English version

Мыс доброй надежды

Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.

mainImg
В марте были объявлены результаты конкурса на разработку концепции развития Охтинского мыса. Прежде компания «Газпром нефть» планировала строить здесь самую высокую в Европе башню, а теперь намерена разместить штаб-квартиру. В конкурсе участвовали семь бюро, в финал вышли четыре иностранных, победил проект Nikken Sekkei.

Публикуем все семь проектов, участвовавших в конкурсе.
***

Nikken Sekkei. Победитель
Японцы вдохновлялись морской славой Петербурга и тем отрезком истории, когда на Охтинском мысе располагались судостроительные верфи: в варианте победителей штаб-квартира напоминает два покачивающихся на волнах корабля. Мать и дитя, как нежно назвал их во время презентации на РБК главный исполнительный директор Nikken Sekkei Фади Джабри на отличном русском языке.

Функции корпусов, по словам представителя заказчика, еще обсуждаются, четкого разделения на офисный и общественный, вероятно, не будет. Внутри создадут уютное защищенное от непогоды пространство с висячими садами, водными каскадами и объектом под названием «яйцо Фаберже», напоминающим домик на дереве. Малое здание соединяется с большим вогнутной крышей со смотровой площадкой. Негативное пространство между ними образует раму, внутри которой «экспонируется» Смольный собор.
  • zooming
    1 / 4
    Концепция развития территории Охтинского мыса, 2020
    Изображение предоставлено пресс-службой «Газпром нефть» © Nikken Sekkei
  • zooming
    2 / 4
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Nikken Sekkei / предоставлено РБК Санкт-Петербург
  • zooming
    3 / 4
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Nikken Sekkei / предоставлено РБК Санкт-Петербург
  • zooming
    4 / 4
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    Изображение предоставлено пресс-службой «Газпром нефть» © Nikken Sekkei

Критики проекта отмечают прагматичность и нейтральность выбранного решения, отсутствие интриги и градуса сложности. Стеклянный фасад далек от экологичности и кроме того порождает феномен псевдопрозрачности: несмотря на «хрустальные» стены здание выглядит монолитным и символизирует скорее закрытость. Также нет никакой ясности в том, что будут делать с археологическими находками.

Подробнее о проекте ->



Еще одна презентация проекта Nikken Sekkei, от 28 мая: 


***


MVRDV. Финалист
Судя по тому, что пишут в информационном поле, этот проект наиболее симпатичен общественности. Дискретный объем офисного здания, композиция которого напоминает абстракции Василия Кандинского, покоится на 119 колоннах, между которыми растут деревья. Этот «лес», как и зеленую крышу с буйной растительностью, в проекте планировалось полностью предоставить горожанам.

Цели голландцев амбициозны: построить самое большое деревянное здание в мире, возродить экосистему, создать интеллектуальную рабочую среду, увязать множество контекстуальных нитей – от болот и крепости Ниеншанц до барокко и советского наследия этого района. Новейшие зеленые технологии обеспечивают «чистую» жизнь здания.
  • zooming
    1 / 8
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    2 / 8
    Угловой вид. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    3 / 8
    Вид зимой. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    4 / 8
    Вид на крыши. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Mir
  • zooming
    5 / 8
    Галерея. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    6 / 8
    Интерьер. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    7 / 8
    Парк. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    8 / 8
    Вид на крышу. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV

Проект захватывает и интригует. Однако, ознакомившись с сопроводительным текстом-манифестом, можно понять, почему он не на первом месте. ««Газпром», – заявляет Винни Маас, – в числе трех мировых компаний по количеству вредных выбросов, а наше бюро радикально привержено устойчивому дизайну». Чтобы разрешить эту моральную дилемму, архитекторы придумали слитую с ландшафтом штаб-квартиру, которая не наносит вред окружающей среде и не использует для своего обеспечения ископаемое топливо, напротив, очищая воздух от углекислого газа.

Принятие такого проекта – не заявляющего прямолинейно о мощи корпорации, но во многих отношениях полезного для города, действительно было бы компромиссом. Впрочем, есть и альтернативные мнения. Например, Евгений Герасимов считает проект несерьезным и приводит аргументы: деревья на крышах и под зданиями в нашем климате не растут, перекрытие перспективы моста выдает непонимание основ градостроительства, если же убрать «мишуру» зелени, то останется случайное нагромождение кубиков, а случайные формы выверенному Петербургу противопоказаны. Такая точка зрения лишь подтверждает необходимость обсуждать будущее мыса открыто и с привлечением профессионалов и городского сообщества.

Подробнее о проекте ->
  • zooming
    1 / 7
    Мастер-план 1-го этажа. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    2 / 7
    Мастер-план крыши. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    3 / 7
    Пошаговое создание парка и здания. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    4 / 7
    Замысел. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    5 / 7
    Офисный уровень. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    6 / 7
    Деревянная структура. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    7 / 7
    Разрез. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV

***
 

Valode&Pistre. Финалист
Вариант французской мастерской при первом знакомстве удивляет нарочитостью, ощущение которой возникает из-за противопоставления острого угла и волнистого фасада – сверху здание напоминает вырезанный из гигантской прямоугольной глыбы сегмент. Контраст, как следует из пояснительного текста, отражает разный характер Невы и Охты, слияние которых – еще одна смысловая нагрузка участка. Со стороны Охты фасад более или менее монотонный, спокойный, как воды небольшой реки. Со стороны Невы – экспрессивные волны, изгибы которых обрамляют участки с археологическими находками.

Протяженные горизонтальные фасады – дань сплошной застройке петербургских набережных. А на «волне», выходящей на Неву, благодаря изгибам стекла и игре рефлексов, создается вертикальный ритм, вторящий регулярному ритму колоннад исторической застройки. Световые и цветовые эффекты напоминают, по утверждению авторов, характерную для Санкт-Петербурга колористику архитектуры русского барокко.

​Подробнее о проекте ->
  • zooming
    1 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Valode & Pistre
  • zooming
    2 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Valode & Pistre
  • zooming
    3 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Valode & Pistre
  • zooming
    4 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Valode & Pistre
  • zooming
    5 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Valode & Pistre
  • zooming
    6 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Valode & Pistre

***

UNStudio. Финалист
В этой концепции, как и у победителя, здание состоит из двух корпусов. Их соединяет большой атриум-коридор, который служит центральным входом и главным общественным пространством. Атриум раскрывает вид на Смольный собор и соединяет город с набережной, а также предлагает площадки для проведения выставок, мероприятий и отдыха не только горожан, но и сотрудников компании. Для последних создаются комфортные условия работы: климатические системы последнего поколения, естественный свет, коворкинги и рекреационные зоны, обилие деревьев и растений в интерьере и на прилегающих территориях.

Композиция вдохновлена остроконечным планом крепости Ниеншанц, а сложные стеклянные фасады должны напоминать грани драгоценного камня, заключенного в строгую оправу. Наклонные объемы не только создают выразительную скульптурную поверхность, но и защищают помещения от прямых солнечных лучей и перегрева. Отблески и отражения позволяют фасаду меняться в зависимости от погоды и времени дня, точно так же, как меняется Нева.

​Подробнее о проекте ->
  • zooming
    1 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © UNStudio
  • zooming
    2 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © UNStudio
  • zooming
    3 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © UNStudio
  • zooming
    4 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © UNStudio
  • zooming
    5 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © UNStudio
  • zooming
    6 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © UNStudio

***
 
 
Далее показываем проекты, участвовавшие в конкурсе, но не вышедшие в финал. 

Сергей Скуратов architects
Концепция Сергея Скуратова выглядит наиболее проработанной. На сайте бюро очень много иллюстраций и пояснений, согласно которым здание-символ напоминает нейрон с лучами-аксонами и дендритами, «звезду, послание и сигнал, сияние, вспышку энергии». Вогнутые фасады подхватывают петербургскую тему полукруга, «модифицируя первоначальный замысел Воронихина с двумя колоннадами для Казанского собора, который не удалось реализовать». Пять световых фонарей различной формы, как всплески на глади воды, размещены на плоской озелененной эксплуатируемой кровле.

Внутренние пространства должны создавать у человека иллюзию того, что он находится на природе – для этого авторы проекта предлагают использовать декоративные растения и сельскохозяйственные культуры, поливать которые планируют ливневой водой. Активный динамический фасад способен регулировать теплообмен с внешней средой.

​Подробнее о проекте ->
  • zooming
    1 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    2 / 6
    Вид с набережной Охты на Смольный собор. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    3 / 6
    Главный вход в комплекс со стороны Красногвардейской площади. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    4 / 6
    Кровля. Вид на смольный собор. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    5 / 6
    Главный атриум. Вид на амфитеатр из бара. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    6 / 6
    Генеральный план. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS

***


KOSMOS
Проект бюро Kosmos схож с проектом MVRDV в части создания дробного, не подавляющего объекта. Московских архитекторов, как и голландских, вдохновили в числе прочего дворы и крыши Петербурга.

Плотный объем офисного здания прорезают дворы, соединенные в одну систему, у каждого – своя атмосфера и ландшафт. Центральный двор можно закрывать с помощью створок, превращая его в концертный зал или выставочную площадку. Главное общественное пространство расположено на крыше и сопоставимо по масштабу с Дворцовой площадью или Марсовым полем. Парк, который авторы предлагали сделать доступным для горожан круглые сутки, в проекте раскрывал виды на Смольный собор и акваторию Невы. В нем архитекторы разместили амфитеатр, беговую дорожку, кафе, коворкинги и поле для мини-футбола со зрительскими местами.

​Подробнее о проекте ->
  • zooming
    1 / 3
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Kosmos Architects
  • zooming
    2 / 3
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Kosmos Architects
  • zooming
    3 / 3
    Вид главного внутреннего двора. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Kosmos Architects

***


ABD Architects в консорциуме с Ingenhoven Architects 
Снова «моноздание». Оно развернуто к набережной четырьмя террасированными корпусами, между которыми образуются три площади, а к городу – непрерывным полукружием фасада. В многоуровневых атриумах-колодцах растут корабельные сосны и другие взрослые деревья. Здание накрывает прозрачная крыша, через которую щедро льется естественный свет. «Образ здания – это новаторская интерпретация набережных Невы», – говорится на сайте бюро ABD.

Подробнее о проекте ->
  • zooming
    1 / 5
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © ABD architects
  • zooming
    2 / 5
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © ABD architects
  • zooming
    3 / 5
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © ABD architects
  • zooming
    4 / 5
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © ABD architects
  • zooming
    5 / 5
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © ABD architects
***


Охтинский мыс – территория по своей значимости никак не меньшая, чем Тучков буян, о котором говорили весь последний год. Археологи нашли здесь остатки шведской крепости Ниеншанц, рядом расположен Смольный собор, акватория Невы, Большеохтинский мост, а вокруг – невнятная градостроительная ситуация: место загружено транспортом и никак не связано с городом уже много лет.

Пользуясь карантинным затишьем петербургская общественность привлекает к закрытому конкурсу внимание в надежде пересмотреть его результаты.

Архитектурный критик Мария Элькина запустила петицию с просьбой выбрать более удачный проект, который мог бы стать «компромиссом между интересами города и компании «Газпром нефть». «Моя петиция, по большому счету, не за конкретный проект и даже не за публичную дискуссию ради нее самой, она за усложнение повестки вокруг Охтинского мыса и вообще всего, что в Петербурге строят», – пояснила Мария на своей странице в Facebook. На данный момент петицию подписали больше 2800 человек.

Некоторое время назад РБК организовал он-лайн конференцию: присоединиться к ней интересно хотя бы ради того, чтобы посмотреть на экспертов в «домашней» обстановке – главный архитектор Владимир Григорьев, например, говорил при поддержке портретов Владимира Путина и Александра Беглова, а президент местного союза архитекторов Олег Романов – из охотничьего домика. По итогам беседы сформулировали рекомендации для заказчика: искать интригующее, а не практичное архитектурное решение, продумать программу общественного пространства и транспортные потоки, учитывать сложный контекст места – с его археологическими ценностями, советским наследием и прочим «багажом». Владимир Григорьев не исключил, что проект будут рассматривать на градсовете.

***
О процедуре конкурса и техзадании нам рассказал Артем Китаев, один из основателей и партнеров бюро Kosmos.
cic =

Артем Китаев

«Нам написали из «Газпром нефти» и пригласили к участию. Техзадание было достаточно свободным: даны охранные зоны и очень общие требования по площадям основных функциональных блоков. Многие решения оставлялись на усмотрение архитекторов. На мой взгляд, эта свобода была дана сознательно для того, чтобы организаторы смогли увидеть максимально полный набор типологических и пространственных концепций для данного участка.

Из того что, вероятно, было упущено – это грамотная коммуникация с городом о необходимости развития участка. Сейчас участок больше напоминает пустырь в очень важном месте города. С одной стороны есть защитники, требующие ничего не трогать, с другой – бизнес, желающий как можно скорее реализовать на участке разрешенные законодательством объемы. Отсутствие диалога и, возможно, доверия между участниками процесса привело к отсутствию сформулированного видения этого места как в градостроительном, так и в стилистическом и даже в программном решении.

Архитекторы, пытаясь найти компромисс между градостроительным ансамблем города, интересами бизнеса и горожанами предложили концепции со слишком большими допущениями. Эти концепции, на мой взгляд, было бы правильно положить в основу общественной дискуссии, на базе которой должно было быть сформировано более точное и всеобъемлющее задание на разработку проекта».

13 Мая 2020

Похожие статьи
Игра в «Тезисы»
Спецпроект АРХ Москвы «Тезисы» в 2024 году – результат и демонстрация профессиональной игры, которая создает условия для рефлексии. По мнению кураторов, времени на нее в современном мире ни у кого не хватает, при этом рефлексия – необходимое условие для роста архитектора. Объясняем правила и пытаемся распутать ход мыслей участников.
Капли воды
Блестящие диски, грибовидные колонны, текучесть круглящихся форм – dot.bureau в конкурсном проекте для аэропорта Омска трактуют здание терминала как своего рода «водоворот», погружающий пассажира в метафору разных форм воды, от льда до пара через капли на воде.
Ледяная пикселизация
Конкурсный проект омского аэропорта от Nefa Architects восходит к предложению тех же авторов, выигравшему конкурс 2018 года. В его лаконичных решениях присутствует оммаж омскому модернизму, но этот, вполне серьезный, пластический посыл соседствует с актуальным для нашего времени игровым: архитекторы сопоставляют предложенную ими форму со снежной или ледяной крепостью.
Озерная история
Для конкурса на омский аэропорт в Фёдоровке нижегородское бюро ГОРА предложило, кажется, самую оригинальную мотивацию контекста: архитекторы сравнивают свой вариант терминала с «пятым озером» из легенды – тем «потаенным», которое открывается не всякому. В данном случае, если бы аэропорт так и построили, «озеро» можно было бы увидеть из окна самолета как блеск зеркальной кровли, отражающей небо. Очень романтично.
Сверток
Конкурсный проект, предложенный бюро Treivas для первого, 2021 года, конкурса для EXPO 2025, завершает нашу серию публикаций проектов павильона, которого не будет. Предложение отличается детальностью объяснений и экологической ответственностью: и фасады, и экспозиция в нем предполагали использование переработанных материалов.
Деревянная струна
Конкурсный проект омского аэропорта от ЦЛП, при всей кажущейся традиционности предложенной технологии клееной древесины – авангарден до эпатажного. Терминал они вытягивают вдоль летного поля, упаковывая все функции в объем 400 х 30 х 23 метра. Так нигде и никогда не делают, но все, вероятно, бывает в первый раз. И это не первый аэропорт-манифест ЦЛП, авторы как будто «накапливают смелость» в рамках этой ответственной функции. На что похож и не похож – читайте в нашем материале.
Птицы и потоки
Для участия в конкурсе на аэропорт Омска DNK ag собрали команду, пригласив VOX architects и Sila Sveta. Их проект сосредоточен на перекрестках, путешествиях, в том числе полетах: и людей, и птиц – поскольку Омск известен как «пересадочный пункт» птичьих миграций. Тут подробно продумана просветительская составляющая, да и сам объем наполнен светом, который, как кажется, деконструирует медный круг центрального портала, раскладывая его на фантастические гиперпространственные «слайсы».
Грани реальности
Архитекторы CITIZENSTUDIO подчинили свой конкурсный проект аэропорта Омска одному приему: полосам, плоским и объемным, прямым и граненым. Хочется сказать, что по их форме как будто грабли прошлись, оставив, впрочем, регулярный и цельный след. Но ключевая идея проекта – проветриваемое пространство «крытой улицы», или портика, перед входом в терминал. В него даже выходят балконы.
Решетка Фарадея
Проект омского аэропорта от АБ ASADOV – еще одна концепция из 14 финалистов недавнего конкурса. Он называется Мост и вдохновляется одновременно Западно-Сибирской выставкой 1911 года и мостом Транссиба через Иртыш, построенным в 1896, – с одной стороны, нота стимпанка, с другой – чуть не ностальгия по расцвету 1913 года. Но в концепции есть два варианта, второй – без ностальгии, но с параболой.
Парадокс острога
Вокруг омского аэропорта в этом году собралось немало любопытных пластических идей. Проект KPLN апеллирует к истории Омска как острога, но трансформирует мысль о крепости до почти полной неузнаваемости: «срезает» конические завершения бревен, увеличивает и переворачивает. Получается гипостиль – лес конических колонн на опорах-точках, со световыми фонарями вверху.
Парадокс временного
Концепция павильона России для EXPO 2025 в Осаке, предложенная архитекторами Wowhaus – последняя из собранных нами шести предложений конкурса 2022 года. Результаты которого, напомним, не были подведены в силу отмены участия страны. Заметим, что Wowhaus сделали для конкурса три варианта, а показывают один, и нельзя сказать, что очень проработанный, а сделанный в духе клаузуры. Тем не менее в проекте интересна парадоксальность: архитекторы сделали акцент на временности павильона, а в пузырчатых формах стремились отразить парадоксы пространства и времени.
Зеркала повсюду
Проект Сергея Неботова, Анастасии Грицковой и бюро «Новое» был сделан для российского павильона EXPO 2025, но в рамках другого конкурса, который, как нам стало известно, был проведен раньше, в 2021 году. Тогда темой были «цифровые двойники», а времени на работу минимум, так что проект, по словам самого автора, – скорее клаузура. Тем не менее он интересен планом на грани сходства с проектами барокко и эмблемой выставки, также как и разнообразной, всесторонней зеркальностью.
Форум времени
Конкурсный проект павильона России для EXPO 2025 в Осаке от Алексея Орлова и ПИ «Арена» состоит из конусов и конических воронок, соединенных в нетривиальную композицию, в которой чувствуется рука архитекторов, много работающих со стадионами. В ее логику, структурно выстроенную на теме часов: и песочных, и циферблатов, и даже солнечных, интересно вникать. Кроме того авторы превратили павильон в целую череду амфитеатров, сопряженных в объеме, – что тоже более чем актуально для всемирных выставок. Напомним, результаты конкурса не были подведены.
Корабль
Следующий проект из череды предложений конкурса на павильон России на EXPO 2025 в Осаке, – напомним, результаты конкурса не были подведены – авторства ПИО МАРХИ и АМ «Архимед», решен в образе корабля, и вполне буквально. Его абрис плавно расширяется кверху, у него есть трап, палубы, а сбоку – стапеля, с которых, метафорически, сходит этот корабль.
Зеркало души
Продолжаем публиковать проекты конкурса на проект павильона России на EXPO в Осаке 2025. Напомним, его итоги не были подведены. В павильоне АБ ASADOV соединились избушка в лесу, образ гиперперехода и скульптуры из световых нитей – он сосредоточен на сценографии экспозиции, которую выстаивает последовательно как вереницу впечатлений и посвящает парадоксам русской души.
Рыба метель
Следующий павильон незавершенного конкурса на павильон России для EXPO в Осаке 2025 – от Даши Намдакова и бюро Parsec. Он называет себя архитектурно-скульптурным, в лепке формы апеллирует к абстрактной скульптуре 1970-х, дополняет программу медитативным залом «Снов Менделеева», а с кровли предлагает съехать по горке.
Часть идеала
В 2025 году в Осаке пройдет очередная всемирная выставка, в которой Россия участвовать не будет. Однако конкурс был проведен, в нем участвовало 6 проектов. Результаты не подвели, поскольку участие отменили; победителей нет. Тем не менее проекты павильонов EXPO как правило рассчитаны на яркое и интересное архитектурное высказывание, так что мы собрали все шесть и будем публиковать в произвольном порядке. Первый – проект Владимира Плоткина и ТПО «Резерв», отличается ясностью стереометрической формы, смелостью конструкции и многозначностью трактовок.
Высотный конструктор
Один из проектов заказного конкурса для ЖК на севере Москвы. Архитекторы АБ «Крупный план» предложили простую стереометрическую пару 100-метровых башен, объединенных общим пластическим сюжетом, простым, построенном на лаконичном контрасте, но в то же время фактурном. Интересен и овал внутреннего двора, «вырезанный» на кровле стилобата.
Технологии и материалы
Византийская кладка Херсонеса
В историко-археологическом парке Херсонес Таврический воссоздается исторический квартал. В нем разместятся туристические объекты, ремесленные мастерские, музейные пространства. Здания будут иметь аутентичные фасады, воспроизводящие древнюю византийскую кладку Херсонеса. Их выполняет компания «ОртОст-Фасад».
Алюминий в многоэтажном строительстве
Ключевым параметром в проектировании многоэтажных зданий является соотношение прочности и небольшого веса конструкций. Именно эти характеристики сделали алюминий самым популярным материалом при возведении небоскребов. Вместе с «АФК Лидер» – лидером рынка в производстве алюминиевых панелей и кассет – разбираемся в технических преимуществах материала для высотного строительства.
A BOOK – уникальная палитра потолочных решений
Рассказываем о потолочных решениях Knauf Ceiling Solutions из проектного каталога A BOOK, которые были реализованы преимущественно в России и могут послужить отправной точкой для новых дизайнерских идей в работе с потолком как гибким конструктором.
Городские швы и архитектурный фастфуд
Вышел очередной эпизод GMKTalks in the Show – ютуб-проекта о российском девелопменте. В «Архитительном выпуске» разбираются, кто главный: архитектор или застройщик, говорят о работе с историческим контекстом, формировании идентичности города или, наоборот, нарушении этой идентичности.
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Клубный дом «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Сейчас на главной
Воспоминания о фотопленке
Филиал знаменитой шведской галереи Fotografiska открылся теперь и в Шанхае. Под выставочные пространства бюро AIM Architecture реконструировало старый склад, максимально сохранив жесткую, подлинную стилистику.
Рассвет и сумерки утопии
Осталось всего 3 дня, чтобы посмотреть выставку «Работать и жить» в центре «Зотов», и она этого достойна. В ней много материала из разных источников, куча разделов, показывающих мечты и реалии советской предвоенной утопии с разных сторон, а дизайн заставляет совершенно иначе взглянуть на «цвета конструктивизма».
Крыши как горы и воды
Общественно-административный комплекс по проекту LYCS Architecture в Цюйчжоу вдохновлен древними архитектурными трактатами и природными красотами.
Оркестровка в зеленых тонах
Технопарк имени Густава Листа – вишенка на торте крупного ЖК компании ПИК, реализуется по городской программе развития полицентризма. Проект представляет собой изысканную аранжировку целой суммы откликов на окружающий контекст и историю места – а именно, компрессорного завода «Борец» – в современном ключе. Рассказываем, зачем там усиленные этажи, что за зеленый цвет и откуда.
Терруарное строительство
Хранилище винодельни Шато Кантенак-Браун под Бордо получило землебитные стены, обеспечивающие необходимые температурные и влажностные условия для выдержки вина в чанах и бочках. Авторы проекта – Philippe Madec (apm) & associés.
Над античной бухтой
Архитектура культурно-развлекательного центра Геленждик Арена учитывает особенности склона, раскрывает панорамы, апеллирует к истории города и соседству современного аэропорта, словом, включает в себя столько смыслов, что сразу и не разберешься, хотя внешне многосоставность видна. Исследуем.
Архитектура в дизайне
Британка была, кажется, первой, кто в Москве вместо скучных планшетов стал превращать показ студенческих работ с настоящей выставкой, с дизайном и объектами. Одновременно выставка – и день открытых дверей, растянутый во времени. Рассказываем, показываем.
Пресса: Город без плана
Новосибирск — город, который способен вызвать у урбаниста чувство профессиональной неполноценности. Это столица Сибири, это третий по величине русский город, полтора миллиона жителей, город сильный, процветающий даже в смысле экономики, город образованный — словом, верхний уровень современной русской цивилизации. Но это все как-то не прилагается к тому, что он представляет собой в физическом плане. Огромный, тянется на десятки километров, а потом на другой стороне Оби еще столько же, и все эти километры — ускользающая от определений бесконечная невнятность.
Сила трех стихий
Исследовательский центр компании Daiwa House Group по проекту Tetsuo Kobori Architects предлагает современное прочтение традиционного для средневековой Японии места встреч и творческого общения — кайсё.
Место заземления
Для базы отдыха недалеко от Выборга студия Евгения Ростовского предложила конкурентную концепцию: общественную ферму, на которой гости смогут поработать на грядке, отнести повару найденное в птичнике яйцо, поесть фруктов с дерева. И все это – в «декорациях» скандинавской архитектуры, кортена и обожженного дерева.
Книга в будущем
Выставка, посвященная архитектуре вокзалов и городов БАМа, – первое историко-архитектурное исследование темы. Значительное: все же 47 поселков, и пока, хотя и впечатляющее, не вполне завершенное. Хочется, чтобы авторы его продолжили.
Двенадцать
Вчера были объявлены и награждены лауреаты Архитектурной премии мэра Москвы. Рассматриваем, что там и как, и по некоторым параметрам нахально критикуем уважаемую премию. Она ведь может стать лучше, а?
Нео в кубе
Поиски «нового русского стиля» – такой версии локализма, которая была бы местной, но современной, все активнее в разных областях. Выставка «Природа предмета» в ГТГ резюмирует поиски 43 дизайнеров, в основном за 2022–2024 годы, но включает и три объекта студии ТАФ Александра Ермолаева. Шаг вперед – цифровые растения «с характером».
Под покровом небес
Архитекторы C. F. Møller выиграли конкурс на проект новой застройки квартала в центре Сёдертелье, дальнего пригорода Стокгольма.
Скрэмбл, пашот и мешочек
В Петербурге на первом этаже респектабельного неоклассического Art View House открылось кафе Eggsellent с его фирменной желто-розовой гаммой. Обыграть столь резкий контраст взялось бюро KIDZ.
Над Золотым рогом
Жилой комплекс Философия, спроектированный T+T architects во Владивостоке, – один из новых проектов для района «Голубиная падь», и они меняет философию его развития с одиночных домов на комплексный подход. Дома организованы вдоль общественных улиц, они разновысотные, разноформатные, а один – даже галерейной типологии, да еще и с консолью, опирающейся на арт-объект.
Новый уровень дженги
Спроектированный Кэнго Кумой общественный центр Kibi Kogen N Square демонстрирует возможности поперечно-клееной древесины – «фирменной» продукции для префектуры Окаяма, где он расположен.
Деревянная модульность
Ясли-сад для малышей из семей преподавателей и учащихся Пармского университета совмещен с центром развития для детей из группы риска. Авторы проекта здания в окружении парка – Enrico Molteni Architecture.
Книжный стержень
Интерьер коворкинга в составе бизнес-центра «Территория 3000», предложенный архитекторами КБ-11, был призван стать «сердцем» всего проекта. А в его собственный центр авторы поместили библиотеку из книг, «изменивших взгляд на жизнь». То-то интерьер напоминает о библиотеке Аалто, и на наш взгляд довольно отчетливо.
Конференция с видом
Культурный и общественный центр в городке Порт-Анджелес в штате Вашингтон по замыслу LMN Architects открыт панорамам океана и горного хребта Олимпик.
Цвет и музыка; и белый камень
В палатах Василия Нарышкина на Маросейке открылось выставочное пространство музея AZ, специализирующегося в равной мере на искусстве «второго авангарда» и совриске. Тут несколько тем: первые этажи клубного дома в памятнике XVII века стали общественными, теперь можно попасть во двор, плюс дизайн галереи от [MISH]studio, плюс выставка, совмещенная с концертами авангардной музыки 1960-х. Разбираемся.
Белый знак
Бюро Lin Architecture превратило насосную станцию в полях южнокитайской провинции Юньнань в достопримечательность для местных жителей и туристов.
Арахноид совриска
Ткачество, вязание, вышивание – древнейшие профессии, за которыми прочно закреплена репутация мирных, домашних, женских, уютных, в общем, безопасных. Выставка в Ruarts Foundation показывает, что это вовсе не так, умело оперируя парадоксальным напряжением, которое возникает между традиционной техникой и тематикой совриска.
Нюансированная альтернатива
Как срифмовать квадрат и пространство? А легко, но только для этого надо срифмовать всё вообще: сплести, как в самонапряженной фигуре, найти свою оптику... Пожалуй, новая выставка в ГЭС-2 все это делает, предлагая новый ракурс взгляда на историю искусства за 150 лет, снабженный надеждой на бесконечную множественность миров / и историй искусства. Как это получается и как этому помогает выставочный дизайн Евгения Асса – читайте в нашем материале.
Атака цвета
На выставке «Конструкторы науки» проекты зданий институтов и научных городков РАН – в основном модернистские, но есть и до-, и пост- – погружены в атмосферу романтизированной науки очень глубоко: во многом это заслуга яркого экспозиционного дизайна NZ Group, – выставка стала цветным аттракционном, где атмосфера не менее значима, чем история архитектуры.
Пресса: Город с двух сторон от одного тракта
Бийск — это место, некогда пережившее столкновение двух линий российской колонизации, христианской и предпринимательской. Конфликт возник вокруг местного вероучения и, хотя одни хотели его сгубить, а другие — защитить, показал, что обе линии слабо понимают свойства осваиваемого ими пространства. Обе вскоре были уничтожены революцией, на время приостановившей и саму колонизацию, которая, впрочем, впоследствии возродилась, пусть формы ее и менялись. Пространство тоже не утратило своих особенностей, пусть они и выглядят несколько иначе. Более того — сейчас в некоторых отношениях они прекрасно понимают друг друга.
Трилистник инноваций
В Пекине готов Международный центр инноваций «Чжунгуаньцунь» (ZGC), спроектированный MAD Architects. В апреле здесь уже провели престижный технологический форум.
Олива в кубе
Офис продаж жилого комплекса Moments транслирует покупателям заложенные проектом ценности. Близость природы, красота смены сезонов, изящество архитектурных решений интерпретированы через прозрачный куб, внутри которого растет оливковое дерево. В дальнейшем здание сменит функцию и станет частью входной группы общеобразовательной школы.