English version

Мыс доброй надежды

Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.

author pht

Автор текста:
Алёна Кузнецова

mainImg
В марте были объявлены результаты конкурса на разработку концепции развития Охтинского мыса. Прежде «Газпром нефть» планировала строить здесь самую высокую в Европе башню, а теперь намерена разместить штаб-квартиру. В конкурсе участвовало семь бюро, в финал вышли четыре иностранных, победил проект Nikken Sekkei.

Публикуем все семь проектов, участвовавших в конкурсе.
***

Nikken Sekkei. Победитель
Японцы вдохновлялись морской славой Петербурга и тем отрезком истории, когда на Охтинском мысу располагались судостроительные верфи: в варианте победителей штаб-квартира напоминает два покачивающихся на волнах корабля. Мать и дитя, как нежно назвал их во время презентации на РБК главный исполнительный директор Nikken Sekkei Фади Джабри на отличном русском языке.

Функции корпусов, по словам представителя заказчика, еще обсуждаются, четкого разделения на офисный и общественный, вероятно, не будет. Внутри создадут уютное защищенное от непогоды пространство с висячими садами, водными каскадами и объектом под названием «яйцо Фаберже», напоминающим домик на дереве. Малое здание соединяется с большой вогнутной крышей со смотровой площадкой. Негативное пространство между ними образует раму, внутри которой «экспонируется» Смольный собор.
  • zooming
    1 / 4
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    Изображение предоставлено пресс-службой «Газпром нефть» © Nikken Sekkei
  • zooming
    2 / 4
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Nikken Sekkei / предоставлено РБК Санкт-Петербург
  • zooming
    3 / 4
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Nikken Sekkei / предоставлено РБК Санкт-Петербург
  • zooming
    4 / 4
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    Изображение предоставлено пресс-службой «Газпром нефть» © Nikken Sekkei

Критики проекта отмечают прагматичность и нейтральность выбранного решения, отсутствие интриги и градуса сложности. Стеклянный фасад далек от экологичности и кроме того порождает феномен псевдопрозрачности: несмотря на «хрустальные» стены здание выглядит монолитным и символизирует скорее закрытость. Также нет никакой ясности в том, что будут делать с археологическими находками.

Подробнее о проекте ->



Еще одна презетанция проекта Nikken Sekkei, от 28 мая: 
***


MVRDV. Финалист
Судя по тому, что пишут в информационном поле, этот проект наиболее симпатичен общественности. Дискретный объем офисного здания, композиция которого напоминает абстракции Василия Кандинского, покоится на 119 колоннах, между которыми растут деревья. Этот «лес», как и зеленая крыша с буйной растительностью, в проекте планировалось полностью предоставить горожанам.

Цели голландцев амбициозны: построить самое большое деревянное здание в мире, возродить экосистему, создать интеллектуальную рабочую среду, увязать множество контекстуальных нитей, от болот и крепости Ниеншанц до барокко и советского наследия этого района. Новейшие зеленые технологии обеспечивают «чистую» жизнь здания.
  • zooming
    1 / 8
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    2 / 8
    Угловой вид. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    3 / 8
    Вид зимой. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    4 / 8
    Вид на крыши. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Mir
  • zooming
    5 / 8
    Галерея. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    6 / 8
    Интерьер. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    7 / 8
    Парк. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    8 / 8
    Вид на крышу. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV

Проект захватывает и интригует. Однако, ознакомившись с сопроводительным текстом-манифестом, можно понять, почему он не на первом месте. «Газпром, – заявляет Винни Маас. – в числе трех мировых компаний по количеству вредных выбросов, а наше бюро радикально приверженно устойчивому дизайну». Чтобы разрешить эту моральную дилемму, архитекторы придумали слитую с ландшафтом штаб-квартиру, которая не наносит вред окружающей среде и не использует для своего обеспечения ископаемое топливо, напротив, очищая воздух от углекислого газа.

Принятие такого проекта – не заявляющего прямолинейно о мощи корпорации, хотя во многих отношениях полезного для города, действительно было бы компромиссом. Впрочем, есть и альтернативные мнения. Например, Евгений Герасимов считает проект несерьезным и приводит аргументы: деревья на крышах и под зданиями в нашем климате не растут, перекрытие перспективы моста выдает непонимание основ градостроительства, если же убрать «мишуру» зелени, то останется случайное нагромождение кубиков, а случайные формы выверенному Петербургу противопоказаны. Такая точка зрения лишь подтверждает необходимость обсуждать будущее мыса открыто и с привлечением профессионалов и городского сообщества.

Подробнее о проекте ->
  • zooming
    1 / 7
    Мастер-план 1-го этажа. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    2 / 7
    Мастер-план крыши. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    3 / 7
    Пошаговое создание парка и здания. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    4 / 7
    Замысел. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    5 / 7
    Офисный уровень. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    6 / 7
    Деревянная структура. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    7 / 7
    Разрез. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV

***
 

Valode&Pistre. Финалист
Вариант французской мастерской при первом знакомстве удивляет нарочитостью, которая возникает из-за противопоставления острого угла и волнистого фасада – сверху здание напоминает вырезанный из гигантской прямоугольной глыбы сегмент. Контраст, как следует из пояснительного текста, отражает разный характер Невы и Охты, слияние которых – еще одна смысловая нагрузка участка. Со стороны Охты фасад более или менее монотонный, спокойный, как воды небольшой реки. Со стороны Невы – экспрессивные волны, изгибы которых обрамляют участки с археологическими находками.

Протяженные горизонтальные фасады – дань сплошной застройке петербургских набережных. А на «волне», выходящей на Неву, благодаря изгибам стекла и игре рефлексов, создается вертикальный ритм, вторящий регулярному ритму колоннад исторической застройки. Световые и цветовые эффекты напоминают, по утверждению авторов, характерную для Санкт-Петербурга колористику архитектуры русского барокко.

​Подробнее о проекте ->
  • zooming
    1 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Valode & Pistre
  • zooming
    2 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Valode & Pistre
  • zooming
    3 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Valode & Pistre
  • zooming
    4 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Valode & Pistre
  • zooming
    5 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Valode & Pistre
  • zooming
    6 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Valode & Pistre

***

UNStudio. Финалист
В этой концепции, как и у победителя, здание состоит из двух корпусов. Их соединяет большой атриум-коридор, который служит центральным входом и главным общественным пространством. Атриум раскрывает вид на Смольный собор и соединяет город с набережной, а также предлагает площадки для проведения выставок, мероприятий и отдыха не только горожан, но и сотрудников компании. Для последних создаются комфортные условия работы: климатические системы последнего поколения, естественный свет, коворкинги и рекреационные зоны, обилие деревьев и растений в интерьере и на прилегающих территориях.

Композиция вдохновлена остроконечным планом крепости Ниеншанц, а сложные стеклянные фасады должны напоминать грани драгоценного камня, заключенного в строгую оправу. Наклонные объемы не только создают выразительную скульптурную поверхность, но и защищают помещения от прямых солнечных лучей и перегрева. Отблески и отражения позволяют фасаду меняться в зависимости от погоды и времени дня, точно так же, как меняется Нева.

​Подробнее о проекте ->
  • zooming
    1 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © UNStudio
  • zooming
    2 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © UNStudio
  • zooming
    3 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © UNStudio
  • zooming
    4 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © UNStudio
  • zooming
    5 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © UNStudio
  • zooming
    6 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © UNStudio

***
 
 
Далее показываем проекты, участвовавшие в конкурсе, но не вышедшие в финал. 

Сергей Скуратов architects
Концепция Сергея Скуратова выглядит наиболее проработанной. На сайте бюро очень много иллюстраций и пояснений, согласно которым здание-символ напоминает нейрон с лучами-аксонами и дендритами, «звезду, послание и сигнал, сияние, вспышку энергии». Вогнутые фасады подхватывают петербургскую тему полукруга, «модифицируя первоначальный замысел Воронихина с двумя колоннадами для Казанского собора, который не удалось реализовать». Пять световых фонарей различной формы, как всплески на глади воды, размещены на плоской озелененной эксплуатируемой кровле.

Внутренние пространства должны создавать у человека иллюзию того, что он находится на природе – для этого авторы проекта предлагают использовать декоративные растения и сельскохозяйственные культуры, поливать которые планируют ливневой водой. Активный динамический фасад способен регулировать теплообмен с внешней средой.

​Подробнее о проекте ->
  • zooming
    1 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    2 / 6
    Вид с набережной Охты на Смольный собор. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    3 / 6
    Главный вход в комплекс со стороны Красногвардейской площади. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    4 / 6
    Кровля. Вид на смольный собор. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    5 / 6
    Главный атриум. Вид на амфитеатр из бара. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    6 / 6
    Генеральный план. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS

***


KOSMOS
Проект бюро Kosmos схож с проектом MVRDV в части создания дробного, не подавляющего объекта. Московских архитекторов, как и голландских, вдохновили в числе прочего дворы и крыши Петербурга.

Плотный объем офисного здания прорезают дворы, соединенные в одну систему, у каждого – своя атмосфера и ландшафт. Центральный двор можно закрывать с помощью створок, превращая его в концертный зал или выставочную площадку. Главное общественное пространство расположено на крыше и сопоставимо по масштабу с Дворцовой площадью или Марсовым полем. Парк, который авторы предлагали сделать доступным для горожан круглые сутки, в проекте раскрывал виды на Смольный собор и акваторию Невы. В нем архитекторы разместили амфитеатр, беговую дорожку, кафе, коворкинги и поле для мини-футбола со зрительскими местами.

​Подробнее о проекте ->
  • zooming
    1 / 3
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Kosmos Architects
  • zooming
    2 / 3
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Kosmos Architects
  • zooming
    3 / 3
    Вид главного внутреннего двора. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Kosmos Architects

***


ABD Architects в консорциуме с Ingenhoven Architects 
Снова «моноздание». Оно развернуто к набережной четырьмя террасированными корпусами, между которыми образуются три площади, а к городу – непрерывным полукружием фасада. В многоуровневых атриумах-колодцах растут корабельные сосны и другие взрослые деревья. Здание накрывает прозрачная крыша, через которую щедро льется естественный свет. «Образ здания – это новаторская интерпретация набережных Невы», – говорится на сайте бюро ABD.

Подробнее о проекте ->
  • zooming
    1 / 5
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © ABD architects
  • zooming
    2 / 5
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © ABD architects
  • zooming
    3 / 5
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © ABD architects
  • zooming
    4 / 5
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © ABD architects
  • zooming
    5 / 5
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © ABD architects
***


Охтинский мыс – территория по своей значимости никак не меньшая, чем Тучков буян, о котором говорили весь последний год. Археологи нашли здесь остатки шведской крепости Ниеншанц, рядом расположен Смольный собор, акватория Невы, Большеохтинский мост, а вокруг – невнятная градостроительная ситуация: место загружено транспортом и никак не связано с городом уже много лет.

Пользуясь карантинным затишьем петербургская общественность привлекает к закрытому конкурсу внимание в надежде пересмотреть его результаты.

Архитектурный критик Мария Элькина запустила петицию с просьбой выбрать более удачный проект, который мог бы стать «компромиссом между интересами города и компании «Газпром нефть». «Моя петиция, по большому счету, не за конкретный проект и даже не за публичную дискуссию ради нее самой, она за усложнение повестки вокруг Охтинского мыса и вообще всего, что в Петербурге строят», – пояснила Мария на своей странице в Facebook. На данный момент петицию подписали больше 2800 человек.

Некоторое время назад РБК организовал он-лайн конференцию: присоединиться к ней интересно хотя бы ради того, чтобы посмотреть на экспертов в «домашней» обстановке – главный архитектор Владимир Григорьев, например, говорил при поддержке портретов Владимира Путина и Александра Беглова, а президент местного союза архитекторов Олег Романов – из охотничьего домика. По итогам беседы сформулировали рекомендации для заказчика: искать интригующее, а не практичное архитектурное решение, продумать программу общественного пространства и транспортные потоки, учитывать сложный контекст места – с его археологическими ценностями, советским наследием и прочим «багажом». Владимир Григорьев не исключил, что проект будут рассматривать на градсовете.

***
О процедуре конкурса и техзадании нам рассказал Артем Китаев, один из основателей и партнеров бюро Kosmos.
author photo

Артем Китаев

«Нам написали из «Газпром нефти» и пригласили к участию. Техзадание было достаточно свободным: даны охранные зоны и очень общие требования по площадям основных функциональных блоков. Многие решения оставлялись на усмотрение архитекторов. На мой взгляд, эта свобода была дана сознательно для того, чтобы организаторы смогли увидеть максимально полный набор типологических и пространственных концепций для данного участка.

Из того что, вероятно, было упущено – это грамотная коммуникация с городом о необходимости развития участка. Сейчас участок больше напоминает пустырь в очень важном месте города. С одной стороны есть защитники, требующие ничего не трогать, с другой – бизнес, желающий как можно скорее реализовать на участке разрешенные законодательством объемы. Отсутствие диалога и, возможно, доверия между участниками процесса привело к отсутствию сформулированного видения этого места как в градостроительном, так и в стилистическом и даже в программном решении.

Архитекторы, пытаясь найти компромисс между градостроительным ансамблем города, интересами бизнеса и горожанами предложили концепции со слишком большими допущениями. Эти концепции, на мой взгляд, было бы правильно положить в основу общественной дискуссии, на базе которой должно было быть сформировано более точное и всеобъемлющее задание на разработку проекта».


13 Мая 2020

author pht

Автор текста:

Алёна Кузнецова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Жизнь на биеннале
Скандинавский павильон на ближайшей венецианской биеннале превратится в экспериментальное жилье-кохаузинг по замыслу норвежских архитекторов Helen & Hard при участии восьми жильцов из их «коммунального» дома в Ставангере.
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Кирпичный узор
Многофункциональный комплекс Theodora House на месте бывшего пивоваренного завода Carlsberg в Копенгагене: в историческом складе архитекторы Adept устроили офисы и пристроили к нему жилые корпуса, восстановив планировку начала XX века.
Архитекторы.рф 2020, часть II
Продолжаем изучать работы выпускников программы Архитекторы.рф 2020 года: стратегия для пасмурных городов, рабочие места в спальных районах, эссе о демократическом подходе к проектированию, а также концепции развития для территорий Архангельска и Воронежа.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Зеленые ступени наверх
В 400-метровых парных башнях для нового бизнес-комплекса на юге Китая Zaha Hadid Architects предусмотрели террасные сады, связывающие небоскреб с окружением.
Архитекторы.рф 2020
Изучаем работы выпускников второго потока программы Архитекторы.рф. В первой подборке: уберизация школ, Верхневолжский парк руин, а также регламент для застройки Купецкой слободы и план развития реликтового бора.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Умерла Зоя Харитонова
Соавтор Алексея Гутнова, одна из тех архитекторов, кто стоял у истоков группы НЭР. Среди ее работ – многофункциональный жилой район в Сокольниках и превращение Старого Арбата в пешеходную улицу.
Умер Виктор Логвинов
Архитектор и юрист, увлеченный «зеленой архитектурой» и отдавший больше 30 лет защите корпоративных прав архитектурного сообщеcтва в рамках своей деятельности в Союзе архитекторов. Один из авторов закона «Об архитектурной деятельности».
Походные условия
Конгресс-центр Китайского предпринимательского форума в Ябули на северо-востоке КНР по проекту пекинского бюро MAD вдохновлен образами туристической палатки и доверительной беседы бизнесменов у костра.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Динамика проспекта
На Ленинградском проспекте недалеко от метро Сокол завершено строительство БЦ класса А Alcon II. ADM architects решили главный фасад как три объемные ленты: напряженный трафик проспекта как будто «всколыхнул» материю этажей крупными волнами.
Кирпич и золото
Новый кинотеатр в Каоре на юге Франции по проекту бюро Антонио Вирга восстановил историческую структуру городской площади, где при этом был создан зеленый «оазис».
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Каменные профили
В Цюрихе завершено строительство нового корпуса Кунстхауса, крупнейшего художественного музея Швейцарии. Авторы проекта – берлинский филиал бюро Дэвида Чипперфильда.
Пароход у причала
Апарт-отель, похожий на корабль с широкими палубами, спроектирован для участка на берегу Химкинского водохранилища в Южном Тушино. Дом-пароход, ориентированный на воду и Северный речной вокзал, словно «готовится выйти в плавание».
Не кровля, а швейцарский нож
Ландшафтное бюро Landprocess из Бангкока превратило крышу одного из старейших университетов Таиланда в городской огород, совмещенный с общественным пространством и резервуарами для хранения дождевой воды.
Магия ритма, или орнамент как тема
ЖК Veren place Сергея Чобана в Петербурге – эталонный дом для встраивания в исторический город и один из примеров реализация стратегии, представленной автором несколько лет назад в совместной с Владимиром Седовым книге «30:70. Архитектура как баланс сил».
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.
Ваши бревна пахнут ладаном
По любезному разрешению издательства Garage публикуем две главы из книги Николая Малинина «Современный русский деревянный дом»: главу о девяностых и резюме типологии современного деревянного частного дома.
Вдыхая новую жизнь
Рассказываем об итогах конкурса на концепцию развития Центрального парка им. Горького в Красноярске и показываем три проекта-победителя: воплотить в жизнь планируется лучшие идеи из каждого.
Птица и самолеты
Корпус Авиационного университета во Флориде по проекту ikon.5 architects – не просто студенческий центр, но еще и идеальная площадка для наблюдения за небом.
Сделали мостик
Парижская штаб-квартира медиа-группы Le Monde по проекту Snøhetta перекинута как мост над подземными платформами вокзала Аустерлиц.
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.