English version

Тонкая материя

Дом Медный 3.14 составлен из двух фактур, каждая из которых по-своему похожа на драгоценную ткань, и из трех корпусов, каждый из которых смотрит на одну из сторон света. Архитектура дома впитывает нюансы контекста, суммирует их и превращает в цельное ритмичное построение. Рассматриваем новый, только что завершенный дом Сергея Скуратова на Донской улице.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

10 Ноября 2021
mainImg
Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
Жилой комплекс «Медный 3.14»
Россия, Москва, Донская ул., вл. 14, корп.1

Авторский коллектив:
С. Скуратов – руководитель авторского коллектива, И. Вахонин – ГАП (стадия АК и П), А. Коньков – ГАП (стадия Р и АН), В. Гаранин, Ю. Левина, С. Чекмарёв, А. Шубкин, при участии: Н. Овсянникова, Е. Тирских. Федоров А. – ГИП.

Стадия проекта: АК, П, РД

2017 — 2018 / 2018 — 2021

Застройщик: Capital Group
0 Название ЖК Медный 3.14, построенного Сергеем Скуратовым и компанией Capital Group на Донской улице, соединяет три темы. Во-первых, его адрес, Донская-14, дан по номеру городского участка; во вторых, в нем три корпуса; и наконец, он медный. Не весь, конечно – было бы слишком просто, если бы дом был полностью медным, и к тому же так бы и назывался, – но один фасад каждого из трех корпусов облицован медью. Медь настоящая, никакая не имитация, что по нашим временам редкость; впрочем, если знать другие проекты Сергея Скуратова, удивляться нечему – практически каждая его реализация становится опытом работы с фактурой какого-то натурального материала на фасадах.
Жилой комплекс «Медный 3.14»
Фотография © Даниил Анненков, 2021

В данном случае интересно, что поверхность меди рассчитана на длительное естественное старение: весной 2021 года, когда облицовку только-только завершили, медь красновато блестела и переливалась на солнце, как какой-нибудь самовар в натюрморте у Жана-Батиста Шардена.
  • zooming
    1 / 3
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография: Архи.ру, 03.2021
  • zooming
    2 / 3
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография: Архи.ру, 03.2021
  • zooming
    3 / 3
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021

Теперь, через полгода, поверхности потемнели и стали скорее коричневыми, вверху – даже зеленовато-серыми с темными вкраплениями «ржавого» оттенка: цветовые трансформации могут напомнить и старое серебристое дерево деревенских домов, и темные купола соседней церкви Ризположения и видимого чуть дальше по той же улице собора Донского монастыря. Хотя на солнечном свете все еще вспыхивают ярко-медные блики, особенно в щелях-углублениях между откосами.
  • zooming
    1 / 7
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    2 / 7
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    3 / 7
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    4 / 7
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    5 / 7
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    6 / 7
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    7 / 7
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021

Полученное богатство оттенков интересно тем, что, во-первых, оно полностью натурально, а значит, счастливо избегает излишней яркости и пестроты, а во-вторых, в своей естественности – непредсказуемо. Вот что рассказывает об использованной фактуре сам Сергей Скуратов:
Мы не стали темнить медь, понимая, что со временем она потемнеет сама, и будет того же цвета, что и другой мой медный дом, 3.3 в «Садовых кварталах», спроектированный раньше, но завершенный также недавно – там уже начали появляться зеленые потеки в разных местах. В «Садовых кварталах», однако, поверхность гладкая, а на Медном 3.14 мы попробовали рельефную штамповку – ее делает один небольшой завод в Германии, они берут панели компании Аурубис и наносят на нее свой рисунок. Я приезжал на завод, знакомился с производством, там очень уютно, совершенно миниатюрный немецкий городок… Благодаря рисунку поверхность становится шершавой, похожей на дорогую ткань – вблизи она воспринимается совершенно иначе, нежели гладкая медь. Кроме того, она по-разному реагирует и меняется в разных плоскостях: на наклонной вертикальной совсем не так, как на наклонной горизонтальной.

Фрагмент фактуры медных панелей с паттерном. Жилой комплекс «Медный 3.14»
Фотография: Архи.ру

При рассмотрении вблизи видно, что текстура медной поверхности сродни диагональной сетке, какую нередко используют в конструкциях внешних  металлических лестниц, хотя она мельче и не перфорированная, только рельефная. Это исключает излишний блеск – уже очевидно, что дом будет скорее матовым.
Фрагмент фактуры медных панелей с паттерном. Жилой комплекс «Медный 3.14»
Фотография: Архи.ру

На мой вопрос, как будут стареть фасады Медного 3.14, Сергей Скуратов отвечает: «Никто не знает. Мы все будем свидетелями этих изменений». Что звучит достаточно неожиданно: как правило архитекторы, творцы вечности, предпочитают предсказуемость развития событий. А тут вдруг нет, тут мы имеем дело с неким экспериментом, который разворачивается у нас на глазах. Впрочем изменения – небыстрые, совсем не такие, какие дает какой-нибудь медийный экран, речь скорее о живой трансформации в перспективе очень долгого существования, – о том, что сейчас принято называть «красивым старением», о котором столько говорят в последнее время в архитектурной среде.
Жилой комплекс «Медный 3.14»
Фотография © Даниил Анненков, 2021

Между тем эксперимент представляется достаточно управляемым: во-первых, автор работает с медью не впервые и среди работ Скуратова можно наблюдать даже некоторую эволюцию от совершенно предсказуемого зеленого в Copper House (2002–2004) к плавному переходу оттенков в 4 квартале «Садовых кварталов», затем к упомянутому выше кварталу 3.3 там же – с очень глубоким темным оттенком меди – и вот, теперь новый вариант. Автор, заметим, хотя оставляет нюансы на волю времени, вполне уверенно говорит, что естественное патинирование – всё это окисление – должно занять около десяти лет.
 
Второй материал – кирпич, занимает втрое больше места, поскольку ему отдано три фасада из четырех на каждом корпусе. Кирпич, как и медь – тоже особенный: тонкий, мелкий как в Венеции XIII века, разнотоновый, но вовсе не рябой: цвет варьируется едва заметно. Теплый сдержанно-серый тон на солнце кажется светлым, в пасмурную погоду ощутимо темнеет и приобретает строгость. Кладка ложковая в четверть кирпича, так что по вертикали возникает зигзаг-меандр, но более заметны рельефные горизонтальные полосы – они напоминают как известняк с полосатым сломом, так и бетонные поверхности брутализма с отпечатками досок опалубки. 
Жилой комплекс «Медный 3.14»
Фотография © Даниил Анненков, 2021

Скосы над окнами образованы ступеньками кирпича, выступающие углы «закреплены» чередующейся кладкой, которая напоминает тонкую рустовку и прием кладки в оконных откосах XIX века, когда один кирпич ставится фронтально, другой под нужным для откоса углом (сейчас открытую кладку такого рода нередко можно встретить в ресторанах городского центра, так что она многим знакома).
  • zooming
    1 / 4
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    2 / 4
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    3 / 4
    Кирпичная кладка. Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 4
    Кирпичная кладка. Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография: Архи.ру

На уличном фасаде тот же прием получает больше прав и распространяется на откосы целиком, не подчиняясь плоскости, а образуя рельефную кладку шахматного порядка.
Жилой комплекс «Медный 3.14»
Фотография © Даниил Анненков, 2021
Жилой комплекс «Медный 3.14»
Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021

Все это, даже в пасмурную погоду, дает очень четкий линейно-графичный рисунок – фасады кажутся нарисованными тонким углем по тонированной серой бумаге, что производит эффект не меньший, чем медные поверхности. Роль кирпича – безусловно фоновая, но это серьезный, основательный фон, очень четко выстроенный; поэтому кирпичный фасад получает место в уличном фронте, где хорошо выдерживает сопоставление с «драгоценным» металлическим, подталкивая к разглядыванию и сравнению фактур.

Оба материала объединены угловатой пластикой откосов: все простенки либо сходятся к окнам, либо встречаются у передней плоскости фасада углами – дом сложен как своего рода оригами, этот прием напоминает кортеновый дом Сергея Скуратова в ЗИЛАРТе, где фасад образует ребристый зигзаг, и целый ряд других проектов автора, в частности, башню 5 квартала в Хамовниках с такими же заостренными контрфорсами.

В данном случае статичных фронтальных поверхностей стен на фасадах попросту нет – есть откосы, от широких уплощенных до глубоких заостренных. В плане они напоминают этакого лучистого «ежика» с последовательным поворотом треугольных выступов между окнами, подчиненным логике, основанной на движении солнца – что хорошо видно и на планах, и на эскизах. 
  • zooming
    1 / 4
    Жилой комплекс «Медный 3.14». Эскиз
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    2 / 4
    План восточной, самой высокой, башни. Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    3 / 4
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    4 / 4
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS

Игра откосов не только демонстрирует глубину стены, она – особенно в медной части, где выносы и углубления больше – «съедает» эту глубину, превращая ее в нечто иное, в скульптурную поверхность.

В то же время можно заметить, что разнообразие ширины и поворота откосов не бесконечно, а балансирует на грани разнообразия и регулярности: Сергей Скуратов как будто одной рукой «раскачивает» форму, превращая в «волну» поворачивающих под разными углами пилонов, а другой – успокаивает, сводит к повторяемым парам, добавляет последовательного чередования, чтобы не переусложнить форму. Возникают разные виды ритмов, к примеру, на медном фасаде самой высокой башни – два-два-один. 
Жилой комплекс «Медный 3.14»
Фотография © Даниил Анненков, 2021
Жилой комплекс «Медный 3.14»
Фотография © Даниил Анненков, 2021

Два материала не только соседствуют, но и «срастаются»: кирпичные этажи разделены утопленными медными горизонталями, а медные лоджии со всех сторон обведены такими же углублениями – будучи в основе литой железобетонной конструкцией, дом играет с эстетикой составной системы. Как будто между кирпичными панелями есть медные швы, а медные торцы набраны из «кассет».
  • zooming
    1 / 4
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    2 / 4
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    3 / 4
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    4 / 4
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021

Объемная композиция корпусов уверенно срежиссирована в рамках заданного Т-образного участка. Также как и распространенной в последнее время, в том числе и в строительстве Capital Group, «типологии трех башен».
Жилой комплекс «Медный 3.14»
Фотография © Даниил Анненков, 2021

Две башни, одна 21-этажная тонкая, почти квадратная, другая 9-этажная протяженная, по форме пластина, выстроены вдоль красной линии улицы на черно-стеклянном стилобате с проемом-«аркой», ведущим во двор.
Жилой комплекс «Медный 3.14»
Фотография © Даниил Анненков, 2021

За аркой начинается стеклянный козырек, который опирается на ряд опор из черного металла и ведет в глубину участка, к третьему корпусу. Будучи расположен на значительной высоте порядка 6 м ради свободного проезда пожарной машины, он не очень широк, около 5 м, поэтому от дождя защитит лишь отчасти. Но такой практической необходимости нет, жители будут в основном подниматься из подземной парковки, а козырек хорошо обозначает поперечную ось, на которую нанизан третий, 16-этажный корпус – и организует пространство небольшого двора, во внутренней части с двух сторон затесненного соседними домами начала XIX века. Подобный переход внутри двора между входом и жилым корпусом – прием, рассчитанный как на удобство жильцов, так и на усложнение пространства – можно увидеть у Сергея Скуратова еще в EGODOMe.

Форма козырька Медного дома противоположна двухскатной: он как будто «поднимает крылья» вверх, намекая на условность практической задачи и приоритетность художественной и перекликаясь со складчатой поверхностью фасадов.
  • zooming
    1 / 5
    Козырек во дворе. Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    2 / 5
    Козырек во дворе. Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    3 / 5
    Козырек во дворе. Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    4 / 5
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    5 / 5
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS

Под землей весь доступный участок занят 2-ярусной парковкой, но наверху поверхность двора не выступает из земли, а остается в уровне города и даже дружелюбно открыта для обозрения, что, в свою очередь, позволяет визуально расширить небольшой двор за счет «прострелов» к соседним пространствам, особенно к городскому двору в южной части. 
  • zooming
    1 / 12
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    2 / 12
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    3 / 12
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    4 / 12
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    5 / 12
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    6 / 12
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    7 / 12
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    8 / 12
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    9 / 12
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    10 / 12
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    11 / 12
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    12 / 12
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS

Медный торец каждой башни обращен в важную для нее сторону: малый корпус – к соседней с ним паузе в застройке, а в дальней перспективе на монастырь, высокая башня – на фронт улицы, внутренний дом в сторону Ленинского проспекта. Комплекс кажется трехголовым существом, смотрящим на три стороны: юг, восток и запад.

В первом и третьем случае медный фасад вынесен примерно на 5 метров на консоли, что делает его «взгляд» еще более выразительным. Южный угол надо, однако, признать главным: он, лучше других освещенный солнцем, представляет дом городу, здесь, при взгляде с Донской, можно увидеть все три корпуса сразу и именно здесь встречаются два самых ярких решения – медная структура на консоли и рельефный кирпич.
 
  • zooming
    1 / 10
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    2 / 10
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    3 / 10
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    4 / 10
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    5 / 10
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    6 / 10
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    7 / 10
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    8 / 10
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    9 / 10
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    10 / 10
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021

Лаконичную композицию трех простых объемов разного роста и пропорций: малого протяженного, среднего спокойного, и стройной башни, поддерживает рисунок фасадов по вертикали. Окна девятиэтажного корпуса поддерживают традиционный ритм соседних домов по Донской улице и распределены поэтажно. Два других корпуса, стартуя от отметки 8 этажа, объединяют этажи по два, затем по три-четыре, и наконец, в главной башне по вертикали слиты верхние 5 этажей. Прием, как известно, позволяет визуально уменьшить масштаб и в то же время работает на рефлексию поступательного роста вверх, что особенно заметно на развертке со стороны Ленинского проспекта.
  • zooming
    1 / 4
    Западный фасад, обращенный к Ленинскому проспекту. Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    2 / 4
    Восточный фасад, обращенный к Донской улице. Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    3 / 4
    Развертка по Донской улице. Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    4 / 4
    Развертка по Ленинскому проспекту. Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS

Хочется отдельно остановиться на отношениях дома Медный 3.14 с контекстом. Сергей Скуратов известен склонностью к рефлексии рукотворного окружения на самых разных уровнях, от локального до глобального, но здесь он, кажется, превзошел сам себя. О перекличке с кирпичными стенами и медными куполами церкви и монастыря уже говорилось, скажем о другом. Дом, если приглядеться, откликается на каждый вздох своего окружения. 

Если бродить вокруг и разглядывать соседние дома, в какой-то момент замечаешь, как остроугольные тени неровно сложенных панелей советской девятиэтажки перекликаются с «сандриками» дома Медный 3.14, а также как много вокруг кирпича, и розоватого «сталинского», и окрашенной фактурной кладки доходных домов, особенно красивой в косом свете, и фасадов, снабженных угловым рустом, отзвуком которого кажется чередование кладки на углах нового комплекса. Это своего рода квест – находить в ближайших постройках черты, иногда гипотетически, а иногда бесспорно впитанные новым домом. 
Дома начала XX в. по соседству с Медным 3.14
Фотография: Архи.ру

Решив обойти Медный 3.14 со всех сторон, проходим через старомосковскую арку с проводами поверх стен и водосточными трубами – и понимаем, что из нее, при всей неряшливости «обвязки», открывается потрясающий вид на казаковский купол Первой Градской больницы – а затем чувствуем, что арка Медного дома параллельна той же оси, а из лоджий его западного корпуса открывается вид на тот же ансамбль. 
Арка дома, соседнего с комплексом Медный 3.14
Фотография: Архи.ру

С западной стороны обнаруживаем еще одно строение XIX века, из потемневшего красного кирпича – оно отражается в стекле нижнего яруса 16-этажного корпуса дома и перекликается с его медным торцом, попадая, практически, тон-в-тон.
Отражение дома к востоку от комплекса в стекле его 1 этажа. Жилой комплекс «Медный 3.14»
Фотография: Архи.ру

Но все это детали и мелочи, а смотреть надо шире.
 
Вся застройка Ленинского проспекта до ТТК состоит из чередования протяженных кирпичных домов светло-бежевого оттенка – и алюминиевых башен периода советского модернизма. Композиция Медного дома, в сущности, воспроизводит это сочетание «кирпичный дом – металлическая башня», суммирует его. Одна из башен по Ленинскому проспекту – поздняя, построенная в 2006 году Gorky park tower, скрывает за собой модернистское здание текстильного института, в гигантском скошенном козырьке которого можно найти – отдаленную, конечно – аналогию откосам Медного дома, а его стеклянное основание с тонкими ребрами можно сопоставить с решением стилобата у Сергея Скуратова.
 
Если мы посмотрим еще несколько дальше, то увидим на одном полюсе здание Президиума Академии наук Юрия Платонова – нет-нет, оно нисколько не похоже на Медный дом, однако также совмещает большое количество декоративного металла и светлую натуральную облицовку, в данном случае известняк. Возможно это самый масштабный пример сочетания камня и металла в советской архитектуре – как и дома Сергея Скуратова дают пример таких сочетаний в архитектуре современной Москвы. Если говорить о металле в городе, хочется упомянуть и металлический памятник Гагарину на фоне кирпичных сталинских домов, Шуховскую башню, которую видно с Донской. На другом полюсе, ближе к центру города, окажутся здания МВД на Октябрьской площади, построенные в начале 1980-х годов: из светлого камня, с ребристыми откосами, с объединением окон по вертикали и с историей об усеченной при согласованиях башни.
 
Удивительно, что при всех этих аллюзиях, как точных, так и отдаленных, обнаруживаемых в окружающей городской ткани, Медный дом ни на минуту не эклектичен, а очень целен и емок по форме. Подмечать нюансы интересно, но в его архитектуре, строго говоря, не прослеживается особенных экивоков: дом уверенно встал на своем месте, как будто всегда здесь был. Он теперь кажется одним из самых уверенных и «прочных» на вид элементов панорамы с Крымского моста. И в то же время – «прорастает» из особенностей города вокруг него, глубоко пускает корни, суммируя смыслы, приводит их к собственному знаменателю – более контекстуальный подход к высотному строительству и придумать, наверное, сложно.
Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
Жилой комплекс «Медный 3.14»
Россия, Москва, Донская ул., вл. 14, корп.1

Авторский коллектив:
С. Скуратов – руководитель авторского коллектива, И. Вахонин – ГАП (стадия АК и П), А. Коньков – ГАП (стадия Р и АН), В. Гаранин, Ю. Левина, С. Чекмарёв, А. Шубкин, при участии: Н. Овсянникова, Е. Тирских. Федоров А. – ГИП.

Стадия проекта: АК, П, РД

2017 — 2018 / 2018 — 2021

Застройщик: Capital Group

10 Ноября 2021

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Сергей Скуратов ARCHITECTS: другие проекты
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Дворы и башни: самарский эксперимент
Конкурсный проект «Самара Арена Парка», предложенный Сергеем Скуратовым, занял на конкурсе 2 место. Его суть – эксперимент с типологией жилых домов, галерейных и коридорных планировок кварталов в сочетании с башнями – наряду с чуткостью реакции на окружение и стремлением создать внутри комплекса полноценное пространство мини-города с градиентом ощущений и значительным набором функций.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Архсовет Москвы – 59
Архитектурный совет рассмотрел два крупных проекта: МФК на Киевской улице ТПО «Резерв», апартаменты с обширным подземным торговым пространством, и жилые башни Сергея Скуратова в Сетуньском проезде. Оба проекта приняты.
Долгожданная интервенция
В своей новой постройке Сергей Скуратов развивает тему баланса статики и динамики, продолжает эксперименты с кирпичными фасадами, апробирует новые элементы жилой архитектуры, но главное – решает накопившиеся градостроительные проблемы крупного фрагмента городской застройки.
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Сергей Скуратов: «Архитектура – как любовь»
О различии категорий качества и несовершенства, кайфе от архитектуры, везении конца девяностых, необходимости бороться за свой замысел, но и привлекать консультантов на самой ранней стадии работы – в интервью Сергея Скуратова для проекта «Эталон качества».
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Блестящий экс-корт
Известные всем любителям большого тенниса корты на Краснопресненской набережной бюро Сергея Скуратова прячет внутри живописного парка и «наращивает» пластинами жилых небоскребов.
Комета ЗИЛ
Два первых лота жилого комплекса ЗилАрт, спроектированные Сергеем Скуратовым, совмещают контекстуальный сюжет, апеллирующий к истории завода, с эмоциональной, артистической насыщенностью фактуры и деталей. Не зря они служат урбанистической заставкой – городским «фасадом» первой очереди комплекса.
Музейная экспансия
Публикуем статью историка архитектуры Марины Хрусталевой о стратегиях развития московских и петербуржских музеев, опубликованную в тематическом номере журнала «Проект Россия» – «Культура» (№ 80, июнь 2016).
Кирпичная оболочка Skuratov House
О том, как Сергей Скуратов полностью «обернул» дом кирпичом, найдя подходящую серию-сортировку в Германии на заводе Hagemeister, в самом дальнем углу склада, – и дав ей новую жизнь.
Похожие статьи
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Укорененный музей
В Гонконге открылся музей M+ по проекту архитекторов Herzog & de Meuron – флагманский проект нового Культурного района Западного Коулуна.
Небоскреб на биомассе
В ходе Конференции ООН по изменению климата в Глазго архитекторы SOM представили проект Urban Sequoia – небоскреба, поглощающего CO2 из атмосферы.
За кулисами музейной жизни
Открывшееся в Роттердаме фондохранилище Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV полностью доступно посетителям – первое и пока единственное в мире. Это поможет сохранить музей для публики во время длительной реконструкции его основного здания.
«Восьмерка» над метро
Штаб-квартира компании Infinitus по проекту Zaha Hadid Architects талией своего объема-«восьмерки» перекинута через тоннель метро в Гуанчжоу.
Супер-пергола
Новый бизнес-центр на Пресне, в 1-м Земельном переулке, совмещает технологичность и эко-ориентированность. Его обтекаемые формы и белая диагональная решетка фасадов сочетаются с новой версией вертикального озеленения: отстоящей от фасада зеленью дикого винограда, которая не спорит с решеткой-«перголой», но лишь оттеняет ее.
Тает кубик льда
Офисное здание в центре Фукуоки по проекту OMA должно вписаться в городскую среду с помощью пиксельных «тающих» углов.
Легкость бытия
Цветет сакура, у костра завязалась беседа, в бассейне шумно возятся дети – это не отпускные картинки, а повседневная жизнь дворов киевского ЖК «Файна Таун». Разбираемся, из чего состоит придуманная архитекторами утопия, и каким образом ее удалось воплотить.
Чувство ритма на фасаде
Студенческое общежитие по проекту Макса Дудлера отмечает въезд в Ганновер с севера и начало нового района – преображенной промзоны.
Треугольно-складчатая структура
Проект нового терминала аэропорта имени Муравьева-Амурского в Благовещенске предлагает архитектуру, решенную посредством модульной формы, – наделенная особой символикой, она становится основой как для несущих конструкций здания, так и для пластики его фасада, и отзывается в декоративных фрагментах интерьера.
Дыхание востока
Проектируя жилой комплекс для Ташкента, GENPRO обращается к традиционной архитектуре и современным тенденциям, стремясь к эмоциональности и эффектности: решетки панжара и мишрабии соседствуют с вертикальным озеленением и параметрическим орнаментом, а тематические корпуса домов – с хлопковой аллеей и восточным базаром.
По каменной дуге
Арт-объект студий Sans façon и KHBT в шотландском городе Инвернесс позволяет жителям заново оценить знакомый ландшафт.
Красный двор
В жилом комплексе Ilot Queyries в Бордо по проекту MVRDV соединены человеческий масштаб и разнообразие традиционного города с экологичностью, высокой инсоляцией и комфортом современной застройки.
Тундра на крыше
Комплекс Living Landscape по проекту бюро Jakob+MacFarlane задуман как самое большое деревянное сооружение Исландии и «инструмент» для регенерации ее экосистем.
Минус дает плюс
«Углеродно негативный» культурный центр в Шеллефтео на севере Швеции построен из местного дерева, включая 20-этажный гостиничный корпус. Авторы проекта – бюро White.
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Ответ домашнему офису
Новое здание фармацевтического концерна Roche по проекту бюро Christ & Gantenbein предлагает сотрудникам альтернативу цифровой среде и работе на дому.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
Технологии и материалы
«Фирма «КИРИЛЛ»:
25 лет для самых красивых домов
В ноябре 2021 года одному из ведущих поставщиков облицовочного кирпича на российском рынке «Фирме «КИРИЛЛ» исполнилось 25 лет. Архи.ру восстанавливает хронологию последней четверти века, связанную с использованием этого материала в строительстве и архитектуре.
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Сейчас на главной
Игра в архетипы
Бюро ОСА предложило Нур-Султану жилой комплекс, в котором брутальные башни соседствуют с высокоплотной квартальной застройкой. Рассказываем, как концепция встраивается в череду мега-проектов новой столицы Казахстана.
Первый шаг
Бюро OMA завершило первую из четырех фаз реконструкции легендарного универмага KaDeWe в Берлине. Центром обновленного пространства стала отделанная темным деревом «воронка» атриума с веером эскалаторов.
Нечто особенное
В ожидании главных итогов Всемирного фестиваля архитектуры, рассказываем о победителях в специальных номинациях, которые демонстрируют самые разные аспекты архитектурного процесса: от инженерных решений или использования цвета до эффектной подачи.
Архсовет Москвы–71
Высотный – 105 м в верхних отметках – многофункциональный комплекс «ТПУ «Парк Победы», расположенный на границе между «сталинской» и «парковой» Москвой, был доброжелательно принят архитектурным советом Москвы, но все же получил такое количество замечаний и комментариев, что проект было решено отложить и доработать, придерживаясь, однако, выбранного направления поисков.
Праздник, который всегда с тобой
Двор в петербургских Никольских рядах снова открывается на зимний сезон. Рассказываем, как архитекторам из бюро KATARSIS удалось создать круглогодичную атмосферу праздника: катальная горка, посвящение Хаяо Миядзаки, трдельники и виды на Коломну.
Рядом с Лидвалем и Нобелем
Жилой комплекс по проекту мастерской Анатолия Столярчука в Нейшлотском переулке: аккуратная смена масштаба, дань памяти места, финские дополнения к функциональной типологии – в частности, сауны в квартирах, и планы получения сертификата BREEAM.
И вонзил в него нож
Лидер Coop Himmelb(l)au Вольф Д. Прикс представил три проекта, которые он реализует сейчас в России: комплекс в Крыму в Севастополе – который, как оказалось, можно строить, минуя санкции, потому что это объект культуры; «СКА Арену» на месте разрушенного модернистского здания СКК в Петербурге – его на презентации символизировал разрезаемый архитектором торт – и музыкально-театральный комплекс в Кемерове.
Самый «зеленый»
West Mall на Большой Очаковской улице станет первым в России торговым центром, построенным по международным экологическим стандартам с применением зеленых технологий. Заказчик проекта, компания «Гарант-Инвест», планирует сертифицировать его по стандартам BREEAM и LEED.
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Когда стемнеет
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает подчеркнуть двойственный характер Гурьевского парка и сделать его интересным для посещения в вечернее время.