English version

Парк чувств

Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Проект:
Романтический парк «Тучков буян»
Россия, Санкт-Петербург

Авторский коллектив:
Консорциум в составе Архитектурного бюро «Студия 44» (лидер консорциума) и WEST 8 (Нидерланды)
 
Архитектурное бюро «Студия 44»: Никита Явейн, Евгений Новосадюк, Алёна Амелькович, Вера Бурмистрова, Елена Криштопчик, Андрей Патрикеев, Илья Григорьев, Анна Кузнецова, Маргарита Фомина, Борис Немцев, Ольга Кабаева, Антон Яр-Скрябин, Людмила Лихачева, Павел Блинов, Андрей Гресь, Андрей Карсаков, Александр Загарских, Сергей Богданов, Геннадий Шелухин

WEST 8: Adriaan Geuse, Edzo Bindels, Inna Tsoraeva, Emanuel Paladin, Laura Font Galard, Nazar Dutko, Harm te Velde, Dilbar Sharipova, Pieter Rier, Christian Dobrick, Ronald van Nugteren, Zilia Mingazova, Aditiya Athreya Rao, Eleni Danai Papadogianni.

Team Derevopark: Andrey Kochetkov, Nikolay Berzuk, Kristina Shreter, Tamara Pavlova, Alexander Leontiev

Landscape Consultancy: Tiasiya Volftrub

2019 — 2020
0 Проект-победитель конкурса на концепию превращения восточной части Ватного острова, более известного как «Тучков буян», в парк, разработан «Студией 44» Никиты Явейна совместно с голландским WEST 8 Адриана Гёзе. Первые отвечали за архитетуру, вторые за ландшафт. Консорциум авторов, давно зарекомендовавших себя: «Студия 44» – известнейшее бюро Петербурга, авторы значимых общественных заний: музеев, вокзалов, школ и универститетов, с широкой географией работ. WEST 8 много лет работают в России, в Петербурге они реализовали парк Новая Голландия, для Москвы разработали программу благоустройства Тверской улицы между Кремлем и Садовым кольцом.

Задача конкурса была, впрочем, не из простых: парк в самом центре города, напротив Зимнего дворца, на месте, где с 2009 года проектировали последовательно «Набережную Европы», затем Судебный квартал, планируя перенести сюда все главные суды из Москвы; строительство последнего было начато, от него остались субструкции подземной парковки на 540 автомобилей, занимающие около 2/3 площади участка. В северном углу территории почти завершено здание Театра танца Бориса Эйфмана.
Романтический парк «Тучков буян». Генплан
© Студия 44, West 8

Исходные параметры будущего парка, начиная от общей площади (16 га к 13 га) и заканчивая сложным анамнезом, наличием фундамента и значимостью задачи главного – знакового – нового парка города, во многом совпадают с московским «Зарядьем», что не секрет. Плюс берег реки, театр в комплекте, и правительственная инициатива по отмене предшествующего строительства ради парка – все это напоминает московскую историю, добавляет ответственности, которой и так немало из-за прямой видимости с Дворцовой набережной и пешеходной доступности от Биржи, Кунсткамеры и Петропавловки. Соперничество неизбежно: их все равно будут сравнивать. Исходя из ситуации несложно предположить, что парк хотелось сделать не такой, как в Москве, желательно лучше, и, кроме того, для всех: туристов, студентов, жителей Петроградской стороны, посетителей соседних спортивных арен и строящегося театра. Тут, можно сказать, не задача, а целый узел. 
В диалоге с императором
Авторы победившего проекта трактуют свой парк как романтический, или даже Tuchkov park of full sail romantic – в этом состоит основная идеологическая посылка проекта и, в некотором роде, основа его парадоксальности. Петербург город Нового времени, все его сады и парки регулярные, «барочные и классицистические» – казалось бы, образ «романтического» парка в самом центре города противоречит историческому контексту. Однако город Петра сам в свое время противоречил местному природному контексту, – говорят архитекторы, – так что парадокс исторически заложен, только глубже: «Градостроительная воля основателя Санкт-Петербурга преобразовывала местность до неузнаваемости <...> Холмистый рельеф пейзажного парка, волнами ниспадающий к реке, выглядит не менее радикальным нововведением в городской ландшафт». Иными словами воспоминания о Петре I не избежать – но авторы проектируют не «в память» или «в духе», а в диалоге с императором, что довольно смело. Хотя надо признать, Петр Алексеевич сам был человеком парадоксальным, за поперечничество мог и казнить, а мог наградить, если считал дельным.
  • zooming
    1 / 14
    Холмистый искусственный рельеф парка авторы ассоциируют с корабельными парусами. Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    2 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Скульптурная топография
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    3 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Рельеф
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    4 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Планировочные решения и их взаимопроникновения
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    5 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Экология
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    6 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Разнообразная программа парка
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    7 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Биоразнообразие, система парка, контекст
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    8 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Экология
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    9 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Ландшафт
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    10 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Инженерное обеспечение парка
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    11 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Биоразнообразие, система парка, контекст
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    12 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Конструктивные и инженерные решения
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    13 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Устойчивое развитие
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    14 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Экология
    © Студия 44, West 8

Авторы уверены, что именно «романтический парк» необходим современному жителю Петербурга: он позволяет побыть наедине в собой, избегает официоза, изобилует сюрпризами, раскрывается в движении и стремится к открытости. Все это компенсирует особенности города Нового времени, регулярного, предсказуемого в своем построении и шумно-общественного. 
Эмоции
Первый считываемый слой идеи романтического парка – обращение к эмоциям, личным чувствам посетителей парка и работа над их настройкой, подпиткой и разнообразием.
«Существующие парки Петербурга, и даже пригородов – это парки официального поведения. Даже там, где планировка нерегулярная, в том же Михайловском саду, как-то не очень-то присядешь на газон.

Мы, в противовес этому, сделали парк разных состояний и нестандартного поведения: здесь может быть меланхолия, восторг, созерцание, любовь, уединение и общение – камерное или, наоборот, в толпе.

С одной стороны, мы акцентировали петербургские традиции, одна из них – провожать солнце, наш парк ориентирован на наблюдение за закатом. С другой стороны мы стремились дополнить недостающее, дать городу то, чего ему не хватает, в частности, взаимодействия в водой: не всякий дойдет до пляжа у Петропавловской крепости, а в других местах к воде не особенно-то и спустишься. Поэтому наша набережная все время стремится взаимодействовать с Невой, на разных уровнях, от созерцательного до тактильного, вплоть до того, чтобы горожанин мог намочить руки в воде или увидеть, как на амфитеатр заползает льдина – гидрологи сказали, что это должно получиться.

Также важно, что парк, хотя и отгорожен от города в силу своего расположения, в нашем проекте максимально, насколько это возможно, вовлечен в город, включен в него и связан с ним – как множеством видовых точек, так и новыми пешеходными путями. И наконец, он переосмысляет и умножает характерные черты города – раскрывает новые ракурсы, добавляет новые мосты, известно ведь, чем больше в Петербурге мостов, тем лучше. И набережных у нас получается в конечном счете вместо одной две, своего рода «набережная в квадрате».

Генплан с экспликацией. Конкурсная концепция парка «Тучков буян» в Петербурге
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян». Программирование парка
© Студия 44, West 8

Отсюда следует первое отличие от московского «Зарядья»: тот с самого начала позиционировался как парк-собрание ярких впечатлений, контрастных и экзотических, свойственных не столько месту, сколько стране в целом: холод, жара, болото, тундра; мост-смотровая площадка, который никуда не ведет.

В романтическом варианте парка Тучкова буяна акцент смещен с wow-эффекта «аттракциона» на моделирование и активизацию реальных ощущений.
Вода
Речь об ощущениях, в частности, от настоящей реки: закат, панорама, подход к воде и прикосновение к ней – «поцелуй Невы», как его называют архитекторы. Гранитную набережную, которая не имеет статуса ОКН, в нескольких местах трансформируют, приближая к воде, так что она, вероятно, будет затопляться – как в Венеции, но чуть-чуть. Напоминая о жутких наводнениях, которых больше нет, позволяя прикоснуться к стихии в ее современном, усмиренном виде (летом перед амфитеатром запланирована плавучая сцена на понтоне).
Амфитеатр «Поцелуй Невы». Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян». Набережная
© Студия 44, West 8

Важно, что эффект – естественной и происходит от раскрытия природного потенциала места. Та же роль натуральной демонстрации отведена льдинам, которые, может быть, по весне вскарабкаются на порог амфитеатра: не ледоход в Великом Устюге, конечно, а его лайтовая версия, и все же вполне живая демонстрация силы реки. Как будто стихии, затянутой во все мундиры императорской России, сняли галстук, расстегнули пуговку на крахмальном вороте и разрешили побыть без чинов.

Заметим, что ступени амфитеатра в проекте стилизованы под набегающие льдины, обобщенно, но заметно. Можно подумать, что они заранее приноравливаются приютить плиты ледохода.
Один из ключевых сюжетов проекта – созерцание закатов на реке, и панорам города с множества новых ракурсов. Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8

В Зарядье мы, в силу обстоятельств, смотрим на реку не только с высоты в метр-полтора, но еще и из-за стеклянного забора. Здесь – высказана актуальная для современной урбанистики и много обсуждаемая, но пока мало где реализованная в российских столицах идея дать доступ к воде. Высказана достаточно осторожно, что позволяет думать о ней как о реалистичной; в то же время авторы считают идею «поцелуя реки» одним из ключевых сюжетов парка.

Заметим здесь же, что в проекте «Студии 44» нет искусственной воды, кроме фонтана на площади перед оранжереей; тогда как среди других конкурсных предложений фигурировал даже искусственный канал. 
Романтизм как решение
Следующий слой романтического парка – уже не сентиментальный, а метафорический: интеллектальный диалог, направленый на осмысление сил природы, пантеистически понятого Бога и своего отношения к ним, это как минимум. Он свойственен дворцовым паркам, присутствует в них начиная с антикизированных садов в виллах Высокого Возрождения, но в сентиментально-романтическом варианте переживает итоговый пик развития. Практически в то же самое время он исчерпывает себя: по социально-экономическим причинам более актуальными становятся городские сады и бульвары. Позволю себе заметить, что и при Петре I, и в середине XIX века последние не отличаются сложными смысловыми конструкциями, они лишь пауза, отвоеванная социумом у городской застройки; их главный смысл общение, в крайнем случае памятник или фонтан. Но на большее, на срежиссированную смену эмоций, рассчитывать не приходится. В городских парках поселяются цветники, спорт, еда и простые развлечения, аттракционы.

С другой стороны, парковый «бум» последних двадцати лет привел к тому, что программы вновь требуются все более сложные и непохожие на другие. Но даже на фоне своего рода гонки новых решений в сфере благоустройства обращение к идее сентиментельно-романтического парка выглядит смелым решением, поскольку основано на концентрации не только «активностей» (к чему мы уже привыкли), но и требующих осмысления эмоций.
«Санкт-Петербург хорошо знаком с West 8, на протяжении многих лет мы участвуем в реконструкции острова Новая Голландия. У города особый характер, своя цветовая палитра, свои правила. Петербуржцы романтичные люди. Они приходят с детьми на пикники в парки, приносят санки и коньки, радуются снегу и льду, встречаются, чтобы насладиться концертом или совместным ужином. Парк должен обеспечить всё это для своих посетителей. Он должен стать магнитом для всех, местом, которое позволит не просто только приятно провести время, но и ощутить гордость за свой город.

Как ландшафтные архитекторы, мы обладаем большим опытом создания проектов городских парков мирового класса. Гиперромантичность и драматизм паркового рельефа подчеркивают теплоту и душевность нашего подхода к проекту парка Тучков Буян.

Этот удивительный проект – результат международного сотрудничества.

Думаю, парк прославится красочным древесным покровом древесных крон и лучшими видами панорам Петербурга и его «небесной линии». Современный городской парк также нуждается в интересном календаре событий для всех групп пользователей. Три городских общественных пространства парка (Театральная площадь, Оранжерейная площадь и Большая лужайка) идеально подходят для организации мероприятий в различное время года. Проект парка также формирует новые иконические образы – назовем их «моментами Instagram» – такие как гроты и оранжерейные сады, смотровые площадки и мосты.

Созданный нами парк несомненно может быть реализован – это не просто мечта на бумаге. Мы верим, что этот романтический парк очень скоро встретит своих посетителей».
Холмы, мосты и гроты
Здесь надо заметить, что холмы, мосты и гроты могут лишь на первый взгляд показаться принадлежностью парка «Зарядье»: на самом же деле все это – много более древние элементы ландшафтного искусства, приемы, усложняющие пространство, добавляющие интригу смены ощущений и обстоятельств.

Между тем глядя на форму гротов в проекте вспоминаешь о гром-камне, привезенном из Карелии для постамента Медному всаднику Фальконе.
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8

К кругу старых парковых сюжетов относятся и bellevues – прекрасные виды. В данном случае парк окружен открыточными памятниками, так что добавочные беседки-миловиды не требуются, в их роли выступают новые ракурсы классических пейзажей. Их много. Заметим, здесь мы опять имеем дело лишь с интенсификацией восприятиния данности, как и в случае с рекой.
  • zooming
    1 / 9
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    2 / 9
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    3 / 9
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    4 / 9
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    5 / 9
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    6 / 9
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    7 / 9
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    8 / 9
    Романтический парк «Тучков буян». Культурное наследие
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    9 / 9
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8

Мосты переброшены не вдоль основных дорог, а поперек, акцентируя двухъяусность – сложносочиненность – пространства, и формируя альтернативный путь, который пересекает основной, петляет еще сильнее и в конечном счете подчиняется общему кружению вокруг овала «главной поляны» (овал – любимая фигура Адриана Гёзе, но архитекторы «Студии 44» нашли для него и контекстуальное обоснование: примерно та же фигура прочитывается в плане Алесандровского парка, разбитого в середине XIX века с противоположной стороны от Петропавловской крепости, на месте ее оборонительной насыпи).

Овальную поляну авторы понимают как «зеленый амфитеатр», она наклонена к реке, отсюда тоже раскрываются виды.
Романтический парк «Тучков буян». Зеленый амфитеатр, центральный газон
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8

Гроты освещены зенитными окнами и тоже подчеркивают сложность целого: в хорошей горе, как известно, должна быть пещера, а грот это не только место для того, чтобы охладиться в жаркую погоду или устроить выставку, хотя эти функции предусмотрены – грот напоминает нам об изнанке земли, о том, что под ногами что-то есть и что попадание туда, вниз, может радикально изменить наш взгляд на вещи, что чувствуется при выходе из любой пещеры, реальной или символической. Те же роли есть у холмов и мостов: одни возвышаются, другие парят и соединяют. Это своего рода парковая азбука.
  • zooming
    1 / 4
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    2 / 4
    Романтический парк «Тучков буян». Конструктивные и инженерные решения
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    3 / 4
    Романтический парк «Тучков буян». Ландшафт
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    4 / 4
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8

Необходимая часть романтического парка – руина, в проекте Тучкова буяна соединилась с мостом: один мост, самый основательный, каменный, покрыт «шубой» руста из дикого камня. Именно он ведет от большого водного амфитеатра к театру Эйфмана, именно его видно с главной площади перед Оранжереей.

Ролик-презенция проекта «Романтический парк «Тучков буян»:
 
Оранжерея
Романтический парк как таковой не чужд ориентализма, и при всей естественности живых впечатлений от воды, холмов, деревьев и городских видов – рядом с гротом должна быть оранжерея. Здесь она большая, совмещена с рестораном, обещает фиговые, лимонные и апельсиновые деревья и распределяется в пространстве этаким стеклянно-деревянным архитектоном (не так, как в проекте JV Vogt и Herzog & de Meuron, в виде экспансивной башни, похожей на дворец Советов).
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8

Перед оранжереей – главная площадь, на ней мозаика зеленых вкраплений, зимой планируется каток и рождественская ярмарка. Рядом большая детская площадка, необходимая часть современного парка, с «гипостилем» – лесом полированных стволов. Вот они-то силуэтом, может быть, и напоминают болото, которого в проекте «Студии 44» и WEST 8 нет, и это, вот, пожалуйста, еще одно отличие от Зарядья, где болото вызвало много споров.
Романтический парк «Тучков буян». Секция А-А
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян». Многофункциональная оранжерейная площадь
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8

Как видим, проект совмещает набор элементов парка со сложной программой созерцания-движения-пребывания и давней историей с современными функциями, расположением в центре города и с поправкой некоторую «спрессованность» в пространстве, вызванную, прежде всего, не слишком большой территорией и обоснованно расчетом на смешанную и разнообразную аудиторию. Турист, влюбленный, школьник, посетитель стадиона или театра танца – довольно разные люди. Аудитория становится ключевым элементом проекта, что по нашим временам очень правильно, романтический парк-то и вымер в свое время от отстутствия хорошей, разнообразной и заинтересованной аудитории. Может быть теперь она появилась. 
Аудитория 
Анализ посещаемости парка проделан в проекте со всей тщательностью, с исследованием потоков и составлением «тепловых» схем, напоминающих модели пассажиропотока, примененные «Студией 44» к проекту вокзала в Сочи.
Романтический парк «Тучков буян». Решения по комфортному размещению большего числа посетителей и равномерному распределению нагрузки в разное время года
© Студия 44, West 8

Максимальная концентрация посетителей, согласно расчетам консорциума, – до 18 человек на квадрат 5х5 м, но не больше 3 человек на 1 м2 даже во время мероприятий. Типы посетителей наложены на сценарии, сценарии на времена года и части суток, – цифровая модель сложная и объемная. На ней основаны данные расчетной посещаемости: 30 000 человек в сутки летом, 12 000 зимой, 15 000 в межсезонье. В расчетах еще довольно много тонкостей – нельзя исключать, что в какой-то степени эта дотошность и наглядность в работе с анализом распределения посетителей стала одним из сильных мест проекта и основанием для его победы. В конечном счете правильный анализ аудитории для современного общественного проекта это практически залог успеха.
Романтический парк «Тучков буян». Пользователи
© Студия 44, West 8
Многоликий
В парк, согласно замыслу, можно будет попасть с любой стороны. Но каждая из трех его границ трактована в своем ключе. Со стороны реки все асимметрично и покато. Городская граница, напротив, отмечена «колоннадой-перголой» вдоль улицы Добролюбова – своего рода деревянной стоей, сквозь которую можно пройти в любом месте, но которая обращена к «стройному» городу регулярным, в чем-то даже классицизирующим ритмом. «Колоннада», больше похожая на перголу, ведет вдоль границы улицы Добролюбова к зданию театра Эйфмана – оно, уже почти построенное, с большим портиком, выглядит как агент регулярного классического города, недаром от фасада расходятся три «леблоновских» луча, которые, впрочем, почти сразу же заворачивают, включаясь в общее овально-спиральное движение. Перед театром образуется городская площадь, до некоторой степени противоположная «зеленой» оранжерейной площади по соседству: в начале лучей она окружена амфитеатрами.
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян». Освещение
© Студия 44, West 8

Третья граница треугольного участка примыкает к территории СКК «Юблейный», ее архитекторы рассматривают как логическое продолжение парка и благоустраивают. Улицу Сперанского, которая отделяет «Юбилейный», авторы предлагают сделать проезжей наполовину, превратив со стороны реки в пешеходный бульвар; здесь парк заступает к западу от бульвара небольшими зелеными пространствами другого типа – прямоугольниками лабиринта и фруктового сада.
Открытый городу
Особое внимание уделено транспортной доступности: парк рассматривается как часть «зеленого кольца» центра Петербурга, куда входит и Александровский Адмиралтейский сад, и Летний сад, но прежде всего – ближашие зеленые зоны: территория Юбилейного и Петровский остров, которые рассматриваются как часть парка Тучкова буяна. Авторы предлагают открыть новый выход из станции метро Спортивная, а к Петровскому острову протянуть понтонный мост через реку Ждановку. В проекте также появляется два подземных перехода: в восточной части под Биржевым мостом и площадью Лихачева, к Мытнинской набережной, в западной под Большим проспектом Петроградской стороны. На Биржевом мосту запланирован расширенный тротуар.
  • zooming
    1 / 5
    Романтический парк «Тучков буян». Городской контекст
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    2 / 5
    Романтический парк «Тучков буян». Связь с городом
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    3 / 5
    Романтический парк «Тучков буян». Городской контекст
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    4 / 5
    Романтический парк «Тучков буян». Транспорт
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    5 / 5
    Романтический парк «Тучков буян». Подземный пешеходный переход близ Биржевого моста
    © Студия 44, West 8

На весенней юбилейной выставке «Студии 44» в восточном крыле Главного штаба одним из ее любимых приемов была названа многослойность содержания, которое архитекторы вкладывают в проекты. Помимо основного сюжета и очевидной пластики должно быть что-то еще, и здесь тот самый случай. Парк и сам-то слоистый: невидимые нижние ярусы, холмы с кавернами, мосты между ними – это сверху вниз; от города к поляне и реке – это с севера на юг. Многослойность наблюдается и в главной идее и форме: старая идея сентиментально-романтического парка, настроенная на созерцание, соединяется с современной программой прогулки как постоянного перемещения с «клиповой» сменой картин, разнообразного отдыха и разных форматов общения, и со свежей идеей активации реальных впечатлений вплоть до тактильных. Старая форма грота-пещеры и моста-«руины» соединяется с совершенно современными деревянными конструкциями «нового», «временного» фестивального вида. Наложены друг на друга даже две планировочные сетки: лучевая городская и гибкая овальная парковая. И наконец, сам парк наложен на город новой сетью транспортных, прежде всего пешеходных, связей. Все это получается довольно сложным, особенно во взаимосвязи – но возможно благодаря такому пересечению сюжетов и получится так, что разные посетители найдут в парке каждый что-то свое. Дело за реализацией. 
Проект:
Романтический парк «Тучков буян»
Россия, Санкт-Петербург

Авторский коллектив:
Консорциум в составе Архитектурного бюро «Студия 44» (лидер консорциума) и WEST 8 (Нидерланды)
 
Архитектурное бюро «Студия 44»: Никита Явейн, Евгений Новосадюк, Алёна Амелькович, Вера Бурмистрова, Елена Криштопчик, Андрей Патрикеев, Илья Григорьев, Анна Кузнецова, Маргарита Фомина, Борис Немцев, Ольга Кабаева, Антон Яр-Скрябин, Людмила Лихачева, Павел Блинов, Андрей Гресь, Андрей Карсаков, Александр Загарских, Сергей Богданов, Геннадий Шелухин

WEST 8: Adriaan Geuse, Edzo Bindels, Inna Tsoraeva, Emanuel Paladin, Laura Font Galard, Nazar Dutko, Harm te Velde, Dilbar Sharipova, Pieter Rier, Christian Dobrick, Ronald van Nugteren, Zilia Mingazova, Aditiya Athreya Rao, Eleni Danai Papadogianni.

Team Derevopark: Andrey Kochetkov, Nikolay Berzuk, Kristina Shreter, Tamara Pavlova, Alexander Leontiev

Landscape Consultancy: Tiasiya Volftrub

2019 — 2020

23 Сентября 2020

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Студия 44: другие проекты
Истинное Зодчество: лауреаты 2021
Хрустальный Дедал достался Николаю Шумакову, президенту САР и СМА и главному архитектору Метрогипространса, за станции БКЛ Авиамоторная, Лефортово, Электрозаводская. Премию Татлин решили не присуждать.
Анализ и синтез
Проект ЖК «Красин», предназначенный для исторического центра Петербурга и расположенный в очень ответственном месте: рядом с Горным институтом Воронихина, но на границе с промышленным городом, – стал результатом тщательного анализа специфики исторической застройки Васильевского острова и последующего синтеза с уклонением от прямой стилизации, но формированием узнаваемого силуэта, созвучного «старому городу».
Из агоры в хаб
Публикуем фрагмент из книги «Музей: архитектурная история», посвященный современным формам институции: музей как агломерация, хаб, фабрика или проун.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Никита Явейн о Главном штабе
Видео-лекция – около часа – о проекте реконструкции восточного крыла Главного штаба, который стал основным сюжетом юбилейной выставки архитекторов «Студии 44», на youtube Государственного Эрмитажа.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Поиск стиля
В стремлении найти ответ на давний вопрос о петербургском стиле «Студия 44» соединила контекстуальные аллюзии, современный парафраз северной неоклассики и альтернативный подход к квартальной застройке. Получилось крупно и цельно.
Игорь Явейн. Архитектор транспортных потоков
Олег и Никита Явейны создали сайт про отца – Игоря Явейна: он дает возможность изучить полный архив проектов мастера авангарда, основоположника опередившей свое время теории транспортно-пересадочных узлов, автора книги об архитектуре потоков, актуальной до сих пор.
Театр-город
Вторая очередь Академии танца Бориса Эйфмана выстроена вокруг здания театра, а «крутится» ее пространство вокруг архитектурной сценографии городка-атриума. Получается матрешка: театр в городе, город в театре, и все это школа. Очень эффективный вариант использования пространства.
Как сохранить деревянное: Петербург
«Студия-44» разработала для Санкт-Петербурга Концепцию сохранения памятников деревянной архитектуры. Особенно интересна в ней методика определения ценности зданий, а также параметрическая модель, которая наглядно показывает, что нужно спасать в первую очередь.
Вереница впечатлений
Парк-ожерелье для первой линии намыва Васильевского острова насыщен современными функциями, но обладает регулярной структурой и отсылками к классическим петербургским садам. Проект победил в конкурсе, его планируется реализовать.
Репрезентативная выборка
Семь архитекторов Петербурга – о завершившейся на днях биеннале, защите рынка и открытости, разных поколениях, и о традициях фестиваля, организуемого ОАМ.
Долина знаний
«Студия 44» разработала проект образовательного центра в Сочи, соединив павильонный подход с космическими мотивами, ассоциирующимися с названием центра «Сириус».
Билет на праздник: архитекторы о WAF-2018
В конце ноября прошел очередной фестиваль WAF. На этот раз в Амстердаме. Говорим с восемью российскими участниками, вошедшими в шорт-лист и презентовавшими свои проекты. В том числе и с Никитой Явейном, победителем в номинации Культура-Проект.
Акупунктура городов
На петербургском Культурном форуме архитекторы поговорили о том, какую пользу международные события могут принести городам.
Владимир Фролов: «Стремление к абсолютному комфорту...
В преддверии фестиваля «Зодчество`18» главный редактор журнала «Проект Балтия» Владимир Фролов рассказал о своем кураторском проекте – выставке «Идеал и норма», которую можно будет увидеть в «Манеже» с 19 по 21 ноября
Похожие статьи
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.
Школа особого режима
Престижная Амстердамская британская школа заняла бывший комплекс тюрьмы конца XIX века. Авторы проекта реконструкции – Atelier PRO.
Анализ и синтез
Проект ЖК «Красин», предназначенный для исторического центра Петербурга и расположенный в очень ответственном месте: рядом с Горным институтом Воронихина, но на границе с промышленным городом, – стал результатом тщательного анализа специфики исторической застройки Васильевского острова и последующего синтеза с уклонением от прямой стилизации, но формированием узнаваемого силуэта, созвучного «старому городу».
Преемственность силуэта
Доходный дом «Астория» в центре Стокгольма реконструирован архитекторами 3XN, которые добавили к нему новый корпус со схожим профилем кровли.
От контраста к контексту
Herzog & de Meuron расширили музей Кюпперсмюле в Дуйсбурге – комплекс индустриальной мельницы, который они сами приспособили для устройства экспозиций еще в 1999.
Камертон озера
Новый жилой комплекс в Тюмени спроектирован при участии французских архитекторов, сочетает башню с таунхаусами и домиками на крыше, но прежде всего настроен на озеро, которое способно подарить ощущение загородной жизни.
В кольцах пандусов
Словенские архитекторы ENOTA и косовское бюро OUD+ Architects выиграли конкурс на проект спортивного центра в Приштине.
Длинный дом
Общественный центр по проекту бюро smartvoll должен вернуть оживление в сердце австрийской деревни Гросвайкердорф.
Печатные, но наполовину
В Техасе выставили на продажу дома, возведенные при помощи 3D-принтера. Приобрести высокотехнологичное жилище можно за 745 000 долларов.
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Кирпичный текстиль
На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.
Домики в кронах
Свайные гостевые домики по проекту бюро aoe обеспечивают постояльцам близость к природе и уединение.
Диалектический манифест
Высотный ЖК MOD, строительство которого начато в Марьиной роще рядом с территорией, на которой запланирована штаб-квартира РЖД, откликается на «центральный» контекст будущего городского окружения и в то же время позиционируется авторами как «манифест модернистских минималистичных принципов в архитектуре».
Околоземное пространство
Новый терминал аэропорта в Кемерово «Леонов» построен в «космические» сроки, несмотря на пандемию. Он стал одним из важных элементов стремительного развития города и зримо отразил свое посвящение первому выходу человека в открытый космос, как в интерьерах, так и на фасадах. Его главные «фишки»: эффект звездного неба и открытость.
В дуэте с ареной
Жилой комплекс West Half по проекту ODA в Вашингтоне построен рядом с бейсбольным стадионом и учитывает все аспекты такого соседства, включая свою «роль» в телетрансляциях матчей.
Высотная дактилоскопия
Ламели на фасадах высотного жилого комплекса Arté MK в Куала-Лумпуре по проекту SPARK обеспечивают защиту от солнца днем и декоративную подсветку ночью, а также повторяют узор отпечатка пальца заказчика.
Скелет суккулента
Сотрудники и студенты Штутгартского университета построили павильон с несущей конструкцией из льняного волокна, которая повторяет строение кактуса.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Технологии и материалы
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом корпусов 2.1-2.4 ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
BTicino: сделано в Италии
Компания BTicino, итальянский бренд Группы Legrand, пересмотрела подход к электрике дома и сделала из розеток и выключателей функциональные произведения искусства.
Элегантность, неподвластная времени
Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность.
Топовые BIM-модели Cersanit для интерьера ванной под ключ
BIM-технологии позволяют проектировщикам не только создавать 3D картинку, но и разрабатывать целую базу данных, где будет храниться вся информация об объекте с детальными характеристиками. Виртуальная копия здания хранит всю информацию об изменениях на каждом этапе, помогает поддерживать высокую производительность работы, сокращает время на пересчёт, позволяет детально проработать параметры и размеры блоков.
Золото на голубом – новое прочтение
В постиндустриальном районе Милана завершается строительство делового кластера The Sign. Комплекс станет функциональной и визуальной доминантой района – в нем разместятся множество деловых и общественных зон, а его сияющие золотыми фрагментами фасады будут привлекать внимание издалека. Золото на фасаде – панели ALUCOBOND® naturAL Gold от компании 3A Composites.
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Сейчас на главной
Белее белого
Публикуем последние четыре работы, вошедшие в короткий список конкурса на жилую застройку поселка Соловецкий: DNK.ag, .ket, «План Б» и АБ «Белое».
Ток и торф
Проект-победитель конкурса Малых городов от бюро SOTA: спокойный парк вокруг Стахановского озера в подмосковном Электрогорске
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Две стихии
Еще один проект-победитель конкурса Малых городов от Аб «Вещь!», на этот раз для солнечного Ахтубинска: благоустройство, вдохновленное стихиями воды и воздуха, а также фотогеничный памятник досаждающей мошке.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.
Променад на тракте
Проект-победитель конкурса Малых городов для Клина: длинный променад с точками притяжения, смотровыми площадками и всесезонно активными пространствами.
Школа особого режима
Престижная Амстердамская британская школа заняла бывший комплекс тюрьмы конца XIX века. Авторы проекта реконструкции – Atelier PRO.
Дача от архитектора
Дом.рф подводит промежуточные итоги конкурса на лучшие типовые проекты с использованием деревянных конструкций. Публикуем некоторые из проектов-победителей первой номинации конкурса, благодаря которой уже в следующем году любой желающий сможет построить загородный дом по проекту от мастерской Тотана Кузембаева и десятка других талантливых бюро.
Соль земли
Проект-победитель конкурса Малых городов для Усолья от АБ «Вещь!»: восстановление планировочной структуры посадской части и деликатное включение объектов благоустройства по соседству с памятниками строгановского барокко.
Сарай, огород и очаг
Ищем национальную идею российской архитектуры среди проектов финалистов конкурса на разработку многоквартирного жилья для поселка Соловецкий. В первом выпуске: Мастерская деревянной архитектуры Евгения Макаренко + NORMA, Александр Бродский и бюро Katarsis.
Нет плохой погоды
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает для сибирского города Мегион всесезонный парк и необычные элементы благоустройства, отвечающие суровому климату: источники витамина D, укрытия от холода и непогоды и преобразователи ветра.
Искусство света и цвета
Искусствовед Ольга Колганова – об одном из экспонатов выставки «Электрификация. 100 лет плану ГОЭЛРО», Светопамятнике Григория Гидони.
Истинное Зодчество: лауреаты 2021
Хрустальный Дедал достался Николаю Шумакову, президенту САР и СМА и главному архитектору Метрогипространса, за станции БКЛ Авиамоторная, Лефортово, Электрозаводская. Премию Татлин решили не присуждать.
Что есть истина
В Гостином дворе открылся 29 по счету фестиваль «Зодчество». Ярче всего, на наш взгляд, на этот раз выступили стенды регионов, которых не 8, как в прошлом году, а 16. А где истина, мы знаем и так.
На крутом берегу
После вручения премии АрхиWOOD 2021 начинаем вспоминать о победителях прошлого года и проектах шорт-листа этого года. Жизнь показывает, что один из основных трендов – черный или серый цвет фасадов.
Анализ и синтез
Проект ЖК «Красин», предназначенный для исторического центра Петербурга и расположенный в очень ответственном месте: рядом с Горным институтом Воронихина, но на границе с промышленным городом, – стал результатом тщательного анализа специфики исторической застройки Васильевского острова и последующего синтеза с уклонением от прямой стилизации, но формированием узнаваемого силуэта, созвучного «старому городу».
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.