English version

Выращивание города

Проект, победивший в конкурсе на концепцию центра Калининграда.

mainImg
Мастерская:
Институт Территориального Развития http://www.atr-sz.ru/
Студия 44 http://www.studio44.ru
Проект:
Топология непрерывности: проект-победитель конкурса на концепцию развития исторического центра Калининграда
Россия, Калининград

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Никита Явейн, Илья Григорьев, Иван Кожин, Ксения Счастливцева
Визуализация: Алексей Веткин, Андрей Патрикеев
Аннотация к проекту: Людмила Лихачева
Раздел «Транспорт»: Геннадий Шелухин (Институт территориального развития)

7.2014 — 8.2014

Заказчик: Правительство Калининградской области
Организатор конкурса: НП «Градостроительное бюро «Центр города» при содействии Администрации городского округа «Город Калининград»
Дольфюсиха рассказывала Чачуа про милый Кёнигсберг, на что Чачуа кивал носом и страстно приговаривал: «А как же! Помню… Генерал Черняховский… Пять суток пушками ломали…»
Аркадий и Борис Стругацкие. Град обреченный 

Международный конкурс на разработку концепции архитектурно-градостроительного развития территорий исторического центра Калининграда «Королевская гора и ее окружение» завершился 18 сентября победой проекта, предложенного петербуржцами:  «Студией 44» Никиты Явейна и Институтом территориального развития, разработавшим в проекте транспортную схему. 

Центр Калининграда – знаковое место, разговоры о его обновлении или восстановлении идут уже давно, и проведенный конкурс должен стать одной из важных частей этой длящейся и запутанной истории взаимодействия советской, российской и исторической прусской идентичности в послевоенное время. Прежде всего: многие знают, но все же нужно сказать, что во время войны столица Пруссии Кёнигсберг был уничтожен почти полностью, вначале жестокой бомбежкой британской авиации в августе 1944, затем во время штурма советскими войсками. Руины Королевского замка после войны немного поисследовали, а затем взорвали (!) в 1969 году по указанию секретаря обкома. Старая застройка центра уничтожена, разрезана Эстакадным мостом и похожа местами на парк, местами на пустырь с доминантой недостроенного, но забавного Дома Советов 1970-х, рядом с руинами замка; из заметных старых построек сохранился собор с могилой Канта в нем на заросшем деревьями острове Кнайпхоф, Île de la Cité Кёнигсберга. Уже лет десять, если не больше, в городе идут споры о том, следует ли восстанавливать замок, застраивать остров и в целом – что делать с центром, который сейчас больше похож на в меру ухоженную советскую окраину, чем на исторический город. [Три других конкурсных проекта, занявших второе и два третьих места, можно увидеть здесь].
Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место. Проект, 2014
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
zooming
Мета-элементы генетического кода «Сердца города». Источник: НП Градостроительное Бюро «Сердце города» (организатор конкурса), www.tuwangste.ru

Ответ, который дал на эти и множество других вопросов Никита Явейн, предсказуемо устроил не всех, и между тем многие специалисты отозвались о тех или иных решениях этого проекта с интересом. 

Помимо транспортной схемы (губернатору она понравилась), согласно которой центр перестает быть транзитным, эстакады разбирают, строят объездные дороги, а отрезки бывших крупных трасс в центре делают пешеходными бульварами, авторы предложили целый веер идеологических решений-подходов, различных для каждого фрагмента центра города. Здесь важно сказать, что в Средние века центр сложился из нескольких городов, которые слились и стали районами Кёнигсберга только в 1724 году. Так вот, архитекторы предложили для каждого из этих городов-районов собственный сценарий развития в диапазоне от регенерации старого города по строжайшему регламенту до крупных объемов со стеклянными фасадами, пролавировав таким образом между чистым новоделом и исторической стилизацией (ни того, ни другого здесь нет) – и неизбежной унифицированностью любого из возможных, даже самых пёстрых современных районов. 
Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга

Лично мне самым свежим и интересным элементом проекта кажется концепция развития района Альтштадт, которую авторы совершенно правильно сделали ключевой, стартовой точкой роста центра города. Другие подобные проекты мне неизвестны, похожие есть, а таких же по смыслу – нет.

Район Альтштадт, расположенный на северном берегу реки Преголи и по площади приблизительно равный острову Кнайпхоф, сейчас занят большим зеленым сквером с липами и трассой Московского проспекта. Трассу архитекторы превращают в новый сквер-бульвар, а на территории сегодняшнего сквера – предлагают откопать засыпанные землей, но сохранившиеся там фундаменты разрушенных домов. Улицы откапывают до довоенного уровня, а дворы – внимание – до уровня самого глубокого подвала. То, что образуется внутри небольших, площадью от 100 до 400 м2 двориков, я бы назвала ретро-городом с археологическим уклоном: пространство на уровне раскопа, причем найденной в вынутом культурном слое керамикой немузейного значения архитекторы предлагают украсить фасады домов. Сохраняют и существующие деревья: укрепленные подпорными стенками участки зелени будут возвышаться над «новым средневековым» городом. 
Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга

Дома же планируется выстроить на цоколе откопанных фундаментов, вырастив их до объема, разрешенного установленными в предложенном регламенте строгими ограничениями – приблизительно до уровня утраченного города и с чередой островерхих крыш: наклон архитекторы определили строго в 45 градусов. Участки поделены очень дробно: по границам домов. Все новые здания на старых фундаментах должны строиться из натуральных материалов, без металла и пластика, с деревянными рамами, штукатурными, кирпичными или каменными фасадами и не более чем сорока процентами остекления. 
Парцелляция Альтштадта. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Схема откапывания Альтштадта. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
Регламент для Альтштадта. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Регламент для Альтштадта. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Альтштадт. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга

Иллюстрируя концепцию, визуализаторы, по выражению Никиты Явейна, «подняли» силуэты в рамках всех установленных ими ограничений – и получили обаятельнейшую картинку ретро-города с уютной атмосферой миниатюрных пространств, кафе, магазинов-лавок (к слову, схема функционирования района предложена средневековая: жилье на верхних этажах, кафе и магазины внизу, предполагается, что владельцы могли бы жить над своими лавками). Безо всякого восстановления застройки по фотографиям получился очень густой, плотный образ ретро-города, города-музея, словом, совершеннейшая Венеция, – следует, однако, помнить о том, что построенные дома будут несколько другими, с ними будут работать другие архитекторы и заказчики в рамках регламента. Можно спросить о реализуемости, стоимости этого проекта и даже о ценности сквера, скрывающего фундаменты Альтштадта, но если мы говорим о восстановлении – или создании заново городского центра, который имел бы отношение к историческому, но не по принципу Варшавы, построенной заново в старых формах, – то данное решение выглядит новым шагом даже с точки зрения приращения идей, так как оно развивает актуальную тему восстановления в ключе, адекватном принципам современной археологии и реставрации. Вариант ретро по правилам современности. 

Действительно, что нужно для того, чтобы вырастить заново уничтоженный городской центр? – Найти его корни. Корни домов – их фундаменты, и здесь диалог современной архитектуры и наследия ведется на каких-то совершенно новых основаниях. Не антитеза и не отражение, а сращивание и взаимодействие, восстановление без подделки. Этот сюжет – корень для выращивания всего центра города в целом. И если, скажем, проект решат реализовывать без него, то он потеряет внутреннюю стройность и логику; проект придуман так, что ему следует расти от начала и до конца, а не быть донором «нескольких интересных предложений» (что, как и всегда, уже обсуждается). 

Рассматривая последовательно другие части проекта, сразу же обнаруживаем антитезу: остров Кнайпхоф, о восстановлении довоенных зданий которого в городе говорилось больше всего, архитекторы предложили не застраивать вообще, а превратить в археологический парк. Дорожки на месте улиц, вероятные фрагменты ландшафтных реконструкций из стриженых кустов, и яркий цветочный газон вокруг собора. 
Остров Кнайпхоф. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Схема осмысления парка на острове Кнайпхоф. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга

Кёнигсберг, в числе прочего, был славен загадкой про семь мостов: как пройти по ним всем, не пройдя по одному дважды (ответ – никак, это доказал в 1736 году Леонард Эйлер, попутно основав теорию графов   и науку топологию). Один из семи мостов был далеко от центра, а еще несколько было разрушено, из старых мостов осталось два. Архитекторы воссоздают в центре семь мостов, вместо седьмого строят новый, в подчеркнуто современных формах и называют его именем Эйлера. Два моста заменяют разбираемую эстакаду. 

Тему восстановления без копирования развивает набережная Восточного Форштадта, берег реки к югу от острова: здесь по регламенту выстраивается длинный ряд домов с острыми крышами; в нижних этажах домов образуется крытая галерея вдоль реки. Ставшие ландмарком «большие краны» речного порта, расположенного к западу от набережной авторы сохраняют, а застройку бывшей портовой территории ограничивают пятнами исторических складов (шпайхеров). Впрочем, регламент все еще остается очень жестким: предписан наклон кровель, в Форштадте 45°, в Ластадиях (западнее острова) 55°, высота домов до кровли от 15 до 18 метров, в первых этажах – общественные функции. 
Регламент для Форштадта и Ластадий. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Территория бывшего порта. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Набережная. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга

Дальше привязка к местности постепенно становится все более символической. Район Ломзе к востоку от острова использует принципы застройки, позаимствованные у старых кварталов периферии Кёнигсберга. Состоящая из жилых комплексов с просторными внутренними дворами и местами прерываемая ландшафтом, эта застройка крупнее и менее плотная, чем в «ювелирном» Альтштадте, но все же она не слишком выходит на рамки исторического масштаба. 
Район Ломзе. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Район Ломзе. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга

К востоку и западу от Альтштадта, Королевской горы и Дома Советов здания становятся уже ощутимо крупнее, хотя проектируются все равно в границах исторических кварталов по принципу «нового урбанизма»: один бывший квартал – один дом. Это уже совершенно современная застройка стеклянная, высотная, она будет соседствовать с советскими панельными домами, окружающими центр, ни один из которых не сносится. Современность и исторические силуэты контрастно соседствуют на западном берегу: здесь за рядом островерхих крыш набережной поместили парк аттракционов, длинную «американскую горку» и колесо обозрения. 
Районы «нового урбанизма». Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Районы «нового урбанизма». Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга

Кульминация сюжета старого-нового – Королевская гора (к слову, это перевод слова Кёнигс-берг с немецкого). Цокольный этаж замка предложено раскопать, примерно как Альтштадт, исследовать, но создать в нем не город, а музей, накрыв остатки стен стеклянной кровлей. Это – главная археологическая достопримечательность, поддержанная фундаментами еще восьми зданий, которые авторы предложили раскрыть и музеефицировать на всей территории центра: два фундамента в Альтшадте, три на острове, ближе к границам рассматриваемой территории раскапываются еще две разрушенные церкви и синагога в Ломзе. 

Во дворе же бывшего замка помещается новое здание театра, теоретически мотивированное тем, что в замке, хотя и не во дворе, когда-то был свой театр. Фасады из полупрозрачных трубок тонированного стекла должны будут выглядеть по-разному при подсветке изнутри, снаружи и в разное время суток. 

Театр, музей замка и Дом Советов утоплены в похожем на сыр, прорезанном двориками, атриумами и лоджиями разной формы массиве общественно-делового и торгово-развлекательного комплекса, который призван, в числе прочего, вновь сделать «гору горой». 
План комплекса музея, театра, Дома Советов и общественно-торгового центра. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга

Как уже было сказано, проект сохраняет все существующие, в том числе все советские, постройки (впрочем так же поступили и все другие финалисты), и, как мы видим, создает множество разных вариантов городской среды, переходя от консервации и регенерации к современному строительству, формируя новые связи и смыслы, прежде всего – логичные переходы от возрождаемых частей исторического города к окружающим современным, что хорошо укладывается в авторское название проекта «Топология непрерывности». Все разворачивается поступательно и последовательно: из раскопанных фундаментов вырастает ретрогород, рядом археологический парк и музей, затем – кварталы со строгим, основанным на исторических прототипах регламентом, и практически здесь же – стеклянные башни, вся связь которых с историей состоит в их опоре на контуры старой парцелляции, и пористый общественный центр, куда, как цветы в губку, воткнуты театр и башня Дома Советов. Можно подумать, что после бомбежек и после того, как центр зарос советским пустырем, в нем откопали зерно, и оно, прорастая в послевоенном городе, дало разные отростки: от почти венецианских обаятельных кварталов до современного стекла-металла. 
***

Мы поговорили о проекте с Никитой Явейном. |вернуться вверх|
 
Архи.ру:
– Хочу задать Вам несколько вопросов о концепции развития Кёнигсберга…
 
Никита Явейн:
– Калининграда, Калининграда.
 
– Калининграда. Что для вас главное в этом проекте?
 
– Задача была достаточно сложной и неопределенной, требовалось вернуть некий дух, жизнь в центр города, который сейчас представляет собой странное, трудноопределимое место: я бы даже советским его не назвал.
 
Мы отталкивались от той идеи, что города способны «прорастать» сквозь новые наслоения. Вот к примеру город Дессау, полностью уничтоженный во время войны и затем застроенный пятиэтажками, – удивительно, но все зоны города: артистический квартал, даже квартал красных фонарей, возродились там на прежних местах при стопроцентной смене населения.

Так вот, здесь мы попытались воссоздать историческую структуру центра города безо всякой стилизации. Предложили некую основу для возрождения его жизни, – разумеется, не точно той, которая там была, это невозможно, да и не нужно. Главный принцип – «проращивание» многовековой истории города и через него воссоздание некоего, прежде всего романтического, образа города, может быть даже более романтического, чем он был на самом деле раньше.
 
– А каким он был?
 
– Вы почитайте Гофмана, он считал Кёнигсберг страшным городом. Прусская военщина, чиновники… Такой затянутый в мундир город, половина населения в нем были военные; на старых фотографиях это хорошо чувствуется.
 
Город на наших картинках оказался «более средневековым», чем многие средневековые европейские города. Важно, что этот образ – другой, не старый и не новый, без попытки буквального воссоздания, – скорее это мостик от старого Кёнигсберга к новому Калининграду. Я бы сказал, что мы попытались через сухую регламентацию выйти на очень романтический образ.
 
Некоторым предложенным организаторами принципам мы не стали следовать – в частности, отказались от застройки острова Кнайпхоф. Район Альтштадт, не уничтоженный, а засыпанный, где под землей сохранились остатки домов, мы предложили раскопать, причем дворы – до отметки самого глубокого подвала, там получатся такие особенные, углубленные пространства, – и выстроить на остатках фундаментов новые дома по очень жесткому регламенту. Здесь мы оговорили все, не только высоту и габариты, но и наклон скатных крыш, процент остекления и, что очень важно, натуральные материалы включая деревянные переплеты окон, чтобы не было современного пластика совсем. Это небольшой район, собственно здесь и возник такой средневековый дух. Предполагается, что строить будут разные люди, поэтому сейчас сложно предсказать, как точно все будет выглядеть в итоге. Скорее всего, в натуре будет разнообразнее, чем сейчас на картинках, – картинки это объемы, «поднятые» визуализатором из фундаментов в рамках наших регламентов. Строить же будет каждый по-своему. 
 
– Застройщикам будут отдавать прямо вот эти миниатюрные участки, составляющие кварталы отдельные дома?
 
– Вероятно да, так можно достичь большего разнообразия, чем отдавая целый квартал, там сразу начинаются превышения, но вообще-то я не вижу проблемы в том, что кто-то будет застраивать несколько участков сразу.
 
– Регламентировали ли Вы отсутствие псевдоисторического декора?
 
– В основном, мы регламентировали только отделочные материалы. Стилевые рекомендации были написаны только для Альтштадта: не прибегать в архитектуре новых зданий к имитации исторических стилей; в колористике новых стен использовать цвета и тона, отличные от исторических. 
 
– Можете ли Вы назвать какие-то аналогии предложенного Вами воссоздания фрагмента города на старых фундаментах?
 
– Как города – не знаю таких аналогий, а отдельных домов множество, это распространенная практика, я на лекциях об этом рассказываю…
 
– Не пугает ли аналогия с прозвучавшим несколько лет назад проектом воссоздания на старых фундаментах церквей Довмонтова города в Пскове?
 
– С Довмонтовым городом, я думаю, здесь ничего общего нет. Там – миниатюрная территория, остатки ценнейших храмов, которые мы утратили бы при реконструкции, и потом, как воссоздавать дома вокруг, они были деревянными, их что, деревянными строить? У нас совершенно другая ситуация, здесь целый город с жилой фунцией, рядовая гражданская застройка. К тому же, повторюсь, мы ничего не воссоздаем, мы откапываем археологию, изучаем, и потом возводим на старых основаниях новые дома по строгому регламенту.
 
В других районах, на территории средневековых городов, окружавших королевский замок, мы предлагаем другие регламенты. В Ломзе сохраняется планировка, а высотность повышается, рядом с Королевским замком появляется новый «сити», высотный и с большим процентом остекления, но основе старой планировки. Замок остается археологической зоной, воссоздавать его бессмысленно, мы накрываем остатки стен стеклянной кровлей, сохраняем и музеефицируем археологическую зону по периметру, а во дворе строим театр. Здесь есть преемственность функции: в замке был концертный зал, но есть и антитеза, двор был пустым пространством, а мы его застраиваем, создаем посреди замка новую «гору», объем которой станет частью «кулис», формирующих вид на реку Преголю. Делаем Королевскую гору горой, словом. 
Мастерская:
Институт Территориального Развития http://www.atr-sz.ru/
Студия 44 http://www.studio44.ru
Проект:
Топология непрерывности: проект-победитель конкурса на концепцию развития исторического центра Калининграда
Россия, Калининград

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Никита Явейн, Илья Григорьев, Иван Кожин, Ксения Счастливцева
Визуализация: Алексей Веткин, Андрей Патрикеев
Аннотация к проекту: Людмила Лихачева
Раздел «Транспорт»: Геннадий Шелухин (Институт территориального развития)

7.2014 — 8.2014

Заказчик: Правительство Калининградской области
Организатор конкурса: НП «Градостроительное бюро «Центр города» при содействии Администрации городского округа «Город Калининград»

17 Октября 2014

Похожие статьи
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.
В центре – полукруг
Бюро Atelier Delalande Tabourin реконструировало здание правительства региона Центр–Долина Луары в Орлеане. Главным мотивом проекта стали заданные планировкой зала заседаний полукруг и круг.
Новый «Полёт»
Архитекторы бюро «Мезонпроект» разработали проект перестройки областного молодежного центра «Полёт» в Орле. Летний клуб, построенный еще в конце 1970-х годов, станет всесезонным и приобретет много дополнительных функций.
Яуза towers
В столице не так много зданий и проектов Никиты Явейна и «Студии 44». Представляем вашему вниманию концепцию большого многофункционального комплекса на Яузе, между двумя парками, с набережной, перекрестьем пешеходных улиц, развитым общественным пространством и оригинальным пластическим решением. Оно совмещает сложную, асимметричную, как пятнашки, сетку фасадов и смелые заострения верхних частей, полностью скрывающее техэтажи и вылепливающее силуэт.
И опять о птицах
Завершается строительство первого аэропорта в китайском городе Лишуй. Архитекторы пекинского бюро MAD выбрали для своего проекта самый очевидный визуальный прототип – серебристо-белую птицу.
Офисы с «ленточкой»
В Берлине началось строительство офисного (и немного жилого) «кампуса» LXK по проекту MVRDV. Проект связан с развитием района Восточного вокзала.
Венец из пентхаусов
Первое многоэтажное здание Монако, жилая башня Le Schuylkill, получит после реконструкции по проекту Zaha Hadid Architects завершение из шести пентхаусов.
Вплотную к демократии
Конкурс на проект реконструкции зданий датского парламента выиграли бюро Cobe, Arcgency и Drachmann совместно с конструкторами Sweco. Цель трансформации – позволить любому гражданину приблизиться вплотную к оплоту демократии.
Парк архитектуры и отдыха
Для подмосковного гостиничного комплекса, предполагающего разные форматы отдыха, бюро T+T Architects предложило несколько типов жилья: от классического «стандарта» в общем корпусе до «пещеры в холме» и «домика на дереве». Дополнительной задачей стала интеграция в «архитектурно-лесной» парк существующих на территории резиденций, построенных в классическом стиле.
Лирически-энергетическая архитектура
Здание поста управления солнечной электростанцией Kalyon Karapınar SPP по проекту Bilgin Architects в Центральной Анатолии служит «пользовательским интерфейсом» для бесконечного поля солнечных батарей.
Энергетически нейтральный квадрат
На территории кампуса Университета Тилбуга открылся новый учебный корпус имени государственной деятельницы, первой женщины-министра Нидерландов Марги Кломпе. Авторы проекта – Powerhouse Company.
Творческий ужин
Элитный ресторан AIR по проекту архитекторов OMA в Сингапуре включает в себя лабораторию для исследования ингредиентов, сад и огород, кулинарную школу.
Черное и белое
Отдельно рассказываем об интерьерах павильона Атом на ВДНХ. Их решение – важная часть общего замысла, так что точность и аккуратность реализации были очень важны для архитекторов. Руководитель UNK interiors Юлия Тряскина делится частью наработок.
Квартиры в деревне
Жилой комплекс по проекту Karnet architekti на западе Чехии учитывает свое расположение в деревне и контекст бывшей промзоны.
В оттенках зеленого
Бюро Tsing-Tien Making реконструировало дом просветителя Чжан Тайяня в Сучжоу, превратив его в культурный центр и книжный магазин «Гу У Сюань». В отделке использовали три изысканных оттенка: пепельно-зеленый, нефритовый и яркий фруктовый зеленый.
Промежуточное состояние
Общественный центр нового района в Цзясине по проекту B.L.U.E. Architecture Studio совмещает достоинства интерьерных и открытых пространств, городских и природных зон.
Контринтуитивное решение
Архитекторы UNStudio выяснили на примере своего свежего люксембургского проекта, что углеродный след гибридной бетонно-стальной конструкции может быть меньше, чем у деревянного каркаса.
На нулевом уровне
Кэнго Кума построил в префектуре Эхиме небольшой отель Itomachi 0 с нулевым уровнем потребления энергии из внешних источников. Это первый подобный объект на территории Японии.
Всех накормить
На ВДНХ для выставки «Россия» силами Концерна КРОСТ был спроектирован и реализован «Дом российской кухни» – в рекордные сроки. Он умело выстроен с точки зрения современного общепита, помноженного на шумную культурную программу, – и столь же успешно интерпретирует разностилевой характер выставки достижений. В то же время значительная часть его интерьера восходит к прообразам 1960-х годов, хоть «про зайцев» тут пой.
Образовательные технологии
Бюро Vallet de Martinis architectes построило недалеко от Парижа корпус новой инженерной школы ESIEE-IT. Среда здесь стимулирует разноуровневую коммуникацию как неотъемлемую часть современного процесса обучения.
Пресса: Остановка «Сердца города»: что происходит с градостроительным...
На днях появилась информация о ликвидации градостроительного бюро «Сердце города», задачей которого была работа над возвращением Калининграду исторического центра, вместо которого сегодня пустырь, руины и громада Дома Советов. «Недвижимость Нового Калининграда.Ru» освещала деятельность бюро с самого начала до предсмертных конвульсий (пока это было возможно), поэтому мы решили попробовать понять, что случилось и как до такого дошло.
Пресса: Город Глазов, город Смыслов
В сентябре объявлены результаты конкурса на архитектурно-градостроительную концепцию развития исторической части Калининграда. Лучше всего проникнуть в «Сердце города» смог тандем петербуржцев: победили архбюро «Студия 44» и Институт территориального развития Петербурга. Автор задается вопросом: забьется ли калининградское сердце с картинки?
Пресса: Создать новый центр Калининграда хотят архитекторы...
Спроектировать новый исторический центр Калининграда по программе "Сердце города" готовы 38 известных архитектурных бюро из Европы, Австралии и России. Об этом заявил журналистам директор некоммерческого партнерства "Градостроительное бюро "Сердце города" Александр Попадин после заседания Совета по культуре при губернаторе в среду, 19 марта.
Пресса: Градостроительную концепцию центра Калининграда...
Открытый международный архитектурно-градостроительный конкурс на разработку концепции развития исторического центра города Калининграда (Королевская гора и ее окружение) объявлен во вторник, сообщил РИА Новости представитель облправительства.
Пресса: Конкурс на разработку концепции городского центра...
22 января в областном правительстве состоялось заседание Совета по культуре при губернаторе. Директор НП «Градостроительное бюро «Сердце города» Александр Попадин представил доклад о проведении конкурса на разработку концепции архитектурно-градостроительного развития территории исторического центра Калининграда.
Технологии и материалы
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Топ-15 МАФов уходящего года
Какие малые архитектурные формы лучше всего продавались в 2023 году? А какие новинки заинтересовали потребителей?
Спойлер: в тренды попали как умные скамейки, так и консервативная классика. Рассказываем обо всех.
Сейчас на главной
Острог у реки
Бюро ASADOV разработало концепцию микрорайона для центра Кемерово. Суровому климату и монотонным будням архитекторы противопоставили квартальный тип застройки с башнями-доминантами, хорошую инсолированность, детализированные на уровне глаз человека фасады и событийное программирование.
Города Ленобласти: часть II
Продолжаем рассказ о проектах, реализованных при поддержке Центра компетенций Ленинградской области. В этом выпуске – новые общественные пространства для городов Луга и Коммунар, а также поселков Вознесенье, Сяськелево и Будогощь.
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
Образ хранилища, метафора исследования
Смотрим сразу на выставку «Архитектура 1.0» и изданную к ней книгу A-Book. В них довольно много всякой свежести, особенно в тех случаях, когда привлечены грамотные кураторы и авторы. Но есть и «дыры», рыхлости и удивительности. Выставка местами очень приятная, но удивительно, что она думает о себе как об исследовании. Вот метафора исследования – в самый раз. Это как когда смотришь кино про археологов.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Сады как вечность
Экспозиция «Вне времени» на фестивале A-HOUSE объединяет работы десяти бюро с опытом ландшафтного проектирования, которые размышляли о том, какие решения архитектора способны его пережить. Куратором выступило бюро GAFA, что само по себе обещает зрелищность и содержательность. Коротко рассказываем об участниках.
Розовый vs голубой
Витрина-жвачка весом в две тонны, ковролин на стенах и потолках, дерзкое сочетание цветов и фактур превратили магазин украшений в место для фотосессий, что несомненно повышает узнаваемость бренда. Автор «вирусного» проекта – Елена Локастова.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
IPI Award 2023: итоги
Главным общественным интерьером года стал туристско-информационный центр «Калужский край», спроектированный CITIZENSTUDIO. Среди победителей и лауреатов много региональных проектов, но ни одного петербургского. Ближайший конкурент Москвы по числу оцененных жюри заявок – Нижний Новгород.
Пресса: Набросок города. Владивосток: освоение пейзажа зоной
С градостроительной точки зрения самое примечательное в этом городе — это его план. Я не знаю больше такого большого города без прямых улиц. Так может выглядеть план средневекового испанского или шотландского борго, но не современный крупный город
Птица земная и небесная
В Музее архитектуры новая выставка об архитекторе-реставраторе Алексее Хамцове. Он известен своими панорамами ансамблей с птичьего полета. Но и модернизм научился рисовать – почти так, как и XVII век. Был членом партии, консервировал руины Сталинграда и Брестской крепости как памятники ВОВ. Идеальный советский реставратор.
Города Ленобласти: часть I
Центр компетенций Ленинградской области за несколько лет существования успел помочь сотням городов и поселений улучшить среду, повысть качество жизни, привлечь туристов и инвестиции. Мы попросили центр выбрать наиболее важные проекты и рассказать о них. В первой подборке – Ивангород, Новая Ладога, Шлиссельбург и Павлово.
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.
В центре – полукруг
Бюро Atelier Delalande Tabourin реконструировало здание правительства региона Центр–Долина Луары в Орлеане. Главным мотивом проекта стали заданные планировкой зала заседаний полукруг и круг.
Башни в детинце
Жилой комплекс в Уфе, построенный по проекту PRSPKT.Architects, объединяет два масштаба: башни маркируют возвышенность и въезд в город, а малоэтажные корпуса соотнесены с контекстом и историей места, которое когда-то было обнесено крепостными стенами.
Золотое кольцо
Показываем работы трех финалистов конкурса на эскизный проект нового международного аэропорта Ярославля. Концепцию победителя планируют реализовать к 2027 году.
Энергия [пост]модернизма
В Аптекарском приказе Музея архитектуры открылась выставка Владимира Кубасова. Она состоит, по большей части, из новых поступлений – архива, переданного в музей дочерью архитектора Мариной, но, с другой стороны, рисунки Кубасова собраны по проектам и неплохо раскрывают его творческий путь, который, как подчеркивают кураторы, прямо стыкуется с современной архитектурой, так как работал архитектор всю жизнь до последнего вздоха, почти 50 лет.
Кристаллы и минералы
Архитектор Дмитрий Серегин, успевший поработать в Coop Himmelb(l)au MAD Architects , предлагает новый подход к реабилитационной архитектуре. С помощью нейросети он стирает грань между архитектурой и природой, усиливая целительное воздействие последней на человека.
Модернизация – 3
Третья книга НИИТИАГ о модернизации городской среды: что там можно, что нельзя, и как оно исторически происходит. В этом году: готика, Тамбов, Петербург, Енисейск, Казанская губерния, Нижний, Кавминводы, равно как и проблематика реновации и устойчивости.
Там русский дух
Второй проект, реализованный бюро Megabudka на территории парка «Кудыкина гора» – гостиничный комплекс. В нем архитекторы продолжили поиски идентичности, но изменили направление: в сторону белокаменных церквей, уюта избы, уездного быта и космизма. Не обошлось и без драмы.