Во саду ли, в О’Городе

В Нижнем Новгороде прошёл архитектурный фестиваль «О’Город». Инициатива молодых архитекторов в пятый раз собирает друзей и коллег из разных городов, реализуя творческо-утилитарные задумки начинающих проектировщиков.

author pht

Автор текста:
Марина Игнатушко

mainImg
История
Фестиваль начинался в 2009 году как эксперимент в жанре лэнд-арта. Отсюда – название, ироничное для арта, но точное для места: первый фестиваль прошел в Музее архитектуры и быта на Щелоковском хуторе, рядом с памятниками и шедеврами деревянного зодчества народов Поволжья. Тогда казалось удивительным, как  студентам удалось совместить креативный запал и социальную ответственность в одном эффектном проекте. И музею – поддержка, и ориентиры концепции ясны. Тем более основная фишка Нижнего – всё-таки не архитектура, а потрясающий ландшафт, что отмечали разные именитые гости в разные времена и века: от Екатерины Великой до Кисё Курокава.

Но  команда фестиваля постепенно сменилась, и скоро стало заметно, что пока запал побеждает и контент, и контекст. Потому в следующие годы «Огород» примерялся к набережным, оврагам, и, в соответствии с новой модой – к паркам.
Зайцы на клумбе. Фотография Надежды Щема. Зайцев придумали нижегородские архитекторы Анжелика Арбатская, Марина Лабутина, Татьяна Ганичкина и Мария Юдина. Пластиковые звери существенно оживили клумбу, на которой растения пока не выросли во всю предполагаемую мощь. Этот зелено-белый островок на пешеходной дорожке – проект бюро «Архилэнд».
Изба-читальня, «Книжный Нижний». По мнению авторов проекта, здесь «совмещается отдых на свежем воздухе с духовным обогащением и приобщением детей к миру книг». Ну что ж, будем тоже надеяться! Фотография Марины Игнатушко

Место
Сад имени Свердлова, где прошел пятый «Огород», это небольшой – чуть за 2 га – уголок под сенью лип. Но – самая старая зеленая территория исторического города. Бывший Архиерейский сад, 1706 года. Его пытались в начале XIX века разрезать проезжей улицей, не стали. А в конце XX века так уплотнили застройку  и арендаторов вокруг, что детский парк стал сквером, а теперь – Садом. А мог стать вообще палисадником при рыбном ресторане, если бы планам очередного строительства суждено было бы сбыться. В парке уже есть заведение для «нескучно посидеть», которое прежде было детским кафе, но давно сменило целевую аудиторию на взрослую, способную подъехать на приличном авто. Для детей же сооружен некий загончик с типовыми дворовыми горками-качалками, никакого лица и характера у Сада нет. Хотя все-таки есть: невеселый – участок сильно затенен по периметру.

Кто про все это знает, особенно обрадовался зеленому взрыву, возникшему откуда-то из-под земли с появлением «Брокколи» недалеко от входа в Сад. Вот это, действительно, подарок «Огорода» – Саду! Пропорции, масштаб, цвет, фактура – все в «Брокколи» радует. Тут первыми приходят на память скульптуры Класса Ольденбурга, потом, извините, что-то из «Незнайки» и «Алисы». Главное, ассоциативный ряд может быть продолжен: при желании – куда-нибудь к  Арчимбольдо или «Баранкину, будь человеком».
«Брокколи» (Евдокия Лабазова и К, Москва) на сварном каркасе из металлической сетки, монтажная пена, краска. Фотография Марины Игнатушко
«Брокколи». Фотография Анны Липман

***

Как устроен  «Огород»
Тут ничего невероятного: семена отбирают зимой, сеют весной, всходы появляются в мае. Экспертный  совет – главный архитектор Нижнего Новгорода, завкафедрой архитектурного проектирования ННГАСУ и молодые архитекторы, уже имеющие опыт «Огорода» и самостоятельной работы с заказчиками, вот они и оценивают заявки с эскизами.

Прогрев почвы и рыхление – лекции и мастер-классы молодых, но имеющих опыт реального проектирования… Потом уже – полив и внесение витаминов – культурная программа фестиваля.

На какие средства? Как рассказала нынешний «директор фестиваля», руководитель инициативной группы – пятикурсница ННГАСУ Лена Горбачева –  искали подходящие грантовые конкурсы, городские. Нашли. Правда, денег оказалось немного, но некоторые приезжие участники так хотели воплотить задуманное в жизнь, что согласились и на треть оплаты материалов.

К сожалению, не удается окончательно решить с соорганизаторами жилищный вопрос: коллеги из других городов поселяются на квартирах у местных (впрочем, четыре участника из 40 приезжих разместились в общежитии архитектурно-строительного университета).

Разные нестыковки заметны при сравнении проектов и готовых объектов… Но зато у фестиваля появилось узнаваемое графическое оформление и остались верные друзья.
***

О, город!
Не уверена, зарегистрировано ли название фестиваля, но уже знаю, что совпадает оно с сетью народных ресторанов Вологды. Там тоже играют с запятой, превращая «огород» в  «о, город». Но нижегородская история  все-таки – не про овощи. А про что?

Архитектор Антон Савельев, выпускник ННГАСУ, один из инициаторов первого «Огорода», считает, что «назначение фестиваля остается размытым». Если вспомнить известные «Города», кочующие по разным местам и территориям, то это, скорее всего, жанр архитектурного цирка: приехать и удивить. Ну или, если хотите, антреприза. Авторское высказывание важнее среды. По такому же принципу  формируются  другие, тематические тусовки архитекторов, художников.

Нижегородский  «Огород» тоже меняет площадки, но, по большому счету, среда остается – это Нижний, разные его оттенки и состояния. И это не просто один из аспектов проектирования, это основание для работы архитектора. Ведь тем он и отличается, например, от мультипликатора, что обращается, в основном,  с реальностью. Вот тут юным организаторам должны бы помочь взрослые товарищи, ведь, по сути, фестиваль может превратиться из приятного молодежного междусобойчика в имиджевое мероприятие города. Однако, это потянет за собой  интерес  к критериям, ориентирам, конкурсам. Голоса специалистов, экспертов окрепнут, конечно, что в условиях засилья застройщиков и чиновников может оказаться даже чем-то революционным. Это – слишком! А так – дети чудят,  что-то доброе и милое выходит, а до смыслов – дорастем как-нибудь.
***

Сад
Критиковать «Огород» – все равно, что обижать плюшевых мишек. Давайте просто посмотрим, что, в конце концов, вышло на пятом фестивале. Пусть в парке и стало еще плотнее от впечатлений, но они уже с другим, не уличным кодом.
Ну, во-первых, как случайный посетитель этого маленького районного сквера, хочу отметить: была приятная атмосфера. На «Огороде» пели и играли. Во-вторых, для разового посещения как раз нужен повод: что там удалось инсталлировать? Любопытство было удовлетворено: и арт-ребусы, и утилитарные объекты получились.

Не знаю, долго ли протянет фанерный «Дракон», но скамья, действительно, удобная. Дети освоили «Тетрис» – это видели все. Что там с возрастными ограничениями в конце парка – не очень понятно, но думать о годах под высокими деревьями – состояние естественное. Еще на липы повесили тарзанки. И вообще фестивальные объекты, в целом, теплее уже упомянутых (здесь и в каждом дворе, на каждом перекрестке города) типовых детских городков.
Не хватало зеленого газона, просто занимательных кустов, но вероятно, в начале мая – не время пока.

А теперь смотрим картинки.
Скамья «Чешуя дракона», группа «Глагол», Пенза. Собственно сиденье – не главное у этой штуки. Главное – спинка – со сложной декоративной структурой, напоминающей чешую. Не рыбы, а дракона. Фотография Марины Игнатушко
Скамья «Чешуя дракона», группа «Глагол», Пенза. Фотография Марины Игнатушко
Скамья «Чешуя дракона», группа «Глагол», Пенза. Фотография Марины Игнатушко
Тетрис. Группа ArchPlace
Тетрис. Группа ArchPlace. Фотография Надежды Щема
Лабиринт, нижегородская группа А3. Желтые фанерки двигаются вверх, как и задумано, под ногами -песок, хотя предполагалась галька или щебень, стойки немного покосились, но и это – почти закономерно! – ведь в объяснении авторы назвали проект «Лабиринт, как игра с судьбой». Вот судьба в виде обстоятельств «Огорода» и внесла некоторые коррективы в задуманное. Фотография Марины Игнатушко
Беседка, работа группы из Самары. Фотография Надежды Щемы
Проект команды Петра Сластенина из Самары
Игровой модуль Ильи Соколова «не дозрел» к моменту завершения фестиваля. Жаль. Но полупрозрачный каркас холма на плоской территории Сада уже оживил пейзаж, и, наверняка, привлек внимание детей и вызвал у взрослых разные взрослые ассоциации. Фотография Марины Игнатуко
Таблоид, проект Digital bakery, Москва. Архитекторы задумали не просто декорировать хозпостройку, но использоть её объем в качестве опоры для создания игрового панно
Таблоид. Рабочий момент. Фотография Марины Игнатушко
Таблоид. Вращением разноцветных кружков можно задать на плоскости надпись или рисунок. Фотография Марины Игнатушко
Таблиод. Вот, например, получилась Катя. Фотография Надежды Щема
Таблоид, интерактивное взаимодействие. Фотография Надежды Щема
Таблоид. Еще один результат взаимодействия. Правда, в ходе работы над проектом изменилось… название группы авторов. На информационной табличке фестиваля: создатели «Таблоида» – ЧПУ, Москва. Фотография Анны Липман
Время-вода, проект. Наглядный пример исключительно визуального восприятия. Дизайнерские образцы с фигурным распилом древесины известны, но в желании повторить и попробовать сделать по-новому ничего предосудительного нет. Проблема иная: почему архитекторы видят только форму и не думают о тактильных ощущениях. Если бы тактильное считалось равным визуальному, в названии скамьи не появилась бы «вода». Вода-ласковая, колючим бывает душ, фонтан, массажная скамейка вряд ли похожа на воду. Для этого потребовалась бы сделать ее не из фанеры, а из хорошо подогнанных фрагментов массива. Похоже, эксперты тоже сомневались: проект не прошел конкурс. Но команда приехала на «Огород» работать волонтерами, молодцы!
Дерево мышления, «Сёма», Нижний Новгород По рассказу одной из участниц «Огорода», на фестиваль приезжала группа из Иркутска – целую неделю добирались поездом! Они и сделали «Дерево». Но если верить информационной табличке, авторы этого проекта – нижегородцы… Для уличного искусства анонимность закономерна. Впрочем, организаторы пояснили: «Дерево мышления» – проект детского центра «Сёма», был создан вместе с детьми. А ребята из Иркутска (команда Каное) создали интерактивную музыкальную лавочку. Фотография Марины Игнатушко
Дерево мышления. Фотография Анны Липман
Такой проект задумал нижегородский архитектор Вячеслав Кочкин. Похоже, в Саду гуляют все, и, возможно, даже планируют (или оно само случается) свое семейное будущее. Фотография Марины Игнатушко
Проект Вячеслава Кочкина. Фотография Надежды Щема
Розарий создала Вероника Чуракова, Казань. Фотография Марины Игнатушко


13 Мая 2014

author pht

Автор текста:

Марина Игнатушко
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.
Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.