English version

Ключевое слово: «телеработа»

Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.

mainImg
0
Этот материал состоит из двух частей: опрос московских архитекторов и обзор зарубежной практики.


Переход на удаленную работу: опрос московских архитекторов

zooming
Сергей Кузнецов, главный архитектор Москвы:
«Большая часть московских архитектурных бюро ушла на дистанционный формат работы, чтобы предотвратить распространение вируса #COVID19», – сообщил в понедельник, 16 марта главный архитектор города Сергей Кузнецов. – Это важный и ответственный, хоть и сложный для многих руководителей шаг. На дистанционный формат работы или формат свободного посещения перешли: Citizenstudio, MAD architects, Maryarch, Wowhaus, Nefa, Kleinewelt Architekten, Master's plan, buromoscow, АБТБ, «Меганом», ТПО «Прайд», АБ «Остоженка» и другие. Также на дистанционный формат обучения переходят МАРХИ, МАРШ, МИТУ МАСИ и другие вузы столицы».

Мы поговорили с несколькими главами московских мастерских – все заняты переходом на удаленный метод работы и все оценивают меру как необходимую. Многие оказались отчасти готовы, поскольку и раньше так или иначе сталкивались с он-лайн общением и удаленными серверами, а кто-то уже так и работал. Общее впечатление – после эпидемии, возможно, работа архитекторов будет устроена более гибко и современно.


zooming
Вера Бутко и Антон Надточий, ATRIUM:
«Не так просто перевести бюро, в котором работает около ста человек, на удаленную работу. Но мы подошли к теме серьезно и уже с начала прошлой недели, сразу после 8 марта, отменили все очные встречи с заказчиками. Не все из них тогда были к этому готовы, между тем нам удалось настоять.

Одновременно, всю прошлую неделю мы готовились: готовили серверы, докупали оборудование, проводили ревизию мощности всех компьютеров. Сейчас сотрудники работают из дома, подключаясь удаленно к своим рабочим компьютерам, стоящим в офисе. Таким образом они располагают хорошей вычислительной мощностью и всеми установленными там программами. То есть мы не разбирали офис, и BIM, и 3D Max – все работает оттуда. Главная сложность в таком случае – хороший канал для связи. У нас многое хорошо работало и на 40 мегабитах, но у тех, кто работает с 3D Max, немного притормаживало. Поэтому со следующей недели увеличиваем до 100 мегабит, посмотрим, будет ли лучше. Большие мониторы, у кого дома не было, сотрудники забрали – в офисе у всех в основном по два монитора, один забрали домой.

Со вторника этой недели [17.03, – прим. ред.] большинство сотрудников работает дома, в офисе остались несколько человек, и то те, кто сам захотел остаться. Это молодые люди, которые живут рядом, на работу ходят пешком, не пользуются общественным транспортом. Их настолько мало в пространстве, рассчитанном на сто человек, что между собой они почти на встречаются – присылают нам фотографии пустого офиса.

Мы перешли на Slack в качестве корпоративного мессенджера. Его специфика в том, что каналы внутри могут делиться по проектам и там удобно организовано иерархическое взаимодействие, в разных режимах можно общаться внутри команды, с внешними контроллерами проекта, и так далее. Но постановка задач и контроль за исполнением делаются в тех же программах, в которых мы делали это раньше, здесь ничего радикально не изменилось. Так что мы, наверное, были готовы к ситуации наполовину. Теперь занимаемся апробацией новой формы работы на практике.

Предвидим определенные сложности с авторским надзором. Но по тем двум-трём объектам, где у нас сейчас активная фаза контроля, мы договорились с технадзором на стройке – они фотографируют нам максимум информации и сразу присылают. Конечно, если будут какие-то неразрешимые ситуации, то мы приедем. Но основную рутину можно отсматривать и так. В обычной ситуации заставить их этим заниматься невозможно, а сейчас мы договорились.

В принципе – опыт оцениваем позитивно. У нас рабочий день проходит не менее интенсивно, чем он проходил в офисе. Не тратится время на дорогу, пробки и опоздания, уходит меньше времени на сами совещания. Нельзя сказать, что кто-то расслабился, настроение боевое и бодрое. Даже можно сказать, что коллектив мобилизовался. Все понимают, что это новые обстоятельства и реагируют на них ответственно. Вынужденно, конечно, приспосабливаемся, но есть даже в этом определенный азарт.

Но я думаю, что главное сейчас, чтобы стройки не остановились. Вот тогда вирус покажется цветочками, мало того, что надо будет платить за пустые офисы, так еще и сотрудников обеспечивать зарплатой. Вот это может стать серьезной проблемой. Поэтому: надо всем мобилизоваться и несмотря ни на что продолжать выполнять свои обязательства».


zooming
Юлий Борисов, UNK project:
«Мы готовимся к тому, чтобы перевести сотрудников на удаленную работу, с понедельника начинаем эксперимент по переходу на новый формат. Надеемся в конечном счете перевести на удаленку 100% работы. Для нас это не проблема, мы и раньше так работали с иностранными коллегами: английскими, японскими, американскими, – и сделали достаточно много проектов, в том числе победивших в конкурсах.

У нас уже есть облачные технологии, мы работаем удаленно с контрагентами и субподрядчиками. Несколько лет назад мы потратили много сил и средств на создание мощной системы учета финансов на основе 1C. Проектирование сложно подсчитать, с одной стороны это услуга, с другой стороны – товар, одно учитывается по времени, другое поштучно; а у нас совмещенная система, мы научились учитывать то и другое. Сейчас мы настраиваем стандартные сервисы Microsoft для общения на уровне микрокоманд. Простая техника у всех в основном есть дома, если у кого-то чего-то не хватает – организуем доставку рабочего места, или какой отдельной техники на дом.

Но техника наименьшая проблема в удаленной работе. Самые большие проблемы – психологическая и энергетическая. Мы верим в наших сотрудников, считаем, что собрали лучшие кадры, но тем не менее самоорганизация для работы дома – большой вызов для каждого человека. Если привык работать в офисе, а отдыхать дома, то может потребоваться усилие, чтобы перестроиться. Но, как и другие навыки, этот можно приобрести, научиться работать дома.

Вторая сложная задача связана с коллективным характером нашего творчества. Проект делает большая команда, и необходимо перенести синергию творческого потока из физического офиса в виртуальный. Отчасти мы протестировали это на работе с иностранными коллегами, но сейчас надо распространить на всё и всех.

Третье – психология. Люди социальны, и многие воспринимают работу как социальный клуб. Важно не растерять эти связи, чтобы кто-то не оказался одинок или отчужден от коллектива – это серьезная задача для тех, кто будет переходить на удаленку. Мы учимся. Основное правило нашего мира – надо постоянно учиться.

Мое личное мнение – происходящее сейчас это истерия. Но есть и положительные стороны – в том, что можно освободить больше творческой энергии на создание собственно продукта. А освободившееся время направить на то, чтобы общаться с семьей, с детьми, или на какие-то новые проекты. Обстоятельства хороший стимул для того, чтобы измениться. Кроме того, строительный рынок очень консервативен, и если в нем возникнут какие-то подвижки в сторону инноваций, то это будет плюсом. Из-за вынужденной смены формата работы уйдет что-то лишнее, добавятся возможности, которые освободят энергию для творчества. Думаю, эпидемия пройдет, но отрасль изменится».

zooming
Анна Ищенко, Wowhaus:
«Мы частично перевели офис на удаленную работу. По проектам в самой активной фазе в бюро остаются ключевые сотрудники. У нас уже давно работает система удаленного доступа к рабочим файлам, также у всех сотрудников установлены веб- и мобильные приложения с корпоративной почтой. К этому все привыкли и пользуются, поэтому переход на домашний режим не оказался болезненным. Сейчас, пользуясь случаем, усовершенствуем нашу систему видеоконференцсвязи – давно собирались сделать, но не доходили руки».

zooming
Владимир Плоткин, ТПО «Резерв»:
«Да, мы тоже на 80% процентов перешли на удаленную работу – будет непросто, но, возможно, это хороший эксперимент. Если он окажется достаточно эффективным, можно будет продолжить частично в таком режиме и после вируса. Получилась бы неплохая экономия».

zooming
Андрей Гнездилов, АБ «Остоженка»:
«Ну что сказать, наступает новое время. Мы завтра открываем юбилейную выставку в Музее Москвы, посвященную к 30-летию Остоженки, и проекта, и бюро – этот «вернисаж» будет удаленным, с использованием интернет-ресурсов.

Сейчас почти все наши сотрудники перешли на удаленную работу, мы стараемся по-новому выстроить работу, подготовиться к тому времени, когда передвигаться, возможно, будет не так просто. Конечно, все понимают, что сейчас надо ограничить общение, меньше ездить в метро и вообще в общественном транспорте, избегать потенциально опасных мест. Сотрудникам так намного спокойнее.

Мера необходимая, но и реализовать ее не так просто, во всяком случае это требует организационных усилий – как от руководителя проекта, так и от каждого участника. Наша работа – коллективная, когда проект идет, необходимы просмотры: с каким-то временным шагом надо смотреть результаты работы всем вместе. В бюро делать это просто, мы раскладываем материалы на переговорном столе, обсуждаем. Конечно, в он-лайн режиме обсуждать сложнее. Но возможно. Это не проблема, а просто новая форма общения. К ней надо будет еще привыкнуть, пожить в этом формате. Но в любом случае необходимы организационные и эмоциональные усилия. Хотя бы для того, чтобы удаленная работа не превратилась в отпуск».

zooming
Сергей Скуратов, Sergey Skuratov architects:
«Я на карантине, прилетел 7 марта из Лиона. Катался с семьей на горных лыжах неделю в Вальдизере. Из нашего самолета коронавирусом никто не заболел. Я видел данные по всем рейсам. У меня карантин до понедельника. Консультирую по телефону, вотсапу или в скайпе.

Все пока хорошо. Мастерская работает почти в полном составе. Нам предстоят два конкурса и новая концепция. Приказа об удаленной работе пока не издавали, так что дело добровольное – кто-то перешел, но это пока не массово. Больше половины работы мастерской – рабочая документация, над которой работают бригады от 3 до 15 человек. Кто-то должен все это собирать, печатать и передавать. Настроение боевое. В мастерской чистота, все проветривается, руки моются несколько раз в день. Работа идет своим чередом.

Предположу, что ближайший месяц придется провести на удаленке. Но это не самое страшное – для нас главное это заказы. Важно, чтобы стройки не остановились и девелоперы не закрыли свою деятельность на неопределенный срок. Если это случится, будет тяжело, особенно для рядовых сотрудников. Нечем будет платить зарплату».

zooming
Сергей Никешкин, проектное бюро «Крупный план»:
«Совместная работа над крупными объектами в BIM подразумевает постоянный обмен большим объемом данных, что не так просто обеспечить при работе из дома. Но мы решаем задачу, подготавливаем сейчас техническую сторону для дистанционной работы, разворачиваем облачное хранение данных и анализируем возможности домашних рабочих мест наших сотрудников».

zooming
Михаил Бейлин, Citizenstudio:
«Мы и так работаем в формате «виртуального офиса», всегда так работали. И нам очень нравится этот формат. Считаем его продуктивным, и такой способ организации бюро –необычайно гибким. Особенно в сложной экономической ситуации в стране и отрасли. Он накладывает на руководителей – меня и Даниила – дополнительную ответственность – за дистанционное функционирование. Это такой сверх-менеджмент. Ты не видишь, как работают люди в процессе, соответственно, должен постоянно контролировать продукт архитектора. Делить его на микро-задачи, чтобы всегда иметь возможность быстро внести коррективы и в процесс, и в результат. Надо научится быстро и дистанционно реагировать, всегда быть он-лайн. Держать в голове и представлять все рабочие процессы, происходящие у твоих сотрудников по разным проектам. Визуальный контакт, конечно, очень упрощает взаимодействие. В нашем формате он происходит редко, на специальных совещаниях с архитекторами. Но когда система налажена и сотрудники к ней привыкли – все идет хорошо. Поэтому в нашем случае ничего не изменилось.

Главный плюс такого формата – не экономия (на аренде, быте офиса и прочем), а гибкость в выборе работы. Не имея лишних трат, ты можешь брать только те заказы, которые тебе очень интересны».
***

 

Обзор зарубежной практики


(см. опрос московских архитекторов)
 
Объявленная Всемирной организацией здравоохранения пандемия COVID-19 в сочетании с вызванным ею и падением цен на нефть экономическим кризисом поставила архитектурное сообщество в особенно сложную ситуацию. Безопасность сотрудников и студентов, естественно, остается приоритетом, но нельзя не учитывать экономические последствия карантина, если, к примеру, работа коллектива из дома технически невозможна даже для собственно мастерской (нет «облака» со всеми материалами, нет программ удаленного доступа), не говоря уже о согласовании проектов во властных органах и, конечно, об авторском надзоре на строительных площадках.

Отдельная тема – зависимость архитектуры как бизнеса от решений правительства в той или иной стране. Если оно объявляет обязательный карантин, тем самым беря на себя ответственность за его экономические последствия, можно с чистой совестью отправить сотрудников по домам – как, к примеру, во Франции перешли на «телеработу», то есть удаленную работу, и бюро Жана Нувеля, и редакция журнала L'Architecture d'Aujourd'hui.

Естественно, перейти на новый режим сложно, и здесь все зависит от дальновидности руководства той или иной фирмы. Американский журнал The Architect опубликовал большой опрос руководителей мастерских со всей страны о их действиях и планах. Выяснилось, что у многих была заготовлена схема действий на случай катастрофы, что понятно после 11 сентября 2001 года, а также с учетом масштабных стихийных бедствий, характерных для территории США. Эти планы как раз включают возможность удаленной работы. Естественно, в бюро с несколькими филиалами, часто – одновременно на Тихоокеанском и Атлантическом побережье, облачная система хранения данных и «телеработа» как важный навык появились просто как необходимость при ведении бизнеса. Также из уст респондентов звучит критика в адрес властей, не занимавшихся проблемами здравоохранения и даже разрушивших созданное в этой сфере их предшественниками, но также выражается надежда на то, что нынешний кризис позволит рабочему пространству эволюционировать в соответствии с запросами общества.

Эту же тему затрагивает материал американской версии журнала AD, где архитекторы обсуждают возможное влияние пандемии на архитектуру, градостроительство, дизайн интерьера. Это представляется вполне вероятным, учитывая как сильно холера и туберкулез изменили устройство городов и стандарты жилищного строительства в XIX – первой половине XX века.

Канадские архитекторы рассказывают о проблемах с удаленной работой: можно стать жертвой хакера-шантажиста, захватившего доступ к удаленному рабочему столу, оказавшиеся дома из-за карантина дети не дают сосредоточиться на проекте, отдельный вопрос – поддержание в коллективе «боевого духа», чему помогают общие телеконференции каждым утром и вечером.

Возвращаясь к отдельным мастерским: о переходе к «телеработе» официально объявили мастерская Ренцо Пьяно, немецкие бюро Behnisch Architekten и GRAFT, голландцы KAAN Architecten и многие другие. При этом, естественно, делается упор на продолжение работы: ни один проект не приостанавливается. Австралийский институт архитекторов опубликовал подробную инструкцию для своих членов – как действовать в зависимости от стадии разработки проекта на момент объявления пандемии, в первую очередь – с юридической и финансовой точки зрения (общая инструкция тоже составлена).

Американский институт архитекторов также выпустил полезный список – с руководством по «виртуальной архитектурной практике», своей политике «телеработы», ее налоговым и экономическим аспектам, а также, конечно, медицинским сайтам. Американское общество инженеров здравоохранения составило подборку ресурсов и конкретных указаний для руководства больниц и поликлиник по действиям в условиях пандемии: очевидно, она пригодится и для проектировщиков новых учреждений.

По-своему легче приходится архитектурным вузам: их переход на дистанционное обучение санкционирован государством, то есть выбор сделан не ими, а возможные убытки можно затем стребовать с властей. Другое дело, что учебный процесс может сильно пострадать: все теперь зависит от ответственности студентов. Тем не менее, перешли в виртуальный режим и Гарвардская школа дизайна, и цюрихская Федеральная высшая техническая школа (ETH).

Заметно отличается лондонская школа Архитектурной ассоциации: там пока лишь «следят за ситуацией» и даже не запрещают поездки. Это связано с позицией британского правительства, которое ради экономии средств долго не давало четкие указания по карантину, и поэтому закрывающиеся учреждения культуры и образования делали это без надежды на компенсацию, «за свой счет». По этой причине, скажем, Zaha Hadid Architects пока только создали «штаб» по контролю за ситуацией, а с 16 марта замеряют сотрудникам температуру при их появлении на работе.

Королевский институт британских архитекторов (RIBA) недоволен мерами властей по поддержке среднего и малого бизнеса, к которому относится большинство мастерских. Недостаточными их считают и руководители крупнейших фирм, опасающиеся повального банкротства. Поэтому они, кстати, и желают продолжения работы – своей, чиновников в градостроительных отделах, строителей – любой ценой.

Однако опрос еженедельника The Architects’ Journal показал, что абсолютное большинство британских бюро все же перешло – частью или полностью – на «телеработу». Лишь 18% работают так, как до начала пандемии. Естественно, если разделить Лондон и остальную страну, то это число изменится: в столице таких «стойких» всего 11%, а за ее пределами – 28%.
***

Сейчас на удаленный формат работы переходят многие мастерские. Призываем вас делиться своими историями и лайфхаками по переходу на удаленку в комментариях.

20 Марта 2020

Нина Фролова Юлия Тарабарина

Авторы текста:

Нина Фролова, Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Город на самообеспечении
Бюро Висенте Гуайарта выиграло конкурс на план застройки для Нового города Сюнъань с проектом «пост-ковидного» жилого массива, рассчитанного на самообеспечение в случае карантина.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Технологии и материалы
«Фирма «КИРИЛЛ»:
25 лет для самых красивых домов
В ноябре 2021 года одному из ведущих поставщиков облицовочного кирпича на российском рынке «Фирме «КИРИЛЛ» исполнилось 25 лет. Архи.ру восстанавливает хронологию последней четверти века, связанную с использованием этого материала в строительстве и архитектуре.
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Сейчас на главной
Праздник, который всегда с тобой
Двор в петербургских Никольских рядах снова открывается на зимний сезон. Рассказываем, как архитекторам из бюро KATHARSIS удалось создать круглогодичную атмосферу праздника: катальная горка, посвящение Хаяо Миядзаки, трдельники и виды на Коломну.
Рядом с Лидвалем и Нобелем
Жилой комплекс по проекту мастерской Анатолия Столярчука в Нейшлотском переулке: аккуратная смена масштаба, дань памяти места, финские дополнения к функциональной типологии – в частности, сауны в квартирах, и планы получения сертификата BREEAM.
И вонзил в него нож
Лидер Coop Himmelb(l)au Вольф Д. Прикс представил три проекта, которые он реализует сейчас в России: комплекс в Крыму в Севастополе – который, как оказалось, можно строить, минуя санкции, потому что это объект культуры; «СКА Арену» на месте разрушенного модернистского здания СКК в Петербурге – его на презентации символизировал разрезаемый архитектором торт – и музыкально-театральный комплекс в Кемерове.
Самый «зеленый»
West Mall на Большой Очаковской улице станет первым в России торговым центром, построенным по международным экологическим стандартам с применением зеленых технологий. Заказчик проекта, компания «Гарант-Инвест», планирует сертифицировать его по стандартам BREEAM и LEED.
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Когда стемнеет
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает подчеркнуть двойственный характер Гурьевского парка и сделать его интересным для посещения в вечернее время.
Злободневное
Megabudka опубликовали в инстаграме собственный «проект капитального ремонта здания ТАСС» – в виде небоскреба. Такого рода полезные шутки становятся распространенными; но в данном случае ироническое предложение перекликается не только с актуальной московской повесткой, но и с историей места.
Укорененный музей
В Гонконге открылся музей M+ по проекту архитекторов Herzog & de Meuron – флагманский проект нового Культурного района Западного Коулуна.
Небоскреб на биомассе
В ходе Конференции ООН по изменению климата в Глазго архитекторы SOM представили проект Urban Sequoia – небоскреба, поглощающего CO2 из атмосферы.
Эконом-вилла
Доступный, просторный и эстетичный каркасный дом от бюро ISAEV architects предназначен для отдыха от города и созерцания природы.