Белое дерево

ЖК Wine house – один из первых реализованных примеров сотрудничества Владимира Плоткина и Сергея Чобана в одном проекте: вдумчивый, графично-сдержанный диалог старого и нового в центре города: в нескольких «действиях», от XIX века до XXI.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

27 Февраля 2018
mainImg

Мастерская:

ТПО «Резерв»
SPEECH

Проект:

Жилой комплекс Wine House
Россия, Москва, Садовническая улица, вл. 57

Авторский коллектив:
Архитекторы проекта: В. Плоткин, И. Деева, Д. Казаков, И. Анохин, А. Вартапетова, А.Ларионова, А.Романова, Д. Хомякова, М. Шершова, Д. Чернов. Инженеры: С. Щербина, А. Тарнополь, В. Андреев, П. Балашов, А. Бородкин, М. Дачкина, С. Журков, Г. Качанова, П. Колосов, Н. Рудюк, Е. Спиридонова, Н. Черепухина (ТПО «Резерв»).

С. Чобан, И. Членов (авторы проекта), А. Дерябина, М. Дигилева, Д. Голиков, А. Кипарис, В. Красовский, А. Манин, С. Попов, А. Русакова, А. Христов (SPEECH)

Проект реконструкции корпуса Luxury loft: А.Балабин, А.Наземнов, Л.Милюков, Е.Введенская, И.Шахан, Я. Юдин, Л. Сомусева (Северин-Проект); Максименко Н.А., ООО «АРМ «Фаросъ»

2017 – 2014

Заказчик: ПАО «Галс-Девелопмент»
О проекте жилого комплекса Wine house компании «Галс-Девелопмент» мы рассказывали в 2014 году, когда строительство уже было начато. ЖК на Садовнической улице – один из достаточно ранних примеров сотрудничества ТПО «Резерв» и SPEECH, поделивших между собой секции жилого дома пополам – ради разнообразия фасадных решений: одно из них, модернистское, принадлежит Владимиру Плоткину, второе отмечено латентной орнаментальной классикой, столь характерной для поисков Сергея Чобана. В данном случае ТПО «Резерв» выступало в роли генпроектировщика.

Если говорить о месте, то вокруг – очень тихо, просто неправдоподобно для центра Москвы. Впрочем, в Садовниках, на острове Балчуг очень спокойно почти везде, самое место для дорогого жилья. Цены на квартиры здесь колеблются от 7 до 10 тысяч долларов за метр, их площади – в основном больше 100 м, нередко вдвое, и половина секций уже полностью продана. А место интересное – со всех сторон оно окружено зданиями военного ведомства. К северу, слева по Садовнической – бывший Кригскомиссариат, построенный в 1780 по проекту Николя Леграна, «сочинителя» екатерининского плана реконструкции Москвы. Сейчас его занимает Штаб московского военного округа, во дворе – бункер, из которого округом управляют, в 1953 там казнили Берию. Напротив – следственное управление того же округа. С другой стороны, справа по Садовнической – невысокий, построенный в 1740-е «старый Кригскомиссариат», сейчас его двор служит парком военной части.

Наконец, от Космодамианской набережной Wine house огражден вереницей жилых «сталинских» домов, построенных, что удивительно, во время войны, с 1940 по 1945 годы. Они прикрыты от трассы набережной деревьями и в свою очередь надежно прикрывают ЖК – в ближайшем доме 8 этажей, а в соседних с ним секциях нового комплекса – 7. Между домами, то есть за тыльным фасадом Wine house, образовался небольшой двор с проездом, закрытым шлагбаумом, причем прилегающий к ЖК прямоугольник 24х73 м принадлежит ему и благоустроен.
Жилой комплекс Wine House
© Илья Иванов
Жилой комплекс Wine House. Ситуационный план
© ТПО «Резерв», SPEECH

Собственно комплекс занял территорию винного завода Петра Смирнова, от которого унаследовал говорящее название – «Винный дом», и вытянутый вдоль Садовнической улицы краснокирпичный корпус 1888-1889 годов; с 1940-х годов в нем производили шампанские вина «Корнет». В сохраненном корпусе нашлось место для 41 апартамента, его фасады полностью очистили от краски, и в составе ЖК он получил название Luxury loft.
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко

Новые секции Wine house выстроены, вторя соседу-Леграну, строгим прямоугольником, и плотно замкнуты вокруг внутреннего двора. Если бы корпус XIX века стоял посередине и не был сдвинут влево, получилось бы совершенно правильное каре, а так – чуть-чуть асимметричное.
Жилой комплекс Wine House. Генплан
© ТПО «Резерв», SPEECH

Впрочем, принцип классической «дворцовой» симметрии здесь хоть и намеком, но реализован: центральная секция встречает входящего во двор выступом широкого ризалита, фланкированного двумя вертикальными выступами по сторонам. Схема совершенно дворцовая, центральный ризалит берет на себя роль «портика», хотя он и нарисован, в некотором роде, наоборот: вместо опоры-цоколя – пространство под консолью, вместо колонн – простенки между окнами, которые, этаж за этажом, становятся тоньше в духе оптического искусства или же – как ветви дерева, стремясь раствориться в небе.
Жилой комплекс Wine House
© Илья Иванов
Жилой комплекс Wine House
© Илья Иванов
Жилой комплекс Wine House
© Илья Иванов
Жилой комплекс Wine House
© Илья Иванов
Жилой комплекс Wine House
© Илья Иванов

Но тема симметричного репрезентативного «дворца»-каре здесь, конечно же, не главная. Важнее пара почерков двух известнейших российских архитекторов, соединенных в одном комплексе – популярнейший прием 2010-х, увлеченных поиском разнообразия «рук» в рамках цельного фронта застройки исторического города. Такие конгломераты фасадов, бывает, отличаются пестротой, но здесь – не тот случай. Все получилось регулярно и респектабельно, не исключено, что латентная «дворцовая» тема что-то продиктовала, или же, что вероятнее – два автора обладают настолько ярко выраженным взглядом на вещи, что сам факт соседства-сравнения задал джентльменскую сдержанность тона. Впрочем, известно, что Сергей Чобан и Владимир Плоткин нередко работают совместно над ансамблями – к примеру, в «ВТБ Арена Парк», или в ЖК «Западный порт». Но здесь поделили не корпуса, а фасады и секции.

Целостность обеспечена общим силуэтом и подходом к высотности: высота дома снижается к Садовнической улице до 4 этажей, образуя широкие ступеньки террас, с которых открываются замечательные виды. Не меньшую объединяющую роль играет материал – светлый известняк, сейчас принятый в центре города как материал одновременно респектабельный и историчный, хотя мы и знаем, что в старой Москве каменных зданий почти не было.

На фасадах SPEECH известняк чуть более «классически» желтоватый, у ТПО «Резерв» – по-современному сахарно-белый. Впрочем, в проекте различие цвета было более ощутимым, в реальности же первый цвет лишь едва более бежев; не вглядываясь, не сразу и заметишь. Местами камень «взаимопроникает», что тоже обеспечивает унисон. Кроме того, второй материал – черный металл широких перемычек и тонких решеток, тоже общий. Ощущение такое, что оба автора тщательным образом следили за тем, чтобы диалог не перерос в звучный спор. И спор получился подчеркнуто-графичным, даже по ощущениям немного «бумажным», без повышений голоса.
Жилой комплекс Wine House
© Илья Иванов

Фасады Сергея Чобана тяготеют к классическим схемам и пропорциям. Здесь вместо консолей в первом ярусе чаще встречаются каменные пилоны. Тонкие вертикали окон, собранные по три, и скругленные углы ризалитов напоминают о рациональном модерне и ар-деко. Впрочем, чистых цитат ни того, ни другого, пожалуй, не найти: все пропущено сквозь некую призму «метафизики», элементы схематизированы, хотя узнаваемы. К примеру, на хорошо освещенном солнцем южном фасаде северного корпуса мы обнаруживаем полукруглые выемки – «тени» колонн в обратном рельефе. Частые и тонкие вертикальные желобки на пилонах напоминают каннелюры, хотя и лишены округлой профилировки, плюс множество выемок-филенок, тоже преимущественно не простых, прямоугольных – все это отсылает по степени обобщения к итальянским 1930-м.
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко

Наибольшее внимание привлекает орнаментальная резьба – лейтмотив архитектуры Сергея Чобана, ответ на его собственную концепцию, озвученную в книге «30:70», о необходимости усложнять поверхность зданий, работать с декором и фактурой. В данном случае она – очевидная наследница резьбы дома в Гранатном переулке, так же, как и там, поддержанная орнаментальной шелкографией на стекле. Но там – орнаментов действительно много, они в значительной степени основаны на византийских прообразах, и присутствуют во многих материалах. Резьба по камню в Гранатном разная: от стилизованной, но вполне моделированной, до совсем плоскостной, расположенной строго между двумя поверхностями, типа резинового штампа или гравюры по линолеуму – не претендующая на рельеф. Этот последний способ, в фактурном отношении – самый легкий, стал главным на фасадах Wine house. Из-за высокой степени обобщения и прототипы здесь уже почти не читаются, желобок бесконечно вьется, то плотно, то разреженно, лишь изредка позволяя узнать то контуры цветка, то шишку хмеля. Ее цель – «разрыхление» поверхности кружевом – достигнута, а плоскостность, вероятно – дань деликатности в диалоге.
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко

Сравнив результат с проектом, убеждаемся: многие детали, к примеру орнаментальные решетки, подобные «Византийскому дому», отсеялись в процессе, резьба стала тоньше, а на фасадах «Резерва» со стороны двора исчезли рельефные элементы.

Что же до фасадов Владимира Плоткина, то они, находясь, как мы помним, в той же гамме, во многом, действительно, совершенно другие, начиная с того, что в них чаще преобладает горизонталь, а окна ощутимо более асимметричны и субъективно подвижны, особенно на фасадах четырехэтажных корпусов, выходящих на Садовническую. Это главный фасад ЖК, его представительство в городе, и на нем, пожалуй, особенно остро заметно разнообразие решений. Здесь в ряд выстроились четыре разных здания, причем второй слева – кирпичный корпус XIX века, рядом с ним – «каннелированная» секция Сергея Чобана, самая «классичная» из всех.
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко

По краям – две секции Владимира Плоткина, они обрамляют собой диалог двух историзмов, и поэтому, вероятно, подчинены теме рамы – но не простой, а похожей на монохромный вариант композиции Пита Мондриана: сетка окон занимает весь фасад, укладываясь на нем наподобие «пятнашек». Фасады гладкие, белое на них белее, черное чернее, и стекло кажется особенно черным, без смягчений. Это один из любимых контрапостов Владимира Плоткина: черное и белое.
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко

В то же время новые корпуса со стороны улицы работают также и в унисон: все три современных фасада нависают над тротуаром глубокими консолями, вверху же образуют, как мы помним, три ступеньки террас, редкое в Москве явление. Получается подобие любопытных «носов», которыми новый комплекс «смотрит» на улицу – в противовес кирпичному зданию, старому, самодостаточному, все повидавшему, и войну, и революцию. Эту часть комплекса – четырехэтажную, с террасами, Владимир Плоткин считает самой выразительной.
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко

В наружных фасадах «Резерва» простенки становятся чуть больше, но окна – то вертикальные, то горизонтальные, то угловые-«конструктивистские» – чередуются с асимметричной живостью. Здесь, на внешнем контуре, все проемы получили черную рамку, а между ними возникли рельефные каменные выступы, похожие на клавиши электрических переключателей, отбрасывающие острые треугольные тени и работающие на образность дома-механизма.
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко
Жилой комплекс Wine House
© Илья Иванов
Жилой комплекс Wine House
© Илья Иванов
Жилой комплекс Wine House
© Илья Иванов

Так как «Резерву» достались все четыре угловых секции, то и внешних, обращенных наружу фасадов его архитекторам также досталось больше: узкая полоса во дворе соответствует широкому фронту снаружи. Но в то же время Владимиру Плоткину принадлежит большой фасад центральной секции, и теперь, после чуть более внимательного рассмотрения дома в целом, роль центрального ризалита становится более ясной: он – звено, объединяющее две темы: мета-классичную, украшенную желобками, филенками и резьбой, тонкокостную и статуарную, восходящую к 1930-м годам – и модернистскую, контрастно-динамичную, апеллирующую к идеям 1970-х. Хотя если говорить о Мондриане, то 1920-х. Пластическое противоречие двух главных тем XX века, собственно, и прорастает «белым деревом» центрального ризалита. Это главный аккорд, попытка объединения тем классики и модернизма, он резюмирует диалог и недаром занимает центральное место.
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко
Жилой комплекс Wine House
© Илья Иванов
Жилой комплекс Wine House
© Илья Иванов

Все входы в подъезды устроены со стороны двора, а квартиры первых этажей снабжены входами непосредственно с улицы; в первых этажах также нашлось место для общественных зон, встроенного детского сада и коммерческих площадей со стороны улицы. Двор – двухуровневый, ближе к Садовнической расположился пандус въезда в парковку, чуть дальше – внутренний сквер на ее кровле; благоустройством занималось ТПО «Резерв». В сквере – чуть больше десяти прямоугольных клумб, приподнятых над уровнем земли; часть из них служит постаментами для деревьев: кленов, лип и даже вишни. Один из прямоугольников, ближе к центру двора, занят небольшим бассейном с фонтаном. При всех клумбах – деревянные скамейки, бортики кирпичные. Мощение же образует фактурный ковер: здесь совмещены светлые каменные плиты, кирпич, пятна травы и вкрапления деревянных поверхностей, превращающих двор в подобие террасы, пространства домашнего и уютного.
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко
Жилой комплекс Wine House
© Илья Иванов
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко
Жилой комплекс Wine House
© Илья Иванов
Жилой комплекс Wine House
© Илья Иванов
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко

Так что во дворе происходит более тесное взаимодействие фактур, которого нет на фасадах, где исторический красный кирпич и современный белый камень подчеркнуто разведены. «Под ногами» же кирпич есть, встречается он и в пространстве лобби, где основную скрипку играет камень, идентичный фасадному, но оживленный вкраплениями дерева и кирпича.

Параллелепипед венткамеры, замаскированной ажурной решеткой кортеновой стали, берет на себя роль абстрактной скульптуры, отделяя сквер от въезда в парковку, оживляя его рыжеватым пятном, и тоже перекликаясь с кирпичными фасадами корпуса-лофта.

Благоустройство, парковка, каменные фасады, умеренная высотность – все это определяется дороговизной участка «в одном светофоре от Кремля» и запредельным классом жилья. Впрочем, архитектура таких комплексов для Москвы как правило лавирует между «консервативной стилизацией с колоннами», что по-прежнему случается чаще – и «современной», что реже, но тоже бывает. Выбор простой, на раз-два. Здесь же совершенно иная история – мало того, что орнаментальная архитектура Чобана не стилизация, здесь диалог между двумя признанными сторонниками разных стилевых парадигм стал, по желанию заказчика, одним из сюжетов здания. Дискуссия получилась деликатной – достаточно представить себе обоих авторов, чтобы понять, что иначе и быть не могло – но постановка проблемы, надо признать, интересная.
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко


Поставщики, технологии

Мастерская:

ТПО «Резерв»
SPEECH

Проект:

Жилой комплекс Wine House
Россия, Москва, Садовническая улица, вл. 57

Авторский коллектив:
Архитекторы проекта: В. Плоткин, И. Деева, Д. Казаков, И. Анохин, А. Вартапетова, А.Ларионова, А.Романова, Д. Хомякова, М. Шершова, Д. Чернов. Инженеры: С. Щербина, А. Тарнополь, В. Андреев, П. Балашов, А. Бородкин, М. Дачкина, С. Журков, Г. Качанова, П. Колосов, Н. Рудюк, Е. Спиридонова, Н. Черепухина (ТПО «Резерв»).

С. Чобан, И. Членов (авторы проекта), А. Дерябина, М. Дигилева, Д. Голиков, А. Кипарис, В. Красовский, А. Манин, С. Попов, А. Русакова, А. Христов (SPEECH)

Проект реконструкции корпуса Luxury loft: А.Балабин, А.Наземнов, Л.Милюков, Е.Введенская, И.Шахан, Я. Юдин, Л. Сомусева (Северин-Проект); Максименко Н.А., ООО «АРМ «Фаросъ»

2017 – 2014

Заказчик: ПАО «Галс-Девелопмент»

27 Февраля 2018

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина

Технологии и материалы

Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.

Сейчас на главной

Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.