Скуратов-хаус

Дом на улице Бурденко – не очень новая, но заметная постройка. Она продолжает и развивает любимые темы Сергея Скуратова: дом фактурно-скульптурный, с шершавым и разнотоновым кирпичным фасадом. На городское окружение он смотрит столь же разносторонне, и впитывая, и отдавая эмоции.

mainImg
Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
Жилой дом на улице Бурденко
Россия, Москва, ул. Бурденко, 11

Авторский коллектив:
Скуратов С.А., Чернышова А.С., Чернышов Д.А., Левина Ю.Б.

2008 — 2009 / 2009 — 2014

ООО «Новый дом 94»
Увлекательную историю создания дома, который получил от владельцев гордое название Skuratov house и был достроен в 2014 году, мы уже рассказывали. Буквально в двадцати шагах на углу Второго Неопалимовского переулка стоит ещё один дом, построенный Скуратовым больше десяти лет назад в 2001 году, когда архитектор ещё работал ГАПом в составе мастерской Сергея Киселёва. Как нередко бывает в таких случаях, два дома получились разными и похожими, рассматривать их, крутя головой на улице Бурденко – своего рода академическое удовольствие. Тут можно понять и вектор развития авторской позиции, и ощутить степень устойчивости её основных принципов. В частности немаловажно, что два скуратовских дома, оказавшись рядом по чистой случайности, успешно решают задачу гуманизации городского пространства вокруг себя – несмотря пестроту, если не сказать экзальтированность ближайшего окружения.



Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. Фотография © Михаил Розанов
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. Ситуационный план © Сергей Скуратов ARCHITECTS

Здесь, за Садовым кольцом, на «задворках» магистрали Большой Пироговкой улицы, город говорит на очень разные голоса. Сильнейшее давление исходит от здания Счётной палаты РФ, 1993 года постройки, с его золотым стеклом и керамогранитом. Она совсем рядом, подходит к восточной границе участка. Впрочем гигантизм был привит месту намного раньше Академией имени Фрунзе Льва Руднева, сочетающей по-своему изумительную архитектуру с немалым красноармейским размахом. Так и повелось: деревянные особняки – а один такой стоит как раз напротив дома Сергея Скуратова, соседствуют с гигантами разной архитектуры, а иногда и без архитектуры вовсе. Всё едва разбавлено умеренностью доходных домов начала XX века. Городская атмосфера получается напряжённой, контрастной на грани нервного срыва.

В такой обстановке неудивительно желание закопаться, зарыться в землю. Что новый дом Скуратова отчасти и делает: он «посажен» в широкий приямок ниже уровня тротуара на высоту человеческого роста – на 1,8 метра. Это позволило не только увеличить высоту потолков цокольного этажа до «парадных» 5,5 м против тоже немалых 3,6 м жилых этажей дома – но и создать перед фасадом особенное пространство, отделённое от улицы пластикой склона, равно как и скульптурностью лестниц и пандусов. И тремя молодыми липами; они тут прямо как «три тополя», благо Плющиха рядом. Сюда, вниз, может спуститься кто угодно, но пространство ощущается как полу-приватное, тихое даже по сравнению с улицей Бурденко, где нечасто ездят машины. Оказавшись внизу, перед витринами, мы видим только ноги прохожих, и то едва-едва; к тому же пространство заботливо прикрыто от дождя крупной консолью: глубокой, с выносом около трёх метров, – и высокой, на четыре этажа вверх. Получается почти «пещера», хотя точнее – аналог портика без опор.
Мини-площадь перед входом. Фотография © Сергей Скуратов architects
Спуск с тротуара улицы ко входу в здание
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. Разрез © Сергей Скуратов ARCHITECTS

Что-то подобное чувствуешь, стоя в археологическом раскопе или, к примеру, обнаруживая церковь Святого Виталия в Риме: почти под ногами прохожего на улице Национале. Идёшь по шумному тротуару, и вдруг – ступеньки, какой-то иной мир, из другого слоя, внеположного современному городу.



Надо сказать, что этот эффект «культурного слоя», имитацию ощущений от древнего города Сергей Скуратов использовал уже в нескольких проектах жилых домов, отделяя перепадом высот внешнее пространство от внутреннего, организуя вход как «погружение» в дом. Кажется, первым таким опытом был Art House на Серебрянической набережной.



Что важно, пространство первого яруса больше чем наполовину – общественное: здесь обустроились салон красоты и очаровательное миникафе-кулинария с говорящим названием «Ку-ка» (от первых слогов слов «кулинария» и «кафе»). Войдя в кафе, мы можем пройти дом насквозь и посмотреть во двор: выйти туда нельзя, двор только для жильцов дома, но видно, что с противоположной стороны – такой же приямок со ступеньками, как и со стороны улицы. Во дворе – три липы, пандан выстроившимся вдоль улицы, и клён, старое дерево с роскошной кроной, которое архитектор сохранил, усложнив для этого силуэт дома и организовав под его кроной ядро двора. У Сергея Скуратова, надо сказать, вообще особые отношения с деревьями – в начале 2000-х, когда тема вовсе не была звучной, он не только сохранил прекрасный дуб у стены дома в Зубовском проезде, но и сделал его важной частью композиции.

Зубовский проезд, дуб у северного фасада: 


Скуратов-хаус:
Кафе под консолью, вид с улицы. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Сад: липы, клён и кирпичная вымостка в приватном дворе Skuratov house
Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Но вернемся к Скуратов-хаусу. И его углублённая мини-площадь перед витринами, и внутренний двор выложены кирпичом, также как и часть тротуара вдоль уличного фасада. Надо сказать, что это сейчас, в наши дни в центре Москвы можно найти какую угодно вымостку, от гранита до жёлтого кирпича из сказки, а два года назад, когда достраивался дом на улице Бурденко, борьба с асфальтом находилась ещё только в своей первой, плиточной фазе. Так что здесь Сергей Скуратов выступил в некоторой степени законодателем мод, предложив не плитку и даже не гранит, а выстилку из кирпича на плашку, продолжающую главную тему дома. От этого дом кажется «проросшим» в город, распространившим вокруг себя кирпичные «корни» или даже пятно земли иного качества. Во всяком случае мимоидущий прохожий, даже глядя только себе под ноги, увидев под ногами этот неожиданно-церковный пол из терракотовых прямоугольников тёплого оттенка, может быть, удивится, поднимет глаза, или даже спустится в кафе. Кирпичный тротуар – казалось бы, деталь – служит важным ключом, соединяющим дом с городом.
Вид на северный фасад с улицы. Жилой дом на ул. Бурденко © Сергей Скуратов architects

Так же, кирпичом, выстлан пол на террасах, которые занимают эксплуатируемые кровли на трёх ярусах. На кровле башни – частная терраса; на пятиэтажном объёме – общественная, открытая для всех жителей дома, Сергей Скуратов даже разместил там барную стойку с кофе-машиной. Нижняя терраса – на крыше цокольного этажа на высоте трёх метров от уровня земли, выходящие сюда люди оказываются почти над головами у прохожих. И в целом террасы последовательно растут вверх, делая объём незамкнутым – дом становится подобен не замкнутой коробке, что для Москвы обычно, а обитаемой горе. Словом, он встроен в городское пространство несколько иначе, работает с этим пространством многоуровнево и разномасштабно.
Терраса на кровле стилобата. Жилой дом на ул. Бурденко. Фотография © Михаил Розанов

Что происходит прежде всего от вдумчивого отношения к контексту и творческой реакции на множество ограничений, от высотных до требований инсоляции. Дом стоит на двухъярусной подземной парковке, но состоит из трех разных объемов – каждый из которых обозначает или реагирует на один из типов окружающих зданий. 11-этажная башня подхватывает крупный масштаб, но делает всё для того, чтобы показаться при этом изящной – высокой и стройной. Середина дома – пятиэтажная, она «ловит» масштаб доходных домов и стоящего рядом дома 1959 года постройки. И наконец, на границе со Счётной палатой, где невозможно было построить ничего высокого из-за инсоляции, появилась встроенная в дом городская вилла, роскошь нашего времени, crème de crème риэлторских предложений. Пара подобных вилл известны в Молочном и Коробейниковом переулках. В данном случае примкнувший к дому двухэтаный особняк с садом за плотным кирпичным забором, с геопластикой и марсианскими красными деревьями внутри – это не только эксклюзивный лот, но и градостроительная реакция, пара-пандан деревянного дома Смирнова-Лопатиной, стоящего на улице напротив. И в целом – память о допетровской Москве, состоявшей из садов за заборами и дома в глубине.

Впрочем внешне дом не делится на части, а скорее пытается завязаться узлом, поскольку у него две головы. Одна – консоль-«телевизор» пятиэтажной части, нависает над улицей, глядит строго на север, хотя слегка поворачивает стекла к западу, навстречу прохожим, идущим в сторону Садового кольца. Что совершенно ломает образное представление о выстроенном вдоль улицы пятиэтажном блоке – он кажется скорее поперечным, чем продольным. Вторая «голова» – у башни, это тоже большой, трёхэтажной высоты «телевизор», он смотрит на восток, но немного поворачивается к северу, в створ улицы, избегая окон Счётной палаты. В первых вариантах проекта вместо кирпича Скуратов рассматривал и зелёного цвета медные фасады, и ржавые кортеновые – если бы прижился один из них, то сходство с фантастическим, но в то же время ретро-, роботом, каким-нибудь Valli, было бы совершенно несомненным. Дом заметным образом «смотрит» по сторонам, с настороженным любопытством разглядывает окружение, как будто бы из перископа. Город смотрит на дом, но и дом смотрит на город. «Взгляды» консолей-телевизоров служат и фасадами, лицами, намёком на личность дома. Самый яркий скульптурный образ – от Садового кольца, точнее от 2-го Неопалимовского. Отсюда же больше всего удивляешься – насколько дом всё же, при всей брутальности шершавого тёмного кирпича – маленькое, даже хрупкое существо. Помнится, похожий эффект существа, мифологического животного был описан Григорием Ревзиным в отношении дома Скуратова на Мосфильмовской.
Жилой дом на ул. Бурденко, вид от 2-го Неопалимовского переулка. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. Фотография © Михаил Розанов
Жилой дом на улице Бурденко. Архитекор Сергей Скуратов полностью «обернул» дом кирпичом. Кирпич здесь повсюду: не только основные плоскости стен, но и откосы окон, сандрики, подоконники, рамки, а также и горизонтальные поверхности, в том числе и нижние поверхности консолей и пол террас– выложены из кирпича. Поставщик кирпича и клинкера Hagemeister в России – Фирма Кирилл
Фотография © Михаил Розанов
Жилой дом на ул. Бурденко. Фотография © Михаил Розанов
Жилой дом на ул. Бурденко. Фотография © Михаил Розанов
Жилой дом на ул. Бурденко. Поиск образа © Сергей Скуратов architects

Противовес скульптурным «головам» – ровный срез ребристой кирпичной сетки фасада вдоль улицы. Он начинается на пятиярусном объёме сразу за консолью, и быстро вырастает башней. Вся плоскость, действительно, кажется результатом сечения объема – во-первых, здесь «вырезали» нижнюю террасу, отступив от края и открыв вид на стену издали, без чрезмерного задирания головы. Во-вторых, кажется проявленной – раскрытой, как на срезе горной породы, внутренняя структура дома. Впрочем, с поправками: окна объединены по два по вертикали и складываются в обманчивый ритм, заставляющий нас принять дом за пятиэтажный. В московской архитектуре недавнего времени много примеров борьбы пропорций с масштабом, но в данном случае задача исполнена мастерски – благодаря перспективному сокращению и паузе, образованной террасой, со стороны улицы дом и впрямь воспринимается как пятиярусный, и вовсе не одиннадцатиэтажный. То есть образующий пару именно доходным домам.
Жилой дом на ул. Бурденко. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Жилой дом на ул. Бурденко. Фотография © Михаил Розанов

На уличном фасаде больше всего окон – ими заполнены почти все прямоугольники между рельефных рёбер. Другие фасады – намного скульптурнее. Окон здесь меньше, их широкие пологие откосы делают стену ощутимо-скульптурной, состоящей из плоскостей, сопоставленных под разными углами. Углы откосов попадают в резонанс со скосами объемов и рамками консолей – все это делает дом огранённым, похожим на болванку скульптора, который только вот начал отсекать лишнее.
Жилой дом на ул. Бурденко. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Жилой дом на ул. Бурденко © Михаил Розанов
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко © Михаил Розанов

Кроме того, как мы помним, дом целиком кирпичный, кирпичная фактура служит в нём сильнейшим средством обобщения формы. Строго говоря, он покрыт корой из мелкого, шершавого и разноцветного – от тёмно-коричневого до желтого Hagemeister-a, за которым вентилируемая пустота, утеплитель, и уже потом крупный кирпич основных стен. Но вот сделана эта «кора», как принято в бюро Сергея Скуратова, добросовестно: прорисованы и исполнены по чертежам все мелочи: углы широкие и острые, подоконники, сандрики, нижние поверхности консолей – потребовалось множество кирпичей нетиповой формы, но дом покрыт кирпичом как кожей, сверху донизу, и всерьёз рельефен. Учитывая, что технология изготовления современных фасадов тяготеет скорее к наложению плоскостей, очевидно, что создание толщин, приятных глазу, говорящих подсознанию о надежной массивности стен – это тоже элемент ретро в противовес хай-теку – принуждения современной архитектуры к тому, чтобы выглядеть несколько более консервативно, чем она могла бы. Однако нет в современной архитектуре тенденции более актуальной, чем эта. Современная архитектура поняла наконец, что не все технологические новинки радуют глаз, что о человеческом уюте, даже визуальном, следует заботиться – только в этом случае здания начинают «говорить» и получать отклик своих зрителей, частых и редких. Так что Сергей Скуратов здесь более чем в тренде.
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. Фасадные узлы © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. Узлы © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. Узлы © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. Подвесной элемент © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. Фасады © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. Фасады © Сергей Скуратов ARCHITECTS

Ещё один элемент, скажем так, историзации: часть кирпичей на внешних плоскостях стен выдвинута на два-три сантиметра, что добавляет рельефа и теневых штрихов, особенно в косых лучах вечернего солнца, к примеру, на западной стене. На откосах выступов нет, из-за чего они тоже кажутся своего рода срезами, сечениями массы стены. И раскладка рельефных кирпичей, и растяжка пёстрого, но тёмного цвета, прорисованы поштучно. Цвет может показаться темноватым, но и здесь есть секрет – луч солнца делает его красновато-золотым, червонным, что довольно живописно.
Кирпичная кладка стен визуально разделена вертикальными резиновыми вставками, поблескивающими на солнце; их цель – снять пафос «полностью кирпичного» дома, показать его современную техногенность. Первоначально полосы задумывались металлическими. Жилой дом на ул. Бурденко. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Жилой дом на ул. Бурденко. Фотография © Михаил Розанов
Жилой дом на ул. Бурденко. Фотография © Сергей Скуратов architects
Жилой дом на ул. Бурденко. Фотография © Сергей Скуратов architects

В некоторых ракурсах дом похож на крепостную башню. Хотя воспоминание о соседстве Земляного города, четвертого кольца московских стен, будет натянутым – укрепления там были в основном деревянные и другие. Дом Скуратова больше похож на башню флорентийского семейства какого-нибудь XI века, полукрепость с донжоном. И многоцветный тон стен, и окна, местами похожие на бойницы – многое указывает на известный, хотя не лишенный тонкачества приём «прививания» местности отзвука истории, которой у неё не было. Впрочем это лишь одно из лиц дома, и Сергей Скуратов, дав намёк на нечто древнее, тут же затушёвывает его, снимает маску, подчёркивая современность здания блеском стекла ограждений, тонким металлом оконных переплётов, или хотя бы тем, что разбивает кирпичный массив тонкими блестящими швами. Похожим образом архитектор действовал и в Art House, помещая на торцевом фасаде каркасы металлических балконов – компенсировал едва намеченный пафос древности, превращая его в серьёзную, но игру.

Скуратов-хаус кажется немаловажным штрихом в портфолио архитектора, недаром так пафосно называется. Он попал в тот створ возможностей, когда ювелирная отделка деталей, многосоставная работа с поэтикой материала, объема и пространства уже накладывалась на пристальное внимание к городскому окружению, к той среде, которую дом создает вокруг себя. Неудивительно, что здесь несколько раз упомянут Art House, предшествующий на несколько лет дом-брат, хотя и не близнец дома на улице Бурденко: они разрабатывают близкие темы, по-разному, но насыщенно, плотно, не оставляя длиннот и пустот. В этом смысле оба дома артистичны, заявляют о себе как о произведениях искусства: впитывают всю возможную информацию об окружении, перерабатывают её, пропускают через собственный узнаваемый, по-своему очень яркий пластический язык, превращают в опыт осмысления и города, и пространства, и материала как «архитектурной материи». 
Жилой дом на ул. Бурденко. Эскиз Сергея Скуратова © Сергей Скуратов architects
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. План стилобата © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. План 1 этажа © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. План 2 этажа © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. План 3-4 этажей © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. План 5 этажа © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. План 6 этажа © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. План 7-8 этажей © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. План 9 этажа © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. План 10 этажа © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. Технический этаж © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. План кровли © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. Разрез © Сергей Скуратов ARCHITECTS
Жилой дом с подземной автостоянкой на ул. Бурденко. Разрез © Сергей Скуратов ARCHITECTS

Поставщики, технологии

Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
Жилой дом на улице Бурденко
Россия, Москва, ул. Бурденко, 11

Авторский коллектив:
Скуратов С.А., Чернышова А.С., Чернышов Д.А., Левина Ю.Б.

2008 — 2009 / 2009 — 2014

ООО «Новый дом 94»

18 Октября 2016

Сергей Скуратов ARCHITECTS: другие проекты
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.
Золотое сечение: лауреаты 2023
Три высшие награды, включая гран-при, получили в этом году архитекторы СПИЧ. Николай Шумаков отмечает, что хорошие московские архитекторы все больше работают в отдаленных уголках страны. На выставке премии можно было изучить, с архитектурной точки зрения, некоторые крупные, но малоизвестные комплексы. Публикуем список лауреатов Золотого сечения 2023 с небольшими комментариями и репортажем.
Тень от гвоздя
ЖК «Резиденции композиторов» построен по проекту Сергея Скуратова, который в 2011 году выиграл международный конкурс. Началось с поиска образа и отсечения лишнего, затем с реализации узнаваемой скуратовской архитектуры. А закончилось сносом корпусов фабрики Шлихтермана, сохранение которых было утверждено вместе с проектом всеми ведомствами. История кажется поучительной и важной для понимания истории всех 11 лет, на протяжении которых проектировали и строили комплекс.
Зодчество: лауреаты 2022
В пятницу в Гостином дворе вручили награды фестиваля Зодчество 2022. Хрустальный Дедал достался ЖК Veren Village архитекторов АБ «Остоженка». Татлин, премию за проект, решили не присуждать. Рассказываем, кого наградили, публикуем полный список.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Тонкая материя
Дом Медный 3.14 составлен из двух фактур, каждая из которых по-своему похожа на драгоценную ткань, и из трех корпусов, каждый из которых смотрит на одну из сторон света. Архитектура дома впитывает нюансы контекста, суммирует их и превращает в цельное ритмичное построение. Рассматриваем новый, только что завершенный дом Сергея Скуратова на Донской улице.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Дворы и башни: самарский эксперимент
Конкурсный проект «Самара Арена Парка», предложенный Сергеем Скуратовым, занял на конкурсе 2 место. Его суть – эксперимент с типологией жилых домов, галерейных и коридорных планировок кварталов в сочетании с башнями – наряду с чуткостью реакции на окружение и стремлением создать внутри комплекса полноценное пространство мини-города с градиентом ощущений и значительным набором функций.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Архсовет Москвы – 59
Архитектурный совет рассмотрел два крупных проекта: МФК на Киевской улице ТПО «Резерв», апартаменты с обширным подземным торговым пространством, и жилые башни Сергея Скуратова в Сетуньском проезде. Оба проекта приняты.
Долгожданная интервенция
В своей новой постройке Сергей Скуратов развивает тему баланса статики и динамики, продолжает эксперименты с кирпичными фасадами, апробирует новые элементы жилой архитектуры, но главное – решает накопившиеся градостроительные проблемы крупного фрагмента городской застройки.
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Сергей Скуратов: «Архитектура – как любовь»
О различии категорий качества и несовершенства, кайфе от архитектуры, везении конца девяностых, необходимости бороться за свой замысел, но и привлекать консультантов на самой ранней стадии работы – в интервью Сергея Скуратова для проекта «Эталон качества».
Похожие статьи
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.
В центре – полукруг
Бюро Atelier Delalande Tabourin реконструировало здание правительства региона Центр–Долина Луары в Орлеане. Главным мотивом проекта стали заданные планировкой зала заседаний полукруг и круг.
Новый «Полёт»
Архитекторы бюро «Мезонпроект» разработали проект перестройки областного молодежного центра «Полёт» в Орле. Летний клуб, построенный еще в конце 1970-х годов, станет всесезонным и приобретет много дополнительных функций.
Яуза towers
В столице не так много зданий и проектов Никиты Явейна и «Студии 44». Представляем вашему вниманию концепцию большого многофункционального комплекса на Яузе, между двумя парками, с набережной, перекрестьем пешеходных улиц, развитым общественным пространством и оригинальным пластическим решением. Оно совмещает сложную, асимметричную, как пятнашки, сетку фасадов и смелые заострения верхних частей, полностью скрывающее техэтажи и вылепливающее силуэт.
И опять о птицах
Завершается строительство первого аэропорта в китайском городе Лишуй. Архитекторы пекинского бюро MAD выбрали для своего проекта самый очевидный визуальный прототип – серебристо-белую птицу.
Офисы с «ленточкой»
В Берлине началось строительство офисного (и немного жилого) «кампуса» LXK по проекту MVRDV. Проект связан с развитием района Восточного вокзала.
Венец из пентхаусов
Первое многоэтажное здание Монако, жилая башня Le Schuylkill, получит после реконструкции по проекту Zaha Hadid Architects завершение из шести пентхаусов.
Вплотную к демократии
Конкурс на проект реконструкции зданий датского парламента выиграли бюро Cobe, Arcgency и Drachmann совместно с конструкторами Sweco. Цель трансформации – позволить любому гражданину приблизиться вплотную к оплоту демократии.
Парк архитектуры и отдыха
Для подмосковного гостиничного комплекса, предполагающего разные форматы отдыха, бюро T+T Architects предложило несколько типов жилья: от классического «стандарта» в общем корпусе до «пещеры в холме» и «домика на дереве». Дополнительной задачей стала интеграция в «архитектурно-лесной» парк существующих на территории резиденций, построенных в классическом стиле.
Лирически-энергетическая архитектура
Здание поста управления солнечной электростанцией Kalyon Karapınar SPP по проекту Bilgin Architects в Центральной Анатолии служит «пользовательским интерфейсом» для бесконечного поля солнечных батарей.
Энергетически нейтральный квадрат
На территории кампуса Университета Тилбуга открылся новый учебный корпус имени государственной деятельницы, первой женщины-министра Нидерландов Марги Кломпе. Авторы проекта – Powerhouse Company.
Творческий ужин
Элитный ресторан AIR по проекту архитекторов OMA в Сингапуре включает в себя лабораторию для исследования ингредиентов, сад и огород, кулинарную школу.
Черное и белое
Отдельно рассказываем об интерьерах павильона Атом на ВДНХ. Их решение – важная часть общего замысла, так что точность и аккуратность реализации были очень важны для архитекторов. Руководитель UNK interiors Юлия Тряскина делится частью наработок.
Квартиры в деревне
Жилой комплекс по проекту Karnet architekti на западе Чехии учитывает свое расположение в деревне и контекст бывшей промзоны.
В оттенках зеленого
Бюро Tsing-Tien Making реконструировало дом просветителя Чжан Тайяня в Сучжоу, превратив его в культурный центр и книжный магазин «Гу У Сюань». В отделке использовали три изысканных оттенка: пепельно-зеленый, нефритовый и яркий фруктовый зеленый.
Промежуточное состояние
Общественный центр нового района в Цзясине по проекту B.L.U.E. Architecture Studio совмещает достоинства интерьерных и открытых пространств, городских и природных зон.
Контринтуитивное решение
Архитекторы UNStudio выяснили на примере своего свежего люксембургского проекта, что углеродный след гибридной бетонно-стальной конструкции может быть меньше, чем у деревянного каркаса.
На нулевом уровне
Кэнго Кума построил в префектуре Эхиме небольшой отель Itomachi 0 с нулевым уровнем потребления энергии из внешних источников. Это первый подобный объект на территории Японии.
Всех накормить
На ВДНХ для выставки «Россия» силами Концерна КРОСТ был спроектирован и реализован «Дом российской кухни» – в рекордные сроки. Он умело выстроен с точки зрения современного общепита, помноженного на шумную культурную программу, – и столь же успешно интерпретирует разностилевой характер выставки достижений. В то же время значительная часть его интерьера восходит к прообразам 1960-х годов, хоть «про зайцев» тут пой.
Технологии и материалы
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Топ-15 МАФов уходящего года
Какие малые архитектурные формы лучше всего продавались в 2023 году? А какие новинки заинтересовали потребителей?
Спойлер: в тренды попали как умные скамейки, так и консервативная классика. Рассказываем обо всех.
Сейчас на главной
Часть идеала
В 2025 году в Осаке пройдет очередная всемирная выставка, в которой Россия участвовать не будет. Однако конкурс был проведен, в нем участвовало 6 проектов. Результаты не подвели, поскольку участие отменили; победителей нет. Тем не менее проекты павильонов EXPO как правило рассчитаны на яркое и интересное архитектурное высказывание, так что мы собрали все шесть и будем публиковать в произвольном порядке. Первый – проект Владимира Плоткина и ТПО «Резерв», отличается ясностью стереометрической формы, смелостью конструкции и многозначностью трактовок.
Острог у реки
Бюро ASADOV разработало концепцию микрорайона для центра Кемерово. Суровому климату и монотонным будням архитекторы противопоставили квартальный тип застройки с башнями-доминантами, хорошую инсолированность, детализированные на уровне глаз человека фасады и событийное программирование.
Города Ленобласти: часть II
Продолжаем рассказ о проектах, реализованных при поддержке Центра компетенций Ленинградской области. В этом выпуске – новые общественные пространства для городов Луга и Коммунар, а также поселков Вознесенье, Сяськелево и Будогощь.
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
Образ хранилища, метафора исследования
Смотрим сразу на выставку «Архитектура 1.0» и изданную к ней книгу A-Book. В них довольно много всякой свежести, особенно в тех случаях, когда привлечены грамотные кураторы и авторы. Но есть и «дыры», рыхлости и удивительности. Выставка местами очень приятная, но удивительно, что она думает о себе как об исследовании. Вот метафора исследования – в самый раз. Это как когда смотришь кино про археологов.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Сады как вечность
Экспозиция «Вне времени» на фестивале A-HOUSE объединяет работы десяти бюро с опытом ландшафтного проектирования, которые размышляли о том, какие решения архитектора способны его пережить. Куратором выступило бюро GAFA, что само по себе обещает зрелищность и содержательность. Коротко рассказываем об участниках.
Розовый vs голубой
Витрина-жвачка весом в две тонны, ковролин на стенах и потолках, дерзкое сочетание цветов и фактур превратили магазин украшений в место для фотосессий, что несомненно повышает узнаваемость бренда. Автор «вирусного» проекта – Елена Локастова.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
IPI Award 2023: итоги
Главным общественным интерьером года стал туристско-информационный центр «Калужский край», спроектированный CITIZENSTUDIO. Среди победителей и лауреатов много региональных проектов, но ни одного петербургского. Ближайший конкурент Москвы по числу оцененных жюри заявок – Нижний Новгород.
Пресса: Набросок города. Владивосток: освоение пейзажа зоной
С градостроительной точки зрения самое примечательное в этом городе — это его план. Я не знаю больше такого большого города без прямых улиц. Так может выглядеть план средневекового испанского или шотландского борго, но не современный крупный город
Птица земная и небесная
В Музее архитектуры новая выставка об архитекторе-реставраторе Алексее Хамцове. Он известен своими панорамами ансамблей с птичьего полета. Но и модернизм научился рисовать – почти так, как и XVII век. Был членом партии, консервировал руины Сталинграда и Брестской крепости как памятники ВОВ. Идеальный советский реставратор.
Города Ленобласти: часть I
Центр компетенций Ленинградской области за несколько лет существования успел помочь сотням городов и поселений улучшить среду, повысть качество жизни, привлечь туристов и инвестиции. Мы попросили центр выбрать наиболее важные проекты и рассказать о них. В первой подборке – Ивангород, Новая Ладога, Шлиссельбург и Павлово.
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.
В центре – полукруг
Бюро Atelier Delalande Tabourin реконструировало здание правительства региона Центр–Долина Луары в Орлеане. Главным мотивом проекта стали заданные планировкой зала заседаний полукруг и круг.
Башни в детинце
Жилой комплекс в Уфе, построенный по проекту PRSPKT.Architects, объединяет два масштаба: башни маркируют возвышенность и въезд в город, а малоэтажные корпуса соотнесены с контекстом и историей места, которое когда-то было обнесено крепостными стенами.
Золотое кольцо
Показываем работы трех финалистов конкурса на эскизный проект нового международного аэропорта Ярославля. Концепцию победителя планируют реализовать к 2027 году.
Энергия [пост]модернизма
В Аптекарском приказе Музея архитектуры открылась выставка Владимира Кубасова. Она состоит, по большей части, из новых поступлений – архива, переданного в музей дочерью архитектора Мариной, но, с другой стороны, рисунки Кубасова собраны по проектам и неплохо раскрывают его творческий путь, который, как подчеркивают кураторы, прямо стыкуется с современной архитектурой, так как работал архитектор всю жизнь до последнего вздоха, почти 50 лет.
Кристаллы и минералы
Архитектор Дмитрий Серегин, успевший поработать в Coop Himmelb(l)au MAD Architects , предлагает новый подход к реабилитационной архитектуре. С помощью нейросети он стирает грань между архитектурой и природой, усиливая целительное воздействие последней на человека.
Модернизация – 3
Третья книга НИИТИАГ о модернизации городской среды: что там можно, что нельзя, и как оно исторически происходит. В этом году: готика, Тамбов, Петербург, Енисейск, Казанская губерния, Нижний, Кавминводы, равно как и проблематика реновации и устойчивости.