Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун

Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.

mainImg
0 Перевод Елены Сальниковой и Антонины Шаховой
 
Статья впервые опубликована в сетевом издании Hidden City Philadelphia, посвященном архитектуре, истории градостроительства и рукотворной среды
This article was originally published by Hidden City Philadelphia, an online publication about architecture, urban history and the built environment

Зачем вообще спасать Саут-стрит? Ее золотые шестидесятые уже давно позади, второй расцвет в девяностые – тоже. Нет больше бара «J. C. Dobbs»[1]. Закрылся «Black Banana»[2]. Ушла в небытие империя «Tower Records». Пустует большинство витрин. А комендантский час для молодежи, введенный для борьбы с массовыми сборищами и подростковой преступностью, – как лекарство, которое лишний раз напоминает о болезни.
 
Саут-стрит первоначально называлась Сидар-стрит и очерчивала южную границу Филадельфии по генеральному плану Уильяма Пенна 1683 года. Она подобно крепостному рву отделяла цивилизованный мир квакеров от дикарей-язычников. К концу XIX века на Саут-стрит сформировался исторический центр афроамериканской общины Филадельфии. Там преуспевали чернокожие предприниматели, особенно после отмены рабства и окончания Гражданской войны. В XX веке растущий многонациональный город пополнили ирландцы, поляки, евреи, русские и итальянцы. Они прибывали сюда через миграционный пункт на реке Делавэр и искали работу в прибрежных районах и на Вашингтон-авеню. Приезжие в конце концов оттеснили местное чернокожее население на запад от Брод-стрит. Роскошные магазины для богатых переместились в Мэйн-Лайн, и Саут-стрит превратилась в улицу развлечений с театрами и ночными клубами. К началу 1960-х западная ее часть представляла собой процветающий район, где жили и держали частные фирмы афроамериканцы, а восточная стала местом притяжения для разного рода богемы: художников и представителей контркультуры. От реки Делавэр до реки Скулкил Саут-стрит была «самой хипповой улицей города», как пели в своей популярной песне «The Orlons»[3].
 
А потом ситуация резко изменилась. Началось с того, что в 1930-е годы Градостроительная комиссия Филадельфии предложила проложить через город Центральную кольцевую автомобильную дорогу, чтобы освободить деловой центр от пробок и соединить между собой соседние магистрали. Тогда кольцевые автодороги были веянием времени. Эту же идею в 1950-е навязывал градостроителям архитектор Виктор Грюн. Точный маршрут филадельфийской трассы предусмотрительно не раскрывали. Транспортники расплывчато говорили о «ненадлежащем использовании земель на юге».
 
Определил положение Центральной КАД исполнительный директор Градостроительной комиссии Филадельфии Роберт Митчелл в 1947-1953 годах, обозначив ее южный отрезок на месте Саут- и Ломбард-стрит. Свой проект, подготовленный в соавторстве с градостроителем Эдмундом Бэконом, архитектором Луисом Каном и другими коллегами, он представил в 1947 году на выставке «Сделаем Филадельфию лучше». С 1950-х до середины 1960-х годов шла исследовательская и проектная работа. Шоссе планировали строить открытым, заглубленным ниже уровня земли на месте улиц Саут- и Бейнбридж-стрит. Жителей уведомили о планах, цены на недвижимость рухнули, Саут-стрит опустела. К 1966 году стало ясно, что улицы снесут. Появление скоростной магистрали Кросстаун было делом решенным.
Градостроительная комиссия, 27.01.1970
Фотография © Ричард Розенберг. Courtesy of the Special Collections Research Center. Temple University Libraries. Philadelphia, PA.

Этот проект обнажил целый комплекс проблем в обществе. На Саут-стрит, как бусины на нить, были нанизаны связанные между собой, но очень разные, подчас враждующие сообщества. Идея построить шоссе Кросстаун подняла на поверхность соседские, межклассовые и межэтнические конфликты. Волнует ли кого-то, что нужды нынешних жителей не совпадают с планами развития города, и что въезд в него обеспечивают за счет интересов местных сообществ? Окажут ли помощь переселенцам? Как шоссе перекроит границы расовых и экономических зон Филадельфии? Может ли муниципалитет уничтожить «язву» на теле города, если сам же и явился ее причиной? Почему улицы богатых белых сохраняют, а улицы бедных, черных и иммигрантов стирают с карты города? Агент по продаже недвижимости Джордж Скотт однажды сравнил Саут-стрит с линией Мэйсона-Диксона[4].
 
Противники строительства быстро мобилизовались. В 1968 году правозащитница Элис Липском, общественный деятель Джордж Дьюкс и адвокат Роберт Шугармэн создали Гражданский комитет по защите и развитию общины Кросстаун, объединивший разрозненные кварталы в единый фронт сопротивления. Офис организации располагался в доме 820 по Саут-стрит, где теперь находится магазин модной одежды.
Демонстрация протеста против строительства автострады. 22.03.1968
Фотография © Джек Тини. Courtesy of the Special Collections Research Center. Temple University Libraries. Philadelphia, PA.

Элис Липском, одна из лидеров сопротивления – авторитетная афроамериканка, председательница Совета Готорнской общины. Она сотрудничала со многими мэрами Филадельфии, встречалась с тремя президентами, жестоко боролась с трущобными «баронами» южной Филадельфии и митинговала против расизма в жилищной политике. Элис одинаково хорошо умела и сплотить негров с иммигрантами, и привлечь белых богачей из Сесаети-Хилл на свою сторону. Бывший мэр Эдвард Рэнделл позже скажет: «Я не встречал никого, кто бы бился так отчаянно за свой район, как Элис Липском».

В своей борьбе комитет заручился поддержкой архитекторов, которые должны были доказать жизнеспособность и необходимость сохранения Саут-стрит. С этой целью была нанята фирма «Вентури и Раух». Руководство проектом взяла на себя Дениз Скотт Браун. Родом из ЮАР, она получила диплом архитектора в Англии и переехала в Америку изучать градостроительство в Пенсильванском университете. Её учителями в числе прочих были Роберт Митчелл и Луис Кан. Вскоре после того, как Дениз окончила учёбу и начала преподавать, она познакомилась с Робертом Вентури. Сначала они были коллегами по университету, а потом партнерами в браке и в архитектурном бюро. Тогда еще молодая фирма «Вентури и Раух» уже снискала дурную славу сперва из-за спорного проекта дома Вентури для его матери, потом из-за его «деликатного манифеста» «Сложность и противоречия в архитектуре». Вслед за этим Скотт Браун и Вентури взялись за исследование под названием «Уроки Лас-Вегаса». Они осмелились всерьёз изучать архитектуру пестрого, как конфетные фантики, города, от чего у профессионального сообщества волосы встали дыбом. В этой работе принимали участие студенты-архитекторы Йельского университета, среди которых оказался Стив Айзенур, ассистент профессора и будущий партнер Вентури.

«Вентури и Раух» предложили спроектировать район бесплатно. Члены комитета сомневались в успехе, но надеялись на лучшее. «Эти люди согласились иметь с нами дело, в частности, потому что у нас были общие интересы. Кроме архитектурного бюро, Боб Вентури держал на Саут-стрит фруктовую лавку, которую унаследовал от отца», – рассуждала Скотт Браун в своей монографии «Градостроительные концепции».
Демонстрация протеста против строительства автострады. 15.09.1970
Фотография © Джозеф Васко. Courtesy of the Special Collections Research Center. Temple University Libraries. Philadelphia, PA.

На заре шестидесятых «социологи превратились в общественных деятелей», – писала она. – «Если вы решаете градостроительные задачи, то должны разбираться в городской экономике. Особенно если собираетесь работать в сложных экономических условиях. Для этого вам понадобятся силы и влияние. Но сражаться с обстоятельствами все время невозможно, да и зачем, если можно обратить их в свою пользу?»

Команда архитекторов во главе с Дениз Скотт Браун до мельчайших подробностей изучила и проанализировала использование земли на Саут-стрит и ее транспортное обслуживание. Четыре года они работали над проектом, отстаивая улицу. У здания городской администрации появлялись пикеты: «ОСТАНОВИТЕ стройку шоссе Кросстаун!!! Это в ВАШИХ силах!» Митчелл, некогда главный сторонник строительства, переметнулся на сторону протестующих, тогда как остальные вместе с Бэконом стояли на своем. В 1967 году за эту тему ухватились кандидаты в мэры в преддверии выборов. Действующего мэра Джеймса Тэйта волновали беспорядки, и он отступил со словами: «Пусть будет, как хочет народ». Но еще нужно было победить на более высоком уровне. Члены комитета встречались с губернатором Пенсильвании Реймондом Шэфером, с главой Департамента Транспорта США и Федеральным управлением автомобильных дорог. Потянулись годы споров. Следующий мэр Фрэнк Риццо выступал всецело за шоссе, но в другом виде: Градостроительная комиссия Филадельфии пошла на компромисс и предложила пустить трассу под землей, а над ней построить новые жилые и коммерческие здания. Проект получил название «Саутбридж». По воспоминаниям Скотт Браун, «Риццо, вообще, симпатизировал Элис Липском за ее сильные лидерские качества. Ей он тоже нравился, пусть и был расистом, но все равно лучше других мэров». К 1973 году государственные транспортные органы отказались от проекта, и даже Бэкон с Градостроительной комиссией Филадельфии сменили курс.

Комитет не просто предотвратил появление магистрали Кросстаун. Вместе с командой Скотт Браун они подготовили почву для последующего возрождения улицы, и вот каков был их план: во-первых, восстановить жилье для малоимущих, благоустроить территорию вокруг него и по возможности избежать переселений; поддержать владельцев жилья и малого бизнеса. На первом этапе предлагалось провести реконструкцию нескольких зданий и разместить в них социальные службы, знаменуя тем самым начало новой жизни. Принятие решений о дальнейших изменениях отдать в руки местных жителей во главе с лидером общины.
Саут Стрит 326. Интерьер с надписью «Дом»: одна комната с риском злоупотреблений»
Courtesy of the Special Collections Research Center. Temple University Libraries. Philadelphia, PA.

«В ведомстве по социальной политике нашу идею одобрили. Им понравилось, что мы не стали проектировать ничего нового, так как это было бы преждевременно, а перечислили какие виды социальных программ необходимо реализовать и какие типы зданий понадобятся на этой улице», – писала Скотт Браун.

План удался. В 70-е Саут-стрит пережила возрождение как самый прогрессивный район города, достигнув пика своего развития в 80-90-е, а потом начала постепенно приходить в упадок. В 2001 году народные гуляния на Марди Гра[5] закончились грабежами. В начале нулевых здесь один за другим открывались и закрывались крупные сетевые магазины. Опустели витрины. Сегодня улица еще жива, но что ее ждет?

Кто спасет Саут-стрит теперь? И нуждается ли она в спасении? Причины ее былого благоденствия никуда не исчезли: она расположена на рубеже, где заканчивается квакерский аскетизм, здесь, на перекрёстке множества культур и классов, кипит жизнь, она, как ось гироскопа, сохраняет постоянство, как бы ни менялась мода. Есть те, для кого Саут-стрит в расцвете именно сейчас. Ее лучшие годы – наши лучшие годы. Мы взрослеем, а она остается прежней. И все-таки, что можем сделать мы, чтобы помочь ей в XXI веке на фоне развития торговли и общественной жизни? Во-первых, крупным девелоперам здесь не место. Саут-стрит хочет быть не Таймс-сквер-2020, а Ист-Виллидж-1968[6]. Как писала Скотт Браун: «Нужно сделать территорию центром притяжения для людей, не прибегая к кардинальным изменениям, влекущим за собой переселение и снос кварталов». Может, нам стоит обратиться к истокам, когда Саут-стрит была улицей рабочего класса и художников? Существуют ли простые способы создать среду для досуга и услуг, подходящих широкому кругу очень разных людей, местных и туристов, не нарушая интересов общины. Удастся ли опять привлечь сюда творческую публику с её самобытностью, которая откроет магазины и пустит новые корни еще лет на 40? А может, стоит посмотреть на Саут-стрит свежим взглядом, вместо того чтобы перестраивать или реконструировать. Может, с ней не всё так плохо?

Дениз Скотт-Браун, специальный комментарий к статье, 11.2021

Благодаря этому исследованию зародилось движение архитекторов и социологов, которые вместе представляли интересы разных групп населения и меняли общество. За ним последовали аналогичные работы других авторов, взявших за основу теорию «справедливого градостроительства» Пола и Линды Давыдовых[7]. Давыдовы учили спрашивать себя: «Кому нужны прекрасные картины будущего, если не решены насущные проблемы? Зачем загадывать далеко вперёд? Важнее, что будет через год».

Вентури и Скотт Браун работали над проектом Саут-стрит и параллельно писали «Уроки Лас-Вегаса». Впоследствии они ещё проводили подобные градостроительные и общественные исследования, пока администрация президента, сначала Никсона, а позже Рейгана, не останавливала финансирование. Всего насчитывается около 20 таких работ.

Фотографии ниже были сняты Дениз Скотт Браун в 1960-е годы, за исключением нескольких, сделанных под ее руководством Стивом Айзенуром. По ним видно, как архитекторы изучали Саут-стрит, ее историю, жителей, экономику и связь всего этого с внешними системами и силами. Снимки вошли в новую книгу Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» («Неординарный взгляд»), которая скоро увидит свет.
zooming
Дениз Скотт-Браун. 1965
Предоставлено Дениз Скотт-Браун
zooming
Саут Стрит
Предоставлено Дениз Скотт-Браун
zooming
Саут Стрит
Предоставлено Дениз Скотт-Браун
zooming
Саут Стрит
Предоставлено Дениз Скотт-Браун
zooming
Саут Стрит
Предоставлено Дениз Скотт-Браун
zooming
Саут Стрит
Предоставлено Дениз Скотт-Браун
zooming
Саут Стрит
Предоставлено Дениз Скотт-Браун
zooming
Саут Стрит
Предоставлено Дениз Скотт-Браун
zooming
Саут Стрит
Предоставлено Дениз Скотт-Браун
zooming
Саут Стрит
Предоставлено Дениз Скотт-Браун

[1]«J. C. Dobbs» – легендарный рок-бар, где в разное время выступали «Rage Against the Machine», «Nirvana» и «Pearl Jam».
[2]«Black Banana» – изначально кафе-мороженое и ресторан, а позже ночной клуб электронной музыки и площадка для видео-художников.
[3]«The Orlons» – американская R&B группа, основанная в 1960-х. Их сингл «South Street» получил золотой диск.
[4]Линия Мэйсона-Диксона – историческая граница между севером и югом США, позже – демаркационная линия в территориальном споре четырех американских штатов: Пенсильвании, Мэриленда, Делавэра и Западной Виргинии. Большая ее часть вдоль южной границы Пенсильвании стала символической границей между «свободным» Севером и рабовладельческим Югом.
[5]Марди Гра (фр. Mardi gras) – праздник, который знаменует собой последнюю ночь перед началом католического Великого поста.
[6]Ист-Виллидж – район в нижнем Манхэттене, ставший в середине 1960-х центром нью-йоркской контркультуры.
[7] «Справедливое градостроительство» (advocacy planning) – альтернативный метод градостроительного проектирования, предложенный Полом и Линдой Давыдовыми, ответная реакция на устоявшуюся командно-приказную практику планирования городов. По сути, архитекторы, выступая на стороне самых незащищенных, бедных, не имеющих возможности самостоятельно бороться за свои права слоев населения, отстаивали их интересы перед градостроительными комиссиями и крупными девелоперами.
zooming
Саут Стрит
Предоставлено Дениз Скотт-Браун

19 Ноября 2021

Автор текста:

Джереми Эрик Тененбаум
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Победа прагматиков? Хроники уничтожения НИИТИАГа
НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства сопротивляется реорганизации уже почти полгода. Сейчас, в августе, институт, похоже, почти погиб. В недавнем письме президенту РФ ученые просят перенести Институт из безразличного к фундаментальной науке Минстроя в ведение Минобрнауки, а дирекция говорит о решимости защищать коллектив до конца. Причем в «обстановке, приближенной к боевой» в институте продолжает идти научная работа: проводят конференции, готовят сборники, пишут статьи и монографии.
Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре
«Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре» Дениз Скотт Браун – это результат личного исследования вопросов авторства, иерархической и гендерной структуры профессии архитектора. Написанная в 1975 году, статья увидела свет лишь в 1989, когда был издан сборник "Architecture: a place for women". С разрешения автора мы публикуем статью, впервые переведенную на русский язык.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Вавилонская башня культуры?
Реконструкция ГЭС-2 для Фонда V-A-C по замыслу Ренцо Пьяно в центре Москвы – яркий пример глобальной архитектуры, льстящей заказчику, но избежать воздействия сложного контекста этот проект все же не может.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Пять вредных вопросов
Интернет-издание Fast Company попыталось выяснить, какие вопросы лучше не задавать самому себе, чтобы не растерять свой творческий потенциал. К разговору о проблеме подключились специалисты, которые исследуют творчество или работу мозга.
Сергей Кузнецов: «Архитектура – мягкая сила для продвижения...
О карьере молодых архитекторов, том, как развивать новый профессиональный ландшафт и о главных препятствиях при реализации проектов главный архитектор Москвы рассказал на лекции, прошедшей в рамках образовательного проекта «Открытый город» на площадке МИТУ-МАСИ. На лекции собралось более 300 студентов из разных профильных вузов и архитектурных факультетов столицы.
Уже не избушки
Сформирован шорт-лист премии АРХИWOOD-2018. Сегодня стартует «народное» голосование премии. О номинантах рассказывает куратор премии Николай Малинин.
Городские сады
В проекте реновации кварталов в районе Хорошево-Мневники архитекторы UNK project использовали принцип подобия, в меньшем масштабе повторяя композиционное и функциональное построение, характерное для всей Москвы
Заметки о двадцати
Мы достаточно подробно – настолько, насколько это возможно сейчас, рассказали о конкурсных проектах пилотных площадок реновации, теперь можно немного и порассуждать.
Шесть измерений
Перевод эссе Шимона Матковски, партнера бюро «Blank Architects», посвященного «теории шести измерений», отвечающих за хорошую архитектуру. Полезно молодым архитекторам; главный совет – думать головой.
Леон Крие
Публикуем остроумный очерк об одном из самых противоречивых архитекторов наших дней – Леоне Крие – из книги Деяна Суджича «B как Bauhaus: Азбука современного мира», выпущенной издательством Strelka Press.
Эталон качества
Архи.ру запускает проект «Эталон качества», главными элементами которого станут большая экспозиция с авторскими инсталляциями и круглый стол на фестивале «Зодчество», а также серия видео-интервью с рядом ведущих российских архитекторов.
Технологии и материалы
«Фирма «КИРИЛЛ»:
25 лет для самых красивых домов
В ноябре 2021 года одному из ведущих поставщиков облицовочного кирпича на российском рынке «Фирме «КИРИЛЛ» исполнилось 25 лет. Архи.ру восстанавливает хронологию последней четверти века, связанную с использованием этого материала в строительстве и архитектуре.
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Сейчас на главной
Архсовет Москвы–71
Высотный – 105 м в верхних отметках – многофункциональный комплекс «ТПУ «Парк Победы» на границе между «сталинской» и «парковой» Москвой, был доброжелательно принят архитектурным советом Москвы, но все же получил такое количество замечаний и комментариев, что проект было решено отложить и доработать, придерживаясь, однако, выбранного направления поисков.
Праздник, который всегда с тобой
Двор в петербургских Никольских рядах снова открывается на зимний сезон. Рассказываем, как архитекторам из бюро KATHARSIS удалось создать круглогодичную атмосферу праздника: катальная горка, посвящение Хаяо Миядзаки, трдельники и виды на Коломну.
Рядом с Лидвалем и Нобелем
Жилой комплекс по проекту мастерской Анатолия Столярчука в Нейшлотском переулке: аккуратная смена масштаба, дань памяти места, финские дополнения к функциональной типологии – в частности, сауны в квартирах, и планы получения сертификата BREEAM.
И вонзил в него нож
Лидер Coop Himmelb(l)au Вольф Д. Прикс представил три проекта, которые он реализует сейчас в России: комплекс в Крыму в Севастополе – который, как оказалось, можно строить, минуя санкции, потому что это объект культуры; «СКА Арену» на месте разрушенного модернистского здания СКК в Петербурге – его на презентации символизировал разрезаемый архитектором торт – и музыкально-театральный комплекс в Кемерове.
Самый «зеленый»
West Mall на Большой Очаковской улице станет первым в России торговым центром, построенным по международным экологическим стандартам с применением зеленых технологий. Заказчик проекта, компания «Гарант-Инвест», планирует сертифицировать его по стандартам BREEAM и LEED.
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Когда стемнеет
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает подчеркнуть двойственный характер Гурьевского парка и сделать его интересным для посещения в вечернее время.
Злободневное
Megabudka опубликовали в инстаграме собственный «проект капитального ремонта здания ТАСС» – в виде небоскреба. Такого рода полезные шутки становятся распространенными; но в данном случае ироническое предложение перекликается не только с актуальной московской повесткой, но и с историей места.
Укорененный музей
В Гонконге открылся музей M+ по проекту архитекторов Herzog & de Meuron – флагманский проект нового Культурного района Западного Коулуна.
Небоскреб на биомассе
В ходе Конференции ООН по изменению климата в Глазго архитекторы SOM представили проект Urban Sequoia – небоскреба, поглощающего CO2 из атмосферы.
Эконом-вилла
Доступный, просторный и эстетичный каркасный дом от бюро ISAEV architects предназначен для отдыха от города и созерцания природы.