English version

Тонкая материя

Дом Медный 3.14 составлен из двух фактур, каждая из которых по-своему похожа на драгоценную ткань, и из трех корпусов, каждый из которых смотрит на одну из сторон света. Архитектура дома впитывает нюансы контекста, суммирует их и превращает в цельное ритмичное построение. Рассматриваем новый, только что завершенный дом Сергея Скуратова на Донской улице.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

10 Ноября 2021
mainImg
Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
Жилой комплекс «Медный 3.14»
Россия, Москва, Донская ул., вл. 14, корп.1

Авторский коллектив:
С. Скуратов – руководитель авторского коллектива, И. Вахонин – ГАП (стадия АК и П), А. Коньков – ГАП (стадия Р и АН), В. Гаранин, Ю. Левина, С. Чекмарёв, А. Шубкин, при участии: Н. Овсянникова, Е. Тирских. Федоров А. – ГИП.

Стадия проекта: АК, П, РД

2017 — 2018 / 2018 — 2021

Застройщик: Capital Group
0 Название ЖК Медный 3.14, построенного Сергеем Скуратовым и компанией Capital Group на Донской улице, соединяет три темы. Во-первых, его адрес, Донская-14, дан по номеру городского участка; во вторых, в нем три корпуса; и наконец, он медный. Не весь, конечно – было бы слишком просто, если бы дом был полностью медным, и к тому же так бы и назывался, – но один фасад каждого из трех корпусов облицован медью. Медь настоящая, никакая не имитация, что по нашим временам редкость; впрочем, если знать другие проекты Сергея Скуратова, удивляться нечему – практически каждая его реализация становится опытом работы с фактурой какого-то натурального материала на фасадах.
Жилой комплекс «Медный 3.14»
Фотография © Даниил Анненков, 2021

В данном случае интересно, что поверхность меди рассчитана на длительное естественное старение: весной 2021 года, когда облицовку только-только завершили, медь красновато блестела и переливалась на солнце, как какой-нибудь самовар в натюрморте у Жана-Батиста Шардена.
  • zooming
    1 / 3
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография: Архи.ру, 03.2021
  • zooming
    2 / 3
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография: Архи.ру, 03.2021
  • zooming
    3 / 3
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021

Теперь, через полгода, поверхности потемнели и стали скорее коричневыми, вверху – даже зеленовато-серыми с темными вкраплениями «ржавого» оттенка: цветовые трансформации могут напомнить и старое серебристое дерево деревенских домов, и темные купола соседней церкви Ризположения и видимого чуть дальше по той же улице собора Донского монастыря. Хотя на солнечном свете все еще вспыхивают ярко-медные блики, особенно в щелях-углублениях между откосами.
  • zooming
    1 / 7
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    2 / 7
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    3 / 7
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    4 / 7
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    5 / 7
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    6 / 7
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    7 / 7
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021

Полученное богатство оттенков интересно тем, что, во-первых, оно полностью натурально, а значит, счастливо избегает излишней яркости и пестроты, а во-вторых, в своей естественности – непредсказуемо. Вот что рассказывает об использованной фактуре сам Сергей Скуратов:
Мы не стали темнить медь, понимая, что со временем она потемнеет сама, и будет того же цвета, что и другой мой медный дом, 3.3 в «Садовых кварталах», спроектированный раньше, но завершенный также недавно – там уже начали появляться зеленые потеки в разных местах. В «Садовых кварталах», однако, поверхность гладкая, а на Медном 3.14 мы попробовали рельефную штамповку – ее делает один небольшой завод в Германии, они берут панели компании Аурубис и наносят на нее свой рисунок. Я приезжал на завод, знакомился с производством, там очень уютно, совершенно миниатюрный немецкий городок… Благодаря рисунку поверхность становится шершавой, похожей на дорогую ткань – вблизи она воспринимается совершенно иначе, нежели гладкая медь. Кроме того, она по-разному реагирует и меняется в разных плоскостях: на наклонной вертикальной совсем не так, как на наклонной горизонтальной.

Фрагмент фактуры медных панелей с паттерном. Жилой комплекс «Медный 3.14»
Фотография: Архи.ру

При рассмотрении вблизи видно, что текстура медной поверхности сродни диагональной сетке, какую нередко используют в конструкциях внешних  металлических лестниц, хотя она мельче и не перфорированная, только рельефная. Это исключает излишний блеск – уже очевидно, что дом будет скорее матовым.
Фрагмент фактуры медных панелей с паттерном. Жилой комплекс «Медный 3.14»
Фотография: Архи.ру

На мой вопрос, как будут стареть фасады Медного 3.14, Сергей Скуратов отвечает: «Никто не знает. Мы все будем свидетелями этих изменений». Что звучит достаточно неожиданно: как правило архитекторы, творцы вечности, предпочитают предсказуемость развития событий. А тут вдруг нет, тут мы имеем дело с неким экспериментом, который разворачивается у нас на глазах. Впрочем изменения – небыстрые, совсем не такие, какие дает какой-нибудь медийный экран, речь скорее о живой трансформации в перспективе очень долгого существования, – о том, что сейчас принято называть «красивым старением», о котором столько говорят в последнее время в архитектурной среде.
Жилой комплекс «Медный 3.14»
Фотография © Даниил Анненков, 2021

Между тем эксперимент представляется достаточно управляемым: во-первых, автор работает с медью не впервые и среди работ Скуратова можно наблюдать даже некоторую эволюцию от совершенно предсказуемого зеленого в Copper House (2002–2004) к плавному переходу оттенков в 4 квартале «Садовых кварталов», затем к упомянутому выше кварталу 3.3 там же – с очень глубоким темным оттенком меди – и вот, теперь новый вариант. Автор, заметим, хотя оставляет нюансы на волю времени, вполне уверенно говорит, что естественное патинирование – всё это окисление – должно занять около десяти лет.
 
Второй материал – кирпич, занимает втрое больше места, поскольку ему отдано три фасада из четырех на каждом корпусе. Кирпич, как и медь – тоже особенный: тонкий, мелкий как в Венеции XIII века, разнотоновый, но вовсе не рябой: цвет варьируется едва заметно. Теплый сдержанно-серый тон на солнце кажется светлым, в пасмурную погоду ощутимо темнеет и приобретает строгость. Кладка ложковая в четверть кирпича, так что по вертикали возникает зигзаг-меандр, но более заметны рельефные горизонтальные полосы – они напоминают как известняк с полосатым сломом, так и бетонные поверхности брутализма с отпечатками досок опалубки. 
Жилой комплекс «Медный 3.14»
Фотография © Даниил Анненков, 2021

Скосы над окнами образованы ступеньками кирпича, выступающие углы «закреплены» чередующейся кладкой, которая напоминает тонкую рустовку и прием кладки в оконных откосах XIX века, когда один кирпич ставится фронтально, другой под нужным для откоса углом (сейчас открытую кладку такого рода нередко можно встретить в ресторанах городского центра, так что она многим знакома).
  • zooming
    1 / 4
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    2 / 4
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    3 / 4
    Кирпичная кладка. Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 4
    Кирпичная кладка. Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография: Архи.ру

На уличном фасаде тот же прием получает больше прав и распространяется на откосы целиком, не подчиняясь плоскости, а образуя рельефную кладку шахматного порядка.
Жилой комплекс «Медный 3.14»
Фотография © Даниил Анненков, 2021
Жилой комплекс «Медный 3.14»
Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021

Все это, даже в пасмурную погоду, дает очень четкий линейно-графичный рисунок – фасады кажутся нарисованными тонким углем по тонированной серой бумаге, что производит эффект не меньший, чем медные поверхности. Роль кирпича – безусловно фоновая, но это серьезный, основательный фон, очень четко выстроенный; поэтому кирпичный фасад получает место в уличном фронте, где хорошо выдерживает сопоставление с «драгоценным» металлическим, подталкивая к разглядыванию и сравнению фактур.

Оба материала объединены угловатой пластикой откосов: все простенки либо сходятся к окнам, либо встречаются у передней плоскости фасада углами – дом сложен как своего рода оригами, этот прием напоминает кортеновый дом Сергея Скуратова в ЗИЛАРТе, где фасад образует ребристый зигзаг, и целый ряд других проектов автора, в частности, башню 5 квартала в Хамовниках с такими же заостренными контрфорсами.

В данном случае статичных фронтальных поверхностей стен на фасадах попросту нет – есть откосы, от широких уплощенных до глубоких заостренных. В плане они напоминают этакого лучистого «ежика» с последовательным поворотом треугольных выступов между окнами, подчиненным логике, основанной на движении солнца – что хорошо видно и на планах, и на эскизах. 
  • zooming
    1 / 4
    Жилой комплекс «Медный 3.14». Эскиз
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    2 / 4
    План восточной, самой высокой, башни. Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    3 / 4
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    4 / 4
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS

Игра откосов не только демонстрирует глубину стены, она – особенно в медной части, где выносы и углубления больше – «съедает» эту глубину, превращая ее в нечто иное, в скульптурную поверхность.

В то же время можно заметить, что разнообразие ширины и поворота откосов не бесконечно, а балансирует на грани разнообразия и регулярности: Сергей Скуратов как будто одной рукой «раскачивает» форму, превращая в «волну» поворачивающих под разными углами пилонов, а другой – успокаивает, сводит к повторяемым парам, добавляет последовательного чередования, чтобы не переусложнить форму. Возникают разные виды ритмов, к примеру, на медном фасаде самой высокой башни – два-два-один. 
Жилой комплекс «Медный 3.14»
Фотография © Даниил Анненков, 2021
Жилой комплекс «Медный 3.14»
Фотография © Даниил Анненков, 2021

Два материала не только соседствуют, но и «срастаются»: кирпичные этажи разделены утопленными медными горизонталями, а медные лоджии со всех сторон обведены такими же углублениями – будучи в основе литой железобетонной конструкцией, дом играет с эстетикой составной системы. Как будто между кирпичными панелями есть медные швы, а медные торцы набраны из «кассет».
  • zooming
    1 / 4
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    2 / 4
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    3 / 4
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    4 / 4
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021

Объемная композиция корпусов уверенно срежиссирована в рамках заданного Т-образного участка. Также как и распространенной в последнее время, в том числе и в строительстве Capital Group, «типологии трех башен».
Жилой комплекс «Медный 3.14»
Фотография © Даниил Анненков, 2021

Две башни, одна 21-этажная тонкая, почти квадратная, другая 9-этажная протяженная, по форме пластина, выстроены вдоль красной линии улицы на черно-стеклянном стилобате с проемом-«аркой», ведущим во двор.
Жилой комплекс «Медный 3.14»
Фотография © Даниил Анненков, 2021

За аркой начинается стеклянный козырек, который опирается на ряд опор из черного металла и ведет в глубину участка, к третьему корпусу. Будучи расположен на значительной высоте порядка 6 м ради свободного проезда пожарной машины, он не очень широк, около 5 м, поэтому от дождя защитит лишь отчасти. Но такой практической необходимости нет, жители будут в основном подниматься из подземной парковки, а козырек хорошо обозначает поперечную ось, на которую нанизан третий, 16-этажный корпус – и организует пространство небольшого двора, во внутренней части с двух сторон затесненного соседними домами начала XIX века. Подобный переход внутри двора между входом и жилым корпусом – прием, рассчитанный как на удобство жильцов, так и на усложнение пространства – можно увидеть у Сергея Скуратова еще в EGODOMe.

Форма козырька Медного дома противоположна двухскатной: он как будто «поднимает крылья» вверх, намекая на условность практической задачи и приоритетность художественной и перекликаясь со складчатой поверхностью фасадов.
  • zooming
    1 / 5
    Козырек во дворе. Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    2 / 5
    Козырек во дворе. Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    3 / 5
    Козырек во дворе. Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    4 / 5
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    5 / 5
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS

Под землей весь доступный участок занят 2-ярусной парковкой, но наверху поверхность двора не выступает из земли, а остается в уровне города и даже дружелюбно открыта для обозрения, что, в свою очередь, позволяет визуально расширить небольшой двор за счет «прострелов» к соседним пространствам, особенно к городскому двору в южной части. 
  • zooming
    1 / 12
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    2 / 12
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    3 / 12
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    4 / 12
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    5 / 12
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    6 / 12
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    7 / 12
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    8 / 12
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    9 / 12
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    10 / 12
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    11 / 12
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    12 / 12
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS

Медный торец каждой башни обращен в важную для нее сторону: малый корпус – к соседней с ним паузе в застройке, а в дальней перспективе на монастырь, высокая башня – на фронт улицы, внутренний дом в сторону Ленинского проспекта. Комплекс кажется трехголовым существом, смотрящим на три стороны: юг, восток и запад.

В первом и третьем случае медный фасад вынесен примерно на 5 метров на консоли, что делает его «взгляд» еще более выразительным. Южный угол надо, однако, признать главным: он, лучше других освещенный солнцем, представляет дом городу, здесь, при взгляде с Донской, можно увидеть все три корпуса сразу и именно здесь встречаются два самых ярких решения – медная структура на консоли и рельефный кирпич.
 
  • zooming
    1 / 10
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    2 / 10
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    3 / 10
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    4 / 10
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    5 / 10
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    6 / 10
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    7 / 10
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    8 / 10
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    9 / 10
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    10 / 10
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021

Лаконичную композицию трех простых объемов разного роста и пропорций: малого протяженного, среднего спокойного, и стройной башни, поддерживает рисунок фасадов по вертикали. Окна девятиэтажного корпуса поддерживают традиционный ритм соседних домов по Донской улице и распределены поэтажно. Два других корпуса, стартуя от отметки 8 этажа, объединяют этажи по два, затем по три-четыре, и наконец, в главной башне по вертикали слиты верхние 5 этажей. Прием, как известно, позволяет визуально уменьшить масштаб и в то же время работает на рефлексию поступательного роста вверх, что особенно заметно на развертке со стороны Ленинского проспекта.
  • zooming
    1 / 4
    Западный фасад, обращенный к Ленинскому проспекту. Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    2 / 4
    Восточный фасад, обращенный к Донской улице. Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    3 / 4
    Развертка по Донской улице. Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    4 / 4
    Развертка по Ленинскому проспекту. Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS

Хочется отдельно остановиться на отношениях дома Медный 3.14 с контекстом. Сергей Скуратов известен склонностью к рефлексии рукотворного окружения на самых разных уровнях, от локального до глобального, но здесь он, кажется, превзошел сам себя. О перекличке с кирпичными стенами и медными куполами церкви и монастыря уже говорилось, скажем о другом. Дом, если приглядеться, откликается на каждый вздох своего окружения. 

Если бродить вокруг и разглядывать соседние дома, в какой-то момент замечаешь, как остроугольные тени неровно сложенных панелей советской девятиэтажки перекликаются с «сандриками» дома Медный 3.14, а также как много вокруг кирпича, и розоватого «сталинского», и окрашенной фактурной кладки доходных домов, особенно красивой в косом свете, и фасадов, снабженных угловым рустом, отзвуком которого кажется чередование кладки на углах нового комплекса. Это своего рода квест – находить в ближайших постройках черты, иногда гипотетически, а иногда бесспорно впитанные новым домом. 
Дома начала XX в. по соседству с Медным 3.14
Фотография: Архи.ру

Решив обойти Медный 3.14 со всех сторон, проходим через старомосковскую арку с проводами поверх стен и водосточными трубами – и понимаем, что из нее, при всей неряшливости «обвязки», открывается потрясающий вид на казаковский купол Первой Градской больницы – а затем чувствуем, что арка Медного дома параллельна той же оси, а из лоджий его западного корпуса открывается вид на тот же ансамбль. 
Арка дома, соседнего с комплексом Медный 3.14
Фотография: Архи.ру

С западной стороны обнаруживаем еще одно строение XIX века, из потемневшего красного кирпича – оно отражается в стекле нижнего яруса 16-этажного корпуса дома и перекликается с его медным торцом, попадая, практически, тон-в-тон.
Отражение дома к востоку от комплекса в стекле его 1 этажа. Жилой комплекс «Медный 3.14»
Фотография: Архи.ру

Но все это детали и мелочи, а смотреть надо шире.
 
Вся застройка Ленинского проспекта до ТТК состоит из чередования протяженных кирпичных домов светло-бежевого оттенка – и алюминиевых башен периода советского модернизма. Композиция Медного дома, в сущности, воспроизводит это сочетание «кирпичный дом – металлическая башня», суммирует его. Одна из башен по Ленинскому проспекту – поздняя, построенная в 2006 году Gorky park tower, скрывает за собой модернистское здание текстильного института, в гигантском скошенном козырьке которого можно найти – отдаленную, конечно – аналогию откосам Медного дома, а его стеклянное основание с тонкими ребрами можно сопоставить с решением стилобата у Сергея Скуратова.
 
Если мы посмотрим еще несколько дальше, то увидим на одном полюсе здание Президиума Академии наук Юрия Платонова – нет-нет, оно нисколько не похоже на Медный дом, однако также совмещает большое количество декоративного металла и светлую натуральную облицовку, в данном случае известняк. Возможно это самый масштабный пример сочетания камня и металла в советской архитектуре – как и дома Сергея Скуратова дают пример таких сочетаний в архитектуре современной Москвы. Если говорить о металле в городе, хочется упомянуть и металлический памятник Гагарину на фоне кирпичных сталинских домов, Шуховскую башню, которую видно с Донской. На другом полюсе, ближе к центру города, окажутся здания МВД на Октябрьской площади, построенные в начале 1980-х годов: из светлого камня, с ребристыми откосами, с объединением окон по вертикали и с историей об усеченной при согласованиях башни.
 
Удивительно, что при всех этих аллюзиях, как точных, так и отдаленных, обнаруживаемых в окружающей городской ткани, Медный дом ни на минуту не эклектичен, а очень целен и емок по форме. Подмечать нюансы интересно, но в его архитектуре, строго говоря, не прослеживается особенных экивоков: дом уверенно встал на своем месте, как будто всегда здесь был. Он теперь кажется одним из самых уверенных и «прочных» на вид элементов панорамы с Крымского моста. И в то же время – «прорастает» из особенностей города вокруг него, глубоко пускает корни, суммируя смыслы, приводит их к собственному знаменателю – более контекстуальный подход к высотному строительству и придумать, наверное, сложно.
Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
Жилой комплекс «Медный 3.14»
Россия, Москва, Донская ул., вл. 14, корп.1

Авторский коллектив:
С. Скуратов – руководитель авторского коллектива, И. Вахонин – ГАП (стадия АК и П), А. Коньков – ГАП (стадия Р и АН), В. Гаранин, Ю. Левина, С. Чекмарёв, А. Шубкин, при участии: Н. Овсянникова, Е. Тирских. Федоров А. – ГИП.

Стадия проекта: АК, П, РД

2017 — 2018 / 2018 — 2021

Застройщик: Capital Group

10 Ноября 2021

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Сергей Скуратов ARCHITECTS: другие проекты
Тень от гвоздя
ЖК «Резиденции композиторов» построен по проекту Сергея Скуратова, который в 2011 году выиграл международный конкурс. Началось с поиска образа и отсечения лишнего, затем с реализации узнаваемой скуратовской архитектуры. А закончилось сносом корпусов фабрики Шлихтермана, сохранение которых было утверждено вместе с проектом всеми ведомствами. История кажется поучительной и важной для понимания истории всех 11 лет, на протяжении которых проектировали и строили комплекс.
Зодчество: лауреаты 2022
В пятницу в Гостином дворе вручили награды фестиваля Зодчество 2022. Хрустальный Дедал достался ЖК Veren Village архитекторов АБ «Остоженка». Татлин, премию за проект, решили не присуждать. Рассказываем, кого наградили, публикуем полный список.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Дворы и башни: самарский эксперимент
Конкурсный проект «Самара Арена Парка», предложенный Сергеем Скуратовым, занял на конкурсе 2 место. Его суть – эксперимент с типологией жилых домов, галерейных и коридорных планировок кварталов в сочетании с башнями – наряду с чуткостью реакции на окружение и стремлением создать внутри комплекса полноценное пространство мини-города с градиентом ощущений и значительным набором функций.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Архсовет Москвы – 59
Архитектурный совет рассмотрел два крупных проекта: МФК на Киевской улице ТПО «Резерв», апартаменты с обширным подземным торговым пространством, и жилые башни Сергея Скуратова в Сетуньском проезде. Оба проекта приняты.
Долгожданная интервенция
В своей новой постройке Сергей Скуратов развивает тему баланса статики и динамики, продолжает эксперименты с кирпичными фасадами, апробирует новые элементы жилой архитектуры, но главное – решает накопившиеся градостроительные проблемы крупного фрагмента городской застройки.
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Сергей Скуратов: «Архитектура – как любовь»
О различии категорий качества и несовершенства, кайфе от архитектуры, везении конца девяностых, необходимости бороться за свой замысел, но и привлекать консультантов на самой ранней стадии работы – в интервью Сергея Скуратова для проекта «Эталон качества».
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Блестящий экс-корт
Известные всем любителям большого тенниса корты на Краснопресненской набережной бюро Сергея Скуратова прячет внутри живописного парка и «наращивает» пластинами жилых небоскребов.
Комета ЗИЛ
Два первых лота жилого комплекса ЗилАрт, спроектированные Сергеем Скуратовым, совмещают контекстуальный сюжет, апеллирующий к истории завода, с эмоциональной, артистической насыщенностью фактуры и деталей. Не зря они служат урбанистической заставкой – городским «фасадом» первой очереди комплекса.
Похожие статьи
Ландшафтная мимикрия
Массимо Альвизи и Дзюнко Киримото реконструировали виллу на севере Италии. Их минималистичный средовой проект одновременно традиционен и современен, став при этом неотъемлемой частью пейзажа.
«Звездное облако»
В Чэнду строится музей научной фантастики по проекту Zaha Hadid Architects: проектирование началось в 2022, а уже летом 2023-го он примет церемонию вручения международной премии Hugo – самой важной в области фантастики и фэнтези.
Солнце, воздух и вода
По проекту ПИ «АРЕНА» завершилось строительство «Солнечного» – нового и самого большого лагеря в составе «Артека». Он был задуман еще в советские годы, но не был реализован. Современный вариант удивляет сложными инженерными решениями, которые сочетаются с ясной структурой: вместе они порождают пространства сродни эшеровским.
Ар-деко на границе с Космосом
Конкурсный проект Степана Липгарта – клубный дом сдержанно-классицистической стилистики для участка в близком соседстве со зданием Музея космонавтики в Калуге – откликается и на контекст, и на поставленную заказчиком задачу. Он в меру респектабален, в меру подвижен и прозрачен, и даже немного вкапывается в землю, чтобы соблюсти строгие высотные ограничения, не теряя пропорций и масштаба.
Сопка за стеной
Мастер-план микрорайона в Южно-Сахалинске, разработанный Институтом генплана Москвы при участии Kengo Kuma & Associates, основан на сложностях и преимуществах рельефа предгорья: дома располагаются каскадами, а многоуровневое благоустройство пронизывает все кварталы и соединяется с лесными тропами.
Природные оттенки
Кровля и фасады виллы на побережье Нидерландов по проекту Mecanoo полностью облицованы глазурованной плиткой голубых, серых и зеленых оттенков.
На лучезарном острове
Wyndham Clubhouse, построенный по проекту вьетнамского бюро MIA Design Studio на курортном острове Фукуок, мыслился как гигантский уютный светильник с узорчатыми кирпичными стенами в качестве абажура.
Лоу-тек для музея
Бюро gmp выиграло конкурс на проект реконструкции и расширения гипсоформовочной мастерской Государственных музеев Берлина – крупнейшей в мире. Слепки скульптур производятся здесь уже более 200 лет.
Близнецы-неразлучники
На месте бывшей промзоны Shell в Амстердаме строится район смешанной застройки. Именно здесь появился жилой комплекс The Twins по проекту KCAP.
Тень от гвоздя
ЖК «Резиденции композиторов» построен по проекту Сергея Скуратова, который в 2011 году выиграл международный конкурс. Началось с поиска образа и отсечения лишнего, затем с реализации узнаваемой скуратовской архитектуры. А закончилось сносом корпусов фабрики Шлихтермана, сохранение которых было утверждено вместе с проектом всеми ведомствами. История кажется поучительной и важной для понимания истории всех 11 лет, на протяжении которых проектировали и строили комплекс.
Социальный «микс»
Проект ревитализации квартала по проекту MVRDV и GRAS в Пальма-де-Мальорка превратил запущенную часть города в динамичный жилой район.
Жизнь железа
Здание выксунского музея металлургии в проекте Никиты Явейна и Сергея Падалко – как гравицапа: оно рассчитано на естественное старение железа, то есть будет постепенно ржаветь, – но использует передовой тип конструкции, основанный на способности металла к растяжению. Планируется строить из труб и прокатной стали ОМК, так же как и из кирпича вторичного использования.
Кузница будущего
Парижское бюро K architectures соединило каменную кладку XIX века с отделкой из стали кортен и превратило заброшенный кузнечный цех старого военного завода в Сент-Этьене в современный Центр инноваций.
Бежит ручей
Бюро Asadov представило мастер-план застройки микрорайона на окраине Калининграда: регулярную сетку жилых кварталов с акцентной архитектурой дополняют крупные общественные объекты, а главной «артерией» района становится фортификационный канал, которому возвращается былое значение.
Еще одни близнецы
В жилом комплексе Eagle + West по проекту OMA на набережной Ист-Ривер в Бруклине – 745 квартир, из которых 30% относится к категории доступного жилья.
«Волшебный котел»
Бюро A+Architecture выиграло конкурс на проект реконструкции футбольного стадиона имени Армана Сезари на Корсике, которому выпала непростая судьба.
От винта
Новый терминал аэропорта Томска проектирует бюро ASADOV. Архитекторы продолжают работать с идентичностью и в поисках образов отталкиваются от изобретений Николая Камова, именем которого назван аэропорт. Получилось лаконично, легко и, как и всегда, летяще.
Максимальная гибкость
Недавно открывшийся в БЦ «Арена» Multispace Dinamo – пример проекта, целиком нацеленного на остросовременные подходы и технологии. Он управляется через приложение, для него написан собственный софт, а пространства не просто мульти-функциональны, но и продуманно перемешаны, как своего рода пазл, позволяющий сотрудникам миксовать свой рабочий быт для большей эффективности.
В садах других возможностей
Завершилась реконструкция парижского музея Альбера Кана. Кэнго Кума создал вокруг основного здания галерею, обеспечив взаимопроникновение и теснейшую связь внутренних помещений и садов вокруг.
Зеленая «база»
AllesWirdGut и Hertl.Architekten выиграли конкурс на здание «технической ратуши» в Дюссельдорфе. Постройка с гибридной бетонно-деревянной конструкцией будет стоять на озелененном подиуме, открытом всем горожанам.
«Иллюминаторы» в окружающий мир
Zaha Hadid Architects представили проект нового здания Научного центра в Сингапуре: музея, знакомящего детей и взрослых с основами точных и естественных наук, а также с принципами устойчивого развития.
Путь завода
На прошлой неделе в новом центре изучения конструктивизма «Зотов» открылась первая выставка: «1922. Конструктивизм. Начало». Идея создания центра принадлежит Сергею Чобану, а проект ближайших домов, приспособления здания хлебозавода к музейной функции, и дизайн его первой экспозиции архитектор разработал в соавторстве с коллегами по АБ СПИЧ. Мы решили, что такой комплексный проект надо рассматривать целиком – так получился лонгрид о конструктивизме на Пресне, консервации, новациях, многослойном подходе и надежде.
Трапеза с видом
Для интерьера ресторана Da Vittorio в основании башни Allianz в Милане Андреа Маффеи выбрал стиль, который по его мнению больше всего подходит крупным современным мегаполисам и ориентирован на активную городскую молодежь.
Технологии и материалы
Формула надежности. Инновационная фасадная система...
В компании HILTI нашли оригинальное решение для повышения надежности фасадов, в особенности с большими относами облицовки от несущего основания. Пилоны, пилястры и каннелюры теперь можно выполнять без существенного увеличения бюджета, но не в ущерб прочности и надежности
МасТТех: успехи 2022 года
Кроме каталога готовой продукции, холдинг МасТТех и конструкторское бюро предприятия предлагают разработку уникальных решений. Срок создания и внедрения составляет 4-5 недель – самый короткий на рынке светопрозрачных конструкций!
ROCKWOOL: высокий стандарт на всех континентах
Использование изоляционных материалов компании ROCKWOOL при строительстве зданий и сооружений по всему миру является показателем их качества и надежности.
Как применяется каменная вата в знаковых объектах для решения нетривиальных задач – читайте в нашем обзоре.
Кирпичное узорочье
Один из самых влиятельных и узнаваемых стилей в русской архитектуре – Узорочье XVII века – до сих пор не исчерпало своей вдохновляющей силы для тех, кто работает с кирпичом
NEVA HAUS – узорчатые шкатулки на Неве
Отличительной особенностью комплекса NEVA HAUS являются необычные фасады из кирпича: кирпич от «ЛСР. Стеновые» стал материалом, который подчеркивает индивидуальность каждого из корпусов нового комплекса, делая его уникальным.
Керамические блоки Porotherm – 20 лет в России
С 2023 года Wienerberger отказывается от зонтичного бренда в России и сосредотачивает свои усилия на развитии бренда Porotherm. О перспективах рынка и особенностях строительства из керамических блоков в интервью Архи.ру рассказал генеральный директор ООО «Винербергер Кирпич» и «Винербергер Куркачи» Николай Троицкий
Латунный трек
Компания ЦЕНТРСВЕТ активно развивает свою премиальную трековую систему освещения AUROOM, полностью выполненную из благородной латуни.
Обучение через игру: новый тренд детских площадок
Компания «Новые горизонты» разработала инновационный игровой комплекс, который ненавязчиво интегрирует в ежедневную активность детей разного возраста познавательную функцию. Развитие моторики, координации и социальных навыков теперь дополняет знакомство с научными фактами и явлениями.
Живая сталь для архитектуры
Компания «Северсталь» запустила производство атмосферостойкой стали под брендом Forcera. Рассказываем о российском аналоге кортена и расспрашиваем архитекторов: Сергея Скуратова, Сергея Чобана и других – о востребованности и возможностях окисленного металла как такового. Приводим примеры: с ним и сложно, и интересно.
Нестандартные решения для HoReCa и их реализация в проектах...
Каким бы изысканным ни был интерьер в отеле или ресторане, вся обстановка в прямом смысле слова померкнет, если освещение организовано неграмотно или использованы некачественные источники света. Решения от бренда Arlight полностью соответствуют этим требованиям.
Инновации Baumit для защиты фасадов
Австрийский бренд Baumit, эксперт в области фасадных систем, штукатурок и красок, предлагает комплексные системы фасадной теплоизоляции, сочетающие технологичность и широкие дизайнерские возможности
Optima – красота акустики
Акустические панели Armstrong Optima от Knauf Ceiling Solutions – эстетика, функциональность и широкие возможности использования.
Кирпичный модернизм
​Старший научный сотрудник Музея архитектуры им. А.В. Щусева, искусствовед Марк Акопян – о том, как тысячелетняя строительная история кирпича в XX веке обрела новое измерение благодаря модернизму. Публикуем тезисы выступления в рамках семинара «Городские кварталы», организованного компанией «КИРИЛЛ» и Кирово-Чепецким кирпичным заводом
Из чего сделан фасад дома-победителя «Золотого Трезини»?
Для реконструкции и нового строительства в исторической части Васильевского острова архитекторы бюро «Проксима» использовали кирпич Terca Stockholm концерна Wienerberger и фасадную плитку ZEITLOS от Stroeher. Материалы поставила компания «Славдом».
Delabie ставит на черный
Компания Delabie представляет линейку сантехнических изделий Black Spirit, выполненных в матовом черном покрытии. В нее вошли как раковины, смесители и унитазы, так и многочисленные аксессуары, позволяющие добиться эффекта total black.
Мода на плинфу
Коммерческий директор Кирово-Чепецкого кирпичного завода Данил Вараксин в рамках семинара «Городские кварталы» представил архитекторам российский кирпич ригельного формата
Строительный атом архитектуры
В рамках семинара «Городские кварталы» архитектор Роман Леонидов проследил историю кирпичного строительства от древнего Вавилона до наших дней.
Сейчас на главной
Архитектор как граффити
В Нижнем Новгороде провели конкурс и реализовали победивший проект граффити в честь Александра Харитонова. Оно разместилось на улице архитектора, в арке между первой и второй очередью банка Гарантия. Илья Сакович – о конкурсе, граффити, Александре Харитонове.
Фанера над Парижем
Небольшой корпус социального жилья, построенный бюро Mobile Architectural Office в 10-м округе Парижа, выполнен из панелей клеёной древесины. Проект получился недорогим, экологичным и был реализован в кратчайшие сроки.
Зал торжеств
Недостроенный кинотеатр при санатории «Русь» в Геленджике архитекторы Fox Group Interiors превратили в конгресс-холл, где можно проводить мероприятия разной степени торжественности: от свадеб до бизнес-завраков и детских праздников.
Кристалл квартала
Типология и пластика крупных жилых комплексов не стоит на месте, и в створе общеизвестных решений можно найти свои нюансы. Комплекс Sky Garden объединяет две известные темы, «набирая» гигантский квартал из тонких и высоких башен, выстроенных по периметру крупного двора, в котором «растворен» перекресток двух пешеходных бульваров.
Градсовет Петербурга 25.01.2023
Для Пироговской набережной «Студия 44» предложила белоснежный дом с тремя ризалитами и каскадом террас. Эксперты разбирались, что в проекте перевешивает: вид на воду или критическая близость к шестиполосной магистрали.
Парк железнодорожников
После реконструкции районный парк Уфы получил больше площадок и сценариев отдыха, в их числе – терапевтический сад для людей с ограниченными возможностями и смотровая площадка. Дизайн малых архитектурных форм отсылает к железнодорожной станции Дёма.
Умер Балкришна Доши
В возрасте 95 лет скончался индийский архитектор Балкришна Доши, лауреат Притцкеровской премии, сотрудник Ле Корбюзье и Луиса Кана.
Ландшафтная мимикрия
Массимо Альвизи и Дзюнко Киримото реконструировали виллу на севере Италии. Их минималистичный средовой проект одновременно традиционен и современен, став при этом неотъемлемой частью пейзажа.
Искусство чтения
«Хора» продолжает «библиотечную» серию: по проекту бюро пространство антресольного этажа Западного крыла Новой Третьяковки преобразовалось в книжную гостиную. Сюда можно прийти почитать или поработать без билета или абонемента.
«Звездное облако»
В Чэнду строится музей научной фантастики по проекту Zaha Hadid Architects: проектирование началось в 2022, а уже летом 2023-го он примет церемонию вручения международной премии Hugo – самой важной в области фантастики и фэнтези.
Солнце, воздух и вода
По проекту ПИ «АРЕНА» завершилось строительство «Солнечного» – нового и самого большого лагеря в составе «Артека». Он был задуман еще в советские годы, но не был реализован. Современный вариант удивляет сложными инженерными решениями, которые сочетаются с ясной структурой: вместе они порождают пространства сродни эшеровским.
Ар-деко на границе с Космосом
Конкурсный проект Степана Липгарта – клубный дом сдержанно-классицистической стилистики для участка в близком соседстве со зданием Музея космонавтики в Калуге – откликается и на контекст, и на поставленную заказчиком задачу. Он в меру респектабален, в меру подвижен и прозрачен, и даже немного вкапывается в землю, чтобы соблюсти строгие высотные ограничения, не теряя пропорций и масштаба.
Природные оттенки
Кровля и фасады виллы на побережье Нидерландов по проекту Mecanoo полностью облицованы глазурованной плиткой голубых, серых и зеленых оттенков.
Выбрать курс
В Ульяновске завершился конкурс на развитие бывшей территории Суворовского военного училища. В финал вышли три консорциума, сформированные из местных организаций и столичных бюро: Asadov, ТПО ПРАЙД и TOBE architects. Показываем все три предложения.
Сопка за стеной
Мастер-план микрорайона в Южно-Сахалинске, разработанный Институтом генплана Москвы при участии Kengo Kuma & Associates, основан на сложностях и преимуществах рельефа предгорья: дома располагаются каскадами, а многоуровневое благоустройство пронизывает все кварталы и соединяется с лесными тропами.
Сохранить модернистское здание вокзала города Владимира!
Открываем сбор подписей под открытым письмом директора Музея архитектуры Елизаветы Лихачевой и архитектора Сергея Чобана в защиту модернистского здания вокзала города Владимира, которому сейчас угрожает реконструкция с обезличиванием, и всех памятников модернизма в целом – авторы призывают поставить их на охрану как федеральные ОКН. Поддерживаем инициативу, эти здания, действительно, давно пора поставить на охрану.
На лучезарном острове
Wyndham Clubhouse, построенный по проекту вьетнамского бюро MIA Design Studio на курортном острове Фукуок, мыслился как гигантский уютный светильник с узорчатыми кирпичными стенами в качестве абажура.
Лоу-тек для музея
Бюро gmp выиграло конкурс на проект реконструкции и расширения гипсоформовочной мастерской Государственных музеев Берлина – крупнейшей в мире. Слепки скульптур производятся здесь уже более 200 лет.
День и ночь в лесу
Гастробар в Калининграде, в оформлении которого архитекторы Line Design использовали настоящие природые объекты: стволы и ветви сосен, залитые в эпоксидную смолу папоротники, песок Балтийского моря и ковер из мха.
Белое внутри
Обновленный по проекту бюро ГОРА интерьер филармонии имени Ростроповича в Кремле Нижнего Новгорода – белый и текучий, – по словам архитекторов, как мелодия. Он действительно стал ощутимо свежее и современнее, проявил и усилил достоинства, заложенные при реконструкции 1960-х, добавив современной цельности, пластичности и медитативности.
Планета Шехтель
Под занавес ушедшего года в издательстве «Русский импульс» увидела свет книга «Мироздание Фёдора Шехтеля», составленная Людмилой Владимировной Сайгиной – научным сотрудником Музея архитектуры, на протяжении многих лет изучающим биографию и творчество корифея московского модерна. Иначе говоря, под обложкой 640-страничного издания представлен материал, собранный в ходе исследования, ставшего делом всей жизни. Это дорогого стоит, хотя издание подкупает демократичностью исполнения и ценой.
Памяти Виктора Быкова
Ушел из жизни Виктор Филиппович Быков – яркий представитель Нижегородской архитектурной школы, лучшего ее периода. Заслуженный архитектор Российской Федерации, лауреат престижных международных конкурсов и премий Нижнего Новгорода. Талантливый и эмоциональный человек, остро откликавшийся на вызовы времени.
2022: что говорят архитекторы
Мы долго сомневались, но решили все же провести традиционный опрос архитекторов по итогам 2022 года. Год трагический, для него так и напрашивается определение «слов нет», да и ограничений много, поэтому в опросе мы тоже ввели два ограничения. Во-первых, мы попросили не докладывать об успехах бюро. Во-вторых, не говорить об общественно-политической обстановке. То и другое, как мы и предполагали, очень сложно. Так и получилось. Главный вопрос один: что из архитектурных, чисто профессиональных, событий, тенденций и впечатлений вы можете вспомнить за год.
Nunc est bibendum*
В Казани объявлены победители «Кирпичного конкурса», организуемого петербургским журналом «Проект Балтия» и компанией Архитайл. Гран-при получил глубокий, во многих отношениях, проект, авторы которого предложили Петербургу сеть подземных виноделен с окошками, торгующими вином по всему городу. Показываем 5 проектов-победителей и еще один, который нам понравился.
Тарелка крыжовника
Вариант дачи, родившийся из заказа на дом для трудников монастыря XIV века: барская усадьба, старорусские мотивы и современная интерпретация остекленной веранды.