English version

Парк чувств

Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Проект:
Романтический парк «Тучков буян»
Россия, Санкт-Петербург

Авторский коллектив:
Консорциум в составе Архитектурного бюро «Студия 44» (лидер консорциума) и WEST 8 (Нидерланды)
 
Архитектурное бюро «Студия 44»: Никита Явейн, Евгений Новосадюк, Алёна Амелькович, Вера Бурмистрова, Елена Криштопчик, Андрей Патрикеев, Илья Григорьев, Анна Кузнецова, Маргарита Фомина, Борис Немцев, Ольга Кабаева, Антон Яр-Скрябин, Людмила Лихачева, Павел Блинов, Андрей Гресь, Андрей Карсаков, Александр Загарских, Сергей Богданов, Геннадий Шелухин

WEST 8: Adriaan Geuse, Edzo Bindels, Inna Tsoraeva, Emanuel Paladin, Laura Font Galard, Nazar Dutko, Harm te Velde, Dilbar Sharipova, Pieter Rier, Christian Dobrick, Ronald van Nugteren, Zilia Mingazova, Aditiya Athreya Rao, Eleni Danai Papadogianni.

Team Derevopark: Andrey Kochetkov, Nikolay Berzuk, Kristina Shreter, Tamara Pavlova, Alexander Leontiev

Landscape Consultancy: Tiasiya Volftrub

2019 — 2020
Проект-победитель конкурса на концепию превращения восточной части Ватного острова, более известного как «Тучков буян», в парк, разработан «Студией 44» Никиты Явейна совместно с голландским WEST 8 Адриана Гёзе. Первые отвечали за архитетуру, вторые за ландшафт. Консорциум авторов, давно зарекомендовавших себя: «Студия 44» – известнейшее бюро Петербурга, авторы значимых общественных заний: музеев, вокзалов, школ и универститетов, с широкой географией работ. WEST 8 много лет работают в России, в Петербурге они реализовали парк Новая Голландия, для Москвы разработали программу благоустройства Тверской улицы между Кремлем и Садовым кольцом.

Задача конкурса была, впрочем, не из простых: парк в самом центре города, напротив Зимнего дворца, на месте, где с 2009 года проектировали последовательно «Набережную Европы», затем Судебный квартал, планируя перенести сюда все главные суды из Москвы; строительство последнего было начато, от него остались субструкции подземной парковки на 540 автомобилей, занимающие около 2/3 площади участка. В северном углу территории почти завершено здание Театра танца Бориса Эйфмана.
Романтический парк «Тучков буян». Генплан
© Студия 44, West 8

Исходные параметры будущего парка, начиная от общей площади (16 га к 13 га) и заканчивая сложным анамнезом, наличием фундамента и значимостью задачи главного – знакового – нового парка города, во многом совпадают с московским «Зарядьем», что не секрет. Плюс берег реки, театр в комплекте, и правительственная инициатива по отмене предшествующего строительства ради парка – все это напоминает московскую историю, добавляет ответственности, которой и так немало из-за прямой видимости с Дворцовой набережной и пешеходной доступности от Биржи, Кунсткамеры и Петропавловки. Соперничество неизбежно: их все равно будут сравнивать. Исходя из ситуации несложно предположить, что парк хотелось сделать не такой, как в Москве, желательно лучше, и, кроме того, для всех: туристов, студентов, жителей Петроградской стороны, посетителей соседних спортивных арен и строящегося театра. Тут, можно сказать, не задача, а целый узел. 
В диалоге с императором
Авторы победившего проекта трактуют свой парк как романтический, или даже Tuchkov park of full sail romantic – в этом состоит основная идеологическая посылка проекта и, в некотором роде, основа его парадоксальности. Петербург город Нового времени, все его сады и парки регулярные, «барочные и классицистические» – казалось бы, образ «романтического» парка в самом центре города противоречит историческому контексту. Однако город Петра сам в свое время противоречил местному природному контексту, – говорят архитекторы, – так что парадокс исторически заложен, только глубже: «Градостроительная воля основателя Санкт-Петербурга преобразовывала местность до неузнаваемости <...> Холмистый рельеф пейзажного парка, волнами ниспадающий к реке, выглядит не менее радикальным нововведением в городской ландшафт». Иными словами воспоминания о Петре I не избежать – но авторы проектируют не «в память» или «в духе», а в диалоге с императором, что довольно смело. Хотя надо признать, Петр Алексеевич сам был человеком парадоксальным, за поперечничество мог и казнить, а мог наградить, если считал дельным.
  • zooming
    1 / 14
    Холмистый искусственный рельеф парка авторы ассоциируют с корабельными парусами. Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    2 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Скульптурная топография
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    3 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Рельеф
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    4 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Планировочные решения и их взаимопроникновения
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    5 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Экология
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    6 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Разнообразная программа парка
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    7 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Биоразнообразие, система парка, контекст
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    8 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Экология
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    9 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Ландшафт
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    10 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Инженерное обеспечение парка
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    11 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Биоразнообразие, система парка, контекст
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    12 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Конструктивные и инженерные решения
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    13 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Устойчивое развитие
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    14 / 14
    Романтический парк «Тучков буян». Экология
    © Студия 44, West 8

Авторы уверены, что именно «романтический парк» необходим современному жителю Петербурга: он позволяет побыть наедине в собой, избегает официоза, изобилует сюрпризами, раскрывается в движении и стремится к открытости. Все это компенсирует особенности города Нового времени, регулярного, предсказуемого в своем построении и шумно-общественного. 
Эмоции
Первый считываемый слой идеи романтического парка – обращение к эмоциям, личным чувствам посетителей парка и работа над их настройкой, подпиткой и разнообразием.
author photo

Никита Явейн, «Студия 44»

«Существующие парки Петербурга, и даже пригородов – это парки официального поведения. Даже там, где планировка нерегулярная, в том же Михайловском саду, как-то не очень-то присядешь на газон.

Мы, в противовес этому, сделали парк разных состояний и нестандартного поведения: здесь может быть меланхолия, восторг, созерцание, любовь, уединение и общение – камерное или, наоборот, в толпе.

С одной стороны, мы акцентировали петербургские традиции, одна из них – провожать солнце, наш парк ориентирован на наблюдение за закатом. С другой стороны мы стремились дополнить недостающее, дать городу то, чего ему не хватает, в частности, взаимодействия в водой: не всякий дойдет до пляжа у Петропавловской крепости, а в других местах к воде не особенно-то и спустишься. Поэтому наша набережная все время стремится взаимодействовать с Невой, на разных уровнях, от созерцательного до тактильного, вплоть до того, чтобы горожанин мог намочить руки в воде или увидеть, как на амфитеатр заползает льдина – гидрологи сказали, что это должно получиться.

Также важно, что парк, хотя и отгорожен от города в силу своего расположения, в нашем проекте максимально, насколько это возможно, вовлечен в город, включен в него и связан с ним – как множеством видовых точек, так и новыми пешеходными путями. И наконец, он переосмысляет и умножает характерные черты города – раскрывает новые ракурсы, добавляет новые мосты, известно ведь, чем больше в Петербурге мостов, тем лучше. И набережных у нас получается в конечном счете вместо одной две, своего рода «набережная в квадрате».

Генплан с экспликацией. Конкурсная концепция парка «Тучков буян» в Петербурге
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян». Программирование парка
© Студия 44, West 8

Отсюда следует первое отличие от московского «Зарядья»: тот с самого начала позиционировался как парк-собрание ярких впечатлений, контрастных и экзотических, свойственных не столько месту, сколько стране в целом: холод, жара, болото, тундра; мост-смотровая площадка, который никуда не ведет.

В романтическом варианте парка Тучкова буяна акцент смещен с wow-эффекта «аттракциона» на моделирование и активизацию реальных ощущений.
Вода
Речь об ощущениях, в частности, от настоящей реки: закат, панорама, подход к воде и прикосновение к ней – «поцелуй Невы», как его называют архитекторы. Гранитную набережную, которая не имеет статуса ОКН, в нескольких местах трансформируют, приближая к воде, так что она, вероятно, будет затопляться – как в Венеции, но чуть-чуть. Напоминая о жутких наводнениях, которых больше нет, позволяя прикоснуться к стихии в ее современном, усмиренном виде (летом перед амфитеатром запланирована плавучая сцена на понтоне).
Амфитеатр «Поцелуй Невы». Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян». Набережная
© Студия 44, West 8

Важно, что эффект – естественной и происходит от раскрытия природного потенциала места. Та же роль натуральной демонстрации отведена льдинам, которые, может быть, по весне вскарабкаются на порог амфитеатра: не ледоход в Великом Устюге, конечно, а его лайтовая версия, и все же вполне живая демонстрация силы реки. Как будто стихии, затянутой во все мундиры императорской России, сняли галстук, расстегнули пуговку на крахмальном вороте и разрешили побыть без чинов.

Заметим, что ступени амфитеатра в проекте стилизованы под набегающие льдины, обобщенно, но заметно. Можно подумать, что они заранее приноравливаются приютить плиты ледохода.
Один из ключевых сюжетов проекта – созерцание закатов на реке, и панорам города с множества новых ракурсов. Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8

В Зарядье мы, в силу обстоятельств, смотрим на реку не только с высоты в метр-полтора, но еще и из-за стеклянного забора. Здесь – высказана актуальная для современной урбанистики и много обсуждаемая, но пока мало где реализованная в российских столицах идея дать доступ к воде. Высказана достаточно осторожно, что позволяет думать о ней как о реалистичной; в то же время авторы считают идею «поцелуя реки» одним из ключевых сюжетов парка.

Заметим здесь же, что в проекте «Студии 44» нет искусственной воды, кроме фонтана на площади перед оранжереей; тогда как среди других конкурсных предложений фигурировал даже искусственный канал. 
Романтизм как решение
Следующий слой романтического парка – уже не сентиментальный, а метафорический: интеллектальный диалог, направленый на осмысление сил природы, пантеистически понятого Бога и своего отношения к ним, это как минимум. Он свойственен дворцовым паркам, присутствует в них начиная с антикизированных садов в виллах Высокого Возрождения, но в сентиментально-романтическом варианте переживает итоговый пик развития. Практически в то же самое время он исчерпывает себя: по социально-экономическим причинам более актуальными становятся городские сады и бульвары. Позволю себе заметить, что и при Петре I, и в середине XIX века последние не отличаются сложными смысловыми конструкциями, они лишь пауза, отвоеванная социумом у городской застройки; их главный смысл общение, в крайнем случае памятник или фонтан. Но на большее, на срежиссированную смену эмоций, рассчитывать не приходится. В городских парках поселяются цветники, спорт, еда и простые развлечения, аттракционы.

С другой стороны, парковый «бум» последних двадцати лет привел к тому, что программы вновь требуются все более сложные и непохожие на другие. Но даже на фоне своего рода гонки новых решений в сфере благоустройства обращение к идее сентиментельно-романтического парка выглядит смелым решением, поскольку основано на концентрации не только «активностей» (к чему мы уже привыкли), но и требующих осмысления эмоций.
author photo

Адриан Гёзе © Maaike Engels

«Санкт-Петербург хорошо знаком с West 8, на протяжении многих лет мы участвуем в реконструкции острова Новая Голландия. У города особый характер, своя цветовая палитра, свои правила. Петербуржцы романтичные люди. Они приходят с детьми на пикники в парки, приносят санки и коньки, радуются снегу и льду, встречаются, чтобы насладиться концертом или совместным ужином. Парк должен обеспечить всё это для своих посетителей. Он должен стать магнитом для всех, местом, которое позволит не просто только приятно провести время, но и ощутить гордость за свой город.

Как ландшафтные архитекторы, мы обладаем большим опытом создания проектов городских парков мирового класса. Гиперромантичность и драматизм паркового рельефа подчеркивают теплоту и душевность нашего подхода к проекту парка Тучков Буян.

Этот удивительный проект – результат международного сотрудничества.

Думаю, парк прославится красочным древесным покровом древесных крон и лучшими видами панорам Петербурга и его «небесной линии». Современный городской парк также нуждается в интересном календаре событий для всех групп пользователей. Три городских общественных пространства парка (Театральная площадь, Оранжерейная площадь и Большая лужайка) идеально подходят для организации мероприятий в различное время года. Проект парка также формирует новые иконические образы – назовем их «моментами Instagram» – такие как гроты и оранжерейные сады, смотровые площадки и мосты.

Созданный нами парк несомненно может быть реализован – это не просто мечта на бумаге. Мы верим, что этот романтический парк очень скоро встретит своих посетителей».
Холмы, мосты и гроты
Здесь надо заметить, что холмы, мосты и гроты могут лишь на первый взгляд показаться принадлежностью парка «Зарядье»: на самом же деле все это – много более древние элементы ландшафтного искусства, приемы, усложняющие пространство, добавляющие интригу смены ощущений и обстоятельств.

Между тем глядя на форму гротов в проекте вспоминаешь о гром-камне, привезенном из Карелии для постамента Медному всаднику Фальконе.
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8

К кругу старых парковых сюжетов относятся и bellevues – прекрасные виды. В данном случае парк окружен открыточными памятниками, так что добавочные беседки-миловиды не требуются, в их роли выступают новые ракурсы классических пейзажей. Их много. Заметим, здесь мы опять имеем дело лишь с интенсификацией восприятиния данности, как и в случае с рекой.
  • zooming
    1 / 9
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    2 / 9
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    3 / 9
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    4 / 9
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    5 / 9
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    6 / 9
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    7 / 9
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    8 / 9
    Романтический парк «Тучков буян». Культурное наследие
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    9 / 9
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8

Мосты переброшены не вдоль основных дорог, а поперек, акцентируя двухъяусность – сложносочиненность – пространства, и формируя альтернативный путь, который пересекает основной, петляет еще сильнее и в конечном счете подчиняется общему кружению вокруг овала «главной поляны» (овал – любимая фигура Адриана Гёзе, но архитекторы «Студии 44» нашли для него и контекстуальное обоснование: примерно та же фигура прочитывается в плане Алесандровского парка, разбитого в середине XIX века с противоположной стороны от Петропавловской крепости, на месте ее оборонительной насыпи).

Овальную поляну авторы понимают как «зеленый амфитеатр», она наклонена к реке, отсюда тоже раскрываются виды.
Романтический парк «Тучков буян». Зеленый амфитеатр, центральный газон
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8

Гроты освещены зенитными окнами и тоже подчеркивают сложность целого: в хорошей горе, как известно, должна быть пещера, а грот это не только место для того, чтобы охладиться в жаркую погоду или устроить выставку, хотя эти функции предусмотрены – грот напоминает нам об изнанке земли, о том, что под ногами что-то есть и что попадание туда, вниз, может радикально изменить наш взгляд на вещи, что чувствуется при выходе из любой пещеры, реальной или символической. Те же роли есть у холмов и мостов: одни возвышаются, другие парят и соединяют. Это своего рода парковая азбука.
  • zooming
    1 / 4
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    2 / 4
    Романтический парк «Тучков буян». Конструктивные и инженерные решения
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    3 / 4
    Романтический парк «Тучков буян». Ландшафт
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    4 / 4
    Романтический парк «Тучков буян»
    © Студия 44, West 8

Необходимая часть романтического парка – руина, в проекте Тучкова буяна соединилась с мостом: один мост, самый основательный, каменный, покрыт «шубой» руста из дикого камня. Именно он ведет от большого водного амфитеатра к театру Эйфмана, именно его видно с главной площади перед Оранжереей.

Ролик-презенция проекта «Романтический парк «Тучков буян»:
 
Оранжерея
Романтический парк как таковой не чужд ориентализма, и при всей естественности живых впечатлений от воды, холмов, деревьев и городских видов – рядом с гротом должна быть оранжерея. Здесь она большая, совмещена с рестораном, обещает фиговые, лимонные и апельсиновые деревья и распределяется в пространстве этаким стеклянно-деревянным архитектоном (не так, как в проекте JV Vogt и Herzog & de Meuron, в виде экспансивной башни, похожей на дворец Советов).
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8

Перед оранжереей – главная площадь, на ней мозаика зеленых вкраплений, зимой планируется каток и рождественская ярмарка. Рядом большая детская площадка, необходимая часть современного парка, с «гипостилем» – лесом полированных стволов. Вот они-то силуэтом, может быть, и напоминают болото, которого в проекте «Студии 44» и WEST 8 нет, и это, вот, пожалуйста, еще одно отличие от Зарядья, где болото вызвало много споров.
Романтический парк «Тучков буян». Секция А-А
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян». Многофункциональная оранжерейная площадь
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8

Как видим, проект совмещает набор элементов парка со сложной программой созерцания-движения-пребывания и давней историей с современными функциями, расположением в центре города и с поправкой некоторую «спрессованность» в пространстве, вызванную, прежде всего, не слишком большой территорией и обоснованно расчетом на смешанную и разнообразную аудиторию. Турист, влюбленный, школьник, посетитель стадиона или театра танца – довольно разные люди. Аудитория становится ключевым элементом проекта, что по нашим временам очень правильно, романтический парк-то и вымер в свое время от отстутствия хорошей, разнообразной и заинтересованной аудитории. Может быть теперь она появилась. 
Аудитория 
Анализ посещаемости парка проделан в проекте со всей тщательностью, с исследованием потоков и составлением «тепловых» схем, напоминающих модели пассажиропотока, примененные «Студией 44» к проекту вокзала в Сочи.
Романтический парк «Тучков буян». Решения по комфортному размещению большего числа посетителей и равномерному распределению нагрузки в разное время года
© Студия 44, West 8

Максимальная концентрация посетителей, согласно расчетам консорциума, – до 18 человек на квадрат 5х5 м, но не больше 3 человек на 1 м2 даже во время мероприятий. Типы посетителей наложены на сценарии, сценарии на времена года и части суток, – цифровая модель сложная и объемная. На ней основаны данные расчетной посещаемости: 30 000 человек в сутки летом, 12 000 зимой, 15 000 в межсезонье. В расчетах еще довольно много тонкостей – нельзя исключать, что в какой-то степени эта дотошность и наглядность в работе с анализом распределения посетителей стала одним из сильных мест проекта и основанием для его победы. В конечном счете правильный анализ аудитории для современного общественного проекта это практически залог успеха.
Романтический парк «Тучков буян». Пользователи
© Студия 44, West 8
Многоликий
В парк, согласно замыслу, можно будет попасть с любой стороны. Но каждая из трех его границ трактована в своем ключе. Со стороны реки все асимметрично и покато. Городская граница, напротив, отмечена «колоннадой-перголой» вдоль улицы Добролюбова – своего рода деревянной стоей, сквозь которую можно пройти в любом месте, но которая обращена к «стройному» городу регулярным, в чем-то даже классицизирующим ритмом. «Колоннада», больше похожая на перголу, ведет вдоль границы улицы Добролюбова к зданию театра Эйфмана – оно, уже почти построенное, с большим портиком, выглядит как агент регулярного классического города, недаром от фасада расходятся три «леблоновских» луча, которые, впрочем, почти сразу же заворачивают, включаясь в общее овально-спиральное движение. Перед театром образуется городская площадь, до некоторой степени противоположная «зеленой» оранжерейной площади по соседству: в начале лучей она окружена амфитеатрами.
Романтический парк «Тучков буян»
© Студия 44, West 8
Романтический парк «Тучков буян». Освещение
© Студия 44, West 8

Третья граница треугольного участка примыкает к территории СКК «Юблейный», ее архитекторы рассматривают как логическое продолжение парка и благоустраивают. Улицу Сперанского, которая отделяет «Юбилейный», авторы предлагают сделать проезжей наполовину, превратив со стороны реки в пешеходный бульвар; здесь парк заступает к западу от бульвара небольшими зелеными пространствами другого типа – прямоугольниками лабиринта и фруктового сада.
Открытый городу
Особое внимание уделено транспортной доступности: парк рассматривается как часть «зеленого кольца» центра Петербурга, куда входит и Александровский Адмиралтейский сад, и Летний сад, но прежде всего – ближашие зеленые зоны: территория Юбилейного и Петровский остров, которые рассматриваются как часть парка Тучкова буяна. Авторы предлагают открыть новый выход из станции метро Спортивная, а к Петровскому острову протянуть понтонный мост через реку Ждановку. В проекте также появляется два подземных перехода: в восточной части под Биржевым мостом и площадью Лихачева, к Мытнинской набережной, в западной под Большим проспектом Петроградской стороны. На Биржевом мосту запланирован расширенный тротуар.
  • zooming
    1 / 5
    Романтический парк «Тучков буян». Городской контекст
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    2 / 5
    Романтический парк «Тучков буян». Связь с городом
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    3 / 5
    Романтический парк «Тучков буян». Городской контекст
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    4 / 5
    Романтический парк «Тучков буян». Транспорт
    © Студия 44, West 8
  • zooming
    5 / 5
    Романтический парк «Тучков буян». Подземный пешеходный переход близ Биржевого моста
    © Студия 44, West 8

На весенней юбилейной выставке «Студии 44» в восточном крыле Главного штаба одним из ее любимых приемов была названа многослойность содержания, которое архитекторы вкладывают в проекты. Помимо основного сюжета и очевидной пластики должно быть что-то еще, и здесь тот самый случай. Парк и сам-то слоистый: невидимые нижние ярусы, холмы с кавернами, мосты между ними – это сверху вниз; от города к поляне и реке – это с севера на юг. Многослойность наблюдается и в главной идее и форме: старая идея сентиментально-романтического парка, настроенная на созерцание, соединяется с современной программой прогулки как постоянного перемещения с «клиповой» сменой картин, разнообразного отдыха и разных форматов общения, и со свежей идеей активации реальных впечатлений вплоть до тактильных. Старая форма грота-пещеры и моста-«руины» соединяется с совершенно современными деревянными конструкциями «нового», «временного» фестивального вида. Наложены друг на друга даже две планировочные сетки: лучевая городская и гибкая овальная парковая. И наконец, сам парк наложен на город новой сетью транспортных, прежде всего пешеходных, связей. Все это получается довольно сложным, особенно во взаимосвязи – но возможно благодаря такому пересечению сюжетов и получится так, что разные посетители найдут в парке каждый что-то свое. Дело за реализацией. 
Проект:
Романтический парк «Тучков буян»
Россия, Санкт-Петербург

Авторский коллектив:
Консорциум в составе Архитектурного бюро «Студия 44» (лидер консорциума) и WEST 8 (Нидерланды)
 
Архитектурное бюро «Студия 44»: Никита Явейн, Евгений Новосадюк, Алёна Амелькович, Вера Бурмистрова, Елена Криштопчик, Андрей Патрикеев, Илья Григорьев, Анна Кузнецова, Маргарита Фомина, Борис Немцев, Ольга Кабаева, Антон Яр-Скрябин, Людмила Лихачева, Павел Блинов, Андрей Гресь, Андрей Карсаков, Александр Загарских, Сергей Богданов, Геннадий Шелухин

WEST 8: Adriaan Geuse, Edzo Bindels, Inna Tsoraeva, Emanuel Paladin, Laura Font Galard, Nazar Dutko, Harm te Velde, Dilbar Sharipova, Pieter Rier, Christian Dobrick, Ronald van Nugteren, Zilia Mingazova, Aditiya Athreya Rao, Eleni Danai Papadogianni.

Team Derevopark: Andrey Kochetkov, Nikolay Berzuk, Kristina Shreter, Tamara Pavlova, Alexander Leontiev

Landscape Consultancy: Tiasiya Volftrub

2019 — 2020

23 Сентября 2020

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Студия 44: другие проекты
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Никита Явейн о Главном штабе
Видео-лекция – около часа – о проекте реконструкции восточного крыла Главного штаба, который стал основным сюжетом юбилейной выставки архитекторов «Студии 44», на youtube Государственного Эрмитажа.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Поиск стиля
В стремлении найти ответ на давний вопрос о петербургском стиле «Студия 44» соединила контекстуальные аллюзии, современный парафраз северной неоклассики и альтернативный подход к квартальной застройке. Получилось крупно и цельно.
Игорь Явейн. Архитектор транспортных потоков
Олег и Никита Явейны создали сайт про отца – Игоря Явейна: он дает возможность изучить полный архив проектов мастера авангарда, основоположника опередившей свое время теории транспортно-пересадочных узлов, автора книги об архитектуре потоков, актуальной до сих пор.
Театр-город
Вторая очередь Академии танца Бориса Эйфмана выстроена вокруг здания театра, а «крутится» ее пространство вокруг архитектурной сценографии городка-атриума. Получается матрешка: театр в городе, город в театре, и все это школа. Очень эффективный вариант использования пространства.
Как сохранить деревянное: Петербург
«Студия-44» разработала для Санкт-Петербурга Концепцию сохранения памятников деревянной архитектуры. Особенно интересна в ней методика определения ценности зданий, а также параметрическая модель, которая наглядно показывает, что нужно спасать в первую очередь.
Вереница впечатлений
Парк-ожерелье для первой линии намыва Васильевского острова насыщен современными функциями, но обладает регулярной структурой и отсылками к классическим петербургским садам. Проект победил в конкурсе, его планируется реализовать.
Репрезентативная выборка
Семь архитекторов Петербурга – о завершившейся на днях биеннале, защите рынка и открытости, разных поколениях, и о традициях фестиваля, организуемого ОАМ.
Долина знаний
«Студия 44» разработала проект образовательного центра в Сочи, соединив павильонный подход с космическими мотивами, ассоциирующимися с названием центра «Сириус».
Билет на праздник: архитекторы о WAF-2018
В конце ноября прошел очередной фестиваль WAF. На этот раз в Амстердаме. Говорим с восемью российскими участниками, вошедшими в шорт-лист и презентовавшими свои проекты. В том числе и с Никитой Явейном, победителем в номинации Культура-Проект.
Акупунктура городов
На петербургском Культурном форуме архитекторы поговорили о том, какую пользу международные события могут принести городам.
Владимир Фролов: «Стремление к абсолютному комфорту...
В преддверии фестиваля «Зодчество`18» главный редактор журнала «Проект Балтия» Владимир Фролов рассказал о своем кураторском проекте – выставке «Идеал и норма», которую можно будет увидеть в «Манеже» с 19 по 21 ноября
Невидимые города
Какими архитекторы видят идеальные города будущего и что требуется для достижения идеала? Репортаж с выставки «Идеал и норма» и сопровождавшей ее открытие конференции с участием скандинавских архитекторов.
Никита Явейн: «Мы работаем над архитектурой потоков»
Венецианская биеннале длится полгода, до 25 ноября, так что думаю не поздно поговорить и о российском павильоне. Мы выбрали две его экспозиции для более пристального рассмотрения и беседуем с почетным, как оказалось, железнодорожником Никитой Явейном.
WAF: российские проекты
В шорт-лист премии Всемирного фестиваля архитектуры WAF-2018 вошли тринадцать российских проектов от семи архитектурных бюро. Мы поговорили со всеми номинантами о проектах и о том, зачем им фестиваль.
Судьба Апраксина двора
Совет по культурному наследию Петербурга поддержал концепцию реновации «Апраксина двора», разработанную «Студией 44». Она предполагает многофункциональность и пешеходное пространство с заездом из-под земли. И основана на поэтапной тактике работы с многочисленными собственниками.
Похожие статьи
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Цвет в бетоне и кирпиче
Жилой дом 11-19 Jane Street в Нью-Йорке по проекту бюро Дэвида Чипперфильда развивает архитектурные мотивы исторического района Гринвич-Виллидж.
Курдонеры и конструктивизм
Рассматриваем второй квартал «города в городе» Ligovsky City, построенный по проекту бюро «А.Лен» и сочетающий несколько тенденций, характерных для современной архитектуры города.
Внутри рисованной сетки
При проектировании комплекса апартаментов PLAY в Даниловской слободе архитекторы бюро ADM сделали ставку на образность постройки. Наиболее ярко она проявилась в сложносочиненной сетке фасадов.
Своды и лестницы
В Филадельфии завершилась реконструкция Музея искусств по проекту Фрэнка Гери. Материал исторических и новых частей здания одинаков: золотистый известняк.
Ярусная композиция
Немного Нью-Йорка в Одессе: апарт-комплекс по проекту «Архиматики» с башнями и таунхаусами, площадью и бассейнами.
На соевой траве
Площадь Линкольн-центра в Нью-Йорке превратилась в лужайку из эко-газона: новое общественное пространство станет «главной сценой» для постепенного открытия Метрополитен-оперы, New York City Ballet и Филармонии после карантина.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Технологии и материалы
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
Сейчас на главной
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.
Метаболизм и Бах
Проект гостиницы для периферии исторического Петербурга, воплощающий непривычные для города идеи: транспарентность, незавершенность и сознательный отказ от контекстуальности.
DMTRVK: год в онлайне
За год с момента всеобщего перехода на удаленный формат взаимодействия проект «Дмитровка» организовал более 20 онлайн-лекций и дискуссий с участием российских и зарубежных архитекторов. Публикуем некоторые из них.