Из агоры в хаб

Публикуем фрагмент из книги «Музей: архитектурная история», посвященный современным формам институции: музей как агломерация, хаб, фабрика или проун.

12 Августа 2021
mainImg
0 Издательский дом Высшей школы экономики выпустил книгу «Музей: Архитектурная история». Ее автор, культуролог и музеолог Ксения Сурикова исследует феномен музея сквозь призму архитектуры и предлагает рассмотреть его в широком контексте культурных трансформаций, влиявших на роли и функции музея в обществе. Последовательно рассматривая особенности бытования музея в различные исторические периоды, автор показывает, как в зависимости от стратегий отношения к прошлому менялось восприятие музейного предмета и музейной функции, а следовательно, и выстраивалась или разрушалась типология музейного здания. 

Ксения Сурикова, куратор, музейный проектировщик

Книга получилась универсальной. Она объединяет культурологический подход, исторический и искусствоведческий. Это попытка объяснить изменение облика музейных зданий не с точки зрения художественных процессов, а с точки зрения функции и роли музея в обществе. То есть книга будет интересна и тем, кто интересуется архитектурой, и тем, кто интересуется историей и философией музея. С одной стороны, это ретроспектива – рассказ об истории музейной архитектуры, начиная с самых ранних ее образцов. Это, в лучших традициях философии гибкой методологии, размышление о прошлом, которое направлено на то, чтобы улучшить будущее. С другой стороны, главы посвященные современной архитектуре уже дают понять, к чему музеи пришли в результате 300 лет эволюции, и хотим ли мы дальше двигаться в этом направлении.


Публикуем последние главы книги, в которых автор рассуждает о новейших российских музеях: от ГЭС-2 в Москве до культурных агломераций во Владивостоке и Кемерове. 
Будущее. Музей-хаб

Постепенно процессы универсализации и размывания исключительно музейных функций превращают музей из агоры (универсального городского пространства) в хаб (аналог транспортного узла, объединяющего несколько разнофункциональных объектов, задачей которого является выстраивание взаимосвязей). Теперь строятся и проектируются музейно-театральные, музейно-образовательные, музейно-туристические комплексы и кластеры, музеи и другие значимые городские объекты строятся в непосредственной близости друг от друга, образуя целые скопления, агломерации. 

Музей-хаб необязательно должен быть масштабным или чрезвычайно разветвленным. Важно, чтобы он предоставлял возможность взаимодействия различных систем друг с другом. Идеи взаимосвязи и соединения, отсылающие к механизации, часто ассоциируются у архитекторов с образами фабрик. Эти образы в дальнейшем активно воплощаются в новых проектах. 

Именно таким зданием-фабрикой должен будет стать новый центр современной культуры ГЭС-2 в Москве, спроектированный Ренцо Пьяно по заказу фонда V-A-C. Центр должен открыться в здании бывшей электростанции в 2021 г. Участок, на котором будет располагаться здание, является частью квартала, где находятся корпуса кондитерской фабрики «Красный Октябрь», превратившиеся в кластер для стартапов, кафе и ресторанов; Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» – городская лаборатория, включающая образовательную и исследовательскую программу; и здание кинотеатра «Ударник» – уникальный памятник конструктивизма. Взаимодействие между зданием V-A-C Foundation и этими компонентами городской среды, безусловно, будет способствовать разнообразию повседневной жизни этой части острова. Таким образом, она станет местом притяжения для москвичей, россиян и иностранных гостей. 
Предоставлено Renzo Piano Building Workshop (RPBW)
Центр современной культуры фонда V-A-C в бывшей электростанции ГЭС-2.

Внутри здания площадью почти 20 000 м² все функции распределены по четырем основным зонам. Городская зона состоит из комбинации общедоступных помещений и выходит на открытую площадь, чтобы уловить и привнести уличную жизнь в пространство центра. В центре здания располагается крытый объем, который действует как входная зона и точка начала посещения музея. С северной стороны музей соединен с библиотекой и медиацентром, а с юга – с рестораном. 

Выставочная зона максимально адаптирована под различные типы выставок. Это сочетание пространств разного размера и высоты, предлагающее условия для размещения любых произведений искусства. 

Зона образования расширяет посетительский опыт и предлагает в том числе посетить «Школу искусств», задача которой – воспитание нового поколения кураторов, критиков и историков. Здесь же располагаются помещения для life-long learning (обучения на протяжении всей жизни), ориентированного на широкую публику. Частью этой зоны также являются арт-резиденции и мастерские художников. 
  • zooming
    1 / 3
    Предоставлено Renzo Piano Building Workshop (RPBW)
    Центр современной культуры фонда V-A-C в бывшей электростанции ГЭС-2.
  • zooming
    2 / 3
    Предоставлено Renzo Piano Building Workshop (RPBW)
    Центр современной культуры фонда V-A-C в бывшей электростанции ГЭС-2.
  • zooming
    3 / 3
    Предоставлено Renzo Piano Building Workshop (RPBW)
    Центр современной культуры фонда V-A-C в бывшей электростанции ГЭС-2.

В рамках проекта четыре кирпичных дымохода, которые в настоящее время возвышаются над зданием, будут заменены на стальные. Благодаря осознанному подходу они из четырех загрязняющих окружающую среду труб превратятся в четыре важных экологически безопасных устройства, улавливающих наиболее чистый воздух на высоте 70 метров, активируя естественную вентиляцию и снижая потребление энергии. Природа в целом будет являться неотъемлемой частью проекта. Помимо применения экологических технологий, на территории музея будет разбита настоящая березовая роща. 
Центр современной культуры фонда V-A-C в бывшей электростанции ГЭС-2. Проект, 2015
Предоставлено Renzo Piano Building Workshop (RPBW)

В основе проекта лежат две основные концепции: во-первых, создать пространство, в котором посетители смогут перемещаться, руководствуясь собственной интуицией. Им будет достаточно оглянуться, чтобы понять, что внутри, куда идти и как двигаться. В идеале им не нужен будет план для посещения всего центра. Вторая концепция относится к стратегии взаимодействия: архитекторы стремились создать плавную и видимую паутину, единое целое, задуманное как своего рода пространственная скульптура, которая состоит из лестниц, лифтов, коридоров, навесов и платформ, соединяющих друг с другом все пространства и действия, а также выделяющих входы со стороны Болотной набережной и пешеходного моста. 

Как сказал во время презентации сам Ренцо Пьяно: «40 лет назад, когда я, тогда молодой архитектор, вместе с моим коллегой Ричардом Роджерсом работал над проектом Центра Помпиду, у нас родилась метафора музея как фабрики, которая для нас одновременно была метафорой свободы. Это место, которое так похоже на фабрику, должно стать местом встречи, открытым социальным пространством, полным света, который я считаю одним из основных материалов современной архитектуры. Когда-то это место производило электроэнергию, сегодня такой энергией является образование. Именно поэтому мы уделили в проекте большое внимание библиотеке, учебным залам и так далее». 
Центр современной культуры фонда V-A-C в бывшей электростанции ГЭС-2. Интерьер. Проект
Предоставлено Renzo Piano Building Workshop (RPBW)

Аналогичный музей-фабрику строит Хани Рашид для московского представительства Эрмитажа на территории промзоны бывшего автомобильного Завода им. Лихачева (ЗИЛ). Здание музея будет располагаться в центре квартала ЗИЛАРТ, рядом с концертным залом, Парком искусств с арт-объектами и «бульваром русского авангарда». 

«Новый музей – это такой проун, который может изменяться в трехмерном пространстве», – комментирует Хани Рашид супрематическую композицию из параллелепипедов и призм галерейных объемов высотой от 5 до 14 метров. Она заключена в оболочку сложной фацетной формы, составленную из стеклянных панелей, которые планируется дополнить медиафасадами. На двух подземных уровнях расположатся депозитарий, лекционная аудитория, образовательный центр и технические помещения. На первом этаже – входная двусветная зона с гардеробами, кассами, кафе и информационными стойками. Три экспозиционных раздела располагаются в трех крыльях, соединенных проходом. Комплекс будет площадкой для выставок разных авторов и направлений, но основу экспозиции составят произведения современного искусства. Для каждого типа экспонатов предполагаются свое помещение: в закрытых залах с окнами разместятся работы, при создании которых использовались масляные краски, кожа или дерево, в закрытых галереях без окон будут выставляться фотографии, произведения из ткани и бумаги, а в открытых – камень, керамика и металл. 
Филиал Государственного Эрмитажа на территории бывшего завода ЗИЛ
© Asymptote / предоставлено пресс-службой Москомархитектуры

Тема открытости/закрытости присутствует и в логике устройства выставочных пространств. Одни галереи представляют собой замкнутые объемы и составляют стержневую композицию здания, другие – так называемые сквозные галереи – связывают их между собой. Физические уровни этажи соответствуют различным уровням восприятия искусства: чем выше – тем острее и сильнее воздействие. Хани Рашид предполагает, что подобное «импрессионистское» выстраивание экспозиций вдохновит кураторов и художников на новые подвиги и эксперименты. Архитектор уверен, что после десятилетий восприятия музея как храма сегодня эта институция становится более функциональной – в художественном плане музеи обращаются к понятию фабрики, месту полемики и эксперимента. 

В отличие от ясности и интуитивности идеи ГЭС-2, здесь авторы проекта стремились создать у посетителя постоянное ощущение блуждания по галереям и ключевым узлам здания, чтобы заставить его испытать удивление и сделать открытие, «заблудиться» в этих пространствах и искусстве. Хани Рашид попытался оторваться от стандартного представления о потоках и «музейном опыте», каким мы его знаем сегодня, представив вместо этого идею искусства и сложности пространства как мотивацию архитектуры. 
Филиал Государственного Эрмитажа на территории бывшего завода ЗИЛ
© Asymptote / предоставлено пресс-службой Москомархитектуры

В прямом смысле хабом, частью транспортного узла, станет еще один эрмитажный проект – открытое фондохранилище для комплекса зданий Реставрационно-хранительского центра Эрмитажа в Санкт-Петербурге. Его проектирует бюро OMA Рема Колхаса, который уже не первый раз работает с Эрмитажем. Его вариант реконструкции восточного крыла Главного штаба, проигравший в 2002 г. проекту «Студии 44», был весьма интересен с точки зрения трансформации самого современного музея. Был у Колхаса и опыт создания отделения «Эрмитаж-Гуггенхейм» в Лас-Вегасе (2001). Нынешний проект открытого фондохранилища для комплекса зданий Реставрационно-хранительского центра Эрмитажа «Старая деревня» также вполне инновационен: он и учитывает потребности музейного центра, и стремится стать активным компонентом городского контекста. Объект расположится в новом районе Санкт-Петербурга, работая на идею мультицентричности мегаполиса. 

Вектор развития современного музея как институции направлен к постоянному повышению его публичной роли. Музей уже не только хранит и показывает искусство, но выступает полем для диалога между разными слоями общества. От закрытого, интимного пространства он пришел к максимальной доступности. Обособленность, свойственная музею на протяжении всей истории его существования и выражавшаяся в том числе и архитектурно, сменилась стремлением к слиянию с окружающей средой. Теперь эти изменения коснулись и такого совсем уж непубличного музейного феномена, как фондовые коллекции, спровоцировав появление нового способа хранения предметов и, соответственно, нового архитектурного пространства – открытого фондохранилища. 

Здание, предложенное Колхасом для Эрмитажа, логично встраивается в эту парадигму. Функциональное насыщение будущего сооружения разнообразно и приближает его скорее к культурному центру, нежели к музею: помимо открытых фондов, проект предполагает размещение библиотеки, выставочных залов и других общественных пространств. Градостроительное положение объекта практически обязывает архитектора сформировать доминанту. В каком-то смысле ситуация напоминает ту, с которой Колхас имел дело, создавая Кюнстхал в Роттердаме. Там он спроектировал здание на стыке двух районов – исторического центра и современной застройки; это пример того, как музейное здание может выполнять градообразующую функцию, объединяя разрозненные городские структуры. 
Выставочный зал Кунстхал. После реконструкции 2013 года
© OMA

Дополнительную сложность в петербургский проект вносит наличие на участке ряда построек – первой очереди комплекса эрмитажного хранилища. Музейный комплекс в районе Старой деревни развивается с 1990 г. и на сегодняшний момент включает восемь сооружений, доминантой которых является золотой куб, по замыслу создателей (архитекторы Сергей и Наталья Трофимовы, 2010 г.) – «золотой ларец для драгоценностей». Вся архитектура комплекса строится на сочетании крупных форм, и объем колхасовского здания – застекленный многоэтажный куб – из ансамбля не выпадает. Фасады обесцвечены, не диссонируют с уже существующими сооружениями; за счет остекления создается эффект взаимопроникновения музея и городской среды. Колхас предусмотрел также наземный, крытый переход через железную дорогу, соединяющий разделенные части городского пространства. Переход одновременно служит галереей, доступной всем горожанам, а не только посетителям, купившим билет в хранилище. Перед зданием запроектировано и общественное пространство, позволяющее музею в некотором смысле выйти за пределы своих стен. Примечательно, что Колхас не стремится произвести в Старой деревне «эффект Бильбао», не возводит здание-аттракцион. Нет здесь и обычной для Колхаса формальной радикальности. Остается только гадать, результат ли это компромисса со сложным российским заказчиком или же сознательный уход от всякой лишней архитектурной риторики в пользу чисто функциональных манипуляций. 
Время агломераций 

Музеи будущего все чаще образуют агломерации. Четыре таких образования, объединяющих несколько крупных музеев или музеи и другие культурные институции, в скором времени должно появиться на территории России – во Владивостоке, Кемерове, Севастополе и Калининграде. У каждого проекта своя миссия, но объединяет их общая функция – служить связующим звеном между регионами, формировать новые взаимосвязи и соединения. 

Проект в Кемерове, столице крупнейшего промышленного региона России, призван сгладить сложившуюся диспропорцию между индустриальной и культурной составляющими области, а также повысить качество городской жизни за счет приобщения к наследию русского искусства. Инициаторы проекта рассчитывают, что комплекс будет иметь особое экономическое и социальное значение не только для региона, но и для всей Сибири и поможет сформировать обновленный образ Кузбасса как передового индустриального региона с развитой культурной составляющей, повысить культурно-туристическую привлекательность региона, включить Кузбасс в федеральные культурные концертные и выставочные проекты, создать инфраструктуру и рабочие места для молодых специалистов и выпускников школ, которые не могут найти своего применения в регионе. 
Музейный и театральный комплекс в Кемерове
© Coop Himmelb(l)au

Многофункциональность комплекса будет способствовать созданию условий для повышения общего уровня культуры и качества жизни жителей Кузбасса и Сибири в целом, обеспечит широкий доступ всех категорий и групп населения к лучшим образцам мировой и отечественной культуры. Кажется, никогда еще в истории российской культурной политики музейной институции не отводилась такая фундаментальная роль – практически стать фактором, агентом коренных изменения в регионе. Создание комплекса станет просветительским проектом, воплощающим идею расширения культурного пространства России и доступности достижений отечественной культуры для граждан сибирского макрорегиона. Проект имеет важное значение и для развития международного культурного сотрудничества Сибири. 

Цель создания комплекса во Владивостоке – расширение культурных связей со странами Азиатско-Тихоокеанского региона, знакомство жителей Дальнего Востока и иностранных туристов с образцами отечественной культуры, сокращение культурного разрыва, наблюдаемого сегодня между центральными и восточными регионами страны. Задачи, стоящие перед культурным хабом, не менее амбициозны, чем в случае с Кемерово, – закрепление за Владивостоком статуса туристического и культурного центра региона, повышение привлекательности города как центра культуры и туризма для россиян и туристов из стран Азии и других континентов. Кластер объединит представительства ведущих музеев и театров России, в том числе Государственной Третьяковской галереи, Государственного Эрмитажа, Государственного академического Мариинского театра, Русского музея и Музея Востока. 

Проекты в Севастополе и Калининграде станут своеобразными точками доступа для местного населения к основным отечественным художественным ценностям. 

Все четыре проекта находятся в стадии проработки, поэтому архитектурные решения для будущих музеев и театров еще не определены. Возможно, это будут сложные инфраструктурные проекты, объединяющие строения комплексов или отдельно стоящие здания. В любом случае это уникальные образования, в которых музей будет выполнять функцию проводника, обеспечивающего стабильность взаимодействий и связей.

12 Августа 2021

Похожие статьи
Не серый, а цветной
Итогом последней проектно-исследовательской лаборатории, которую с 2018 года проводит петербургский офис международного архитектурного бюро MLA+, стала книга, посвященная серому поясу Петербурга. Ранее студенты и профессионалы раскрывали потенциал водных и зеленых территорий города.
Теория руины
Публикуем фрагмент из книги Виктора Вахштайна «Воображая город. Введение в теорию концептуализации», в котором автор с помощью Георга Зиммеля определяет руины через «договор» между материалом и архитектором.
Дворец Советов
В издательстве «Коло» вышла монография о Владимире Щуко, написанная еще в середине прошлого века. Публикуем фрагмент, посвященный главному проекту архитектора.
Инструменты природы
Публикуем фрагмент из книги архитектурного критика Сары Голдхаген, в котором исследуется возможность преодолеть усыпляющее воздействие городской среды, используя переменчивость природы.
Выставки больших надежд
В Strelka Press выпущено русскоязычное издание книги Ника Монтфорта «Будущее. Принципы и практики созидания». Публикуем отрывок о Всемирных выставках в Нью-Йорке 1939/40 и 1964 годов, где экспозиция General Motors «Футурама» представляла эффектную картину ближайшего будущего.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
Теоретик небоскреба
В Strelka Press выпущено второе издание книги Рема Колхаса «Нью-Йорк вне себя». Впервые на русском языке она вышла в этом издательстве в 2013. Публикуем отрывок о «визуализаторе» Манхэттена 1920-х Хью Феррисе, более влиятельном, чем его заказчики-архитекторы.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Ваши бревна пахнут ладаном
По любезному разрешению издательства Garage публикуем две главы из книги Николая Малинина «Современный русский деревянный дом»: главу о девяностых и резюме типологии современного деревянного частного дома.
«Не просто панельки»
Публикуем фрагмент книги Марии Мельниковой «Не просто панельки: немецкий опыт работы с районами массовой жилой застройки» о программах санации многоквартирных зданий в Германии и странах Прибалтики, их финансовых и технических аспектах, потенциальной пользе этого опыта для России.
Уолт Дисней, Альдо Росси и другие
В издательстве Strelka Press вышла книга Деяна Суджича «Язык города», посвященная силам и обстоятельствам, делающим город городом. Публикуем фрагмент о градостроительной деятельности Уолта Диснея и его корпорации.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Press в рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Гаражный заговор
Публикуем главу из книги «Гараж» художницы Оливии Эрлангер и архитектора Луиса Ортеги Говели о «гаражной мифологии» и происхождении этого типа постройки. Книга выпущена Strelka Press совместно с музеем современного искусства «Гараж».
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Памятник архитектуры
Публикуем главу из книги Григория Ревзина «Как устроен город». Современное отношение к памятникам архитектуры автор рассматривает в контексте поклонения мощам, смерти Бога и храмового значения парковой руины.
Башни и коробки. Краткая история массового жилья
Публикуем фрагмент из новой книги Strelka Press «Башни и коробки. Краткая история массового жилья» Флориана Урбана о том, как в 1960-е западногерманская пресса создавала негативный образ новых жилых массивов ФРГ и модернизма в целом.
Новейшая эра
В июне в Музее архитектуры презентована книга-исследование, посвященная ближайшим тридцати годам развития российской архитектуры. Публикуем фрагмент книги.
Технологии и материалы
Типовое, но не шаблонное
Стилистически органичный дизайн потолка московского метрополитена из комбинации типовых декоративных и технических элементов, которые уже неоднократно использовались в других дизайн проектах. Стандартизированные варианты упорядочивают пространство, при этом проектировщикам удалось достигнуть неповторимого аутентичного шарма подземки.
МАФы «Хоббики»: от чугунных до умных
«Хоббика» производит малые архитектурные формы с 2008 года. Директор компании Максим Артеменко рассказал Архи.ру о пути от гаража до металло- и деревообрабатывающего цехов, сотрудничестве с архитекторами, а также о последних трендах. Все популярнее становятся авторские и крупные формы – беседки и навесы, а на подходе скамейки и урны, собирающие статистику.
Кирпичная перспектива
Компания «КИРИЛЛ» представит на «АРХ Москве» стенд с инсталляциями из ригельных кирпичей Кирово-Чепецкого завода, как размышление на главную тему фестиваля
Временно постоянное
Американское бюро Ennead Architects завершило реставрацию купола собора Иоанна Богослова в Нью-Йорке. Уникальная конструкция получила защитную оболочку из меди.
Проект Knauf Ceiling Solutions – знаменитая израильская клиника...
Команда Knauf Ceiling Solutions предложила для филиала клиники «Хадасса» в Москве неизменно функциональные и одновременно с тем разнообразные потолочные системы. Каждая из них даёт исчерпывающий ответ на конкретный запрос прогрессивного медицинского учреждения, а в комплексе они помогают сформировать оптимальные интерьеры, в которых комфортно всем: и персоналу, и пациентам.
От радиоприемников до фасадов музея: изобретателю...
В XX веке HPL-пластик совершил революцию в дизайне! С Formica работают звездные архитектурные бюро Фрэнка Гери, Бернара Чуми, Рафаэля Виньоли, Захи Хадид, Нормана Фостера, а каждый сезон появляются новые поверхности, декоры, задающие тренды в оформлении частных и общественных интерьеров.
Изящная и легкая
Технология 3D-печати, разработанная в Мичиганском университете, позволила уменьшить вес бетонной конструкции на 72%, сохранив ее прочность.
7 правил уличной мебели
В чем польза и важность уличной мебели? Достаточно ли сделать ее красивой, чтобы люди чувствовали себя комфортно? Разбираемся в теме вместе с компанией «Хоббика» – ведущим производителем мафов для городского благоустройства
Свет для будущих поколений
Компания SWG | Светодиодное освещение оборудовала специализированную учебную лабораторию при Московском государственном строительном университете и запустила совместную с вузом программу обучения профессионалов интерьерного освещения.
Благородный металл
Сегодня парадные лобби жилых комплексов – это отдельное произведение дизайнерского искусства. Рассказываем, как в их оформлении используется продукция компании HÖGER – производителя уникальных интерьерных деталей из металла
Компания Hilti усиливает локальное производство
Øglaend System, подразделение группы компаний Hilti, производит кабеленесущие системы, которые можно использовать на объектах любой сложности: от нефтяных платформ до торговых центров. Генеральный директор Дмитрий Клименко рассказал Архи.ру о расширении производства в Санкт-Петербурге и запуске новых линеек для фасадных систем Hilti.
Скрафтить площадку
На примере игровых комплексов «Хоббики» – лидера в производстве уличной мебели – рассказываем, в чем преимущества крафтового подхода к оборудованию детских площадок
Приглашение на танец
Компания «Новые Горизонты» разработала несколько серий игровых комплексов, которые можно адаптировать под особенности той или иной площадки. Рассказываем о гибкости решений на примере комплекса «Танцующие домики».
Формула надежности. Инновационная фасадная система...
В компании HILTI нашли оригинальное решение для повышения надежности фасадов, в особенности с большими относами облицовки от несущего основания. Пилоны, пилястры и каннелюры теперь можно выполнять без существенного увеличения бюджета, но не в ущерб прочности и надежности
МасТТех: успехи 2022 года
Кроме каталога готовой продукции, холдинг МасТТех и конструкторское бюро предприятия предлагают разработку уникальных решений. Срок создания и внедрения составляет 4-5 недель – самый короткий на рынке светопрозрачных конструкций!
Сейчас на главной
Шпайхеры на Преголи
В Калининграде завершилось строительство жилого комплекса «Рыбная деревня 2». Рассказываем о трансформации проекта от конкурсного эскиза до реализации.
Гараж-гараж
Вчера в Москве перезентовали проект Юрия Григоряна, посвященный приспособлению грузового гаража на Новорязанской улице, построенного по проекту Константина Мельникова, для Музея транспорта Москвы. Он предполагает реставрацию памятника, новый подземный этаж и новый вход, парк. Реализация, надо сказать, уже идет полным ходом.
За общим столом
В Лондоне открывается 22-й по счету летний павильон галереи «Серпентайн». В этот раз он посвящен еде – и всем остальным ресурсам.
Дома у озера
Согласован проект жилого комплекса, спроектированного DNK ag в Казани. Он малоэтажный, секции решены как отдельные объемы, объединенные стилобатом. Все как любят DNK: деликатно и как-то даже лирично, особенно там, где двор выходит к озеру.
Аграрные истории
LUO studio реконструировало Шаянский музей рапса: из скромного учреждения при заводе он трансформировался в современное выставочное пространство, не потерявшее связь с локальными традициями.
Александру Скокану 80 лет
Сегодня, 4 июня, исполняется 80 лет Александру Скокану, партнеру-основателю бюро «Остоженка», автору, который участвовал и в поисках НЭРа, и в становлении постсоветской архитектуры. Публикуем поздравление от Карена Бальяна – и присоединяемся к нему.
Арх Москва: награды 2023
Вспоминаем Арх Москву, публикуем список награжденных, кое-что комментируем, кое о чем рассуждаем. Обсуждаем, в том числе со специалистом по мусульманской архитектуре, разрыв шаблона, организованный на выставке АБ «Цимайло, Ляшенко и Партнеры». Ну, и заодно предлагаем небольшой фоторепортаж.
Полземли
В центре Милана в галерее Antonia Jannone Disegni di Architettura открылась выставка акварелей и макетов Стивена Холла. Экспозиция визуализирует размышления мастера об ответственности архитектурного процесса перед природой.
Дом на вырост
Дом для старта самостоятельной жизни подростка построили в Ленинградской области рядом со «взрослым» коттеджем. Команда проекта постаралась сделать его вневременным и органичным окружению – кусочку леса с высокими соснами и черничниками.
Образцовая адаптация
В Новосибирске завершилось строительство школы, проект которой имеет шансы стать новым стандартом для образовательных учреждений. Бюро SVESMI и компания Брусника начали с проработки технического задания, отвечающего современным педагогическим практикам, а затем предложили оптимальную планировку, универсальные помещения и сдержанный, но выразительный облик в духе амстердамского объединения.
Пресса: Архитектура под санкциями: что стало с проектами ушедших...
За последний год многие именитые архитектурные бюро заявили о приостановке деятельности в России. По большинству из проектов иностранные архитекторы выполнили основную часть работы, но некоторым пришлось искать замену.
Микроблагоустройство
Пять проектов, которые меняют городские пространства малыми средствами: студенческий дворик, пандус для любителей шведской ходьбы, площадь рек, дворик с птицами и асфальтовый памп.
Нейрокапром или как сделать плохо специально
Преподаватели и студенты кафедры средового дизайна РАНХиГС провели эксперимент с нейросетью Stable Diffusion, пытаясь воспроизвести вернакулярную архитектуру, советский модернизм и капром. Результаты интересные: чем более обыденна архитектура, тем реальнее ее «слепки», а вот капром искусственному интеллекту пока что не по зубам. Предлагаем убедиться.
Здание на все случаи жизни
В Амстердамском научном парке открылся корпус офисов и лабораторий Matrix ONE по проекту MVRDV. Он рассчитан на будущие изменения функции, минимальное потребление ресурсов, а в конце срока службы – на вторичное использование его компонентов.
Пресса: Черная, кубическая, на воде: в Казани обсуждают новый...
Страсти вокруг Соборной мечети продолжают кипеть в Казани. После того, как недавно стало известно о перемене места для строительства грандиозного сооружения, внезапно возник и новый проект мечети, представленный на выставке в Москве. Как заявили столичные архитекторы - авторы проекта, на котором мечеть представлена в виде стоящего на воде черного параллелепипеда, их творение уже одобрил глава Татарстана Рустам Минниханов.
Прямая кривая
В последний день мая в Москве откроется биеннале уличного искусства Артмоссфера. Один из участников Филипп Киценко рассказывает, почему архитектору интересно участвовать в городских фестивалях, а также показывает свой арт-объект на Таможенном мосту.
Арх Москва 2023: впечатления
Арх Москва, как никогда большая, завершила свою работу. Темой этого года стали «Перспективы», которые многие участники связали с цифровым ренессансом. Во время работы выставки мы активно освещали ее в социальных сетях, а теперь собрали все наблюдения в одном материале.
Белый верх, черный низ
Тотан Кузембаев показывает на Арх Москве юбилейную выставку в честь своего 70-летия. Она состоит из графических работ на стендах форме латинской цифры X и, как солнечные часы, отсчитывает время. Публикуем текст Андрея Иванова – давнего исследователя творчества Тотана, – с авторским взглядом на выставку.
Рельеф как логотип
В основе проекта выставочного павильона для Чунцина – абрис стрелки Янцзы и Цзялинцзян – рек, на которых стоит город.
Пресса: Синхронизация таланта и реальности: топ-30 самых успешных...
Оценивать и описывать архитектурные бюро с точки зрения бизнеса оказалось непросто, но увлекательно. Исследовательская команда F Research погрузилась в изучение критериев успеха в индустрии и сбор данных. Результатом стал ренкинг — топ-30 самых успешных архитектурных бюро столицы.
Линия Елизаветы
Александр Змеул – автор, который давно и профессионально занимается историей и проблематикой архитектуры метро и транспорта в целом, – рассказывает о новой лондонской Линии Елизаветы. Она открылась ровно год назад, в нее входит ряд станцией, реализованных ранее, а новые проектировали, в том числе, Гримшо, Вилкинсон и Мак Аслан. В каких-то подходах она схожа, а в чем-то противоположна мега-проектам развития московского транспорта. Внимание – на сравнение.
Школы замкнутого цикла
Архитекторы OMA разработали деревянную модульную систему для сборных школьных зданий в Амстердаме: это позволит оперативно ликвидировать недостачу образовательных учреждений, оставшись при этом в рамках экономики замкнутого цикла.
Тезисы Арх Москвы
За спецпроект Арх Москвы «Тезисы» в этом году отвечает бюро GAFA. Посетителей ждут восемь архитектурных инсталляций, которые раскроют основную тему выставки «Перспективы» под новым углом. Кураторы срежиссировали интересные коллаборации и обещают «огненный идеологический коктейль».
Terra incognita
Гостиничный комплекс на 800 номеров, спроектированный Гинзбург Архитектс, предлагает Анапе фрагмент упорядоченной городской среды, сохраняющей курортный дух. Авторы уходят от традиционных белых фасадов, обращаясь к античному периоду истории места и даже архаике, находя вдохновение в цвете красной глины и простых, но легких формах.
Ковчег культуры
В качестве источников вдохновения для проекта культурного центра L’Arche в городке Вильрю парижское бюро K architectures выбрало Колизей и легендарную виллу Малапарте на острове Капри.