English version

Выращивание города

Проект, победивший в конкурсе на концепцию центра Калининграда.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Мастерская:
Институт Территориального Развития http://www.atr-sz.ru/
Студия 44 http://www.studio44.ru
Проект:
Топология непрерывности: проект-победитель конкурса на концепцию развития исторического центра Калининграда
Россия, Калининград

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Никита Явейн, Илья Григорьев, Иван Кожин, Ксения Счастливцева
Визуализация: Алексей Веткин, Андрей Патрикеев
Аннотация к проекту: Людмила Лихачева
Раздел «Транспорт»: Геннадий Шелухин (Институт территориального развития)

7.2014 — 8.2014

Заказчик: Правительство Калининградской области
Организатор конкурса: НП «Градостроительное бюро «Центр города» при содействии Администрации городского округа «Город Калининград»
0
Дольфюсиха рассказывала Чачуа про милый Кёнигсберг, на что Чачуа кивал носом и страстно приговаривал: «А как же! Помню… Генерал Черняховский… Пять суток пушками ломали…»
Аркадий и Борис Стругацкие. Град обреченный 

Международный конкурс на разработку концепции архитектурно-градостроительного развития территорий исторического центра Калининграда «Королевская гора и ее окружение» завершился 18 сентября победой проекта, предложенного петербуржцами:  «Студией 44» Никиты Явейна и Институтом территориального развития, разработавшим в проекте транспортную схему. 

Центр Калининграда – знаковое место, разговоры о его обновлении или восстановлении идут уже давно, и проведенный конкурс должен стать одной из важных частей этой длящейся и запутанной истории взаимодействия советской, российской и исторической прусской идентичности в послевоенное время. Прежде всего: многие знают, но все же нужно сказать, что во время войны столица Пруссии Кёнигсберг был уничтожен почти полностью, вначале жестокой бомбежкой британской авиации в августе 1944, затем во время штурма советскими войсками. Руины Королевского замка после войны немного поисследовали, а затем взорвали (!) в 1969 году по указанию секретаря обкома. Старая застройка центра уничтожена, разрезана Эстакадным мостом и похожа местами на парк, местами на пустырь с доминантой недостроенного, но забавного Дома Советов 1970-х, рядом с руинами замка; из заметных старых построек сохранился собор с могилой Канта в нем на заросшем деревьями острове Кнайпхоф, Île de la Cité Кёнигсберга. Уже лет десять, если не больше, в городе идут споры о том, следует ли восстанавливать замок, застраивать остров и в целом – что делать с центром, который сейчас больше похож на в меру ухоженную советскую окраину, чем на исторический город. [Три других конкурсных проекта, занявших второе и два третьих места, можно увидеть здесь].
Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место. Проект, 2014
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
zooming
Мета-элементы генетического кода «Сердца города». Источник: НП Градостроительное Бюро «Сердце города» (организатор конкурса), www.tuwangste.ru

Ответ, который дал на эти и множество других вопросов Никита Явейн, предсказуемо устроил не всех, и между тем многие специалисты отозвались о тех или иных решениях этого проекта с интересом. 

Помимо транспортной схемы (губернатору она понравилась), согласно которой центр перестает быть транзитным, эстакады разбирают, строят объездные дороги, а отрезки бывших крупных трасс в центре делают пешеходными бульварами, авторы предложили целый веер идеологических решений-подходов, различных для каждого фрагмента центра города. Здесь важно сказать, что в Средние века центр сложился из нескольких городов, которые слились и стали районами Кёнигсберга только в 1724 году. Так вот, архитекторы предложили для каждого из этих городов-районов собственный сценарий развития в диапазоне от регенерации старого города по строжайшему регламенту до крупных объемов со стеклянными фасадами, пролавировав таким образом между чистым новоделом и исторической стилизацией (ни того, ни другого здесь нет) – и неизбежной унифицированностью любого из возможных, даже самых пёстрых современных районов. 
Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга

Лично мне самым свежим и интересным элементом проекта кажется концепция развития района Альтштадт, которую авторы совершенно правильно сделали ключевой, стартовой точкой роста центра города. Другие подобные проекты мне неизвестны, похожие есть, а таких же по смыслу – нет.

Район Альтштадт, расположенный на северном берегу реки Преголи и по площади приблизительно равный острову Кнайпхоф, сейчас занят большим зеленым сквером с липами и трассой Московского проспекта. Трассу архитекторы превращают в новый сквер-бульвар, а на территории сегодняшнего сквера – предлагают откопать засыпанные землей, но сохранившиеся там фундаменты разрушенных домов. Улицы откапывают до довоенного уровня, а дворы – внимание – до уровня самого глубокого подвала. То, что образуется внутри небольших, площадью от 100 до 400 м2 двориков, я бы назвала ретро-городом с археологическим уклоном: пространство на уровне раскопа, причем найденной в вынутом культурном слое керамикой немузейного значения архитекторы предлагают украсить фасады домов. Сохраняют и существующие деревья: укрепленные подпорными стенками участки зелени будут возвышаться над «новым средневековым» городом. 
Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга

Дома же планируется выстроить на цоколе откопанных фундаментов, вырастив их до объема, разрешенного установленными в предложенном регламенте строгими ограничениями – приблизительно до уровня утраченного города и с чередой островерхих крыш: наклон архитекторы определили строго в 45 градусов. Участки поделены очень дробно: по границам домов. Все новые здания на старых фундаментах должны строиться из натуральных материалов, без металла и пластика, с деревянными рамами, штукатурными, кирпичными или каменными фасадами и не более чем сорока процентами остекления. 
Парцелляция Альтштадта. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Схема откапывания Альтштадта. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
Регламент для Альтштадта. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Регламент для Альтштадта. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Альтштадт. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга

Иллюстрируя концепцию, визуализаторы, по выражению Никиты Явейна, «подняли» силуэты в рамках всех установленных ими ограничений – и получили обаятельнейшую картинку ретро-города с уютной атмосферой миниатюрных пространств, кафе, магазинов-лавок (к слову, схема функционирования района предложена средневековая: жилье на верхних этажах, кафе и магазины внизу, предполагается, что владельцы могли бы жить над своими лавками). Безо всякого восстановления застройки по фотографиям получился очень густой, плотный образ ретро-города, города-музея, словом, совершеннейшая Венеция, – следует, однако, помнить о том, что построенные дома будут несколько другими, с ними будут работать другие архитекторы и заказчики в рамках регламента. Можно спросить о реализуемости, стоимости этого проекта и даже о ценности сквера, скрывающего фундаменты Альтштадта, но если мы говорим о восстановлении – или создании заново городского центра, который имел бы отношение к историческому, но не по принципу Варшавы, построенной заново в старых формах, – то данное решение выглядит новым шагом даже с точки зрения приращения идей, так как оно развивает актуальную тему восстановления в ключе, адекватном принципам современной археологии и реставрации. Вариант ретро по правилам современности. 

Действительно, что нужно для того, чтобы вырастить заново уничтоженный городской центр? – Найти его корни. Корни домов – их фундаменты, и здесь диалог современной архитектуры и наследия ведется на каких-то совершенно новых основаниях. Не антитеза и не отражение, а сращивание и взаимодействие, восстановление без подделки. Этот сюжет – корень для выращивания всего центра города в целом. И если, скажем, проект решат реализовывать без него, то он потеряет внутреннюю стройность и логику; проект придуман так, что ему следует расти от начала и до конца, а не быть донором «нескольких интересных предложений» (что, как и всегда, уже обсуждается). 

Рассматривая последовательно другие части проекта, сразу же обнаруживаем антитезу: остров Кнайпхоф, о восстановлении довоенных зданий которого в городе говорилось больше всего, архитекторы предложили не застраивать вообще, а превратить в археологический парк. Дорожки на месте улиц, вероятные фрагменты ландшафтных реконструкций из стриженых кустов, и яркий цветочный газон вокруг собора. 
Остров Кнайпхоф. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Схема осмысления парка на острове Кнайпхоф. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга

Кёнигсберг, в числе прочего, был славен загадкой про семь мостов: как пройти по ним всем, не пройдя по одному дважды (ответ – никак, это доказал в 1736 году Леонард Эйлер, попутно основав теорию графов   и науку топологию). Один из семи мостов был далеко от центра, а еще несколько было разрушено, из старых мостов осталось два. Архитекторы воссоздают в центре семь мостов, вместо седьмого строят новый, в подчеркнуто современных формах и называют его именем Эйлера. Два моста заменяют разбираемую эстакаду. 

Тему восстановления без копирования развивает набережная Восточного Форштадта, берег реки к югу от острова: здесь по регламенту выстраивается длинный ряд домов с острыми крышами; в нижних этажах домов образуется крытая галерея вдоль реки. Ставшие ландмарком «большие краны» речного порта, расположенного к западу от набережной авторы сохраняют, а застройку бывшей портовой территории ограничивают пятнами исторических складов (шпайхеров). Впрочем, регламент все еще остается очень жестким: предписан наклон кровель, в Форштадте 45°, в Ластадиях (западнее острова) 55°, высота домов до кровли от 15 до 18 метров, в первых этажах – общественные функции. 
Регламент для Форштадта и Ластадий. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Территория бывшего порта. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Набережная. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга

Дальше привязка к местности постепенно становится все более символической. Район Ломзе к востоку от острова использует принципы застройки, позаимствованные у старых кварталов периферии Кёнигсберга. Состоящая из жилых комплексов с просторными внутренними дворами и местами прерываемая ландшафтом, эта застройка крупнее и менее плотная, чем в «ювелирном» Альтштадте, но все же она не слишком выходит на рамки исторического масштаба. 
Район Ломзе. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Район Ломзе. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга

К востоку и западу от Альтштадта, Королевской горы и Дома Советов здания становятся уже ощутимо крупнее, хотя проектируются все равно в границах исторических кварталов по принципу «нового урбанизма»: один бывший квартал – один дом. Это уже совершенно современная застройка стеклянная, высотная, она будет соседствовать с советскими панельными домами, окружающими центр, ни один из которых не сносится. Современность и исторические силуэты контрастно соседствуют на западном берегу: здесь за рядом островерхих крыш набережной поместили парк аттракционов, длинную «американскую горку» и колесо обозрения. 
Районы «нового урбанизма». Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Районы «нового урбанизма». Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга

Кульминация сюжета старого-нового – Королевская гора (к слову, это перевод слова Кёнигс-берг с немецкого). Цокольный этаж замка предложено раскопать, примерно как Альтштадт, исследовать, но создать в нем не город, а музей, накрыв остатки стен стеклянной кровлей. Это – главная археологическая достопримечательность, поддержанная фундаментами еще восьми зданий, которые авторы предложили раскрыть и музеефицировать на всей территории центра: два фундамента в Альтшадте, три на острове, ближе к границам рассматриваемой территории раскапываются еще две разрушенные церкви и синагога в Ломзе. 

Во дворе же бывшего замка помещается новое здание театра, теоретически мотивированное тем, что в замке, хотя и не во дворе, когда-то был свой театр. Фасады из полупрозрачных трубок тонированного стекла должны будут выглядеть по-разному при подсветке изнутри, снаружи и в разное время суток. 

Театр, музей замка и Дом Советов утоплены в похожем на сыр, прорезанном двориками, атриумами и лоджиями разной формы массиве общественно-делового и торгово-развлекательного комплекса, который призван, в числе прочего, вновь сделать «гору горой». 
План комплекса музея, театра, Дома Советов и общественно-торгового центра. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга

Как уже было сказано, проект сохраняет все существующие, в том числе все советские, постройки (впрочем так же поступили и все другие финалисты), и, как мы видим, создает множество разных вариантов городской среды, переходя от консервации и регенерации к современному строительству, формируя новые связи и смыслы, прежде всего – логичные переходы от возрождаемых частей исторического города к окружающим современным, что хорошо укладывается в авторское название проекта «Топология непрерывности». Все разворачивается поступательно и последовательно: из раскопанных фундаментов вырастает ретрогород, рядом археологический парк и музей, затем – кварталы со строгим, основанным на исторических прототипах регламентом, и практически здесь же – стеклянные башни, вся связь которых с историей состоит в их опоре на контуры старой парцелляции, и пористый общественный центр, куда, как цветы в губку, воткнуты театр и башня Дома Советов. Можно подумать, что после бомбежек и после того, как центр зарос советским пустырем, в нем откопали зерно, и оно, прорастая в послевоенном городе, дало разные отростки: от почти венецианских обаятельных кварталов до современного стекла-металла. 
***

Мы поговорили о проекте с Никитой Явейном. |вернуться вверх|
 
Архи.ру:
– Хочу задать Вам несколько вопросов о концепции развития Кёнигсберга…
 
Никита Явейн:
– Калининграда, Калининграда.
 
– Калининграда. Что для вас главное в этом проекте?
 
– Задача была достаточно сложной и неопределенной, требовалось вернуть некий дух, жизнь в центр города, который сейчас представляет собой странное, трудноопределимое место: я бы даже советским его не назвал.
 
Мы отталкивались от той идеи, что города способны «прорастать» сквозь новые наслоения. Вот к примеру город Дессау, полностью уничтоженный во время войны и затем застроенный пятиэтажками, – удивительно, но все зоны города: артистический квартал, даже квартал красных фонарей, возродились там на прежних местах при стопроцентной смене населения.

Так вот, здесь мы попытались воссоздать историческую структуру центра города безо всякой стилизации. Предложили некую основу для возрождения его жизни, – разумеется, не точно той, которая там была, это невозможно, да и не нужно. Главный принцип – «проращивание» многовековой истории города и через него воссоздание некоего, прежде всего романтического, образа города, может быть даже более романтического, чем он был на самом деле раньше.
 
– А каким он был?
 
– Вы почитайте Гофмана, он считал Кёнигсберг страшным городом. Прусская военщина, чиновники… Такой затянутый в мундир город, половина населения в нем были военные; на старых фотографиях это хорошо чувствуется.
 
Город на наших картинках оказался «более средневековым», чем многие средневековые европейские города. Важно, что этот образ – другой, не старый и не новый, без попытки буквального воссоздания, – скорее это мостик от старого Кёнигсберга к новому Калининграду. Я бы сказал, что мы попытались через сухую регламентацию выйти на очень романтический образ.
 
Некоторым предложенным организаторами принципам мы не стали следовать – в частности, отказались от застройки острова Кнайпхоф. Район Альтштадт, не уничтоженный, а засыпанный, где под землей сохранились остатки домов, мы предложили раскопать, причем дворы – до отметки самого глубокого подвала, там получатся такие особенные, углубленные пространства, – и выстроить на остатках фундаментов новые дома по очень жесткому регламенту. Здесь мы оговорили все, не только высоту и габариты, но и наклон скатных крыш, процент остекления и, что очень важно, натуральные материалы включая деревянные переплеты окон, чтобы не было современного пластика совсем. Это небольшой район, собственно здесь и возник такой средневековый дух. Предполагается, что строить будут разные люди, поэтому сейчас сложно предсказать, как точно все будет выглядеть в итоге. Скорее всего, в натуре будет разнообразнее, чем сейчас на картинках, – картинки это объемы, «поднятые» визуализатором из фундаментов в рамках наших регламентов. Строить же будет каждый по-своему. 
 
– Застройщикам будут отдавать прямо вот эти миниатюрные участки, составляющие кварталы отдельные дома?
 
– Вероятно да, так можно достичь большего разнообразия, чем отдавая целый квартал, там сразу начинаются превышения, но вообще-то я не вижу проблемы в том, что кто-то будет застраивать несколько участков сразу.
 
– Регламентировали ли Вы отсутствие псевдоисторического декора?
 
– В основном, мы регламентировали только отделочные материалы. Стилевые рекомендации были написаны только для Альтштадта: не прибегать в архитектуре новых зданий к имитации исторических стилей; в колористике новых стен использовать цвета и тона, отличные от исторических. 
 
– Можете ли Вы назвать какие-то аналогии предложенного Вами воссоздания фрагмента города на старых фундаментах?
 
– Как города – не знаю таких аналогий, а отдельных домов множество, это распространенная практика, я на лекциях об этом рассказываю…
 
– Не пугает ли аналогия с прозвучавшим несколько лет назад проектом воссоздания на старых фундаментах церквей Довмонтова города в Пскове?
 
– С Довмонтовым городом, я думаю, здесь ничего общего нет. Там – миниатюрная территория, остатки ценнейших храмов, которые мы утратили бы при реконструкции, и потом, как воссоздавать дома вокруг, они были деревянными, их что, деревянными строить? У нас совершенно другая ситуация, здесь целый город с жилой фунцией, рядовая гражданская застройка. К тому же, повторюсь, мы ничего не воссоздаем, мы откапываем археологию, изучаем, и потом возводим на старых основаниях новые дома по строгому регламенту.
 
В других районах, на территории средневековых городов, окружавших королевский замок, мы предлагаем другие регламенты. В Ломзе сохраняется планировка, а высотность повышается, рядом с Королевским замком появляется новый «сити», высотный и с большим процентом остекления, но основе старой планировки. Замок остается археологической зоной, воссоздавать его бессмысленно, мы накрываем остатки стен стеклянной кровлей, сохраняем и музеефицируем археологическую зону по периметру, а во дворе строим театр. Здесь есть преемственность функции: в замке был концертный зал, но есть и антитеза, двор был пустым пространством, а мы его застраиваем, создаем посреди замка новую «гору», объем которой станет частью «кулис», формирующих вид на реку Преголю. Делаем Королевскую гору горой, словом. 
Мастерская:
Институт Территориального Развития http://www.atr-sz.ru/
Студия 44 http://www.studio44.ru
Проект:
Топология непрерывности: проект-победитель конкурса на концепцию развития исторического центра Калининграда
Россия, Калининград

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Никита Явейн, Илья Григорьев, Иван Кожин, Ксения Счастливцева
Визуализация: Алексей Веткин, Андрей Патрикеев
Аннотация к проекту: Людмила Лихачева
Раздел «Транспорт»: Геннадий Шелухин (Институт территориального развития)

7.2014 — 8.2014

Заказчик: Правительство Калининградской области
Организатор конкурса: НП «Градостроительное бюро «Центр города» при содействии Администрации городского округа «Город Калининград»

17 Октября 2014

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Похожие статьи
Заплыв за книгами
Водоем на кровле у библиотеки в провицнии Гуандун сделал ее «подводной»: читатели как будто ныряют туда за книгами. Авторы проекта – 3andwich Design / He Wei Studio.
Лаборатория для жизни
Здание Лаборатории онкоморфологии и молекулярной генетики, спроектированное авторским коллективом под руководством Ильи Машкова («Мезонпроект»), использует преимущества природного контекста и предлагает пространство для передовых исследований, дружественное к врачам и пациентам.
Лекции отменяются
Новый корпус Амстердамского университета прикладных наук рассчитан на новый тип образования: меньше лекций, больше проектной работы.
Индустриальная романтика
Atelier Liu Yuyang Architects превратило заброшенный корпус теплоэлектростанции и часть территории набережной реки Хуанпу в Шанхае в атмосферное городское пространство, романтизирующее промышленное прошлое территории.
Каньон для городской жизни
В Амстердаме открылся комплекс Valley по проекту MVRDV: архитекторы соединили офисы, жилье, развлекательные заведения и даже «инкубатор» для исследователей с многоуровневым зеленым общественным пространством.
Здесь будет город-сад
Институт Генплана работает над проектом-исследованием территории площадью больше тысячи га в районе Вороново. Результат сравним с идеальным городом, причем идеи «города-сада» и компактной урбанизированной, но малоэтажной застройки с красными линиями, улицами, площадями пешеходной доступностью функций он совмещает в равных пропорциях.
Рыбий мост
Пешеходный и велосипедный мост в пригороде Сиднея по проекту Sam Crawford Architects вдохновлен местной фауной и традициями аборигенов.
Логика жизни
Световая инсталляция, установленная Андреем Перличем в атриуме башен «Федерации», балансирует на грани между математическим порядком построения и многообразием вариантов восприятия в ракурсах.
«Отшлифованный образ»
Завод по переработке овса по проекту бюро IDOM стоит среди живописного пейзажа Наварры и потому получил «отполированный» облик, не нарушающий окружение.
Зеленые углы
Офисная башня NION во Франкфурте по проекту UNStudio станет одним из самых экологичных зданий Германии.
Культура каменной кладки
Словацкое бюро BEEF Architekti попробовало переосмыслить типологию классической средиземноморской виллы, основываясь на исторических строительных технологиях и традиционных материалах.
Церемониальный вок
Свадебная часовня «Парящий занавес» по проекту say architects эксплуатирует форму приподнятых полукруглых ручек вока, характерную для традиционной жилой архитектуры Китая.
На стыке двух миров
Небольшое здание муниципального бассейна в чешском Лоуни бюро dkarchitekti представило как «живую рекламную витрину» водных видов спорта и отдыха.
Три в одном
Дом на Тележной улице, построенный по проекту мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» всего в паре шагов от Невского проспекта, визуально делится на три самостоятельных объекта. Так архитекторы сохраняют масштаб исторической улицы и преодолевают недостатки вытянутого участка.
Эстетика гусиного пуха
В объемном рисунке фасадов новой штаб-квартиры компании BSH в Шаосине архитекторы бюро Greater Dog Architects визуально отразили специфику деятельности заказчика — производство подушек и одеял из гусиного пуха.
Коридор над водой
Деревянный мост, спроектированный бюро LUO studio, соединил две части водного курорта «Береговая линия Гулоу». Его защищенное металлическими пластинами внутреннее пространство носит торжественный, почти сакральный характер.
Рыжие арки
Проект виллы в индийском штате Раджастан по проекту Sanjay Puri Architects учитывает крайне жаркий и сухой местный климат.
Коллекция домиков
Вилла в штате Мичиган продолжает местную традицию «многосоставных» сельских домов. Авторы проекта – Iannuzzi Studio.
Игра с восприятием
Детский сад на западе Индии по проекту Shanmugam Associates кажется крупнее благодаря продуманно расположенным «карнизам», которые также помогают затенять фасад.
Лес энергоэффективности
Сегодня, 22 августа, в Берлине официально открывается новая штаб-квартира энергетической компании Vattenfall, офисный комплекс EDGE. Один из двух его корпусов – самое большое деревогибридное здание в Германии. Это означает, что его несущий каркас – выполнен из клееного бруса, но в нужных местах дерево сотрудничает с металлом, железобетоном и стеклофибробетоном. Рассказываем, как устроено это не только экологически прогрессивное, но и эффектное строение.
Торжество балконов
Жилой комплекс из обычных и социальных квартир по проекту CoBe Architecture et Paysage появился на месте центра сортировки почты в Бордо.
Квартиры вместо контор
Бюро Qarta Architektura разработало проект превращения памятника чешского функционализма – бывшего здания Пенсионного управления в Праге – в жилой комплекс.
Изнутри наружу: павильоны вечности
Реконструкция пакгаузов нижегородской Стрелки – они открылись в начале июня как концертный и выставочный залы – стала, без преувеличения, событием года в области как культуры, так и архитектуры. Их история кажется нам образцовой с точки зрения обнаружения, исследования и охраны памятника инженерной мысли XIX века. В то же время решение по приспособлению и экспонированию конструкций пакгаузов, предложенное Сергеем Чобаном – очень смелое, нетривиальное и актуальное. На грани временного, временнОго и вечного.
Пресса: Остановка «Сердца города»: что происходит с градостроительным...
На днях появилась информация о ликвидации градостроительного бюро «Сердце города», задачей которого была работа над возвращением Калининграду исторического центра, вместо которого сегодня пустырь, руины и громада Дома Советов. «Недвижимость Нового Калининграда.Ru» освещала деятельность бюро с самого начала до предсмертных конвульсий (пока это было возможно), поэтому мы решили попробовать понять, что случилось и как до такого дошло.
Пресса: Город Глазов, город Смыслов
В сентябре объявлены результаты конкурса на архитектурно-градостроительную концепцию развития исторической части Калининграда. Лучше всего проникнуть в «Сердце города» смог тандем петербуржцев: победили архбюро «Студия 44» и Институт территориального развития Петербурга. Автор задается вопросом: забьется ли калининградское сердце с картинки?
Пресса: Создать новый центр Калининграда хотят архитекторы...
Спроектировать новый исторический центр Калининграда по программе "Сердце города" готовы 38 известных архитектурных бюро из Европы, Австралии и России. Об этом заявил журналистам директор некоммерческого партнерства "Градостроительное бюро "Сердце города" Александр Попадин после заседания Совета по культуре при губернаторе в среду, 19 марта.
Пресса: Градостроительную концепцию центра Калининграда...
Открытый международный архитектурно-градостроительный конкурс на разработку концепции развития исторического центра города Калининграда (Королевская гора и ее окружение) объявлен во вторник, сообщил РИА Новости представитель облправительства.
Пресса: Конкурс на разработку концепции городского центра...
22 января в областном правительстве состоялось заседание Совета по культуре при губернаторе. Директор НП «Градостроительное бюро «Сердце города» Александр Попадин представил доклад о проведении конкурса на разработку концепции архитектурно-градостроительного развития территории исторического центра Калининграда.
Технологии и материалы
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Быстро, но красиво
Ведущий производитель стеновых ограждающих конструкций группа компаний «ТехноСтиль» выпустила линейку модульных фасадов Urban, которые можно использовать в городской среде.
Быстрый монтаж, высокие технические показатели и новый уровень эстетики открывают больше возможностей для архитекторов.
Фактурная единица
Завод «Скрябин Керамикс» поставил для жилого комплекса West Garden, спроектированного бюро СПИЧ, 220 000 клинкерных кирпичей. Специально под проект был разработан новый формат и цветовая карта. Рассказываем о молодом и многообещающем бренде.
Чувство плеча
Конструкция поручней DELABIE из серии Nylon Clean дает маломобильным людям больше легкости в передвижениях, а специальное покрытие обладает антибактериальными свойствами, которые сохраняются на протяжении всего срока эксплуатации.
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
Стекло для СБЕРа:
свобода взгляда
Компания AGC представляет широкую линейку архитектурных стекол, которые удовлетворяют современным требованиям к энергоэффективности, и при этом обладают превосходными визуальными качествами. О продуктах AGC, которые бывают и эксклюзивными, на примере нового здания Сбербанк-Сити, где были применены несколько видов премиального стекла, в том числе разработанного специально для этого объекта
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Сейчас на главной
Жизнь в лесу
Комплекс апартаментов в Рощино от бюро GAFA по своему устройству напоминает глэмпинг: жильцы наслаждаются нетронутой природой карельского перешейка, при этом располагают городскими удобствами и возможностями для общественной жизни.
Зодчество: лауреаты 2022
В пятницу в Гостином дворе вручили награды фестиваля Зодчество 2022. Хрустальный Дедал достался ЖК Veren Village архитекторов АБ «Остоженка». Татлин, премию за проект, решили не присуждать. Рассказываем, кого наградили, публикуем полный список.
Школа как сообщество
Лондонское бюро AdjoubeiScott-Whitby Studio превратило здание Александровского училища в Калуге в уникальную школу на 150 учеников. Здание начала XX века адаптировали под британскую образовательную систему – как в программном смысле, так и в архитектурном.
Пена дней
В интерьере ресторана Sparkle бюро Archpoint переосмысляет эстетику винных погребов и обращается к образам, связанным с игристым вином – пузырькам, пене и жизнелюбию.
Небоскреб с оазисами
В Сингапуре завершено строительство небоскреба по проекту архитекторов BIG. Управляющим системами здания искусственным интеллектом и другими цифровыми компонентами занималось бюро CRA – Carlo Ratti Associati.
Королевство зеркал
На XXX по счету Зодчестве столько решеток и зеркал, что эффект дробления реальности на кусочки многократно усиливается. Только ради этого ощущения стоит посетить фестиваль. Но кроме того выставка богата, разнообразна и работает как хорошо отлаженная машина по всем направлениям: губернскому, студенческому, арт-объектному, круглостольному и прочим. Делать бы и делать такие фестивали.
Руин-бар
Нижегородский бар, спроектированный Fruit Design Studio, совмещает эстетику запустения с дворцовой роскошью, созданной из черновых материалов – бетона, армированного стекла и грубого металла.
Обещания и надежды
Объявлены шесть лауреатов Премии Ага Хана 2022. Они обещают лучшее будущее людям, демонстрируют новаторство и заботу о природе.
Оазис в дождливом городе
Бюро MAD Architects разработало интерьер первого в Петербурге коворкинга сети SOK. Его отличительная черта – обилие зелени и элементов биофильного дизайна, характерная для города колористика и отсылки к литературному наследию.
KOSMOS: «Весь наш путь был и есть – поиск и формирование...
Говорим с сооснователями российско-швейцарско-австрийского бюро KOSMOS Леонидом Слонимским и Артемом Китаевым: об учебе у Евгения Асса, ценности конкурсов, экологической и прочей ответственности и «сообщающимися сосудами» теории и практики – по убеждению архитекторов KOSMOS, одно невозможно без другого.
Глядя в небо
В Саратове названы победители фестиваля короткометражных любительских роликов, посвященных архитектуре. Фильм, приглянувшийся редакции, занял 1 место. Размышляем о типологии, объясняем выбор, «показываем кино».
Заплыв за книгами
Водоем на кровле у библиотеки в провицнии Гуандун сделал ее «подводной»: читатели как будто ныряют туда за книгами. Авторы проекта – 3andwich Design / He Wei Studio.
Мои волжские ночи
Павильон для кинопоказов и фестивалей на набережной Саратова: ажурные стены, пропускающие речной простор, и каннская атмосфера внутри.
Японский дворик
Концепция благоустройства жилого комплекса у Москвы-реки, вдохновленная модернистскими садами и японскими традициями: гравюры Кацусика Хокусай, герои Хаяо Миядзаки и пространства для созерцания.
Лекции отменяются
Новый корпус Амстердамского университета прикладных наук рассчитан на новый тип образования: меньше лекций, больше проектной работы.
Лаборатория для жизни
Здание Лаборатории онкоморфологии и молекулярной генетики, спроектированное авторским коллективом под руководством Ильи Машкова («Мезонпроект»), использует преимущества природного контекста и предлагает пространство для передовых исследований, дружественное к врачам и пациентам.
Индустриальная романтика
Atelier Liu Yuyang Architects превратило заброшенный корпус теплоэлектростанции и часть территории набережной реки Хуанпу в Шанхае в атмосферное городское пространство, романтизирующее промышленное прошлое территории.
Архивуд–13: Троянский конь
Вручена тринадцатая по счету подборка дипломов премии АрхиWOOD. Главный приз – очень предсказуемый – парку Веретьево, а кто ж его не наградит. Зато спецприз достался Троянскому коню, и это свежее слово.
Судьбы агломерации
Летняя практика Института Генплана была посвящена Новой Москве. Всего получилось 4 проекта с совершенно разной оптикой: от масштаба агломерации до вполне конкретных предложений, которые можно было, обдумав, и реализовать. Рассказываем обо всех.
Твой морепродукт
Пожалуй, первая в истории Архи.ру публикация, в которой есть слово «сексуальный»: яркий и чувственный интерьер для рыбного ресторана без прямых линий и прямолинейных намеков.
Каньон для городской жизни
В Амстердаме открылся комплекс Valley по проекту MVRDV: архитекторы соединили офисы, жилье, развлекательные заведения и даже «инкубатор» для исследователей с многоуровневым зеленым общественным пространством.
Интерьер как пейзаж
Работая над пространствами отеля в Светлогорске, мастерская Олеси Левкович стремилась дополнить впечатления, полученные гостями от природы побережья Балтийского моря.
Законченный образ
Каркасный дом с тремя спальнями и террасой, для которого архитекторы продумали не только технологию строительства, но и обстановку – вся мебель и предметы быта также созданы мастерской Delo.