Победа прагматиков? Хроники уничтожения НИИТИАГа

НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства сопротивляется реорганизации уже почти полгода. Сейчас, в августе, институт, похоже, почти погиб. В недавнем письме президенту РФ ученые просят перенести Институт из безразличного к фундаментальной науке Минстроя в ведение Минобрнауки, а дирекция говорит о решимости защищать коллектив до конца. Причем в «обстановке, приближенной к боевой» в институте продолжает идти научная работа: проводят конференции, готовят сборники, пишут статьи и монографии.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
0 В феврале, на фоне опасений, что Институт теории и истории архитектуры и градостроительства будет закрыт или трансформирован в нечто совсем на себя не похожее, мы проводили опрос докторов наук и руководителей музеев – о том, чем ценен НИИТИАГ и зачем он нужен. Тогда казалось, что институт либо сразу закроют, либо он выстоит. Получилось ни так, ни этак: ученые в течение полугода ведут мирную позиционную войну, переписываясь с Минстроем и головной организацией – ЦНИИПом, не соглашаясь на переезд и закрытие лицевого счета в казначействе и бухгалтерии. Пишут, в том числе, и открытые письма. Подают в суд. 
Работа
Но самое главное – не перестают работать, причем в каких-то ударных темпах. Публикуют статей в 3 раза больше, чем даже полагается по плану, многие из них – в журналах и сборниках с высоким индексом, зарегистрированных в системе Scopus, Web of Science и других. Организуют конференции – недавно прошла ежегодная международная конференция «Вопросы всеобщей истории архитектуры», в сентябре совместно с французским и итальянским партнерами должны провести международный форум, посвященный творчеству архитектора Бориса Иофана, затем – всем известные и тоже ежегодные конференции по современной архитектуре мира, «Архитектурное наследство», а также международную конференцию по фортификации и другие мероприятия – список здесь. По результатам научной работы НИИТИАГ отчитывается перед РААСН (Академией архитектуры и строительных наук), отчет за 2020 год в Академии назвали блестящим и планировали наградить Институт золотой медалью – сам глава РААСН Дмитрий Швидковский лично мне в феврале об этом говорил, когда мы собирали подборку комментариев о НИИТИАГе.

Казалось бы, беречь и лелеять такой институт, а он 18 августа получил очередное предписание о переезде – на этот раз в связи с пожароопасностью здания, причем экстренное, в режиме эвакуации. Любопытно, почему раньше пожарные, регулярно обследовавшие здание, не возмущались вообще ничем, и вот, пожалуйста – эвакуация. Раньше в официальных письмах говорилось об аварийности и неработоспособности здания, что, по словам директора НИИТИАГ Армена Казаряна, неправда, – зданию на Душинской улице, конечно, не помешал бы хороший ремонт, но оно – крепкое «сталинское», с трещинами разве что в штукатурке и несколько подизношенными инженерными коммуникациями. Оно не опасно и не разрушается. Кроме того, денег на ремонт не выделено – следовательно, сложно сказать, что именно планируется делать со зданием, но, видимо, никак не ремонт с целью возвращения затем ученых обратно.
Здание НИИТИАГ на Душинской улице, 9
Фотография: 13.08.2021. Предоставлена НИИТИАГ
Переезд и подчинение
До 2014 года НИИТИАГ относился к ведомству Академии архитектуры РААСН. Тогда Академию подчинили Минстрою, а Институт теории и истории – ЦНИИПу, созданному вместо одного из бывших академических институтов, в состав которого на правах филиалов вошли все другие НИИ архитектурной академии, и который также стал подчиняться вместо Академии архитектуры Министерству строительства и ЖКХ. К 2021 году от бывших академических институтов в составе ЦНИИПа осталось три, среди них – НИИ теории и истории архитектуры, самый крупный и активный, с развитой бухгалтерией, масштабным планом научной работы и отдельным зданием. Сейчас его перемещают в здание ЦНИИП и полностью подчиняют головной организации, которую ученые из НИИТИАГ считают непрофильной, и вот почему – ЦНИИП это Институт Проектирования, он работал над генпланами советских городов, затем, после перехода в Минстрой, был существенно реорганизован, но, главное, он имеет совсем другую, практическую, а не фундаментальную специализацию. Иными словами, фундаментальные исследования истории и теории архитектуры ему не интересны, а вот сопровождение строительства – да. Такой институции НИИТИАГ подчиняется седьмой год; теперь ему предписано передать головному институту все остатки автономии: баланс, бюджет и переехать в его здание из собственного, став, фактически, уже не институтом-филиалом, а небольшим таким отделом по истории при институте, занятом проблемами строительства. При этом в штате головной организации не более 10 научных сотрудников и за ней числятся многомиллионные долги. 

Большинство сотрудников НИИТИАГ в случае переселения в ЦНИИП планирует уволиться – кто в таком случае будет выполнять план научных работ за 2021 год, неизвестно, – рассказывает директор Института теории и истории Армен Казарян. 
План
С планом на 2021 год, однако, тоже не все просто. Если в начале года НИИТАГ сдал перевыполненный научный отчет, то затем руководство ЦНИИП, вопреки сформированному в РААСН плану, пробило через министерство сокращение количества тем, почти целиком за счет своего филиала НИИТИАГ, и затем послал на экспертизу РАН вместо 41 научной темы этого филиала всего 19. А значит, на остальные 21 тему не будет финансирования, – что, по словам директора Института, прямо нарушает положение о формировании ежегодного плана фундаментальных научных работ. Между тем министр строительства не подписал научный план до сих пор. Зарплаты сотрудников уменьшились, под угрозой закрытия оказалось сразу два важных научных отдела.
Гранты
Далее. Как известно, фундаментальная наука живет не только на ежегодное бюджетное финансирование, но и на гранты государственных научных фондов. Сотрудники НИИТИАГа получили несколько грантов РФФИ и один от РНФ. Деньги от РФФИ ЦНИИП попросту не стал переводить на счет НИИТИАГ, а когда руководители грантов пожаловались на эту ситуацию в фонд, он перевел гранты в институты, подчиняющиеся другим министерствам. Гранты предполагали международное участие, и их потеря оказалась очень болезненной для репутации института. По словам директора, на очереди грант РНФ по изучению архитектуры балканских стран – деньги чудом осели именно на счете НИИТИАГа, однако по новому распоряжению ЦНИИП он лишен права владения счетом. Что будет с этим грантом, совершенно не ясно.

За последние месяцы из НИИТИАГ уволилось несколько докторов наук и членкоров РААСН; остальные пока держатся – в институте все еще около 140 сотрудников – но в случае переезда и окончательной потери финансовой независимости, повторимся, также планируют уволиться.
Бюджет
О финансовой независимости: неделю назад, 12 августа, директор ЦНИИП Дмитрий Михеев выпустил новое Положение о НИИТИАГ, – по которому Институт теряет отдельный баланс и счет в казначействе. Это означает полную потерю автономии. Коллектив возразил – новое Положение противоречит Уставу самого ЦНИИПа и его внутренним приказам, а также Закону о некоммерческих организациях; кроме того, формат бухгалтерской отчетности по закону о бухучете следует изменять только в начале года. Но ответа не последовало. 
Закон
«Дирекция решительно настроена отстаивать интересы коллектива и требует решения всех вопросов в правовом поле», – говорит директор НИИТИАГ Армен Казарян. По словам Казаряна, руководство Института теории и истории архитектуры не один раз сообщало директору ЦНИИП о нарушениях федеральных законов в ходе применяемой к Институту «оптимизации». Причем, надо думать, возражения Института имеют юридический вес – иначе его давно бы реорганизовали или вообще закрыли. 

НИИТИАГ же скорее планомерно «выдавливают»: последовательно в течение трех лет сокращают финансирование, как государственное, связанное с планом научной работы, так и фондов; лишают самостоятельного баланса, то есть права распоряжаться имуществом и деньгами – следовательно, деньги Института теории и истории имеют все шансы «утонуть» в бюджете головной организации, что, судя по всему, уже происходит: ЦНИИП пересчитал государственную субсидию в сторону уменьшения финансов НИИТИАГ. Отчеты Института теории и истории архитектуры (те, самые, блестящие, с перевыполнением плана) также в конечном счете «тонут» в отчетах Института проектирования – как будто их и не было. Предписывают освободить здание. 

Все эти предписания – о сдаче баланса и переезде – Институт получает уже с зимы, отвечает на них письмами с указаниями на несоответствие федеральным законам и уставу головной организации. За невыполнение предписаний директор НИИТИАГ Армен Казарян получил от директора ЦНИИП Дмитрия Михеева 2 выговора, которые инспекция труда признала незаконными, и теперь по этому делу ожидается суд. Научный коллектив института пишет письма, в том числе президенту и правительству РФ. Последнее письмо было отправлено 17 августа, оно подписано докторами наук и членами-корреспондентами РААСН. Планируют подать жалобу в прокуратуру.
  
В недавнем письме президенту РФ сотрудники НИИТИАГ предлагают передать Институт из Минстроя в ведение Минобрнауки, и сообщают, что РАН эту идею поддерживает.

Действительно, фундаментальными – а не прикладными – исследованиями лучше заниматься под началом министерства науки, а не строительства и ЖКХ. Тем более что Минстрой считает тематику, которую разрабатывает НИИТИАГ, неактуальной для текущих вопросов строительной отрасли. Институт теории и истории работает по госпрограмме развития фундаментальных научных исследований, рассчитанной до 2030 года – ЦНИИПу же нужны прикладные исследования, а не фундаментальные. 

 

***

Судьба, предлагаемая Институту теории и истории архитектуры, похожа на сокращение с превращением в один из отделов Института Проектирования. Почему мы называем это уничтожением? Потому что с сокращением финансирования, исчезновением грантов, уходом сотрудников и изменением плана (который, напомню, в этом году главой Минстроя не подписан) – неизвестно, чем будет заниматься такой институт и что будет собой представлять. Наследником ЦНИИТИА и НИИТИАГа он будет совершенно формально. В целом в происходящем видится еще один этап подчинения архитектуры как самостоятельного явления со своим «мозгом»: теорией и историей, – строительству. 
Пространственное развитие
Кроме того известно, что в конце 2021 года планируется крупная реорганизация НИИ Минстроя – всех, связанных со строительством и проектированием. В мае 2021 Марат Хуснуллин заявил о планах создания единого института пространственного планирования – Минстроем «совместно с Минэкономразвития России и Росреестром», цель которого – «взаимоувязка стратегий, комплексных программ развития инфраструктуры с документами территориального планирования». В июле принято постановление правительства о том, как правительство будет принимать решение о КРТ – комплексном развитии конкретной территории. В августе появился проект приказа, согласно которому ЦНИИП назначается ответственным за подготовку материалов для КРТ. Отсюда предположение, что вскоре ЦНИИП станет основой для нового Института пространственного развития.
 
Ну то есть эти ваши историки и теоретики – которые не уволятся, – вероятно, будут заниматься подготовкой правил КРТ. Что им совершенно не свойственно. Вообще не их специализация, это, простите меня, как микроскопом гвозди забивать.  

Так, может быть, просто «отпустить» институт, специализация которого Минстрою не нужна и не интересна – лучше, чем уничтожать?

Можно было бы предположить – думаю, кто-то так и сделает, – что мы имеем дело с примером «зачистки» «старого советского института», никому не нужного и прогнившего насквозь, с превращением его в нечто эффективное и полезное стройкомплексу. Но дело-то в том, что, во-первых, Институт теории и истории (см. выше) много работает, проводит конференции, готовит журналы и сборники. Во-вторых, в нем много молодых сотрудников и, что более важно, – зрелых, то есть уже опытных и работоспособных, причем по всей стране, а не только в Москве, за последнее десятилетие НИИТИАГ стал, в сущности, всероссийским центром фундаментальной науки в своей области, чему теперь немало способствует формат зум-конференций. В-третьих, если мы не хотим вновь заниматься «перерисовыванием» и переписыванием из иностранных журналов, а взаимодействовать с всемирной повесткой на равных, нужна какая-то преемственность, которая, в частности, поддерживается работой таких институций, как НИИТИАГ. 

И наконец, как мы себе представляем теорию и историю, полезные стройкомплексу? Да, честно говоря, никак. Рискну предположить, стройкомплексу даже легче станет, если истории и теории не будет вовсе, или как минимум ее будет не слышно – размножением и даже доработкой типовых, или, скажем так, стандартизированных проектов можно спокойно заниматься без теоретиков. Даже полученная в итоге среда может быть в той или иной мере комфортной – если, к примеру, приказать всем благоустраивать-таки скверы и делать в первых этажах магазины и кафе на уровне стандарта, или, скажем, приказать девелоперам и стройкомплексу делать фасады, набирая их из «петрушки» уже известных решений – дело, в общем-то нехитрое.

Но будет ли у такого рода комфортной среды архитектура, то есть, пафосно говоря, душа и форма, собственное развитие и индивидуальность, проблематика, в конце концов – большой вопрос. Как эта среда будет соотноситься с исторической и с памятниками наследия? Как она связана с историей и теорией? Да вот как-то внутренне связана: со всеми этими книжками, сборниками, конференциями. С возможностью высказаться и послушать, продвигать свои теории и анализировать чужие. В противном случае мы рискуем прийти к новому варианту типового строительства, скажем так, более пестрому на вид и с технической точки зрения более качественному, но в конечном счете унылому. Мы такого пространственного развития хотим стране? 

Дорогие архитекторы, за учеными уже пришли, скоро придут за вами. А, впрочем, вы уже там. 
 

***

Материал основан на информации, содержащейся в письмах, составленных коллективом НИТИИАГ в течение последних 6 месяцев и адресованных руководителям и комитетам Государственной Думы и Совета Федерации и президенту РФ. Все письма имеются в распоряжении редакции. 

23 Августа 2021

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Буян и суд
Новость об отмене парка Тучков буян уже неделю занимает умы петербуржцев. В отсутствие каких-либо серьезных подробностей, мы поговорили о ситуации с архитекторами парка и судебного квартала: Никитой Явейном и Евгением Герасимовым.
Григорий Ревзин об ЭКСПО 2020: Европа и отказ от формы
Рассматривая тематические павильоны и павильоны европейских стран, Григорий Ревзин приходит к выводу, что «передовые страны показывают, что архитектура это вчерашний день», главная тенденция состоит в отсутствии формы: «произведение это процесс, лучшая вещь – тусовка вокруг ничего».
Григорий Ревзин об ЭКСПО 2020: «страны с проблематичной...
Продолжаем публиковать тексты Григория Ревзина об ЭКСПО 2020. В следующий сюжет попали очень разные павильоны от Белоруссии до Израиля, и даже Сингапур с Бразилией тоже здесь. Особняком стоит Польша: ее автор считает «играющей в первой лиге».
Григорий Ревзин об ЭКСПО 2020: арабские страны
Серия постов Григория Ревзина об ЭКСПО 2020 на fb превратилась в пространный, остроумный и увлекательный рассказ об архитектуре многих павильонов. С разрешения автора публикуем эти тексты, в первом обзоре – выставка как ярмарка для чиновников и павильоны стран арабского мира.
Помпиду наизнанку
Ренцо Пьяно и ГЭС-2 уже сравнивали с Аристотелем Фиораванти и Успенским собором. И правда, она тоже поражает высотой и светлостию, но в конечном счете оказывается самой богатой коллекцией узнаваемых мотивов стартового шедевра Ренцо Пьяно и Ричарда Роджерса, Центра Жоржа Помпиду в Париже. Мотивы вплавлены в сетку шуховских конструкций, покрашенных в белый цвет, и выстраивают диалог между 1910, 1971 и 2021 годом, построенный на не лишенных плакатности отсылок к главному шедевру. Базиликальное пространство бывшей электростанции десакрализуется практически как сам музей согласно концепции Терезы Мавики.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре
«Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре» Дениз Скотт Браун – это результат личного исследования вопросов авторства, иерархической и гендерной структуры профессии архитектора. Написанная в 1975 году, статья увидела свет лишь в 1989, когда был издан сборник "Architecture: a place for women". С разрешения автора мы публикуем статью, впервые переведенную на русский язык.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Вавилонская башня культуры?
Реконструкция ГЭС-2 для Фонда V-A-C по замыслу Ренцо Пьяно в центре Москвы – яркий пример глобальной архитектуры, льстящей заказчику, но избежать воздействия сложного контекста этот проект все же не может.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Пять вредных вопросов
Интернет-издание Fast Company попыталось выяснить, какие вопросы лучше не задавать самому себе, чтобы не растерять свой творческий потенциал. К разговору о проблеме подключились специалисты, которые исследуют творчество или работу мозга.
Сергей Кузнецов: «Архитектура – мягкая сила для продвижения...
О карьере молодых архитекторов, том, как развивать новый профессиональный ландшафт и о главных препятствиях при реализации проектов главный архитектор Москвы рассказал на лекции, прошедшей в рамках образовательного проекта «Открытый город» на площадке МИТУ-МАСИ. На лекции собралось более 300 студентов из разных профильных вузов и архитектурных факультетов столицы.
Уже не избушки
Сформирован шорт-лист премии АРХИWOOD-2018. Сегодня стартует «народное» голосование премии. О номинантах рассказывает куратор премии Николай Малинин.
Технологии и материалы
Связь сквозь века
Новый бизнес-центр встраивается в среду московского переулка благодаря фасадам, облицованным HPL-панелями Fundermax с фактурой древесины. Наличники окон, разработанные по историческим аналогам из различных регионов России, дополняют образ.
Wienerberger поздравляет с наступившим Новом Годом и подводит...
керамика Porotherm в 2021г – спрос превысил предложение!
новая керамическая плитка Terca Slips,
новый онлайн-курс «Школа проектировщиков»,
керамика Wienerberger – для Open Village,
канал Porotherm на Youtube,
работаем дальше для вас и – к новым победам на рынке!
Инновационная сантехника. Новинки подвесных монолитных...
Последняя революция в сантехнике произошла недавно, когда оборудование для ванных комнат приобрело монолитную форму. Следуя мировым трендам, специалисты Cersanit создали новые модели подвесных унитазов CREA SQUARE и CITY OVAL. Спрятали крепления и колено под корпус, добились ещё большей эстетики, гигиеничности и простоты в уходе. Что ещё нужно знать дизайнеру о новинках?
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
3D-узоры из кирпича
Объемная кладка – один из способов переосмыслить традиционный кирпич и сделать здание современным и контекстуальным одновременно. Разбираемся, что такое 3D-кладка и как ее возможно реализовать.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Знак качества
Регулярно в мире проходят тысячи архитектурных конкурсов, но не более десятка являются авторитетными площадками демонстрации или проводниками новых идей. В их числе – A+Awards, которую присуждает архитектурный портал Architizer. Среди лауреатов Девятой премии – сразу два проекта, в которых используются фиброцементные панели EQUITONE.
Андрей Кузьменков, Digital Guru: «С общественным мнением...
Агентство Digital Guru занимается управлением репутацией и исследованиями пользовательских мнений в социальных медиа – так называемым social listening, а также геоаналитическими исследованиями. О том, как эти методы могут использоваться архитекторами и застройщиками на стадии подготовки и планирования общественно значимых проектов, мы поговорили с директором Digital Guru – Андреем Кузьменковым.
Клинкер Hagemeister – ведущая партия в проекте
Для строительства ЖК «Ривер парк», спроектированного архитектурным бюро ADM, использовалась клинкерная плитка Hagemeister в специально созданных для этого комплекса сортировках и миксах – эксклюзивных и неповторяющихся ни в одном другом проекте.
Коллекция светодиодного искусства
Выбрать идеальный светильник под определенный интерьер легко! Главное, влюбиться в светильник с первого взгляда и представить его в интерьере своей гостиной, кухни, спальни или офиса.
Потолки-фрагменты – ключ к адаптивным пространствам
Они позволяют ощутить проницаемость поверхности и высоту пространства, сохраняя звукоизолирующие свойства, и гибко зонировать помещение, что сейчас особенно актуально. Потолки-фрагменты Armstrong от Knauf Ceiling Solutions – адаптивное и современное решение.
Игра света расширяет пространство
Даже самые маленькие помещения обретают очарование, когда в них появляются мансардные окна VELUX и образуются пересекающиеся световые потоки. Хижины выходного дня в Австрии, Италии, Швеции и Дании, равно как и модульный Скаут-хаус в Казани красноречиво подтверждают этот закон.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Графика трехмерного фасада
В предместье немецкого Саарбрюкена, на ведущей в город автостраде появился новый объект ─ столь примечательный, что его невозможно не заметить. Масштабная постройка торгового центра MÖBEL MARTIN сохраняет характерные для больших моллов лаконичные модернистские формы, однако его фасады получили необычную объемную пластическую разработку. Пространственная оболочка фасада создана посредством алюминиевых композитных панелей ALUCOBOND® A2.
«Фирма «КИРИЛЛ»:
25 лет для самых красивых домов
В ноябре 2021 года одному из ведущих поставщиков облицовочного кирпича на российском рынке «Фирме «КИРИЛЛ» исполнилось 25 лет. Архи.ру восстанавливает хронологию последней четверти века, связанную с использованием этого материала в строительстве и архитектуре.
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Сейчас на главной
Грани Вестника
В ЦДА открылась юбилейная выставка старейшего из современных архитектурных изданий, выстаивающего связи между «Архитектурой СССР» и постсоветской профессиональной журналистикой, также как и между теорией и историей архитектуры. В сухом остатке – мы находимся где-то рядом с точкой сингулярности.
Двор для «Неба»
Проект двора ЖК «Небо» разработала британская компания Gillespies. Авторы сделали акцент на равномерном сочетании развитого озеленения и строгих выгородок, что вполне соответствует духу самого комплекса.
Космические амбиции
Бюро MVRDV обнародовало концепцию эко-долины вокруг поселка «Гагарин» в Армении. Вини Маас уверен — самому первому космонавту их проект бы наверняка понравился.
Горизонт Венеции
В Музее архитектуры открыта выставка панорам Венеции от XV до XX века. В наше время она приобретает неожиданный привкус ностальгии по городу, который теперь не так просто посетить.
Проницаемые структуры
В башне Zuiderzicht в Антверпене по проекту архитекторов KCAP и evr-architecten жильцы сами решают, что будет в выбранной квартире: балкон, остекленная или открытая терраса.
Москва зеленая и тихая
Разрабатывая концепцию малоэтажной застройки в Новой Москве, бюро GAFA попыталось сформулировать новую для России типологию загородного жилья: с разноформатными домами, развитой инфраструктурой и привлекательными сценариями повседневной жизни.
Большая волна в Гаосюне
В Тайване открылся центр поп-музыки стоимостью более 100 млн евро. Автор проекта, испанский архитектор Мануэль Монтесерин Лаос, эксплуатирует морские мотивы и сотовую структуру детской мозаики.
Промежуточная типология
В норвежском Ульвике по проекту мастерской Rever & Drage построили гостевой дом-«сарай». Этим минималистичным коттеджем архитекторы попытались выразить свою признательность «архитектуре проселочных дорог».
Арктический код
Опубликован дизайн-код арктических поселений – комплекс стандартов и сводов правил, регулирующих внешний облик городской среды в Арктике. Он доступен как в виде книги, так и в сети.
Архсовет Москвы – 73
Архсовет поддержал проект здания ресторанного комплекса на Тверском бульваре рядом с бывшей Некрасовской библиотекой, высоко оценив архитектурное решение, но рекомендовав расширить тротуары и, если это будет возможно, добавить открытых галерей со стороны улиц. Отдельно обсудили рекламные конструкции, которые Сергей Чобан предложил резко ограничить.
Балтийский эскапизм
Успевший стать знаменитым спа-комплекс в Янтарном расширяется – рядом появятся гостевые домики, придуманные в коллаборации с норвежцем Рейульфом Рамстадом.
Русско-советский Палладио. Мифы и реальность
Публикуем рецензию на книгу Ильи Печенкина и Ольги Шурыгиной «Иван Жолтовский. Жизнь и творчество» , а также сокращенную главу «Лиловый кардинал. И.В. Жолтовский и борьба течений в советской архитектуре», любезно предоставленную авторами и «Издательским домом Руденцовых».
Мечта мальчика Кая
Архитекторы Zone of Utopia и Mathieu Forest Architecte вспомнили детскую игру и сложили культурно-выставочный центр в китайском Синьсяне из девяти полностью стеклянных «замороженных» кубов.
Буян и суд
Новость об отмене парка Тучков буян уже неделю занимает умы петербуржцев. В отсутствие каких-либо серьезных подробностей, мы поговорили о ситуации с архитекторами парка и судебного квартала: Никитой Явейном и Евгением Герасимовым.
Надежда на историю будущего
В конце декабря была презентована научно обоснованная 3D и AR модель палат Ван дер Гульстов, известных как «дом Анны Монс», последнего, если не считать дворца Лефорта, сохранившегося каменного дома Немецкой слободы конца XVII века. Рассказываем о модели, судьбе и значении дома, также как и о надеждах открыть его для обозрения и отреставрировать.
Градсовет Петербурга 14.01.2022
На днях состоялся первый после смены председателя КГА и главного архитектора Петербурга градостроительный совет. На нем рассматривались: доработанный вариант реконструкции «Фрунзенской», жилой комлпекс на месте «Ленэкспо» и очередная LEGENDA Евгения Герасимова. Также были представлены новые лица в составе совета.
Возможность полета
Проект аэропорта, разработанный АБ ASADOV для Тобольска и победивший в архитектурном конкурсе, не был реализован. Однако он интересен как пример работы со зданием аэропорта очень небольшого масштаба, где целью становится оптимальная организация пространства и инфраструктуры без потери образной составляющей.
Умер Рикардо Бофилл
Безусловная звезда современной архитектуры, автор, сменивший несколько направлений и тем самым примиривший в своем творчестве постмодернизм, национальные мотивы, неоклассику и интернациональный стиль, умер в возрасте 82 лет от последствий ковида в больнице Барселоны.
Поднимаясь над окружением
Бюро А4 придумало новую типологию благоустройства – городской балкон. Небольшая смотровая площадка позволяет по-новому взглянуть на привычные городские панорамы. Первые три балкона появились на московских набережных напротив Кремля и Зарядья.
Длина волны
ЖК «Тургенева 13» в Пушкино, встраиваясь в масштаб окружающей застройки, отличается от нее ритмичной строгостью парной композиции, легкой волной фасада и колористикой, в которой можно разглядеть два образа: один летний, другой зимний, – оба «прорастают» из особенностей места.
Зеленая ДНК лыжника
Супертехнологичный жилой комплекс «Тао Чжу Инь Юань», построенный Vincent Callebaut Architectures в Тайбэе, не просто безопасен для экологии планеты, он поглощает углекислый газ и борется с глобальным потеплением.
Приятный вид
Небольшая смотровая площадка в Красноярске стала новой точкой притяжения: панорамы города, Енисея и тайги дополнили минималистичные дорожки, амфитеатр и удобная парковка.
Стряхнуть пыль
Реконструкция доходного дома в Краснодаре от бюро ARD: творческое переосмысление не только сохранило обаяние старой постройки, но и позволило ей уверенно занять свое место на улице современного города.
Зеркало супрематиста
Рассматриваем парк Малевича на Рублевке: проект, осуществленный в 2020 году, и реальность через год после открытия. Общий вердикт – метафизическая основа пополнилась цветом, также как и непосредственно-нарративными элементами. То есть он развивается как сам Малевич, от абстракции к фигуративности. Впрочем, парк по-прежнему свеж.
Ближе к лету
Две центральные набережные Сочи, обновленные по проекту архитекторов ab2.0, меняют образ курорта, переключая фокус с торговых точек и кафе на любование морем и небом.
Ракушка у моря
Проектируя дворец спорта, который определит развитие всей северной части Дербента, бюро ASADOV обращается к архитектурному наследию Дагестана, местным материалам и древним пластам истории.