English version

Парк чувств

Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Мастерская:
Студия 44
West 8
Проект:
Романтический парк «Тучков буян»
Россия, Санкт-Петербург

Авторский коллектив:
Консорциум в составе Архитектурного бюро «Студия 44» (лидер консорциума) и WEST 8 (Нидерланды)
 
Архитектурное бюро «Студия 44»: Никита Явейн, Евгений Новосадюк, Алёна Амелькович, Вера Бурмистрова, Елена Криштопчик, Андрей Патрикеев, Илья Григорьев, Анна Кузнецова, Маргарита Фомина, Борис Немцев, Ольга Кабаева, Антон Яр-Скрябин, Людмила Лихачева, Павел Блинов, Андрей Гресь, Андрей Карсаков, Александр Загарских, Сергей Богданов, Геннадий Шелухин

WEST 8: Adriaan Geuse, Edzo Bindels, Inna Tsoraeva, Emanuel Paladin, Laura Font Galard, Nazar Dutko, Harm te Velde, Dilbar Sharipova, Pieter Rier, Christian Dobrick, Ronald van Nugteren, Zilia Mingazova, Aditiya Athreya Rao, Eleni Danai Papadogianni.

Team Derevopark: Andrey Kochetkov, Nikolay Berzuk, Kristina Shreter, Tamara Pavlova, Alexander Leontiev

Landscape Consultancy: Tiasiya Volftrub

2019 — 2020
Проект-победитель конкурса на концепию превращения восточной части Ватного острова, более известного как «Тучков буян», в парк, разработан «Студией 44» Никиты Явейна совместно с голландским WEST 8 Адриана Гёзе. Первые отвечали за архитетуру, вторые за ландшафт. Консорциум авторов, давно зарекомендовавших себя: «Студия 44» – известнейшее бюро Петербурга, авторы значимых общественных заний: музеев, вокзалов, школ и универститетов, с широкой географией работ. WEST 8 много лет работают в России, в Петербурге они реализовали парк Новая Голландия, для Москвы разработали программу благоустройства Тверской улицы между Кремлем и Садовым кольцом.

Задача конкурса была, впрочем, не из простых: парк в самом центре города, напротив Зимнего дворца, на месте, где с 2009 года проектировали последовательно «Набережную Европы», затем Судебный квартал, планируя перенести сюда все главные суды из Москвы; строительство последнего было начато, от него остались субструкции подземной парковки на 540 автомобилей, занимающие около 2/3 площади участка. В северном углу территории почти завершено здание Театра танца Бориса Эйфмана.
Романтический парк «Тучков буян». Генплан
© Студия 44, West 8

Исходные параметры будущего парка, начиная от общей площади (16 га к 13 га) и заканчивая сложным анамнезом, наличием фундамента и значимостью задачи главного – знакового – нового парка города, во многом совпадают с московским «Зарядьем», что не секрет. Плюс берег реки, театр в комплекте, и правительственная инициатива по отмене предшествующего строительства ради парка – все это напоминает московскую историю, добавляет ответственности, которой и так немало из-за прямой видимости с Дворцовой набережной и пешеходной доступности от Биржи, Кунсткамеры и Петропавловки. Соперничество неизбежно: их все равно будут сравнивать. Исходя из ситуации несложно предположить, что парк хотелось сделать не такой, как в Москве, желательно лучше, и, кроме того, для всех: туристов, студентов, жителей Петроградской стороны, посетителей соседних спортивных арен и строящегося театра. Тут, можно сказать, не задача, а целый узел. 
В диалоге с императором
Авторы победившего проекта трактуют свой парк как романтический, или даже Tuchkov park of full sail romantic – в этом состоит основная идеологическая посылка проекта и, в некотором роде, основа его парадоксальности. Петербург город Нового времени, все его сады и парки регулярные, «барочные и классицистические» – казалось бы, образ «романтического» парка в самом центре города противоречит историческому контексту. Однако город Петра сам в свое время противоречил местному природному контексту, – говорят архитекторы, – так что парадокс исторически заложен, только глубже: «Градостроительная воля основателя Санкт-Петербурга преобразовывала местность до неузнаваемости <...> Холмистый рельеф пейзажного парка, волнами ниспадающий к реке, выглядит не менее радикальным нововведением в городской ландшафт». Иными словами воспоминания о Петре I не избежать – но авторы проектируют не «в память» или «в духе», а в диалоге с императором, что довольно смело. Хотя надо признать, Петр Алексеевич сам был человеком парадоксальным, за поперечничество мог и казнить, а мог наградить, если считал дельным.
  • zooming
    1 / 14
    Холмистый искусственный рельеф парка авторы ассоциируют с корабельными парусами. Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    2 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Скульптурная топография
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    3 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Рельеф
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    4 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Планировочные решения и их взаимопроникновения
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    5 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Экология
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    6 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Разнообразная программа парка
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    7 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Биоразнообразие, система парка, контекст
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    8 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Экология
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    9 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Ландшафт
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    10 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Инженерное обеспечение парка
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    11 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Биоразнообразие, система парка, контекст
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    12 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Конструктивные и инженерные решения
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    13 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Устойчивое развитие
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    14 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Экология
    © Студия 44, West 8

Авторы уверены, что именно «романтический парк» необходим современному жителю Петербурга: он позволяет побыть наедине в собой, избегает официоза, изобилует сюрпризами, раскрывается в движении и стремится к открытости. Все это компенсирует особенности города Нового времени, регулярного, предсказуемого в своем построении и шумно-общественного. 
Эмоции
Первый считываемый слой идеи романтического парка – обращение к эмоциям, личным чувствам посетителей парка и работа над их настройкой, подпиткой и разнообразием.
author photo

Никита Явейн, Студия 44

«Существующие парки Петербурга, и даже пригородов – это парки официального поведения. Даже там, где планировка нерегулярная, в том же Михайловском саду, как-то не очень-то присядешь на газон.

Мы, в противовес этому, сделали парк разных состояний и нестандартного поведения: здесь может быть меланхолия, восторг, созерцание, любовь, уединение и общение – камерное или, наоборот, в толпе.

С одной стороны, мы акцентировали петербургские традиции, одна из них – провожать солнце, наш парк ориентирован на наблюдение за закатом. С другой стороны мы стремились дополнить недостающее, дать городу то, чего ему не хватает, в частности, взаимодействия в водой: не всякий дойдет до пляжа у Петропавловской крепости, а в других местах к воде не особенно-то и спустишься. Поэтому наша набережная все время стремится взаимодействовать с Невой, на разных уровнях, от созерцательного до тактильного, вплоть до того, чтобы горожанин мог намочить руки в воде или увидеть, как на амфитеатр заползает льдина – гидрологи сказали, что это должно получиться.

Также важно, что парк, хотя и отгорожен от города в силу своего расположения, в нашем проекте максимально, насколько это возможно, вовлечен в город, включен в него и связан с ним – как множеством видовых точек, так и новыми пешеходными путями. И наконец, он переосмысляет и умножает характерные черты города – раскрывает новые ракурсы, добавляет новые мосты, известно ведь, чем больше в Петербурге мостов, тем лучше. И набережных у нас получается в конечном счете вместо одной две, своего рода «набережная в квадрате».

Генплан с экспликацией. Конкурсная концепция парка «Тучков буян» в Петербурге
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян». Программирование парка
© Студия 44, West 8

Отсюда следует первое отличие от московского «Зарядья»: тот с самого начала позиционировался как парк-собрание ярких впечатлений, контрастных и экзотических, свойственных не столько месту, сколько стране в целом: холод, жара, болото, тундра; мост-смотровая площадка, который никуда не ведет.

В романтическом варианте парка Тучкова буяна акцент смещен с wow-эффекта «аттракциона» на моделирование и активизацию реальных ощущений.
Вода
Речь об ощущениях, в частности, от настоящей реки: закат, панорама, подход к воде и прикосновение к ней – «поцелуй Невы», как его называют архитекторы. Гранитную набережную, которая не имеет статуса ОКН, в нескольких местах трансформируют, приближая к воде, так что она, вероятно, будет затопляться – как в Венеции, но чуть-чуть. Напоминая о жутких наводнениях, которых больше нет, позволяя прикоснуться к стихии в ее современном, усмиренном виде (летом перед амфитеатром запланирована плавучая сцена на понтоне).
Амфитеатр «Поцелуй Невы». Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян». Набережная
© Студия 44, West 8

Важно, что эффект – естественной и происходит от раскрытия природного потенциала места. Та же роль натуральной демонстрации отведена льдинам, которые, может быть, по весне вскарабкаются на порог амфитеатра: не ледоход в Великом Устюге, конечно, а его лайтовая версия, и все же вполне живая демонстрация силы реки. Как будто стихии, затянутой во все мундиры императорской России, сняли галстук, расстегнули пуговку на крахмальном вороте и разрешили побыть без чинов.

Заметим, что ступени амфитеатра в проекте стилизованы под набегающие льдины, обобщенно, но заметно. Можно подумать, что они заранее приноравливаются приютить плиты ледохода.
Один из ключевых сюжетов проекта – созерцание закатов на реке, и панорам города с множества новых ракурсов. Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8

В Зарядье мы, в силу обстоятельств, смотрим на реку не только с высоты в метр-полтора, но еще и из-за стеклянного забора. Здесь – высказана актуальная для современной урбанистики и много обсуждаемая, но пока мало где реализованная в российских столицах идея дать доступ к воде. Высказана достаточно осторожно, что позволяет думать о ней как о реалистичной; в то же время авторы считают идею «поцелуя реки» одним из ключевых сюжетов парка.

Заметим здесь же, что в проекте «Студии 44» нет искусственной воды, кроме фонтана на площади перед оранжереей; тогда как среди других конкурсных предложений фигурировал даже искусственный канал. 
Романтизм как решение
Следующий слой романтического парка – уже не сентиментальный, а метафорический: интеллектальный диалог, направленый на осмысление сил природы, пантеистически понятого Бога и своего отношения к ним, это как минимум. Он свойственен дворцовым паркам, присутствует в них начиная с антикизированных садов в виллах Высокого Возрождения, но в сентиментально-романтическом варианте переживает итоговый пик развития. Практически в то же самое время он исчерпывает себя: по социально-экономическим причинам более актуальными становятся городские сады и бульвары. Позволю себе заметить, что и при Петре I, и в середине XIX века последние не отличаются сложными смысловыми конструкциями, они лишь пауза, отвоеванная социумом у городской застройки; их главный смысл общение, в крайнем случае памятник или фонтан. Но на большее, на срежиссированную смену эмоций, рассчитывать не приходится. В городских парках поселяются цветники, спорт, еда и простые развлечения, аттракционы.

С другой стороны, парковый «бум» последних двадцати лет привел к тому, что программы вновь требуются все более сложные и непохожие на другие. Но даже на фоне своего рода гонки новых решений в сфере благоустройства обращение к идее сентиментельно-романтического парка выглядит смелым решением, поскольку основано на концентрации не только «активностей» (к чему мы уже привыкли), но и требующих осмысления эмоций.
author photo

Адриан Гёзе © Maaike Engels

«Санкт-Петербург хорошо знаком с West 8, на протяжении многих лет мы участвуем в реконструкции острова Новая Голландия. У города особый характер, своя цветовая палитра, свои правила. Петербуржцы романтичные люди. Они приходят с детьми на пикники в парки, приносят санки и коньки, радуются снегу и льду, встречаются, чтобы насладиться концертом или совместным ужином. Парк должен обеспечить всё это для своих посетителей. Он должен стать магнитом для всех, местом, которое позволит не просто только приятно провести время, но и ощутить гордость за свой город.

Как ландшафтные архитекторы, мы обладаем большим опытом создания проектов городских парков мирового класса. Гиперромантичность и драматизм паркового рельефа подчеркивают теплоту и душевность нашего подхода к проекту парка Тучков Буян.

Этот удивительный проект – результат международного сотрудничества.

Думаю, парк прославится красочным древесным покровом древесных крон и лучшими видами панорам Петербурга и его «небесной линии». Современный городской парк также нуждается в интересном календаре событий для всех групп пользователей. Три городских общественных пространства парка (Театральная площадь, Оранжерейная площадь и Большая лужайка) идеально подходят для организации мероприятий в различное время года. Проект парка также формирует новые иконические образы – назовем их «моментами Instagram» – такие как гроты и оранжерейные сады, смотровые площадки и мосты.

Созданный нами парк несомненно может быть реализован – это не просто мечта на бумаге. Мы верим, что этот романтический парк очень скоро встретит своих посетителей».
Холмы, мосты и гроты
Здесь надо заметить, что холмы, мосты и гроты могут лишь на первый взгляд показаться принадлежностью парка «Зарядье»: на самом же деле все это – много более древние элементы ландшафтного искусства, приемы, усложняющие пространство, добавляющие интригу смены ощущений и обстоятельств.

Между тем глядя на форму гротов в проекте вспоминаешь о гром-камне, привезенном из Карелии для постамента Медному всаднику Фальконе.
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8

К кругу старых парковых сюжетов относятся и bellevues – прекрасные виды. В данном случае парк окружен открыточными памятниками, так что добавочные беседки-миловиды не требуются, в их роли выступают новые ракурсы классических пейзажей. Их много. Заметим, здесь мы опять имеем дело лишь с интенсификацией восприятиния данности, как и в случае с рекой.
  • zooming
    1 / 9
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    2 / 9
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    3 / 9
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    4 / 9
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    5 / 9
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    6 / 9
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    7 / 9
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    8 / 9
    Романтический парк «Тучков буян». Культурное наследие
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    9 / 9
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8

Мосты переброшены не вдоль основных дорог, а поперек, акцентируя двухъяусность – сложносочиненность – пространства, и формируя альтернативный путь, который пересекает основной, петляет еще сильнее и в конечном счете подчиняется общему кружению вокруг овала «главной поляны» (овал – любимая фигура Адриана Гёзе, но архитекторы «Студии 44» нашли для него и контекстуальное обоснование: примерно та же фигура прочитывается в плане Алесандровского парка, разбитого в середине XIX века с противоположной стороны от Петропавловской крепости, на месте ее оборонительной насыпи).

Овальную поляну авторы понимают как «зеленый амфитеатр», она наклонена к реке, отсюда тоже раскрываются виды.
Романтический парк «Тучков буян». Зеленый амфитеатр, центральный газон
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8

Гроты освещены зенитными окнами и тоже подчеркивают сложность целого: в хорошей горе, как известно, должна быть пещера, а грот это не только место для того, чтобы охладиться в жаркую погоду или устроить выставку, хотя эти функции предусмотрены – грот напоминает нам об изнанке земли, о том, что под ногами что-то есть и что попадание туда, вниз, может радикально изменить наш взгляд на вещи, что чувствуется при выходе из любой пещеры, реальной или символической. Те же роли есть у холмов и мостов: одни возвышаются, другие парят и соединяют. Это своего рода парковая азбука.
  • zooming
    1 / 4
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    2 / 4
    Романтический парк «Тучков буян». Конструктивные и инженерные решения
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    3 / 4
    Романтический парк «Тучков буян». Ландшафт
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    4 / 4
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8

Необходимая часть романтического парка – руина, в проекте Тучкова буяна соединилась с мостом: один мост, самый основательный, каменный, покрыт «шубой» руста из дикого камня. Именно он ведет от большого водного амфитеатра к театру Эйфмана, именно его видно с главной площади перед Оранжереей.

Ролик-презенция проекта «Романтический парк «Тучков буян»:
 
Оранжерея
Романтический парк как таковой не чужд ориентализма, и при всей естественности живых впечатлений от воды, холмов, деревьев и городских видов – рядом с гротом должна быть оранжерея. Здесь она большая, совмещена с рестораном, обещает фиговые, лимонные и апельсиновые деревья и распределяется в пространстве этаким стеклянно-деревянным архитектоном (не так, как в проекте JV Vogt и Herzog & de Meuron, в виде экспансивной башни, похожей на дворец Советов).
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8

Перед оранжереей – главная площадь, на ней мозаика зеленых вкраплений, зимой планируется каток и рождественская ярмарка. Рядом большая детская площадка, необходимая часть современного парка, с «гипостилем» – лесом полированных стволов. Вот они-то силуэтом, может быть, и напоминают болото, которого в проекте «Студии 44» и WEST 8 нет, и это, вот, пожалуйста, еще одно отличие от Зарядья, где болото вызвало много споров.
Романтический парк «Тучков буян». Секция А-А
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян». Многофункциональная оранжерейная площадь
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8

Как видим, проект совмещает набор элементов парка со сложной программой созерцания-движения-пребывания и давней историей с современными функциями, расположением в центре города и с поправкой некоторую «спрессованность» в пространстве, вызванную, прежде всего, не слишком большой территорией и обоснованно расчетом на смешанную и разнообразную аудиторию. Турист, влюбленный, школьник, посетитель стадиона или театра танца – довольно разные люди. Аудитория становится ключевым элементом проекта, что по нашим временам очень правильно, романтический парк-то и вымер в свое время от отстутствия хорошей, разнообразной и заинтересованной аудитории. Может быть теперь она появилась. 
Аудитория 
Анализ посещаемости парка проделан в проекте со всей тщательностью, с исследованием потоков и составлением «тепловых» схем, напоминающих модели пассажиропотока, примененные «Студией 44» к проекту вокзала в Сочи.
Романтический парк «Тучков буян». Решения по комфортному размещению большего числа посетителей и равномерному распределению нагрузки в разное время года
© Студия 44, West 8

Максимальная концентрация посетителей, согласно расчетам консорциума, – до 18 человек на квадрат 5х5 м, но не больше 3 человек на 1 м2 даже во время мероприятий. Типы посетителей наложены на сценарии, сценарии на времена года и части суток, – цифровая модель сложная и объемная. На ней основаны данные расчетной посещаемости: 30 000 человек в сутки летом, 12 000 зимой, 15 000 в межсезонье. В расчетах еще довольно много тонкостей – нельзя исключать, что в какой-то степени эта дотошность и наглядность в работе с анализом распределения посетителей стала одним из сильных мест проекта и основанием для его победы. В конечном счете правильный анализ аудитории для современного общественного проекта это практически залог успеха.
Романтический парк «Тучков буян». Пользователи
© Студия 44, West 8
Многоликий
В парк, согласно замыслу, можно будет попасть с любой стороны. Но каждая из трех его границ трактована в своем ключе. Со стороны реки все асимметрично и покато. Городская граница, напротив, отмечена «колоннадой-перголой» вдоль улицы Добролюбова – своего рода деревянной стоей, сквозь которую можно пройти в любом месте, но которая обращена к «стройному» городу регулярным, в чем-то даже классицизирующим ритмом. «Колоннада», больше похожая на перголу, ведет вдоль границы улицы Добролюбова к зданию театра Эйфмана – оно, уже почти построенное, с большим портиком, выглядит как агент регулярного классического города, недаром от фасада расходятся три «леблоновских» луча, которые, впрочем, почти сразу же заворачивают, включаясь в общее овально-спиральное движение. Перед театром образуется городская площадь, до некоторой степени противоположная «зеленой» оранжерейной площади по соседству: в начале лучей она окружена амфитеатрами.
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян». Освещение
© Студия 44, West 8

Третья граница треугольного участка примыкает к территории СКК «Юблейный», ее архитекторы рассматривают как логическое продолжение парка и благоустраивают. Улицу Сперанского, которая отделяет «Юбилейный», авторы предлагают сделать проезжей наполовину, превратив со стороны реки в пешеходный бульвар; здесь парк заступает к западу от бульвара небольшими зелеными пространствами другого типа – прямоугольниками лабиринта и фруктового сада.
Открытый городу
Особое внимание уделено транспортной доступности: парк рассматривается как часть «зеленого кольца» центра Петербурга, куда входит и Александровский Адмиралтейский сад, и Летний сад, но прежде всего – ближашие зеленые зоны: территория Юбилейного и Петровский остров, которые рассматриваются как часть парка Тучкова буяна. Авторы предлагают открыть новый выход из станции метро Спортивная, а к Петровскому острову протянуть понтонный мост через реку Ждановку. В проекте также появляется два подземных перехода: в восточной части под Биржевым мостом и площадью Лихачева, к Мытнинской набережной, в западной под Большим проспектом Петроградской стороны. На Биржевом мосту запланирован расширенный тротуар.
  • zooming
    1 / 5
    Романтический парк «Тучков буян». Городской контекст
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    2 / 5
    Романтический парк «Тучков буян». Связь с городом
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    3 / 5
    Романтический парк «Тучков буян». Городской контекст
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    4 / 5
    Романтический парк «Тучков буян». Транспорт
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    5 / 5
    Романтический парк «Тучков буян». Подземный пешеходный переход близ Биржевого моста
    © Студия 44, West 8

На весенней юбилейной выставке «Студии 44» в восточном крыле Главного штаба одним из ее любимых приемов была названа многослойность содержания, которое архитекторы вкладывают в проекты. Помимо основного сюжета и очевидной пластики должно быть что-то еще, и здесь тот самый случай. Парк и сам-то слоистый: невидимые нижние ярусы, холмы с кавернами, мосты между ними – это сверху вниз; от города к поляне и реке – это с севера на юг. Многослойность наблюдается и в главной идее и форме: старая идея сентиментально-романтического парка, настроенная на созерцание, соединяется с современной программой прогулки как постоянного перемещения с «клиповой» сменой картин, разнообразного отдыха и разных форматов общения, и со свежей идеей активации реальных впечатлений вплоть до тактильных. Старая форма грота-пещеры и моста-«руины» соединяется с совершенно современными деревянными конструкциями «нового», «временного» фестивального вида. Наложены друг на друга даже две планировочные сетки: лучевая городская и гибкая овальная парковая. И наконец, сам парк наложен на город новой сетью транспортных, прежде всего пешеходных, связей. Все это получается довольно сложным, особенно во взаимосвязи – но возможно благодаря такому пересечению сюжетов и получится так, что разные посетители найдут в парке каждый что-то свое. Дело за реализацией. 

Мастерская:
Студия 44
West 8
Проект:
Романтический парк «Тучков буян»
Россия, Санкт-Петербург

Авторский коллектив:
Консорциум в составе Архитектурного бюро «Студия 44» (лидер консорциума) и WEST 8 (Нидерланды)
 
Архитектурное бюро «Студия 44»: Никита Явейн, Евгений Новосадюк, Алёна Амелькович, Вера Бурмистрова, Елена Криштопчик, Андрей Патрикеев, Илья Григорьев, Анна Кузнецова, Маргарита Фомина, Борис Немцев, Ольга Кабаева, Антон Яр-Скрябин, Людмила Лихачева, Павел Блинов, Андрей Гресь, Андрей Карсаков, Александр Загарских, Сергей Богданов, Геннадий Шелухин

WEST 8: Adriaan Geuse, Edzo Bindels, Inna Tsoraeva, Emanuel Paladin, Laura Font Galard, Nazar Dutko, Harm te Velde, Dilbar Sharipova, Pieter Rier, Christian Dobrick, Ronald van Nugteren, Zilia Mingazova, Aditiya Athreya Rao, Eleni Danai Papadogianni.

Team Derevopark: Andrey Kochetkov, Nikolay Berzuk, Kristina Shreter, Tamara Pavlova, Alexander Leontiev

Landscape Consultancy: Tiasiya Volftrub

2019 — 2020

23 Сентября 2020

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Технологии и материалы
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Питеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Сейчас на главной
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Деревянный рай
Один из кварталов в составе крупного и очень передового по многим параметрам района Асперн в Вене выстроен из дерева – как клееной, так и обычной древесины на бетонном каркасе, причем очень многие элементы конструкции – сборные, предварительно изготовлены на заводе.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства нового муниципалитета по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе. Сохраняется только один корпус 1965 года, который будет служить «входным порталом» нового комплекса.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.