Скуратов-хаус

Дом на улице Бурденко – не очень новая, но заметная постройка. Она продолжает и развивает любимые темы Сергея Скуратова: дом фактурно-скульптурный, с шершавым и разнотоновым кирпичным фасадом. На городское окружение он смотрит столь же разносторонне, и впитывая, и отдавая эмоции.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

18 Октября 2016
mainImg
Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
Жилой дом на улице Бурденко
Россия, Москва, ул. Бурденко, 11

Авторский коллектив:
Скуратов С.А., Чернышова А.С., Чернышов Д.А., Левина Ю.Б.

2008 — 2009 / 2009 — 2014

ООО «Новый дом 94»
Увлекательную историю создания дома, который получил от владельцев гордое название Skuratov house и был достроен в 2014 году, мы уже рассказывали. Буквально в двадцати шагах на углу Второго Неопалимовского переулка стоит ещё один дом, построенный Скуратовым больше десяти лет назад в 2001 году, когда архитектор ещё работал ГАПом в составе мастерской Сергея Киселёва. Как нередко бывает в таких случаях, два дома получились разными и похожими, рассматривать их, крутя головой на улице Бурденко – своего рода академическое удовольствие. Тут можно понять и вектор развития авторской позиции, и ощутить степень устойчивости её основных принципов. В частности немаловажно, что два скуратовских дома, оказавшись рядом по чистой случайности, успешно решают задачу гуманизации городского пространства вокруг себя – несмотря пестроту, если не сказать экзальтированность ближайшего окружения.



Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. Фотография © Михаил Розанов
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. Ситуационный план © Сергей Скуратов ARCHITECTS

Здесь, за Садовым кольцом, на «задворках» магистрали Большой Пироговкой улицы, город говорит на очень разные голоса. Сильнейшее давление исходит от здания Счётной палаты РФ, 1993 года постройки, с его золотым стеклом и керамогранитом. Она совсем рядом, подходит к восточной границе участка. Впрочем гигантизм был привит месту намного раньше Академией имени Фрунзе Льва Руднева, сочетающей по-своему изумительную архитектуру с немалым красноармейским размахом. Так и повелось: деревянные особняки – а один такой стоит как раз напротив дома Сергея Скуратова, соседствуют с гигантами разной архитектуры, а иногда и без архитектуры вовсе. Всё едва разбавлено умеренностью доходных домов начала XX века. Городская атмосфера получается напряжённой, контрастной на грани нервного срыва.

В такой обстановке неудивительно желание закопаться, зарыться в землю. Что новый дом Скуратова отчасти и делает: он «посажен» в широкий приямок ниже уровня тротуара на высоту человеческого роста – на 1,8 метра. Это позволило не только увеличить высоту потолков цокольного этажа до «парадных» 5,5 м против тоже немалых 3,6 м жилых этажей дома – но и создать перед фасадом особенное пространство, отделённое от улицы пластикой склона, равно как и скульптурностью лестниц и пандусов. И тремя молодыми липами; они тут прямо как «три тополя», благо Плющиха рядом. Сюда, вниз, может спуститься кто угодно, но пространство ощущается как полу-приватное, тихое даже по сравнению с улицей Бурденко, где нечасто ездят машины. Оказавшись внизу, перед витринами, мы видим только ноги прохожих, и то едва-едва; к тому же пространство заботливо прикрыто от дождя крупной консолью: глубокой, с выносом около трёх метров, – и высокой, на четыре этажа вверх. Получается почти «пещера», хотя точнее – аналог портика без опор.
Мини-площадь перед входом. Фотография © Сергей Скуратов architects
Спуск с тротуара улицы ко входу в здание. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. Разрез © Сергей Скуратов ARCHITECTS

Что-то подобное чувствуешь, стоя в археологическом раскопе или, к примеру, обнаруживая церковь Святого Виталия в Риме: почти под ногами прохожего на улице Национале. Идёшь по шумному тротуару, и вдруг – ступеньки, какой-то иной мир, из другого слоя, внеположного современному городу.



Надо сказать, что этот эффект «культурного слоя», имитацию ощущений от древнего города Сергей Скуратов использовал уже в нескольких проектах жилых домов, отделяя перепадом высот внешнее пространство от внутреннего, организуя вход как «погружение» в дом. Кажется, первым таким опытом был Art House на Серебрянической набережной.



Что важно, пространство первого яруса больше чем наполовину – общественное: здесь обустроились салон красоты и очаровательное миникафе-кулинария с говорящим названием «Ку-ка» (от первых слогов слов «кулинария» и «кафе»). Войдя в кафе, мы можем пройти дом насквозь и посмотреть во двор: выйти туда нельзя, двор только для жильцов дома, но видно, что с противоположной стороны – такой же приямок со ступеньками, как и со стороны улицы. Во дворе – три липы, пандан выстроившимся вдоль улицы, и клён, старое дерево с роскошной кроной, которое архитектор сохранил, усложнив для этого силуэт дома и организовав под его кроной ядро двора. У Сергея Скуратова, надо сказать, вообще особые отношения с деревьями – в начале 2000-х, когда тема вовсе не была звучной, он не только сохранил прекрасный дуб у стены дома в Зубовском проезде, но и сделал его важной частью композиции.

Зубовский проезд, дуб у северного фасада: 


Скуратов-хаус:
Кафе под консолью, вид с улицы. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Сад: липы, клён и кирпичная вымостка в приватном дворе Skuratov house. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Но вернемся к Скуратов-хаусу. И его углублённая мини-площадь перед витринами, и внутренний двор выложены кирпичом, также как и часть тротуара вдоль уличного фасада. Надо сказать, что это сейчас, в наши дни в центре Москвы можно найти какую угодно вымостку, от гранита до жёлтого кирпича из сказки, а два года назад, когда достраивался дом на улице Бурденко, борьба с асфальтом находилась ещё только в своей первой, плиточной фазе. Так что здесь Сергей Скуратов выступил в некоторой степени законодателем мод, предложив не плитку и даже не гранит, а выстилку из кирпича на плашку, продолжающую главную тему дома. От этого дом кажется «проросшим» в город, распространившим вокруг себя кирпичные «корни» или даже пятно земли иного качества. Во всяком случае мимоидущий прохожий, даже глядя только себе под ноги, увидев под ногами этот неожиданно-церковный пол из терракотовых прямоугольников тёплого оттенка, может быть, удивится, поднимет глаза, или даже спустится в кафе. Кирпичный тротуар – казалось бы, деталь – служит важным ключом, соединяющим дом с городом.
Вид на северный фасад с улицы. Жилой дом на ул. Бурденко © Сергей Скуратов architects

Так же, кирпичом, выстлан пол на террасах, которые занимают эксплуатируемые кровли на трёх ярусах. На кровле башни – частная терраса; на пятиэтажном объёме – общественная, открытая для всех жителей дома, Сергей Скуратов даже разместил там барную стойку с кофе-машиной. Нижняя терраса – на крыше цокольного этажа на высоте трёх метров от уровня земли, выходящие сюда люди оказываются почти над головами у прохожих. И в целом террасы последовательно растут вверх, делая объём незамкнутым – дом становится подобен не замкнутой коробке, что для Москвы обычно, а обитаемой горе. Словом, он встроен в городское пространство несколько иначе, работает с этим пространством многоуровнево и разномасштабно.
Терраса на кровле стилобата. Жилой дом на ул. Бурденко. Фотография © Михаил Розанов

Что происходит прежде всего от вдумчивого отношения к контексту и творческой реакции на множество ограничений, от высотных до требований инсоляции. Дом стоит на двухъярусной подземной парковке, но состоит из трех разных объемов – каждый из которых обозначает или реагирует на один из типов окружающих зданий. 11-этажная башня подхватывает крупный масштаб, но делает всё для того, чтобы показаться при этом изящной – высокой и стройной. Середина дома – пятиэтажная, она «ловит» масштаб доходных домов и стоящего рядом дома 1959 года постройки. И наконец, на границе со Счётной палатой, где невозможно было построить ничего высокого из-за инсоляции, появилась встроенная в дом городская вилла, роскошь нашего времени, crème de crème риэлторских предложений. Пара подобных вилл известны в Молочном и Коробейниковом переулках. В данном случае примкнувший к дому двухэтаный особняк с садом за плотным кирпичным забором, с геопластикой и марсианскими красными деревьями внутри – это не только эксклюзивный лот, но и градостроительная реакция, пара-пандан деревянного дома Смирнова-Лопатиной, стоящего на улице напротив. И в целом – память о допетровской Москве, состоявшей из садов за заборами и дома в глубине.

Впрочем внешне дом не делится на части, а скорее пытается завязаться узлом, поскольку у него две головы. Одна – консоль-«телевизор» пятиэтажной части, нависает над улицей, глядит строго на север, хотя слегка поворачивает стекла к западу, навстречу прохожим, идущим в сторону Садового кольца. Что совершенно ломает образное представление о выстроенном вдоль улицы пятиэтажном блоке – он кажется скорее поперечным, чем продольным. Вторая «голова» – у башни, это тоже большой, трёхэтажной высоты «телевизор», он смотрит на восток, но немного поворачивается к северу, в створ улицы, избегая окон Счётной палаты. В первых вариантах проекта вместо кирпича Скуратов рассматривал и зелёного цвета медные фасады, и ржавые кортеновые – если бы прижился один из них, то сходство с фантастическим, но в то же время ретро-, роботом, каким-нибудь Valli, было бы совершенно несомненным. Дом заметным образом «смотрит» по сторонам, с настороженным любопытством разглядывает окружение, как будто бы из перископа. Город смотрит на дом, но и дом смотрит на город. «Взгляды» консолей-телевизоров служат и фасадами, лицами, намёком на личность дома. Самый яркий скульптурный образ – от Садового кольца, точнее от 2-го Неопалимовского. Отсюда же больше всего удивляешься – насколько дом всё же, при всей брутальности шершавого тёмного кирпича – маленькое, даже хрупкое существо. Помнится, похожий эффект существа, мифологического животного был описан Григорием Ревзиным в отношении дома Скуратова на Мосфильмовской.
Жилой дом на ул. Бурденко, вид от 2-го Неопалимовского переулка. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. Фотография © Михаил Розанов
Жилой дом на ул. Бурденко. Фотография © Михаил Розанов
Жилой дом на ул. Бурденко. Фотография © Михаил Розанов
Жилой дом на ул. Бурденко. Фотография © Михаил Розанов
Жилой дом на ул. Бурденко. Поиск образа © Сергей Скуратов architects

Противовес скульптурным «головам» – ровный срез ребристой кирпичной сетки фасада вдоль улицы. Он начинается на пятиярусном объёме сразу за консолью, и быстро вырастает башней. Вся плоскость, действительно, кажется результатом сечения объема – во-первых, здесь «вырезали» нижнюю террасу, отступив от края и открыв вид на стену издали, без чрезмерного задирания головы. Во-вторых, кажется проявленной – раскрытой, как на срезе горной породы, внутренняя структура дома. Впрочем, с поправками: окна объединены по два по вертикали и складываются в обманчивый ритм, заставляющий нас принять дом за пятиэтажный. В московской архитектуре недавнего времени много примеров борьбы пропорций с масштабом, но в данном случае задача исполнена мастерски – благодаря перспективному сокращению и паузе, образованной террасой, со стороны улицы дом и впрямь воспринимается как пятиярусный, и вовсе не одиннадцатиэтажный. То есть образующий пару именно доходным домам.
Жилой дом на ул. Бурденко. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Жилой дом на ул. Бурденко. Фотография © Михаил Розанов

На уличном фасаде больше всего окон – ими заполнены почти все прямоугольники между рельефных рёбер. Другие фасады – намного скульптурнее. Окон здесь меньше, их широкие пологие откосы делают стену ощутимо-скульптурной, состоящей из плоскостей, сопоставленных под разными углами. Углы откосов попадают в резонанс со скосами объемов и рамками консолей – все это делает дом огранённым, похожим на болванку скульптора, который только вот начал отсекать лишнее.
Жилой дом на ул. Бурденко. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Жилой дом на ул. Бурденко © Михаил Розанов
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко © Михаил Розанов

Кроме того, как мы помним, дом целиком кирпичный, кирпичная фактура служит в нём сильнейшим средством обобщения формы. Строго говоря, он покрыт корой из мелкого, шершавого и разноцветного – от тёмно-коричневого до желтого Hagemeister-a, за которым вентилируемая пустота, утеплитель, и уже потом крупный кирпич основных стен. Но вот сделана эта «кора», как принято в бюро Сергея Скуратова, добросовестно: прорисованы и исполнены по чертежам все мелочи: углы широкие и острые, подоконники, сандрики, нижние поверхности консолей – потребовалось множество кирпичей нетиповой формы, но дом покрыт кирпичом как кожей, сверху донизу, и всерьёз рельефен. Учитывая, что технология изготовления современных фасадов тяготеет скорее к наложению плоскостей, очевидно, что создание толщин, приятных глазу, говорящих подсознанию о надежной массивности стен – это тоже элемент ретро в противовес хай-теку – принуждения современной архитектуры к тому, чтобы выглядеть несколько более консервативно, чем она могла бы. Однако нет в современной архитектуре тенденции более актуальной, чем эта. Современная архитектура поняла наконец, что не все технологические новинки радуют глаз, что о человеческом уюте, даже визуальном, следует заботиться – только в этом случае здания начинают «говорить» и получать отклик своих зрителей, частых и редких. Так что Сергей Скуратов здесь более чем в тренде.
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. Фасадные узлы © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. Узлы © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. Узлы © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. Подвесной элемент © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. Фасады © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. Фасады © Сергей Скуратов ARCHITECTS

Ещё один элемент, скажем так, историзации: часть кирпичей на внешних плоскостях стен выдвинута на два-три сантиметра, что добавляет рельефа и теневых штрихов, особенно в косых лучах вечернего солнца, к примеру, на западной стене. На откосах выступов нет, из-за чего они тоже кажутся своего рода срезами, сечениями массы стены. И раскладка рельефных кирпичей, и растяжка пёстрого, но тёмного цвета, прорисованы поштучно. Цвет может показаться темноватым, но и здесь есть секрет – луч солнца делает его красновато-золотым, червонным, что довольно живописно.
Кирпичная кладка стен визуально разделена вертикальными резиновыми вставками, поблескивающими на солнце; их цель – снять пафос «полностью кирпичного» дома, показать его современную техногенность. Первоначально полосы задумывались металлическими. Жилой дом на ул. Бурденко. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Жилой дом на ул. Бурденко. Фотография © Михаил Розанов
Жилой дом на ул. Бурденко. Фотография © Сергей Скуратов architects
Жилой дом на ул. Бурденко. Фотография © Сергей Скуратов architects

В некоторых ракурсах дом похож на крепостную башню. Хотя воспоминание о соседстве Земляного города, четвертого кольца московских стен, будет натянутым – укрепления там были в основном деревянные и другие. Дом Скуратова больше похож на башню флорентийского семейства какого-нибудь XI века, полукрепость с донжоном. И многоцветный тон стен, и окна, местами похожие на бойницы – многое указывает на известный, хотя не лишенный тонкачества приём «прививания» местности отзвука истории, которой у неё не было. Впрочем это лишь одно из лиц дома, и Сергей Скуратов, дав намёк на нечто древнее, тут же затушёвывает его, снимает маску, подчёркивая современность здания блеском стекла ограждений, тонким металлом оконных переплётов, или хотя бы тем, что разбивает кирпичный массив тонкими блестящими швами. Похожим образом архитектор действовал и в Art House, помещая на торцевом фасаде каркасы металлических балконов – компенсировал едва намеченный пафос древности, превращая его в серьёзную, но игру.

Скуратов-хаус кажется немаловажным штрихом в портфолио архитектора, недаром так пафосно называется. Он попал в тот створ возможностей, когда ювелирная отделка деталей, многосоставная работа с поэтикой материала, объема и пространства уже накладывалась на пристальное внимание к городскому окружению, к той среде, которую дом создает вокруг себя. Неудивительно, что здесь несколько раз упомянут Art House, предшествующий на несколько лет дом-брат, хотя и не близнец дома на улице Бурденко: они разрабатывают близкие темы, по-разному, но насыщенно, плотно, не оставляя длиннот и пустот. В этом смысле оба дома артистичны, заявляют о себе как о произведениях искусства: впитывают всю возможную информацию об окружении, перерабатывают её, пропускают через собственный узнаваемый, по-своему очень яркий пластический язык, превращают в опыт осмысления и города, и пространства, и материала как «архитектурной материи». 
Жилой дом на ул. Бурденко. Эскиз Сергея Скуратова © Сергей Скуратов architects
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. План стилобата © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. План 1 этажа © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. План 2 этажа © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. План 3-4 этажей © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. План 5 этажа © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. План 6 этажа © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. План 7-8 этажей © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. План 9 этажа © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. План 10 этажа © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. Технический этаж © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. План кровли © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. Разрез © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. Разрез © Сергей Скуратов ARCHITECTS

Поставщики, технологии

Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
Жилой дом на улице Бурденко
Россия, Москва, ул. Бурденко, 11

Авторский коллектив:
Скуратов С.А., Чернышова А.С., Чернышов Д.А., Левина Ю.Б.

2008 — 2009 / 2009 — 2014

ООО «Новый дом 94»

18 Октября 2016

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Сергей Скуратов ARCHITECTS: другие проекты
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Дворы и башни: самарский эксперимент
Конкурсный проект «Самара Арена Парка», предложенный Сергеем Скуратовым, занял на конкурсе 2 место. Его суть – эксперимент с типологией жилых домов, галерейных и коридорных планировок кварталов в сочетании с башнями – наряду с чуткостью реакции на окружение и стремлением создать внутри комплекса полноценное пространство мини-города с градиентом ощущений и значительным набором функций.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Архсовет Москвы – 59
Архитектурный совет рассмотрел два крупных проекта: МФК на Киевской улице ТПО «Резерв», апартаменты с обширным подземным торговым пространством, и жилые башни Сергея Скуратова в Сетуньском проезде. Оба проекта приняты.
Долгожданная интервенция
В своей новой постройке Сергей Скуратов развивает тему баланса статики и динамики, продолжает эксперименты с кирпичными фасадами, апробирует новые элементы жилой архитектуры, но главное – решает накопившиеся градостроительные проблемы крупного фрагмента городской застройки.
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Сергей Скуратов: «Архитектура – как любовь»
О различии категорий качества и несовершенства, кайфе от архитектуры, везении конца девяностых, необходимости бороться за свой замысел, но и привлекать консультантов на самой ранней стадии работы – в интервью Сергея Скуратова для проекта «Эталон качества».
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Блестящий экс-корт
Известные всем любителям большого тенниса корты на Краснопресненской набережной бюро Сергея Скуратова прячет внутри живописного парка и «наращивает» пластинами жилых небоскребов.
Комета ЗИЛ
Два первых лота жилого комплекса ЗилАрт, спроектированные Сергеем Скуратовым, совмещают контекстуальный сюжет, апеллирующий к истории завода, с эмоциональной, артистической насыщенностью фактуры и деталей. Не зря они служат урбанистической заставкой – городским «фасадом» первой очереди комплекса.
Музейная экспансия
Публикуем статью историка архитектуры Марины Хрусталевой о стратегиях развития московских и петербуржских музеев, опубликованную в тематическом номере журнала «Проект Россия» – «Культура» (№ 80, июнь 2016).
Кирпичная оболочка Skuratov House
О том, как Сергей Скуратов полностью «обернул» дом кирпичом, найдя подходящую серию-сортировку в Германии на заводе Hagemeister, в самом дальнем углу склада, – и дав ей новую жизнь.
Территория мечты
Картины Валерия Кошлякова и пространство Сергея Скуратова образовали тесный симбиоз в размышлениях об образе России и русской мечте. Получилось светло и многозначно. Мы же попробовали разгадать ребус и понять, в чем смысл «нового образа России» в интерьере Русской гостиной вашингтонского Кеннеди-центра.
Похожие статьи
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Ажурные узоры
Манчестерский Еврейский музей приобрел после реконструкции по проекту Citizens Design Bureau новый корпус с орнаментом на фасаде: он напоминает о культуре сефардов.
Зигзаг фасада
Офисное здание в Майнце защищает новый район на Рейне от шума порта. Авторы проекта – MVRDV и morePlatz.
Стальная живопись
Панели из нержавеющей стали на «Башне» Фрэнка Гери в арт-центре LUMA в Арле задуманы как мазки кисти Ван Гога.
Стеклянное облако
На морском курорте Циньхуандао на северо-востоке Китая строится «Облачный центр» по проекту пекинского бюро MAD.
Путь света
В знаменитый дворец императора Нерона – «Золотой дом» в Риме – теперь ведет новый вход по проекту Stefano Boeri Architetti.
Импортная типология
Комплекс доступного жилья с начальной школой по проекту бюро Henley Halebrown в лондонском районе Хакни основан на «центральноевропейском» типе жилой башни.
Силуэт прошлого
Внутренний двор музея и библиотеки в Цзяшане на востоке Китая напоминает силуэтом традиционную печь для обжига керамики, которыми славился этот город.
Штрихи современности
Открылся после реконструкции музей истории Парижа – Карнавале: в команде проекта архитекторы Snøhetta отвечали за новшества.
Обратная пропорция
В Центре инноваций INES университета чилийской области Био-Био по замыслу архитекторов Pezo von Ellrichshausen пространства для совместной и индивидуальной работы обратно пропорциональны друг другу.
Геометрические игры
В Мохали, городе-спутнике Чандигарха, архитекторы Studio Ardete снабдили офисное здание выразительным фасадом с асимметричными балконами, оставшись в жестких рамках бюджета.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Технологии и материалы
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Сейчас на главной
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.
Галька на берегу
Проект аэропорта в Геленджике от АБ «Цимайло, Ляшенко и Партнеры» стал единственным российским победителем премии Architizer A+Awards 2021 года.
Стратегия преображения
Публикуем 8 проектов реконструкции построек послевоенного модернизма, реализованных за последние 15 лет Tchoban Voss Architekten и показанных в галерее AEDES на недавней выставке Re-Use. Попутно размышляя о продемонстрированных подходах к сохранению того, что закон сохранять не требует.
Ажурные узоры
Манчестерский Еврейский музей приобрел после реконструкции по проекту Citizens Design Bureau новый корпус с орнаментом на фасаде: он напоминает о культуре сефардов.
Дворцовый переворот
Еще один ДК, который возвращает к жизни команда «Идентичность в типовом», на этот раз – в Ельце. Согласно программе, универсальные решения встречаются с локальными особенностями, благодаря чему появляется новая точка притяжения.