От провокации к партиципации

Разбираемся в том, как изменился фестиваль с приходом новых кураторов и новых времен. И в том, как кураторы фестиваля меняют город вместе с фондом ОМК-Участие.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Фестиваль Арт Овраг меняется. Если в 2011 он был скорее провокативной интервенцией современного искусства в довольно консервативный, хотя и успешный моногород металлургов – то после 2014, когда кураторами стали архитекторы бюро Wowhaus во главе с Олегом Шапиро, на первый план вышла работа с городскими пространствами, общение с жителями и даже желание систематизировать «несколько хаотичную программу». Теперь фестиваль проводится седьмой раз, его опыт все более солиден, вырабатываются правила: к примеру, организаторы заявили, что смена кураторов один раз за три года – это принцип, который позволит сделать Арт Овраг разнообразнее.
Арт Овраг 2017. Мастерские. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Куратор фестиваля Арт Овраг 2017 ведет экскурсию по Выксе. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Юлия Бычкова, продюсер фестиваля. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Следующие три года достались бессменным организаторам Арх Стояния Юлии Бычковой (она взяла на себя роль продюсера) и бюро Антона Кочукина 8линий (они кураторы). Впрочем, как рассказал Антон Кочуркин, помимо широко известного, если не сказать знаменитого Никола-Ленивца, 8линий занимались концепциями развития Ясно-Поля и даже города Бреста. Вместе с символическим сроком новые командующие Арт Оврага получили фестиваль с историей, некоторым количеством объектов и граффити прежних лет, то есть – с архивом, который как быстро выяснилось, отчасти уже исчез, отчасти исчезает на глазах. С протоптанными дорожками фестивальных активностей: должен быт перформанс, должны быть граффити, поскольку всего этого, вероятно, ждут. И также с вектором, заданным Олегом Шапиро. Приняв все это наследство, куратор и продюсер должны были как-то обновить фестиваль – потому что ну они же новые, их для того и позвали. Словом, задача была не из простых. Справились ли? Похоже пока да, для первого года из трех – по всем пунктам.
Арт Овраг 2017. Ларьки на площади Металлургов, бюро 8линий. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Скамейки на площади перед музеем Баташевых. Бюро 8линий. Выкса 2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
***

Граффити
На стенах домов в Выксе рисуют шесть лет, такой концентрации граффити нет, наверное, ни в одном российском городе. Причем многие примеры – известных авторов, российских и иностранных, и характерной сюрреалистической стилистики. Это вам не аэрофлотовская и антиамериканская реклама, наводнившая московские брандмауэры. Нельзя, однако, сказать, что город превратился в музей: часть рисунков утрачена, часть скоро исчезнет. Здесь не защищают расселенные дома, предназначенные под снос, даже если на их торцах примостились граффити прежних фестивалей. Само по себе это искусство – временное, так или иначе ожидающее уничтожения. Антон Кочуркин, однако, обещает создать каталог вещей, созданных для фестиваля – его пока нет.
Следы прежних фестивалей Арт Овраг. Мкр. Жуковского. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Следы прежних фестивалей Арт Овраг. Ул. Красные зори. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Следы прежних фестивалей Арт Овраг. Мкр. Юбилейный. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Следы прежних фестивалей Арт Овраг. Мкр. Жуковского. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Следы прежних фестивалей Арт Овраг. Район Центральный. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Следы прежних фестивалей Арт Овраг. Ул. Красные зори. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Следы прежних фестивалей Арт Овраг. Заброшенный ДК им. Ленина, ул. Красные зори. Граффити первого фестиваля, 2011. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Следы прежних фестивалей Арт Овраг. Район Центральный. Слава ПТРК, «Хороший урожай», 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Каталог – правильная идея, удобная, хотя неизбежно переводит граффити из сферы провокативных активностей, подвижного и по определению полуподпольного вида современного искусства в сферу истории города.

С другой стороны, шесть лет подряд в Выксу на три дня приезжают художники и расписывают типовые стены его домов странноватыми, хотя и устойчиво профессиональными, граффити. С полного разрешения администрации. Ну вот, нарисовали бы еще несколько штук, седьмой раз. Требовалось как-то выйти из колеса превращений, и Ирина Седых, глава проводящего фестиваль фонда ОМК-Участие, предложила супер-граффити на стене прокатного стана ОМЗ (Объединенного металлургического завода). Кураторы провели конкурс, собрали 260 заявок, победил Миша Most. Реализовали за 1,5 месяца, работало 5 человек. Роспись уже в книгах рекордов России и Европы (дали сертификаты), подана заявка в книгу Гиннесса. Открывали торжественно, с фейерверками, в присутствии губернатора области Шанцева.
Фейерверки в честь открытия. Граффити на стене прокатного стана ОМЗ. Миша Most, победитель конкурса Арт Овраг 2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Граффити на стене прокатного стана ОМЗ. Миша Most, победитель конкурса Арт Овраг 2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Граффити на стене прокатного стана ОМЗ. Миша Most, победитель конкурса Арт Овраг 2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Граффити на стене прокатного стана ОМЗ. Миша Most, победитель конкурса Арт Овраг 2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Чем отличается эта роспись от других помимо экстра-размера и губернатора на открытии? Она не просто легальна и поддержана властями города, она заказана. Находится на закрытой территории завода. В ней много от монументального искусства 1970-х, всех этих мозаик на торцах модернистских зданий. Собственно все граффити Выксы – своего рода смычка официального монументального с неформальным, которое по удивительному стечению обстоятельств не утратило сюрности образа, временами пугая жителей города странно завернутой шеей птицы или даже «чертом». Граффити на заводе окончательно срослось с монументальной пропагандой, причем образный источник – с одной стороны вполне современен как ретро техногенной мечты шестидесятых, чья мебель (и даже пятиэтажки) сейчас так модны; с другой стороны этот язык, конечно же, уместен для завода. Иными словами похоже, что мы имеем дело с некоей точкой в истории выксунских граффити, подведением черты.
Граффити на стене прокатного стана ОМЗ. Миша Most, победитель конкурса Арт Овраг 2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Граффити на стене прокатного стана ОМЗ. Миша Most, победитель конкурса Арт Овраг 2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Граффити на стене прокатного стана ОМЗ. Миша Most, победитель конкурса Арт Овраг 2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Граффити на стене прокатного стана ОМЗ. Миша Most, победитель конкурса Арт Овраг 2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Граффити на стене прокатного стана ОМЗ. Миша Most, победитель конкурса Арт Овраг 2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Граффити на стене прокатного стана ОМЗ. Миша Most, победитель конкурса Арт Овраг 2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
***

Плоты
Арт Овраг 2017. Прибытие плотов. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Вторая тема фестивалей – объекты. Не все они сохраняются после фестивалей, их достаточно сложно принимать на баланс администрации города, но как-то принимают, и объекты стоят, сохраняются, пусть и не все, какая-то часть. Лучше всего чувствует себя башня-елка, сваренная Петром Виноградовым кроме шуток из металла и достаточно крупная. Такую не опрокинешь. Объекты группируются в парке Баташевых и вокруг него, и у них та же проблема, что у граффити: они появляются уже в течение шести лет, и каждый следующий год был бы просто добавлением следующей группы, более или менее устойчивой.
Объекты прежних фестивалей Арт Овраг. Башня Про.Ёлка Петра Виноградова. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Объекты прежних фестивалей Арт Овраг. Башня – копия водовзводной башни Шухова на ОМЗ. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Кураторам и здесь удалось «выйти из колеса» – объекты перенесли на воду, превратив в плоты-аттракцион; на плотах катают всех желающих, вчера их передали городу, планируется поддерживать эту флотилию. Плюсов несколько: про большинство арт-объектов неясно, как их использовать, стоит непонятная скульптура, и человеку может захотеться ее опрокинуть. Плоты же вещь ясная, на них можно как минимум поплавать. Хотя конструкции на металлических поплавках и четырех длинных веслах передвигаются медленно, но ведь они и не паромы. Выплывают не слишком далеко, но можно любоваться собором и домом Баташевых с воды.
Слева плот «Парадокс» команды Олега Шапиро, Wowhaus; в центре плот «Аэросад», Жана-Филиппа Пуаре-Вилля; справа плот-Спот, команда Алыча. На нем скейт-спот, строить плот помогала местная команда скейтеров. Арт Овраг 2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Плот «Луна» Леонида Тишкова. Арт Овраг 2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Плот «Луна» Леонида Тишкова. Арт Овраг 2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Плот «Летающая прищепка», Екатерина Кулева. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Плот «Летающая прищепка», Екатерина Кулева. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Плот «Аэросад», Жан-Филипп Пуаре-Вилль. Арт Овраг 2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Плот «Аэросад», Жан-Филипп Пуаре-Вилль. Арт Овраг 2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Плот «Парадокс», Wowhaus. Арт Овраг 2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Плот «Парадокс», Wowhaus. Арт Овраг 2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
На первом плане: плот «Парадокс» бюро Wowhaus, на втором плот «Луна» Леонида Тишкова. Выкса 2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Перформанс «Встреча плотов». Арт Овраг 2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Арт Овраг 2017. Прибытие плотов. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Плоты задали тему фестиваля: «Акватория». Во-первых, как утверждают кураторы, исследовавшие город, пруды, которых в Выксе множество, и самые крупные их которых были в свое время созданы для металлургического производства, а мелкие для красоты и как пожарные, не вызывают у местных жителей, исключая краеведов, особенного интереса. Неоднократно упоминалась набережная одного из прудов, с которой не клюёт и поэтому она жителям не интересна и не используется (хотя в день закрытия мне удалось пройтись по деревенскому берегу Верхневыксунского пруда и видеть людей в лодках, ловивших рыбу в метре от берега – видимо, там где нет набережной, клюет лучше). Так вот, набережная не популярна, а вода без набережной – может быть. Поэтому, в частности, плоты. Тему поддержала выставка «Можно из-под крана?» в музее Баташевых; она объединила больше десятка арт-размышлений о воде и экологии, вызвав у посетителей острые ассоциации с венецианской биеннале.
Выставка «Можно из-под крана?» в музее Баташевых. Иван Карпов, Сообщающиеся сосуды. Выкса 2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Выставка «Можно из-под крана?» в музее Баташевых. Иван Карпов, Сообщающиеся сосуды. Выкса 2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Выставка «Можно из-под крана?» в музее Баташевых. Chlorella statis. Видимая вода. Марат Невлютов, Никита Максимов, Алексей Пивень. Выкса 2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Лодка на Нижневыксунском пруду. Вдали виднеется пляж, рядом с которым был организован кемпинг. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
***

Дворы
Третье направление фестиваля – урбанистика или «выход в город», называется оно Арт Дворы. В прошлом году Дворы курировал Артём Черников, он первым сделал акцент на соучастном проектировании и привлек интересующихся этой темой архитекторов вологодского бюро «Проектная группа 8». Тогда было реализовано три проекта: жители подали 10 заявок, из них архитекторы отобрали 3 площадки, собрали с жителей пожелания и пригласили к участию в реализации проектов.
Следы прежних фестивалей Арт Овраг. 52 квартал (двор по ул. Корнилова). Двухуровневый павильон, Илья Иванкин, Анастасия Иванкина, Михаил Разумовский. 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Следы прежних фестивалей Арт Овраг. 52 квартал (двор по ул. Корнилова). Двухуровневый павильон, Илья Иванкин, Анастасия Иванкина, Михаил Разумовский. 2016. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Следы прежних фестивалей Арт Овраг. Желтые «уши» в мркн. Гоголя, 27. 2016 год. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
В этом году, во-первых, решили ничего не строить, а сосредоточиться на исследовании города. Во-вторых, сменился куратор программы – теперь им стал Святослав Мурунов, руководитель лаборатории прикладной урбанистики. Заявки с жителей собрали – получилось 16, больше, чем год назад. Но затем объяснили всем, что каждый сам кузнец своего счастья, и не следует ждать милостей даже от ОМК – а пора бы собственноручно взять в руки пилу, архитекторы же помогут советом. Именно этот пафос был главным во всех выступлениях Мурунова на Арт Овраге. В то же время выяснилось, что жители Выксы склонны к работе руками, и уже на фестивале начали работать мастерские, главная цель которых – обучение. Пока что главным результатом работы с дворами стали папки А4 с результатами опросов и собранным материалом: активисты ходили по подъездам, перезнакомились с соседями. Папки должны храниться в сообществе двора и стать основой для будущей работы.
Обсуждение Арт Дворов. Макеты. Арт Овраг 2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Обсуждение Арт Дворов. Архитектор проекта Арт Дворы 2017 Михаил Приемышев. Арт Овраг 2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Обсуждение Арт Дворов. Слева – Святослав Мурунов, справа Михаил Приемышев. Арт Овраг 2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Впрочем, параллельно и как бы одновременно звучало: что и проект профессиональный как-никак, а нужен, и без вмешательства ЖСК, строго говоря, не обойтись. Словом, равнение на партиципацию, заданное предшественниками, сохранилось, но поменяло градус или даже встало с головы на ноги (или наоборот): теперь главные – жители, без них никак. Гуляя по городу, замечаешь, что да, без ЖКХ не обойтись: после дождя он наполняется лужами не хуже той Венеции, хотя решетки канализации местами видны. Тротуары во многих местах покрыты слоем песка, как приокские мели. Газ и теплотрассы проведены поверху и образуют причудливые конструкции, обмотанные техническим тряпьем – местами кажется, что тут впору снимать «Сталкер», но город контрастен, и если ходить по нему пешком, то разные среды довольно быстро сменяют друг друга. Среди пятиэтажек вырастают сосновые рощи; новые дома частного сектора бережно «обволакивают» собой старые вместо того, чтобы разобрать их, как поступают в большинстве других мест.

Более всего расстраивают – предсказуемо – сравнительно современные районы девятиэтажек, более всего радуют старые заводские слободы, к примеру те, что заполнены протяженными двухэтажными домами с печным отоплением, которые чередуются с вереницами сараев. Не гаражей, а именно сараев, обаятельной деталью послевоенного быта, в большинстве мест утраченной, а здесь сохранившейся и совершенно живой на вид. Удивительно, но поля гаражей надоели и противны, а сарайчики вызывают умиление – надо думать, это пройдет. Самыми эмоционально цепкими, если следить за повторяемостью упоминаний, элементами города по мнению кураторов стали именно сараи и выбивалки для ковров (да-да, они сохранились тут во множестве). И вот в чем парадокс: этот столичный пассеизм мгновенно привился и был живо поддержан, в отличие от сюрреалистических граффити. Одна из жительниц Выксы на обсуждении презентации планов преобразования дворов сказала вот что: «мы поначалу пришли с инициативой срезать выбивалки, но теперь я понимаю, их лучше сохранить».
Выкса, 52 квартал в районе улицы Корнилова (бывшей ул. Пески). Послевоенная застройка, 2 этажа. Выбивалка для ковров. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Выкса, 52 квартал в районе улицы Корнилова (бывшей ул. Пески). Послевоенная застройка, 2 этажа. Выбивалка для ковров. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Выкса, 52 квартал в районе улицы Корнилова (бывшей ул. Пески). Сараи. Послевоенная застройка, 2 этажа. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Выкса, 52 квартал в районе улицы Корнилова (бывшей ул. Пески). Послевоенная застройка, 2 этажа. Выбивалка для ковров. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Выкса, 52 квартал в районе улицы Корнилова (бывшей ул. Пески). Послевоенная застройка, 2 этажа: дома с печным отоплением перемежаются рядами сараев (но не гаражей). Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Выкса, 52 квартал в районе улицы Корнилова (бывшей ул. Пески). Послевоенная застройка, 2 этажа: дома с печным отоплением перемежаются рядами сараев (но не гаражей). Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Кураторы недаром утверждают, что в Выксе сосуществуют пять культур – заводская, слободская, деревенская, городская, «артовражная» (см. карты Выксы, в том числе довоенной, составленные Олегом Будановым). Все это живет параллельно, сосуществует достаточно мирно, как религии в докемалистском Стамбуле. Подчас не замечая друг друга. Современная культура, как самая подвижная, меняется быстрее: сейчас она, условно говоря, поворачивает от провокации к партиципации. Начинает смотреть на прежние культуры консервативного моногорода не как на инертный фон, на котором можно рисовать, а как на предмет исследования культурной идентичности, как на материал сам по себе. Строго говоря, даже прежние арт-активности тоже становятся предметом исследования, становясь на одну доску с выбивалками для ковров. Как они тут соседствуют, вот эти старые выбивалки и вот эти странные граффити? Еще недавно было ясно, как: остросовременное было противопоставлено консервативной среде и существовало благодаря меценатам, восхищая возможностью свободного проникновения совриска в моногород, воспринимаемый как холст. Теперь же все перемешалось. Условный «черт» отсажен в Арт Резиденцию, которая, как планируется, будет действовать не по фестивальному принципу, а постоянно, но в то же время как галерея, а не на улицах. Фокус – на интересах и инициативе местных жителей.
Арт Резиденция, Выкса 2017. Выставка «Молчание его как молния» художников Виктории Бегальской и Александра Вилкина. Фрагмент. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Арт Резиденция, Выкса 2017. Скульптура Ивана Горшкова. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Арт Резиденция, Выкса 2017. Скульптура Ивана Горшкова. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
«Мы ничего не навязываем, – сказала на круглом столе «Культура как инструмент развития индустриальных городов» глава фонда ОМК-Участие Ирина Седых. – Мы наблюдаем за реакцией, за тем, что жители принимают, а что нет». На том же круглом столе Алексей Муратов, бывший главный редактор журнала Проект Россия, а теперь партнер КБ Стрелка, призвал снизить кураторское участие. Передать больше полномочий жителям и создать институцию, которая действовала бы в межфестивальный период. К чему все идет. Нельзя сказать, что это вовсе отменит участие кураторов, художников и архитекторов – такое, надо думать, невозможно. Но тренд изменился: в сторону меньшей визуальности, большей системности, от эгоистического самовыражения к разговорам, от частного к общему, от вольностей к институциям. Что из этого получится – предугадать, на самом деле, нельзя. Фестиваль, ранее поверхностный, и поэтому свободный, затрагивает все более глубокие пласты реальности. 

21 Июня 2017

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.
«Стальная змея»
Основная часть Северного вокзала Кёге, нового транспортного узла для Большого Копенгагена, – это 225-метровый пешеходный мост через шоссе и железнодорожные пути. Авторы проекта – DISSING+WEITLING architecture и COBE.