Выращивание города

Проект, победивший в конкурсе на концепцию центра Калининграда.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg

Мастерская:

Институт Территориального Развития
Студия 44

Проект:

Топология непрерывности: проект-победитель конкурса на концепцию развития исторического центра Калининграда
Россия, Калининград

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Никита Явейн, Илья Григорьев, Иван Кожин, Ксения Счастливцева
Визуализация: Алексей Веткин, Андрей Патрикеев
Аннотация к проекту: Людмила Лихачева
Раздел «Транспорт»: Геннадий Шелухин (Институт территориального развития)

2014

Заказчик: Правительство Калининградской области
Организатор конкурса: НП «Градостроительное бюро «Центр города» при содействии Администрации городского округа «Город Калининград»
Дольфюсиха рассказывала Чачуа про милый Кёнигсберг, на что Чачуа кивал носом и страстно приговаривал: «А как же! Помню… Генерал Черняховский… Пять суток пушками ломали…»
Аркадий и Борис Стругацкие. Град обреченный 

Международный конкурс на разработку концепции архитектурно-градостроительного развития территорий исторического центра Калининграда «Королевская гора и ее окружение» завершился 18 сентября победой проекта, предложенного петербуржцами:  «Студией 44» Никиты Явейна и Институтом территориального развития, разработавшим в проекте транспортную схему. 

Центр Калининграда – знаковое место, разговоры о его обновлении или восстановлении идут уже давно, и проведенный конкурс должен стать одной из важных частей этой длящейся и запутанной истории взаимодействия советской, российской и исторической прусской идентичности в послевоенное время. Прежде всего: многие знают, но все же нужно сказать, что во время войны столица Пруссии Кёнигсберг был уничтожен почти полностью, вначале жестокой бомбежкой британской авиации в августе 1944, затем во время штурма советскими войсками. Руины Королевского замка после войны немного поисследовали, а затем взорвали (!) в 1969 году по указанию секретаря обкома. Старая застройка центра уничтожена, разрезана Эстакадным мостом и похожа местами на парк, местами на пустырь с доминантой недостроенного, но забавного Дома Советов 1970-х, рядом с руинами замка; из заметных старых построек сохранился собор с могилой Канта в нем на заросшем деревьями острове Кнайпхоф, Île de la Cité Кёнигсберга. Уже лет десять, если не больше, в городе идут споры о том, следует ли восстанавливать замок, застраивать остров и в целом – что делать с центром, который сейчас больше похож на в меру ухоженную советскую окраину, чем на исторический город. [Три других конкурсных проекта, занявших второе и два третьих места, можно увидеть здесь].
Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место. Проект, 2014
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
zooming
Мета-элементы генетического кода «Сердца города». Источник: НП Градостроительное Бюро «Сердце города» (организатор конкурса), www.tuwangste.ru

Ответ, который дал на эти и множество других вопросов Никита Явейн, предсказуемо устроил не всех, и между тем многие специалисты отозвались о тех или иных решениях этого проекта с интересом. 

Помимо транспортной схемы (губернатору она понравилась), согласно которой центр перестает быть транзитным, эстакады разбирают, строят объездные дороги, а отрезки бывших крупных трасс в центре делают пешеходными бульварами, авторы предложили целый веер идеологических решений-подходов, различных для каждого фрагмента центра города. Здесь важно сказать, что в Средние века центр сложился из нескольких городов, которые слились и стали районами Кёнигсберга только в 1724 году. Так вот, архитекторы предложили для каждого из этих городов-районов собственный сценарий развития в диапазоне от регенерации старого города по строжайшему регламенту до крупных объемов со стеклянными фасадами, пролавировав таким образом между чистым новоделом и исторической стилизацией (ни того, ни другого здесь нет) – и неизбежной унифицированностью любого из возможных, даже самых пёстрых современных районов. 
Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга

Лично мне самым свежим и интересным элементом проекта кажется концепция развития района Альтштадт, которую авторы совершенно правильно сделали ключевой, стартовой точкой роста центра города. Другие подобные проекты мне неизвестны, похожие есть, а таких же по смыслу – нет.

Район Альтштадт, расположенный на северном берегу реки Преголи и по площади приблизительно равный острову Кнайпхоф, сейчас занят большим зеленым сквером с липами и трассой Московского проспекта. Трассу архитекторы превращают в новый сквер-бульвар, а на территории сегодняшнего сквера – предлагают откопать засыпанные землей, но сохранившиеся там фундаменты разрушенных домов. Улицы откапывают до довоенного уровня, а дворы – внимание – до уровня самого глубокого подвала. То, что образуется внутри небольших, площадью от 100 до 400 м2 двориков, я бы назвала ретро-городом с археологическим уклоном: пространство на уровне раскопа, причем найденной в вынутом культурном слое керамикой немузейного значения архитекторы предлагают украсить фасады домов. Сохраняют и существующие деревья: укрепленные подпорными стенками участки зелени будут возвышаться над «новым средневековым» городом. 
Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга

Дома же планируется выстроить на цоколе откопанных фундаментов, вырастив их до объема, разрешенного установленными в предложенном регламенте строгими ограничениями – приблизительно до уровня утраченного города и с чередой островерхих крыш: наклон архитекторы определили строго в 45 градусов. Участки поделены очень дробно: по границам домов. Все новые здания на старых фундаментах должны строиться из натуральных материалов, без металла и пластика, с деревянными рамами, штукатурными, кирпичными или каменными фасадами и не более чем сорока процентами остекления. 
Парцелляция Альтштадта. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Схема откапывания Альтштадта. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
Регламент для Альтштадта. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Регламент для Альтштадта. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Альтштадт. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга

Иллюстрируя концепцию, визуализаторы, по выражению Никиты Явейна, «подняли» силуэты в рамках всех установленных ими ограничений – и получили обаятельнейшую картинку ретро-города с уютной атмосферой миниатюрных пространств, кафе, магазинов-лавок (к слову, схема функционирования района предложена средневековая: жилье на верхних этажах, кафе и магазины внизу, предполагается, что владельцы могли бы жить над своими лавками). Безо всякого восстановления застройки по фотографиям получился очень густой, плотный образ ретро-города, города-музея, словом, совершеннейшая Венеция, – следует, однако, помнить о том, что построенные дома будут несколько другими, с ними будут работать другие архитекторы и заказчики в рамках регламента. Можно спросить о реализуемости, стоимости этого проекта и даже о ценности сквера, скрывающего фундаменты Альтштадта, но если мы говорим о восстановлении – или создании заново городского центра, который имел бы отношение к историческому, но не по принципу Варшавы, построенной заново в старых формах, – то данное решение выглядит новым шагом даже с точки зрения приращения идей, так как оно развивает актуальную тему восстановления в ключе, адекватном принципам современной археологии и реставрации. Вариант ретро по правилам современности. 

Действительно, что нужно для того, чтобы вырастить заново уничтоженный городской центр? – Найти его корни. Корни домов – их фундаменты, и здесь диалог современной архитектуры и наследия ведется на каких-то совершенно новых основаниях. Не антитеза и не отражение, а сращивание и взаимодействие, восстановление без подделки. Этот сюжет – корень для выращивания всего центра города в целом. И если, скажем, проект решат реализовывать без него, то он потеряет внутреннюю стройность и логику; проект придуман так, что ему следует расти от начала и до конца, а не быть донором «нескольких интересных предложений» (что, как и всегда, уже обсуждается). 

Рассматривая последовательно другие части проекта, сразу же обнаруживаем антитезу: остров Кнайпхоф, о восстановлении довоенных зданий которого в городе говорилось больше всего, архитекторы предложили не застраивать вообще, а превратить в археологический парк. Дорожки на месте улиц, вероятные фрагменты ландшафтных реконструкций из стриженых кустов, и яркий цветочный газон вокруг собора. 
Остров Кнайпхоф. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Схема осмысления парка на острове Кнайпхоф. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга

Кёнигсберг, в числе прочего, был славен загадкой про семь мостов: как пройти по ним всем, не пройдя по одному дважды (ответ – никак, это доказал в 1736 году Леонард Эйлер, попутно основав теорию графов   и науку топологию). Один из семи мостов был далеко от центра, а еще несколько было разрушено, из старых мостов осталось два. Архитекторы воссоздают в центре семь мостов, вместо седьмого строят новый, в подчеркнуто современных формах и называют его именем Эйлера. Два моста заменяют разбираемую эстакаду. 

Тему восстановления без копирования развивает набережная Восточного Форштадта, берег реки к югу от острова: здесь по регламенту выстраивается длинный ряд домов с острыми крышами; в нижних этажах домов образуется крытая галерея вдоль реки. Ставшие ландмарком «большие краны» речного порта, расположенного к западу от набережной авторы сохраняют, а застройку бывшей портовой территории ограничивают пятнами исторических складов (шпайхеров). Впрочем, регламент все еще остается очень жестким: предписан наклон кровель, в Форштадте 45°, в Ластадиях (западнее острова) 55°, высота домов до кровли от 15 до 18 метров, в первых этажах – общественные функции. 
Регламент для Форштадта и Ластадий. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Территория бывшего порта. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Набережная. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга

Дальше привязка к местности постепенно становится все более символической. Район Ломзе к востоку от острова использует принципы застройки, позаимствованные у старых кварталов периферии Кёнигсберга. Состоящая из жилых комплексов с просторными внутренними дворами и местами прерываемая ландшафтом, эта застройка крупнее и менее плотная, чем в «ювелирном» Альтштадте, но все же она не слишком выходит на рамки исторического масштаба. 
Район Ломзе. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Район Ломзе. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга

К востоку и западу от Альтштадта, Королевской горы и Дома Советов здания становятся уже ощутимо крупнее, хотя проектируются все равно в границах исторических кварталов по принципу «нового урбанизма»: один бывший квартал – один дом. Это уже совершенно современная застройка стеклянная, высотная, она будет соседствовать с советскими панельными домами, окружающими центр, ни один из которых не сносится. Современность и исторические силуэты контрастно соседствуют на западном берегу: здесь за рядом островерхих крыш набережной поместили парк аттракционов, длинную «американскую горку» и колесо обозрения. 
Районы «нового урбанизма». Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга
Районы «нового урбанизма». Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга

Кульминация сюжета старого-нового – Королевская гора (к слову, это перевод слова Кёнигс-берг с немецкого). Цокольный этаж замка предложено раскопать, примерно как Альтштадт, исследовать, но создать в нем не город, а музей, накрыв остатки стен стеклянной кровлей. Это – главная археологическая достопримечательность, поддержанная фундаментами еще восьми зданий, которые авторы предложили раскрыть и музеефицировать на всей территории центра: два фундамента в Альтшадте, три на острове, ближе к границам рассматриваемой территории раскапываются еще две разрушенные церкви и синагога в Ломзе. 

Во дворе же бывшего замка помещается новое здание театра, теоретически мотивированное тем, что в замке, хотя и не во дворе, когда-то был свой театр. Фасады из полупрозрачных трубок тонированного стекла должны будут выглядеть по-разному при подсветке изнутри, снаружи и в разное время суток. 

Театр, музей замка и Дом Советов утоплены в похожем на сыр, прорезанном двориками, атриумами и лоджиями разной формы массиве общественно-делового и торгово-развлекательного комплекса, который призван, в числе прочего, вновь сделать «гору горой». 
План комплекса музея, театра, Дома Советов и общественно-торгового центра. Конкурсный проект концепции развития территорий исторического центра города Калининграда. 1-е место
© Студия 44 и Институт территориального развития Санкт-Петербурга

Как уже было сказано, проект сохраняет все существующие, в том числе все советские, постройки (впрочем так же поступили и все другие финалисты), и, как мы видим, создает множество разных вариантов городской среды, переходя от консервации и регенерации к современному строительству, формируя новые связи и смыслы, прежде всего – логичные переходы от возрождаемых частей исторического города к окружающим современным, что хорошо укладывается в авторское название проекта «Топология непрерывности». Все разворачивается поступательно и последовательно: из раскопанных фундаментов вырастает ретрогород, рядом археологический парк и музей, затем – кварталы со строгим, основанным на исторических прототипах регламентом, и практически здесь же – стеклянные башни, вся связь которых с историей состоит в их опоре на контуры старой парцелляции, и пористый общественный центр, куда, как цветы в губку, воткнуты театр и башня Дома Советов. Можно подумать, что после бомбежек и после того, как центр зарос советским пустырем, в нем откопали зерно, и оно, прорастая в послевоенном городе, дало разные отростки: от почти венецианских обаятельных кварталов до современного стекла-металла. 
***

Мы поговорили о проекте с Никитой Явейном. |вернуться вверх|
 
Архи.ру:
– Хочу задать Вам несколько вопросов о концепции развития Кёнигсберга…
 
Никита Явейн:
– Калининграда, Калининграда.
 
– Калининграда. Что для вас главное в этом проекте?
 
– Задача была достаточно сложной и неопределенной, требовалось вернуть некий дух, жизнь в центр города, который сейчас представляет собой странное, трудноопределимое место: я бы даже советским его не назвал.
 
Мы отталкивались от той идеи, что города способны «прорастать» сквозь новые наслоения. Вот к примеру город Дессау, полностью уничтоженный во время войны и затем застроенный пятиэтажками, – удивительно, но все зоны города: артистический квартал, даже квартал красных фонарей, возродились там на прежних местах при стопроцентной смене населения.

Так вот, здесь мы попытались воссоздать историческую структуру центра города безо всякой стилизации. Предложили некую основу для возрождения его жизни, – разумеется, не точно той, которая там была, это невозможно, да и не нужно. Главный принцип – «проращивание» многовековой истории города и через него воссоздание некоего, прежде всего романтического, образа города, может быть даже более романтического, чем он был на самом деле раньше.
 
– А каким он был?
 
– Вы почитайте Гофмана, он считал Кёнигсберг страшным городом. Прусская военщина, чиновники… Такой затянутый в мундир город, половина населения в нем были военные; на старых фотографиях это хорошо чувствуется.
 
Город на наших картинках оказался «более средневековым», чем многие средневековые европейские города. Важно, что этот образ – другой, не старый и не новый, без попытки буквального воссоздания, – скорее это мостик от старого Кёнигсберга к новому Калининграду. Я бы сказал, что мы попытались через сухую регламентацию выйти на очень романтический образ.
 
Некоторым предложенным организаторами принципам мы не стали следовать – в частности, отказались от застройки острова Кнайпхоф. Район Альтштадт, не уничтоженный, а засыпанный, где под землей сохранились остатки домов, мы предложили раскопать, причем дворы – до отметки самого глубокого подвала, там получатся такие особенные, углубленные пространства, – и выстроить на остатках фундаментов новые дома по очень жесткому регламенту. Здесь мы оговорили все, не только высоту и габариты, но и наклон скатных крыш, процент остекления и, что очень важно, натуральные материалы включая деревянные переплеты окон, чтобы не было современного пластика совсем. Это небольшой район, собственно здесь и возник такой средневековый дух. Предполагается, что строить будут разные люди, поэтому сейчас сложно предсказать, как точно все будет выглядеть в итоге. Скорее всего, в натуре будет разнообразнее, чем сейчас на картинках, – картинки это объемы, «поднятые» визуализатором из фундаментов в рамках наших регламентов. Строить же будет каждый по-своему. 
 
– Застройщикам будут отдавать прямо вот эти миниатюрные участки, составляющие кварталы отдельные дома?
 
– Вероятно да, так можно достичь большего разнообразия, чем отдавая целый квартал, там сразу начинаются превышения, но вообще-то я не вижу проблемы в том, что кто-то будет застраивать несколько участков сразу.
 
– Регламентировали ли Вы отсутствие псевдоисторического декора?
 
– В основном, мы регламентировали только отделочные материалы. Стилевые рекомендации были написаны только для Альтштадта: не прибегать в архитектуре новых зданий к имитации исторических стилей; в колористике новых стен использовать цвета и тона, отличные от исторических. 
 
– Можете ли Вы назвать какие-то аналогии предложенного Вами воссоздания фрагмента города на старых фундаментах?
 
– Как города – не знаю таких аналогий, а отдельных домов множество, это распространенная практика, я на лекциях об этом рассказываю…
 
– Не пугает ли аналогия с прозвучавшим несколько лет назад проектом воссоздания на старых фундаментах церквей Довмонтова города в Пскове?
 
– С Довмонтовым городом, я думаю, здесь ничего общего нет. Там – миниатюрная территория, остатки ценнейших храмов, которые мы утратили бы при реконструкции, и потом, как воссоздавать дома вокруг, они были деревянными, их что, деревянными строить? У нас совершенно другая ситуация, здесь целый город с жилой фунцией, рядовая гражданская застройка. К тому же, повторюсь, мы ничего не воссоздаем, мы откапываем археологию, изучаем, и потом возводим на старых основаниях новые дома по строгому регламенту.
 
В других районах, на территории средневековых городов, окружавших королевский замок, мы предлагаем другие регламенты. В Ломзе сохраняется планировка, а высотность повышается, рядом с Королевским замком появляется новый «сити», высотный и с большим процентом остекления, но основе старой планировки. Замок остается археологической зоной, воссоздавать его бессмысленно, мы накрываем остатки стен стеклянной кровлей, сохраняем и музеефицируем археологическую зону по периметру, а во дворе строим театр. Здесь есть преемственность функции: в замке был концертный зал, но есть и антитеза, двор был пустым пространством, а мы его застраиваем, создаем посреди замка новую «гору», объем которой станет частью «кулис», формирующих вид на реку Преголю. Делаем Королевскую гору горой, словом. 

Мастерская:

Институт Территориального Развития
Студия 44

Проект:

Топология непрерывности: проект-победитель конкурса на концепцию развития исторического центра Калининграда
Россия, Калининград

Авторский коллектив:
Авторы проекта: Никита Явейн, Илья Григорьев, Иван Кожин, Ксения Счастливцева
Визуализация: Алексей Веткин, Андрей Патрикеев
Аннотация к проекту: Людмила Лихачева
Раздел «Транспорт»: Геннадий Шелухин (Институт территориального развития)

2014

Заказчик: Правительство Калининградской области
Организатор конкурса: НП «Градостроительное бюро «Центр города» при содействии Администрации городского округа «Город Калининград»

17 Октября 2014

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.