной сетки есть две особенности. Первая – она растянута по вертикали. Проще всего это объяснить эффектом восприятия: если смотреть снизу вверх, высота ячеек в перспективе сократится и с определенного ракурса, из двора, сетка может показаться равномерной. Но если смотреть на фасады en face, сетка кажется растянутой сверху вниз, то ли под действием гравитации, то ли как эффект таяния: как будто солнце нагрело верхние этажи, и они «поплыли», но внизу ячейки еще не растаяли. Кроме того, полученный эффект, если смотреть на рисунок целиком, напоминает рост ячеек в центральном корпусе ЖК WineHouse.
  • zooming
    ЖК «Небо»
    Фотография © Алексей Народицкий / предоставлено ТПО «Резерв»
  • zooming
    ЖК «Небо»
    Фотография © Алексей Народицкий / предоставлено ТПО «Резерв»

Так или иначе, а растянутая сетка, с одной стороны, противоречит правилам классической тектоники середины, верха и низа, притом что сам по себе прием вертикального объединения окон скорее относится к разряду классицизирующих (впрочем, возможно, уверенность в том, что вертикаль – классика, горизонталь модернизм – дело привычки, ведь уже 1970-е неоднократно опровергали это утверждение или во всяком случае экспериментировали с этой антитезой). С другой стороны, трансформация фасадной решетки делает ее «не просто клеткой», а инструментом диалога с городским окружением, а может быть, учитывая риелторское название комплекса, и «с небом» – нельзя же было с таким названием и такой высотностью не откликнуться на соседство небес.
ЖК «Небо»
© ТПО «Резерв», ГК «Олимпроект»

Вторая особенность состоит в том, что стеклянную поверхность формирует не только стемалит сероватого оттенка в межэтажных перемычках, – рельефная белая сетка в каждой ячейке отчеркнута вставкой черного стекла, похожей на солнечную тень. Причем в сквозных вертикальных уступах на торцах башен широкая черная полоса, похожая на тень, возникает из-за ниш центрального кондционирования, но издали воспринимается как часть общего сюжета, перекликаясь с «отчеркиваниями» в окнах, как «большая» тень с «малыми». (Здесь в скобках надо заметить, что вставки темного стекла светопрозрачные и не уменьшают ширину светового проема, если смотреть изнутри; черные стекла в окнах соответствуют форточкам).
ЖК «Небо»
Фотография © Алексей Народицкий / предоставлено ТПО «Резерв»

Прием можно было бы понять как иллюзонистический элемент гризайльной суперграфики, наподобие полос, образующих намек на вертикальные ниши на фасадах ЖК «Чертаново» 2008 года – если бы черные вставки не чередовались в шахматном порядке поэтажно, то слева, то справа.

Чередование, особенно в некоторых ракурсах, где «отчеркивание» воспринимается как часть рельефа, создает впечатление парадокса: ярусы как будто «смотрят» в разные стороны (похожий эффект возникает в 5 корпусе ВТБ Арена Парка), или же кажутся прошитыми по конутуру зигзагообразной строчкой, а может быть, немного «покачиваются», вибрируют – примерно как мираж, особенно если смотреть издали. Что, конечно, напоминает эксперименты оп-арта, особенно хорошо известную картинку с ложным зигзагом.
  • zooming
    1 / 4
    ЖК «Небо»
    Фотография © Алексей Народицкий / предоставлено ТПО «Резерв»
  • zooming
    2 / 4
    ЖК «Небо»
    Фотография © Алексей Народицкий / предоставлено ТПО «Резерв»
  • zooming
    3 / 4
    ЖК «Небо»
    Фотография © Алексей Народицкий / предоставлено ТПО «Резерв»
  • zooming
    4 / 4
    ЖК «Небо»
    Фотография © Алексей Народицкий / предоставлено ТПО «Резерв»

Рисунок виден не всегда – при прямом свете почти не заметен, зато при косом, вечернем, заметен хорошо, – и башни, при всей лаконичности решения, выглядят по-разному не только при обходе, точнее объезде, но и изменяются в зависимости от времени суток. Зигзагообразный паттерн возвращает нас и к метафоре таяния: линии фасадной сетки, которые кажутся на первый взгляд прямыми и очень четкими, если не жестковатыми, белое на темном, да в сущности такими прямыми и являются на самом деле – вдруг в ракурсе начинают казаться чуть зигзагообразными, как будто айсберг начал таять. Это довольно интересный эффект, хотя и очень ненавязчиво поданный.

Другой вариант изменения образа – на закате, когда «исчезает» белый цвет, башни также становятся похожи на чикагские небоскребы: вертикали читаются яснее, а перголы превращаются в «классические» аттики.
  • zooming
    ЖК «Небо»
    © ТПО «Резерв», ГК «Олимпроект»
  • zooming
    ЖК «Небо»
    © ТПО «Резерв», ГК «Олимпроект»

Фасады – стальные и модульные, изготовлены на заводе, что обеспечило качество исполнения, хорошую пожарную безопасность и быстроту сборки. Решение соответствует как высотности, так и бизнес-классу домов.
ЖК «Небо», проект, фрагмент фасада
© ТПО «Резерв», ГК «Олимпроект»

В контексте современного московского строительства ЖК «Небо» – высотный, выше привычных 25-35 этажей, ставших нормой для крупных московских ЖК, в частности тех, которые строятся поблизости. По высоте он тяготеет к комплексам в зоне влияния «Большого Сити», – но не небоскреб. Бывают и выше. Строго говоря, не очень ясны аргументы визуального анализа, чьи ограничения здесь соблюдены, и почему нельзя было построить более высокие башни, сделав акцент заметнее. Дома, безусловно, стали доминантой окрестностей, но в то же время балансируют на грани между небоскребом со стальными фасадами и просто высокой московской застройкой. Но очевидно, что если бы тот же объем площадей был бы умещен в более жесткие высотные ограничения на том же участке, получилось бы не так эффектно. Здесь же «до неба», пожалуй, удалось дотянуться. Как и встроиться в градостроительный каркас юго-запада, намеченный авторами семидесятых.
Архитектор:
Владимир Плоткин
Мастерская:
ГК «ОЛИМПРОЕКТ» http://www.olimproekt.ru/
ТПО «Резерв» http://www.reserve.ru
Проект:
ЖК «Небо»
Россия, Москва, Мичуринский проспект, 56

Авторский коллектив:
Архитекторы: В.Плоткин, С.Гусарев, С.Чернышева, А.Бутусов, А.Шумакова, И.Никуленкова, Ю.Литвиненко, Е.Солонкина
Инженеры: С.Щербина, И.Барабаш, М.Макаров

2017 / 2019 — 11.2020

Девелопер: Capital Group
Заказчик: «Стройпроект»
Сотрудничество: «ГК «Олимпроект» (корректировка проекта)

08 Декабря 2020

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
ГК «ОЛИМПРОЕКТ»: другие проекты
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Город на крыше
МФК с жилыми апартаментами, офисным центром, торговой галереей, многоуровневым паркингом и новой городской площадью возводится на базе бывшего кузовного цеха ЗИЛ – самого крупного здания бывшего машиностроительного завода.
Похожие статьи
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Цвет в бетоне и кирпиче
Жилой дом 11-19 Jane Street в Нью-Йорке по проекту бюро Дэвида Чипперфильда развивает архитектурные мотивы исторического района Гринвич-Виллидж.
Курдонеры и конструктивизм
Рассматриваем второй квартал «города в городе» Ligovsky City, построенный по проекту бюро «А.Лен» и сочетающий несколько тенденций, характерных для современной архитектуры города.
Внутри рисованной сетки
При проектировании комплекса апартаментов PLAY в Даниловской слободе архитекторы бюро ADM сделали ставку на образность постройки. Наиболее ярко она проявилась в сложносочиненной сетке фасадов.
Своды и лестницы
В Филадельфии завершилась реконструкция Музея искусств по проекту Фрэнка Гери. Материал исторических и новых частей здания одинаков: золотистый известняк.
Ярусная композиция
Немного Нью-Йорка в Одессе: апарт-комплекс по проекту «Архиматики» с башнями и таунхаусами, площадью и бассейнами.
На соевой траве
Площадь Линкольн-центра в Нью-Йорке превратилась в лужайку из эко-газона: новое общественное пространство станет «главной сценой» для постепенного открытия Метрополитен-оперы, New York City Ballet и Филармонии после карантина.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Технологии и материалы
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре
«Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре» Дениз Скотт Браун – это результат личного исследования вопросов авторства, иерархической и гендерной структуры профессии архитектора. Написанная в 1975 году, статья увидела свет лишь в 1989, когда был издан сборник "Architecture: a place for women". С разрешения автора мы публикуем статью, впервые переведенную на русский язык.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Пресса: «Важно сохранять здания разных периодов». Суперзвезда...
У Сергея Чобана необычный профессиональный путь: в девяностые годы он добился признания на Западе и только потом стал востребованным в России. И сейчас его гонорары чуть не дотягивают до уровня мировых легенд вроде Нормана Фостера.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.