English version

Выращивание города

Проект, победивший в конкурсе на концепцию центра Калининграда.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Мастерская:
Институт Территориального Развития http://www.atr-sz.ru/
Студия 44 http://www.studio44.ru
Проект:
Топология непрерывности: проект-победитель конкурса на концепцию развития исторического центра Калининграда
Россия, Калининград

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Никита Явейн, Илья Григорьев, Иван Кожин, Ксения Счастливцева
Визуализация: Алексей Веткин, Андрей Патрикеев
Аннотация к проекту: Людмила Лихачева
Раздел «Транспорт»: Геннадий Шелухин (Институт территориального развития)

7.2014 — 8.2014

Заказчик: Правительство Калининградской области
Организатор конкурса: НП «Градостроительное бюро «Центр города» при содействии Администрации городского округа «Город Калининград»
0
Дольфюсиха рассказывала Чачуа про милый Кёнигсберг, на что Чачуа кивал носом и страстно приговаривал: «А как же! Помню… Генерал Черняховский… Пять суток пушками ломали…»
Аркадий и Борис Стругацкие. Град обреченный 

Международный конкурс на разработку концепции архитектурно-градостроительного развития территорий исторического центра Калининграда «Королевская гора и ее окружение» завершился 18 сентября победой проекта, предложенного петербуржцами:  «Студией 44» Никиты Явейна и Институтом территориального развития, разработавшим в проекте транспортную схему. 

Центр Калининграда – знаковое место, разговоры о его обновлении или восстановлении идут уже давно, и проведенный конкурс должен стать одной из важных частей этой длящейся и запутанной истории взаимодействия советской, российской и исторической прусской идентичности в послевоенное время. Прежде всего: многие знают, но все же нужно сказать, что во время войны столица Пруссии Кёнигсберг был уничтожен почти полностью, вначале жестокой бомбежкой британской авиации в августе 1944, затем во время штурма советскими войсками. Руины Королевского замка после войны немного поисследовали, а затем взорвали (!) в 1969 году по указанию секретаря обкома. Старая застройка центра уничтожена, разрезана Эстакадным мостом и похожа местами на парк, местами на пустырь с доминантой недостроенного, но забавного Дома Советов 1970-х, рядом с руинами замка; из заметных старых построек сохранился собор с могилой Канта в нем на заросшем деревьями острове Кнайпхоф, Île de la Cité Кёнигсберга. Уже лет десять, если не больше, в городе идут споры о том, следует ли восстанавливать замок, застраивать остров и в целом – что делать с центром, который сейчас больше похож на в меру ухоженную советскую окраину, чем на исторический город. [Три других конкурсных проекта, занявших второе и два третьих места, можно увидеть здесь].
Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место. Проект, 2014
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
zooming
Мета-элементы генетического кода «Сердца города». Источник: НП Градостроительное Бюро «Сердце города» (организатор конкурса), www.tuwangste.ru

Ответ, который дал на эти и множество других вопросов Никита Явейн, предсказуемо устроил не всех, и между тем многие специалисты отозвались о тех или иных решениях этого проекта с интересом. 

Помимо транспортной схемы (губернатору она понравилась), согласно которой центр перестает быть транзитным, эстакады разбирают, строят объездные дороги, а отрезки бывших крупных трасс в центре делают пешеходными бульварами, авторы предложили целый веер идеологических решений-подходов, различных для каждого фрагмента центра города. Здесь важно сказать, что в Средние века центр сложился из нескольких городов, которые слились и стали районами Кёнигсберга только в 1724 году. Так вот, архитекторы предложили для каждого из этих городов-районов собственный сценарий развития в диапазоне от регенерации старого города по строжайшему регламенту до крупных объемов со стеклянными фасадами, пролавировав таким образом между чистым новоделом и исторической стилизацией (ни того, ни другого здесь нет) – и неизбежной унифицированностью любого из возможных, даже самых пёстрых современных районов. 
Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга

Лично мне самым свежим и интересным элементом проекта кажется концепция развития района Альтштадт, которую авторы совершенно правильно сделали ключевой, стартовой точкой роста центра города. Другие подобные проекты мне неизвестны, похожие есть, а таких же по смыслу – нет.

Район Альтштадт, расположенный на северном берегу реки Преголи и по площади приблизительно равный острову Кнайпхоф, сейчас занят большим зеленым сквером с липами и трассой Московского проспекта. Трассу архитекторы превращают в новый сквер-бульвар, а на территории сегодняшнего сквера – предлагают откопать засыпанные землей, но сохранившиеся там фундаменты разрушенных домов. Улицы откапывают до довоенного уровня, а дворы – внимание – до уровня самого глубокого подвала. То, что образуется внутри небольших, площадью от 100 до 400 м2 двориков, я бы назвала ретро-городом с археологическим уклоном: пространство на уровне раскопа, причем найденной в вынутом культурном слое керамикой немузейного значения архитекторы предлагают украсить фасады домов. Сохраняют и существующие деревья: укрепленные подпорными стенками участки зелени будут возвышаться над «новым средневековым» городом. 
Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга

Дома же планируется выстроить на цоколе откопанных фундаментов, вырастив их до объема, разрешенного установленными в предложенном регламенте строгими ограничениями – приблизительно до уровня утраченного города и с чередой островерхих крыш: наклон архитекторы определили строго в 45 градусов. Участки поделены очень дробно: по границам домов. Все новые здания на старых фундаментах должны строиться из натуральных материалов, без металла и пластика, с деревянными рамами, штукатурными, кирпичными или каменными фасадами и не более чем сорока процентами остекления. 
Парцелляция Альтштадта. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Схема откапывания Альтштадта. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
Регламент для Альтштадта. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Регламент для Альтштадта. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Альтштадт. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга

Иллюстрируя концепцию, визуализаторы, по выражению Никиты Явейна, «подняли» силуэты в рамках всех установленных ими ограничений – и получили обаятельнейшую картинку ретро-города с уютной атмосферой миниатюрных пространств, кафе, магазинов-лавок (к слову, схема функционирования района предложена средневековая: жилье на верхних этажах, кафе и магазины внизу, предполагается, что владельцы могли бы жить над своими лавками). Безо всякого восстановления застройки по фотографиям получился очень густой, плотный образ ретро-города, города-музея, словом, совершеннейшая Венеция, – следует, однако, помнить о том, что построенные дома будут несколько другими, с ними будут работать другие архитекторы и заказчики в рамках регламента. Можно спросить о реализуемости, стоимости этого проекта и даже о ценности сквера, скрывающего фундаменты Альтштадта, но если мы говорим о восстановлении – или создании заново городского центра, который имел бы отношение к историческому, но не по принципу Варшавы, построенной заново в старых формах, – то данное решение выглядит новым шагом даже с точки зрения приращения идей, так как оно развивает актуальную тему восстановления в ключе, адекватном принципам современной археологии и реставрации. Вариант ретро по правилам современности. 

Действительно, что нужно для того, чтобы вырастить заново уничтоженный городской центр? – Найти его корни. Корни домов – их фундаменты, и здесь диалог современной архитектуры и наследия ведется на каких-то совершенно новых основаниях. Не антитеза и не отражение, а сращивание и взаимодействие, восстановление без подделки. Этот сюжет – корень для выращивания всего центра города в целом. И если, скажем, проект решат реализовывать без него, то он потеряет внутреннюю стройность и логику; проект придуман так, что ему следует расти от начала и до конца, а не быть донором «нескольких интересных предложений» (что, как и всегда, уже обсуждается). 

Рассматривая последовательно другие части проекта, сразу же обнаруживаем антитезу: остров Кнайпхоф, о восстановлении довоенных зданий которого в городе говорилось больше всего, архитекторы предложили не застраивать вообще, а превратить в археологический парк. Дорожки на месте улиц, вероятные фрагменты ландшафтных реконструкций из стриженых кустов, и яркий цветочный газон вокруг собора. 
Остров Кнайпхоф. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Схема осмысления парка на острове Кнайпхоф. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга

Кёнигсберг, в числе прочего, был славен загадкой про семь мостов: как пройти по ним всем, не пройдя по одному дважды (ответ – никак, это доказал в 1736 году Леонард Эйлер, попутно основав теорию графов   и науку топологию). Один из семи мостов был далеко от центра, а еще несколько было разрушено, из старых мостов осталось два. Архитекторы воссоздают в центре семь мостов, вместо седьмого строят новый, в подчеркнуто современных формах и называют его именем Эйлера. Два моста заменяют разбираемую эстакаду. 

Тему восстановления без копирования развивает набережная Восточного Форштадта, берег реки к югу от острова: здесь по регламенту выстраивается длинный ряд домов с острыми крышами; в нижних этажах домов образуется крытая галерея вдоль реки. Ставшие ландмарком «большие краны» речного порта, расположенного к западу от набережной авторы сохраняют, а застройку бывшей портовой территории ограничивают пятнами исторических складов (шпайхеров). Впрочем, регламент все еще остается очень жестким: предписан наклон кровель, в Форштадте 45°, в Ластадиях (западнее острова) 55°, высота домов до кровли от 15 до 18 метров, в первых этажах – общественные функции. 
Регламент для Форштадта и Ластадий. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Территория бывшего порта. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Набережная. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга

Дальше привязка к местности постепенно становится все более символической. Район Ломзе к востоку от острова использует принципы застройки, позаимствованные у старых кварталов периферии Кёнигсберга. Состоящая из жилых комплексов с просторными внутренними дворами и местами прерываемая ландшафтом, эта застройка крупнее и менее плотная, чем в «ювелирном» Альтштадте, но все же она не слишком выходит на рамки исторического масштаба. 
Район Ломзе. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Район Ломзе. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга

К востоку и западу от Альтштадта, Королевской горы и Дома Советов здания становятся уже ощутимо крупнее, хотя проектируются все равно в границах исторических кварталов по принципу «нового урбанизма»: один бывший квартал – один дом. Это уже совершенно современная застройка стеклянная, высотная, она будет соседствовать с советскими панельными домами, окружающими центр, ни один из которых не сносится. Современность и исторические силуэты контрастно соседствуют на западном берегу: здесь за рядом островерхих крыш набережной поместили парк аттракционов, длинную «американскую горку» и колесо обозрения. 
Районы «нового урбанизма». Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Районы «нового урбанизма». Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга

Кульминация сюжета старого-нового – Королевская гора (к слову, это перевод слова Кёнигс-берг с немецкого). Цокольный этаж замка предложено раскопать, примерно как Альтштадт, исследовать, но создать в нем не город, а музей, накрыв остатки стен стеклянной кровлей. Это – главная археологическая достопримечательность, поддержанная фундаментами еще восьми зданий, которые авторы предложили раскрыть и музеефицировать на всей территории центра: два фундамента в Альтшадте, три на острове, ближе к границам рассматриваемой территории раскапываются еще две разрушенные церкви и синагога в Ломзе. 

Во дворе же бывшего замка помещается новое здание театра, теоретически мотивированное тем, что в замке, хотя и не во дворе, когда-то был свой театр. Фасады из полупрозрачных трубок тонированного стекла должны будут выглядеть по-разному при подсветке изнутри, снаружи и в разное время суток. 

Театр, музей замка и Дом Советов утоплены в похожем на сыр, прорезанном двориками, атриумами и лоджиями разной формы массиве общественно-делового и торгово-развлекательного комплекса, который призван, в числе прочего, вновь сделать «гору горой». 
План комплекса музея, театра, Дома Советов и общественно-торгового центра. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга

Как уже было сказано, проект сохраняет все существующие, в том числе все советские, постройки (впрочем так же поступили и все другие финалисты), и, как мы видим, создает множество разных вариантов городской среды, переходя от консервации и регенерации к современному строительству, формируя новые связи и смыслы, прежде всего – логичные переходы от возрождаемых частей исторического города к окружающим современным, что хорошо укладывается в авторское название проекта «Топология непрерывности». Все разворачивается поступательно и последовательно: из раскопанных фундаментов вырастает ретрогород, рядом археологический парк и музей, затем – кварталы со строгим, основанным на исторических прототипах регламентом, и практически здесь же – стеклянные башни, вся связь которых с историей состоит в их опоре на контуры старой парцелляции, и пористый общественный центр, куда, как цветы в губку, воткнуты театр и башня Дома Советов. Можно подумать, что после бомбежек и после того, как центр зарос советским пустырем, в нем откопали зерно, и оно, прорастая в послевоенном городе, дало разные отростки: от почти венецианских обаятельных кварталов до современного стекла-металла. 
***

Мы поговорили о проекте с Никитой Явейном. |вернуться вверх|
 
Архи.ру:
– Хочу задать Вам несколько вопросов о концепции развития Кёнигсберга…
 
Никита Явейн:
– Калининграда, Калининграда.
 
– Калининграда. Что для вас главное в этом проекте?
 
– Задача была достаточно сложной и неопределенной, требовалось вернуть некий дух, жизнь в центр города, который сейчас представляет собой странное, трудноопределимое место: я бы даже советским его не назвал.
 
Мы отталкивались от той идеи, что города способны «прорастать» сквозь новые наслоения. Вот к примеру город Дессау, полностью уничтоженный во время войны и затем застроенный пятиэтажками, – удивительно, но все зоны города: артистический квартал, даже квартал красных фонарей, возродились там на прежних местах при стопроцентной смене населения.

Так вот, здесь мы попытались воссоздать историческую структуру центра города безо всякой стилизации. Предложили некую основу для возрождения его жизни, – разумеется, не точно той, которая там была, это невозможно, да и не нужно. Главный принцип – «проращивание» многовековой истории города и через него воссоздание некоего, прежде всего романтического, образа города, может быть даже более романтического, чем он был на самом деле раньше.
 
– А каким он был?
 
– Вы почитайте Гофмана, он считал Кёнигсберг страшным городом. Прусская военщина, чиновники… Такой затянутый в мундир город, половина населения в нем были военные; на старых фотографиях это хорошо чувствуется.
 
Город на наших картинках оказался «более средневековым», чем многие средневековые европейские города. Важно, что этот образ – другой, не старый и не новый, без попытки буквального воссоздания, – скорее это мостик от старого Кёнигсберга к новому Калининграду. Я бы сказал, что мы попытались через сухую регламентацию выйти на очень романтический образ.
 
Некоторым предложенным организаторами принципам мы не стали следовать – в частности, отказались от застройки острова Кнайпхоф. Район Альтштадт, не уничтоженный, а засыпанный, где под землей сохранились остатки домов, мы предложили раскопать, причем дворы – до отметки самого глубокого подвала, там получатся такие особенные, углубленные пространства, – и выстроить на остатках фундаментов новые дома по очень жесткому регламенту. Здесь мы оговорили все, не только высоту и габариты, но и наклон скатных крыш, процент остекления и, что очень важно, натуральные материалы включая деревянные переплеты окон, чтобы не было современного пластика совсем. Это небольшой район, собственно здесь и возник такой средневековый дух. Предполагается, что строить будут разные люди, поэтому сейчас сложно предсказать, как точно все будет выглядеть в итоге. Скорее всего, в натуре будет разнообразнее, чем сейчас на картинках, – картинки это объемы, «поднятые» визуализатором из фундаментов в рамках наших регламентов. Строить же будет каждый по-своему. 
 
– Застройщикам будут отдавать прямо вот эти миниатюрные участки, составляющие кварталы отдельные дома?
 
– Вероятно да, так можно достичь большего разнообразия, чем отдавая целый квартал, там сразу начинаются превышения, но вообще-то я не вижу проблемы в том, что кто-то будет застраивать несколько участков сразу.
 
– Регламентировали ли Вы отсутствие псевдоисторического декора?
 
– В основном, мы регламентировали только отделочные материалы. Стилевые рекомендации были написаны только для Альтштадта: не прибегать в архитектуре новых зданий к имитации исторических стилей; в колористике новых стен использовать цвета и тона, отличные от исторических. 
 
– Можете ли Вы назвать какие-то аналогии предложенного Вами воссоздания фрагмента города на старых фундаментах?
 
– Как города – не знаю таких аналогий, а отдельных домов множество, это распространенная практика, я на лекциях об этом рассказываю…
 
– Не пугает ли аналогия с прозвучавшим несколько лет назад проектом воссоздания на старых фундаментах церквей Довмонтова города в Пскове?
 
– С Довмонтовым городом, я думаю, здесь ничего общего нет. Там – миниатюрная территория, остатки ценнейших храмов, которые мы утратили бы при реконструкции, и потом, как воссоздавать дома вокруг, они были деревянными, их что, деревянными строить? У нас совершенно другая ситуация, здесь целый город с жилой фунцией, рядовая гражданская застройка. К тому же, повторюсь, мы ничего не воссоздаем, мы откапываем археологию, изучаем, и потом возводим на старых основаниях новые дома по строгому регламенту.
 
В других районах, на территории средневековых городов, окружавших королевский замок, мы предлагаем другие регламенты. В Ломзе сохраняется планировка, а высотность повышается, рядом с Королевским замком появляется новый «сити», высотный и с большим процентом остекления, но основе старой планировки. Замок остается археологической зоной, воссоздавать его бессмысленно, мы накрываем остатки стен стеклянной кровлей, сохраняем и музеефицируем археологическую зону по периметру, а во дворе строим театр. Здесь есть преемственность функции: в замке был концертный зал, но есть и антитеза, двор был пустым пространством, а мы его застраиваем, создаем посреди замка новую «гору», объем которой станет частью «кулис», формирующих вид на реку Преголю. Делаем Королевскую гору горой, словом. 
Мастерская:
Институт Территориального Развития http://www.atr-sz.ru/
Студия 44 http://www.studio44.ru
Проект:
Топология непрерывности: проект-победитель конкурса на концепцию развития исторического центра Калининграда
Россия, Калининград

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Никита Явейн, Илья Григорьев, Иван Кожин, Ксения Счастливцева
Визуализация: Алексей Веткин, Андрей Патрикеев
Аннотация к проекту: Людмила Лихачева
Раздел «Транспорт»: Геннадий Шелухин (Институт территориального развития)

7.2014 — 8.2014

Заказчик: Правительство Калининградской области
Организатор конкурса: НП «Градостроительное бюро «Центр города» при содействии Администрации городского округа «Город Калининград»

17 Октября 2014

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Похожие статьи
Всех накормить
На ВДНХ для выставки «Россия» силами Концерна КРОСТ был спроектирован и реализован «Дом российской кухни» – в рекордные сроки. Он умело выстроен с точки зрения современного общепита, помноженного на шумную культурную программу, – и столь же успешно интерпретирует разностилевой характер выставки достижений. В то же время значительная часть его интерьера восходит к прообразам 1960-х годов, хоть «про зайцев» тут пой.
Образовательные технологии
Бюро Vallet de Martinis architectes построило недалеко от Парижа корпус новой инженерной школы ESIEE-IT. Среда здесь стимулирует разноуровневую коммуникацию как неотъемлемую часть современного процесса обучения.
Вокзал в лесу
В основу проекта железнодорожного вокзала Цзясина, разработанного бюро MAD, легла концепция «вокзал в лесу».
Ансамбль у мечети
Бюро ОСА подготовило мастер-план микрорайона в южной части Дербента. Его задача – положить начало формированию современной комфортной среды в городе. Организация жилых кварталов подчинена духовному центру: в зависимости от расположения относительно соборной мечети дома отличаются фасадными и пластическими решениями. Программа также включает центр гостеприимства, административные здания, образовательный кластер и воздушный мост.
«Зеленая» сладкая жизнь
Zaha Hadid Architects представили типовой проект заправочной станции для прогулочных судов на водородном топливе. Сначала станции планируется возводить в Средиземноморье, а затем и в других популярных у любителей катеров и яхт регионах мира.
Дом за колоннадой
Жилой дом Highnote по проекту бюро Studioninedots в Алмере включает полуобщественные пространства, которые должны оживить центр этого основанного в 1970-х нидерландского города.
Спасти книжный
Бюро Wutopia Lab спроектировало в Шанхае книжный магазин для тех, кто не читает. Чтобы заставить потенциальных посетителей вынырнуть из своих смартфонов, для них создали целый вертикальный город и наполнили его жизнью.
Образовательный маяк
Здание мореходного училища в порту Свеннборга, спроектированное C.F. Møller Architects совместно с EFFEKT, получило жесткую сетку открытых бетонных конструкций. Решение позволило добиться функциональной гибкости и проницаемости пространства.
Форма немыслимого
Павильон АТОМ на ВДНХ хочется сопоставить с известной максимой архитекторов и критиков: «придумал? теперь построй!». Редко можно встретить столь самоотверженное погружение в реализацию, причем сложные конструктивные и инженерные задачи, поставленные UNK перед самими собой, тут представляются неотъемлемой, важной частью архитектурной идеи. Challenge соответствует месту – все же «выставка достижений», а павильон посвящен атомной энергетике. Рассматриваем: снаружи, изнутри и с изнанки.
Павильон – солнечные часы
Представлен публике проект летнего павильона-2024 галереи «Серпентайн» в Лондоне. В этот раз авторами стали южнокорейский архитектор Минсок Чо и его бюро Mass Studies.
Молочная тема
Концепция офиса компании, производящей сыр, предназначена для закрытой территории молокозавода, – это, хотя бы наполовину, промышленная архитектура. Возможно поэтому она очень проста, что кажется удачным. Здание оживляет буквально пара «штрихов»: разворот угла акцентирует вход, оттенок стекла откликается на тему «молочных рек».
Здание-черенок
В итальянском городке Рипа-Театина недалеко от адриатического побережья строится семейный центр по проекту LAP architettura.
Движение по кругу
Бюро Atelier Aconcept спроектировало детский сад и начальную школу в пригороде Парижа Л’Ай-ле-Роз. Комплекс должен стать «воротами» всей коммуны и драйвером развития нового, весьма перспективного жилого квартала.
Фактура бетона
Посетительский центр на американском военном кладбище Второй мировой войны недалеко от Маастрихта, спроектированный бюро KAAN, интерпретирует «модернистский классицизм» основного ансамбля.
Сборно-разборная модель
Новый корпус цифровых наук и индустрий LAB42 в Амстердамском университете спроектирован максимально гибким и удобным для использования и трансформации на всех стадиях «жизни», от строительства до демонтажа. Авторы проекта – Benthem Crouwel Architekten.
Водная рябь и амбиции
Бюро MAD представило проект арт-центра района Наньхай в Фошане. По замыслу архитекторов, кровля-покрывало соберет в единый «ландшафт» театр, спортивный центр и музей, а также позволит сформировать новые общественные пространства.
«Театр природы»
Бюро Coldefy и CRA-Carlo Ratti Associati представили свой проект национального павильона Франции для Всемирной выставки Экспо-2025 в Осаке.
Музыка и танец
Образовательные центры в Кемерово, Калининграде, Владивостоке и Севастополе – часть программы по созданию культурных кластеров, которая реализуется в регионах с 2018 года. В трех городах кампусы, построенные по проектам ПИ «АРЕНА», уже приняли первых воспитанников. Рассказываем об устройстве этих школ.
Склонение башен
Три башни ЖК «Новоданиловская 8» – новый, и самый высотный, сосед Даниловских мануфактуры, «форта», «плазы», дополнение целого куста современной архитектуры от известных мастеров. При этом они здесь единственные – жилые, самые высотные, и на непростом участке. Рассматриваем, как архитекторы Андрей Романов и Екатерина Кузнецова решили непростую задачу.
В духе РОСТа
Новый тракторный завод Ростсельмаш, концепцию которого подготовило бюро ASADOV, прямо сейчас достраивается в Ростове-на-Дону. Отсылки к советской архитектуре 1920-х и 1960-х годов откликаются на миссию и стратегическое значение предприятия, а также соответствуют пожеланию заказчика: отдать дань уважения ростовскому конструктивизму.
Трехчастная задача: Мытный двор
Петербургский Мытный двор – торговые ряды сложной судьбы – по проекту «Студии 44» планируют превратить в премиальный жилой комплекс. В проекте три части: реставрация исторических корпусов, восстановление утраченной части исторического контура и новые дома. Все они срифмованы между собой и с городом, найдены оси и «лучи света», продуманы уютные уголки и видовые точки. Мы специально проинтервьюировали авторов проекта реставрации исторических корпусов – и рассказываем обо всех, разных, задачах из числа решенных здесь.
Пресса: Остановка «Сердца города»: что происходит с градостроительным...
На днях появилась информация о ликвидации градостроительного бюро «Сердце города», задачей которого была работа над возвращением Калининграду исторического центра, вместо которого сегодня пустырь, руины и громада Дома Советов. «Недвижимость Нового Калининграда.Ru» освещала деятельность бюро с самого начала до предсмертных конвульсий (пока это было возможно), поэтому мы решили попробовать понять, что случилось и как до такого дошло.
Пресса: Город Глазов, город Смыслов
В сентябре объявлены результаты конкурса на архитектурно-градостроительную концепцию развития исторической части Калининграда. Лучше всего проникнуть в «Сердце города» смог тандем петербуржцев: победили архбюро «Студия 44» и Институт территориального развития Петербурга. Автор задается вопросом: забьется ли калининградское сердце с картинки?
Пресса: Создать новый центр Калининграда хотят архитекторы...
Спроектировать новый исторический центр Калининграда по программе "Сердце города" готовы 38 известных архитектурных бюро из Европы, Австралии и России. Об этом заявил журналистам директор некоммерческого партнерства "Градостроительное бюро "Сердце города" Александр Попадин после заседания Совета по культуре при губернаторе в среду, 19 марта.
Пресса: Градостроительную концепцию центра Калининграда...
Открытый международный архитектурно-градостроительный конкурс на разработку концепции развития исторического центра города Калининграда (Королевская гора и ее окружение) объявлен во вторник, сообщил РИА Новости представитель облправительства.
Пресса: Конкурс на разработку концепции городского центра...
22 января в областном правительстве состоялось заседание Совета по культуре при губернаторе. Директор НП «Градостроительное бюро «Сердце города» Александр Попадин представил доклад о проведении конкурса на разработку концепции архитектурно-градостроительного развития территории исторического центра Калининграда.
Технологии и материалы
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Топ-15 МАФов уходящего года
Какие малые архитектурные формы лучше всего продавались в 2023 году? А какие новинки заинтересовали потребителей?
Спойлер: в тренды попали как умные скамейки, так и консервативная классика. Рассказываем обо всех.
​Металл с олимпийским характером
Алюминий – материал, сочетающий визуальную привлекательность и вариативность применения с выдающимися механико-техническими свойствами.
Рассказываем о 5 знаковых спорткомплексах, при реализации которых был использован фасадный алюминий компании Cladding Solutions.
Частная жизнь в кирпиче
Что происходит с обликом малоэтажной застройки в России? Архи.ру поговорил с экспертами и выяснил, какие тренды отмечают архитекторы в частном домостроении и почему кирпич остается самым популярным материалом для проектов загородных домов с очень разной экономикой.
Новая деталь: 10 лет реконструкции гостиницы «Москва»
В 2013 году был завершен третий этап строительства современной гостиницы «Москва» на Манежной площади, на месте разобранного здания Савельева, Стапрана и Щусева. В этом году исполняется ровно 10 лет одному из самых громких воссозданий 2010-х. Фасады нового здания выполнялись компанией «ОртОст-Фасад».
Уникальные системы КНАУФ для крупнейшего в мире хоккейного...
9 и 10 декабря 2023 года в новом ледовом дворце в Санкт-Петербурге состоялся «Матч звезд КХЛ». Двухдневным спортивным праздником официально открылась «СКА Арена» на проспекте Гагарина. Построенный на месте СКК комплекс – обладатель нескольких лестных титулов «самый-самый», в том числе в части уникальных строительных технологий. На создание сооружения ушло всего 36 месяцев.
Устойчивый малый
Сделать город зеленым и устойчивым – задача, выполнить которую можно только сообща, а в ее решении все средства хороши: и заложенный в стратегию развития зеленый каркас, и контейнер для сортировки мусора, и цветочная грядка на балконе. Рассказываем о малых архитектурных формах, которые помогают улучшить экоповестку.
Baumit: продлевая строительный сезон
Не случайно стройку считают сезонной работой: с приходом холодов часто встает вопрос – можно ли продолжать отделочные работы или надо ждать весны. Baumit разработал специальные штукатурки, которые позволяют отделывать фасад и при минусовых температурах.
Масштаб впечатляет: 7 проектов в Китае, построенных...
Китайские архитектурные объекты давно впечатляют весь мир масштабом и цельностеклянными фасадами. Вместе с менеджером по архитектурным проектам Larta Glass Петром Ивановским рассмотрим применение стекла на самых ярких из них.
Сейчас на главной
Действенная архитектура
Финалисты премии Мис ван дер Роэ-2024 – общественные сооружения, нацеленные на развитие периферийных районов крупных городов, а также деревень и городков.
На нулевом уровне
Кэнго Кума построил в префектуре Эхиме небольшой отель Itomachi 0 с нулевым уровнем потребления энергии из внешних источников. Это первый подобный объект на территории Японии.
Медь и глянец
Универмаг Hi-light в торговом центре Екатеринбурга объединяет несколько универсальных корнеров для брендов-арендаторов, а посетителей привлекает глянцевыми материалами отделки и акцентными объектами.
Опал Анны Монс
Проект небольшого бизнес-центра рядом с Туполев плаза и улицей Радио прокламирует необходимость современной архитектуры в отдельно взятом месте Немецкой слободы и доказывает свой тезис проработанностью деталей, множеством отвергнутых вариантов формы и даже – описанием района. Можно согласиться и интересно, что получится.
Всех накормить
На ВДНХ для выставки «Россия» силами Концерна КРОСТ был спроектирован и реализован «Дом российской кухни» – в рекордные сроки. Он умело выстроен с точки зрения современного общепита, помноженного на шумную культурную программу, – и столь же успешно интерпретирует разностилевой характер выставки достижений. В то же время значительная часть его интерьера восходит к прообразам 1960-х годов, хоть «про зайцев» тут пой.
Образовательные технологии
Бюро Vallet de Martinis architectes построило недалеко от Парижа корпус новой инженерной школы ESIEE-IT. Среда здесь стимулирует разноуровневую коммуникацию как неотъемлемую часть современного процесса обучения.
Кофе со сливками
Бистро в центре Белграда с дубовыми панелями, бордовым мрамором, патио и лестницей-диваном. Интерьером занималось московское бюро Static Aesthetic.
Пресса: Морфотипы как ключ к сохранению и развитию своеобразия...
Из чего состоит город? Этот вопрос, который на первый взгляд может показаться абстрактным, имел вполне конкретный смысл – понять, как устроена историческая городская застройка, с тем чтобы при реконструкции центра, с одной стороны, сохранить его своеобразие, а с другой – не игнорировать современные потребности.
Бетон и море
В Светлогорске в одном из помещений берегового лифта открылся гастрономический бар. Архитекторы line design studio сохранили брутальный характер места, добавив дихроичное стекло, металл и бетон, а главный акцент сделали на изменчивом пейзаже за окном.
Ширма для автомобиля
Микрорайон “New Питер” отличается от других новостроек Петербурга тем, что с ним работают разные архитекторы. Паркингами, например, занималось молодое бюро Bagratuni Brothers, которое предложило складчатые фасады из металлической сетки, превратившие утилитарную постройку в достойный красной линии объект.
5 утверждений Нормана Фостера: о «зеленом» строительстве,...
Журнал Dezeen опубликовал интервью с 88-летним основателем бюро Foster+Partners. Норман Фостер делится своими мыслями о «зеленом» строительстве, рассказывает о преимуществах бетона и пытается восстановить репутацию авиасообщения. Публикуем ключевые моменты этой беседы.
Поэт, скульптор и архитектор
Еще один вопрос, который рассматривал Градсовет Петербурга на прошлой неделе, – памятник Николаю Гумилеву в Кронштадте. Экспертам не понравился прецедент создания городской скульптуры без участия архитектора, но были и те, кто встал на защиту авторского видения.
Памяти Анатолия Столярчука
Автор многих зданий современного Петербурга, преподаватель Академии художеств, Член Градостроительного совета и человек, всегда готовый поддержать.
Вокзал в лесу
В основу проекта железнодорожного вокзала Цзясина, разработанного бюро MAD, легла концепция «вокзал в лесу».
Крестовый подход
Градостроительный совет Петербурга рассмотрел проект дома на Шпалерной, 51, подготовленный «Студией 44». Жилой комплекс располагается внутри квартала, идет на уступки соседям, но не оставляет сомнений в своем статусе. Эксперты отметили крестообразную композицию и суровую стилистику, тяготеющую к 1960-х годам.
Ансамбль у мечети
Бюро ОСА подготовило мастер-план микрорайона в южной части Дербента. Его задача – положить начало формированию современной комфортной среды в городе. Организация жилых кварталов подчинена духовному центру: в зависимости от расположения относительно соборной мечети дома отличаются фасадными и пластическими решениями. Программа также включает центр гостеприимства, административные здания, образовательный кластер и воздушный мост.
Дом на взморье
Перевоплощение кафе «Причал» на берегу залива в Комарово в ресторан Meat Coin отразило смену тенденций в оформлении загородных домов: на месте темная облицовка фасадов, открытые деревянные конструкции и бетон в интерьере, натуральные материалы, а также фокус на природном окружении.
«Зеленая» сладкая жизнь
Zaha Hadid Architects представили типовой проект заправочной станции для прогулочных судов на водородном топливе. Сначала станции планируется возводить в Средиземноморье, а затем и в других популярных у любителей катеров и яхт регионах мира.
Шоколад в шоколаде
Интерьер петербургского ресторана Theobroma, где все блюда готовятся с применением какао-бобов, выдержан в стиле Людовика XIV. Мебель и посуду в духе рококо балансирует фактура потертого бетона на стенах и обилие естественного света.
Домики в саду
Детский сад, спроектированный бюро WALL для нового района Казани, отвечает нормативам, но далеко уходит от типовых вариантов. Архитекторы предложили замкнутую на себе структуру с зеленым двором в центре, деревянными домиками-ячейками и галереей вместо забора. Получилось по-взрослому и уютно.
Парголовский протестантизм
В Петербурге по проекту бюро SLOI architects строится протестантская церковь. Одна из главных особенностей здания – деревянная кровля с 25-метровыми пролетами, которая в числе прочего формирует интерьер молельного зала. Но есть и другие любопытные детали – рассказываем о них подробнее.
Дом за колоннадой
Жилой дом Highnote по проекту бюро Studioninedots в Алмере включает полуобщественные пространства, которые должны оживить центр этого основанного в 1970-х нидерландского города.
Пресса: Вернуть человеческий масштаб: проекты реконструкции...
В 1978 году Отдел перспективных исследований и экспериментальных предложений был переименован в Отдел развития и реконструкции городской среды. Тема развития через реконструкцию, которая в 1970-е годы разрабатывалась отделом для районов сложившейся застройки в центре города, в 1980-е годы расширяет географию, ОПИ предлагает подходы для реконструкции периферийных районов, т.н. «спальных» районов - бескрайних массивов массового жилищного строительства. Цель этой работы - с одной стороны, рациональное использование городской среды, с другой - гуманизация жилой застройки, создание психологически комфортных пространств.
Спасти книжный
Бюро Wutopia Lab спроектировало в Шанхае книжный магазин для тех, кто не читает. Чтобы заставить потенциальных посетителей вынырнуть из своих смартфонов, для них создали целый вертикальный город и наполнили его жизнью.
Стрит-арт на стройке
Магазин уличной одежды в петербургском пространстве Seno Валентина Дукмас оформила граффити, заборами из профлиста, строительными лесами и пластиковыми стульями. Контраст им составляют старинные деревянные балки и кирпичные стены.