English version

Мыс доброй надежды

Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.

Алёна Кузнецова

Автор текста:
Алёна Кузнецова

mainImg
В марте были объявлены результаты конкурса на разработку концепции развития Охтинского мыса. Прежде «Газпром нефть» планировала строить здесь самую высокую в Европе башню, а теперь намерена разместить штаб-квартиру. В конкурсе участвовало семь бюро, в финал вышли четыре иностранных, победил проект Nikken Sekkei.

Публикуем все семь проектов, участвовавших в конкурсе.
***

Nikken Sekkei. Победитель
Японцы вдохновлялись морской славой Петербурга и тем отрезком истории, когда на Охтинском мысу располагались судостроительные верфи: в варианте победителей штаб-квартира напоминает два покачивающихся на волнах корабля. Мать и дитя, как нежно назвал их во время презентации на РБК главный исполнительный директор Nikken Sekkei Фади Джабри на отличном русском языке.

Функции корпусов, по словам представителя заказчика, еще обсуждаются, четкого разделения на офисный и общественный, вероятно, не будет. Внутри создадут уютное защищенное от непогоды пространство с висячими садами, водными каскадами и объектом под названием «яйцо Фаберже», напоминающим домик на дереве. Малое здание соединяется с большой вогнутной крышей со смотровой площадкой. Негативное пространство между ними образует раму, внутри которой «экспонируется» Смольный собор.
  • zooming
    1 / 4
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    Изображение предоставлено пресс-службой «Газпром нефть» © Nikken Sekkei
  • zooming
    2 / 4
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Nikken Sekkei / предоставлено РБК Санкт-Петербург
  • zooming
    3 / 4
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Nikken Sekkei / предоставлено РБК Санкт-Петербург
  • zooming
    4 / 4
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    Изображение предоставлено пресс-службой «Газпром нефть» © Nikken Sekkei

Критики проекта отмечают прагматичность и нейтральность выбранного решения, отсутствие интриги и градуса сложности. Стеклянный фасад далек от экологичности и кроме того порождает феномен псевдопрозрачности: несмотря на «хрустальные» стены здание выглядит монолитным и символизирует скорее закрытость. Также нет никакой ясности в том, что будут делать с археологическими находками.

Подробнее о проекте ->



Еще одна презетанция проекта Nikken Sekkei, от 28 мая: 
***


MVRDV. Финалист
Судя по тому, что пишут в информационном поле, этот проект наиболее симпатичен общественности. Дискретный объем офисного здания, композиция которого напоминает абстракции Василия Кандинского, покоится на 119 колоннах, между которыми растут деревья. Этот «лес», как и зеленая крыша с буйной растительностью, в проекте планировалось полностью предоставить горожанам.

Цели голландцев амбициозны: построить самое большое деревянное здание в мире, возродить экосистему, создать интеллектуальную рабочую среду, увязать множество контекстуальных нитей, от болот и крепости Ниеншанц до барокко и советского наследия этого района. Новейшие зеленые технологии обеспечивают «чистую» жизнь здания.
  • zooming
    1 / 8
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    2 / 8
    Угловой вид. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    3 / 8
    Вид зимой. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    4 / 8
    Вид на крыши. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Mir
  • zooming
    5 / 8
    Галерея. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    6 / 8
    Интерьер. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    7 / 8
    Парк. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    8 / 8
    Вид на крышу. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV

Проект захватывает и интригует. Однако, ознакомившись с сопроводительным текстом-манифестом, можно понять, почему он не на первом месте. «Газпром, – заявляет Винни Маас. – в числе трех мировых компаний по количеству вредных выбросов, а наше бюро радикально приверженно устойчивому дизайну». Чтобы разрешить эту моральную дилемму, архитекторы придумали слитую с ландшафтом штаб-квартиру, которая не наносит вред окружающей среде и не использует для своего обеспечения ископаемое топливо, напротив, очищая воздух от углекислого газа.

Принятие такого проекта – не заявляющего прямолинейно о мощи корпорации, хотя во многих отношениях полезного для города, действительно было бы компромиссом. Впрочем, есть и альтернативные мнения. Например, Евгений Герасимов считает проект несерьезным и приводит аргументы: деревья на крышах и под зданиями в нашем климате не растут, перекрытие перспективы моста выдает непонимание основ градостроительства, если же убрать «мишуру» зелени, то останется случайное нагромождение кубиков, а случайные формы выверенному Петербургу противопоказаны. Такая точка зрения лишь подтверждает необходимость обсуждать будущее мыса открыто и с привлечением профессионалов и городского сообщества.

Подробнее о проекте ->
  • zooming
    1 / 7
    Мастер-план 1-го этажа. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    2 / 7
    Мастер-план крыши. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    3 / 7
    Пошаговое создание парка и здания. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    4 / 7
    Замысел. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    5 / 7
    Офисный уровень. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    6 / 7
    Деревянная структура. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    7 / 7
    Разрез. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV

***
 

Valode&Pistre. Финалист
Вариант французской мастерской при первом знакомстве удивляет нарочитостью, которая возникает из-за противопоставления острого угла и волнистого фасада – сверху здание напоминает вырезанный из гигантской прямоугольной глыбы сегмент. Контраст, как следует из пояснительного текста, отражает разный характер Невы и Охты, слияние которых – еще одна смысловая нагрузка участка. Со стороны Охты фасад более или менее монотонный, спокойный, как воды небольшой реки. Со стороны Невы – экспрессивные волны, изгибы которых обрамляют участки с археологическими находками.

Протяженные горизонтальные фасады – дань сплошной застройке петербургских набережных. А на «волне», выходящей на Неву, благодаря изгибам стекла и игре рефлексов, создается вертикальный ритм, вторящий регулярному ритму колоннад исторической застройки. Световые и цветовые эффекты напоминают, по утверждению авторов, характерную для Санкт-Петербурга колористику архитектуры русского барокко.

​Подробнее о проекте ->
  • zooming
    1 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Valode & Pistre
  • zooming
    2 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Valode & Pistre
  • zooming
    3 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Valode & Pistre
  • zooming
    4 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Valode & Pistre
  • zooming
    5 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Valode & Pistre
  • zooming
    6 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Valode & Pistre

***

UNStudio. Финалист
В этой концепции, как и у победителя, здание состоит из двух корпусов. Их соединяет большой атриум-коридор, который служит центральным входом и главным общественным пространством. Атриум раскрывает вид на Смольный собор и соединяет город с набережной, а также предлагает площадки для проведения выставок, мероприятий и отдыха не только горожан, но и сотрудников компании. Для последних создаются комфортные условия работы: климатические системы последнего поколения, естественный свет, коворкинги и рекреационные зоны, обилие деревьев и растений в интерьере и на прилегающих территориях.

Композиция вдохновлена остроконечным планом крепости Ниеншанц, а сложные стеклянные фасады должны напоминать грани драгоценного камня, заключенного в строгую оправу. Наклонные объемы не только создают выразительную скульптурную поверхность, но и защищают помещения от прямых солнечных лучей и перегрева. Отблески и отражения позволяют фасаду меняться в зависимости от погоды и времени дня, точно так же, как меняется Нева.

​Подробнее о проекте ->
  • zooming
    1 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © UNStudio
  • zooming
    2 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © UNStudio
  • zooming
    3 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © UNStudio
  • zooming
    4 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © UNStudio
  • zooming
    5 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © UNStudio
  • zooming
    6 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © UNStudio

***
 
 
Далее показываем проекты, участвовавшие в конкурсе, но не вышедшие в финал. 

Сергей Скуратов architects
Концепция Сергея Скуратова выглядит наиболее проработанной. На сайте бюро очень много иллюстраций и пояснений, согласно которым здание-символ напоминает нейрон с лучами-аксонами и дендритами, «звезду, послание и сигнал, сияние, вспышку энергии». Вогнутые фасады подхватывают петербургскую тему полукруга, «модифицируя первоначальный замысел Воронихина с двумя колоннадами для Казанского собора, который не удалось реализовать». Пять световых фонарей различной формы, как всплески на глади воды, размещены на плоской озелененной эксплуатируемой кровле.

Внутренние пространства должны создавать у человека иллюзию того, что он находится на природе – для этого авторы проекта предлагают использовать декоративные растения и сельскохозяйственные культуры, поливать которые планируют ливневой водой. Активный динамический фасад способен регулировать теплообмен с внешней средой.

​Подробнее о проекте ->
  • zooming
    1 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    2 / 6
    Вид с набережной Охты на Смольный собор. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    3 / 6
    Главный вход в комплекс со стороны Красногвардейской площади. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    4 / 6
    Кровля. Вид на смольный собор. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    5 / 6
    Главный атриум. Вид на амфитеатр из бара. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    6 / 6
    Генеральный план. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS

***


KOSMOS
Проект бюро Kosmos схож с проектом MVRDV в части создания дробного, не подавляющего объекта. Московских архитекторов, как и голландских, вдохновили в числе прочего дворы и крыши Петербурга.

Плотный объем офисного здания прорезают дворы, соединенные в одну систему, у каждого – своя атмосфера и ландшафт. Центральный двор можно закрывать с помощью створок, превращая его в концертный зал или выставочную площадку. Главное общественное пространство расположено на крыше и сопоставимо по масштабу с Дворцовой площадью или Марсовым полем. Парк, который авторы предлагали сделать доступным для горожан круглые сутки, в проекте раскрывал виды на Смольный собор и акваторию Невы. В нем архитекторы разместили амфитеатр, беговую дорожку, кафе, коворкинги и поле для мини-футбола со зрительскими местами.

​Подробнее о проекте ->
  • zooming
    1 / 3
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Kosmos Architects
  • zooming
    2 / 3
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Kosmos Architects
  • zooming
    3 / 3
    Вид главного внутреннего двора. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Kosmos Architects

***


ABD Architects в консорциуме с Ingenhoven Architects 
Снова «моноздание». Оно развернуто к набережной четырьмя террасированными корпусами, между которыми образуются три площади, а к городу – непрерывным полукружием фасада. В многоуровневых атриумах-колодцах растут корабельные сосны и другие взрослые деревья. Здание накрывает прозрачная крыша, через которую щедро льется естественный свет. «Образ здания – это новаторская интерпретация набережных Невы», – говорится на сайте бюро ABD.

Подробнее о проекте ->
  • zooming
    1 / 5
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © ABD architects
  • zooming
    2 / 5
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © ABD architects
  • zooming
    3 / 5
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © ABD architects
  • zooming
    4 / 5
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © ABD architects
  • zooming
    5 / 5
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © ABD architects
***


Охтинский мыс – территория по своей значимости никак не меньшая, чем Тучков буян, о котором говорили весь последний год. Археологи нашли здесь остатки шведской крепости Ниеншанц, рядом расположен Смольный собор, акватория Невы, Большеохтинский мост, а вокруг – невнятная градостроительная ситуация: место загружено транспортом и никак не связано с городом уже много лет.

Пользуясь карантинным затишьем петербургская общественность привлекает к закрытому конкурсу внимание в надежде пересмотреть его результаты.

Архитектурный критик Мария Элькина запустила петицию с просьбой выбрать более удачный проект, который мог бы стать «компромиссом между интересами города и компании «Газпром нефть». «Моя петиция, по большому счету, не за конкретный проект и даже не за публичную дискуссию ради нее самой, она за усложнение повестки вокруг Охтинского мыса и вообще всего, что в Петербурге строят», – пояснила Мария на своей странице в Facebook. На данный момент петицию подписали больше 2800 человек.

Некоторое время назад РБК организовал он-лайн конференцию: присоединиться к ней интересно хотя бы ради того, чтобы посмотреть на экспертов в «домашней» обстановке – главный архитектор Владимир Григорьев, например, говорил при поддержке портретов Владимира Путина и Александра Беглова, а президент местного союза архитекторов Олег Романов – из охотничьего домика. По итогам беседы сформулировали рекомендации для заказчика: искать интригующее, а не практичное архитектурное решение, продумать программу общественного пространства и транспортные потоки, учитывать сложный контекст места – с его археологическими ценностями, советским наследием и прочим «багажом». Владимир Григорьев не исключил, что проект будут рассматривать на градсовете.

***
О процедуре конкурса и техзадании нам рассказал Артем Китаев, один из основателей и партнеров бюро Kosmos.
author photo

Артем Китаев

«Нам написали из «Газпром нефти» и пригласили к участию. Техзадание было достаточно свободным: даны охранные зоны и очень общие требования по площадям основных функциональных блоков. Многие решения оставлялись на усмотрение архитекторов. На мой взгляд, эта свобода была дана сознательно для того, чтобы организаторы смогли увидеть максимально полный набор типологических и пространственных концепций для данного участка.

Из того что, вероятно, было упущено – это грамотная коммуникация с городом о необходимости развития участка. Сейчас участок больше напоминает пустырь в очень важном месте города. С одной стороны есть защитники, требующие ничего не трогать, с другой – бизнес, желающий как можно скорее реализовать на участке разрешенные законодательством объемы. Отсутствие диалога и, возможно, доверия между участниками процесса привело к отсутствию сформулированного видения этого места как в градостроительном, так и в стилистическом и даже в программном решении.

Архитекторы, пытаясь найти компромисс между градостроительным ансамблем города, интересами бизнеса и горожанами предложили концепции со слишком большими допущениями. Эти концепции, на мой взгляд, было бы правильно положить в основу общественной дискуссии, на базе которой должно было быть сформировано более точное и всеобъемлющее задание на разработку проекта».

13 Мая 2020

Алёна Кузнецова

Автор текста:

Алёна Кузнецова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Технологии и материалы
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре
«Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре» Дениз Скотт Браун – это результат личного исследования вопросов авторства, иерархической и гендерной структуры профессии архитектора. Написанная в 1975 году, статья увидела свет лишь в 1989, когда был издан сборник "Architecture: a place for women". С разрешения автора мы публикуем статью, впервые переведенную на русский язык.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Пресса: «Важно сохранять здания разных периодов». Суперзвезда...
У Сергея Чобана необычный профессиональный путь: в девяностые годы он добился признания на Западе и только потом стал востребованным в России. И сейчас его гонорары чуть не дотягивают до уровня мировых легенд вроде Нормана Фостера.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.