English version

Белое дерево

ЖК Wine house – один из первых реализованных примеров сотрудничества Владимира Плоткина и Сергея Чобана в одном проекте: вдумчивый, графично-сдержанный диалог старого и нового в центре города: в нескольких «действиях», от XIX века до XXI.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

27 Февраля 2018
mainImg
Проект:
Жилой комплекс Wine House
Россия, Москва, Садовническая улица, вл. 57

Авторский коллектив:
Архитекторы проекта: В. Плоткин, И. Деева, Д. Казаков, И. Анохин, А. Вартапетова, А.Ларионова, А.Романова, Д. Хомякова, М. Шершова, Д. Чернов. Инженеры: С. Щербина, А. Тарнополь, В. Андреев, П. Балашов, А. Бородкин, М. Дачкина, С. Журков, Г. Качанова, П. Колосов, Н. Рудюк, Е. Спиридонова, Н. Черепухина (ТПО «Резерв»).

С. Чобан, И. Членов (авторы проекта), А. Дерябина, М. Дигилева, Д. Голиков, А. Кипарис, В. Красовский, А. Манин, С. Попов, А. Русакова, А. Христов (SPEECH)

Проект реконструкции корпуса Luxury loft: А.Балабин, А.Наземнов, Л.Милюков, Е.Введенская, И.Шахан, Я. Юдин, Л. Сомусева (Северин-Проект); Максименко Н.А., ООО «АРМ «Фаросъ»

2010 — 2013 / 2013 — 2017

Заказчик: ПАО «Галс-Девелопмент»
О проекте жилого комплекса Wine house компании «Галс-Девелопмент» мы рассказывали в 2014 году, когда строительство уже было начато. ЖК на Садовнической улице – один из достаточно ранних примеров сотрудничества ТПО «Резерв» и SPEECH, поделивших между собой секции жилого дома пополам – ради разнообразия фасадных решений: одно из них, модернистское, принадлежит Владимиру Плоткину, второе отмечено латентной орнаментальной классикой, столь характерной для поисков Сергея Чобана. В данном случае ТПО «Резерв» выступало в роли генпроектировщика.

Если говорить о месте, то вокруг – очень тихо, просто неправдоподобно для центра Москвы. Впрочем, в Садовниках, на острове Балчуг очень спокойно почти везде, самое место для дорогого жилья. Цены на квартиры здесь колеблются от 7 до 10 тысяч долларов за метр, их площади – в основном больше 100 м, нередко вдвое, и половина секций уже полностью продана. А место интересное – со всех сторон оно окружено зданиями военного ведомства. К северу, слева по Садовнической – бывший Кригскомиссариат, построенный в 1780 по проекту Николя Леграна, «сочинителя» екатерининского плана реконструкции Москвы. Сейчас его занимает Штаб московского военного округа, во дворе – бункер, из которого округом управляют, в 1953 там казнили Берию. Напротив – следственное управление того же округа. С другой стороны, справа по Садовнической – невысокий, построенный в 1740-е «старый Кригскомиссариат», сейчас его двор служит парком военной части.

Наконец, от Космодамианской набережной Wine house огражден вереницей жилых «сталинских» домов, построенных, что удивительно, во время войны, с 1940 по 1945 годы. Они прикрыты от трассы набережной деревьями и в свою очередь надежно прикрывают ЖК – в ближайшем доме 8 этажей, а в соседних с ним секциях нового комплекса – 7. Между домами, то есть за тыльным фасадом Wine house, образовался небольшой двор с проездом, закрытым шлагбаумом, причем прилегающий к ЖК прямоугольник 24х73 м принадлежит ему и благоустроен.
Жилой комплекс Wine House
© Илья Иванов
Жилой комплекс Wine House. Ситуационный план
© ТПО «Резерв», SPEECH

Собственно комплекс занял территорию винного завода Петра Смирнова, от которого унаследовал говорящее название – «Винный дом», и вытянутый вдоль Садовнической улицы краснокирпичный корпус 1888-1889 годов; с 1940-х годов в нем производили шампанские вина «Корнет». В сохраненном корпусе нашлось место для 41 апартамента, его фасады полностью очистили от краски, и в составе ЖК он получил название Luxury loft.
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко

Новые секции Wine house выстроены, вторя соседу-Леграну, строгим прямоугольником, и плотно замкнуты вокруг внутреннего двора. Если бы корпус XIX века стоял посередине и не был сдвинут влево, получилось бы совершенно правильное каре, а так – чуть-чуть асимметричное.
Жилой комплекс Wine House. Генплан
© ТПО «Резерв», SPEECH

Впрочем, принцип классической «дворцовой» симметрии здесь хоть и намеком, но реализован: центральная секция встречает входящего во двор выступом широкого ризалита, фланкированного двумя вертикальными выступами по сторонам. Схема совершенно дворцовая, центральный ризалит берет на себя роль «портика», хотя он и нарисован, в некотором роде, наоборот: вместо опоры-цоколя – пространство под консолью, вместо колонн – простенки между окнами, которые, этаж за этажом, становятся тоньше в духе оптического искусства или же – как ветви дерева, стремясь раствориться в небе.
Жилой комплекс Wine House
© Илья Иванов
Жилой комплекс Wine House
© Илья Иванов
Жилой комплекс Wine House
© Илья Иванов
Жилой комплекс Wine House
© Илья Иванов
Жилой комплекс Wine House
© Илья Иванов

Но тема симметричного репрезентативного «дворца»-каре здесь, конечно же, не главная. Важнее пара почерков двух известнейших российских архитекторов, соединенных в одном комплексе – популярнейший прием 2010-х, увлеченных поиском разнообразия «рук» в рамках цельного фронта застройки исторического города. Такие конгломераты фасадов, бывает, отличаются пестротой, но здесь – не тот случай. Все получилось регулярно и респектабельно, не исключено, что латентная «дворцовая» тема что-то продиктовала, или же, что вероятнее – два автора обладают настолько ярко выраженным взглядом на вещи, что сам факт соседства-сравнения задал джентльменскую сдержанность тона. Впрочем, известно, что Сергей Чобан и Владимир Плоткин нередко работают совместно над ансамблями – к примеру, в «ВТБ Арена Парк», или в ЖК «Западный порт». Но здесь поделили не корпуса, а фасады и секции.

Целостность обеспечена общим силуэтом и подходом к высотности: высота дома снижается к Садовнической улице до 4 этажей, образуя широкие ступеньки террас, с которых открываются замечательные виды. Не меньшую объединяющую роль играет материал – светлый известняк, сейчас принятый в центре города как материал одновременно респектабельный и историчный, хотя мы и знаем, что в старой Москве каменных зданий почти не было.

На фасадах SPEECH известняк чуть более «классически» желтоватый, у ТПО «Резерв» – по-современному сахарно-белый. Впрочем, в проекте различие цвета было более ощутимым, в реальности же первый цвет лишь едва более бежев; не вглядываясь, не сразу и заметишь. Местами камень «взаимопроникает», что тоже обеспечивает унисон. Кроме того, второй материал – черный металл широких перемычек и тонких решеток, тоже общий. Ощущение такое, что оба автора тщательным образом следили за тем, чтобы диалог не перерос в звучный спор. И спор получился подчеркнуто-графичным, даже по ощущениям немного «бумажным», без повышений голоса.
Жилой комплекс Wine House
© Илья Иванов

Фасады Сергея Чобана тяготеют к классическим схемам и пропорциям. Здесь вместо консолей в первом ярусе чаще встречаются каменные пилоны. Тонкие вертикали окон, собранные по три, и скругленные углы ризалитов напоминают о рациональном модерне и ар-деко. Впрочем, чистых цитат ни того, ни другого, пожалуй, не найти: все пропущено сквозь некую призму «метафизики», элементы схематизированы, хотя узнаваемы. К примеру, на хорошо освещенном солнцем южном фасаде северного корпуса мы обнаруживаем полукруглые выемки – «тени» колонн в обратном рельефе. Частые и тонкие вертикальные желобки на пилонах напоминают каннелюры, хотя и лишены округлой профилировки, плюс множество выемок-филенок, тоже преимущественно не простых, прямоугольных – все это отсылает по степени обобщения к итальянским 1930-м.
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко

Наибольшее внимание привлекает орнаментальная резьба – лейтмотив архитектуры Сергея Чобана, ответ на его собственную концепцию, озвученную в книге «30:70», о необходимости усложнять поверхность зданий, работать с декором и фактурой. В данном случае она – очевидная наследница резьбы дома в Гранатном переулке, так же, как и там, поддержанная орнаментальной шелкографией на стекле. Но там – орнаментов действительно много, они в значительной степени основаны на византийских прообразах, и присутствуют во многих материалах. Резьба по камню в Гранатном разная: от стилизованной, но вполне моделированной, до совсем плоскостной, расположенной строго между двумя поверхностями, типа резинового штампа или гравюры по линолеуму – не претендующая на рельеф. Этот последний способ, в фактурном отношении – самый легкий, стал главным на фасадах Wine house. Из-за высокой степени обобщения и прототипы здесь уже почти не читаются, желобок бесконечно вьется, то плотно, то разреженно, лишь изредка позволяя узнать то контуры цветка, то шишку хмеля. Ее цель – «разрыхление» поверхности кружевом – достигнута, а плоскостность, вероятно – дань деликатности в диалоге.
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко

Сравнив результат с проектом, убеждаемся: многие детали, к примеру орнаментальные решетки, подобные «Византийскому дому», отсеялись в процессе, резьба стала тоньше, а на фасадах «Резерва» со стороны двора исчезли рельефные элементы.

Что же до фасадов Владимира Плоткина, то они, находясь, как мы помним, в той же гамме, во многом, действительно, совершенно другие, начиная с того, что в них чаще преобладает горизонталь, а окна ощутимо более асимметричны и субъективно подвижны, особенно на фасадах четырехэтажных корпусов, выходящих на Садовническую. Это главный фасад ЖК, его представительство в городе, и на нем, пожалуй, особенно остро заметно разнообразие решений. Здесь в ряд выстроились четыре разных здания, причем второй слева – кирпичный корпус XIX века, рядом с ним – «каннелированная» секция Сергея Чобана, самая «классичная» из всех.
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко

По краям – две секции Владимира Плоткина, они обрамляют собой диалог двух историзмов, и поэтому, вероятно, подчинены теме рамы – но не простой, а похожей на монохромный вариант композиции Пита Мондриана: сетка окон занимает весь фасад, укладываясь на нем наподобие «пятнашек». Фасады гладкие, белое на них белее, черное чернее, и стекло кажется особенно черным, без смягчений. Это один из любимых контрапостов Владимира Плоткина: черное и белое.
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко

В то же время новые корпуса со стороны улицы работают также и в унисон: все три современных фасада нависают над тротуаром глубокими консолями, вверху же образуют, как мы помним, три ступеньки террас, редкое в Москве явление. Получается подобие любопытных «носов», которыми новый комплекс «смотрит» на улицу – в противовес кирпичному зданию, старому, самодостаточному, все повидавшему, и войну, и революцию. Эту часть комплекса – четырехэтажную, с террасами, Владимир Плоткин считает самой выразительной.
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко

В наружных фасадах «Резерва» простенки становятся чуть больше, но окна – то вертикальные, то горизонтальные, то угловые-«конструктивистские» – чередуются с асимметричной живостью. Здесь, на внешнем контуре, все проемы получили черную рамку, а между ними возникли рельефные каменные выступы, похожие на клавиши электрических переключателей, отбрасывающие острые треугольные тени и работающие на образность дома-механизма.
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко
Жилой комплекс Wine House
© Илья Иванов
Жилой комплекс Wine House
© Илья Иванов
Жилой комплекс Wine House
© Илья Иванов

Так как «Резерву» достались все четыре угловых секции, то и внешних, обращенных наружу фасадов его архитекторам также досталось больше: узкая полоса во дворе соответствует широкому фронту снаружи. Но в то же время Владимиру Плоткину принадлежит большой фасад центральной секции, и теперь, после чуть более внимательного рассмотрения дома в целом, роль центрального ризалита становится более ясной: он – звено, объединяющее две темы: мета-классичную, украшенную желобками, филенками и резьбой, тонкокостную и статуарную, восходящую к 1930-м годам – и модернистскую, контрастно-динамичную, апеллирующую к идеям 1970-х. Хотя если говорить о Мондриане, то 1920-х. Пластическое противоречие двух главных тем XX века, собственно, и прорастает «белым деревом» центрального ризалита. Это главный аккорд, попытка объединения тем классики и модернизма, он резюмирует диалог и недаром занимает центральное место.
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко
Жилой комплекс Wine House
© Илья Иванов
Жилой комплекс Wine House
© Илья Иванов

Все входы в подъезды устроены со стороны двора, а квартиры первых этажей снабжены входами непосредственно с улицы; в первых этажах также нашлось место для общественных зон, встроенного детского сада и коммерческих площадей со стороны улицы. Двор – двухуровневый, ближе к Садовнической расположился пандус въезда в парковку, чуть дальше – внутренний сквер на ее кровле; благоустройством занималось ТПО «Резерв». В сквере – чуть больше десяти прямоугольных клумб, приподнятых над уровнем земли; часть из них служит постаментами для деревьев: кленов, лип и даже вишни. Один из прямоугольников, ближе к центру двора, занят небольшим бассейном с фонтаном. При всех клумбах – деревянные скамейки, бортики кирпичные. Мощение же образует фактурный ковер: здесь совмещены светлые каменные плиты, кирпич, пятна травы и вкрапления деревянных поверхностей, превращающих двор в подобие террасы, пространства домашнего и уютного.
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко
Жилой комплекс Wine House
© Илья Иванов
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко
Жилой комплекс Wine House
© Илья Иванов
Жилой комплекс Wine House
© Илья Иванов
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко

Так что во дворе происходит более тесное взаимодействие фактур, которого нет на фасадах, где исторический красный кирпич и современный белый камень подчеркнуто разведены. «Под ногами» же кирпич есть, встречается он и в пространстве лобби, где основную скрипку играет камень, идентичный фасадному, но оживленный вкраплениями дерева и кирпича.

Параллелепипед венткамеры, замаскированной ажурной решеткой кортеновой стали, берет на себя роль абстрактной скульптуры, отделяя сквер от въезда в парковку, оживляя его рыжеватым пятном, и тоже перекликаясь с кирпичными фасадами корпуса-лофта.

Благоустройство, парковка, каменные фасады, умеренная высотность – все это определяется дороговизной участка «в одном светофоре от Кремля» и запредельным классом жилья. Впрочем, архитектура таких комплексов для Москвы как правило лавирует между «консервативной стилизацией с колоннами», что по-прежнему случается чаще – и «современной», что реже, но тоже бывает. Выбор простой, на раз-два. Здесь же совершенно иная история – мало того, что орнаментальная архитектура Чобана не стилизация, здесь диалог между двумя признанными сторонниками разных стилевых парадигм стал, по желанию заказчика, одним из сюжетов здания. Дискуссия получилась деликатной – достаточно представить себе обоих авторов, чтобы понять, что иначе и быть не могло – но постановка проблемы, надо признать, интересная.
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко

Поставщики, технологии

Проект:
Жилой комплекс Wine House
Россия, Москва, Садовническая улица, вл. 57

Авторский коллектив:
Архитекторы проекта: В. Плоткин, И. Деева, Д. Казаков, И. Анохин, А. Вартапетова, А.Ларионова, А.Романова, Д. Хомякова, М. Шершова, Д. Чернов. Инженеры: С. Щербина, А. Тарнополь, В. Андреев, П. Балашов, А. Бородкин, М. Дачкина, С. Журков, Г. Качанова, П. Колосов, Н. Рудюк, Е. Спиридонова, Н. Черепухина (ТПО «Резерв»).

С. Чобан, И. Членов (авторы проекта), А. Дерябина, М. Дигилева, Д. Голиков, А. Кипарис, В. Красовский, А. Манин, С. Попов, А. Русакова, А. Христов (SPEECH)

Проект реконструкции корпуса Luxury loft: А.Балабин, А.Наземнов, Л.Милюков, Е.Введенская, И.Шахан, Я. Юдин, Л. Сомусева (Северин-Проект); Максименко Н.А., ООО «АРМ «Фаросъ»

2010 — 2013 / 2013 — 2017

Заказчик: ПАО «Галс-Девелопмент»

27 Февраля 2018

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
ТПО «Резерв»: другие проекты
Семантический разлом
Клубный дом STORY, расположенный рядом с метро Автозаводская и территорией ЗИЛа, деликатно вписан в контрастное окружение, а его форма, сочетающая регулярную сетку и эффектно срежиссированный «разлом» главного фасада, как кажется, откликается на драматичную историю места, хотя и не допускает однозначных интерпретаций.
Небесная тектоника
Три башни на стилобате над склоном реки Раменки – новые доминанты на границе советского микрорайона. Их масштаб вполне современен, высота 176 м – на грани небоскреба, фасады из стекла и стали. Стройные пропорции подчеркнуты строгой белой сеткой, а объемная композиция подхватывает диагональную «сетку координат», намеченную в пространстве юго-запада Москвы архитекторами 1970-х и 1980-х.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Пространство взаимодействия
К востоку от стадиона, метро и парка Динамо отчасти вырос и продолжает расти городок ВТБ Арены Парка, чья архитектура построена на современных принципах, начиная от комфортного благоустройства вкупе с немалой высотностью и заканчивая взаимодействием разных подходов к форме, объединенных общим кодом.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Обитаемая галактика
Компания АПЕКС возглавила работу над проектом масштабного жилого комплекса на севере Москвы, в котором современные подходы к формированию городской застройки сочетаются с продуманными планировочными решениями, узнаваемым обликом и оригинальной концепцией благоустройства.
Архсовет Москвы – 59
Архитектурный совет рассмотрел два крупных проекта: МФК на Киевской улице ТПО «Резерв», апартаменты с обширным подземным торговым пространством, и жилые башни Сергея Скуратова в Сетуньском проезде. Оба проекта приняты.
Акупунктура городов
На петербургском Культурном форуме архитекторы поговорили о том, какую пользу международные события могут принести городам.
Кристалл музыки
Остро-современное и сложное в техническом отношении новое здание концертного зала «Зарядье» соединяет нелинейность с мощной ретроспективой шестидесятых. Между тем оно вовсе не консервативно – скорее его можно понять как метафору и даже «кристаллизацию» музыки, искусства одновременно эмоционального и математически-отвлеченного.
Архсовет – 57
После одобрения Архсоветом проекта ЖК AQUATORIA на Ленинградском шоссе в градостроительном плане земельного участка возможно произойдут изменения.
ГТГ: ОМА
Бюро OMA представило проект реконструкции здания Третьяковской галереи на Крымском валу.
Безграничная сдержанность
Элегантное здание административного центра Новой Москвы, с характерным для проектов ТПО «Резерв» эстетским вниманием к форме и ритму фасадных членений, выглядит как НЛО на необустроенных полях под Коммунаркой.
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Филармония света
Проект московской филармонии, который реализуется сейчас в Зарядье, обещает быть одним из первых, если не первым ярким общественным зданием «звёздной» архитектуры, построенным в Москве без купюр. В то же время оно отдает дань авторским предпочтениям и истории места, будучи поверено образностью классического модернизма шестидесятых.
Музейная экспансия
Публикуем статью историка архитектуры Марины Хрусталевой о стратегиях развития московских и петербуржских музеев, опубликованную в тематическом номере журнала «Проект Россия» – «Культура» (№ 80, июнь 2016).
Под углом 8°
Новое здание на улице Красина легко и ясно организует как самого себя, так и пространство вокруг, непринуждённо играя с углами и отражениями.
Похожие статьи
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Бинарная оппозиция
Рассматриваем довольно редкий случай – две постройки Евгения Герасимова на одной улице с разницей в пять лет, на примере которых удобно рассуждать об общих подходах и принципах мастерской.
Возвышение двора
Жилой комплекс «Реноме» состоит из двух корпусов: современного каменного дома и краснокирпичного фабричного здания конца XIX века, реконструированного по обмерам и чертежам. Их соединяет двор-горка – редкий для Москвы вариант геопластики, плавно поднимающейся на кровлю магазинов, выстроенных вдоль пешеходной улицы.
Поликарбонат над рекой
Студенческий центр Powerhouse для Белойтского колледжа в штате Висконсин – реконструированная по проекту Studio Gang историческая электростанция.
Расслышать мелодию прошлого
Храм Усекновения главы Иоанна Предтечи в сквере у Новодевичьего монастыря задуман в 2012 году в честь 200-летия победы над Наполеоном. Однако вместо декламационного размаха и «фанфар» архитектором Ильей Уткиным предъявлен сосредоточенно-молитвенный настрой и деликатное отношение к архитектуре ордерного шатрового храма. В подвальном этаже – музей раскопок, проведенных на месте церкви.
Новое внутри старого
В ходе реконструкции Королевского музея изящных искусств в Антверпене KAAN Architecten полностью скрыли современное крыло внутри исторического здания, чтобы не нарушать его облик.
Мост на 14 000 «лампочек»
Пешеходный мост близ Штутгарта получил эффектный облик благодаря единству пролетного строения и опорной конструкции. Проект разработан инженерами schlaich bergermann partner.
Водная стихия
Плавучий павильон Teahouse Ø по проекту бюро PAN- PROJECTS «обживает» каналы Копенгагена как общественное пространство.
Семантический разлом
Клубный дом STORY, расположенный рядом с метро Автозаводская и территорией ЗИЛа, деликатно вписан в контрастное окружение, а его форма, сочетающая регулярную сетку и эффектно срежиссированный «разлом» главного фасада, как кажется, откликается на драматичную историю места, хотя и не допускает однозначных интерпретаций.
Дуэт в Филях
Вторая очередь жилого комплекса Filicity, спроектированная бюро ADM, основана на контрасте стеклянного 57-этажного 200-метрового небоскреба и 11-этажного кирпичного дома. Высотка утверждает футуристичный вектор в московской жилой архитектуре.
Дворы и башни: самарский эксперимент
Конкурсный проект «Самара Арена Парка», предложенный Сергеем Скуратовым, занял на конкурсе 2 место. Его суть – эксперимент с типологией жилых домов, галерейных и коридорных планировок кварталов в сочетании с башнями – наряду с чуткостью реакции на окружение и стремлением создать внутри комплекса полноценное пространство мини-города с градиентом ощущений и значительным набором функций.
Стена и башня
Архитекторы ОСА в поисках решений, которые можно противопоставить среде малоэтажной застройки в центре Хабаровска, а также возможности вставить новое слово в разговор о массовом жилье.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Бинарная оппозиция
Рассматриваем довольно редкий случай – две постройки Евгения Герасимова на одной улице с разницей в пять лет, на примере которых удобно рассуждать об общих подходах и принципах мастерской.
Победа пополам
Конкурс на концепцию развития центральной части Саратова завершился победой сразу двух участников. Показываем проекты победителей и рассказываем, чем конкретно займется каждый из них.