Филармония света

Проект московской филармонии, который реализуется сейчас в Зарядье, обещает быть одним из первых, если не первым ярким общественным зданием «звёздной» архитектуры, построенным в Москве без купюр. В то же время оно отдает дань авторским предпочтениям и истории места, будучи поверено образностью классического модернизма шестидесятых.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Архитектор:
Владимир Плоткин
Проект:
Концертный зал «Зарядье»
Россия, Москва, ул. Варварка, вл. 6

Авторский коллектив:
Сергей Кузнецов, Владимир Плоткин – руководители авторского коллектива.

Архитекторы: С.Гусарев (рук. архит. мастерской №4 в ТПО «Резерв»), А.Травкин (ГАП), А.Пономарев (ГАП – архитектура главного зала), Ю.Фадеев; С.Алексанин, А.Гаврюшина, Д.Галлямова, К.Диас Москера Клео, С.Дудукин, Р.Князев, Е.Ковшель, А.Кузнецов, Ю.Литвиненко, М.Малеин, Д.Масаков, Е.Михайлова, А.Орехова, А.Раменский, Е.Солонкина, Е.Шорникова;
3D-визуализация, фасадные и интерьерные решения: Д.Чернов (рук. мастерской интерьера и дизайна), Д.Кириллова, П.Назарова, М.Фунтикова, Н.Чехун, Р.Шумаев

Инженеры: С.Щербина (главный инженер), А.Квык (ГИП), В.Корнеев (ГИП), Е.Карасева (ГИП), В.Андреев (рук. отдела строит. конструкций), И.Барабаш (главный конструктор), П.Балашов (рук. отдела ВК), Т.Говорова (рук. отдела вертикальной планировки), М.Дачкина (рук. отдела ЭО), Г.Виноградов (рук. отдела технологического проектирования), П.Колосов (рук. отдела ОВ), Г.Кочанова (рук. отдела вертикальной планировки), Н.Черепухина (рук. отдела СС); Я.Анюшина, М.Гладких, Е.Глупова, М.Дубинчук, Д.Зотов, Т.Ивашнева, А.Киселева, Е.Куликова, Е.Матвиенко, А.Микутис, С.Милешина, А.Никитин, М.Новичкова, А.Полубояринов, Ж.Пузырева, Е.Рыбнова, И.Самсонова, И.Тарасов, Р.Тумасян, Ю.Умнов, М.Цыганкова, К.Шишкин
 

2015 — 2016 / 2016 — 2018

Генпроектировщик: «Мосинжпроект»

Сотрудничество: Фасадные системы – ООО ПКП «Вэлко-2000»; акустические решения – Nagata Acoustics America Inc.; акустические материалы, проектные решения раздела «Акустика» стадии Проект – ООО «Акустик Групп»; театральная технология, механизация и освещение – АО «ДОКА Центр»; отделочные работы, звукоизоляция технических помещений – ZOLT Group; изготовление и монтаж элементов отделки залов и деревянные панели в вестибюле – Enterijer Janković (ООО Интерьер Рус); искусственный камень – LG Hausys RUS, ArtCor; внутренние двери – ООО «НОРТПОСТ»; изготовление органа – Manufacture d'Orgues Muhleisen (Страсбург)
0 Парк Зарядье – наверное, один из самых звучных московских проектов последних лет. Сейчас его строительство идёт полным ходом, а объём здания филармонии – единственной крупной постройки парка, расположенной в его крайней восточной части, рядом с Китайгородским проездом – уже хорошо виден как из-за забора, так и на спутниковой съемке, где можно разглядеть гигантскую подковообразную чашу зрительного зала.


Масштабное – 23 800 м2 общей площади – здание обещано Валерию Гергиеву, который считается его куратором и уже назвал филармонию «залом XXI или даже XXII века». Проект филармонии был представлен Сергеем Кузнецовым и Валерием Гергиевым на Санкт-Петербургском международном культурном форуме в 2016 году. Его, в общем-то, уже не раз показывали на различных всероссийских конференциях, так что его параметры хорошо известны: открыть филармонию планируется в 2018 году; акустикой занимается японский инженер, знаменитость Ясухиса Тойота; в его портфолио полсотни музыкальных залов, он работал для Эльбской филармонии Херцога и де Мерона и для парижской Жана Нувеля, также как и для Мариинского театра. Здание предстаёт как некое техночудо.

Об архитектуре же новой филармонии сказано исчезающе мало, а ведь это едва ли не первое в стране действительно свежее и современное общественное здание за последние двадцать, если не больше, лет.

Проект филармонии разработан Владимиром Плоткиным и ТПО «Резерв» при непосредственном участии главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова. Собственно, у авторского коллектива два руководителя – Кузнецов и Плоткин; а Сергей Кузнецов в данном случае выступает одновременно как руководитель двух коллективов проектировщиков: парка «Зарядье» и филармонии. Проект потребовал трёх лет кропотливой работы с множеством едва ли не еженедельных согласований, уточнений, доработок и с десятками нюансированных вариантов.
Филармония в парке «Зарядье». Проект, 2016
© ТПО «Резерв»
Филармония в парке «Зарядье». Общий вид. Проект, 2016
© ТПО «Резерв»

Здание филармонии встроено в состав парка Зарядье, который сейчас строится по проекту консорциума Diller Scofidio+Renfro, Hargreaves Jones и Citymakers с сопровождением Александра Асадова (см. конкурсные проекты 2013). Консорциум в рамках необязательной части конкурсного проекта 2013 года предложил включить объем филармонии в рельеф парка, создав над ней зелёный холм, и накрыть его «стеклянной корой». Что позволило подчинить объём филармонии общественному пространству парка. «Любое отдельностоящее, не контекстуальное здание могло бы превратить Зарядье в сквер перед филармонией», – уверены представители консорциума. (Напомним, что в занявшем второе место конкурсном проекте «Резерва» филармония была отдельным зданием).

Итак, филармония подчинена концепции парка по двум основным параметрам. Во-первых, с западной стороны здание предстаёт «закопанным», продолжая возвышенность «Псковской горки». Горка ненастоящая, большую часть старой горки срыли после 1812 года, сейчас внутри «возрождённого» холма разместится подземная парковка, что удобно для филармонии, поскольку к парковке будет примыкать её спрятанная в искусственном рельефе западная стена – с этой стороны, в частности, устроен VIP-вход в концертный зал, для тех, кто подъезжает на лимузинах.

Одного взгляда на профиль парка достаточно, чтобы понять: воспоминание о горке только повод, цель искусственного рельефа вовсе не реконструкция исторической местности, холмы становятся частью довольно энергичной пластики, которая ближе к нелинейной архитектуре, чем к садовым затеям. Так что кровля филармонии не столько врыта в холм, сколько встроена в объёмную сценографию парка, подчинена её волнам.

Второй элемент, унаследованный зданием филармонии от концепции консорциума Diller Scofidio+Renfro – изогнутый стеклянный навес, так называемая «стеклянная кора», приподнятая над зелёной кровлей на ветвистых металлических опорах по краям на 5, а в центре на 10 метров. Под корой должен образоваться климат чуть умереннее московского – за счёт энергоэффективных решений компании Transsolar, которые помимо солнечных батарей включают сложный проект естественной вентиляции: летом фрамуги стеклянного навеса будут открываться, улавливая прохладу в том числе за счёт его кривизны, зимой же «кора» должна аккумулировать тепло; всё это – часть погодных аттракционов будущего парка Зарядье. Высота верхней точки изгиба коры – где-то 27 м, она доходит до яблока креста церкви Георгия на Псковской горке. «Кора» вторит изгибу кровли и усиливает его, она становится стеклянной частью холмистого рельефа и находит поддержку в других элементах ландшафта, не дающих забыть о рукотворности парка. «Стеклянная кора» – лишь самая крупная из подобных ей конструкций, своего рода апогей, и не только по высоте. Чем-то она похожа на гребешок накатывающейся на берег волны, или наоборот, на приморское возвышение где-то в Шотландии или Нормандии, где холм растёт, растёт – и вдруг останавливается, подмытый морем. Высота среза – где-то 18-19 метров, примерно вровень с соседними шестиэтажными доходными домами, так что «обрыв» фасада филармонии в то же время образует отрезок улицы, спрятанный за восстановленной китайгородской стеной.
Филармония в парке «Зарядье». Разрез 1-1
© ТПО «Резерв»

Итак, казалось бы, мы имеем здание-гору, нечто из области скульптурно-геологических поисков современной архитектуры. Но на срезе, там где начинаются собственно фасады здания, обращённые к улице, к проезду и к городу, оно становится другим: лёгким, прозрачным, льдистым. И рациональным, экономным в выразительных средствах. В основе объёма легко прочитывается стеклянный параллелепипед с разгранкой стеклянными ламелями, далее – каждый вырез, уступ и выступ тщательно мотивированы. Здание чутко реагирует на тонкости участка и окружения, но стремится привести их к точному, лаконичному высказыванию, что делает его математическим или даже алгебраическим – это плод работы линейки и циркуля, чистого просвещенческого ratio.
Филармония в парке «Зарядье». Проект, 2016
© ТПО «Резерв»

Реакцией на город стала дугообразная площадь главного входа на северо-восточном углу. Её ось смотрит строго на арки в стене Китай-города, через которые будут входить посетители от ближайшей и одноименной станции метро. Через те же арки могут въехать и машины с Китайгородского проезда – для них перед входом устроен разворотный круг, откуда можно въехать в подземную парковку Зарядья, или, развернувшись и высадив пассажиров, проехать вдоль отрезка китайгородской стены и затем вернуться на проезд. Газон внутри автомобильного круга – геометрический центр дуги фасада, который, таким образом, раскрыт прямо к посетителям. Далее, дуга поделена по оси ровно пополам: в левой половине стеклянный объем верха выступает над входом консолью, в правой выступа нет, но есть балкон вдоль фасада, по которому, согласно замыслу архитекторов, посетители могли бы входить из парка, с горки и с кровли, прямо на второй этаж фойе филармонии. «Если администрация поддержит эту идею», – оговариваются архитекторы. Так или иначе, у здания появился альтернативный вход, с внешнего балкона на внутренний, театральный балкон.

Пластически же получилось похоже на шкаф со сдвижной дверцей, где одну половинку сдвинули влево. Белая полоса бетонного пола балкона продолжается правее в сторону холма, под ним расположен взъезд в парковку, рядом – лестница на холм. Строго говоря, даже если вход на второй этаж не откроют, балкон может быть местом прогулок и другого взгляда на площадь перед филармонией – сверху. А ещё он напоминает об истории места. Думаю, для многих личным воспоминанием о гостинице «Россия» остались её пандусы: приходилось ходить по ним и под ними, и это было не то чтобы очень приятно, потому что холодно, но запоминалось. Очень странно было видеть, перегнувшись через парапет, темноватое пространство бывшего Зарядья. Это были, наверное, одни из самых первых навесных пандусов в Москве – часть образности архитектуры шестидесятых, вдохновлённая стрелой летящей автострады. Так вот, участок, отведенный филармонии, раньше был занят парой восточных пандусов, их и разобрали-то только перед строительством. Балкон филармонии, и даже сама дуга фасада – кажутся воспоминанием о тех пандусах, данью genius loci – но неожиданно они напоминают не о том Зарядье, о котором традиционно грустят градозащитники, а о другом, которое ещё пока никому не жалко – о Зарядье шестидесятых. К слову сказать, навесные пешеходные мосты к реке от Diller Scofidio+Renfro поддерживают ту же тему: в балконе филармонии можно увидеть и пространственное продолжение этих мостов.
Филармония в парке «Зарядье». Проект, 2016
© ТПО «Резерв»

На делении дуги пополам расчёты главной площади не заканчиваются. Самый эффектный её элемент – пучок трёх заострённых кверху металлических опор, поддерживающих решетку «коры» над площадью, этакий антипортик, похожий на часть механического крыла – он установлен ровно на линии четверти дуги фасада. Левая половина дуги поделена пополам и на этой оси установлена опора. На первый взгляд кажется, что опора произвольно сдвинута поближе к променаду, а вот нет.

Группа дверей главного входа тоже сдвинута ближе к проезду, но едва-едва, только чтобы избежать строго-центрального расположения. Дуга поделена на 12 секторов, и поскольку число чётное, то центрального сектора нет и двери сдвигаются на шаг влево, сторонясь центральной точки и не споря с парной симметрией верхней части. Получается аклассично, как портик с нечётным числом колонн, но зато намечена некоторая подвижность всех элементов композиции, организованных наподобие игры в пятнашки, где любая часть может быть сдвинута по направляющим, но строго в рамках сетки. Идя по улице в филармонию или мимо, прохожий не поймет, что здесь что-то симметрично, наоборот, внешне композиция кажется произвольной; фасад же постоянно меняет свои свойства в зависимости от угла зрения.

Если первая ось – дуги фасада, – определена градостроительно и связывает здание с потоком зрителей, то вторая идёт изнутри. Это ось симметрии главного зрительного зала; надо ли говорить, что внешняя ось встречается с внутренней ровно в той самой точке середины дуги, которая оказывается умозрительным узлом всех построений.

Дальше построение развивается так. Сетка колонн главного вестибюля подчинена дуге фасада – вестибюль веером раскрывается перед входящим, его пространство кажется подчеркнуто широким. Что усилено обилием света, в изобилии проникающего через стеклянные стены, благо пространство трёхсветное.
Филармония в парке «Зарядье». План -1 этажа
© ТПО «Резерв»
Филармония в парке «Зарядье». План 1 этажа
© ТПО «Резерв»

Южнее, в основной части здания пересекаются две ортогональные сетки: одна, с шагом 8,6 м, параллельна оси главного зала и определяет восточную часть здания, вторая помельче, с шагом 7,2 м, параллельна западной стене (той самой, примыкающей к парковке), на ней основано построение сосредоточенных в этой части служебных помещений. Между тем линия восточного фасада продиктована извне – параллельна Китайгородскому проезду. Угол между ней и осью главного зала – 10°, и именно так срезан первый этаж перед юго-восточным, вторым входом, обращенным в сторону набережной. Этот излом фасада ненавязчиво ведёт пешехода к малому внешнему амфитеатру, предлагает свернуть. В то же время он отражает вовне реальное расположение зрительного зала. Над головой идущего плавно вырастает треугольная консоль, построенная по тому же принципу, что и консоль в недавно завершенном здании ТПО «Резерв» на улице Красина.
Филармония в парке «Зарядье». План 2 этажа
© ТПО «Резерв»

Южная стена строго перпендикулярна оси главного зала. С этой стороны зал ближе всего подходит к внешнему контуру, здесь с внутренней стороны установлен орган, а снаружи – медийный экран для трансляций. Экран окружен объёмной рамой – её форма могла бы быть произвольной, но она также мотивирована изнутри: слева сеткой служебных помещений, которая как мы помним, повернута под углом (26°) к главной оси; выход этой сетки на фасад превращается в широкий откос, единственный каменный элемент фасада. Справа от экрана ему вторит откос стеклянного объема: здесь внутри спрятана пологий пандус, ведущий с первого этажа на второй, изогнутый вдоль фасада и открывающий виды на реку и ТЭЦ-1, памятник конструктивизма.
Филармония в парке «Зарядье». Проект, 2016
© ТПО «Резерв»
Филармония в парке «Зарядье». Проект, 2016
© ТПО «Резерв»

Снаружи стеклянный угол получается заострённым и даже слегка вздёрнутым «носом»-консолью над юго-восточным входом. Его контуры в южной проекции напоминают силуэт Монреальского павильона и попадают с резонанс с шестидесятническими ассоциациями, вызванными пандусом северного фасада – здание как будто прорисовывает в себе вещи, о которых хочет помнить, формирует для себя некий культурный ряд.
Филармония в парке «Зарядье». Проект, 2016
© ТПО «Резерв»

Аллюзии поддержаны строгой штриховкой стеклянных ламелей, помещённых в стыках стёкол – этот распространённейший приём классического модернизма, также как и прозрачность, и ряд редких колонн, видимый сквозь стекло фасада, и огранка фасадов простыми, строго мотивированными поверхностями – складываются в образ «оттепельной» архитектуры, и провоцируют к размышлениям о том, что вот снесли гостиницу, а «грибница» от неё осталась и младший, впрочем намного более деликатный и благовоспитанный, родственник «пророс» из-под земли в восточной части парка. Недаром же Владимир Плоткин – автор дизайна экспозиции большой выставки «Оттепель», которая открыта сейчас в Манеже.

Но здание отнюдь не ретроспективно, скорее оно настроено на диалог современности с идеями классического модернизма. Актуальное проявляется в нём по-разному: в контекстуальном тонкачестве плана, в разнообразии фасадов, рассчитанных на взгляд из города. И в орнаментальной шелкографии белых полупрозрачных ромбов на стекле основного объёма, помогающей отчасти «развеществить» объём, растворить его в пространстве, и, с другой стороны, собрать, подчеркнуть цельность формы, замаскировав межэтажные перекрытия. Этот орнамент, как и рисунок плит пола, унаследован от вымостки парка и формы его скамеек, и призван подчеркнуть связь здания филармонии с Зарядьем в целом.

Не менее современно обилие общественных пространств разного рода, окружающих филармонию плотным кольцом. В концепции DS + R амфитеатр размещался к северу, на месте дугообразной площади. Его заменили собственно площадь с «сухим фонтаном» (фонтан без чаши – прим. ред.), балкон второго этажа и ведущая на него лестница. Теперь это парадный, торжественный комплекс входа, в отличие от располагающего к релаксу амфитеатра.

От площади начинается широкий тротуар – пешеходный променад вдоль главного восточного фасада филармонии. Стеклянная стена первого этажа здесь, как впрочем и с других сторон, совершенно прозрачна, безо всякой зеркальности. Архитекторы специально подыскивали стекло высокой прозрачности, а пол вестибюля внутри и тротуар снаружи находятся на совершенно одном и том же уровне и даже спускаются по уклону рельефа под одним углом (здесь примерно метр перепада к реке). «Мы хотели сделать границу между внутренним и внешним пространством, насколько это возможно, почти невидимой, – рассказывает Владимир Плоткин. – Сделать пластику вестибюля хорошо видимой снаружи, и превратить её, таким образом, во «второй фасад» здания, отделённый от городского пространства прозрачной тонкой стеной. Чтобы между внешним и внутренним почти не было преграды, и люди там и здесь находились практически в одном пространстве».

Действительно, скульптурный рельеф интерьеров, в противовес строгости стеклянных поверхностей внешних фасадов, очень активен – о нём чуть позже, но интересна сама идея «двойного фасада», озвученная архитектором. Издали интерьер тоже должен быть виден, просвечивать и интриговать, несмотря на орнаментальную шелкографию. Может быть, это будет похоже на ледяную глыбу – в них всегда видны какие-то пузыри и потоки. Скульптурная пластика оказывается в таком случае как будто бы частью витрины, этого ключевого понятия Новейшего времени. А всегдашняя роль любого театрального фойе как промежуточного пространства-прослойки между городом и собственно залом, ядром здания, становится особенно выразительной. Надо сказать, идеей осмыслить зал как некое ядро в коробке стеклянных стен архитекторы «болеют» с тех пор, как остекление стало достаточно качественным, но в Москве эта идею не воплощали ещё ни разу. Идея хорошая, она обогащает одновременно и город, и филармонию, к тому же инстинкт подглядывания в окна и разглядывания витрин – один из базовых, он здорово обогащает эмоции горожанина. Словом теперь, идя вдоль фасада, мы будем почти внутри.

Променад же ведёт к построенной в середине XVI века церкви Зачатия Анны и к ещё одной площади – собственно Углу Китай-города. Именно в этой, южной части, где требовалось деликатно оформить переход к участку церкви Анны, появляется первый, небольшой амфитеатр, как будто переехавший с севера на юг. Он рассчитан на 150 человек и обращён к медийному экрану южного фасада филармонии. Слева этот мини-амфитеатр продублирован пандусом спуска-подъема на стрелу пешеходной тропы, висящей над набережной. А вот площадь перед амфитеатром, плавно переходящая в площадь Угла, вместит до 1000 человек, которые смогут слушать концерты стоя.
Филармония в парке «Зарядье». Проект, 2016
© ТПО «Резерв»

Главный амфитеатр запланирован на западном склоне зелёной кровли, куда его предложили переместить архитекторы консорциума DS + R, поскольку за решение кровли, поскольку она – часть парка, отвечает консорциум. Амфитеатр – дополнительный концертный зал под открытым небом, сцена которого расположена на склоне Псковской горки. Хотя вид отсюда на закат и кремлёвские башни будет изумительным и безо всякого концерта. Неровные строчки скамей напоминают древнегреческие театры – особенно те, что были затронуты землетрясениями, сместившими часть камней с их мест. Подобие театра-руины должно, вероятно, не только усилить впечатление от травянистой кровли, но и обозначить собой образ некоего «пра»-театра. Только всё наоборот: «руина» на крыше, суперсовременный зал под землёй.
Ситуационный план, на котором хорошо видно расположение скамей атриума на кровле. Филармония в парке «Зарядье». Проект, 2016 © ТПО «Резерв»

Зал и впрямь углублён в землю довольно сильно: пол сцены находится на 4 метра ниже нулевой отметки, под ним – ещё 4,8 м технических субструкций. Зал, безусловно, очень сложен, не зря его рекламируют как чудо техники. Весь партер вместе со сценой может механически трансформироваться в плоский сценический пол – в этом случае наблюдать за представлением можно будет с балконов, вытянутых по двум длинным сторонам коробки. С другой стороны, оркестровая яма может быть опущена ниже плоскости сцены. Сама сцена может быть плоской или выстроиться амфитеатром, своего рода синтроном для музыкантов. За сценой тоже амфитеатр для слушателей, впрочем для современных филармонических залов такое круговое построение зрительских мест – скорее правило. Высота пространства главного зала – около 20 метров, плюс ещё метров 5-6 занимают фермы конструкций под потолком. Зал спроектирован в расчете на естественную акустику. Есть ещё один репетиционный зал, способный служить также для представлений – на 400 мест; он расположен в северном углу здания. Плюс амфитеатр на кровле: в общей сложности филармония сможет принять больше 2000 зрителей.
Филармония в парке «Зарядье». Схема механизации главного зала © ТПО «Резерв»

Интерьер, в противовес «хрустальным» лаконично-прозрачным, и уж позволю себе это определение, шестидесятническим фасадам – текуч и гибок, в чём следует за новейшими тенденциями проектирования зрелищных театральных зданий. Попадая в трёхсветный вестибюль, зритель оказывается как будто внутри потока линий и света, которые можно понять как метафору течения музыки (даже страшно вспоминать здесь про застывшую музыку, ибо банальность, но эффект довольно близок). Плавные белые ленты кориановых балконов и лестниц, обильно освещёны сквозь сплошные витражи фасадов, и подчёркнуты линиями света, образуют просторный каркас вместе с редкими белыми колоннами. Внутрь впущен не только дневной свет, но и элементы фасада: стеклянные ламели и орнаментальная шелкография, подчёркивающие переходный характер пространства вестибюля: с одной стороны, мы уже внутри, с другой – от улицы отделяет лишь тонкая стеклянная мембрана. Удлинённые шестигранники плит пола, восходящие к паттерну мощения парка, тоже призваны обозначить цельность пространства, связать его с парком.
Филармония в парке «Зарядье». Вестибюль. Проект, 2016
© ТПО «Резерв»
Филармония в парке «Зарядье». Вестибюль. Проект, 2016
© ТПО «Резерв»
Филармония в парке «Зарядье». Вестибюль. Проект, 2016
© ТПО «Резерв»
Филармония в парке «Зарядье». Вестибюль. Проект, 2016
© ТПО «Резерв»
Филармония в парке «Зарядье». Вестибюль. Проект, 2016
© ТПО «Резерв»
Филармония в парке «Зарядье». Вестибюль. Проект, 2016
© ТПО «Резерв»

Тему течения внутреннего пространства, подобного потокам воздуха, усиливает специфика организации потоков и лестниц. При входе нас встречают две симметричные лестницы, прижатые к краям главного зала и ведущие на второй ярус. Их белые кориановые объёмы со скошенными парапетами похожи на струи молока, льющиеся спиралью, как это бывает в рекламных роликах: лестница «стекает» вниз, закругляется, и внизу выращивает из себя скамью. Конечно же, они воспринимаются как скульптуры – растянутые в пространстве наследницы корбюзеанских лестниц.
Филармония в парке «Зарядье». Вестибюль. Проект, 2016
© ТПО «Резерв»

Второй атриум, поменьше, образован в юго-восточном углу. Здесь вдоль стен закручены две системы пандусов: одна прижата к южной стене и залу, другая вытянута вдоль восточного фасада. Причём эта вторая группа мотивирована рельефом: как мы помним, он здесь немного понижается в сторону реки, с севера на юг. Поверхность спускающегося тротуара внутри продолжена таким же спуском, внутренний променад отделён от тротуара только прозрачной стеной, так что люди, прогуливающиеся там и тут, будут двигаться в одной плоскости. Но внутри наклон пола встроен в систему спуска-подъёма, связывающую между собой гардероб в -1 этаже и второй этаж – получается, что она «сцеплена» с рельефом и в то же время играет независимую роль внутри. Это ещё один способ исподволь связать между собой внешнее и внутреннее пространство, дополнить прозрачность стены логикой организации потоков.

К тому же множество пандусов, предназначенных для прогулок перед концертом, вызывает в памяти римский музей MAXXI Захи Хадид – там вообще все построено на перемещении по пандусам; даже горизонтальные прорези вентиляции, прочерчивающие потолки, похожи.
Филармония в парке «Зарядье». Вестибюль. Проект, 2016
© ТПО «Резерв»
Филармония в парке «Зарядье». Вестибюль. Проект, 2016
© ТПО «Резерв»
Филармония в парке «Зарядье». Концертный зал. Проект, 2016
© ТПО «Резерв»
Филармония в парке «Зарядье». Концертный зал. Проект, 2016
© ТПО «Резерв»
Филармония в парке «Зарядье». Малый концертный зал (репетиционный). Проект, 2016
© ТПО «Резерв»

Но это совершенно не Заха Хадид, и даже не вполне нелинейная архитектура. Здесь нет избыточности формообразования, погони за формой. Изгибу разрешено стать «вишенкой на торте», и то изредка, не более; вся пластика поставлена в рамки и что характерно – не слишком скульптурна, а скорее развеществлена светом, белым цветом основных элементов, множеством линий и ахроматической тональностью в целом (из цвета – только естественный коричневый цвет дерева). Плоскость и линия преобладают над объёмом, массой и пластикой, а будучи засвечены дневным светом от стеклянных стен, превращаются в проекцию, в графику более, чем скульптуру. Словом, правила архитектуры шоу, для современной филармонии, надо думать, почти неизбежные – иначе не поймут, здесь рассмотрены через призму убеждений архитектора-рационалиста. Вычищены, очищены, дематериализованы настолько, насколько возможно; поверены правилами классического модернизма: и пандусы-то, положа руку на сердце, напоминают больше Ле Корбюзье в Центросоюзе, чем Заху.

Двойственность формы и плоскости, пластики и линии отражена в интерьерах концертных залов: главный зал становится квинтэссенцией «текучести» вестибюлей – что логично, он их пространственный и смысловой центр, кружение белых лент в зале нарастает.
Филармония в парке «Зарядье». Концертный зал. Проект, 2016
© ТПО «Резерв»

Репетиционные залы традиционно проще: здесь вместо изгибов – асимметричные «алмазные» грани с акустической функцией.

А получается вот что. В семидесятые-восьмидесятые годы сложилось два образа театрального здания: театр-завиток с барочной формой и брутальной массой, который восходит, наверное, к райтовскому музею Гуггенхайма и Сиднейской опере. И театр-храм, с сеткой колонн, как правило крайне вытянутых, до состояния ткацкой основы, белый, лёгкий, почти нематериальный. Обе типологии живы до сих пор, соревнуются и взаимодействуют с переменным успехом. К примеру филармония Нувеля в Париже – представитель первой, а филармония Портзампарка в Люксембурге – второго. Кстати сказать у последней с московским зданием обнаруживается множество перекличек: и главный ракурс с носом козырька, и белый цвет, и вьющиеся внутри лестницы. Довольно очевидно, что московская филармония склоняется, исходя из предпочтений авторов, ко второму типу, условно говоря, храмовому, но отдает дань первому, особенно внутри и возможно потому, что этому эфемерному зданию пришлось вырасти из брутального объема холма… Это случай встречи двух подходов, их разумного соединения, надо думать, к общей пользе. 
Архитектор:
Владимир Плоткин
Проект:
Концертный зал «Зарядье»
Россия, Москва, ул. Варварка, вл. 6

Авторский коллектив:
Сергей Кузнецов, Владимир Плоткин – руководители авторского коллектива.

Архитекторы: С.Гусарев (рук. архит. мастерской №4 в ТПО «Резерв»), А.Травкин (ГАП), А.Пономарев (ГАП – архитектура главного зала), Ю.Фадеев; С.Алексанин, А.Гаврюшина, Д.Галлямова, К.Диас Москера Клео, С.Дудукин, Р.Князев, Е.Ковшель, А.Кузнецов, Ю.Литвиненко, М.Малеин, Д.Масаков, Е.Михайлова, А.Орехова, А.Раменский, Е.Солонкина, Е.Шорникова;
3D-визуализация, фасадные и интерьерные решения: Д.Чернов (рук. мастерской интерьера и дизайна), Д.Кириллова, П.Назарова, М.Фунтикова, Н.Чехун, Р.Шумаев

Инженеры: С.Щербина (главный инженер), А.Квык (ГИП), В.Корнеев (ГИП), Е.Карасева (ГИП), В.Андреев (рук. отдела строит. конструкций), И.Барабаш (главный конструктор), П.Балашов (рук. отдела ВК), Т.Говорова (рук. отдела вертикальной планировки), М.Дачкина (рук. отдела ЭО), Г.Виноградов (рук. отдела технологического проектирования), П.Колосов (рук. отдела ОВ), Г.Кочанова (рук. отдела вертикальной планировки), Н.Черепухина (рук. отдела СС); Я.Анюшина, М.Гладких, Е.Глупова, М.Дубинчук, Д.Зотов, Т.Ивашнева, А.Киселева, Е.Куликова, Е.Матвиенко, А.Микутис, С.Милешина, А.Никитин, М.Новичкова, А.Полубояринов, Ж.Пузырева, Е.Рыбнова, И.Самсонова, И.Тарасов, Р.Тумасян, Ю.Умнов, М.Цыганкова, К.Шишкин
 

2015 — 2016 / 2016 — 2018

Генпроектировщик: «Мосинжпроект»

Сотрудничество: Фасадные системы – ООО ПКП «Вэлко-2000»; акустические решения – Nagata Acoustics America Inc.; акустические материалы, проектные решения раздела «Акустика» стадии Проект – ООО «Акустик Групп»; театральная технология, механизация и освещение – АО «ДОКА Центр»; отделочные работы, звукоизоляция технических помещений – ZOLT Group; изготовление и монтаж элементов отделки залов и деревянные панели в вестибюле – Enterijer Janković (ООО Интерьер Рус); искусственный камень – LG Hausys RUS, ArtCor; внутренние двери – ООО «НОРТПОСТ»; изготовление органа – Manufacture d'Orgues Muhleisen (Страсбург)

27 Марта 2017

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
ТПО «Резерв»: другие проекты
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Семантический разлом
Клубный дом STORY, расположенный рядом с метро Автозаводская и территорией ЗИЛа, деликатно вписан в контрастное окружение, а его форма, сочетающая регулярную сетку и эффектно срежиссированный «разлом» главного фасада, как кажется, откликается на драматичную историю места, хотя и не допускает однозначных интерпретаций.
Небесная тектоника
Три башни на стилобате над склоном реки Раменки – новые доминанты на границе советского микрорайона. Их масштаб вполне современен, высота 176 м – на грани небоскреба, фасады из стекла и стали. Стройные пропорции подчеркнуты строгой белой сеткой, а объемная композиция подхватывает диагональную «сетку координат», намеченную в пространстве юго-запада Москвы архитекторами 1970-х и 1980-х.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Пространство взаимодействия
К востоку от стадиона, метро и парка Динамо отчасти вырос и продолжает расти городок ВТБ Арены Парка, чья архитектура построена на современных принципах, начиная от комфортного благоустройства вкупе с немалой высотностью и заканчивая взаимодействием разных подходов к форме, объединенных общим кодом.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Обитаемая галактика
Компания АПЕКС возглавила работу над проектом масштабного жилого комплекса на севере Москвы, в котором современные подходы к формированию городской застройки сочетаются с продуманными планировочными решениями, узнаваемым обликом и оригинальной концепцией благоустройства.
Архсовет Москвы – 59
Архитектурный совет рассмотрел два крупных проекта: МФК на Киевской улице ТПО «Резерв», апартаменты с обширным подземным торговым пространством, и жилые башни Сергея Скуратова в Сетуньском проезде. Оба проекта приняты.
Акупунктура городов
На петербургском Культурном форуме архитекторы поговорили о том, какую пользу международные события могут принести городам.
Кристалл музыки
Остро-современное и сложное в техническом отношении новое здание концертного зала «Зарядье» соединяет нелинейность с мощной ретроспективой шестидесятых. Между тем оно вовсе не консервативно – скорее его можно понять как метафору и даже «кристаллизацию» музыки, искусства одновременно эмоционального и математически-отвлеченного.
Архсовет – 57
После одобрения Архсоветом проекта ЖК AQUATORIA на Ленинградском шоссе в градостроительном плане земельного участка возможно произойдут изменения.
Белое дерево
ЖК Wine house – один из первых реализованных примеров сотрудничества Владимира Плоткина и Сергея Чобана в одном проекте: вдумчивый, графично-сдержанный диалог старого и нового в центре города: в нескольких «действиях», от XIX века до XXI.
ГТГ: ОМА
Бюро OMA представило проект реконструкции здания Третьяковской галереи на Крымском валу.
Безграничная сдержанность
Элегантное здание административного центра Новой Москвы, с характерным для проектов ТПО «Резерв» эстетским вниманием к форме и ритму фасадных членений, выглядит как НЛО на необустроенных полях под Коммунаркой.
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Похожие статьи
Анализ и синтез
Проект ЖК «Красин», предназначенный для исторического центра Петербурга и расположенный в очень ответственном месте: рядом с Горным институтом Воронихина, но на границе с промышленным городом, – стал результатом тщательного анализа специфики исторической застройки Васильевского острова и последующего синтеза с уклонением от прямой стилизации, но формированием узнаваемого силуэта, созвучного «старому городу».
Преемственность силуэта
Доходный дом «Астория» в центре Стокгольма реконструирован архитекторами 3XN, которые добавили к нему новый корпус со схожим профилем кровли.
От контраста к контексту
Herzog & de Meuron расширили музей Кюпперсмюле в Дуйсбурге – комплекс индустриальной мельницы, который они сами приспособили для устройства экспозиций еще в 1999.
Камертон озера
Новый жилой комплекс в Тюмени спроектирован при участии французских архитекторов, сочетает башню с таунхаусами и домиками на крыше, но прежде всего настроен на озеро, которое способно подарить ощущение загородной жизни.
В кольцах пандусов
Словенские архитекторы ENOTA и косовское бюро OUD+ Architects выиграли конкурс на проект спортивного центра в Приштине.
Длинный дом
Общественный центр по проекту бюро smartvoll должен вернуть оживление в сердце австрийской деревни Гросвайкердорф.
Печатные, но наполовину
В Техасе выставили на продажу дома, возведенные при помощи 3D-принтера. Приобрести высокотехнологичное жилище можно за 745 000 долларов.
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Кирпичный текстиль
На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.
Домики в кронах
Свайные гостевые домики по проекту бюро aoe обеспечивают постояльцам близость к природе и уединение.
Диалектический манифест
Высотный ЖК MOD, строительство которого начато в Марьиной роще рядом с территорией, на которой запланирована штаб-квартира РЖД, откликается на «центральный» контекст будущего городского окружения и в то же время позиционируется авторами как «манифест модернистских минималистичных принципов в архитектуре».
Околоземное пространство
Новый терминал аэропорта в Кемерово «Леонов» построен в «космические» сроки, несмотря на пандемию. Он стал одним из важных элементов стремительного развития города и зримо отразил свое посвящение первому выходу человека в открытый космос, как в интерьерах, так и на фасадах. Его главные «фишки»: эффект звездного неба и открытость.
В дуэте с ареной
Жилой комплекс West Half по проекту ODA в Вашингтоне построен рядом с бейсбольным стадионом и учитывает все аспекты такого соседства, включая свою «роль» в телетрансляциях матчей.
Высотная дактилоскопия
Ламели на фасадах высотного жилого комплекса Arté MK в Куала-Лумпуре по проекту SPARK обеспечивают защиту от солнца днем и декоративную подсветку ночью, а также повторяют узор отпечатка пальца заказчика.
Скелет суккулента
Сотрудники и студенты Штутгартского университета построили павильон с несущей конструкцией из льняного волокна, которая повторяет строение кактуса.
Старое и новое с коммерческим интересом
Реставрация и реконструкция исторического универмага La Samaritaine в центре Парижа повысила его «ценовую категорию», но дополнила его 96 социальными квартирами и яслями на 80 малышей. Новую часть комплекса спроектировало бюро SANAA.
Код пяти столетий
Старейшее существующее социальное жилье в мире, квартал Фуггерай в Аугсбурге, отмечает 500-летие: бюро MVRDV спроектировало для него юбилейный павильон и займется поисками «кода Фуггерай» для доступного жилья будущего.
Острые профили
На фасадах жилого дома в Иокогаме тонкие панели из преднапряженного бетона защищают интерьер от солнца, разделяют балконы соседних квартир и кадрируют виды города. Авторы проекта – Akira Koyama + Key Operation Inc. / Architects.
«Любимый пациент»
В Берлине открывается после реконструкции и реставрации по проекту David Chipperfield Architects Новая национальная галерея – позднее творение Людвига Мис ван дер Роэ.
Технологии и материалы
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
BTicino: сделано в Италии
Компания BTicino, итальянский бренд Группы Legrand, пересмотрела подход к электрике дома и сделала из розеток и выключателей функциональные произведения искусства.
Элегантность, неподвластная времени
Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность.
Топовые BIM-модели Cersanit для интерьера ванной под ключ
BIM-технологии позволяют проектировщикам не только создавать 3D картинку, но и разрабатывать целую базу данных, где будет храниться вся информация об объекте с детальными характеристиками. Виртуальная копия здания хранит всю информацию об изменениях на каждом этапе, помогает поддерживать высокую производительность работы, сокращает время на пересчёт, позволяет детально проработать параметры и размеры блоков.
Золото на голубом – новое прочтение
В постиндустриальном районе Милана завершается строительство делового кластера The Sign. Комплекс станет функциональной и визуальной доминантой района – в нем разместятся множество деловых и общественных зон, а его сияющие золотыми фрагментами фасады будут привлекать внимание издалека. Золото на фасаде – панели ALUCOBOND® naturAL Gold от компании 3A Composites.
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Золотисто-медное обрамление
Откосы окон и входные порталы, обрамленные панелями из алюминия Sevalcon, завершают и дополняют архитектурный образ клубного дома «Долгоруковская 25», построенного в неорусском стиле рядом с колокольней Николая Чудотворца.
Как защитить деревянную мебель в доме и на улице: разновидности...
Деревянные изделия ручной работы не выходят из моды, а потому деревянную мебель используют как в интерьерах, так и для оборудования уличных зон отдыха. В этой статье расскажем, как подобрать оптимальный защитный состав для деревянных изделий.
Сейчас на главной
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Две стихии
Еще один проект-победитель конкурса Малых городов от Аб «Вещь!», на этот раз для солнечного Ахтубинска: благоустройство, вдохновленное стихиями воды и воздуха, а также фотогеничный памятник досаждающей мошке.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.
Променад на тракте
Проект-победитель конкурса Малых городов для Клина: длинный променад с точками притяжения, смотровыми площадками и всесезонно активными пространствами.
Школа особого режима
Престижная Амстердамская британская школа заняла бывший комплекс тюрьмы конца XIX века. Авторы проекта реконструкции – Atelier PRO.
Дача от архитектора
Дом.рф подводит промежуточные итоги конкурса на лучшие типовые проекты с использованием деревянных конструкций. Публикуем некоторые из проектов-победителей первой номинации конкурса, благодаря которой уже в следующем году любой желающий сможет построить загородный дом по проекту от мастерской Тотана Кузембаева и десятка других талантливых бюро.
Соль земли
Проект-победитель конкурса Малых городов для Усолья от АБ «Вещь!»: восстановление планировочной структуры посадской части и деликатное включение объектов благоустройства по соседству с памятниками строгановского барокко.
Сарай, огород и очаг
Ищем национальную идею российской архитектуры среди проектов финалистов конкурса на разработку многоквартирного жилья для поселка Соловецкий. В первом выпуске: Мастерская деревянной архитектуры Евгения Макаренко + NORMA, Александр Бродский и бюро Katarsis.
Нет плохой погоды
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает для сибирского города Мегион всесезонный парк и необычные элементы благоустройства, отвечающие суровому климату: источники витамина D, укрытия от холода и непогоды и преобразователи ветра.
Искусство света и цвета
Искусствовед Ольга Колганова – об одном из экспонатов выставки «Электрификация. 100 лет плану ГОЭЛРО», Светопамятнике Григория Гидони.
Истинное Зодчество: лауреаты 2021
Хрустальный Дедал достался Николаю Шумакову, президенту САР и СМА и главному архитектору Метрогипространса, за станции БКЛ Авиамоторная, Лефортово, Электрозаводская. Премию Татлин решили не присуждать.
Что есть истина
В Гостином дворе открылся 29 по счету фестиваль «Зодчество». Ярче всего, на наш взгляд, на этот раз выступили стенды регионов, которых не 8, как в прошлом году, а 16. А где истина, мы знаем и так.
На крутом берегу
После вручения премии АрхиWOOD 2021 начинаем вспоминать о победителях прошлого года и проектах шорт-листа этого года. Жизнь показывает, что один из основных трендов – черный или серый цвет фасадов.
Анализ и синтез
Проект ЖК «Красин», предназначенный для исторического центра Петербурга и расположенный в очень ответственном месте: рядом с Горным институтом Воронихина, но на границе с промышленным городом, – стал результатом тщательного анализа специфики исторической застройки Васильевского острова и последующего синтеза с уклонением от прямой стилизации, но формированием узнаваемого силуэта, созвучного «старому городу».
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Преемственность силуэта
Доходный дом «Астория» в центре Стокгольма реконструирован архитекторами 3XN, которые добавили к нему новый корпус со схожим профилем кровли.
От контраста к контексту
Herzog & de Meuron расширили музей Кюпперсмюле в Дуйсбурге – комплекс индустриальной мельницы, который они сами приспособили для устройства экспозиций еще в 1999.