Акупунктура городов

На петербургском Культурном форуме архитекторы поговорили о том, какую пользу международные события могут принести городам.

author pht

Автор текста:
Алёна Кузнецова

22 Ноября 2018
mainImg
На прошлой неделе в Петербурге прошел Международный культурный форум, одна из традиционных секций которого – «Креативная среда и урбанистика». Тему самого насыщенного спикерами дня выбрали по следам прошедшего чемпионата мира по футболу: «Международные события как драйвер развития городов и регионов».

Среди международных событий вспоминали Олимпийские игры и другие крупные спортивные соревнования, всевозможные Экспо, политические саммиты, универсиады, 300-летие Петербурга или еще дальше – войну со Швецией, которая привела к его возникновению. Все спикеры сошлись во мнении, что плюсов от масштабных событий для городов намного больше, чем минусов. Сложность в том, чтобы эффективно использовать предоставленные шансы и заранее запланировать, как дальше будет использоваться «наследие» этих событий: не только здания, но и инфрастуктура, а также выработанные архитектурные принципы или новое самоощущение, как в случае с российскими городами после ЧМ 2018.
 
Сессия «Международные события как драйвер развития городов и регионов» VII Санкт-Петербургского международного культурного форума © фотография В. Каверзина. Изображение предоставлено КГА
Большая спортивная арена «Лужники». Реконструкция
© Илья Иванов

Феномен Барселоны
Многие вспоминали Барселону: видимо, как некий абсолют предложенной темы, поскольку ее преображение после Олимпийских игр 1992 года действительно было впечатляющим. Улучшение транспортной сети, джентрефикация депрессивных районов и расширение рекреационных зон дали прибрежной «столице» Испании мощный импульс развития, а наплыв гостей с тех пор, наверное, только увеличивается.

Подобные процессы отчасти удалось запустить и в Имеретинской низменности, хотя, по мнению руководителя архитектурного бюро «Студия 44» Никиты Явейна, в Сочи это был почти случайный эффект, который никто не прогнозировал: «все произошло не так, как думали, но лучше, чем думали». Если коротко, то город приобретает необычную характеристику курортно-научного центра.

Никита Явейн рассказал, что по первоначальному «сценарию» используют только стадион Фишт и Большой Ледовый дворец – они по-прежнему являются спортивными объектами. Три здания – Ледовый дворец «Айсберг», Ледовую арену «Шайба» и Керлинговый центр «Ледяной куб» предполагалось перенести в другие города вместе с оборудованием и конструкциями, но в итоге они остались на месте и так или иначе продолжают выполнять спортивные функции.

Конькобежный центр «Адлер-Арена» не стал выставочным комплексом, пока что здесь тренируются теннисисты и гимнасты. Медиацентр планировали сделать торговым центром, но он превращается в более интересный объект: здесь проходят форумы, на втором этаже собираются открыть музей техники с лабораториями и даже «пробить» улицы, превратив комплекс в «город».
Образовательный центр для одаренных детей «Сириус»
© Студия 44

В 2015 году фонд «Талант и успех» выкупил гостиницу «Азимут» и разместил в ней образовательный центр «Сириус», куда круглый год приезжают успешные в науке, спорте или искусстве школьники со всей страны, чтобы в течение месяца учиться новому, общаться и крепнуть на морском воздухе. «Студия-44» спроектировала для центра три новых корпуса – «Школа», «Спорт» и «Искусство», архитектура которых реагирует не только на ландшафт, но и на олимпийские объекты, то есть дает продолжение спортивному кластеру, в котором сейчас немало детских и юношеских организаций. Получилось, что «полупустая гостиница спровоцировала появление нового типа образования. И запустила цепную реакцию преобразований: встает вопрос о переделке других гостиниц в учебные заведения и создания научного кластера на основе олимпийского наследия».

«Воронка событий затягивает все больше людей, с которыми иногда встречаешься чаще в Сочи, чем в Петербурге», – рассказывает Никита Явейн. Архитектор считает, что складывается «немного идеальный город – курортно-образовательный, похожий на Сколково, но более естественный: из-за ощущения, что ты на отдыхе, работать или учиться легче».
Образовательный центр для одаренных детей. Корпус «Искусство»
© Студия 44

Акупунктура городов
Успех Барселоны научил еще и тому, что важнее вкладываться не столько в объекты, сколько в улучшение городской среды. Пьер де Мерон считает, что международные события должны приводить к локальному эффекту, улучшению жизни в определенных уголках планеты. Архитектор привел в пример Эйфелеву башню, временную, в сущности, конструкцию, без которой сейчас невозможно представить Париж. Но и это был случайный эффект, а лучше его все же спланировать: «искать в городе «красную точку» и вставлять в нее иглу, чтобы оздоровить. Новые объекты – не конечная цель строительства, нужно создать пространства для людей, инфраструктуру для общественной жизни».

Старший директор Hargreaves Associates Гевин МакМиллан соглашается: крупные события нужно использовать для решения накопившихся в урбанистической среде проблем. Его бюро готовило к Олимпийским играм Лондон и Сидней. В обоих городах архитекторы преобразовали предложенные территории в парки, «зеленые коридоры», соединяющие все спортивные объекты. В результате была возрождена окружающая среда, вернулось множество птиц и животных. После игр в Лондоне парк встроили в повседневную жизнь горожан.
Олимпийский парк королевы Елизаветы. Южная часть © Olympic Park Legacy Company

Тут хочется отметить, что главный архитектор Санкт-Петербурга Владимир Григорьев среди всех объектов, строившихся к международным событиям в северной столице, неожиданно выделил Дворец Конгрессов в Стрельне, в котором «проходят как свадьбы простых (не совсем) людей, так и саммиты вроде G20».

Подготовка Петербурга к крупным событиям, пожалуй, все еще больше напоминает подготовку к свадьбе, чем «осознанное потребление»: ради нескольких дней тратят очень много денег и наводят лоск, какого в обычные дни не бывает. А потом «костюм» долго висит в шкафу и ждет какого-нибудь еще торжественного события. Если говорить о создании среды для общественной жизни, то за последние несколько лет в рамках подготовки к приезду гостей в Петербурге появилось только одно общественное пространство – площадка на Южной дороге Крестовского острова, очень быстро ставшая популярной, несмотря на удаленность от метро.
Площадка на Южной дороге Крестовского острова. Фотография Алены Кузнецовой

Но хороших примеров все же немало. По словам Владимира Григорьева Ледовый дворец, строившийся к ЧМ по хоккею 2000 года, преобразовал весь район Проспекта Большевиков, новый Экспофорум работает на городские и международные события, переоценить КАД и ЗСД вообще очень сложно. Главный архитектор «ТПО Резерв» Владимир Плоткин вспомнил, как благодаря Саммиту АТЭС 2012 Владивосток «открылся экспертным мнениям, переосмыслил урбанистическую среду, в результате город был благоустроен, разные его части соединили мосты».
Конгрессно-выставочный комплекс «Экспофорум» на Петербургском шоссе
© Дмитрий Чабаненко
zooming
Русский мост. Фото: Баяков Алексей Александрович via Wikimedia Commons. Лицензия CC BY-SA 3.0

Ближе всего к философии «акупунктуры» подошла, кажется, Москва. Главный архитектор Сергей Кузнецов рассказал, что если другие города России при подготовке к ЧМ 2018 получили новые объекты и инфраструктуру, то в столице был совершенно особенный эффект: Никольская улица стала известной на весь мир, сильно изменилось и отношение москвичей к своему городу. Думается, не только благодаря «Зарядью»: если шагнуть из рутинной повседневности и осмотреться «как турист», будет очень красиво.
Большая спортивная арена «Лужники». Реконструкция
© Илья Иванов

Не только здания
Владимир Плоткин большую часть выступления посвятил тому, что крупные события не только порождают знаковые объекты, но также инициируют теоретические изыскания, которые оказывают колоссальное влияние на мировую архитектуру. Не раз вспоминали Джозефа Пакстона с его чудом –хрустальным дворцом, построенным к Всемирной выставке 1851 года. В 1929 году Мис ван дер Роэ представил павильон на выставке в Барселоне: «декламацию нового отношения к пространству и планировке». Ричард Фуллер показал знаменитый геодезический купол на выставке в Монреале в 1967 году, а Отто Фрай там же – тентовые покрытия.
zooming
Павильон Японии на Экспо-2000 в Ганновере. Совместно с Фраем Отто. Фото: Hiroyuki Hirai. Предоставлено Shigeru Ban Architects

Архитектор и художник Асиф Хан, автор нескольких эффектных олимпийских объектов, предложил использовать возможности, которые открываются при подготовке к крупным событиям, «для экспериментов, исследования и синергии».
zooming
Проект Асифа Хана для Экспо-2017 в Астане © DIT


22 Ноября 2018

author pht

Автор текста:

Алёна Кузнецова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Сейчас на главной
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.