English version

Парк чувств

Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru
Проект:
Романтический парк «Тучков буян»
Россия, Санкт-Петербург

Авторский коллектив:
Консорциум в составе Архитектурного бюро «Студия 44» (лидер консорциума) и WEST 8 (Нидерланды)
 
Архитектурное бюро «Студия 44»: Никита Явейн, Евгений Новосадюк, Алёна Амелькович, Вера Бурмистрова, Елена Криштопчик, Андрей Патрикеев, Илья Григорьев, Анна Кузнецова, Маргарита Фомина, Борис Немцев, Ольга Кабаева, Антон Яр-Скрябин, Людмила Лихачева, Павел Блинов, Андрей Гресь, Андрей Карсаков, Александр Загарских, Сергей Богданов, Геннадий Шелухин

WEST 8: Adriaan Geuse, Edzo Bindels, Inna Tsoraeva, Emanuel Paladin, Laura Font Galard, Nazar Dutko, Harm te Velde, Dilbar Sharipova, Pieter Rier, Christian Dobrick, Ronald van Nugteren, Zilia Mingazova, Aditiya Athreya Rao, Eleni Danai Papadogianni.

Team Derevopark: Andrey Kochetkov, Nikolay Berzuk, Kristina Shreter, Tamara Pavlova, Alexander Leontiev

Landscape Consultancy: Tiasiya Volftrub

2019 — 2020
Проект-победитель конкурса на концепию превращения восточной части Ватного острова, более известного как «Тучков буян», в парк, разработан «Студией 44» Никиты Явейна совместно с голландским WEST 8 Адриана Гёзе. Первые отвечали за архитетуру, вторые за ландшафт. Консорциум авторов, давно зарекомендовавших себя: «Студия 44» – известнейшее бюро Петербурга, авторы значимых общественных заний: музеев, вокзалов, школ и универститетов, с широкой географией работ. WEST 8 много лет работают в России, в Петербурге они реализовали парк Новая Голландия, для Москвы разработали программу благоустройства Тверской улицы между Кремлем и Садовым кольцом.

Задача конкурса была, впрочем, не из простых: парк в самом центре города, напротив Зимнего дворца, на месте, где с 2009 года проектировали последовательно «Набережную Европы», затем Судебный квартал, планируя перенести сюда все главные суды из Москвы; строительство последнего было начато, от него остались субструкции подземной парковки на 540 автомобилей, занимающие около 2/3 площади участка. В северном углу территории почти завершено здание Театра танца Бориса Эйфмана.
Романтический парк «Тучков буян». Генплан
© Студия 44, West 8

Исходные параметры будущего парка, начиная от общей площади (16 га к 13 га) и заканчивая сложным анамнезом, наличием фундамента и значимостью задачи главного – знакового – нового парка города, во многом совпадают с московским «Зарядьем», что не секрет. Плюс берег реки, театр в комплекте, и правительственная инициатива по отмене предшествующего строительства ради парка – все это напоминает московскую историю, добавляет ответственности, которой и так немало из-за прямой видимости с Дворцовой набережной и пешеходной доступности от Биржи, Кунсткамеры и Петропавловки. Соперничество неизбежно: их все равно будут сравнивать. Исходя из ситуации несложно предположить, что парк хотелось сделать не такой, как в Москве, желательно лучше, и, кроме того, для всех: туристов, студентов, жителей Петроградской стороны, посетителей соседних спортивных арен и строящегося театра. Тут, можно сказать, не задача, а целый узел. 
В диалоге с императором
Авторы победившего проекта трактуют свой парк как романтический, или даже Tuchkov park of full sail romantic – в этом состоит основная идеологическая посылка проекта и, в некотором роде, основа его парадоксальности. Петербург город Нового времени, все его сады и парки регулярные, «барочные и классицистические» – казалось бы, образ «романтического» парка в самом центре города противоречит историческому контексту. Однако город Петра сам в свое время противоречил местному природному контексту, – говорят архитекторы, – так что парадокс исторически заложен, только глубже: «Градостроительная воля основателя Санкт-Петербурга преобразовывала местность до неузнаваемости <...> Холмистый рельеф пейзажного парка, волнами ниспадающий к реке, выглядит не менее радикальным нововведением в городской ландшафт». Иными словами воспоминания о Петре I не избежать – но авторы проектируют не «в память» или «в духе», а в диалоге с императором, что довольно смело. Хотя надо признать, Петр Алексеевич сам был человеком парадоксальным, за поперечничество мог и казнить, а мог наградить, если считал дельным.
  • zooming
    1 / 14
    Холмистый искусственный рельеф парка авторы ассоциируют с корабельными парусами. Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    2 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Скульптурная топография
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    3 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Рельеф
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    4 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Планировочные решения и их взаимопроникновения
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    5 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Экология
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    6 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Разнообразная программа парка
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    7 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Биоразнообразие, система парка, контекст
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    8 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Экология
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    9 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Ландшафт
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    10 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Инженерное обеспечение парка
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    11 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Биоразнообразие, система парка, контекст
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    12 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Конструктивные и инженерные решения
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    13 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Устойчивое развитие
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    14 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Экология
    © Студия 44, West 8

Авторы уверены, что именно «романтический парк» необходим современному жителю Петербурга: он позволяет побыть наедине в собой, избегает официоза, изобилует сюрпризами, раскрывается в движении и стремится к открытости. Все это компенсирует особенности города Нового времени, регулярного, предсказуемого в своем построении и шумно-общественного. 
Эмоции
Первый считываемый слой идеи романтического парка – обращение к эмоциям, личным чувствам посетителей парка и работа над их настройкой, подпиткой и разнообразием.
author photo

Никита Явейн, Студия 44

«Существующие парки Петербурга, и даже пригородов – это парки официального поведения. Даже там, где планировка нерегулярная, в том же Михайловском саду, как-то не очень-то присядешь на газон.

Мы, в противовес этому, сделали парк разных состояний и нестандартного поведения: здесь может быть меланхолия, восторг, созерцание, любовь, уединение и общение – камерное или, наоборот, в толпе.

С одной стороны, мы акцентировали петербургские традиции, одна из них – провожать солнце, наш парк ориентирован на наблюдение за закатом. С другой стороны мы стремились дополнить недостающее, дать городу то, чего ему не хватает, в частности, взаимодействия в водой: не всякий дойдет до пляжа у Петропавловской крепости, а в других местах к воде не особенно-то и спустишься. Поэтому наша набережная все время стремится взаимодействовать с Невой, на разных уровнях, от созерцательного до тактильного, вплоть до того, чтобы горожанин мог намочить руки в воде или увидеть, как на амфитеатр заползает льдина – гидрологи сказали, что это должно получиться.

Также важно, что парк, хотя и отгорожен от города в силу своего расположения, в нашем проекте максимально, насколько это возможно, вовлечен в город, включен в него и связан с ним – как множеством видовых точек, так и новыми пешеходными путями. И наконец, он переосмысляет и умножает характерные черты города – раскрывает новые ракурсы, добавляет новые мосты, известно ведь, чем больше в Петербурге мостов, тем лучше. И набережных у нас получается в конечном счете вместо одной две, своего рода «набережная в квадрате».

Генплан с экспликацией. Конкурсная концепция парка «Тучков буян» в Петербурге
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян». Программирование парка
© Студия 44, West 8

Отсюда следует первое отличие от московского «Зарядья»: тот с самого начала позиционировался как парк-собрание ярких впечатлений, контрастных и экзотических, свойственных не столько месту, сколько стране в целом: холод, жара, болото, тундра; мост-смотровая площадка, который никуда не ведет.

В романтическом варианте парка Тучкова буяна акцент смещен с wow-эффекта «аттракциона» на моделирование и активизацию реальных ощущений.
Вода
Речь об ощущениях, в частности, от настоящей реки: закат, панорама, подход к воде и прикосновение к ней – «поцелуй Невы», как его называют архитекторы. Гранитную набережную, которая не имеет статуса ОКН, в нескольких местах трансформируют, приближая к воде, так что она, вероятно, будет затопляться – как в Венеции, но чуть-чуть. Напоминая о жутких наводнениях, которых больше нет, позволяя прикоснуться к стихии в ее современном, усмиренном виде (летом перед амфитеатром запланирована плавучая сцена на понтоне).
Амфитеатр «Поцелуй Невы». Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян». Набережная
© Студия 44, West 8

Важно, что эффект – естественной и происходит от раскрытия природного потенциала места. Та же роль натуральной демонстрации отведена льдинам, которые, может быть, по весне вскарабкаются на порог амфитеатра: не ледоход в Великом Устюге, конечно, а его лайтовая версия, и все же вполне живая демонстрация силы реки. Как будто стихии, затянутой во все мундиры императорской России, сняли галстук, расстегнули пуговку на крахмальном вороте и разрешили побыть без чинов.

Заметим, что ступени амфитеатра в проекте стилизованы под набегающие льдины, обобщенно, но заметно. Можно подумать, что они заранее приноравливаются приютить плиты ледохода.
Один из ключевых сюжетов проекта – созерцание закатов на реке, и панорам города с множества новых ракурсов. Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8

В Зарядье мы, в силу обстоятельств, смотрим на реку не только с высоты в метр-полтора, но еще и из-за стеклянного забора. Здесь – высказана актуальная для современной урбанистики и много обсуждаемая, но пока мало где реализованная в российских столицах идея дать доступ к воде. Высказана достаточно осторожно, что позволяет думать о ней как о реалистичной; в то же время авторы считают идею «поцелуя реки» одним из ключевых сюжетов парка.

Заметим здесь же, что в проекте «Студии 44» нет искусственной воды, кроме фонтана на площади перед оранжереей; тогда как среди других конкурсных предложений фигурировал даже искусственный канал. 
Романтизм как решение
Следующий слой романтического парка – уже не сентиментальный, а метафорический: интеллектальный диалог, направленый на осмысление сил природы, пантеистически понятого Бога и своего отношения к ним, это как минимум. Он свойственен дворцовым паркам, присутствует в них начиная с антикизированных садов в виллах Высокого Возрождения, но в сентиментально-романтическом варианте переживает итоговый пик развития. Практически в то же самое время он исчерпывает себя: по социально-экономическим причинам более актуальными становятся городские сады и бульвары. Позволю себе заметить, что и при Петре I, и в середине XIX века последние не отличаются сложными смысловыми конструкциями, они лишь пауза, отвоеванная социумом у городской застройки; их главный смысл общение, в крайнем случае памятник или фонтан. Но на большее, на срежиссированную смену эмоций, рассчитывать не приходится. В городских парках поселяются цветники, спорт, еда и простые развлечения, аттракционы.

С другой стороны, парковый «бум» последних двадцати лет привел к тому, что программы вновь требуются все более сложные и непохожие на другие. Но даже на фоне своего рода гонки новых решений в сфере благоустройства обращение к идее сентиментельно-романтического парка выглядит смелым решением, поскольку основано на концентрации не только «активностей» (к чему мы уже привыкли), но и требующих осмысления эмоций.
author photo

Адриан Гёзе © Maaike Engels

«Санкт-Петербург хорошо знаком с West 8, на протяжении многих лет мы участвуем в реконструкции острова Новая Голландия. У города особый характер, своя цветовая палитра, свои правила. Петербуржцы романтичные люди. Они приходят с детьми на пикники в парки, приносят санки и коньки, радуются снегу и льду, встречаются, чтобы насладиться концертом или совместным ужином. Парк должен обеспечить всё это для своих посетителей. Он должен стать магнитом для всех, местом, которое позволит не просто только приятно провести время, но и ощутить гордость за свой город.

Как ландшафтные архитекторы, мы обладаем большим опытом создания проектов городских парков мирового класса. Гиперромантичность и драматизм паркового рельефа подчеркивают теплоту и душевность нашего подхода к проекту парка Тучков Буян.

Этот удивительный проект – результат международного сотрудничества.

Думаю, парк прославится красочным древесным покровом древесных крон и лучшими видами панорам Петербурга и его «небесной линии». Современный городской парк также нуждается в интересном календаре событий для всех групп пользователей. Три городских общественных пространства парка (Театральная площадь, Оранжерейная площадь и Большая лужайка) идеально подходят для организации мероприятий в различное время года. Проект парка также формирует новые иконические образы – назовем их «моментами Instagram» – такие как гроты и оранжерейные сады, смотровые площадки и мосты.

Созданный нами парк несомненно может быть реализован – это не просто мечта на бумаге. Мы верим, что этот романтический парк очень скоро встретит своих посетителей».
Холмы, мосты и гроты
Здесь надо заметить, что холмы, мосты и гроты могут лишь на первый взгляд показаться принадлежностью парка «Зарядье»: на самом же деле все это – много более древние элементы ландшафтного искусства, приемы, усложняющие пространство, добавляющие интригу смены ощущений и обстоятельств.

Между тем глядя на форму гротов в проекте вспоминаешь о гром-камне, привезенном из Карелии для постамента Медному всаднику Фальконе.
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8

К кругу старых парковых сюжетов относятся и bellevues – прекрасные виды. В данном случае парк окружен открыточными памятниками, так что добавочные беседки-миловиды не требуются, в их роли выступают новые ракурсы классических пейзажей. Их много. Заметим, здесь мы опять имеем дело лишь с интенсификацией восприятиния данности, как и в случае с рекой.
  • zooming
    1 / 9
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    2 / 9
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    3 / 9
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    4 / 9
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    5 / 9
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    6 / 9
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    7 / 9
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    8 / 9
    Романтический парк «Тучков буян». Культурное наследие
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    9 / 9
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8

Мосты переброшены не вдоль основных дорог, а поперек, акцентируя двухъяусность – сложносочиненность – пространства, и формируя альтернативный путь, который пересекает основной, петляет еще сильнее и в конечном счете подчиняется общему кружению вокруг овала «главной поляны» (овал – любимая фигура Адриана Гёзе, но архитекторы «Студии 44» нашли для него и контекстуальное обоснование: примерно та же фигура прочитывается в плане Алесандровского парка, разбитого в середине XIX века с противоположной стороны от Петропавловской крепости, на месте ее оборонительной насыпи).

Овальную поляну авторы понимают как «зеленый амфитеатр», она наклонена к реке, отсюда тоже раскрываются виды.
Романтический парк «Тучков буян». Зеленый амфитеатр, центральный газон
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8

Гроты освещены зенитными окнами и тоже подчеркивают сложность целого: в хорошей горе, как известно, должна быть пещера, а грот это не только место для того, чтобы охладиться в жаркую погоду или устроить выставку, хотя эти функции предусмотрены – грот напоминает нам об изнанке земли, о том, что под ногами что-то есть и что попадание туда, вниз, может радикально изменить наш взгляд на вещи, что чувствуется при выходе из любой пещеры, реальной или символической. Те же роли есть у холмов и мостов: одни возвышаются, другие парят и соединяют. Это своего рода парковая азбука.
  • zooming
    1 / 4
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    2 / 4
    Романтический парк «Тучков буян». Конструктивные и инженерные решения
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    3 / 4
    Романтический парк «Тучков буян». Ландшафт
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    4 / 4
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8

Необходимая часть романтического парка – руина, в проекте Тучкова буяна соединилась с мостом: один мост, самый основательный, каменный, покрыт «шубой» руста из дикого камня. Именно он ведет от большого водного амфитеатра к театру Эйфмана, именно его видно с главной площади перед Оранжереей.

Ролик-презенция проекта «Романтический парк «Тучков буян»:
 
Оранжерея
Романтический парк как таковой не чужд ориентализма, и при всей естественности живых впечатлений от воды, холмов, деревьев и городских видов – рядом с гротом должна быть оранжерея. Здесь она большая, совмещена с рестораном, обещает фиговые, лимонные и апельсиновые деревья и распределяется в пространстве этаким стеклянно-деревянным архитектоном (не так, как в проекте JV Vogt и Herzog & de Meuron, в виде экспансивной башни, похожей на дворец Советов).
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8

Перед оранжереей – главная площадь, на ней мозаика зеленых вкраплений, зимой планируется каток и рождественская ярмарка. Рядом большая детская площадка, необходимая часть современного парка, с «гипостилем» – лесом полированных стволов. Вот они-то силуэтом, может быть, и напоминают болото, которого в проекте «Студии 44» и WEST 8 нет, и это, вот, пожалуйста, еще одно отличие от Зарядья, где болото вызвало много споров.
Романтический парк «Тучков буян». Секция А-А
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян». Многофункциональная оранжерейная площадь
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8

Как видим, проект совмещает набор элементов парка со сложной программой созерцания-движения-пребывания и давней историей с современными функциями, расположением в центре города и с поправкой некоторую «спрессованность» в пространстве, вызванную, прежде всего, не слишком большой территорией и обоснованно расчетом на смешанную и разнообразную аудиторию. Турист, влюбленный, школьник, посетитель стадиона или театра танца – довольно разные люди. Аудитория становится ключевым элементом проекта, что по нашим временам очень правильно, романтический парк-то и вымер в свое время от отстутствия хорошей, разнообразной и заинтересованной аудитории. Может быть теперь она появилась. 
Аудитория 
Анализ посещаемости парка проделан в проекте со всей тщательностью, с исследованием потоков и составлением «тепловых» схем, напоминающих модели пассажиропотока, примененные «Студией 44» к проекту вокзала в Сочи.
Романтический парк «Тучков буян». Решения по комфортному размещению большего числа посетителей и равномерному распределению нагрузки в разное время года
© Студия 44, West 8

Максимальная концентрация посетителей, согласно расчетам консорциума, – до 18 человек на квадрат 5х5 м, но не больше 3 человек на 1 м2 даже во время мероприятий. Типы посетителей наложены на сценарии, сценарии на времена года и части суток, – цифровая модель сложная и объемная. На ней основаны данные расчетной посещаемости: 30 000 человек в сутки летом, 12 000 зимой, 15 000 в межсезонье. В расчетах еще довольно много тонкостей – нельзя исключать, что в какой-то степени эта дотошность и наглядность в работе с анализом распределения посетителей стала одним из сильных мест проекта и основанием для его победы. В конечном счете правильный анализ аудитории для современного общественного проекта это практически залог успеха.
Романтический парк «Тучков буян». Пользователи
© Студия 44, West 8
Многоликий
В парк, согласно замыслу, можно будет попасть с любой стороны. Но каждая из трех его границ трактована в своем ключе. Со стороны реки все асимметрично и покато. Городская граница, напротив, отмечена «колоннадой-перголой» вдоль улицы Добролюбова – своего рода деревянной стоей, сквозь которую можно пройти в любом месте, но которая обращена к «стройному» городу регулярным, в чем-то даже классицизирующим ритмом. «Колоннада», больше похожая на перголу, ведет вдоль границы улицы Добролюбова к зданию театра Эйфмана – оно, уже почти построенное, с большим портиком, выглядит как агент регулярного классического города, недаром от фасада расходятся три «леблоновских» луча, которые, впрочем, почти сразу же заворачивают, включаясь в общее овально-спиральное движение. Перед театром образуется городская площадь, до некоторой степени противоположная «зеленой» оранжерейной площади по соседству: в начале лучей она окружена амфитеатрами.
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян». Освещение
© Студия 44, West 8

Третья граница треугольного участка примыкает к территории СКК «Юблейный», ее архитекторы рассматривают как логическое продолжение парка и благоустраивают. Улицу Сперанского, которая отделяет «Юбилейный», авторы предлагают сделать проезжей наполовину, превратив со стороны реки в пешеходный бульвар; здесь парк заступает к западу от бульвара небольшими зелеными пространствами другого типа – прямоугольниками лабиринта и фруктового сада.
Открытый городу
Особое внимание уделено транспортной доступности: парк рассматривается как часть «зеленого кольца» центра Петербурга, куда входит и Александровский Адмиралтейский сад, и Летний сад, но прежде всего – ближашие зеленые зоны: территория Юбилейного и Петровский остров, которые рассматриваются как часть парка Тучкова буяна. Авторы предлагают открыть новый выход из станции метро Спортивная, а к Петровскому острову протянуть понтонный мост через реку Ждановку. В проекте также появляется два подземных перехода: в восточной части под Биржевым мостом и площадью Лихачева, к Мытнинской набережной, в западной под Большим проспектом Петроградской стороны. На Биржевом мосту запланирован расширенный тротуар.
  • zooming
    1 / 5
    Романтический парк «Тучков буян». Городской контекст
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    2 / 5
    Романтический парк «Тучков буян». Связь с городом
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    3 / 5
    Романтический парк «Тучков буян». Городской контекст
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    4 / 5
    Романтический парк «Тучков буян». Транспорт
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    5 / 5
    Романтический парк «Тучков буян». Подземный пешеходный переход близ Биржевого моста
    © Студия 44, West 8

На весенней юбилейной выставке «Студии 44» в восточном крыле Главного штаба одним из ее любимых приемов была названа многослойность содержания, которое архитекторы вкладывают в проекты. Помимо основного сюжета и очевидной пластики должно быть что-то еще, и здесь тот самый случай. Парк и сам-то слоистый: невидимые нижние ярусы, холмы с кавернами, мосты между ними – это сверху вниз; от города к поляне и реке – это с севера на юг. Многослойность наблюдается и в главной идее и форме: старая идея сентиментально-романтического парка, настроенная на созерцание, соединяется с современной программой прогулки как постоянного перемещения с «клиповой» сменой картин, разнообразного отдыха и разных форматов общения, и со свежей идеей активации реальных впечатлений вплоть до тактильных. Старая форма грота-пещеры и моста-«руины» соединяется с совершенно современными деревянными конструкциями «нового», «временного» фестивального вида. Наложены друг на друга даже две планировочные сетки: лучевая городская и гибкая овальная парковая. И наконец, сам парк наложен на город новой сетью транспортных, прежде всего пешеходных, связей. Все это получается довольно сложным, особенно во взаимосвязи – но возможно благодаря такому пересечению сюжетов и получится так, что разные посетители найдут в парке каждый что-то свое. Дело за реализацией. 

Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru
Проект:
Романтический парк «Тучков буян»
Россия, Санкт-Петербург

Авторский коллектив:
Консорциум в составе Архитектурного бюро «Студия 44» (лидер консорциума) и WEST 8 (Нидерланды)
 
Архитектурное бюро «Студия 44»: Никита Явейн, Евгений Новосадюк, Алёна Амелькович, Вера Бурмистрова, Елена Криштопчик, Андрей Патрикеев, Илья Григорьев, Анна Кузнецова, Маргарита Фомина, Борис Немцев, Ольга Кабаева, Антон Яр-Скрябин, Людмила Лихачева, Павел Блинов, Андрей Гресь, Андрей Карсаков, Александр Загарских, Сергей Богданов, Геннадий Шелухин

WEST 8: Adriaan Geuse, Edzo Bindels, Inna Tsoraeva, Emanuel Paladin, Laura Font Galard, Nazar Dutko, Harm te Velde, Dilbar Sharipova, Pieter Rier, Christian Dobrick, Ronald van Nugteren, Zilia Mingazova, Aditiya Athreya Rao, Eleni Danai Papadogianni.

Team Derevopark: Andrey Kochetkov, Nikolay Berzuk, Kristina Shreter, Tamara Pavlova, Alexander Leontiev

Landscape Consultancy: Tiasiya Volftrub

2019 — 2020

23 Сентября 2020

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Технологии и материалы
Светлые грани у подножия Монблана
Бюджетный, влагостойкий и удобный облицовочный материал – цементные плиты КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® – стал основой для создания узнаваемого образа центра водных видов спорта в курортном альпийском Салланше.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Сейчас на главной
Традиции энергетики
В Порсгрунне на юге Норвегии по проекту архитекторов Snøhetta построено четвертое здание из их ресурсоэффективной серии Powerhouse: как и три предыдущих, оно произведет за время эксплуатации (минимум 60 лет) больше энергии, чем потратит, включая периоды строительства и демонтажа и даже процесс производства стройматериалов.
Подвижность модульного
В ЖК Discovery ADM architects предложили современную версию структурализма: форма основана на модульных ячейках, которые, плавно выдвигаясь и углубляясь, придают контурам объемов сдержанную гибкость, «дифференцированную» поэлементно. Пластично-ступенчатые фасады «прошиты» золотистыми нитями – они объединяют объемы, подчеркивая рельефность решения.
Наследники трамвая
Офисный комплекс Five в пражском районе Смихов «вырастает» из исторического здания трамвайного депо. Авторы проекта – бюро Qarta Architektura.
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Забег по петле
Образовательный центр и информационный павильон нового района в окрестностях Чэнду связаны красной лентой – эксплуатируемой кровлей с беговой дорожкой по проекту Powerhouse Company.
СПбГАСУ 2020: Архитектурный факультет
Лучшие работы архитектурного факультета СПбГАСУ, созданные под руководством Владимира Линова, Владлена Лявданского и Наталии Новоходской в 2020 году: деревянный жилой комплекс, оздоровительный центр в горах, еще одна история для Кенигсберга и преображение бывшего детского лагеря.
Жизнь на биеннале
Скандинавский павильон на ближайшей венецианской биеннале превратится в экспериментальное жилье-кохаузинг по замыслу норвежских архитекторов Helen & Hard при участии восьми жильцов из их «коммунального» дома в Ставангере.
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Кирпичный узор
Многофункциональный комплекс Theodora House на месте бывшего пивоваренного завода Carlsberg в Копенгагене: в историческом складе архитекторы Adept устроили офисы и пристроили к нему жилые корпуса, восстановив планировку начала XX века.
Архитекторы.рф 2020, часть II
Продолжаем изучать работы выпускников программы Архитекторы.рф 2020 года: стратегия для пасмурных городов, рабочие места в спальных районах, эссе о демократическом подходе к проектированию, а также концепции развития для территорий Архангельска и Воронежа.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Зеленые ступени наверх
В 400-метровых парных башнях для нового бизнес-комплекса на юге Китая Zaha Hadid Architects предусмотрели террасные сады, связывающие небоскреб с окружением.
Архитекторы.рф 2020
Изучаем работы выпускников второго потока программы Архитекторы.рф. В первой подборке: уберизация школ, Верхневолжский парк руин, а также регламент для застройки Купецкой слободы и план развития реликтового бора.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Умерла Зоя Харитонова
Соавтор Алексея Гутнова, одна из тех архитекторов, кто стоял у истоков группы НЭР. Среди ее работ – многофункциональный жилой район в Сокольниках и превращение Старого Арбата в пешеходную улицу.
Умер Виктор Логвинов
Архитектор и юрист, увлеченный «зеленой архитектурой» и отдавший больше 30 лет защите корпоративных прав архитектурного сообщеcтва в рамках своей деятельности в Союзе архитекторов. Один из авторов закона «Об архитектурной деятельности».
Походные условия
Конгресс-центр Китайского предпринимательского форума в Ябули на северо-востоке КНР по проекту пекинского бюро MAD вдохновлен образами туристической палатки и доверительной беседы бизнесменов у костра.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Динамика проспекта
На Ленинградском проспекте недалеко от метро Сокол завершено строительство БЦ класса А Alcon II. ADM architects решили главный фасад как три объемные ленты: напряженный трафик проспекта как будто «всколыхнул» материю этажей крупными волнами.
Кирпич и золото
Новый кинотеатр в Каоре на юге Франции по проекту бюро Антонио Вирга восстановил историческую структуру городской площади, где при этом был создан зеленый «оазис».
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Каменные профили
В Цюрихе завершено строительство нового корпуса Кунстхауса, крупнейшего художественного музея Швейцарии. Авторы проекта – берлинский филиал бюро Дэвида Чипперфильда.
Пароход у причала
Апарт-отель, похожий на корабль с широкими палубами, спроектирован для участка на берегу Химкинского водохранилища в Южном Тушино. Дом-пароход, ориентированный на воду и Северный речной вокзал, словно «готовится выйти в плавание».
Не кровля, а швейцарский нож
Ландшафтное бюро Landprocess из Бангкока превратило крышу одного из старейших университетов Таиланда в городской огород, совмещенный с общественным пространством и резервуарами для хранения дождевой воды.
Магия ритма, или орнамент как тема
ЖК Veren place Сергея Чобана в Петербурге – эталонный дом для встраивания в исторический город и один из примеров реализация стратегии, представленной автором несколько лет назад в совместной с Владимиром Седовым книге «30:70. Архитектура как баланс сил».
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.
Ваши бревна пахнут ладаном
По любезному разрешению издательства Garage публикуем две главы из книги Николая Малинина «Современный русский деревянный дом»: главу о девяностых и резюме типологии современного деревянного частного дома.