English version

Постиндустриальная тяга

В Музее железных дорог России архитекторы «Студии 44» смогли создать сильное и эффектное пространство для коллекции из более чем 100 исторических паровозов и локомотивов.

mainImg
Техническая потребность
Постиндустриальная эпоха парадоксальным образом сказывается на структуре городской застройки и менталитете городских жителей. На место ушедших в небытие промышленных зон со всем присущим им инфраструктурным окружением приходят новые рыночные «чемпионы» – жилые и общественные комплексы, остро нуждающиеся в площади, максимально близко расположенной к городскому центру. В то время как город все активнее изживает из себя промышленность, горожане начинают испытывать ностальгию по ее материальным и техническим артефактам. Современные технологии, эргономичные и минималистичные девайсы лишены грубоватого и немного вычурного совершенства своих предшественников, созданных в те времена, когда покорение очередного научного рубежа и изобретение очередного механизма было почти чудом, а пользование их результатами дарило веру в светлое будущее человечества. Во всем мире технические музеи пользуются огромной популярностью, привлекая взрослых и детей возможностью совершить за несколько часов путешествие во времени, из эпохи первых, еще чугунных инструментов – в будущее, когда их заменят полимерные аналоги. В России это поветрие только набирает обороты. Вот уже семь лет идет реконструкция Политехнического музея, который должен собрать в себе все самые новые музейные методики презентации мира машин и технологий. На ВДНХ вскоре планируется открыть Музей космонавтики. И это только несколько самых крупных проектов, которые должны в ближайшее время восполнить тягу россиян к техническому наследию индустриальной эпохи.
Центральный музей Октябрьской железной дороги
© Студия 44
Центральный музей Октябрьской железной дороги
© Студия 44

Проект «Музея железных дорог России» – наглядный пример обеих тенденций: как перепрофилирования бывших промышленных территорий, так и востребованности образовательных и экспозиционных форматов технической тематики. С момента открытия в ноябре 2017 музей демонстрирует рекордную посещаемость: она намного превосходит плановую, благодаря которой экспозиция прошла экспресс-тестирование на вандалоустойчивость (тогда уцелело не все). Рекордные очереди по 10 тысяч человек в день удалось уменьшить лишь введя платное посещение на новогодних каникулах.
Центральный музей Октябрьской железной дороги
© Студия 44

А реализация проекта музея стала возможной благодаря сделке между Российскими железными дорогами, которые владеют огромными городскими территориями, занятыми путями и объектами железнодорожной инфраструктуры, по всей стране – и девелоперской компанией «Группа Эталон». Соглашения предусматривали передачу части территории РЖД за Балтийским вокзалом девелоперу для строительства ЖК «Галактика», а взамен «Эталон» финансировал строительство железнодорожного музея. Подобная система взаимообмена достаточно распространена и имеет как преимущества, так и недостатки. К последним относится минимизация средств, выделяемых коммерческими компаниями для реализации подобных «обременений» их проектов. К чести «Группы Эталон», компания хоть и не разбрасывалась деньгами, но и не относилась к строительствукультурного и социального объекта как к форме десятины, которой нельзя избежать, но и не обязательно выполнять качественно.
Центральный музей Октябрьской железной дороги
© Студия 44


Между путями
О проекте «Музея железных дорог России» мы уже подробно рассказывали здесь, что дает возможность ограничиться лишь кратким описанием основных проектных решений. Музей железных дорог существует в Санкт-Петербурге с 1978 года и за прошедшие годы сменил несколько адресов, следуя превратностям градостроительной и рыночной политики. На очередном переломе его истории в 2012 году под новый дом коллекции РЖД, состоящей из более чем сотни локомотивов и вагонов XIX-XX веков была выделена часть территории бывшего локомотивного депо рядом с Балтийским вокзалом. «Студия 44», приглашенная спроектировать музей, предложила сохранить аутентичное депо, сделав его частью нового экспозиционного комплекса.
Центральный музей Октябрьской железной дороги. План
© Студия 44


Структура старого здания – в форме подковы с поворотным кругом в центре, в равной мере подходившая для прежних функций и для решения экспозиционных задач, была повторена в увеличенном масштабе в новом соседнем корпусе, где и разместилась основная часть паровозной коллекции. А в старом здании сосредоточились сервисные функции, такие как: вестибюль, кафе, сувенирный магазин, конференц-зал, административная часть, а также несколько выставочных залов, посвященных первым железным дорогам в России (Царскосельской, Варшаво-Венской, Петербурго-Московской и так далее). На первом этаже депо экспонируются самые старые экспонаты, в том числе стефенсоновские паровозы.
Центральный музей Октябрьской железной дороги. План
© Студия 44

Два корпуса связаны между собой остекленным переходом на уровне второго этажа. Пути, сохраняемые между двумя зданиями, также отданы под демонстрацию части коллекции, не боящейся превратностей питерской погоды.
Центральный музей Октябрьской железной дороги. Переход между старым и новым корпусом.
© Студия 44
Центральный музей Октябрьской железной дороги. Вид на территорию музея с экспозицией, размещенной под открытым небом.
© Студия 44

Каждый элемент музейного ансамбля и каждый фрагмент входящих в него зданий так или иначе обусловлен железнодорожной спецификой. Где-то взаимосвязь с железнодорожной тематикой лишь косвенно обозначена и надо постараться, чтоб ее разгадать. Так, к примеру, в дизайне малых архитектурных форм музея используются шпалы, а в навигационных стойках обыграна форма рельс. А в каких-то случаях взаимосвязь самая прямая, если не сказать жестко регламентированная. Музей – структурное подразделение Октябрьской железной дороги, он принадлежит РЖД и на него распространяется вся система норм, стандартов и требований, часть которых логически обоснована, а другую часть приходилось принимать как данность.

К первым относится проблема направления путей. Дело в том, что система координат сохраняемого здания и соседних улиц не совпадала с направлением укладки рельс, по которым в строящийся музейный корпус могли подъезжать новые «экспонаты». Разница была небольшая – буквально 5 градусов, но непреодолимая. Поезда, как шахматные фигуры, могут двигаться только определенным образом и поворачивать пути также могут лишь на жестко лимитированный угол – угол поворота железнодорожной стрелки. «Никакими СТУ (спецтехусловиями), никакими ссылками на то, что новые паровозы будут приходить разве что раз в год, мы не могли решить эту проблему. У нас было два варианта. Либо поставить наше здание по диагонали, но тогда непонятно, как привозить локомотивы в старое депо. Тут не помогут ни поворотные круги, ни специальные тележки. Либо оставить комплекс в системе координат улицы и существующего депо, а пути проложить под углом, так чтобы они подходили к углу нового корпуса. Мы выбрали второй вариант и получилась очень интересная схема» – так комментирует Никита Явейн одну из главных проблем проекта и, одновременно, главную причину необычного дизайна кровли нового корпуса, ставшую едва ли не визитной карточкой музея.
zooming
Центральный музей Октябрьской железной дороги
© Студия 44
Центральный музей Октябрьской железной дороги. Фасады
© Студия 44
Центральный музей Октябрьской железной дороги. Разрез
© Студия 44

Конек двускатной кровли на прямых участках подковообразного корпуса идет под углом, за счет чего возникают косые скаты, а на скругленной части кровля образует лихой залом, подчеркнутый рядом треугольных пилонов, выстроившихся снаружи стеклянного витража и подпирающих всю вышележащую конструкцию покрытия.
Центральный музей Октябрьской железной дороги. Пилоны нового корпуса.
© Студия 44
Центральный музей Октябрьской железной дороги. Вид на новый корпус со стороны транспортера.
© Студия 44

Для распределения «экспонатов» пришлось установить перед новым корпусом трансбордер, позволяющий передвигать вагоны и локомотивы вбок при помощи поперечно уложенных рельс и движущихся по ним специальных грузовых тележек.

Такая двойная система координат и косая крыша были нужны для создания внутри нового корпуса дополнительного обзорного яруса –мостовой конструкции, проложенной над экспонатами.. Пешеходные мостки вкупе с подвесами и затяжками, крепящими их к большепролетным фермам – неотъемлемая часть структуры покрытия, обеспечивающая ее жесткость. «Мостки не просто висят, они, как и фермы – несущий элемент каркаса. Если их убрать, дом развалится» – поясняет Никита Явейн. – «Но еще важнее их конструктивной роли то, что они делают структуру покрытия обитаемой». ​
Центральный музей Октябрьской железной дороги. Вид на мостки второго яруса нового корпуса.
© Студия 44
Центральный музей Октябрьской железной дороги. Интерьер реконструированного депо
© Студия 44

В первом случае, блуждая между рядами локомотивов, человек быстро теряет ощущение «венца творения» и задумывается о торжестве технической мысли над гуманитарными ценностями. Но стоит подняться повыше и окинуть взглядом все пространство главного музейного зала, как вспоминается первое детское знакомство с игрушечной железной дорогой, в которой между макетами станций петляли рельсы, по которым ты своей волей направлял маленький паровоз с парой вагонов. Забавно, но среди множества фотографий посетителей и самодеятельных экспертов верхние ракурсы пользуются особой популярностью.
Центральный музей Октябрьской железной дороги
© Студия 44
Центральный музей Октябрьской железной дороги. Интерактивная модель паровоза.
© Студия 44

Помимо психотерапевтического эффекта верхний ярус позволяет по достоинству оценить изобретательно выстроенное пространство музея, а также достоинства архитектурных и конструктивных решений.
Центральный музей Октябрьской железной дороги. Центральный поворотный круг нового корпуса.
© Студия 44


Тернии реализации
Внутри музея царят паровозы, локомотивы и вагоны. Их лоснящиеся разноцветные бока образуют хаотическую мешанину, при более внимательном ознакомлении образующую четко структурированную последовательность (хронологическую и типологическую) музейной экспозиции, насыщенной всеми новейшими аттракционам и инструментами по очаровыванию взрослых и юных посетителей.
Центральный музей Октябрьской железной дороги. Экспозиция в залах старого депо.
© Студия 44

Нужно отдать должное разработчикам экспозиции: они проявили недюжинную изобретательность и предусмотрели опции на самый взыскательный вкус. Здесь можно посмотреть и даже привести в движение модели первых паровозов. Или заглянуть в кабинет министра транспорта и рассмотреть документы на его столе. Рядом с моделями стоит настоящий, но распиленный продольно паровоз, позволяющий рассмотреть в деталях паровозное нутро, где пар толкает поршни, заставляющие колеса вертеться. Тут же и другие простые и интерактивные экспонаты, которые заставляют каждого посетителя задуматься о смене профессии и податься в машинисты или, в крайнем случае, проводники поездов дальнего следования.
Центральный музей Октябрьской железной дороги. Детская зона.
© Студия 44

Архитектуре трудно бороться с таким соперником, особенно если учесть специфику финансирования музея. Никита Явейн так комментирует ситуацию с реализацией проекта: «Этот музей – первый проект в моей практике, когда на реализацию архитектурной и строительной части было выделено практически столько же средств, сколько и на музеефикацию. Мы были вынуждены вести работу в условиях жесточайшей экономии, чтобы уложится в бюджет менее полутора миллиарда рублей, что для проекта в 20 000 м2, включающего реставрацию исторического здания депо, просто мизерная сумма».

Но даже в этой ситуации несложно заметить, что львиная доля успеха экспозиции – заслуга именно архитекторов. Опыт «Студии 44» по проектированию музейных комплексов и транспортных объектов позволил проектировщикам заранее, еще на этапе концепции решить многие вопросы, которые дали возможность создать экспозицию одного из лучших в России и мире железнодорожных музеев. Продуманная планировка, система двухъярусного обхода, точно найденные по стилистике конструктивные и архитектурные решения, не конфликтующие, а органично дополняющие брутальные экспонаты – все это было заложено в проект и реализовано с тем качеством, на которое в наших условиях можно рассчитывать.

Два в одном
Архитектурному бюро, как любой творческой команде непросто избежать ловушки специализации. Один-два удачных проекта – и начинается поток схожих заказов от клиентов, стремящихся получить гарантию успеха, пусть даже ценой потери оригинальности. Но выход за заданные рамки – это риск, гарантирующий большую свободу и новые возможности.

История «Студии 44» может служить примером успешного противостояния путам специализации. Сейчас практически невозможно сказать, какова основная сфера деятельности мастерской. В их портфолио десятки, если не сотни проектов, значительная часть которых относится к проектам реконструкции в исторической среде, но ими отнюдь не ограничивается, включая градостроительные концепции, жилые комплексы, объекты транспортной инфраструктуры, культурные центры, музейные здания и многое другое. Столь широкий диапазон дает команде преимущества, позволяя использовать накопленные знания и комбинировать сами типологии для выхода за границы стереотипов.

Именно таков музей, построенный по проекту «Студии 44» для корпорации РЖД в Санкт-Петербурге. В нем архитекторы смогли соединить опыт проектирования вокзальных комплексов (в Санкт-ПетербургеСочи, Туапсе, Астане и других) с практикой создания концепций сложнейших музеев, таких как Эрмитаж в Главном штабе, Музей обороны и блокады Ленинграда и Истории Казахстана.

Железнодорожная инфраструктура – особый жанр, в котором брутальность мощных конструкций и тотальное подчинение законам проложенных путей и логике движения по ним поездов сочетается с непреходящими романтико-литературными ассоциациями. И для того, чтобы создать музей железной дороги, нужно почувствовать всю ее мощь и поэтику, а затем найти для нее, на основе продуманного сценария музейной экспозиции, не менее сильную и яркую архитектурную оболочку, способную на равных сосуществовать и даже усиливать впечатление посетителей, давая им возможность увидеть, казалось бы, знакомый мир с совершенного нового ракурса.
Центральный музей Октябрьской железной дороги
© Студия 44
Центральный музей Октябрьской железной дороги
© Студия 44
Центральный музей Октябрьской железной дороги
© Студия 44

06 Февраля 2018

Студия 44: другие проекты
Яуза towers
В столице не так много зданий и проектов Никиты Явейна и «Студии 44». Представляем вашему вниманию концепцию большого многофункционального комплекса на Яузе, между двумя парками, с набережной, перекрестьем пешеходных улиц, развитым общественным пространством и оригинальным пластическим решением. Оно совмещает сложную, асимметричную, как пятнашки, сетку фасадов и смелые заострения верхних частей, полностью скрывающее техэтажи и вылепливающее силуэт.
Арка, жемчужина, крыло и ветер
В соцсетях губернатора Омской области началось голосование за лучший проект нового аэропорта. Мы попросили у финалистов проекты и показываем их. Все довольно интересно: заказчик просил сделать здание визуально проницаемым насквозь, а образы, с которыми работают авторы – это арки, крылья, порывы ветра и даже «Раковина» Врубеля, который родился в Омске.
Крестовый подход
Градостроительный совет Петербурга рассмотрел проект дома на Шпалерной, 51, подготовленный «Студией 44». Жилой комплекс располагается внутри квартала, идет на уступки соседям, но не оставляет сомнений в своем статусе. Эксперты отметили крестообразную композицию и суровую стилистику, тяготеющую к 1960-х годам.
Трехчастная задача: Мытный двор
Петербургский Мытный двор – торговые ряды сложной судьбы – по проекту «Студии 44» планируют превратить в премиальный жилой комплекс. В проекте три части: реставрация исторических корпусов, восстановление утраченной части исторического контура и новые дома. Все они срифмованы между собой и с городом, найдены оси и «лучи света», продуманы уютные уголки и видовые точки. Мы специально проинтервьюировали авторов проекта реставрации исторических корпусов – и рассказываем обо всех, разных, задачах из числа решенных здесь.
Расслоение идентичности: итоги Зодчества 2023
Мир полон парадоксов, и вот Зодчество, которое в культурной программе 2023 года предлагало прописать миру ижицу, впервые за историю своего существования даёт главный приз иностранному архитектору. Публикуем полный список победителей и удивляемся некоторым вещам: к примеру, проектов в 2 раза больше, чем построек, но премия Татлин пропала с радаров, а из списка награжденных исчезли авторские коллективы.
На горах
Распределенный IT-кампус Нижнего Новгорода в проекте «Студии 44» построен на уравновешенных контрастах. Он то летит, то колышется, то возвышается скалой. Для каждой задачи найдена своя форма и логика, для гостиниц – квадратный модуль, для учебных корпусов – «летящий». Модернистские прообразы, в частности аббатство Ля Туретт, соседствуют с сюжетными отсылками к античному форуму и стое, башне средневекового университета – так же как и с контекстуальными перекличками, встраивающими здания будущего кампуса в ландшафт городских холмов с их доминантами, высоких склонов, речной панорамы, кварталов городского центра и ННГУ.
Опровержение и сравнение: конкурс красноярского театра
Начали писать опровержение – ошиблись, при рассказе о проекте Wowhaus, который занял 1 место, с оценкой объема сохраняемых конструкций, из-за недостатка презентационных материалов – а к опровержению добавилось сравнение с другими призерами, и другие проекты большинства финалистов. Так что получился обзор всего конкурса. Тут, помимо разбора сохраняемых разными авторами частей, можно рассмотреть проекты бюро ASADOV, ПИ «Арена» и «Четвертого измерения». Два последних старое здание не сохраняют.
Модернизм в авангарде
Конкурсное предложение «Студии 44» для красноярского театра оперы и балета – во всех смыслах яркое, а во многом даже провокационное, ну почти как современный спектакль. По смыслу культурно-контекстуально, по ощущениям эпатажно. Сначала поражаешься повсеместно-красному цвету, потом разбираешься в живописном скоплении объемов, между которыми распределено множество функций. И только затем понимаешь, что в этом конгломерате спрятано старое модернистское здание, которое архитекторы сохраняют в значительной части.
Каменная рубашка
Градсовет Петербурга рассмотрел корректировку фасадов дома «Студии 44» на углу Карповки и Каменноостровского проспекта. Проекту исполнилось 10 лет, строительство в самом разгаре, а эксперты обсуждали изменение окон, кровли, материала облицовки и некоторые другие детали – например, перпендикулярность курдонеров.
Палисады в Мытном дворе
На прошлой неделе градсовет Петербурга рассмотрел проект застройки территории Мытного двора, подготовленный «Студией 44». Исторические здания отреставрируют, утраченные восстановят, а на месте складов появятся новые четырехэтажные дома. Проект приняли тепло, вопросы у экспертов вызвало только примыкание к Овсянниковскому саду и высота, показавшаяся слишком скромной.
Градсовет Петербурга 25.01.2023
Для Пироговской набережной «Студия 44» предложила белоснежный дом с тремя ризалитами и каскадом террас. Эксперты разбирались, что в проекте перевешивает: вид на воду или критическая близость к шестиполосной магистрали.
Жизнь железа
Здание выксунского музея металлургии в проекте Никиты Явейна и Сергея Падалко – как гравицапа: оно рассчитано на естественное старение железа, то есть будет постепенно ржаветь, – но использует передовой тип конструкции, основанный на способности металла к растяжению. Планируется строить из труб и прокатной стали ОМК, так же как и из кирпича вторичного использования.
Место памяти
Первое место в конкурсе на концепцию развития парка Победы в Мурманске занял консорциум Мастерской Лызлова и бюро Свобода. Рассказываем об итогах конкурса и публикуем проекты пяти финалистов.
Градсовет Петербурга 26.04.2022
Градсовет обсудил два масштабных проекта северной столицы: застройку второй половины намыва Васильевского острова жилыми кварталами и перенос основной части Санкт-Петербургского государственного университета в город Пушкин.
Святилище книг
После реконструкции и реставрации по проекту «Студии 44» здание Публичной библиотеки имени Маяковского приобрело современную техническую начинку и в то же время стало ближе к своему подлинному облику – тех времен, когда оно было частью подворья Троице-Сергиевой лавры.
Буян и суд
Новость об отмене парка Тучков буян уже неделю занимает умы петербуржцев. В отсутствие каких-либо серьезных подробностей, мы поговорили о ситуации с архитекторами парка и судебного квартала: Никитой Явейном и Евгением Герасимовым.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Стереометрическое построение
Конкурсный проект здания уфимского музея современного искусства от «Студии 44» Никиты Явейна был решен в характерном для бюро духе мега-высказывания: гигантские консольные выносы, соединенные шарниром атриума, декларируют победу инженерного замысла над тяготением, а простота исходной геометрии, где все линии пересекаются под углами, кратными 30°, в трех измерениях складывается в сложную ажурную конструкцию.
Истинное Зодчество: лауреаты 2021
Хрустальный Дедал достался Николаю Шумакову, президенту САР и СМА и главному архитектору Метрогипространса, за станции БКЛ Авиамоторная, Лефортово, Электрозаводская. Премию Татлин решили не присуждать.
Анализ и синтез
Проект ЖК «Красин», предназначенный для исторического центра Петербурга и расположенный в очень ответственном месте: рядом с Горным институтом Воронихина, но на границе с промышленным городом, – стал результатом тщательного анализа специфики исторической застройки Васильевского острова и последующего синтеза с уклонением от прямой стилизации, но формированием узнаваемого силуэта, созвучного «старому городу».
Из агоры в хаб
Публикуем фрагмент из книги «Музей: архитектурная история», посвященный современным формам институции: музей как агломерация, хаб, фабрика или проун.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Похожие статьи
Новая жизнь гиганта
Zaha Hadid Architects выиграли конкурс на разработку проекта нового паромного терминала в Риге. Под него реконструируют старый портовый склад.
Три глыбы
Конкурс на проект музеев современного искусства и естественной истории, а также Парка искусства и культуры в Подгорице выиграла команда во главе с бюро a-fact.
Переплетение учебы и жизни
Кампус Китайской академии искусства в Лянчжу по проекту пекинского бюро FCJZ рассчитан на творческое взаимодействие студентов с архитектурой.
Тайный британец
Дом называется «Маленькая Франция». Его композиция – петербургская, с дворцовым парадным двором. Декор на грани египетских лотосов, акротериев неогрек и шестеренок тридцатых годов; уступчатые простенки готические, силуэт центральной части британский. Довольно интересно рассматривать его детали, делая попытки понять, какому направлению они все же принадлежат. Но в контекст 20 линии Васильевского острова дом вписался «как влитой», его протяженные крылья неплохо держат фасадный фронт.
Сама скромность
Общественный центр по проекту Graal Architecture в коммуне Бейн недалеко от Парижа идеально вписан в холмистый ландшафт.
Семейное сходство
Бюро CoBe Architecture et Paysage разработало планировку сектора E Олимпийской деревни-2024 в пригороде Парижа и в качестве визуального и конструктивного ориентиров для партнеров реализовало здесь три жилых корпуса.
Среди дюн и кораллов
Гостиинца Ummahat 9-3 построена по проекту Кэнго Кумы на одноименном острове, принадлежащем Саудовской Аравии, в Красном море. Составляющие ее виллы мимикрируют под песчаные дюны и коралловые рифы.
Источник знаний
Новое здание средней школы в Марселе по проекту Panorama Architecture удачно трактует на первый взгляд очевидный образ раскрытой книги.
«Судьбоносный» музей
В шотландском Перте завершилась реконструкция городского зала собраний по проекту нидерландского бюро Mecanoo: в обновленном историческом здании открылся музей.
Кораблик на канале
Комплекс VrijHaven, спроектированный для бывшей промзоны на юго-западе Амстердама, напоминает корабль, рассекающий носом гладь канала.
Острог у реки
Бюро ASADOV разработало концепцию микрорайона для центра Кемерово. Суровому климату и монотонным будням архитекторы противопоставили квартальный тип застройки с башнями-доминантами, хорошую инсолированность, детализированные на уровне глаз человека фасады и событийное программирование.
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.
В центре – полукруг
Бюро Atelier Delalande Tabourin реконструировало здание правительства региона Центр–Долина Луары в Орлеане. Главным мотивом проекта стали заданные планировкой зала заседаний полукруг и круг.
Технологии и материалы
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Жилой комплекс «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Сейчас на главной
Купол-библиотека
Концептуальная библиотека в уезде Лунъю на востоке Китая задумана авторами, HCCH Studio, как эксперимент по соединению традиционных методов строительства и современных форм.
Альпийская горка
Микропроект от бюро KIDZ: корнер цветочного магазина в петербургском фудкорте, который соединяет технологичность и красоту природной несовершенности.
NEXT 2024: новая десятка
Спецпроект АРХ Москвы для молодых архитекторов NEXT пройдет уже в 15-й раз. Организаторы, во главе с куратором этого года, основателем бюро p.m. (personal message) Пабло Джонаттаном Пухно Бермео привнесли изменения: участников выбирали с помощью всероссийского конкурса, половина из них – не москвичи, а благодаря «Архитайлу» появился призовой фонд. Рассказываем, почему NEXT обязательно стоит посетить.
Точка опоры
Архитекторы АБ «Остоженка» спроектировали, практически на бровке склона над Окой в Нижнем Новгороде, две удивительные башни. Они стоят на кортеновых «ногах» 10-метровой высоты, с каждого этажа раскрывают панорамы на реку и на город; все общественные пространства, включая коридоры, получают естественный свет. Тут масса решений, нетиповых для жилой рутины нашего времени. Между тем, хотя они и восходят к типологическим поискам семидесятых, все переосмыслены в современном ключе. Восхищаемся Veren Group как заказчиком – только так и надо делать «уникальный продукт» – и рассказываем, как именно устроены башни.
Василий Бычков: «У меня два правила – установка на...
Арх Москва начнется 22 мая, и многие понимают ее как главное событие общественно-архитектурной жизни, готовятся месяцами. Мы поговорили с организатором и основателем выставки, Василием Бычковым, руководителем компании «Экспо-парк Выставочные проекты»: о том, как устроена выставка и почему так успешна.
Кристалл смотрит на вас
Прямо сейчас в Музее архитектуры началась Ночь музеев. Ее самая свежая новинка – «Кристалл представления» – объект Сергея Кузнецова, Ивана Грекова и компании КРОСТ, установленный во дворе. Он переливается светом, поет, он способен реагировать на приближение человека, и кто еще знает, на что еще.
Безопасное пространство
Для клиники доказательной психотерапии мастерская Lo design создала обволакивающий монохромный интерьер, который соединяет черты ваби-саби и ретрофутуризма. Наполненные предметами искусства и декора кабинеты отличаются по настроению и помогают выйти за рамки привычного мышления.
Влад Савинкин: «Выставка как «маленькая жизнь»
АРХ МОСКВА все ближе. Мы поговорили с многолетним куратором выставки, архитектором, руководителем профиля «Дизайн среды» Института бизнеса и дизайна Владиславом Савинкиным о том, как участвовать в выставках, чтобы потом не было мучительно больно за бесцельно потраченные время и деньги.
Диалог культур на острове
Этим летом стартует бронирование номеров в спроектированной BIG гостинице сети NOT A HOTEL на острове Сагисима во Внутреннем Японском море. Строительство отеля должно начаться чуть позже.
Пресса: АрхМосква: десять архитектурных бюро-финалистов NEXT...
На следующей неделе начнется выставка архитектуры и дизайна АРХ МОСКВА. Темой этого года стала «ПОЛЬЗА». Рассказываем про десять молодых архитектурных бюро, возраст которых не превышает 10 лет, а также про их мечты и видение будущего архитектуры. Проекты этих бюро стали финалистами спецпроекта выставки NEXT 2024 и будут представлять свои «полезные» разработки в Гостином дворе с 22 по 25 мая. Защита финалистов и объявление победителя состоится 23 мая в 13:00 в Амфитеатре.
Место под солнцем
Две виллы в Сочи по проекту бюро ArchiNOVA: одна «средиземноморская» со ставнями и черепицей для заказчиков из Санкт-Петербурга, вторая – минималистичная с панорамным обзором на горы и море.
Новая жизнь гиганта
Zaha Hadid Architects выиграли конкурс на разработку проекта нового паромного терминала в Риге. Под него реконструируют старый портовый склад.
Три глыбы
Конкурс на проект музеев современного искусства и естественной истории, а также Парка искусства и культуры в Подгорице выиграла команда во главе с бюро a-fact.
Переплетение учебы и жизни
Кампус Китайской академии искусства в Лянчжу по проекту пекинского бюро FCJZ рассчитан на творческое взаимодействие студентов с архитектурой.
Улица как смысл
В рамках воркшопа, который Do buro проводило совместно с Обществом Архитекторов в центре «Зотов», участники переосмысляли одну из улиц Осташкова, формируя новые центры притяжения. Все они тесно связаны с традициями места: чайный домик, бани, оранжереи, а также кожевенная мастерская, место для чистки рыбы и полоскания белья.
Ледяная пикселизация
Конкурсный проект омского аэропорта от Nefa Architects восходит к предложению тех же авторов, выигравшему конкурс 2018 года. В его лаконичных решениях присутствует оммаж омскому модернизму, но этот, вполне серьезный, пластический посыл соседствует с актуальным для нашего времени игровым: архитекторы сопоставляют предложенную ими форму со снежной или ледяной крепостью.
Ивановский протон
В Рабочем поселке Иваново по соседству с университетским кампусом планируют открыть общественно-деловой центр, спроектированный мастерской p.m. (personal message). В основе концепции – идея стыковки космических аппаратов.
Памяти Юрия Земцова
Петербургский архитектор, которого помнят как безусловного профессионала, опытного мастера работы с историческим контекстом и обаятельного преподавателя.
Тайный британец
Дом называется «Маленькая Франция». Его композиция – петербургская, с дворцовым парадным двором. Декор на грани египетских лотосов, акротериев неогрек и шестеренок тридцатых годов; уступчатые простенки готические, силуэт центральной части британский. Довольно интересно рассматривать его детали, делая попытки понять, какому направлению они все же принадлежат. Но в контекст 20 линии Васильевского острова дом вписался «как влитой», его протяженные крылья неплохо держат фасадный фронт.
Сама скромность
Общественный центр по проекту Graal Architecture в коммуне Бейн недалеко от Парижа идеально вписан в холмистый ландшафт.
Озерная история
Для конкурса на омский аэропорт в Фёдоровке нижегородское бюро ГОРА предложило, кажется, самую оригинальную мотивацию контекста: архитекторы сравнивают свой вариант терминала с «пятым озером» из легенды – тем «потаенным», которое открывается не всякому. В данном случае, если бы аэропорт так и построили, «озеро» можно было бы увидеть из окна самолета как блеск зеркальной кровли, отражающей небо. Очень романтично.
Памятный круг
В Петербурге крупный конкурс: 12 местных бюро борются за право проектировать мемориальный комплекс Ленинградской битвы. Мы сходили на выставку, где представлены эскизы, и поймали дежавю – там многое напоминает о несостоявшемся музее блокады.
Бетон, проволока и калька
Можно ли стать художником, получив образование и опыт работы архитектора? Узнали у Даниила Пирогова, окончившего Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет.
Семейное сходство
Бюро CoBe Architecture et Paysage разработало планировку сектора E Олимпийской деревни-2024 в пригороде Парижа и в качестве визуального и конструктивного ориентиров для партнеров реализовало здесь три жилых корпуса.
Мечта в движении: между утопией и реальностью
Исследование истории проектирования и строительства монорельсов в разных странах, но с фокусом мечты о новой мобильности в СССР, сделанное Александром Змеулом для ГЭС-2, переросло в довольно увлекательный ретро-футуристический рассказ о Москве шестидесятых, выстроенный на противопоставлениях. Публикуем целиком.