English version

Ключевое слово: «телеработа»

Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.

mainImg
Этот материал состоит из двух частей: опрос московских архитекторов и обзор зарубежной практики.


Переход на удаленную работу: опрос московских архитекторов

zooming
Сергей Кузнецов, главный архитектор Москвы:
«Большая часть московских архитектурных бюро ушла на дистанционный формат работы, чтобы предотвратить распространение вируса #COVID19», – сообщил в понедельник, 16 марта главный архитектор города Сергей Кузнецов. – Это важный и ответственный, хоть и сложный для многих руководителей шаг. На дистанционный формат работы или формат свободного посещения перешли: Citizenstudio, MAD architects, Maryarch, Wowhaus, Nefa, Kleinewelt Architekten, Master's plan, buromoscow, АБТБ, «Меганом», ТПО «Прайд», АБ «Остоженка» и другие. Также на дистанционный формат обучения переходят МАРХИ, МАРШ, МИТУ МАСИ и другие вузы столицы».

Мы поговорили с несколькими главами московских мастерских – все заняты переходом на удаленный метод работы и все оценивают меру как необходимую. Многие оказались отчасти готовы, поскольку и раньше так или иначе сталкивались с он-лайн общением и удаленными серверами, а кто-то уже так и работал. Общее впечатление – после эпидемии, возможно, работа архитекторов будет устроена более гибко и современно.


zooming
Вера Бутко и Антон Надточий, ATRIUM:
«Не так просто перевести бюро, в котором работает около ста человек, на удаленную работу. Но мы подошли к теме серьезно и уже с начала прошлой недели, сразу после 8 марта, отменили все очные встречи с заказчиками. Не все из них тогда были к этому готовы, между тем нам удалось настоять.

Одновременно, всю прошлую неделю мы готовились: готовили серверы, докупали оборудование, проводили ревизию мощности всех компьютеров. Сейчас сотрудники работают из дома, подключаясь удаленно к своим рабочим компьютерам, стоящим в офисе. Таким образом они располагают хорошей вычислительной мощностью и всеми установленными там программами. То есть мы не разбирали офис, и BIM, и 3D Max – все работает оттуда. Главная сложность в таком случае – хороший канал для связи. У нас многое хорошо работало и на 40 мегабитах, но у тех, кто работает с 3D Max, немного притормаживало. Поэтому со следующей недели увеличиваем до 100 мегабит, посмотрим, будет ли лучше. Большие мониторы, у кого дома не было, сотрудники забрали – в офисе у всех в основном по два монитора, один забрали домой.

Со вторника этой недели [17.03, – прим. ред.] большинство сотрудников работает дома, в офисе остались несколько человек, и то те, кто сам захотел остаться. Это молодые люди, которые живут рядом, на работу ходят пешком, не пользуются общественным транспортом. Их настолько мало в пространстве, рассчитанном на сто человек, что между собой они почти на встречаются – присылают нам фотографии пустого офиса.

Мы перешли на Slack в качестве корпоративного мессенджера. Его специфика в том, что каналы внутри могут делиться по проектам и там удобно организовано иерархическое взаимодействие, в разных режимах можно общаться внутри команды, с внешними контроллерами проекта, и так далее. Но постановка задач и контроль за исполнением делаются в тех же программах, в которых мы делали это раньше, здесь ничего радикально не изменилось. Так что мы, наверное, были готовы к ситуации наполовину. Теперь занимаемся апробацией новой формы работы на практике.

Предвидим определенные сложности с авторским надзором. Но по тем двум-трём объектам, где у нас сейчас активная фаза контроля, мы договорились с технадзором на стройке – они фотографируют нам максимум информации и сразу присылают. Конечно, если будут какие-то неразрешимые ситуации, то мы приедем. Но основную рутину можно отсматривать и так. В обычной ситуации заставить их этим заниматься невозможно, а сейчас мы договорились.

В принципе – опыт оцениваем позитивно. У нас рабочий день проходит не менее интенсивно, чем он проходил в офисе. Не тратится время на дорогу, пробки и опоздания, уходит меньше времени на сами совещания. Нельзя сказать, что кто-то расслабился, настроение боевое и бодрое. Даже можно сказать, что коллектив мобилизовался. Все понимают, что это новые обстоятельства и реагируют на них ответственно. Вынужденно, конечно, приспосабливаемся, но есть даже в этом определенный азарт.

Но я думаю, что главное сейчас, чтобы стройки не остановились. Вот тогда вирус покажется цветочками, мало того, что надо будет платить за пустые офисы, так еще и сотрудников обеспечивать зарплатой. Вот это может стать серьезной проблемой. Поэтому: надо всем мобилизоваться и несмотря ни на что продолжать выполнять свои обязательства».


zooming
Юлий Борисов, UNK project:
«Мы готовимся к тому, чтобы перевести сотрудников на удаленную работу, с понедельника начинаем эксперимент по переходу на новый формат. Надеемся в конечном счете перевести на удаленку 100% работы. Для нас это не проблема, мы и раньше так работали с иностранными коллегами: английскими, японскими, американскими, – и сделали достаточно много проектов, в том числе победивших в конкурсах.

У нас уже есть облачные технологии, мы работаем удаленно с контрагентами и субподрядчиками. Несколько лет назад мы потратили много сил и средств на создание мощной системы учета финансов на основе 1C. Проектирование сложно подсчитать, с одной стороны это услуга, с другой стороны – товар, одно учитывается по времени, другое поштучно; а у нас совмещенная система, мы научились учитывать то и другое. Сейчас мы настраиваем стандартные сервисы Microsoft для общения на уровне микрокоманд. Простая техника у всех в основном есть дома, если у кого-то чего-то не хватает – организуем доставку рабочего места, или какой отдельной техники на дом.

Но техника наименьшая проблема в удаленной работе. Самые большие проблемы – психологическая и энергетическая. Мы верим в наших сотрудников, считаем, что собрали лучшие кадры, но тем не менее самоорганизация для работы дома – большой вызов для каждого человека. Если привык работать в офисе, а отдыхать дома, то может потребоваться усилие, чтобы перестроиться. Но, как и другие навыки, этот можно приобрести, научиться работать дома.

Вторая сложная задача связана с коллективным характером нашего творчества. Проект делает большая команда, и необходимо перенести синергию творческого потока из физического офиса в виртуальный. Отчасти мы протестировали это на работе с иностранными коллегами, но сейчас надо распространить на всё и всех.

Третье – психология. Люди социальны, и многие воспринимают работу как социальный клуб. Важно не растерять эти связи, чтобы кто-то не оказался одинок или отчужден от коллектива – это серьезная задача для тех, кто будет переходить на удаленку. Мы учимся. Основное правило нашего мира – надо постоянно учиться.

Мое личное мнение – происходящее сейчас это истерия. Но есть и положительные стороны – в том, что можно освободить больше творческой энергии на создание собственно продукта. А освободившееся время направить на то, чтобы общаться с семьей, с детьми, или на какие-то новые проекты. Обстоятельства хороший стимул для того, чтобы измениться. Кроме того, строительный рынок очень консервативен, и если в нем возникнут какие-то подвижки в сторону инноваций, то это будет плюсом. Из-за вынужденной смены формата работы уйдет что-то лишнее, добавятся возможности, которые освободят энергию для творчества. Думаю, эпидемия пройдет, но отрасль изменится».

zooming
Анна Ищенко, Wowhaus:
«Мы частично перевели офис на удаленную работу. По проектам в самой активной фазе в бюро остаются ключевые сотрудники. У нас уже давно работает система удаленного доступа к рабочим файлам, также у всех сотрудников установлены веб- и мобильные приложения с корпоративной почтой. К этому все привыкли и пользуются, поэтому переход на домашний режим не оказался болезненным. Сейчас, пользуясь случаем, усовершенствуем нашу систему видеоконференцсвязи – давно собирались сделать, но не доходили руки».

zooming
Владимир Плоткин, ТПО «Резерв»:
«Да, мы тоже на 80% процентов перешли на удаленную работу – будет непросто, но, возможно, это хороший эксперимент. Если он окажется достаточно эффективным, можно будет продолжить частично в таком режиме и после вируса. Получилась бы неплохая экономия».

zooming
Андрей Гнездилов, АБ «Остоженка»:
«Ну что сказать, наступает новое время. Мы завтра открываем юбилейную выставку в Музее Москвы, посвященную к 30-летию Остоженки, и проекта, и бюро – этот «вернисаж» будет удаленным, с использованием интернет-ресурсов.

Сейчас почти все наши сотрудники перешли на удаленную работу, мы стараемся по-новому выстроить работу, подготовиться к тому времени, когда передвигаться, возможно, будет не так просто. Конечно, все понимают, что сейчас надо ограничить общение, меньше ездить в метро и вообще в общественном транспорте, избегать потенциально опасных мест. Сотрудникам так намного спокойнее.

Мера необходимая, но и реализовать ее не так просто, во всяком случае это требует организационных усилий – как от руководителя проекта, так и от каждого участника. Наша работа – коллективная, когда проект идет, необходимы просмотры: с каким-то временным шагом надо смотреть результаты работы всем вместе. В бюро делать это просто, мы раскладываем материалы на переговорном столе, обсуждаем. Конечно, в он-лайн режиме обсуждать сложнее. Но возможно. Это не проблема, а просто новая форма общения. К ней надо будет еще привыкнуть, пожить в этом формате. Но в любом случае необходимы организационные и эмоциональные усилия. Хотя бы для того, чтобы удаленная работа не превратилась в отпуск».

zooming
Сергей Скуратов, Sergey Skuratov architects:
«Я на карантине, прилетел 7 марта из Лиона. Катался с семьей на горных лыжах неделю в Вальдизере. Из нашего самолета коронавирусом никто не заболел. Я видел данные по всем рейсам. У меня карантин до понедельника. Консультирую по телефону, вотсапу или в скайпе.

Все пока хорошо. Мастерская работает почти в полном составе. Нам предстоят два конкурса и новая концепция. Приказа об удаленной работе пока не издавали, так что дело добровольное – кто-то перешел, но это пока не массово. Больше половины работы мастерской – рабочая документация, над которой работают бригады от 3 до 15 человек. Кто-то должен все это собирать, печатать и передавать. Настроение боевое. В мастерской чистота, все проветривается, руки моются несколько раз в день. Работа идет своим чередом.

Предположу, что ближайший месяц придется провести на удаленке. Но это не самое страшное – для нас главное это заказы. Важно, чтобы стройки не остановились и девелоперы не закрыли свою деятельность на неопределенный срок. Если это случится, будет тяжело, особенно для рядовых сотрудников. Нечем будет платить зарплату».

zooming
Сергей Никешкин, проектное бюро «Крупный план»:
«Совместная работа над крупными объектами в BIM подразумевает постоянный обмен большим объемом данных, что не так просто обеспечить при работе из дома. Но мы решаем задачу, подготавливаем сейчас техническую сторону для дистанционной работы, разворачиваем облачное хранение данных и анализируем возможности домашних рабочих мест наших сотрудников».

zooming
Михаил Бейлин, Citizenstudio:
«Мы и так работаем в формате «виртуального офиса», всегда так работали. И нам очень нравится этот формат. Считаем его продуктивным, и такой способ организации бюро –необычайно гибким. Особенно в сложной экономической ситуации в стране и отрасли. Он накладывает на руководителей – меня и Даниила – дополнительную ответственность – за дистанционное функционирование. Это такой сверх-менеджмент. Ты не видишь, как работают люди в процессе, соответственно, должен постоянно контролировать продукт архитектора. Делить его на микро-задачи, чтобы всегда иметь возможность быстро внести коррективы и в процесс, и в результат. Надо научится быстро и дистанционно реагировать, всегда быть он-лайн. Держать в голове и представлять все рабочие процессы, происходящие у твоих сотрудников по разным проектам. Визуальный контакт, конечно, очень упрощает взаимодействие. В нашем формате он происходит редко, на специальных совещаниях с архитекторами. Но когда система налажена и сотрудники к ней привыкли – все идет хорошо. Поэтому в нашем случае ничего не изменилось.

Главный плюс такого формата – не экономия (на аренде, быте офиса и прочем), а гибкость в выборе работы. Не имея лишних трат, ты можешь брать только те заказы, которые тебе очень интересны».
***

 

Обзор зарубежной практики


(см. опрос московских архитекторов)
 
Объявленная Всемирной организацией здравоохранения пандемия COVID-19 в сочетании с вызванным ею и падением цен на нефть экономическим кризисом поставила архитектурное сообщество в особенно сложную ситуацию. Безопасность сотрудников и студентов, естественно, остается приоритетом, но нельзя не учитывать экономические последствия карантина, если, к примеру, работа коллектива из дома технически невозможна даже для собственно мастерской (нет «облака» со всеми материалами, нет программ удаленного доступа), не говоря уже о согласовании проектов во властных органах и, конечно, об авторском надзоре на строительных площадках.

Отдельная тема – зависимость архитектуры как бизнеса от решений правительства в той или иной стране. Если оно объявляет обязательный карантин, тем самым беря на себя ответственность за его экономические последствия, можно с чистой совестью отправить сотрудников по домам – как, к примеру, во Франции перешли на «телеработу», то есть удаленную работу, и бюро Жана Нувеля, и редакция журнала L'Architecture d'Aujourd'hui.

Естественно, перейти на новый режим сложно, и здесь все зависит от дальновидности руководства той или иной фирмы. Американский журнал The Architect опубликовал большой опрос руководителей мастерских со всей страны о их действиях и планах. Выяснилось, что у многих была заготовлена схема действий на случай катастрофы, что понятно после 11 сентября 2001 года, а также с учетом масштабных стихийных бедствий, характерных для территории США. Эти планы как раз включают возможность удаленной работы. Естественно, в бюро с несколькими филиалами, часто – одновременно на Тихоокеанском и Атлантическом побережье, облачная система хранения данных и «телеработа» как важный навык появились просто как необходимость при ведении бизнеса. Также из уст респондентов звучит критика в адрес властей, не занимавшихся проблемами здравоохранения и даже разрушивших созданное в этой сфере их предшественниками, но также выражается надежда на то, что нынешний кризис позволит рабочему пространству эволюционировать в соответствии с запросами общества.

Эту же тему затрагивает материал американской версии журнала AD, где архитекторы обсуждают возможное влияние пандемии на архитектуру, градостроительство, дизайн интерьера. Это представляется вполне вероятным, учитывая как сильно холера и туберкулез изменили устройство городов и стандарты жилищного строительства в XIX – первой половине XX века.

Канадские архитекторы рассказывают о проблемах с удаленной работой: можно стать жертвой хакера-шантажиста, захватившего доступ к удаленному рабочему столу, оказавшиеся дома из-за карантина дети не дают сосредоточиться на проекте, отдельный вопрос – поддержание в коллективе «боевого духа», чему помогают общие телеконференции каждым утром и вечером.

Возвращаясь к отдельным мастерским: о переходе к «телеработе» официально объявили мастерская Ренцо Пьяно, немецкие бюро Behnisch Architekten и GRAFT, голландцы KAAN Architecten и многие другие. При этом, естественно, делается упор на продолжение работы: ни один проект не приостанавливается. Австралийский институт архитекторов опубликовал подробную инструкцию для своих членов – как действовать в зависимости от стадии разработки проекта на момент объявления пандемии, в первую очередь – с юридической и финансовой точки зрения (общая инструкция тоже составлена).

Американский институт архитекторов также выпустил полезный список – с руководством по «виртуальной архитектурной практике», своей политике «телеработы», ее налоговым и экономическим аспектам, а также, конечно, медицинским сайтам. Американское общество инженеров здравоохранения составило подборку ресурсов и конкретных указаний для руководства больниц и поликлиник по действиям в условиях пандемии: очевидно, она пригодится и для проектировщиков новых учреждений.

По-своему легче приходится архитектурным вузам: их переход на дистанционное обучение санкционирован государством, то есть выбор сделан не ими, а возможные убытки можно затем стребовать с властей. Другое дело, что учебный процесс может сильно пострадать: все теперь зависит от ответственности студентов. Тем не менее, перешли в виртуальный режим и Гарвардская школа дизайна, и цюрихская Федеральная высшая техническая школа (ETH).

Заметно отличается лондонская школа Архитектурной ассоциации: там пока лишь «следят за ситуацией» и даже не запрещают поездки. Это связано с позицией британского правительства, которое ради экономии средств долго не давало четкие указания по карантину, и поэтому закрывающиеся учреждения культуры и образования делали это без надежды на компенсацию, «за свой счет». По этой причине, скажем, Zaha Hadid Architects пока только создали «штаб» по контролю за ситуацией, а с 16 марта замеряют сотрудникам температуру при их появлении на работе.

Королевский институт британских архитекторов (RIBA) недоволен мерами властей по поддержке среднего и малого бизнеса, к которому относится большинство мастерских. Недостаточными их считают и руководители крупнейших фирм, опасающиеся повального банкротства. Поэтому они, кстати, и желают продолжения работы – своей, чиновников в градостроительных отделах, строителей – любой ценой.

Однако опрос еженедельника The Architects’ Journal показал, что абсолютное большинство британских бюро все же перешло – частью или полностью – на «телеработу». Лишь 18% работают так, как до начала пандемии. Естественно, если разделить Лондон и остальную страну, то это число изменится: в столице таких «стойких» всего 11%, а за ее пределами – 28%.
***

Сейчас на удаленный формат работы переходят многие мастерские. Призываем вас делиться своими историями и лайфхаками по переходу на удаленку в комментариях.

20 Марта 2020

Нина Фролова Юлия Тарабарина

Авторы текста:

Нина Фролова, Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Город на самообеспечении
Бюро Висенте Гуайарта выиграло конкурс на план застройки для Нового города Сюнъань с проектом «пост-ковидного» жилого массива, рассчитанного на самообеспечение в случае карантина.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Предчувствие дома
Предметы искусства, ирония, мрамор и природные аллюзии – четыре запоминающихся лобби в московских жилых комплексах.
Феликс Новиков: «Где-то я прочел про себя, что я литературоцентричен....
Вчера Феликс Новиков отпраздновал 94 день рождения. Присоединяемся к поздравлениям и публикуем подборку «Итогов» – отчасти авторское резюме своих работ, отчасти воспоминаний о сотрудничестве с издательствами. Рассказ включает список проектов построек, составлен в первой половине 2021 года, и предваряется небольшим вступительным интервью.
Крыша «фестонами»
Бюро BIG представило проект транспортного узла для шведского города Вестерос: он свяжет разделенные железнодорожными путями части города.
Арктические опыты
СПбГАСУ совместно с Университетом Хоккайдо провел Международную летнюю архитектурную школу, посвященную Арктике. Показываем проекты, придуманные участниками для Териберки, Земли Франца-Иосифа и Кировска.
Поток и линии
Проекты вилл Степана Липгарта в стиле ар-деко демонстрируют технический символизм в сочетании с утонченной отсылкой к 1930-м. Один из проектов бумажный, остальные предназначены для конкретных заказчиков: топ-менеджера, коллекционера и девелопера.
Один раз увидеть
8 короткометражных документальных фильмов на околоархитектурные темы, в том числе: лондонская башня-кооператив 1970-х, японский скульптор Саграда-Фамилия, сборное жилье наших дней и подборка ярких архитектурных фрагментов из художественных лент последних 100 лет.
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Лицо производства
«Тепличное хозяйство Ботаника» доверила архитекторам ту область, где они, как правило, востребованы наименьшим образом – территорию современного производственного комплекса, где обычно царят утилитарные, нормативные и недорогие решения.
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.