English version

Яуза towers

В столице не так много зданий и проектов Никиты Явейна и «Студии 44». Представляем вашему вниманию концепцию большого многофункционального комплекса на Яузе, между двумя парками, с набережной, перекрестьем пешеходных улиц, развитым общественным пространством и оригинальным пластическим решением. Оно совмещает сложную, асимметричную, как пятнашки, сетку фасадов и смелые заострения верхних частей, полностью скрывающее техэтажи и вылепливающее силуэт.

mainImg
Архитектор:
Никита Явейн
Алена Амелькович
Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru
Проект:
Жилой комплекс на Яузе
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Никита Явейн, Алена Амелькович, Саша Покатович, Андрей Патрикеев

11.2023
Яуза – самая большая из малых рек в Москве, и ее берега в недавнее время стали предметом пристального внимания городских властей и благоустройства. На реку и так, почти на всем протяжении «нанизаны» парки, а теперь, если соединить разные части, она имеет шансы превратиться в «супер-парк», – что, безусловно говорит в пользу жизни поблизости. На Яузу также, как и на почти любую реку, нанизаны промзоны – сочетание двух, а может даже и трех вещей: воды, парков и промзон в сумме дает уравнение с простым результатом – на реке уже появились, и еще будут появляться новые жилые комплексы. 

Местоположение рассматриваемого ЖК не раскрывается, но известно, что он высотный, находится на территории бывшей фабрики, один из кирпичных корпусов которой планируется сохранить и устроить в нем школу, а также что он граничит с Яузой, которая огибает территорию с двух сторон причудливой петлей, давая основания для обустройства довольно-таки протяженной набережной; справа и слева – два парка. Удобнейшее местоположение. 
Жилой комплекс на Яузе
© Студия 44

Для работы над концепцией для этой территории пригласили «Студию 44» Никиты Явейна, которая хорошо известна и работает не только в Петербурге, но и по всей стране; их проект, территориально близкий к столице, – гимназия имени Примакова. А вот для Москвы архитекторы если и проектировали, то сравнительно немного. Так что перед нами – своего рода премьера. 
cic =

Алена Амелькович, «Студия 44»

Проект – первый для «Студии 44» опыт работы с высотным строительством в Москве. Одним из пожеланий заказчика было найти нетривиальный образ небоскреба, отличный от других московских проектов.

Удивительно, что силуэт в значительной степени определила инсоляция: чтобы «поймать» больше солнца нам пришлось срезать углы прямоугольных объёмов. Еще одним пожеланием заказчика было использовать скатные кровли. Так возник асимметричный граненый абрис верха, который подчеркивает кирпично-промышленную стилистику территории.

Таким образом простые коробки преобразовались в многоплановый, сложный объём зданий, сгруппированных вокруг центральной озелененной рекреации.
Проработки инсоляции. Жилой комплекс на Яузе
© Студия 44

Итак, территория площадью 5.1 га, с одной стороны, вписана в развивающуюся часть города, а с другой – отчасти изолирована контуром реки, соседством парков и удаленностью, на 300–600 м, от активных городских трасс.

Она занята бывшей фабрикой, где уже существует поперечный бульвар, который делит участок с севера на юг; его ширина в проекте – 25 метров. К востоку от бульвара архитекторы расположили две башни бизнес-центра и школу с детским садом: их планируется разместить в одном из сохраняемых кирпичных зданий, пристроив дополнительное крыло. Здесь будут контрастно соседствовать «кристаллические» стеклянные башни и кирпичный пром, приспособленный под школу. Недавно говорилось, что размещение школы в бывшем промышленном корпусе в ЖК Republic – первый такой случай в Москве, и вот почти сразу появился второй. А размещать учебные классы в исторических зданиях Никите Явейну уж точно не впервой, достаточно вспомнить Академию Эйфмана
По центру комплекс школы и ДОУ, справа БЦ, слева жилые дома. Жилой комплекс на Яузе
© Студия 44

И еще. Рядом со школой сохранят трубу бывшей фабрики. 

Западная, большая, часть занята жилыми башнями на стилобатах. Поперечно бульвару по территории проходит коллектор, над которым строить нельзя, – вместе они образуют пространственный крест, пересечение будущих пешеходных, закрытых от машин, артерий, – и связывают комплекс воедино, нанизывая его и на городские оси.
Жилой комплекс на Яузе
© Студия 44

Все эти связи в нижних ярусах организованы в стройную систему городских пространств, выстроенную по современным правилам. Высота стилобатов – 11.8 м, это трехэтажный дом среднего размера, внутри 2 этажа, отданных магазинам и другим «арендным помещениям свободного назначения». Чтобы пешеходная улица над коллектором не превратилась в ущелье, авторы варьируют ее ширину, контуры этажей делают волнистыми, а для пешеходной проницаемости перебрасывают над улицей два пешеходных мостика, соединяющих стилобаты. Такие перемычки, помимо того, что полезны и интересны, всегда еще и смотрятся эффектно. 
Жилой комплекс на Яузе
© Студия 44
Жилой комплекс на Яузе
© Студия 44

К слову сказать, перемычки мостиков перекликаются с большой стеклянной перемычкой – навесными этажами, которые соединяют две башни БЦ, открывая в нижней части открытый перспективный прострел – визуальную ось.
Вид на пешеходную улицу в уровне кровли стилобата. В перспективе – бизнес-центр. Жилой комплекс на Яузе
© Студия 44

Как же без осей: авторы продумали несколько ракурсов, в том числе видов из города на бизнес-центр, линии существующего бульвара предлагают немного подправить, чтобы перекрестье нового комплекса лучше «легло» на пространственную структуру окружения. Что, безусловно, правильно – когда каждое новое образование стремится не затеснить, а структурировать городскую ткань, последняя становится стройнее. Тут узнается и петербургское происхождение архитекторов, и, собственно, профессиональный подход. 

Со стороны того парка, который ближе к метро – от него пешком 10 минут как раз по мостику через Яузу – архитекторы «Студии 44» размещают входную площадь. Здесь начинается осевая улица, стилобат слева спускается треугольным амфитеатром (который почему-то неуловимо напоминает амфитеатр в Главном штабе, тот, который в конце анфилады).
Жилой комплекс на Яузе
© Студия 44

Справа – самая высокая жилая башня, 179.5 м и 42 этажа, – открывает жителям двусветное гранд-лобби под лихим светящимся козырьком. Отсюда можно попасть в любую из башен и на кровлю стилобата.
Жилой комплекс на Яузе
© Студия 44
Жилой комплекс на Яузе
© Студия 44
Жилой комплекс на Яузе
© Студия 44
Жилой комплекс на Яузе
© Студия 44

Пройдя по пешеходной улице жилую часть насквозь – по сторонам магазины, это настоящая городская улица – попадем к бизнес-центру (для него, вероятно, будут искать китайских арендаторов, так как Китайский центр неподалеку). Здесь тоже городская площадь, как поясняют авторы – делового характера, и здесь тоже запланирован амфитеатр. 

Если БЦ ориентирован на перекресток улицы и бульвара, то школа и детский сад, напротив, требуют какой-то меры приватности: Г-образное историческое здание в проекте получает новое крыло, оно отставлено под углом в сторону, так что план превращается в трапецию, а внутренний двор обращен в сторону реки и отделен от городских общественных пространств. И детям спокойнее, и шум их игр, с другой стороны, меньше слышен. 

Кровля стилобата – приватный двор, общий для всех жителей. Здесь запланирован достаточно объемный слой почвы, 1.5 м, и сеть диагональных дорожек. 
Жилой комплекс на Яузе
© Студия 44
Жилой комплекс на Яузе
© Студия 44

Собственно дома – башни от 12 до 42 этажей, расставлены на стилобате в шахматном порядке, избегая взгляда «окна-в-окна» и открывая друг другу максимум инсоляции. Три с одной стороны, пять, начиная с самой высокой, с другой. Башни повыше – ближе к реке и северной части, они получают больше видов (в предыдущем проекте других авторов для того же места все было наоборот). Высотность живо чередуется, так что и силуэт разнообразен. 
  • zooming
    Развертка, вид с юга. Жилой комплекс на Яузе
    © Студия 44
  • zooming
    Развертка, вид с севера. Жилой комплекс на Яузе
    © Студия 44

Особенно хороши, конечно, срезанные под разными углами верхушки. Они вторят граненым – как мы помним, ради инсоляции, – контурам башен, но верхушки острее и по абрису радикальнее. Превращают башни в этакие «карандаши» – не тупые, а заточенные, что радует в контексте изобилия башен с прямым верхом, появившихся в последние годы в городе Москве. Видно, что для петербургских архитекторов работать с пожеланием скатных кровель, а оно здесь было озвучено заказчиком, – дело привычное. Можно, к примеру, вспомнить проект «Студии 44» для исторического центра Калининграда, – другой, совсем другой, но интерпретирующий тему скатных кровель. 

Скорее оно выглядит как результат нового поиска. Да и надо заметить, что ничего традиционного, никакого укрупненного повторения исторической застройки, – здесь не ощущается. Заострения асимметричные, высокие, башни как будто лихо «обрубили» в верхней части. Это оригинально, а не консервативно. Весь силуэт приобретает контур, сходный не с обычной московской «кучкой башен», а с Сити, причем не обязательно московским. Сити, как известно, отличает стремление каждой доминанты из собранных так плотно, что им сложно переспорить друг друга и доминировать, к особенному силуэту. В данном случае, впрочем, – не совсем так: башни поменьше, высоты разные, да и заострения при всем разнообразии ракурсов объединены одним приемом. Но типология силуэта – именно такая. 

Любопытно еще и то, что местами скосы скомпонованы подъемом наружу: силуэты групп расступаются, разрастаются вовне, – что тоже «остраняет» форму скатов, которые сами по себе, казалось бы, должны тяготеть к традиции. Но не очень-то тяготеют. 
Жилой комплекс на Яузе
© Студия 44

Более того, тут можно увидеть своего рода легкую деконструкцию расступающихся кремлевских зубцов, этакое ненавязчивое поддразнивание от Питера – Москве. 

Заострения не только формируют оригинальные аттики и позволяют спрятать техэтаж, – возможно, в этих «перголах» удастся разместить террасы для квартир верхних этажей, которые также отличаются повышенными потолками – 4.2 м вместо обычных 3.3 м.

На оригинальность пластического решения работает и сетка фасадов. Она тут подчеркнуто нерегулярная, как перемешанные пятнашки или, скажем, плотно упакованные фигурки «Тетриса». Можно ее сопоставить с характерным модернистским приемом – если смотреть поблизости, то он использован в зданиях Дома оптики рядом с гостиницей «Космос» и Института машиностроения на Звездном бульваре (сейчас магазин «Никс»); оба построены в 1970-е, а паттерн основан на чередовании последовательно переворачиваемых ячеек: полоса внизу, полоса вверху.

Но в данном случае прием заметно усложнен, – я бы так сказала, если в 1970-е его использовали арифметически, то теперь алгебраически, вариантов больше, композиции сложнее предсказать. Хотя бы потому, что они определены не только художественной волей авторов, но и ориентацией фасадов, инсоляцией, видами. 
Жилой комплекс на Яузе
© Студия 44
Жилой комплекс на Яузе
© Студия 44

В какой-то мере в этом паттерне можно увидеть образ «стока» квартир, упакованных внутри большого дома. Квартиры здесь, к слову сказать, пяти видов с подвидами, от студий до четырехкомнатных по 95 м2. Преобладают двух- и трехкомнатные. 
  • zooming
    План типового этажа. Жилой комплекс на Яузе
    © Студия 44
  • zooming
    Схема разреза. Жилой комплекс на Яузе
    © Студия 44

Цвет фасадов – напротив, скорее попадает в московский тренд последних лет, любви к кирпичу естественным коричневатым, серым и зеленоватым оттенкам. В не меньшей степени он созвучен недавней работе «Студии 44» в Петербурге – жилому комплексу на территории Мытного двора; только там сдержанно-изумрудная зелень – керамика, а тут алюминий, композит или фибробетон. Оттенки позволяют различать дома, но общность сдержанной гаммы придает жилой части цельность и отличие от контрастных зданий бизнес-центра и школы. 
Жилой комплекс на Яузе
© Студия 44
Жилой комплекс на Яузе
© Студия 44

Итак, «московский» масштаб и актуальный для столицы формат башен, запрос на оригинальную форму и одновременно скатные кровли, требования инсоляции и видов, плюс петербургский взгляд на вещи и интерес «Студии 44» к авангардным решениям в сумме дали цельный комплекс с развитым внутренним пространством, которое, когда и если его реализуют – сейчас проект в стадии концепции, – будет интересно посетить. Да и силуэт этой части города, активно растущий, комплекс вполне способен оживить. 
Архитектор:
Никита Явейн
Алена Амелькович
Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru
Проект:
Жилой комплекс на Яузе
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Никита Явейн, Алена Амелькович, Саша Покатович, Андрей Патрикеев

11.2023

22 Марта 2024

Студия 44: другие проекты
Арка, жемчужина, крыло и ветер
В соцсетях губернатора Омской области началось голосование за лучший проект нового аэропорта. Мы попросили у финалистов проекты и показываем их. Все довольно интересно: заказчик просил сделать здание визуально проницаемым насквозь, а образы, с которыми работают авторы – это арки, крылья, порывы ветра и даже «Раковина» Врубеля, который родился в Омске.
Крестовый подход
Градостроительный совет Петербурга рассмотрел проект дома на Шпалерной, 51, подготовленный «Студией 44». Жилой комплекс располагается внутри квартала, идет на уступки соседям, но не оставляет сомнений в своем статусе. Эксперты отметили крестообразную композицию и суровую стилистику, тяготеющую к 1960-х годам.
Трехчастная задача: Мытный двор
Петербургский Мытный двор – торговые ряды сложной судьбы – по проекту «Студии 44» планируют превратить в премиальный жилой комплекс. В проекте три части: реставрация исторических корпусов, восстановление утраченной части исторического контура и новые дома. Все они срифмованы между собой и с городом, найдены оси и «лучи света», продуманы уютные уголки и видовые точки. Мы специально проинтервьюировали авторов проекта реставрации исторических корпусов – и рассказываем обо всех, разных, задачах из числа решенных здесь.
Расслоение идентичности: итоги Зодчества 2023
Мир полон парадоксов, и вот Зодчество, которое в культурной программе 2023 года предлагало прописать миру ижицу, впервые за историю своего существования даёт главный приз иностранному архитектору. Публикуем полный список победителей и удивляемся некоторым вещам: к примеру, проектов в 2 раза больше, чем построек, но премия Татлин пропала с радаров, а из списка награжденных исчезли авторские коллективы.
На горах
Распределенный IT-кампус Нижнего Новгорода в проекте «Студии 44» построен на уравновешенных контрастах. Он то летит, то колышется, то возвышается скалой. Для каждой задачи найдена своя форма и логика, для гостиниц – квадратный модуль, для учебных корпусов – «летящий». Модернистские прообразы, в частности аббатство Ля Туретт, соседствуют с сюжетными отсылками к античному форуму и стое, башне средневекового университета – так же как и с контекстуальными перекличками, встраивающими здания будущего кампуса в ландшафт городских холмов с их доминантами, высоких склонов, речной панорамы, кварталов городского центра и ННГУ.
Опровержение и сравнение: конкурс красноярского театра
Начали писать опровержение – ошиблись, при рассказе о проекте Wowhaus, который занял 1 место, с оценкой объема сохраняемых конструкций, из-за недостатка презентационных материалов – а к опровержению добавилось сравнение с другими призерами, и другие проекты большинства финалистов. Так что получился обзор всего конкурса. Тут, помимо разбора сохраняемых разными авторами частей, можно рассмотреть проекты бюро ASADOV, ПИ «Арена» и «Четвертого измерения». Два последних старое здание не сохраняют.
Модернизм в авангарде
Конкурсное предложение «Студии 44» для красноярского театра оперы и балета – во всех смыслах яркое, а во многом даже провокационное, ну почти как современный спектакль. По смыслу культурно-контекстуально, по ощущениям эпатажно. Сначала поражаешься повсеместно-красному цвету, потом разбираешься в живописном скоплении объемов, между которыми распределено множество функций. И только затем понимаешь, что в этом конгломерате спрятано старое модернистское здание, которое архитекторы сохраняют в значительной части.
Каменная рубашка
Градсовет Петербурга рассмотрел корректировку фасадов дома «Студии 44» на углу Карповки и Каменноостровского проспекта. Проекту исполнилось 10 лет, строительство в самом разгаре, а эксперты обсуждали изменение окон, кровли, материала облицовки и некоторые другие детали – например, перпендикулярность курдонеров.
Палисады в Мытном дворе
На прошлой неделе градсовет Петербурга рассмотрел проект застройки территории Мытного двора, подготовленный «Студией 44». Исторические здания отреставрируют, утраченные восстановят, а на месте складов появятся новые четырехэтажные дома. Проект приняли тепло, вопросы у экспертов вызвало только примыкание к Овсянниковскому саду и высота, показавшаяся слишком скромной.
Градсовет Петербурга 25.01.2023
Для Пироговской набережной «Студия 44» предложила белоснежный дом с тремя ризалитами и каскадом террас. Эксперты разбирались, что в проекте перевешивает: вид на воду или критическая близость к шестиполосной магистрали.
Жизнь железа
Здание выксунского музея металлургии в проекте Никиты Явейна и Сергея Падалко – как гравицапа: оно рассчитано на естественное старение железа, то есть будет постепенно ржаветь, – но использует передовой тип конструкции, основанный на способности металла к растяжению. Планируется строить из труб и прокатной стали ОМК, так же как и из кирпича вторичного использования.
Место памяти
Первое место в конкурсе на концепцию развития парка Победы в Мурманске занял консорциум Мастерской Лызлова и бюро Свобода. Рассказываем об итогах конкурса и публикуем проекты пяти финалистов.
Градсовет Петербурга 26.04.2022
Градсовет обсудил два масштабных проекта северной столицы: застройку второй половины намыва Васильевского острова жилыми кварталами и перенос основной части Санкт-Петербургского государственного университета в город Пушкин.
Святилище книг
После реконструкции и реставрации по проекту «Студии 44» здание Публичной библиотеки имени Маяковского приобрело современную техническую начинку и в то же время стало ближе к своему подлинному облику – тех времен, когда оно было частью подворья Троице-Сергиевой лавры.
Буян и суд
Новость об отмене парка Тучков буян уже неделю занимает умы петербуржцев. В отсутствие каких-либо серьезных подробностей, мы поговорили о ситуации с архитекторами парка и судебного квартала: Никитой Явейном и Евгением Герасимовым.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Стереометрическое построение
Конкурсный проект здания уфимского музея современного искусства от «Студии 44» Никиты Явейна был решен в характерном для бюро духе мега-высказывания: гигантские консольные выносы, соединенные шарниром атриума, декларируют победу инженерного замысла над тяготением, а простота исходной геометрии, где все линии пересекаются под углами, кратными 30°, в трех измерениях складывается в сложную ажурную конструкцию.
Истинное Зодчество: лауреаты 2021
Хрустальный Дедал достался Николаю Шумакову, президенту САР и СМА и главному архитектору Метрогипространса, за станции БКЛ Авиамоторная, Лефортово, Электрозаводская. Премию Татлин решили не присуждать.
Анализ и синтез
Проект ЖК «Красин», предназначенный для исторического центра Петербурга и расположенный в очень ответственном месте: рядом с Горным институтом Воронихина, но на границе с промышленным городом, – стал результатом тщательного анализа специфики исторической застройки Васильевского острова и последующего синтеза с уклонением от прямой стилизации, но формированием узнаваемого силуэта, созвучного «старому городу».
Из агоры в хаб
Публикуем фрагмент из книги «Музей: архитектурная история», посвященный современным формам институции: музей как агломерация, хаб, фабрика или проун.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Похожие статьи
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.
В центре – полукруг
Бюро Atelier Delalande Tabourin реконструировало здание правительства региона Центр–Долина Луары в Орлеане. Главным мотивом проекта стали заданные планировкой зала заседаний полукруг и круг.
Новый «Полёт»
Архитекторы бюро «Мезонпроект» разработали проект перестройки областного молодежного центра «Полёт» в Орле. Летний клуб, построенный еще в конце 1970-х годов, станет всесезонным и приобретет много дополнительных функций.
И опять о птицах
Завершается строительство первого аэропорта в китайском городе Лишуй. Архитекторы пекинского бюро MAD выбрали для своего проекта самый очевидный визуальный прототип – серебристо-белую птицу.
Офисы с «ленточкой»
В Берлине началось строительство офисного (и немного жилого) «кампуса» LXK по проекту MVRDV. Проект связан с развитием района Восточного вокзала.
Венец из пентхаусов
Первое многоэтажное здание Монако, жилая башня Le Schuylkill, получит после реконструкции по проекту Zaha Hadid Architects завершение из шести пентхаусов.
Вплотную к демократии
Конкурс на проект реконструкции зданий датского парламента выиграли бюро Cobe, Arcgency и Drachmann совместно с конструкторами Sweco. Цель трансформации – позволить любому гражданину приблизиться вплотную к оплоту демократии.
Парк архитектуры и отдыха
Для подмосковного гостиничного комплекса, предполагающего разные форматы отдыха, бюро T+T Architects предложило несколько типов жилья: от классического «стандарта» в общем корпусе до «пещеры в холме» и «домика на дереве». Дополнительной задачей стала интеграция в «архитектурно-лесной» парк существующих на территории резиденций, построенных в классическом стиле.
Лирически-энергетическая архитектура
Здание поста управления солнечной электростанцией Kalyon Karapınar SPP по проекту Bilgin Architects в Центральной Анатолии служит «пользовательским интерфейсом» для бесконечного поля солнечных батарей.
Энергетически нейтральный квадрат
На территории кампуса Университета Тилбуга открылся новый учебный корпус имени государственной деятельницы, первой женщины-министра Нидерландов Марги Кломпе. Авторы проекта – Powerhouse Company.
Творческий ужин
Элитный ресторан AIR по проекту архитекторов OMA в Сингапуре включает в себя лабораторию для исследования ингредиентов, сад и огород, кулинарную школу.
Черное и белое
Отдельно рассказываем об интерьерах павильона Атом на ВДНХ. Их решение – важная часть общего замысла, так что точность и аккуратность реализации были очень важны для архитекторов. Руководитель UNK interiors Юлия Тряскина делится частью наработок.
Квартиры в деревне
Жилой комплекс по проекту Karnet architekti на западе Чехии учитывает свое расположение в деревне и контекст бывшей промзоны.
В оттенках зеленого
Бюро Tsing-Tien Making реконструировало дом просветителя Чжан Тайяня в Сучжоу, превратив его в культурный центр и книжный магазин «Гу У Сюань». В отделке использовали три изысканных оттенка: пепельно-зеленый, нефритовый и яркий фруктовый зеленый.
Промежуточное состояние
Общественный центр нового района в Цзясине по проекту B.L.U.E. Architecture Studio совмещает достоинства интерьерных и открытых пространств, городских и природных зон.
Контринтуитивное решение
Архитекторы UNStudio выяснили на примере своего свежего люксембургского проекта, что углеродный след гибридной бетонно-стальной конструкции может быть меньше, чем у деревянного каркаса.
На нулевом уровне
Кэнго Кума построил в префектуре Эхиме небольшой отель Itomachi 0 с нулевым уровнем потребления энергии из внешних источников. Это первый подобный объект на территории Японии.
Всех накормить
На ВДНХ для выставки «Россия» силами Концерна КРОСТ был спроектирован и реализован «Дом российской кухни» – в рекордные сроки. Он умело выстроен с точки зрения современного общепита, помноженного на шумную культурную программу, – и столь же успешно интерпретирует разностилевой характер выставки достижений. В то же время значительная часть его интерьера восходит к прообразам 1960-х годов, хоть «про зайцев» тут пой.
Образовательные технологии
Бюро Vallet de Martinis architectes построило недалеко от Парижа корпус новой инженерной школы ESIEE-IT. Среда здесь стимулирует разноуровневую коммуникацию как неотъемлемую часть современного процесса обучения.
Технологии и материалы
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Топ-15 МАФов уходящего года
Какие малые архитектурные формы лучше всего продавались в 2023 году? А какие новинки заинтересовали потребителей?
Спойлер: в тренды попали как умные скамейки, так и консервативная классика. Рассказываем обо всех.
Сейчас на главной
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
Образ хранилища, метафора исследования
Смотрим сразу на выставку «Архитектура 1.0» и изданную к ней книгу A-Book. В них довольно много всякой свежести, особенно в тех случаях, когда привлечены грамотные кураторы и авторы. Но есть и «дыры», рыхлости и удивительности. Выставка местами очень приятная, но удивительно, что она думает о себе как об исследовании. Вот метафора исследования – в самый раз. Это как когда смотришь кино про археологов.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Сады как вечность
Экспозиция «Вне времени» на фестивале A-HOUSE объединяет работы десяти бюро с опытом ландшафтного проектирования, которые размышляли о том, какие решения архитектора способны его пережить. Куратором выступило бюро GAFA, что само по себе обещает зрелищность и содержательность. Коротко рассказываем об участниках.
Розовый vs голубой
Витрина-жвачка весом в две тонны, ковролин на стенах и потолках, дерзкое сочетание цветов и фактур превратили магазин украшений в место для фотосессий, что несомненно повышает узнаваемость бренда. Автор «вирусного» проекта – Елена Локастова.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
IPI Award 2023: итоги
Главным общественным интерьером года стал туристско-информационный центр «Калужский край», спроектированный CITIZENSTUDIO. Среди победителей и лауреатов много региональных проектов, но ни одного петербургского. Ближайший конкурент Москвы по числу оцененных жюри заявок – Нижний Новгород.
Пресса: Набросок города. Владивосток: освоение пейзажа зоной
С градостроительной точки зрения самое примечательное в этом городе — это его план. Я не знаю больше такого большого города без прямых улиц. Так может выглядеть план средневекового испанского или шотландского борго, но не современный крупный город
Птица земная и небесная
В Музее архитектуры новая выставка об архитекторе-реставраторе Алексее Хамцове. Он известен своими панорамами ансамблей с птичьего полета. Но и модернизм научился рисовать – почти так, как и XVII век. Был членом партии, консервировал руины Сталинграда и Брестской крепости как памятники ВОВ. Идеальный советский реставратор.
Города Ленобласти: часть I
Центр компетенций Ленинградской области за несколько лет существования успел помочь сотням городов и поселений улучшить среду, повысть качество жизни, привлечь туристов и инвестиции. Мы попросили центр выбрать наиболее важные проекты и рассказать о них. В первой подборке – Ивангород, Новая Ладога, Шлиссельбург и Павлово.
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.
В центре – полукруг
Бюро Atelier Delalande Tabourin реконструировало здание правительства региона Центр–Долина Луары в Орлеане. Главным мотивом проекта стали заданные планировкой зала заседаний полукруг и круг.
Башни в детинце
Жилой комплекс в Уфе, построенный по проекту PRSPKT.Architects, объединяет два масштаба: башни маркируют возвышенность и въезд в город, а малоэтажные корпуса соотнесены с контекстом и историей места, которое когда-то было обнесено крепостными стенами.
Золотое кольцо
Показываем работы трех финалистов конкурса на эскизный проект нового международного аэропорта Ярославля. Концепцию победителя планируют реализовать к 2027 году.
Энергия [пост]модернизма
В Аптекарском приказе Музея архитектуры открылась выставка Владимира Кубасова. Она состоит, по большей части, из новых поступлений – архива, переданного в музей дочерью архитектора Мариной, но, с другой стороны, рисунки Кубасова собраны по проектам и неплохо раскрывают его творческий путь, который, как подчеркивают кураторы, прямо стыкуется с современной архитектурой, так как работал архитектор всю жизнь до последнего вздоха, почти 50 лет.
Кристаллы и минералы
Архитектор Дмитрий Серегин, успевший поработать в Coop Himmelb(l)au MAD Architects , предлагает новый подход к реабилитационной архитектуре. С помощью нейросети он стирает грань между архитектурой и природой, усиливая целительное воздействие последней на человека.
Модернизация – 3
Третья книга НИИТИАГ о модернизации городской среды: что там можно, что нельзя, и как оно исторически происходит. В этом году: готика, Тамбов, Петербург, Енисейск, Казанская губерния, Нижний, Кавминводы, равно как и проблематика реновации и устойчивости.
Там русский дух
Второй проект, реализованный бюро Megabudka на территории парка «Кудыкина гора» – гостиничный комплекс. В нем архитекторы продолжили поиски идентичности, но изменили направление: в сторону белокаменных церквей, уюта избы, уездного быта и космизма. Не обошлось и без драмы.
Счастье независимого творчества
Немало уже было сказано с трибуны и в кулуарах – как это хорошо, что в период застоя и типовухи развивались другие виды архитектурного творчества: НЭР, бумажная архитектура... Но не то чтобы мы хорошо знаем этот слой. Теперь, благодаря книге Андрея Бокова, который сам принимал участие во многих моментах этой деятельности, надеемся, станет намного яснее. Книга бесценная, написана хорошо. Но есть сомнения. В пророческом пафосе.
Новый «Полёт»
Архитекторы бюро «Мезонпроект» разработали проект перестройки областного молодежного центра «Полёт» в Орле. Летний клуб, построенный еще в конце 1970-х годов, станет всесезонным и приобретет много дополнительных функций.