English version

Тонкая материя

Дом Медный 3.14 составлен из двух фактур, каждая из которых по-своему похожа на драгоценную ткань, и из трех корпусов, каждый из которых смотрит на одну из сторон света. Архитектура дома впитывает нюансы контекста, суммирует их и превращает в цельное ритмичное построение. Рассматриваем новый, только что завершенный дом Сергея Скуратова на Донской улице.

mainImg
Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
Жилой комплекс «Медный 3.14»
Россия, Москва, Донская ул., вл. 14, корп.1

Авторский коллектив:
С. Скуратов – руководитель авторского коллектива, И. Вахонин – ГАП (стадия АК и П), А. Коньков – ГАП (стадия Р и АН), В. Гаранин, Ю. Левина, С. Чекмарёв, А. Шубкин, при участии: Н. Овсянникова, Е. Тирских. Федоров А. – ГИП.

Стадия проекта: АК, П, РД

2017 — 2018 / 2018 — 2021

Застройщик: Capital Group
Название ЖК Медный 3.14, построенного Сергеем Скуратовым и компанией Capital Group на Донской улице, соединяет три темы. Во-первых, его адрес, Донская-14, дан по номеру городского участка; во вторых, в нем три корпуса; и наконец, он медный. Не весь, конечно – было бы слишком просто, если бы дом был полностью медным, и к тому же так бы и назывался, – но один фасад каждого из трех корпусов облицован медью. Медь настоящая, никакая не имитация, что по нашим временам редкость; впрочем, если знать другие проекты Сергея Скуратова, удивляться нечему – практически каждая его реализация становится опытом работы с фактурой какого-то натурального материала на фасадах.
Жилой комплекс «Медный 3.14»
Фотография © Даниил Анненков, 2021

В данном случае интересно, что поверхность меди рассчитана на длительное естественное старение: весной 2021 года, когда облицовку только-только завершили, медь красновато блестела и переливалась на солнце, как какой-нибудь самовар в натюрморте у Жана-Батиста Шардена.
  • zooming
    1 / 3
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография: Архи.ру, 03.2021
  • zooming
    2 / 3
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография: Архи.ру, 03.2021
  • zooming
    3 / 3
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021

Теперь, через полгода, поверхности потемнели и стали скорее коричневыми, вверху – даже зеленовато-серыми с темными вкраплениями «ржавого» оттенка: цветовые трансформации могут напомнить и старое серебристое дерево деревенских домов, и темные купола соседней церкви Ризположения и видимого чуть дальше по той же улице собора Донского монастыря. Хотя на солнечном свете все еще вспыхивают ярко-медные блики, особенно в щелях-углублениях между откосами.
  • zooming
    1 / 7
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    2 / 7
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    3 / 7
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    4 / 7
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    5 / 7
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    6 / 7
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    7 / 7
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021

Полученное богатство оттенков интересно тем, что, во-первых, оно полностью натурально, а значит, счастливо избегает излишней яркости и пестроты, а во-вторых, в своей естественности – непредсказуемо. Вот что рассказывает об использованной фактуре сам Сергей Скуратов:
Мы не стали темнить медь, понимая, что со временем она потемнеет сама, и будет того же цвета, что и другой мой медный дом, 3.3 в «Садовых кварталах», спроектированный раньше, но завершенный также недавно – там уже начали появляться зеленые потеки в разных местах. В «Садовых кварталах», однако, поверхность гладкая, а на Медном 3.14 мы попробовали рельефную штамповку – ее делает один небольшой завод в Германии, они берут панели компании Аурубис и наносят на нее свой рисунок. Я приезжал на завод, знакомился с производством, там очень уютно, совершенно миниатюрный немецкий городок… Благодаря рисунку поверхность становится шершавой, похожей на дорогую ткань – вблизи она воспринимается совершенно иначе, нежели гладкая медь. Кроме того, она по-разному реагирует и меняется в разных плоскостях: на наклонной вертикальной совсем не так, как на наклонной горизонтальной.

Фрагмент фактуры медных панелей с паттерном. Жилой комплекс «Медный 3.14»
Фотография: Архи.ру

При рассмотрении вблизи видно, что текстура медной поверхности сродни диагональной сетке, какую нередко используют в конструкциях внешних  металлических лестниц, хотя она мельче и не перфорированная, только рельефная. Это исключает излишний блеск – уже очевидно, что дом будет скорее матовым.
Фрагмент фактуры медных панелей с паттерном. Жилой комплекс «Медный 3.14»
Фотография: Архи.ру

На мой вопрос, как будут стареть фасады Медного 3.14, Сергей Скуратов отвечает: «Никто не знает. Мы все будем свидетелями этих изменений». Что звучит достаточно неожиданно: как правило архитекторы, творцы вечности, предпочитают предсказуемость развития событий. А тут вдруг нет, тут мы имеем дело с неким экспериментом, который разворачивается у нас на глазах. Впрочем изменения – небыстрые, совсем не такие, какие дает какой-нибудь медийный экран, речь скорее о живой трансформации в перспективе очень долгого существования, – о том, что сейчас принято называть «красивым старением», о котором столько говорят в последнее время в архитектурной среде.
Жилой комплекс «Медный 3.14»
Фотография © Даниил Анненков, 2021

Между тем эксперимент представляется достаточно управляемым: во-первых, автор работает с медью не впервые и среди работ Скуратова можно наблюдать даже некоторую эволюцию от совершенно предсказуемого зеленого в Copper House (2002–2004) к плавному переходу оттенков в 4 квартале «Садовых кварталов», затем к упомянутому выше кварталу 3.3 там же – с очень глубоким темным оттенком меди – и вот, теперь новый вариант. Автор, заметим, хотя оставляет нюансы на волю времени, вполне уверенно говорит, что естественное патинирование – всё это окисление – должно занять около десяти лет.
 
Второй материал – кирпич, занимает втрое больше места, поскольку ему отдано три фасада из четырех на каждом корпусе. Кирпич, как и медь – тоже особенный: тонкий, мелкий как в Венеции XIII века, разнотоновый, но вовсе не рябой: цвет варьируется едва заметно. Теплый сдержанно-серый тон на солнце кажется светлым, в пасмурную погоду ощутимо темнеет и приобретает строгость. Кладка ложковая в четверть кирпича, так что по вертикали возникает зигзаг-меандр, но более заметны рельефные горизонтальные полосы – они напоминают как известняк с полосатым сломом, так и бетонные поверхности брутализма с отпечатками досок опалубки. 
Жилой комплекс «Медный 3.14»
Фотография © Даниил Анненков, 2021

Скосы над окнами образованы ступеньками кирпича, выступающие углы «закреплены» чередующейся кладкой, которая напоминает тонкую рустовку и прием кладки в оконных откосах XIX века, когда один кирпич ставится фронтально, другой под нужным для откоса углом (сейчас открытую кладку такого рода нередко можно встретить в ресторанах городского центра, так что она многим знакома).
  • zooming
    1 / 4
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    2 / 4
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    3 / 4
    Кирпичная кладка. Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 4
    Кирпичная кладка. Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография: Архи.ру

На уличном фасаде тот же прием получает больше прав и распространяется на откосы целиком, не подчиняясь плоскости, а образуя рельефную кладку шахматного порядка.
Жилой комплекс «Медный 3.14»
Фотография © Даниил Анненков, 2021
Жилой комплекс «Медный 3.14»
Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021

Все это, даже в пасмурную погоду, дает очень четкий линейно-графичный рисунок – фасады кажутся нарисованными тонким углем по тонированной серой бумаге, что производит эффект не меньший, чем медные поверхности. Роль кирпича – безусловно фоновая, но это серьезный, основательный фон, очень четко выстроенный; поэтому кирпичный фасад получает место в уличном фронте, где хорошо выдерживает сопоставление с «драгоценным» металлическим, подталкивая к разглядыванию и сравнению фактур.

Оба материала объединены угловатой пластикой откосов: все простенки либо сходятся к окнам, либо встречаются у передней плоскости фасада углами – дом сложен как своего рода оригами, этот прием напоминает кортеновый дом Сергея Скуратова в ЗИЛАРТе, где фасад образует ребристый зигзаг, и целый ряд других проектов автора, в частности, башню 5 квартала в Хамовниках с такими же заостренными контрфорсами.

В данном случае статичных фронтальных поверхностей стен на фасадах попросту нет – есть откосы, от широких уплощенных до глубоких заостренных. В плане они напоминают этакого лучистого «ежика» с последовательным поворотом треугольных выступов между окнами, подчиненным логике, основанной на движении солнца – что хорошо видно и на планах, и на эскизах. 
  • zooming
    1 / 4
    Жилой комплекс «Медный 3.14». Эскиз
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    2 / 4
    План восточной, самой высокой, башни. Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    3 / 4
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    4 / 4
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS

Игра откосов не только демонстрирует глубину стены, она – особенно в медной части, где выносы и углубления больше – «съедает» эту глубину, превращая ее в нечто иное, в скульптурную поверхность.

В то же время можно заметить, что разнообразие ширины и поворота откосов не бесконечно, а балансирует на грани разнообразия и регулярности: Сергей Скуратов как будто одной рукой «раскачивает» форму, превращая в «волну» поворачивающих под разными углами пилонов, а другой – успокаивает, сводит к повторяемым парам, добавляет последовательного чередования, чтобы не переусложнить форму. Возникают разные виды ритмов, к примеру, на медном фасаде самой высокой башни – два-два-один. 
Жилой комплекс «Медный 3.14»
Фотография © Даниил Анненков, 2021
Жилой комплекс «Медный 3.14»
Фотография © Даниил Анненков, 2021

Два материала не только соседствуют, но и «срастаются»: кирпичные этажи разделены утопленными медными горизонталями, а медные лоджии со всех сторон обведены такими же углублениями – будучи в основе литой железобетонной конструкцией, дом играет с эстетикой составной системы. Как будто между кирпичными панелями есть медные швы, а медные торцы набраны из «кассет».
  • zooming
    1 / 4
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    2 / 4
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    3 / 4
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    4 / 4
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021

Объемная композиция корпусов уверенно срежиссирована в рамках заданного Т-образного участка. Также как и распространенной в последнее время, в том числе и в строительстве Capital Group, «типологии трех башен».
Жилой комплекс «Медный 3.14»
Фотография © Даниил Анненков, 2021

Две башни, одна 21-этажная тонкая, почти квадратная, другая 9-этажная протяженная, по форме пластина, выстроены вдоль красной линии улицы на черно-стеклянном стилобате с проемом-«аркой», ведущим во двор.
Жилой комплекс «Медный 3.14»
Фотография © Даниил Анненков, 2021

За аркой начинается стеклянный козырек, который опирается на ряд опор из черного металла и ведет в глубину участка, к третьему корпусу. Будучи расположен на значительной высоте порядка 6 м ради свободного проезда пожарной машины, он не очень широк, около 5 м, поэтому от дождя защитит лишь отчасти. Но такой практической необходимости нет, жители будут в основном подниматься из подземной парковки, а козырек хорошо обозначает поперечную ось, на которую нанизан третий, 16-этажный корпус – и организует пространство небольшого двора, во внутренней части с двух сторон затесненного соседними домами начала XIX века. Подобный переход внутри двора между входом и жилым корпусом – прием, рассчитанный как на удобство жильцов, так и на усложнение пространства – можно увидеть у Сергея Скуратова еще в EGODOMe.

Форма козырька Медного дома противоположна двухскатной: он как будто «поднимает крылья» вверх, намекая на условность практической задачи и приоритетность художественной и перекликаясь со складчатой поверхностью фасадов.
  • zooming
    1 / 5
    Козырек во дворе. Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    2 / 5
    Козырек во дворе. Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    3 / 5
    Козырек во дворе. Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    4 / 5
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    5 / 5
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS

Под землей весь доступный участок занят 2-ярусной парковкой, но наверху поверхность двора не выступает из земли, а остается в уровне города и даже дружелюбно открыта для обозрения, что, в свою очередь, позволяет визуально расширить небольшой двор за счет «прострелов» к соседним пространствам, особенно к городскому двору в южной части. 
  • zooming
    1 / 12
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    2 / 12
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    3 / 12
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    4 / 12
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    5 / 12
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    6 / 12
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    7 / 12
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    8 / 12
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    9 / 12
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    10 / 12
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    11 / 12
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    12 / 12
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS

Медный торец каждой башни обращен в важную для нее сторону: малый корпус – к соседней с ним паузе в застройке, а в дальней перспективе на монастырь, высокая башня – на фронт улицы, внутренний дом в сторону Ленинского проспекта. Комплекс кажется трехголовым существом, смотрящим на три стороны: юг, восток и запад.

В первом и третьем случае медный фасад вынесен примерно на 5 метров на консоли, что делает его «взгляд» еще более выразительным. Южный угол надо, однако, признать главным: он, лучше других освещенный солнцем, представляет дом городу, здесь, при взгляде с Донской, можно увидеть все три корпуса сразу и именно здесь встречаются два самых ярких решения – медная структура на консоли и рельефный кирпич.
 
  • zooming
    1 / 10
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    2 / 10
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    3 / 10
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    4 / 10
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    5 / 10
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    6 / 10
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    7 / 10
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    8 / 10
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    9 / 10
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021
  • zooming
    10 / 10
    Жилой комплекс «Медный 3.14»
    Фотография © Даниил Анненков, 2021

Лаконичную композицию трех простых объемов разного роста и пропорций: малого протяженного, среднего спокойного, и стройной башни, поддерживает рисунок фасадов по вертикали. Окна девятиэтажного корпуса поддерживают традиционный ритм соседних домов по Донской улице и распределены поэтажно. Два других корпуса, стартуя от отметки 8 этажа, объединяют этажи по два, затем по три-четыре, и наконец, в главной башне по вертикали слиты верхние 5 этажей. Прием, как известно, позволяет визуально уменьшить масштаб и в то же время работает на рефлексию поступательного роста вверх, что особенно заметно на развертке со стороны Ленинского проспекта.
  • zooming
    1 / 4
    Западный фасад, обращенный к Ленинскому проспекту. Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    2 / 4
    Восточный фасад, обращенный к Донской улице. Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    3 / 4
    Развертка по Донской улице. Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    4 / 4
    Развертка по Ленинскому проспекту. Жилой комплекс «Медный 3.14»
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS

Хочется отдельно остановиться на отношениях дома Медный 3.14 с контекстом. Сергей Скуратов известен склонностью к рефлексии рукотворного окружения на самых разных уровнях, от локального до глобального, но здесь он, кажется, превзошел сам себя. О перекличке с кирпичными стенами и медными куполами церкви и монастыря уже говорилось, скажем о другом. Дом, если приглядеться, откликается на каждый вздох своего окружения. 

Если бродить вокруг и разглядывать соседние дома, в какой-то момент замечаешь, как остроугольные тени неровно сложенных панелей советской девятиэтажки перекликаются с «сандриками» дома Медный 3.14, а также как много вокруг кирпича, и розоватого «сталинского», и окрашенной фактурной кладки доходных домов, особенно красивой в косом свете, и фасадов, снабженных угловым рустом, отзвуком которого кажется чередование кладки на углах нового комплекса. Это своего рода квест – находить в ближайших постройках черты, иногда гипотетически, а иногда бесспорно впитанные новым домом. 
Дома начала XX в. по соседству с Медным 3.14
Фотография: Архи.ру

Решив обойти Медный 3.14 со всех сторон, проходим через старомосковскую арку с проводами поверх стен и водосточными трубами – и понимаем, что из нее, при всей неряшливости «обвязки», открывается потрясающий вид на казаковский купол Первой Градской больницы – а затем чувствуем, что арка Медного дома параллельна той же оси, а из лоджий его западного корпуса открывается вид на тот же ансамбль. 
Арка дома, соседнего с комплексом Медный 3.14
Фотография: Архи.ру

С западной стороны обнаруживаем еще одно строение XIX века, из потемневшего красного кирпича – оно отражается в стекле нижнего яруса 16-этажного корпуса дома и перекликается с его медным торцом, попадая, практически, тон-в-тон.
Отражение дома к востоку от комплекса в стекле его 1 этажа. Жилой комплекс «Медный 3.14»
Фотография: Архи.ру

Но все это детали и мелочи, а смотреть надо шире.
 
Вся застройка Ленинского проспекта до ТТК состоит из чередования протяженных кирпичных домов светло-бежевого оттенка – и алюминиевых башен периода советского модернизма. Композиция Медного дома, в сущности, воспроизводит это сочетание «кирпичный дом – металлическая башня», суммирует его. Одна из башен по Ленинскому проспекту – поздняя, построенная в 2006 году Gorky park tower, скрывает за собой модернистское здание текстильного института, в гигантском скошенном козырьке которого можно найти – отдаленную, конечно – аналогию откосам Медного дома, а его стеклянное основание с тонкими ребрами можно сопоставить с решением стилобата у Сергея Скуратова.
 
Если мы посмотрим еще несколько дальше, то увидим на одном полюсе здание Президиума Академии наук Юрия Платонова – нет-нет, оно нисколько не похоже на Медный дом, однако также совмещает большое количество декоративного металла и светлую натуральную облицовку, в данном случае известняк. Возможно это самый масштабный пример сочетания камня и металла в советской архитектуре – как и дома Сергея Скуратова дают пример таких сочетаний в архитектуре современной Москвы. Если говорить о металле в городе, хочется упомянуть и металлический памятник Гагарину на фоне кирпичных сталинских домов, Шуховскую башню, которую видно с Донской. На другом полюсе, ближе к центру города, окажутся здания МВД на Октябрьской площади, построенные в начале 1980-х годов: из светлого камня, с ребристыми откосами, с объединением окон по вертикали и с историей об усеченной при согласованиях башни.
 
Удивительно, что при всех этих аллюзиях, как точных, так и отдаленных, обнаруживаемых в окружающей городской ткани, Медный дом ни на минуту не эклектичен, а очень целен и емок по форме. Подмечать нюансы интересно, но в его архитектуре, строго говоря, не прослеживается особенных экивоков: дом уверенно встал на своем месте, как будто всегда здесь был. Он теперь кажется одним из самых уверенных и «прочных» на вид элементов панорамы с Крымского моста. И в то же время – «прорастает» из особенностей города вокруг него, глубоко пускает корни, суммируя смыслы, приводит их к собственному знаменателю – более контекстуальный подход к высотному строительству и придумать, наверное, сложно.
Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
Жилой комплекс «Медный 3.14»
Россия, Москва, Донская ул., вл. 14, корп.1

Авторский коллектив:
С. Скуратов – руководитель авторского коллектива, И. Вахонин – ГАП (стадия АК и П), А. Коньков – ГАП (стадия Р и АН), В. Гаранин, Ю. Левина, С. Чекмарёв, А. Шубкин, при участии: Н. Овсянникова, Е. Тирских. Федоров А. – ГИП.

Стадия проекта: АК, П, РД

2017 — 2018 / 2018 — 2021

Застройщик: Capital Group

10 Ноября 2021

Сергей Скуратов ARCHITECTS: другие проекты
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.
Золотое сечение: лауреаты 2023
Три высшие награды, включая гран-при, получили в этом году архитекторы СПИЧ. Николай Шумаков отмечает, что хорошие московские архитекторы все больше работают в отдаленных уголках страны. На выставке премии можно было изучить, с архитектурной точки зрения, некоторые крупные, но малоизвестные комплексы. Публикуем список лауреатов Золотого сечения 2023 с небольшими комментариями и репортажем.
Тень от гвоздя
ЖК «Резиденции композиторов» построен по проекту Сергея Скуратова, который в 2011 году выиграл международный конкурс. Началось с поиска образа и отсечения лишнего, затем с реализации узнаваемой скуратовской архитектуры. А закончилось сносом корпусов фабрики Шлихтермана, сохранение которых было утверждено вместе с проектом всеми ведомствами. История кажется поучительной и важной для понимания истории всех 11 лет, на протяжении которых проектировали и строили комплекс.
Зодчество: лауреаты 2022
В пятницу в Гостином дворе вручили награды фестиваля Зодчество 2022. Хрустальный Дедал достался ЖК Veren Village архитекторов АБ «Остоженка». Татлин, премию за проект, решили не присуждать. Рассказываем, кого наградили, публикуем полный список.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Дворы и башни: самарский эксперимент
Конкурсный проект «Самара Арена Парка», предложенный Сергеем Скуратовым, занял на конкурсе 2 место. Его суть – эксперимент с типологией жилых домов, галерейных и коридорных планировок кварталов в сочетании с башнями – наряду с чуткостью реакции на окружение и стремлением создать внутри комплекса полноценное пространство мини-города с градиентом ощущений и значительным набором функций.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Архсовет Москвы – 59
Архитектурный совет рассмотрел два крупных проекта: МФК на Киевской улице ТПО «Резерв», апартаменты с обширным подземным торговым пространством, и жилые башни Сергея Скуратова в Сетуньском проезде. Оба проекта приняты.
Долгожданная интервенция
В своей новой постройке Сергей Скуратов развивает тему баланса статики и динамики, продолжает эксперименты с кирпичными фасадами, апробирует новые элементы жилой архитектуры, но главное – решает накопившиеся градостроительные проблемы крупного фрагмента городской застройки.
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Сергей Скуратов: «Архитектура – как любовь»
О различии категорий качества и несовершенства, кайфе от архитектуры, везении конца девяностых, необходимости бороться за свой замысел, но и привлекать консультантов на самой ранней стадии работы – в интервью Сергея Скуратова для проекта «Эталон качества».
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Похожие статьи
Стержни и лепестки
Для московского района Преображенское бюро GAFA спроектировало камерный комплекс Artel, который состоит всего из двух корпусов по 12 этажей. Отсылки к ар-деко и его ответвлению – стримлайну – мы нашли не только в архитектуре, но и в благоустройстве, напоминающем поглощенную природой железнодорожную эстакаду.
Тетрис в порту
Смотровая башня, спроектированная для Старого порта Монреаля бюро Provencher_Roy, и общественная зеленая зона вокруг нее от ландшафтного бюро NIPPAYSAGE вобрали в себя множество элементов местной идентичности.
Баланс желтого
Архитекторы АБ ATRIUM, используя свои навыки и знания в области проектирования школ нового поколения, в которых само пространство и пластика – так задумано – работают на развитие ребенка, оживили крупный, хотя и среднеэтажный, жилой комплекс New Питер проектом, где сквозь темный кирпич прорываются лучи желтого цвета, актового зала нет, зато есть четыре амфитеатра, две открытые террасы, парк и возможность использовать возможности школы не только ученикам, но и, по вечерам, горожанам.
Очередной оазис
Stefano Boeri Architetti выиграли конкурс на проект жилого комплекса в Братиславе. Здесь не обошлось без их «фирменных» висячих садов.
Трое и башня
Офисный центр Neuer Kanzlerplatz, построенный в Бонне по проекту бюро JSWD, улучшает связанность городской ткани и интригует объемными фасадами из архитектурного бетона.
Вертикальный «парк»
Бывшая фабрика электроники в Шэньчжэне превращена по проекту JC DESIGN в многоярусное общественное пространство и офисы для «креативных индустрий».
В центре – пустота
В Лондоне открывается очередной летний павильон галереи «Серпентайн». В этом году южнокорейский архитектор Минсок Чо и его бюро Mass Studies сместили фокус внимания с сооружения на свободное пространство вокруг и внутри него.
«Почвенная» архитектура
Медицинский центр в Провансе – землебитное сооружение без дополнительного каркаса: материал для него «добыли» непосредственно на стройплощадке. Авторы проекта – бюро Combas.
Серийный подход
Бюро AIM Architecture превратило четыре нефтехранилища бывшей промзоны на востоке Китая в общественные пространства.
На девятом облаке
В китайском мегаполисе Шицзячжуан началось строительство спортивного центра Cloud 9 по проекту MAD Architects. Чтобы максимально усилить сходство здания с облаком, его планируют обернуть полупрозрачной мембраной.
Новые ворота на 432 «гейта»
Архитекторы Coop Himmelb(l)au представили масштабный проект расширения дубайского аэропорта Аль-Мактум. Строительство планируется начать уже в этом году.
Купол-библиотека
Концептуальная библиотека в уезде Лунъю на востоке Китая задумана авторами, HCCH Studio, как эксперимент по соединению традиционных методов строительства и современных форм.
Точка опоры
Архитекторы АБ «Остоженка» спроектировали, практически на бровке склона над Окой в Нижнем Новгороде, две удивительные башни. Они стоят на кортеновых «ногах» 10-метровой высоты, с каждого этажа раскрывают панорамы на реку и на город; все общественные пространства, включая коридоры, получают естественный свет. Тут масса решений, нетиповых для жилой рутины нашего времени. Между тем, хотя они и восходят к типологическим поискам семидесятых, все переосмыслены в современном ключе. Восхищаемся Veren Group как заказчиком – только так и надо делать «уникальный продукт» – и рассказываем, как именно устроены башни.
Кристалл смотрит на вас
Прямо сейчас в Музее архитектуры началась Ночь музеев. Ее самая свежая новинка – «Кристалл представления» – объект Сергея Кузнецова, Ивана Грекова и компании КРОСТ, установленный во дворе. Он переливается светом, поет, он способен реагировать на приближение человека, и кто еще знает, на что еще.
Диалог культур на острове
Этим летом стартует бронирование номеров в спроектированной BIG гостинице сети NOT A HOTEL на острове Сагисима во Внутреннем Японском море. Строительство отеля должно начаться чуть позже.
Новая жизнь гиганта
Zaha Hadid Architects выиграли конкурс на разработку проекта нового паромного терминала в Риге. Под него реконструируют старый портовый склад.
Три глыбы
Конкурс на проект музеев современного искусства и естественной истории, а также Парка искусства и культуры в Подгорице выиграла команда во главе с бюро a-fact.
Переплетение учебы и жизни
Кампус Китайской академии искусства в Лянчжу по проекту пекинского бюро FCJZ рассчитан на творческое взаимодействие студентов с архитектурой.
Тайный британец
Дом называется «Маленькая Франция». Его композиция – петербургская, с дворцовым парадным двором. Декор на грани египетских лотосов, акротериев неогрек и шестеренок тридцатых годов; уступчатые простенки готические, силуэт центральной части британский. Довольно интересно рассматривать его детали, делая попытки понять, какому направлению они все же принадлежат. Но в контекст 20 линии Васильевского острова дом вписался «как влитой», его протяженные крылья неплохо держат фасадный фронт.
Сама скромность
Общественный центр по проекту Graal Architecture в коммуне Бейн недалеко от Парижа идеально вписан в холмистый ландшафт.
Семейное сходство
Бюро CoBe Architecture et Paysage разработало планировку сектора E Олимпийской деревни-2024 в пригороде Парижа и в качестве визуального и конструктивного ориентиров для партнеров реализовало здесь три жилых корпуса.
Среди дюн и кораллов
Гостиинца Ummahat 9-3 построена по проекту Кэнго Кумы на одноименном острове, принадлежащем Саудовской Аравии, в Красном море. Составляющие ее виллы мимикрируют под песчаные дюны и коралловые рифы.
Технологии и материалы
Городские швы и архитектурный фастфуд
Вышел очередной эпизод GMKTalks in the Show – ютуб-проекта о российском девелопменте. В «Архитительном выпуске» разбираются, кто главный: архитектор или застройщик, говорят о работе с историческим контекстом, формировании идентичности города или, наоборот, нарушении этой идентичности.
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Жилой комплекс «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
Сейчас на главной
Трилистник инноваций
В Пекине готов Международный центр инноваций «Чжунгуаньцунь» (ZGC), спроектированный MAD Architects. В апреле здесь уже провели престижный технологический форум.
Олива в кубе
Офис продаж жилого комплекса Moments транслирует покупателям заложенные проектом ценности. Близость природы, красота смены сезонов, изящество архитектурных решений интерпретированы через прозрачный куб, внутри которого растет оливковое дерево. В дальнейшем здание сменит функцию и станет частью входной группы общеобразовательной школы.
Город палимпсест
Довольно интересно рассматривать известные проекты в процессе их жизни. «Городу набережных» Максима Атаянца сейчас – 15 лет от замысла и 9 лет от завершения строительства. Заехали посмотреть: к качеству много вопросов, но, что интересно – архитектурные решения по-прежнему неплохо «держат» комплекс. Смотрите картинки.
Журавли и фонарики
В казанском ресторане Ichi-Go-Ichi-E команда Ideologist создавала азиатский интерьер без привязки к определенной стране или эпохе. Набор визуальных кодов включает отсылки к Японии 1980-х, ночному Гонконгу и футуристичному Сингапуру.
Деревья и арки
В условиях дефицита площади спорткомплекс Шаосинского университета вместил на разных уровнях серию игровых полей и площадок, общественные пространства и даже деревья.
Радиоволна
Бюро «Цимайло Ляшенко и Партнеры» подготовило концепцию приспособления к современному использованию Дома Радио – официальной резиденции Теодора Курентзиса в Петербурге. Проект подчеркнет исторические слои пространств и привнесет новое звучание, связанное с более совершенным техническим оснащением залов.
Орел шестого легиона
С сегодняшнего дня в ГМИИ открыта выставка, посвященная Риму. В основном это коллекция гравюр и античной пластики Максима Атаянца – очень большая, внушительная коллекция, дополненная, как хороший букет, вещами из музейного хранения. Как она скомпонована и зачем туда идти – в нашем материале.
Жалюзи для льда
В Домодедово по проекту мастерской Юрия Виссарионова построена ледовая арена. Чтобы протяженный фасад, обусловленный техническими характеристиками сооружения для зимних видов спорта, не выглядел однообразным, архитекторы предложили использовать навесные конструкции с разнонаправленными ламелями. Таким образом лед защищается от солнечных лучей, а стена приобретает фактурность и детализацию.
Яхты-лайнеры
Максим Рымарь построил для футбольной команды Сергея Галицкого, с которым работает уже давно, спортивно-оздоровительный комплекс в окрестностях Краснодара. Типология отеля-лайнера, растущего лентами террас на берегу озера – яркое и емкое пластическое высказывание. В плане как три эллиптических лепестка, нанизанных на продольную ось.
Тетрис в порту
Смотровая башня, спроектированная для Старого порта Монреаля бюро Provencher_Roy, и общественная зеленая зона вокруг нее от ландшафтного бюро NIPPAYSAGE вобрали в себя множество элементов местной идентичности.
Стержни и лепестки
Для московского района Преображенское бюро GAFA спроектировало камерный комплекс Artel, который состоит всего из двух корпусов по 12 этажей. Отсылки к ар-деко и его ответвлению – стримлайну – мы нашли не только в архитектуре, но и в благоустройстве, напоминающем поглощенную природой железнодорожную эстакаду.
Закулисная история
В Грозном по проекту Alexey Podkidyshev studio преобразился Театр юного зрителя. Авторы не только разделили исторические объемы и более поздние пристройки, но и превратили невзрачный объект в востребованное общественное пространство.
Место силлы
В Петропавловске-Камчатском прошел конкурс на создание общественно-культурного центра. В финал вышли три бюро, о работе каждого мы считаем важным рассказать. Начнем с победителя – консорциума во главе с Wowhaus.
Памяти Марии Зубовой
Мария Зубова преподавала историю искусства и архитектуры нескольким поколениям студентов МАРХИ. Художник, иконописец, искусствовед, автор учебников, книги о графике Матисса, инициатор переиздания книг Василия Зубова по истории и теории архитектуры, реставрации и христианской философии.
Баланс желтого
Архитекторы АБ ATRIUM, используя свои навыки и знания в области проектирования школ нового поколения, в которых само пространство и пластика – так задумано – работают на развитие ребенка, оживили крупный, хотя и среднеэтажный, жилой комплекс New Питер проектом, где сквозь темный кирпич прорываются лучи желтого цвета, актового зала нет, зато есть четыре амфитеатра, две открытые террасы, парк и возможность использовать возможности школы не только ученикам, но и, по вечерам, горожанам.
Очередной оазис
Stefano Boeri Architetti выиграли конкурс на проект жилого комплекса в Братиславе. Здесь не обошлось без их «фирменных» висячих садов.
Маршрут на выбор
После реновации парк культуры и отдыха Белорецка предлагает посетителям больше сценариев для досуга: на его территории появились экотропа, лестница со смотровой площадкой, музей в водонапорной башне и другие объекты.
Кампус за день
Кто-то в теремочке живет? Рассказываем о том, чем занимались участники хакатона Института Генплана на стенде МКА на Арх Москве. Кто выиграл приз и почему, и что можно сделать с территорией маленького вуза на краю Москвы.
Не-стирание. Памяти Николая Лызлова
Николай Лызлов умер три дня назад, 7 июня. Вспоминаем его архитектуру, старые и новые проекты, построенное и не построенное, принципы и метод, отношение к среде и контексту. Светлая память. Прощание завтра в ЦДА.
Пресса: Город, сделанный из древнерусского
Суздаль: совместное предприятие интеллигенции и власти. Рассказ о Суздале принято начинать, продолжать и заканчивать описанием его средневекового наследия. Слов нет, оно величественно. Три памятника в списке Всемирного наследия ЮНЕСКО говорят сами за себя. Однако исключительность города все же не в них.
Игра в «Тезисы»
Спецпроект АРХ Москвы «Тезисы» в 2024 году – результат и демонстрация профессиональной игры, которая создает условия для рефлексии. По мнению кураторов, времени на нее в современном мире ни у кого не хватает, при этом рефлексия – необходимое условие для роста архитектора. Объясняем правила и пытаемся распутать ход мыслей участников.
Трое и башня
Офисный центр Neuer Kanzlerplatz, построенный в Бонне по проекту бюро JSWD, улучшает связанность городской ткани и интригует объемными фасадами из архитектурного бетона.
Марина Егорова: «Мы привыкли мыслить не квадратными...
Карьерная траектория архитектора Марины Егоровой внушает уважение: МАРХИ, SPEECH, Москомархитектура и Институт Генплана Москвы, а затем и собственное бюро. Название Empate, которое апеллирует к словам «чертить» и «сопереживать», не должно вводить в заблуждение своей мягкостью, поскольку бюро свободно работает в разных масштабах, включая КРТ. Поговорили с Мариной о разном: градостроительном опыте, женском стиле руководства и даже любви архитекторов к яхтингу.
Вертикальный «парк»
Бывшая фабрика электроники в Шэньчжэне превращена по проекту JC DESIGN в многоярусное общественное пространство и офисы для «креативных индустрий».
Зубцами к Неве
Градсовет Петербурга рассмотрел проект жилого комплекса на Матисовом острове, предложенный бюро Intercolumnium. Эксперты отметили ряд проблем, которые касаются композиции, фасадов и сценария жизни в окружении промышленных предприятий.