Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун

Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.

mainImg
Перевод Елены Сальниковой и Антонины Шаховой
 
Статья впервые опубликована в сетевом издании Hidden City Philadelphia, посвященном архитектуре, истории градостроительства и рукотворной среды
This article was originally published by Hidden City Philadelphia, an online publication about architecture, urban history and the built environment

Зачем вообще спасать Саут-стрит? Ее золотые шестидесятые уже давно позади, второй расцвет в девяностые – тоже. Нет больше бара «J. C. Dobbs»[1]. Закрылся «Black Banana»[2]. Ушла в небытие империя «Tower Records». Пустует большинство витрин. А комендантский час для молодежи, введенный для борьбы с массовыми сборищами и подростковой преступностью, – как лекарство, которое лишний раз напоминает о болезни.
 
Саут-стрит первоначально называлась Сидар-стрит и очерчивала южную границу Филадельфии по генеральному плану Уильяма Пенна 1683 года. Она подобно крепостному рву отделяла цивилизованный мир квакеров от дикарей-язычников. К концу XIX века на Саут-стрит сформировался исторический центр афроамериканской общины Филадельфии. Там преуспевали чернокожие предприниматели, особенно после отмены рабства и окончания Гражданской войны. В XX веке растущий многонациональный город пополнили ирландцы, поляки, евреи, русские и итальянцы. Они прибывали сюда через миграционный пункт на реке Делавэр и искали работу в прибрежных районах и на Вашингтон-авеню. Приезжие в конце концов оттеснили местное чернокожее население на запад от Брод-стрит. Роскошные магазины для богатых переместились в Мэйн-Лайн, и Саут-стрит превратилась в улицу развлечений с театрами и ночными клубами. К началу 1960-х западная ее часть представляла собой процветающий район, где жили и держали частные фирмы афроамериканцы, а восточная стала местом притяжения для разного рода богемы: художников и представителей контркультуры. От реки Делавэр до реки Скулкил Саут-стрит была «самой хипповой улицей города», как пели в своей популярной песне «The Orlons»[3].
 
А потом ситуация резко изменилась. Началось с того, что в 1930-е годы Градостроительная комиссия Филадельфии предложила проложить через город Центральную кольцевую автомобильную дорогу, чтобы освободить деловой центр от пробок и соединить между собой соседние магистрали. Тогда кольцевые автодороги были веянием времени. Эту же идею в 1950-е навязывал градостроителям архитектор Виктор Грюн. Точный маршрут филадельфийской трассы предусмотрительно не раскрывали. Транспортники расплывчато говорили о «ненадлежащем использовании земель на юге».
 
Определил положение Центральной КАД исполнительный директор Градостроительной комиссии Филадельфии Роберт Митчелл в 1947-1953 годах, обозначив ее южный отрезок на месте Саут- и Ломбард-стрит. Свой проект, подготовленный в соавторстве с градостроителем Эдмундом Бэконом, архитектором Луисом Каном и другими коллегами, он представил в 1947 году на выставке «Сделаем Филадельфию лучше». С 1950-х до середины 1960-х годов шла исследовательская и проектная работа. Шоссе планировали строить открытым, заглубленным ниже уровня земли на месте улиц Саут- и Бейнбридж-стрит. Жителей уведомили о планах, цены на недвижимость рухнули, Саут-стрит опустела. К 1966 году стало ясно, что улицы снесут. Появление скоростной магистрали Кросстаун было делом решенным.
Градостроительная комиссия, 27.01.1970
Фотография © Ричард Розенберг. Courtesy of the Special Collections Research Center. Temple University Libraries. Philadelphia, PA.

Этот проект обнажил целый комплекс проблем в обществе. На Саут-стрит, как бусины на нить, были нанизаны связанные между собой, но очень разные, подчас враждующие сообщества. Идея построить шоссе Кросстаун подняла на поверхность соседские, межклассовые и межэтнические конфликты. Волнует ли кого-то, что нужды нынешних жителей не совпадают с планами развития города, и что въезд в него обеспечивают за счет интересов местных сообществ? Окажут ли помощь переселенцам? Как шоссе перекроит границы расовых и экономических зон Филадельфии? Может ли муниципалитет уничтожить «язву» на теле города, если сам же и явился ее причиной? Почему улицы богатых белых сохраняют, а улицы бедных, черных и иммигрантов стирают с карты города? Агент по продаже недвижимости Джордж Скотт однажды сравнил Саут-стрит с линией Мэйсона-Диксона[4].
 
Противники строительства быстро мобилизовались. В 1968 году правозащитница Элис Липском, общественный деятель Джордж Дьюкс и адвокат Роберт Шугармэн создали Гражданский комитет по защите и развитию общины Кросстаун, объединивший разрозненные кварталы в единый фронт сопротивления. Офис организации располагался в доме 820 по Саут-стрит, где теперь находится магазин модной одежды.
Демонстрация протеста против строительства автострады. 22.03.1968
Фотография © Джек Тини. Courtesy of the Special Collections Research Center. Temple University Libraries. Philadelphia, PA.

Элис Липском, одна из лидеров сопротивления – авторитетная афроамериканка, председательница Совета Готорнской общины. Она сотрудничала со многими мэрами Филадельфии, встречалась с тремя президентами, жестоко боролась с трущобными «баронами» южной Филадельфии и митинговала против расизма в жилищной политике. Элис одинаково хорошо умела и сплотить негров с иммигрантами, и привлечь белых богачей из Сесаети-Хилл на свою сторону. Бывший мэр Эдвард Рэнделл позже скажет: «Я не встречал никого, кто бы бился так отчаянно за свой район, как Элис Липском».

В своей борьбе комитет заручился поддержкой архитекторов, которые должны были доказать жизнеспособность и необходимость сохранения Саут-стрит. С этой целью была нанята фирма «Вентури и Раух». Руководство проектом взяла на себя Дениз Скотт Браун. Родом из ЮАР, она получила диплом архитектора в Англии и переехала в Америку изучать градостроительство в Пенсильванском университете. Её учителями в числе прочих были Роберт Митчелл и Луис Кан. Вскоре после того, как Дениз окончила учёбу и начала преподавать, она познакомилась с Робертом Вентури. Сначала они были коллегами по университету, а потом партнерами в браке и в архитектурном бюро. Тогда еще молодая фирма «Вентури и Раух» уже снискала дурную славу сперва из-за спорного проекта дома Вентури для его матери, потом из-за его «деликатного манифеста» «Сложность и противоречия в архитектуре». Вслед за этим Скотт Браун и Вентури взялись за исследование под названием «Уроки Лас-Вегаса». Они осмелились всерьёз изучать архитектуру пестрого, как конфетные фантики, города, от чего у профессионального сообщества волосы встали дыбом. В этой работе принимали участие студенты-архитекторы Йельского университета, среди которых оказался Стив Айзенур, ассистент профессора и будущий партнер Вентури.

«Вентури и Раух» предложили спроектировать район бесплатно. Члены комитета сомневались в успехе, но надеялись на лучшее. «Эти люди согласились иметь с нами дело, в частности, потому что у нас были общие интересы. Кроме архитектурного бюро, Боб Вентури держал на Саут-стрит фруктовую лавку, которую унаследовал от отца», – рассуждала Скотт Браун в своей монографии «Градостроительные концепции».
Демонстрация протеста против строительства автострады. 15.09.1970
Фотография © Джозеф Васко. Courtesy of the Special Collections Research Center. Temple University Libraries. Philadelphia, PA.

На заре шестидесятых «социологи превратились в общественных деятелей», – писала она. – «Если вы решаете градостроительные задачи, то должны разбираться в городской экономике. Особенно если собираетесь работать в сложных экономических условиях. Для этого вам понадобятся силы и влияние. Но сражаться с обстоятельствами все время невозможно, да и зачем, если можно обратить их в свою пользу?»

Команда архитекторов во главе с Дениз Скотт Браун до мельчайших подробностей изучила и проанализировала использование земли на Саут-стрит и ее транспортное обслуживание. Четыре года они работали над проектом, отстаивая улицу. У здания городской администрации появлялись пикеты: «ОСТАНОВИТЕ стройку шоссе Кросстаун!!! Это в ВАШИХ силах!» Митчелл, некогда главный сторонник строительства, переметнулся на сторону протестующих, тогда как остальные вместе с Бэконом стояли на своем. В 1967 году за эту тему ухватились кандидаты в мэры в преддверии выборов. Действующего мэра Джеймса Тэйта волновали беспорядки, и он отступил со словами: «Пусть будет, как хочет народ». Но еще нужно было победить на более высоком уровне. Члены комитета встречались с губернатором Пенсильвании Реймондом Шэфером, с главой Департамента Транспорта США и Федеральным управлением автомобильных дорог. Потянулись годы споров. Следующий мэр Фрэнк Риццо выступал всецело за шоссе, но в другом виде: Градостроительная комиссия Филадельфии пошла на компромисс и предложила пустить трассу под землей, а над ней построить новые жилые и коммерческие здания. Проект получил название «Саутбридж». По воспоминаниям Скотт Браун, «Риццо, вообще, симпатизировал Элис Липском за ее сильные лидерские качества. Ей он тоже нравился, пусть и был расистом, но все равно лучше других мэров». К 1973 году государственные транспортные органы отказались от проекта, и даже Бэкон с Градостроительной комиссией Филадельфии сменили курс.

Комитет не просто предотвратил появление магистрали Кросстаун. Вместе с командой Скотт Браун они подготовили почву для последующего возрождения улицы, и вот каков был их план: во-первых, восстановить жилье для малоимущих, благоустроить территорию вокруг него и по возможности избежать переселений; поддержать владельцев жилья и малого бизнеса. На первом этапе предлагалось провести реконструкцию нескольких зданий и разместить в них социальные службы, знаменуя тем самым начало новой жизни. Принятие решений о дальнейших изменениях отдать в руки местных жителей во главе с лидером общины.
Саут Стрит 326. Интерьер с надписью «Дом»: одна комната с риском злоупотреблений»
Courtesy of the Special Collections Research Center. Temple University Libraries. Philadelphia, PA.

«В ведомстве по социальной политике нашу идею одобрили. Им понравилось, что мы не стали проектировать ничего нового, так как это было бы преждевременно, а перечислили какие виды социальных программ необходимо реализовать и какие типы зданий понадобятся на этой улице», – писала Скотт Браун.

План удался. В 70-е Саут-стрит пережила возрождение как самый прогрессивный район города, достигнув пика своего развития в 80-90-е, а потом начала постепенно приходить в упадок. В 2001 году народные гуляния на Марди Гра[5] закончились грабежами. В начале нулевых здесь один за другим открывались и закрывались крупные сетевые магазины. Опустели витрины. Сегодня улица еще жива, но что ее ждет?

Кто спасет Саут-стрит теперь? И нуждается ли она в спасении? Причины ее былого благоденствия никуда не исчезли: она расположена на рубеже, где заканчивается квакерский аскетизм, здесь, на перекрёстке множества культур и классов, кипит жизнь, она, как ось гироскопа, сохраняет постоянство, как бы ни менялась мода. Есть те, для кого Саут-стрит в расцвете именно сейчас. Ее лучшие годы – наши лучшие годы. Мы взрослеем, а она остается прежней. И все-таки, что можем сделать мы, чтобы помочь ей в XXI веке на фоне развития торговли и общественной жизни? Во-первых, крупным девелоперам здесь не место. Саут-стрит хочет быть не Таймс-сквер-2020, а Ист-Виллидж-1968[6]. Как писала Скотт Браун: «Нужно сделать территорию центром притяжения для людей, не прибегая к кардинальным изменениям, влекущим за собой переселение и снос кварталов». Может, нам стоит обратиться к истокам, когда Саут-стрит была улицей рабочего класса и художников? Существуют ли простые способы создать среду для досуга и услуг, подходящих широкому кругу очень разных людей, местных и туристов, не нарушая интересов общины. Удастся ли опять привлечь сюда творческую публику с её самобытностью, которая откроет магазины и пустит новые корни еще лет на 40? А может, стоит посмотреть на Саут-стрит свежим взглядом, вместо того чтобы перестраивать или реконструировать. Может, с ней не всё так плохо?
cic =

Дениз Скотт-Браун, специальный комментарий к статье, 11.2021

Благодаря этому исследованию зародилось движение архитекторов и социологов, которые вместе представляли интересы разных групп населения и меняли общество. За ним последовали аналогичные работы других авторов, взявших за основу теорию «справедливого градостроительства» Пола и Линды Давыдовых[7]. Давыдовы учили спрашивать себя: «Кому нужны прекрасные картины будущего, если не решены насущные проблемы? Зачем загадывать далеко вперёд? Важнее, что будет через год».

Вентури и Скотт Браун работали над проектом Саут-стрит и параллельно писали «Уроки Лас-Вегаса». Впоследствии они ещё проводили подобные градостроительные и общественные исследования, пока администрация президента, сначала Никсона, а позже Рейгана, не останавливала финансирование. Всего насчитывается около 20 таких работ.

Фотографии ниже были сняты Дениз Скотт Браун в 1960-е годы, за исключением нескольких, сделанных под ее руководством Стивом Айзенуром. По ним видно, как архитекторы изучали Саут-стрит, ее историю, жителей, экономику и связь всего этого с внешними системами и силами. Снимки вошли в новую книгу Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» («Неординарный взгляд»), которая скоро увидит свет.
zooming
Дениз Скотт-Браун. 1965
Предоставлено Дениз Скотт-Браун
zooming
Саут Стрит
Предоставлено Дениз Скотт-Браун
zooming
Саут Стрит
Предоставлено Дениз Скотт-Браун
zooming
Саут Стрит
Предоставлено Дениз Скотт-Браун
zooming
Саут Стрит
Предоставлено Дениз Скотт-Браун
zooming
Саут Стрит
Предоставлено Дениз Скотт-Браун
zooming
Саут Стрит
Предоставлено Дениз Скотт-Браун
zooming
Саут Стрит
Предоставлено Дениз Скотт-Браун
zooming
Саут Стрит
Предоставлено Дениз Скотт-Браун
zooming
Саут Стрит
Предоставлено Дениз Скотт-Браун

[1]«J. C. Dobbs» – легендарный рок-бар, где в разное время выступали «Rage Against the Machine», «Nirvana» и «Pearl Jam».
[2]«Black Banana» – изначально кафе-мороженое и ресторан, а позже ночной клуб электронной музыки и площадка для видео-художников.
[3]«The Orlons» – американская R&B группа, основанная в 1960-х. Их сингл «South Street» получил золотой диск.
[4]Линия Мэйсона-Диксона – историческая граница между севером и югом США, позже – демаркационная линия в территориальном споре четырех американских штатов: Пенсильвании, Мэриленда, Делавэра и Западной Виргинии. Большая ее часть вдоль южной границы Пенсильвании стала символической границей между «свободным» Севером и рабовладельческим Югом.
[5]Марди Гра (фр. Mardi gras) – праздник, который знаменует собой последнюю ночь перед началом католического Великого поста.
[6]Ист-Виллидж – район в нижнем Манхэттене, ставший в середине 1960-х центром нью-йоркской контркультуры.
[7] «Справедливое градостроительство» (advocacy planning) – альтернативный метод градостроительного проектирования, предложенный Полом и Линдой Давыдовыми, ответная реакция на устоявшуюся командно-приказную практику планирования городов. По сути, архитекторы, выступая на стороне самых незащищенных, бедных, не имеющих возможности самостоятельно бороться за свои права слоев населения, отстаивали их интересы перед градостроительными комиссиями и крупными девелоперами.
zooming
Саут Стрит
Предоставлено Дениз Скотт-Браун

19 Ноября 2021

Похожие статьи
«Рынок неистово хочет общаться»
Арх Москва уже много лет – не только выставка, но и форум, а в этом году количество разговоров рекордное – 200. Человек, который уже пять лет успешно управляет потоком суждений и амбиций – программный директор деловой программы выставки Оксана Надыкто – проанализировала свой опыт для наших читателей. Строго рекомендовано всем, кто хочет быть «спикером Арх Москвы». А таких все больше... Так что и конкуренция растет.
Опровержение и сравнение: конкурс красноярского театра
Начали писать опровержение – ошиблись, при рассказе о проекте Wowhaus, который занял 1 место, с оценкой объема сохраняемых конструкций, из-за недостатка презентационных материалов – а к опровержению добавилось сравнение с другими призерами, и другие проекты большинства финалистов. Так что получился обзор всего конкурса. Тут, помимо разбора сохраняемых разными авторами частей, можно рассмотреть проекты бюро ASADOV, ПИ «Арена» и «Четвертого измерения». Два последних старое здание не сохраняют.
ЛДМ: быть или не быть?
В преддверии петербургского Совета по сохранению наследия в редакцию Архи.ру пришла статья-апология, написанная в защиту Ленинградского дворца молодежи, которому вместо включения в Перечень выявленных памятников грозит снос. Благодарим автора Алину Заляеву и публикуем материал полностью.
Пользы не сулит, но выглядит безвредно
Мы попросили Марию Элькину, одного из авторов обнародованного в августе 2020 года письма с критикой законопроекта об архитектурной деятельности, прокомментировать новую критику текста закона, вынесенного на обсуждение 19 января. Вывод – законопроект безвреден, но архитектуру надо выводить из 44 и 223 ФЗ.
Буян и суд
Новость об отмене парка Тучков буян уже неделю занимает умы петербуржцев. В отсутствие каких-либо серьезных подробностей, мы поговорили о ситуации с архитекторами парка и судебного квартала: Никитой Явейном и Евгением Герасимовым.
Григорий Ревзин об ЭКСПО 2020: Европа и отказ от формы
Рассматривая тематические павильоны и павильоны европейских стран, Григорий Ревзин приходит к выводу, что «передовые страны показывают, что архитектура это вчерашний день», главная тенденция состоит в отсутствии формы: «произведение это процесс, лучшая вещь – тусовка вокруг ничего».
Григорий Ревзин об ЭКСПО 2020: «страны с проблематичной...
Продолжаем публиковать тексты Григория Ревзина об ЭКСПО 2020. В следующий сюжет попали очень разные павильоны от Белоруссии до Израиля, и даже Сингапур с Бразилией тоже здесь. Особняком стоит Польша: ее автор считает «играющей в первой лиге».
Григорий Ревзин об ЭКСПО 2020: арабские страны
Серия постов Григория Ревзина об ЭКСПО 2020 на fb превратилась в пространный, остроумный и увлекательный рассказ об архитектуре многих павильонов. С разрешения автора публикуем эти тексты, в первом обзоре – выставка как ярмарка для чиновников и павильоны стран арабского мира.
Помпиду наизнанку
Ренцо Пьяно и ГЭС-2 уже сравнивали с Аристотелем Фиораванти и Успенским собором. И правда, она тоже поражает высотой и светлостию, но в конечном счете оказывается самой богатой коллекцией узнаваемых мотивов стартового шедевра Ренцо Пьяно и Ричарда Роджерса, Центра Жоржа Помпиду в Париже. Мотивы вплавлены в сетку шуховских конструкций, покрашенных в белый цвет, и выстраивают диалог между 1910, 1971 и 2021 годом, построенный на не лишенных плакатности отсылок к главному шедевру. Базиликальное пространство бывшей электростанции десакрализуется практически как сам музей согласно концепции Терезы Мавики.
Победа прагматиков? Хроники уничтожения НИИТИАГа
НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства сопротивляется реорганизации уже почти полгода. Сейчас, в августе, институт, похоже, почти погиб. В недавнем письме президенту РФ ученые просят перенести Институт из безразличного к фундаментальной науке Минстроя в ведение Минобрнауки, а дирекция говорит о решимости защищать коллектив до конца. Причем в «обстановке, приближенной к боевой» в институте продолжает идти научная работа: проводят конференции, готовят сборники, пишут статьи и монографии.
Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре
«Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре» Дениз Скотт Браун – это результат личного исследования вопросов авторства, иерархической и гендерной структуры профессии архитектора. Написанная в 1975 году, статья увидела свет лишь в 1989, когда был издан сборник "Architecture: a place for women". С разрешения автора мы публикуем статью, впервые переведенную на русский язык.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Вавилонская башня культуры?
Реконструкция ГЭС-2 для Фонда V-A-C по замыслу Ренцо Пьяно в центре Москвы – яркий пример глобальной архитектуры, льстящей заказчику, но избежать воздействия сложного контекста этот проект все же не может.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Технологии и материалы
Амфитеатры, уличное искусство и единение с природой
В сентябре 2023 года в Воронеже завершилось строительство крупнейшей в России школы вместимостью 2860 человек. Проект был возведен в знак дружбы между Россией и Республикой Беларусь и получил название «Содружество». Чем уникально новое учебное заведение, рассказали архитекторы проектного института «Гипрокоммундортранс» и специалист компании КНАУФ, поставлявшей на объект свои отделочные материалы.
Быстрее на 30%: СОД Sarex как инструмент эффективного...
Руководители бюро «МС Архитектс» рассказывают о том, как и почему перешли на российскую среду общих данных, которая позволила наладить совместную работу с девелоперами и строительными подрядчиками. Внедрение Sarex привело к сокращению сроков проектирования на 30%, эффективному решению спорных вопросов и избавлению от проблем человеческого фактора.
Византийская кладка Херсонеса
В историко-археологическом парке Херсонес Таврический воссоздается исторический квартал. В нем разместятся туристические объекты, ремесленные мастерские, музейные пространства. Здания будут иметь аутентичные фасады, воспроизводящие древнюю византийскую кладку Херсонеса. Их выполняет компания «ОртОст-Фасад».
Алюминий в многоэтажном строительстве
Ключевым параметром в проектировании многоэтажных зданий является соотношение прочности и небольшого веса конструкций. Именно эти характеристики сделали алюминий самым популярным материалом при возведении небоскребов. Вместе с «АФК Лидер» – лидером рынка в производстве алюминиевых панелей и кассет – разбираемся в технических преимуществах материала для высотного строительства.
A BOOK – уникальная палитра потолочных решений
Рассказываем о потолочных решениях Knauf Ceiling Solutions из проектного каталога A BOOK, которые были реализованы преимущественно в России и могут послужить отправной точкой для новых дизайнерских идей в работе с потолком как гибким конструктором.
Городские швы и архитектурный фастфуд
Вышел очередной эпизод GMKTalks in the Show – ютуб-проекта о российском девелопменте. В «Архитительном выпуске» разбираются, кто главный: архитектор или застройщик, говорят о работе с историческим контекстом, формировании идентичности города или, наоборот, нарушении этой идентичности.
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Клубный дом «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Сейчас на главной
Музейно-концертная функция
Завершена реконструкция домашней арены клуба Real Madrid CF, стадиона Сантьяго Бернабеу: теперь здесь проще проводить концерты и другие массовые мероприятия, а новый фасад согласован с пространством города.
Амфитеатр под луной
Подарок от бюро KIDZ к своему дню рождения – поп-ап павильон на территории кластера ЛенПолиграфМаш в Санкт-Петербурге. До конца лета здесь можно отдыхать в гамаке, возиться с мягким песком, наблюдать за огромным шаром с гелием и другими людьми.
Вибрация балконов
Школа в Шанхае по проекту австралийско-китайского бюро BAU рассчитана как на традиционную, так и на ориентированную на нужды конкретного ученика форму обучения.
Митьки в арбузе
В петербургском «Манеже» открылась выставка художников «Пушкинской-10» – не заметить ее невозможно благодаря яркому дизайну, которым занималась студия «Витрувий и сыновья». Тот случай, когда архитектура перетянула на себя одеяло и встала вровень с художественным высказыванием. Хотя казалось бы – подумаешь, контейнеры и горошек.
Архитектор в городе
Прошлись по современной Москве с проектом «Прогулки с архитектором» – от ЖК LUCKY до Можайского вала. Это долго и подробно, но интересно и познавательно. Рассказываем и показываем, гуляли 4 часа.
Ре:Креация – итоги конкурса, 2 часть
Во второй части рассказываем о самой многочисленной группе номинаций – «Объекты развлечений». В ней было представлено шесть номинаций: акватермальный и банный комплексы, многофункциональный центр, парк развлечений, рыбный рынок и этноархеологический парк.
Пресса: Город большого мифа и большой обиды
Иркутск: место победы почвеннической литературы над современной архитектурой. Иркутск — «великий город с областной судьбой», как сказал когда-то поэт Лев Озеров про Питер. И это высказывание, конечно, про трагедию, но еще и про обиду на судьбу. В ряду сибирских городов Иркутск впечатлил меня не тем, что он на порядок умней, сложней, глубже остальных — хотя это так,— а ощущением устойчивой вялотекущей неврастении.
Конкурс в Коммунарке: нюансы
Институт Генплана и группа «Самолет» провели семинар для будущих участников конкурса на концепцию района в АДЦ «Коммунарка». Выяснились некоторые детали, которые будут полезны будущим участникам. Рассказываем.
Переживание звука
Для музея звука Audeum в Сеуле Кэнго Кума создал архитектуру, которая обращается к природным мотивам и стимулирует все пять чувств человека.
Кредо уместности
Первая студия выпускного курса бакалавриата МАРШ, которую мы публикуем в этом году, размышляла территорией Ризоположенского монастыря в Суздале под грифом «уместность» и в рамках типологии ДК. После сноса в 1930-е годы позднего собора в монастыре осталось просторное «пустое место» и несколько руин. Показываем три работы – одна из них шагнула за стену монастыря.
Субурбию в центр
Архитектурная студия Grad предлагает адаптировать городскую жилую ячейку к типологии и комфорту индивидуального жилого дома. Наилучшая для этого технология, по мнению архитекторов, – модульная деревогибридная система.
ГУЗ-2024: большие идеи XX века
Публикуем выпускные работы бакалавров Государственного университета по землеустройству, выполненные на кафедре «Архитектура» под руководством Михаила Корси. Часть работ ориентирована на реального заказчика и в дальнейшем получит развитие и возможную реализацию. Обязательное условие этого года – подготовка макета.
Белый свод
Herzog & de Meuron превратили руину исторического дома в центре австрийского Брегенца в «стопку» функций: культурное пространство с баром, гостиница, квартира.
WAF 2024: полшага навстречу
Всемирный фестиваль архитектуры объявил шорт-листы всех номинаций. В списки попали два наших бюро с проектами для Саудовской Аравии и Португалии. Также в сербском проекте замечен российский фотограф& Коротко рассказываем обо всех.
Не снится нам берег Японский
Для того, чтобы исследовать возможности развития нового курорта на берегу Тихого океана, конкурс «РЕ:КРЕАЦИЯ» поделили на 15 (!) номинаций, от участников требовали не меньше 3 концепций, по одной в каждой номинации, и победителей тоже 15. Среди них и студенты, и известные молодые архитекторы. Показываем первые 4 номинации: отели и апартаменты разного класса.
Годы метро. Памяти Нины Алешиной
Сегодня, 17 июля, исполняется сто лет со дня рождения Нины Александровны Алешиной – пожалуй, ключевого архитектора московского метро второй половины XX века. За сорок лет она построила двадцать станций. Публикуем текст Александра Змеула, основанный на архивных материалах, в том числе рукописи самой Алешиной, с фотографиями Алексея Народицкого.
Мост без свойств
В Бордо открылся автомобильный и пешеходный мост по проекту OMA: половина его полотна – многофункциональное общественное пространство.
Три шоу
МАРШ опять показывает, как надо душевно и атмосферно обходиться с макетами и с материями: физическими от картона до металла – и смысловыми, от вопроса уместности в контексте до разнообразных ракурсов архитектурных философий.
Квеври наизнанку
Ресторан «Мараули» в Красноярске – еще одна попытка воссоздать атмосферу Грузии без использования стереотипных деталей. Архитекторы Archpoint прибегают к приему ракурса «изнутри», открывают кухню, используют тактильные материалы и иронию.
Городской лес
Парк «Прибрежный» в Набережных Челнах признан лучшим общественным местом Татарстана в 2023 году. Для огромного лесного массива бюро «Архитектурный десант» актуализировало старые и предложило новые функции – например, площадку для выгула собак и терренкуры, разработанные при участии кардиолога. Также у парка появился фирменный стиль.
Воспоминания о фотопленке
Филиал знаменитой шведской галереи Fotografiska открылся теперь и в Шанхае. Под выставочные пространства бюро AIM Architecture реконструировало старый склад, максимально сохранив жесткую, подлинную стилистику.
Рассвет и сумерки утопии
Осталось всего 3 дня, чтобы посмотреть выставку «Работать и жить» в центре «Зотов», и она этого достойна. В ней много материала из разных источников, куча разделов, показывающих мечты и реалии советской предвоенной утопии с разных сторон, а дизайн заставляет совершенно иначе взглянуть на «цвета конструктивизма».
Крыши как горы и воды
Общественно-административный комплекс по проекту LYCS Architecture в Цюйчжоу вдохновлен древними архитектурными трактатами и природными красотами.
Оркестровка в зеленых тонах
Технопарк имени Густава Листа – вишенка на торте крупного ЖК компании ПИК, реализуется по городской программе развития полицентризма. Проект представляет собой изысканную аранжировку целой суммы откликов на окружающий контекст и историю места – а именно, компрессорного завода «Борец» – в современном ключе. Рассказываем, зачем там усиленные этажи, что за зеленый цвет и откуда.
Терруарное строительство
Хранилище винодельни Шато Кантенак-Браун под Бордо получило землебитные стены, обеспечивающие необходимые температурные и влажностные условия для выдержки вина в чанах и бочках. Авторы проекта – Philippe Madec (apm) & associés.
Над античной бухтой
Архитектура культурно-развлекательного центра Геленждик Арена учитывает особенности склона, раскрывает панорамы, апеллирует к истории города и соседству современного аэропорта, словом, включает в себя столько смыслов, что сразу и не разберешься, хотя внешне многосоставность видна. Исследуем.
Архитектура в дизайне
Британка была, кажется, первой, кто в Москве вместо скучных планшетов стал превращать показ студенческих работ с настоящей выставкой, с дизайном и объектами. Одновременно выставка – и день открытых дверей, растянутый во времени. Рассказываем, показываем.
Пресса: Город без плана
Новосибирск — город, который способен вызвать у урбаниста чувство профессиональной неполноценности. Это столица Сибири, это третий по величине русский город, полтора миллиона жителей, город сильный, процветающий даже в смысле экономики, город образованный — словом, верхний уровень современной русской цивилизации. Но это все как-то не прилагается к тому, что он представляет собой в физическом плане. Огромный, тянется на десятки километров, а потом на другой стороне Оби еще столько же, и все эти километры — ускользающая от определений бесконечная невнятность.
Сила трех стихий
Исследовательский центр компании Daiwa House Group по проекту Tetsuo Kobori Architects предлагает современное прочтение традиционного для средневековой Японии места встреч и творческого общения — кайсё.