Вавилонская башня культуры?

Реконструкция ГЭС-2 для Фонда V-A-C по замыслу Ренцо Пьяно в центре Москвы – яркий пример глобальной архитектуры, льстящей заказчику, но избежать воздействия сложного контекста этот проект все же не может.

Автор текста:
Анна Вяземцева

mainImg
«Громадный цирк, Вавилонская башня, с которой раздается голос культуры, безграничный и бесстрашный, громкий и ясный»[1], – таким Тереза Мавика, директор Фонда V-A-C, видит будущее здание этого фонда на московской Болотной набережной.
ГЭС-2
© RPBW

Это одна из самых амбициозных строек современной Москвы. 20 000 м2 в центре столицы должны уже в наступающем 2020-м году превратиться в «пространства для выставок, перформативных и просветительских программ, зал на 420 человек со сплошной стеклянной стеной за сценой и видом на березовую рощу», посадка которой – также часть архитектурной концепции.
ГЭС-2 в процессе строительства
Фото © Фонд V–A–C / Глеб Леонов. Предоставлено Фондом V–A–C

Проект готовят в парижском отделении бюро Ренцо Пьяно, едва ли не самого авторитетного создателя музейных пространств за последние полвека. Признание нашло архитектора благодаря Центру современного искусства в Париже (1971–1977), получившего затем имя своего заказчика, французского президента Жоржа Помпиду. Спроектированный вместе с Ричардом Роджерсом, он стал символом не только новой эры в архитектуре, но и метафорой нового мира, возникшего на руинах послевоенной Европы. После этого проекта, сделавшего неизвестного 33-летнего итальянца мировой звездой, Ренцо Пьяно построил немало музейных зданий на большей части континентов, умело совмещая выразительный стиль своей мастерской Renzo Piano Building Workshop с индивидуальными требованиями заказа. Вскоре эта насыщенная панорама будет дополнена и московской постройкой.
ГЭС-2. Ситуационный план
© RPBW

Пьяно – отнюдь не первая арх-звезда, создающая музейные пространства в столице. Протагонистом новой музейной моды, после неудавшихся попыток Нормана Фостера, стал здесь Рем Колхас, что отнюдь не случайно: Россия куда ближе ему по духу и методу, чем любому другому его «звездному» коллеге. «Гараж» – не просто очередной «внеевропейский» проект модного архитектора, в нем читаются следы его студенческого интереса к советскому авангарду, его текстов о Леонидове в журнале Питера Айзенмана Oppositions, отношения к пост-социалистическому наследию, теоретического дискурса о роли автора и коллектива в архитектурном творчестве в целом.
ГЭС-2. Эскиз Ренцо Пьяно
© Renzo Piano

Но все это далеко от стиля и установок Ренцо Пьяно, равнодушного к теории архитектуры, к наследию ХХ века с его радикализмом и коллективизмом. Он называет свое бюро в буквальном смысле «мастерской» (“workshop”) и подчеркивает «ремесленнический» характер своего подхода, «причесавшего» радикальные тренды своих старших современников-утопистов, от английского Archigram до итальянского Archizoom, сделав их удобоваримыми для сверх-крупного капитала, будь то богатое государство, влиятельная корпорация, или «частный» миллионер. Такие заказчики видят в проектах Пьяно свой идеализированный портрет – инновативность, технологичность, масштабность, открытость для общества, в то время как рафинированность и шик сразу же исключают все возможные «левые», «филокоммунистические» аллюзии.

Невольно напрашивается аналогия: ГЭС-2 – фонд Prada на родине Терезы Мавики в Милане, построенный уже упомянутым Колхасом (2008–2018). И там, и здесь заказчик – крупный частный капитал, лицо и основа национальной экономики: у них – модный бренд, у нас – нефть и газ, первый номер списка Forbes Леонид Михельсон. Правда, миланский фонд должен был «джентрифицировать» неприглядную восточную периферию бурно развивающейся итальянской «северной столицы», у нас же благоустраивают одно из самых престижных мест во вполне благополучном центре города.
  • zooming
    1 / 4
    ГЭС-2 в процессе строительства
    Фото © Фонд V–A–C / Глеб Леонов. Предоставлено Фондом V–A–C
  • zooming
    2 / 4
    ГЭС-2 в процессе строительства
    Фото © Фонд V–A–C / Глеб Леонов. Предоставлено Фондом V–A–C
  • zooming
    3 / 4
    ГЭС-2 в процессе строительства
    Фото © Фонд V–A–C / Глеб Леонов. Предоставлено Фондом V–A–C
  • zooming
    4 / 4
    ГЭС-2 в процессе строительства
    Фото © Фонд V–A–C / Глеб Леонов. Предоставлено Фондом V–A–C

Ренцо Пьяно, сегодня достигший уже почтенного возраста 82 лет и обладающий всеми возможными титулами, в том числе и академика римской Академии святого Луки, – свидетель «героической» истории ХХ века. Он еще застал «пионеров» современной архитектуры, но сумел «взять от них лучшее», сведя к минимуму мешающий хорошо обеспеченному материально творчеству социальный пафос, присущий «классическому» модернизму. В 1960-е – 1980-е годы, когда даже племянник ключевого архитектора фашистского режима Марчелло Пьячентини – Карло Аймонино – состоял в коммунистической партии, Ренцо Пьяно удалось сохранить нейтралитет в лучших традициях правящих в Италии почти полвека католических демократов, которые умеют виртуозно балансировать между традицией и новацией, элитарностью и народностью.
ГЭС-2 в процессе строительства. Солнечная батарея на кровле производительностью 330 мегаватт х час / год
© RPBW

Мастер в Россию шел с неохотой, что неоднократно повторял в интервью и на недавней пресс-конференции в ТАСС, констатируя, что делать проект его «не попросили, а приказали» (“ordered”). Действительно, едва ли архитектора могли привлечь неограниченные финансовые возможности московского заказчика, которого, по его собственным словам на той же пресс-конференции, не беспокоит уже в два раза превышенный бюджет проекта. Обычно такие обстоятельства вызывают шквал общественной критики в адрес архитектора и подрядчика, но здесь она ни к чему, ведь наш заказчик, кажется, на все согласен. Параллельно бюро RPBW ведет проекты музейных зданий в Стамбуле и Бейруте, строит небоскребы в Лондоне и Тайбэе, реализует проект благоустройства в королевстве Монако. Таких бюджетов в мире немало, а Ренцо Пьяно – он один.

Архитектора, всегда тонко чувствующего, как не ввязаться в потенциальную авантюру (вспомним его проект жилого и офисного комплекса для римского района ЭУР 2008 года или не состоявшееся участие в конкурсе на парк «Зарядье»), убедили, скорее, не миллионы, а дипломатический талант соотечественницы Терезы Мавики, давно работающего в России куратора современного искусства, директора Фонда V-A-C, а теперь и комиссара российского павильона на Венецианской биеннале. Стоит отметить, что в самой Италии схему «призвание варягов» очень не любят, и назначения иностранцев на руководящие должности вызывают бурную волну негодования: достаточно вспомнить конкурс на должности директоров крупнейших итальянских музеев в 2015 году, страсти по которому кипят до сих пор.

Для России же иностранцы – это часть собственной, национальной культуры, о чем ярко говорит отечественная история в целом и история архитектуры в частности. И место застройки в полукилометре от Кремля показательный тому пример. Здесь любой почувствовал бы себя если не Алевизом Новым, то Осипом Бове, или по меньшей мере выпускником римской Академии художеств Борисом Иофаном, чей Дворец Советов должен был появиться как раз напротив (не он ли заставил Терезу Мавику мечтать о «Вавилонской башне»?).
  • zooming
    1 / 4
    ГЭС-2 в процессе строительства
    Фото © Фонд V–A–C / Глеб Леонов. Предоставлено Фондом V–A–C
  • zooming
    2 / 4
    ГЭС-2 в процессе строительства
    Фото © Фонд V–A–C / Глеб Леонов. Предоставлено Фондом V–A–C
  • zooming
    3 / 4
    ГЭС-2 в процессе строительства
    Фото © Фонд V–A–C / Глеб Леонов. Предоставлено Фондом V–A–C
  • zooming
    4 / 4
    ГЭС-2 в процессе строительства
    Фото © Фонд V–A–C / Глеб Леонов. Предоставлено Фондом V–A–C

Поставленная задача традиционна для архитектуры современных выставочных зданий: реконструкция объектов «промышленной археологии» – Трамвайной электростанции и складов водочного завода Смирновых начала ХХ века. Решение, предложенное RPBW – эффектно, оно подкупает стилем, открытостью, «современностью». В нем узнается рука мастера, его виртуозная способность дать объекту узнаваемость без навязчивости, емкость без тяжеловесности, элегантность без излишнего пафоса, в лучших традициях made in Italy. Решения пространств также узнаваемы, если не сказать предсказуемы: открытая площадь, подвешенные пандусы, сочетание стекла и металла, очень современная, но в то же время уютная атмосфера, инновационность и, как обещают авторы проекта, экологичность. Но Пьяно всегда уважителен и к местной традиции: так, если крыши римского «Аудиториума» покрыты свинцом в память о барочных куполах церквей Вечного города, то в Москве genius loci узнается в неожиданной для ее центра березовой роще: стереотип, превращенный в архетип.

Архитектор гордится, что возводит высококачественное здание, особенно «по сравнению с тем, что сегодня строится» в российской столице, как он отметил на пресс-конференции. Он несет добро московской архитектуре, цивилизует Бейрут и острова Новой Каледонии, внедряет по всему миру эко-технологии в монстры-небоскребы. Сегодня, когда Генуя, где живет и работает архитектор, отрезана от мира из-за пришедших в негодность во время недавних ливней автострад, он безвозмездно проектирует новый мост взамен обрушившегося в прошлом году из-за отсутствия своевременного ремонта. С высоты склона Лигурийского побережья, где находится его знаменитое бюро, он говорит о красоте, природе, внимании к условиям труда – отстраненно и созерцательно, как это надлежит фигуре его возраста, опыта и славы.
  • zooming
    1 / 4
    ГЭС-2
    © RPBW
  • zooming
    2 / 4
    ГЭС-2
    © RPBW
  • zooming
    3 / 4
    ГЭС-2
    © RPBW
  • zooming
    4 / 4
    ГЭС-2
    © RPBW

Образ московского проекта Пьяно, как и следовало ожидать, – емкий, качественный, узнаваемый, как и положено известному бренду. Он без очевидного пафоса впитал в себя память об архитектуре Москвы от Ивана III до наших дней, деликатно выстроил контраст между историческим окружением и современностью. Сегодня едва ли можно кого-то испугать современной архитектурой в историческом центре, тем более, что и от исторических памятников в месте, где возводится новое здание V-A-C, помимо Кремля, за последние 100 лет осталось немногое. Неоготическая архитектура включилась в новое проектное решение и обеспечила зданию диалог с архитектурными формами кремлевских башен, а трубы, превратившиеся в непременные для проектов генуэзца-«мореплавателя» Пьяно «мачты» – указали на прибрежное расположение и придали динамичности. Безусловно, «звездный» объект добавит благородства одному из самых интересных, но в то же время противоречивых московских районов, в визуальном обзоре которого соседствуют Фиораванти и Иофан, псевдо-Тон и Церетели.
ГЭС-2. Макет труб
© RPBW

Чем же станет ГЭС-2 –«фабрикой культуры», генерирующей «культурный продукт» или «огромным цирком», отвечающим на запрос «хлеба и зрелищ»? На этот вопрос пытается найти ответ Сьюзен Лейси: проект этой художницы из США запущен сейчас фондом V-A-C. В его рамках жителей окраинных московских районов Ясенево и Новогиреево спрашивают, как подобный центр может быть полезен их району и им самим. Если неочевидность пользы нового объекта заметна уже из-за Садового кольца, то надежда остается лишь на гостей столицы.

Завершение «главной стройки столицы» намечено на 2020 год. Хотелось бы, что здание оправдало все ожидания, а главное – не стало «Вавилонской башней», грандиозной затеей, потерявшей смысл в процессе своего воплощения.

Автор – историк архитектуры, PhD.


ГЭС-2 в процессе строительства. 24.10.2019
Фото © RPBW, фотограф: Matthew Daubach
 
[1] Из переписки Терезы Мавики с художником Рагнаром Кьяртанссоном, приглашенным сделать «сайт-специфичный» проект к открытию здания на Болотной набережной. Цитата по материалам, представленным общественности в рамках пресс-конференции Фонда V-A-C 29 октября 2019 года в Москве.

12 Декабря 2019

Автор текста:

Анна Вяземцева
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Пять вредных вопросов
Интернет-издание Fast Company попыталось выяснить, какие вопросы лучше не задавать самому себе, чтобы не растерять свой творческий потенциал. К разговору о проблеме подключились специалисты, которые исследуют творчество или работу мозга.
Сергей Кузнецов: «Архитектура – мягкая сила для продвижения...
О карьере молодых архитекторов, том, как развивать новый профессиональный ландшафт и о главных препятствиях при реализации проектов главный архитектор Москвы рассказал на лекции, прошедшей в рамках образовательного проекта «Открытый город» на площадке МИТУ-МАСИ. На лекции собралось более 300 студентов из разных профильных вузов и архитектурных факультетов столицы.
Уже не избушки
Сформирован шорт-лист премии АРХИWOOD-2018. Сегодня стартует «народное» голосование премии. О номинантах рассказывает куратор премии Николай Малинин.
Городские сады
В проекте реновации кварталов в районе Хорошево-Мневники архитекторы UNK project использовали принцип подобия, в меньшем масштабе повторяя композиционное и функциональное построение, характерное для всей Москвы
Заметки о двадцати
Мы достаточно подробно – настолько, насколько это возможно сейчас, рассказали о конкурсных проектах пилотных площадок реновации, теперь можно немного и порассуждать.
Шесть измерений
Перевод эссе Шимона Матковски, партнера бюро «Blank Architects», посвященного «теории шести измерений», отвечающих за хорошую архитектуру. Полезно молодым архитекторам; главный совет – думать головой.
Леон Крие
Публикуем остроумный очерк об одном из самых противоречивых архитекторов наших дней – Леоне Крие – из книги Деяна Суджича «B как Bauhaus: Азбука современного мира», выпущенной издательством Strelka Press.
Эталон качества
Архи.ру запускает проект «Эталон качества», главными элементами которого станут большая экспозиция с авторскими инсталляциями и круглый стол на фестивале «Зодчество», а также серия видео-интервью с рядом ведущих российских архитекторов.
Поиск героя
В галерее на Шаболовке до 10 сентября открыта выставка «Степан Липгарт. Семнадцатая утопия. Архитектурные проекты 2007 – 2017».
Арххамство с двумя х
Письмо Феликса Новикова: об искажениях построек модернизма в XXI веке и о проекте обновления здания ТАСС, обнародованном на выставке «Золотое сечение».
Энергичные линии
На прошлой неделе исполнилось 130 лет со дня рождения Эриха Мендельсона – выдающегося немецкого архитектора-экспрессиониста. Его ключевая постройка – силовая подстанция фабрики «Красное знамя» в Петербурге – в этот юбилейный год оказалась в опасности как никогда прежде.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха