English version

Движение по краю

ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

20 Июля 2020
mainImg
Архитектор:
Владимир Плоткин
Мастерская:
ТПО «Резерв»
Проект:
Жилой комплекс «Лица»
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Архитекторы: В. Плоткин, С. Успенский, Е. Филипчева, И. Маринин, А. Платонов, Н. Толмачева. Инженеры: С. Щербина, Р. Каюмов

2012 — 2014 / 2013 — 2018

Заказчик: Capital Group
Сотрудничество: ООО «ФОРМА» (конструктив),ООО «КИМ-Ш» (инженерия)
Ходынское поле – бывший аэродром, чьи окрестности за последние 20 лет застраиваются настолько интенсивно, что местность по праву стала одним из символов постсоветской гигантомании. Две трети дугообразного контура поля, похожего в плане на апельсиновую дольку с основанием 1,5 км и дугой больше двух, занял ЖК «Гранд Парк»: 43 га, где-то 500 000 м2 площади, 4700 с чем-то квартир. Он сочетает, кажется, все основные вариации крупномасштабных объемов: дом-скульптуру «Парус», башни, амфитеатр кварталов, понижающихся к полю. Внешний контур формируют два дома-стены, один из них длиной 770 м. Оба с переменным зубчатым силуэтом, так что дом на западном углу жители прозвали «расческой». Вспоминаются стены какого-нибудь большого древнего города, к примеру, Стамбула, Смоленска или Коломны, сохранившиеся в виде крупных фрагментов. Между тем эта стена не была разрушена в незапамятные времена, а выросла в первой половине 2000-х согласно замыслу архитекторов «Моспроекта-4» под руководством Андрея Бокова.

Кроме того, для клуба ЦСКА Андрей Боков в соавторстве с Дмитрием Бушем построилидва стадиона: нынешнюю «Арену ВЭБ» с западной стороны, в 2016 году, и Ледовый дворец Мегаспорт на восточном углу, на десять лет раньше, в 2006. Этот второй дворец Григорий Ревзин сравнил с «большим винтом, лопасти которого разлетаются в разные стороны» – действительно похоже, поскольку ее контур составлен из двух спиралевидных пандусов, красного и синего, с цветными полупрозрачными навесами из пластика.

К юго-востоку от спирали Ледового дворца, на узком и длинном участке между ним и улицей авиаконструктора Сухого, два года назад завершен ЖК «Лица» по проекту Владимира Плоткина и ТПО «Резерв». О его проекте, как и о поиске формы для сложной задачи, мы рассказывали в 2014 году. По ключевым параметрам его можно сопоставить где-то с третьей частью «Гранд парка»: общая площадь 186 000 м2, жилая 107 000 м2; и все это на участке 1,7 га, раз в пятнадцать меньше, чем у соседа-предшественника.
Положение в городе и ситуационный план. Жилой комплекс «Лица»
© ТПО «Резерв»

Дом завершил собой пунктирную линию домов-«стен», начатую Андреем Боковым и взял на себя роль въездного акцента, своего рода пропилея Ходынского поля. Встав на углу, обращенном к ближайшему въезду с Ленинградского шоссе, он зримо отделяет пространство Ходынки от широкой объездной улицы и промзоны авиаконструкторов, расположенной снаружи, к юго-востоку. Параметры дома – во многом вынужденные, большой объем на узком участке, вплотную к арене, но они логично поддержаны уже заданной здесь темой «фрагмента крепостной стены». К тому же если продолжить сравнение, то нередко памятники средневековых городов оказываются почти что прислонены к их стенам и углам (возьмем церковь Анны в углу Китай-города); вот и здесь получилось что-то похожее, но в современных подходах и пропорциях. Как будто винт стадиона упал в углу огромного города и, прорезав для себя место, врос в землю. Хотя опять же было всё наоборот, стена окружила винт.
Жилой комплекс «Лица»
Фотография © Константин Антипин / предоставлено ТПО «Резерв»

Словом, необычное, очень неклассичное получилось сочетание. Но красивое: кажется, что дом гордо поднимает голову, разрезая пространство как по маслу, в то же время переглядывается с Петровским дворцом Екатерины II на противоположной стороне Ленинградки – он как раз виден отсюда.
Жилой комплекс «Лица»
Фотография предоставлена Capital Group

Из-за тесного участка и крупного объема структура дома получилась достаточно необычной. Под всем изогнуто-треугольным участком – три яруса подземной парковки, которая с внутренней стороны, вдоль проезда, отделяющего дом от Ледового дворца, прирастает еще двумя ярусами. Над землей со стороны улиц – 4 яруса коммерческой городской инфраструктуры: магазины, бутики, кафе, фитнес перемежаются с лобби жилого дома. Здесь уместился целый ТРЦ с двумя группами эскалаторов. Вдоль улицы в нижних этажах кафе, магазины, детский центр – они работают, несмотря на наличие внутри средних размеров молла, а также на то, что трафик на улице напряженный, по 3 полосы в каждую сторону. Впрочем, дом на 11 м отступает от края трассы. Но примечательно, что здесь удалось совместить «внутреннюю» торговлю ТРЦ и внешнюю городскую, – обычно их считают несовместимыми.
  • zooming
    1 / 4
    Продольный разрез. Жилой комплекс «Лица»
    © ТПО «Резерв»
  • zooming
    2 / 4
    Поперечный разрез. Жилой комплекс «Лица»
    © ТПО «Резерв»
  • zooming
    3 / 4
    План стилобата. Жилой комплекс «Лица»
    © ТПО «Резерв»
  • zooming
    4 / 4
    План этажа на отметке +4.800. Жилой комплекс «Лица»
    © ТПО «Резерв»

Итак, ЖК «Лица» – действительно многофункциональный комплекс. Случаи встраивания ТРЦ в стилобат жилого дома можно по пальцам сосчитать, одно дело магазин, детский сад или фитнес, а здесь нашлось место и для кинотеатра-мультиплекса. Практически современный аналог Дома на набережной, в котором можно жить, не особенно выходя; не достает разве что офисной функции, но мы же теперь привыкаем работать дома...

Стилобат занимает все пятно застройки, а жилая часть выше него состоит из одной длинной (300 м) шестисекционной пластины, изогнутой вдоль улицы, и другой пластины из одной секции. Она поставлена на северном торце вдоль улицы Авиаконструктора Микояна, параллельно проезду, который ведет наискосок к Ходынскому бульвару. Помимо дуги, заданной изгибом улицы Сухого, на торцах дом «отсечен» воображаемыми лучами, которые сходятся где-то у входа в кассы Ледового дворца – сложно сказать, есть ли в этом попытка акцентировать соседнее здание, но два элегантных угла, не то чтобы совсем россиевских, но достаточно острых, на ключевых точках обзора появляется. Малая пластина получила в плане трапециевидную форму, точка схода боковых линий в центре дуги двора.

Толщина жилых пластин 17,5 м, что, будучи спроецировано на общую высоту 88 м, дает достаточно тонкий абрис. Квартиры – от одно- и двухкомнатных по сторонам небольшим коридоров до двухсторонних трехкомнатных и лучших, четырехкомнатных в верхней части южного торца. В малой пластине встречаются двухъярусные квартиры – нечастый для Москвы эксперимент с типологией.
План типового этажа. Жилой комплекс «Лица»
© ТПО «Резерв»

Двор размещен на кровле стилобата – прием, в наше время распространенный. Но здесь он находится на высоте 20 метров от земли, мягко говоря, раза в 2-3 выше, чем обычно. Это как если бы двор был на крыше 6 или даже 7-этажного дома. С улицы его совершенно не видно, внутри тихо и приватно. Двор освещается в основном юго-западным солнцем, но зато целиком, «на прострел». А вторая пластина прикрывает его от северного ветра, добавляя отраженного солнечного света, – ближе к вечеру, когда дети гуляют, скажем, после школы.
Жилой комплекс «Лица»
Фотография © Константин Антипин / предоставлено ТПО «Резерв»

Главный, самый заметный прием – паттерн фасадов. Зигзагообразный, бело-зеленый рисунок объединяет продольные стены длинной пластины, складывается в разнообразные оптические эффекты: со стороны Ленинградки мы острее воспринимаем затягивающие взгляд горизонтали, от центра и юго-запада зигзаги, в сильном ракурсе появляется рябь диагоналей. Суть в том, что рисунок одинаковый и «играет» от формы, в нем есть способность меняться в зависимости от угла и восприятия. Не любой паттерн на это способен.
  • zooming
    1 / 5
    Жилой комплекс «Лица»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено ТПО «Резерв»
  • zooming
    2 / 5
    Жилой комплекс «Лица»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено ТПО «Резерв»
  • zooming
    3 / 5
    Жилой комплекс «Лица»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено ТПО «Резерв»
  • zooming
    4 / 5
    Жилой комплекс «Лица»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено ТПО «Резерв»
  • zooming
    5 / 5
    Жилой комплекс «Лица»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено ТПО «Резерв»

Другая особенность: рисунок почти полностью интегрирует окна, делает их частью себя. Мы привыкли, что суть фасада – чередование простенков и проемов. Но здесь он таковым не воспринимается, требуется даже некоторое мысленное усилие, чтобы понять, где окна – поначалу мы видим цельную структуру со своими внутренними законами. Паттерн помогает нивелировать масштаб – принято считать, что лучшее средство для этого крупные пятна, но «поглощая» окна, рисунок превращает весь дом в пятно со сложным контуром.

Всё, между тем, устроено достаточно просто и даже экономично. Широкие «модернистские» окна объединены в группы по три по горизонтали: внутри каждой группы темно-коричневые простенки, а по бокам тонкие белые. Однако горизонталь белого зигзага объединяет не три, а два окна – остаток заполнен зелеными вставками – теми самыми, которые заставляют воспринимать дом как «зеленый», хотя таких элементов на фасаде 15-20%, не больше. Панели простые, на заклепках, даже внизу. Но белые поверхности покрыты серым «горошком», который при взгляде издали имитирует прорезной металл, превращает в условность кружки заклепок и снимает избыточную яркость белого. Среднее окошко в группе снизу подчеркнуто черной полосой по белому, полоса попадает на угол зигзага и резонирует с темным металлом глубоких откосов. Рапорт не то чтобы сложный, но все вместе дает какой-то фрактал – отличный способ побороться с монотонностью одинаковых окон каким-то новым способом.
Жилой комплекс «Лица», уличный фасад, фрагмент
Фотография: Архи.ру

Со стороны двора зигзаг такой же и развивается в том же направлении, с юга на север снизу вверх, работая на впечатление единой материи всей пластины. Но здесь добавляются прорезные металлические решетки лестничных холлов, чей дырчатый горошек кажется прообразом кругов на белых панелях. По вечерам в игру включаются черные металлические простенки – они блестят на солнце и отражаются в стеклах, добавляя золотистый оттенок и глубину.
Жилой комплекс «Лица», дворовый фасад, фрагмент
Фотография: Архи.ру

На торцах зигзаги превращаются в горизонтальные полоски, что также подчеркивает воображаемое единство материи, из которой сделаны корпуса: это как если бы разрезали камень с определенной структурой, и на продольном срезе он давал бы один, сложный рисунок, а на поперечном другой, к примеру полосатый. Цветные полоски длинного дома, конечно, зеленые, а малой пластины, у которой нет протяженного измерения и отсутствуют зигзаги, на северной стене монохромные, а на южной – темно-бордовые, как отклик на соседство красного пандуса арены.
Жилой комплекс «Лица»
Фотография © Илья Иванов / предоставлено ТПО «Резерв»

Крупный объем стилобата издали кажется подставкой, поддерживающей изнутри дома-кулисы, которые отступают как можно дальше от спирали Ледового дворца, давая ему максимум возможного «воздуха». Но нижняя, отведенная иной функции часть дома выявлена и на лицевом фасаде, обращенном к улице. Над магазинами первого этажа проходит пилообразная зубчатая полоса стеклянных эркеров двухэтажной высоты – пластически они складываются в подобие механической ленты, трека, обеспечивающего изгиб дома, а практически ловят солнце – широкие плоскости эркеров обращены именно на юг. Выше дом сначала отчеркнут широкой белой полосой, затем строчкой горизонтальных проемов, и только затем начинается паттерн.
Жилой комплекс «Лица»
Фотография © Илья Иванов / предоставлено ТПО «Резерв»

Длинный дом разделен двумя глубокими прорезями, по 11 этажей высоты. Они делят пластину на три крупные части, пропускают во двор дополнительный свет, а прорезь на сгибе по центру расположена прямо над входом в главный вестибюль жилого дома и акцентирует его.
Жилой комплекс «Лица»
Фотография © Илья Иванов / предоставлено ТПО «Резерв»

Вход, надо сказать, отмечен очень деликатно, белым козырьком и тремя чередующимся стеклянными выступами и впадинами, созвучными логотипу дома. Такой же белый козырек, только крупнее и на два этажа выше, также как и углубление-скос стеклянной стены, отмечают вход в ТРЦ со стороны Ленинградки.
  • zooming
    1 / 4
    Жилой комплекс «Лица»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено ТПО «Резерв»
  • zooming
    2 / 4
    Жилой комплекс «Лица»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено ТПО «Резерв»
  • zooming
    3 / 4
    Жилой комплекс «Лица»
    Фотография © Константин Антипин / предоставлено ТПО «Резерв»
  • zooming
    4 / 4
    Жилой комплекс «Лица»
    Фотография © Илья Иванов / предоставлено ТПО «Резерв»

В прорезях стены белые. Внутренний торец стены северного корпуса тоже белый, так что разрыв между пластинами может быть понят как третья, более глубокая прорезь – это подчеркивает целостность дома, который начинает восприниматься как Г-образный объем, рассеченный несколько раз, в том числе на повороте. Кроме того и в прорезях, и на торцах появляется дополнительная пластика – неглубокие, но на всю ширину консольные выступы. В северной части их высота одинаковая и сложно отделаться от мысли, что это и есть «лица», у дома два лица, – вообще здесь несложно увидеть два существа: один, длинный, устремлен вперед, другая защищает собой двор, и смотрят они в одну сторону. Всё это дано исключительно абстрактно и очень обобщенно, сродни наброскам Хуана Миро или Пикассо позднего периода – существа вполне воображаемые, совершенно не выходят за рамки стереометрии. И между тем высокая арка на южном торце длинного дома – еще один «фирменный» сквозной проем на тонкой опоре – очень напоминает то ли хвост, то ли отставленную в сторону ногу.

Метафоры не обязательны; но они оживляют и делают образ полным. В сущности же дом завершил (или, предположим, почти завершил) застройку дуги Ходынского поля, решив массу сложных задач, от функциональных и типологических до объемно-пространственных и оптических. Он подхватил тему, заданную здесь домами-стенами Андрея Бокова, но развил ее и трактовал по-своему. Дом тоньше, «зубцы» выше и, честно говоря, не так уж похожи на крепостные. Здесь на Ходынском поле, вероятно из-за простора, всё в основном получается мощным и определенным: зримые дома-«стены», круглые дома-«трубы», расчерченные крестами дома-кварталы и огромные паузы между ними всеми. А этот дом, на самом неудобном, но и ответственном месте, получился другим, – он, конечно, заявляет о себе, но в то же время как будто поеживается на прохладном ходынском ветру.

Архитектор:
Владимир Плоткин
Мастерская:
ТПО «Резерв»
Проект:
Жилой комплекс «Лица»
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Архитекторы: В. Плоткин, С. Успенский, Е. Филипчева, И. Маринин, А. Платонов, Н. Толмачева. Инженеры: С. Щербина, Р. Каюмов

2012 — 2014 / 2013 — 2018

Заказчик: Capital Group
Сотрудничество: ООО «ФОРМА» (конструктив),ООО «КИМ-Ш» (инженерия)

20 Июля 2020

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Сейчас на главной
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Лес и башни
Перед авторами проекта ЖК «В самом сердце Пушкино» стояла непростая задача: сохранить существующий на участке лесопарк, уместив на нем жилой комплекс достаточно высокой плотности. Так появились три башни на краю леса с развитыми общественными пространствами в стилобатах и элегантными «защипами» в венчающей части 18-этажных объемов.
Жить у воды
Рассказываем об итогах конкурса на проект ЖК «Кристальный» на берегу водохранилища в Воронеже и концепцию благоустройства прилегающей территории – Спортивной набережной.
И овцы сыты
Дом четы архитекторов, Каспера и Лесли Морк-Ульнес, в горах Норвегии использует традиционные методы строительства из дерева и служит также убежищем для овец.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
Шоу-рум в ландшафте
Павильон девелопера OCT представляет красоты пейзажа покупателям квартир в очередном «новом городе» на востоке Китая. Авторы проекта шоу-рума – шанхайское бюро Lacime Architects.
Бинокулярный взгляд на культуру
Музей Западной Австралии «Була Бардип» в Перте по проекту бюро Hassell и OMA предлагает экспозицию, одновременно учитывающую аборигенный и западный взгляд на историю и культуру.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.