English version

Ключевое слово: «телеработа»

Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.

mainImg
Этот материал состоит из двух частей: опрос московских архитекторов и обзор зарубежной практики.


Переход на удаленную работу: опрос московских архитекторов

zooming
Сергей Кузнецов, главный архитектор Москвы:
«Большая часть московских архитектурных бюро ушла на дистанционный формат работы, чтобы предотвратить распространение вируса #COVID19», – сообщил в понедельник, 16 марта главный архитектор города Сергей Кузнецов. – Это важный и ответственный, хоть и сложный для многих руководителей шаг. На дистанционный формат работы или формат свободного посещения перешли: Citizenstudio, MAD architects, Maryarch, Wowhaus, Nefa, Kleinewelt Architekten, Master's plan, buromoscow, АБТБ, «Меганом», ТПО «Прайд», АБ «Остоженка» и другие. Также на дистанционный формат обучения переходят МАРХИ, МАРШ, МИТУ МАСИ и другие вузы столицы».

Мы поговорили с несколькими главами московских мастерских – все заняты переходом на удаленный метод работы и все оценивают меру как необходимую. Многие оказались отчасти готовы, поскольку и раньше так или иначе сталкивались с он-лайн общением и удаленными серверами, а кто-то уже так и работал. Общее впечатление – после эпидемии, возможно, работа архитекторов будет устроена более гибко и современно.


zooming
Вера Бутко и Антон Надточий, ATRIUM:
«Не так просто перевести бюро, в котором работает около ста человек, на удаленную работу. Но мы подошли к теме серьезно и уже с начала прошлой недели, сразу после 8 марта, отменили все очные встречи с заказчиками. Не все из них тогда были к этому готовы, между тем нам удалось настоять.

Одновременно, всю прошлую неделю мы готовились: готовили серверы, докупали оборудование, проводили ревизию мощности всех компьютеров. Сейчас сотрудники работают из дома, подключаясь удаленно к своим рабочим компьютерам, стоящим в офисе. Таким образом они располагают хорошей вычислительной мощностью и всеми установленными там программами. То есть мы не разбирали офис, и BIM, и 3D Max – все работает оттуда. Главная сложность в таком случае – хороший канал для связи. У нас многое хорошо работало и на 40 мегабитах, но у тех, кто работает с 3D Max, немного притормаживало. Поэтому со следующей недели увеличиваем до 100 мегабит, посмотрим, будет ли лучше. Большие мониторы, у кого дома не было, сотрудники забрали – в офисе у всех в основном по два монитора, один забрали домой.

Со вторника этой недели [17.03, – прим. ред.] большинство сотрудников работает дома, в офисе остались несколько человек, и то те, кто сам захотел остаться. Это молодые люди, которые живут рядом, на работу ходят пешком, не пользуются общественным транспортом. Их настолько мало в пространстве, рассчитанном на сто человек, что между собой они почти на встречаются – присылают нам фотографии пустого офиса.

Мы перешли на Slack в качестве корпоративного мессенджера. Его специфика в том, что каналы внутри могут делиться по проектам и там удобно организовано иерархическое взаимодействие, в разных режимах можно общаться внутри команды, с внешними контроллерами проекта, и так далее. Но постановка задач и контроль за исполнением делаются в тех же программах, в которых мы делали это раньше, здесь ничего радикально не изменилось. Так что мы, наверное, были готовы к ситуации наполовину. Теперь занимаемся апробацией новой формы работы на практике.

Предвидим определенные сложности с авторским надзором. Но по тем двум-трём объектам, где у нас сейчас активная фаза контроля, мы договорились с технадзором на стройке – они фотографируют нам максимум информации и сразу присылают. Конечно, если будут какие-то неразрешимые ситуации, то мы приедем. Но основную рутину можно отсматривать и так. В обычной ситуации заставить их этим заниматься невозможно, а сейчас мы договорились.

В принципе – опыт оцениваем позитивно. У нас рабочий день проходит не менее интенсивно, чем он проходил в офисе. Не тратится время на дорогу, пробки и опоздания, уходит меньше времени на сами совещания. Нельзя сказать, что кто-то расслабился, настроение боевое и бодрое. Даже можно сказать, что коллектив мобилизовался. Все понимают, что это новые обстоятельства и реагируют на них ответственно. Вынужденно, конечно, приспосабливаемся, но есть даже в этом определенный азарт.

Но я думаю, что главное сейчас, чтобы стройки не остановились. Вот тогда вирус покажется цветочками, мало того, что надо будет платить за пустые офисы, так еще и сотрудников обеспечивать зарплатой. Вот это может стать серьезной проблемой. Поэтому: надо всем мобилизоваться и несмотря ни на что продолжать выполнять свои обязательства».


zooming
Юлий Борисов, UNK project:
«Мы готовимся к тому, чтобы перевести сотрудников на удаленную работу, с понедельника начинаем эксперимент по переходу на новый формат. Надеемся в конечном счете перевести на удаленку 100% работы. Для нас это не проблема, мы и раньше так работали с иностранными коллегами: английскими, японскими, американскими, – и сделали достаточно много проектов, в том числе победивших в конкурсах.

У нас уже есть облачные технологии, мы работаем удаленно с контрагентами и субподрядчиками. Несколько лет назад мы потратили много сил и средств на создание мощной системы учета финансов на основе 1C. Проектирование сложно подсчитать, с одной стороны это услуга, с другой стороны – товар, одно учитывается по времени, другое поштучно; а у нас совмещенная система, мы научились учитывать то и другое. Сейчас мы настраиваем стандартные сервисы Microsoft для общения на уровне микрокоманд. Простая техника у всех в основном есть дома, если у кого-то чего-то не хватает – организуем доставку рабочего места, или какой отдельной техники на дом.

Но техника наименьшая проблема в удаленной работе. Самые большие проблемы – психологическая и энергетическая. Мы верим в наших сотрудников, считаем, что собрали лучшие кадры, но тем не менее самоорганизация для работы дома – большой вызов для каждого человека. Если привык работать в офисе, а отдыхать дома, то может потребоваться усилие, чтобы перестроиться. Но, как и другие навыки, этот можно приобрести, научиться работать дома.

Вторая сложная задача связана с коллективным характером нашего творчества. Проект делает большая команда, и необходимо перенести синергию творческого потока из физического офиса в виртуальный. Отчасти мы протестировали это на работе с иностранными коллегами, но сейчас надо распространить на всё и всех.

Третье – психология. Люди социальны, и многие воспринимают работу как социальный клуб. Важно не растерять эти связи, чтобы кто-то не оказался одинок или отчужден от коллектива – это серьезная задача для тех, кто будет переходить на удаленку. Мы учимся. Основное правило нашего мира – надо постоянно учиться.

Мое личное мнение – происходящее сейчас это истерия. Но есть и положительные стороны – в том, что можно освободить больше творческой энергии на создание собственно продукта. А освободившееся время направить на то, чтобы общаться с семьей, с детьми, или на какие-то новые проекты. Обстоятельства хороший стимул для того, чтобы измениться. Кроме того, строительный рынок очень консервативен, и если в нем возникнут какие-то подвижки в сторону инноваций, то это будет плюсом. Из-за вынужденной смены формата работы уйдет что-то лишнее, добавятся возможности, которые освободят энергию для творчества. Думаю, эпидемия пройдет, но отрасль изменится».

zooming
Анна Ищенко, Wowhaus:
«Мы частично перевели офис на удаленную работу. По проектам в самой активной фазе в бюро остаются ключевые сотрудники. У нас уже давно работает система удаленного доступа к рабочим файлам, также у всех сотрудников установлены веб- и мобильные приложения с корпоративной почтой. К этому все привыкли и пользуются, поэтому переход на домашний режим не оказался болезненным. Сейчас, пользуясь случаем, усовершенствуем нашу систему видеоконференцсвязи – давно собирались сделать, но не доходили руки».

zooming
Владимир Плоткин, ТПО «Резерв»:
«Да, мы тоже на 80% процентов перешли на удаленную работу – будет непросто, но, возможно, это хороший эксперимент. Если он окажется достаточно эффективным, можно будет продолжить частично в таком режиме и после вируса. Получилась бы неплохая экономия».

zooming
Андрей Гнездилов, АБ «Остоженка»:
«Ну что сказать, наступает новое время. Мы завтра открываем юбилейную выставку в Музее Москвы, посвященную к 30-летию Остоженки, и проекта, и бюро – этот «вернисаж» будет удаленным, с использованием интернет-ресурсов.

Сейчас почти все наши сотрудники перешли на удаленную работу, мы стараемся по-новому выстроить работу, подготовиться к тому времени, когда передвигаться, возможно, будет не так просто. Конечно, все понимают, что сейчас надо ограничить общение, меньше ездить в метро и вообще в общественном транспорте, избегать потенциально опасных мест. Сотрудникам так намного спокойнее.

Мера необходимая, но и реализовать ее не так просто, во всяком случае это требует организационных усилий – как от руководителя проекта, так и от каждого участника. Наша работа – коллективная, когда проект идет, необходимы просмотры: с каким-то временным шагом надо смотреть результаты работы всем вместе. В бюро делать это просто, мы раскладываем материалы на переговорном столе, обсуждаем. Конечно, в он-лайн режиме обсуждать сложнее. Но возможно. Это не проблема, а просто новая форма общения. К ней надо будет еще привыкнуть, пожить в этом формате. Но в любом случае необходимы организационные и эмоциональные усилия. Хотя бы для того, чтобы удаленная работа не превратилась в отпуск».

zooming
Сергей Скуратов, Sergey Skuratov architects:
«Я на карантине, прилетел 7 марта из Лиона. Катался с семьей на горных лыжах неделю в Вальдизере. Из нашего самолета коронавирусом никто не заболел. Я видел данные по всем рейсам. У меня карантин до понедельника. Консультирую по телефону, вотсапу или в скайпе.

Все пока хорошо. Мастерская работает почти в полном составе. Нам предстоят два конкурса и новая концепция. Приказа об удаленной работе пока не издавали, так что дело добровольное – кто-то перешел, но это пока не массово. Больше половины работы мастерской – рабочая документация, над которой работают бригады от 3 до 15 человек. Кто-то должен все это собирать, печатать и передавать. Настроение боевое. В мастерской чистота, все проветривается, руки моются несколько раз в день. Работа идет своим чередом.

Предположу, что ближайший месяц придется провести на удаленке. Но это не самое страшное – для нас главное это заказы. Важно, чтобы стройки не остановились и девелоперы не закрыли свою деятельность на неопределенный срок. Если это случится, будет тяжело, особенно для рядовых сотрудников. Нечем будет платить зарплату».

zooming
Сергей Никешкин, проектное бюро «Крупный план»:
«Совместная работа над крупными объектами в BIM подразумевает постоянный обмен большим объемом данных, что не так просто обеспечить при работе из дома. Но мы решаем задачу, подготавливаем сейчас техническую сторону для дистанционной работы, разворачиваем облачное хранение данных и анализируем возможности домашних рабочих мест наших сотрудников».

zooming
Михаил Бейлин, Citizenstudio:
«Мы и так работаем в формате «виртуального офиса», всегда так работали. И нам очень нравится этот формат. Считаем его продуктивным, и такой способ организации бюро –необычайно гибким. Особенно в сложной экономической ситуации в стране и отрасли. Он накладывает на руководителей – меня и Даниила – дополнительную ответственность – за дистанционное функционирование. Это такой сверх-менеджмент. Ты не видишь, как работают люди в процессе, соответственно, должен постоянно контролировать продукт архитектора. Делить его на микро-задачи, чтобы всегда иметь возможность быстро внести коррективы и в процесс, и в результат. Надо научится быстро и дистанционно реагировать, всегда быть он-лайн. Держать в голове и представлять все рабочие процессы, происходящие у твоих сотрудников по разным проектам. Визуальный контакт, конечно, очень упрощает взаимодействие. В нашем формате он происходит редко, на специальных совещаниях с архитекторами. Но когда система налажена и сотрудники к ней привыкли – все идет хорошо. Поэтому в нашем случае ничего не изменилось.

Главный плюс такого формата – не экономия (на аренде, быте офиса и прочем), а гибкость в выборе работы. Не имея лишних трат, ты можешь брать только те заказы, которые тебе очень интересны».
***

 

Обзор зарубежной практики


(см. опрос московских архитекторов)
 
Объявленная Всемирной организацией здравоохранения пандемия COVID-19 в сочетании с вызванным ею и падением цен на нефть экономическим кризисом поставила архитектурное сообщество в особенно сложную ситуацию. Безопасность сотрудников и студентов, естественно, остается приоритетом, но нельзя не учитывать экономические последствия карантина, если, к примеру, работа коллектива из дома технически невозможна даже для собственно мастерской (нет «облака» со всеми материалами, нет программ удаленного доступа), не говоря уже о согласовании проектов во властных органах и, конечно, об авторском надзоре на строительных площадках.

Отдельная тема – зависимость архитектуры как бизнеса от решений правительства в той или иной стране. Если оно объявляет обязательный карантин, тем самым беря на себя ответственность за его экономические последствия, можно с чистой совестью отправить сотрудников по домам – как, к примеру, во Франции перешли на «телеработу», то есть удаленную работу, и бюро Жана Нувеля, и редакция журнала L'Architecture d'Aujourd'hui.

Естественно, перейти на новый режим сложно, и здесь все зависит от дальновидности руководства той или иной фирмы. Американский журнал The Architect опубликовал большой опрос руководителей мастерских со всей страны о их действиях и планах. Выяснилось, что у многих была заготовлена схема действий на случай катастрофы, что понятно после 11 сентября 2001 года, а также с учетом масштабных стихийных бедствий, характерных для территории США. Эти планы как раз включают возможность удаленной работы. Естественно, в бюро с несколькими филиалами, часто – одновременно на Тихоокеанском и Атлантическом побережье, облачная система хранения данных и «телеработа» как важный навык появились просто как необходимость при ведении бизнеса. Также из уст респондентов звучит критика в адрес властей, не занимавшихся проблемами здравоохранения и даже разрушивших созданное в этой сфере их предшественниками, но также выражается надежда на то, что нынешний кризис позволит рабочему пространству эволюционировать в соответствии с запросами общества.

Эту же тему затрагивает материал американской версии журнала AD, где архитекторы обсуждают возможное влияние пандемии на архитектуру, градостроительство, дизайн интерьера. Это представляется вполне вероятным, учитывая как сильно холера и туберкулез изменили устройство городов и стандарты жилищного строительства в XIX – первой половине XX века.

Канадские архитекторы рассказывают о проблемах с удаленной работой: можно стать жертвой хакера-шантажиста, захватившего доступ к удаленному рабочему столу, оказавшиеся дома из-за карантина дети не дают сосредоточиться на проекте, отдельный вопрос – поддержание в коллективе «боевого духа», чему помогают общие телеконференции каждым утром и вечером.

Возвращаясь к отдельным мастерским: о переходе к «телеработе» официально объявили мастерская Ренцо Пьяно, немецкие бюро Behnisch Architekten и GRAFT, голландцы KAAN Architecten и многие другие. При этом, естественно, делается упор на продолжение работы: ни один проект не приостанавливается. Австралийский институт архитекторов опубликовал подробную инструкцию для своих членов – как действовать в зависимости от стадии разработки проекта на момент объявления пандемии, в первую очередь – с юридической и финансовой точки зрения (общая инструкция тоже составлена).

Американский институт архитекторов также выпустил полезный список – с руководством по «виртуальной архитектурной практике», своей политике «телеработы», ее налоговым и экономическим аспектам, а также, конечно, медицинским сайтам. Американское общество инженеров здравоохранения составило подборку ресурсов и конкретных указаний для руководства больниц и поликлиник по действиям в условиях пандемии: очевидно, она пригодится и для проектировщиков новых учреждений.

По-своему легче приходится архитектурным вузам: их переход на дистанционное обучение санкционирован государством, то есть выбор сделан не ими, а возможные убытки можно затем стребовать с властей. Другое дело, что учебный процесс может сильно пострадать: все теперь зависит от ответственности студентов. Тем не менее, перешли в виртуальный режим и Гарвардская школа дизайна, и цюрихская Федеральная высшая техническая школа (ETH).

Заметно отличается лондонская школа Архитектурной ассоциации: там пока лишь «следят за ситуацией» и даже не запрещают поездки. Это связано с позицией британского правительства, которое ради экономии средств долго не давало четкие указания по карантину, и поэтому закрывающиеся учреждения культуры и образования делали это без надежды на компенсацию, «за свой счет». По этой причине, скажем, Zaha Hadid Architects пока только создали «штаб» по контролю за ситуацией, а с 16 марта замеряют сотрудникам температуру при их появлении на работе.

Королевский институт британских архитекторов (RIBA) недоволен мерами властей по поддержке среднего и малого бизнеса, к которому относится большинство мастерских. Недостаточными их считают и руководители крупнейших фирм, опасающиеся повального банкротства. Поэтому они, кстати, и желают продолжения работы – своей, чиновников в градостроительных отделах, строителей – любой ценой.

Однако опрос еженедельника The Architects’ Journal показал, что абсолютное большинство британских бюро все же перешло – частью или полностью – на «телеработу». Лишь 18% работают так, как до начала пандемии. Естественно, если разделить Лондон и остальную страну, то это число изменится: в столице таких «стойких» всего 11%, а за ее пределами – 28%.
***

Сейчас на удаленный формат работы переходят многие мастерские. Призываем вас делиться своими историями и лайфхаками по переходу на удаленку в комментариях.

20 Марта 2020

author pht author pht

Авторы текста:

Нина Фролова, Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Город на самообеспечении
Бюро Висенте Гуайарта выиграло конкурс на план застройки для Нового города Сюнъань с проектом «пост-ковидного» жилого массива, рассчитанного на самообеспечение в случае карантина.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Сейчас на главной
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
Шоу-рум в ландшафте
Павильон девелопера OCT представляет красоты пейзажа покупателям квартир в очередном «новом городе» на востоке Китая. Авторы проекта шоу-рума – шанхайское бюро Lacime Architects.
Бинокулярный взгляд на культуру
Музей Западной Австралии «Була Бардип» в Перте по проекту бюро Hassell и OMA предлагает экспозицию, одновременно учитывающую аборигенный и западный взгляд на историю и культуру.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.
Бранденбургские колоннады
На этих выходных открывается долгожданный для жителей и посетителей немецкой столицы аэропорт Берлин-Бранденбург – BER. Его архитекторы – бюро gmp, авторы закрывающегося с открытием BER Тегеля.
Точка отсчета
Здесь мы рассматриваем два ретро-объекта: одному 20 лет, другому 25. Один из них – первые в истории Петербурга таунхаусы, другой стал первым примером элитного жилья на Крестовском острове. Оба – от бюро «Евгений Герасимов и партнеры».
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».