Вавилонская башня культуры?

Реконструкция ГЭС-2 для Фонда V-A-C по замыслу Ренцо Пьяно в центре Москвы – яркий пример глобальной архитектуры, льстящей заказчику, но избежать воздействия сложного контекста этот проект все же не может.

Автор текста:
Анна Вяземцева

mainImg
«Громадный цирк, Вавилонская башня, с которой раздается голос культуры, безграничный и бесстрашный, громкий и ясный»[1], – таким Тереза Мавика, директор Фонда V-A-C, видит будущее здание этого фонда на московской Болотной набережной.
ГЭС-2
© RPBW

Это одна из самых амбициозных строек современной Москвы. 20 000 м2 в центре столицы должны уже в наступающем 2020-м году превратиться в «пространства для выставок, перформативных и просветительских программ, зал на 420 человек со сплошной стеклянной стеной за сценой и видом на березовую рощу», посадка которой – также часть архитектурной концепции.
ГЭС-2 в процессе строительства
Фото © Фонд V–A–C / Глеб Леонов. Предоставлено Фондом V–A–C

Проект готовят в парижском отделении бюро Ренцо Пьяно, едва ли не самого авторитетного создателя музейных пространств за последние полвека. Признание нашло архитектора благодаря Центру современного искусства в Париже (1971–1977), получившего затем имя своего заказчика, французского президента Жоржа Помпиду. Спроектированный вместе с Ричардом Роджерсом, он стал символом не только новой эры в архитектуре, но и метафорой нового мира, возникшего на руинах послевоенной Европы. После этого проекта, сделавшего неизвестного 33-летнего итальянца мировой звездой, Ренцо Пьяно построил немало музейных зданий на большей части континентов, умело совмещая выразительный стиль своей мастерской Renzo Piano Building Workshop с индивидуальными требованиями заказа. Вскоре эта насыщенная панорама будет дополнена и московской постройкой.
ГЭС-2. Ситуационный план
© RPBW

Пьяно – отнюдь не первая арх-звезда, создающая музейные пространства в столице. Протагонистом новой музейной моды, после неудавшихся попыток Нормана Фостера, стал здесь Рем Колхас, что отнюдь не случайно: Россия куда ближе ему по духу и методу, чем любому другому его «звездному» коллеге. «Гараж» – не просто очередной «внеевропейский» проект модного архитектора, в нем читаются следы его студенческого интереса к советскому авангарду, его текстов о Леонидове в журнале Питера Айзенмана Oppositions, отношения к пост-социалистическому наследию, теоретического дискурса о роли автора и коллектива в архитектурном творчестве в целом.
ГЭС-2. Эскиз Ренцо Пьяно
© Renzo Piano

Но все это далеко от стиля и установок Ренцо Пьяно, равнодушного к теории архитектуры, к наследию ХХ века с его радикализмом и коллективизмом. Он называет свое бюро в буквальном смысле «мастерской» (“workshop”) и подчеркивает «ремесленнический» характер своего подхода, «причесавшего» радикальные тренды своих старших современников-утопистов, от английского Archigram до итальянского Archizoom, сделав их удобоваримыми для сверх-крупного капитала, будь то богатое государство, влиятельная корпорация, или «частный» миллионер. Такие заказчики видят в проектах Пьяно свой идеализированный портрет – инновативность, технологичность, масштабность, открытость для общества, в то время как рафинированность и шик сразу же исключают все возможные «левые», «филокоммунистические» аллюзии.

Невольно напрашивается аналогия: ГЭС-2 – фонд Prada на родине Терезы Мавики в Милане, построенный уже упомянутым Колхасом (2008–2018). И там, и здесь заказчик – крупный частный капитал, лицо и основа национальной экономики: у них – модный бренд, у нас – нефть и газ, первый номер списка Forbes Леонид Михельсон. Правда, миланский фонд должен был «джентрифицировать» неприглядную восточную периферию бурно развивающейся итальянской «северной столицы», у нас же благоустраивают одно из самых престижных мест во вполне благополучном центре города.
  • zooming
    1 / 4
    ГЭС-2 в процессе строительства
    Фото © Фонд V–A–C / Глеб Леонов. Предоставлено Фондом V–A–C
  • zooming
    2 / 4
    ГЭС-2 в процессе строительства
    Фото © Фонд V–A–C / Глеб Леонов. Предоставлено Фондом V–A–C
  • zooming
    3 / 4
    ГЭС-2 в процессе строительства
    Фото © Фонд V–A–C / Глеб Леонов. Предоставлено Фондом V–A–C
  • zooming
    4 / 4
    ГЭС-2 в процессе строительства
    Фото © Фонд V–A–C / Глеб Леонов. Предоставлено Фондом V–A–C

Ренцо Пьяно, сегодня достигший уже почтенного возраста 82 лет и обладающий всеми возможными титулами, в том числе и академика римской Академии святого Луки, – свидетель «героической» истории ХХ века. Он еще застал «пионеров» современной архитектуры, но сумел «взять от них лучшее», сведя к минимуму мешающий хорошо обеспеченному материально творчеству социальный пафос, присущий «классическому» модернизму. В 1960-е – 1980-е годы, когда даже племянник ключевого архитектора фашистского режима Марчелло Пьячентини – Карло Аймонино – состоял в коммунистической партии, Ренцо Пьяно удалось сохранить нейтралитет в лучших традициях правящих в Италии почти полвека католических демократов, которые умеют виртуозно балансировать между традицией и новацией, элитарностью и народностью.
ГЭС-2 в процессе строительства. Солнечная батарея на кровле производительностью 330 мегаватт х час / год
© RPBW

Мастер в Россию шел с неохотой, что неоднократно повторял в интервью и на недавней пресс-конференции в ТАСС, констатируя, что делать проект его «не попросили, а приказали» (“ordered”). Действительно, едва ли архитектора могли привлечь неограниченные финансовые возможности московского заказчика, которого, по его собственным словам на той же пресс-конференции, не беспокоит уже в два раза превышенный бюджет проекта. Обычно такие обстоятельства вызывают шквал общественной критики в адрес архитектора и подрядчика, но здесь она ни к чему, ведь наш заказчик, кажется, на все согласен. Параллельно бюро RPBW ведет проекты музейных зданий в Стамбуле и Бейруте, строит небоскребы в Лондоне и Тайбэе, реализует проект благоустройства в королевстве Монако. Таких бюджетов в мире немало, а Ренцо Пьяно – он один.

Архитектора, всегда тонко чувствующего, как не ввязаться в потенциальную авантюру (вспомним его проект жилого и офисного комплекса для римского района ЭУР 2008 года или не состоявшееся участие в конкурсе на парк «Зарядье»), убедили, скорее, не миллионы, а дипломатический талант соотечественницы Терезы Мавики, давно работающего в России куратора современного искусства, директора Фонда V-A-C, а теперь и комиссара российского павильона на Венецианской биеннале. Стоит отметить, что в самой Италии схему «призвание варягов» очень не любят, и назначения иностранцев на руководящие должности вызывают бурную волну негодования: достаточно вспомнить конкурс на должности директоров крупнейших итальянских музеев в 2015 году, страсти по которому кипят до сих пор.

Для России же иностранцы – это часть собственной, национальной культуры, о чем ярко говорит отечественная история в целом и история архитектуры в частности. И место застройки в полукилометре от Кремля показательный тому пример. Здесь любой почувствовал бы себя если не Алевизом Новым, то Осипом Бове, или по меньшей мере выпускником римской Академии художеств Борисом Иофаном, чей Дворец Советов должен был появиться как раз напротив (не он ли заставил Терезу Мавику мечтать о «Вавилонской башне»?).
  • zooming
    1 / 4
    ГЭС-2 в процессе строительства
    Фото © Фонд V–A–C / Глеб Леонов. Предоставлено Фондом V–A–C
  • zooming
    2 / 4
    ГЭС-2 в процессе строительства
    Фото © Фонд V–A–C / Глеб Леонов. Предоставлено Фондом V–A–C
  • zooming
    3 / 4
    ГЭС-2 в процессе строительства
    Фото © Фонд V–A–C / Глеб Леонов. Предоставлено Фондом V–A–C
  • zooming
    4 / 4
    ГЭС-2 в процессе строительства
    Фото © Фонд V–A–C / Глеб Леонов. Предоставлено Фондом V–A–C

Поставленная задача традиционна для архитектуры современных выставочных зданий: реконструкция объектов «промышленной археологии» – Трамвайной электростанции и складов водочного завода Смирновых начала ХХ века. Решение, предложенное RPBW – эффектно, оно подкупает стилем, открытостью, «современностью». В нем узнается рука мастера, его виртуозная способность дать объекту узнаваемость без навязчивости, емкость без тяжеловесности, элегантность без излишнего пафоса, в лучших традициях made in Italy. Решения пространств также узнаваемы, если не сказать предсказуемы: открытая площадь, подвешенные пандусы, сочетание стекла и металла, очень современная, но в то же время уютная атмосфера, инновационность и, как обещают авторы проекта, экологичность. Но Пьяно всегда уважителен и к местной традиции: так, если крыши римского «Аудиториума» покрыты свинцом в память о барочных куполах церквей Вечного города, то в Москве genius loci узнается в неожиданной для ее центра березовой роще: стереотип, превращенный в архетип.

Архитектор гордится, что возводит высококачественное здание, особенно «по сравнению с тем, что сегодня строится» в российской столице, как он отметил на пресс-конференции. Он несет добро московской архитектуре, цивилизует Бейрут и острова Новой Каледонии, внедряет по всему миру эко-технологии в монстры-небоскребы. Сегодня, когда Генуя, где живет и работает архитектор, отрезана от мира из-за пришедших в негодность во время недавних ливней автострад, он безвозмездно проектирует новый мост взамен обрушившегося в прошлом году из-за отсутствия своевременного ремонта. С высоты склона Лигурийского побережья, где находится его знаменитое бюро, он говорит о красоте, природе, внимании к условиям труда – отстраненно и созерцательно, как это надлежит фигуре его возраста, опыта и славы.
  • zooming
    1 / 4
    ГЭС-2
    © RPBW
  • zooming
    2 / 4
    ГЭС-2
    © RPBW
  • zooming
    3 / 4
    ГЭС-2
    © RPBW
  • zooming
    4 / 4
    ГЭС-2
    © RPBW

Образ московского проекта Пьяно, как и следовало ожидать, – емкий, качественный, узнаваемый, как и положено известному бренду. Он без очевидного пафоса впитал в себя память об архитектуре Москвы от Ивана III до наших дней, деликатно выстроил контраст между историческим окружением и современностью. Сегодня едва ли можно кого-то испугать современной архитектурой в историческом центре, тем более, что и от исторических памятников в месте, где возводится новое здание V-A-C, помимо Кремля, за последние 100 лет осталось немногое. Неоготическая архитектура включилась в новое проектное решение и обеспечила зданию диалог с архитектурными формами кремлевских башен, а трубы, превратившиеся в непременные для проектов генуэзца-«мореплавателя» Пьяно «мачты» – указали на прибрежное расположение и придали динамичности. Безусловно, «звездный» объект добавит благородства одному из самых интересных, но в то же время противоречивых московских районов, в визуальном обзоре которого соседствуют Фиораванти и Иофан, псевдо-Тон и Церетели.
ГЭС-2. Макет труб
© RPBW

Чем же станет ГЭС-2 –«фабрикой культуры», генерирующей «культурный продукт» или «огромным цирком», отвечающим на запрос «хлеба и зрелищ»? На этот вопрос пытается найти ответ Сьюзен Лейси: проект этой художницы из США запущен сейчас фондом V-A-C. В его рамках жителей окраинных московских районов Ясенево и Новогиреево спрашивают, как подобный центр может быть полезен их району и им самим. Если неочевидность пользы нового объекта заметна уже из-за Садового кольца, то надежда остается лишь на гостей столицы.

Завершение «главной стройки столицы» намечено на 2020 год. Хотелось бы, что здание оправдало все ожидания, а главное – не стало «Вавилонской башней», грандиозной затеей, потерявшей смысл в процессе своего воплощения.

Автор – историк архитектуры, PhD.


ГЭС-2 в процессе строительства. 24.10.2019
Фото © RPBW, фотограф: Matthew Daubach
 
[1] Из переписки Терезы Мавики с художником Рагнаром Кьяртанссоном, приглашенным сделать «сайт-специфичный» проект к открытию здания на Болотной набережной. Цитата по материалам, представленным общественности в рамках пресс-конференции Фонда V-A-C 29 октября 2019 года в Москве.

12 Декабря 2019

Автор текста:

Анна Вяземцева
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре
«Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре» Дениз Скотт Браун – это результат личного исследования вопросов авторства, иерархической и гендерной структуры профессии архитектора. Написанная в 1975 году, статья увидела свет лишь в 1989, когда был издан сборник "Architecture: a place for women". С разрешения автора мы публикуем статью, впервые переведенную на русский язык.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Пять вредных вопросов
Интернет-издание Fast Company попыталось выяснить, какие вопросы лучше не задавать самому себе, чтобы не растерять свой творческий потенциал. К разговору о проблеме подключились специалисты, которые исследуют творчество или работу мозга.
Сергей Кузнецов: «Архитектура – мягкая сила для продвижения...
О карьере молодых архитекторов, том, как развивать новый профессиональный ландшафт и о главных препятствиях при реализации проектов главный архитектор Москвы рассказал на лекции, прошедшей в рамках образовательного проекта «Открытый город» на площадке МИТУ-МАСИ. На лекции собралось более 300 студентов из разных профильных вузов и архитектурных факультетов столицы.
Уже не избушки
Сформирован шорт-лист премии АРХИWOOD-2018. Сегодня стартует «народное» голосование премии. О номинантах рассказывает куратор премии Николай Малинин.
Городские сады
В проекте реновации кварталов в районе Хорошево-Мневники архитекторы UNK project использовали принцип подобия, в меньшем масштабе повторяя композиционное и функциональное построение, характерное для всей Москвы
Заметки о двадцати
Мы достаточно подробно – настолько, насколько это возможно сейчас, рассказали о конкурсных проектах пилотных площадок реновации, теперь можно немного и порассуждать.
Шесть измерений
Перевод эссе Шимона Матковски, партнера бюро «Blank Architects», посвященного «теории шести измерений», отвечающих за хорошую архитектуру. Полезно молодым архитекторам; главный совет – думать головой.
Леон Крие
Публикуем остроумный очерк об одном из самых противоречивых архитекторов наших дней – Леоне Крие – из книги Деяна Суджича «B как Bauhaus: Азбука современного мира», выпущенной издательством Strelka Press.
Эталон качества
Архи.ру запускает проект «Эталон качества», главными элементами которого станут большая экспозиция с авторскими инсталляциями и круглый стол на фестивале «Зодчество», а также серия видео-интервью с рядом ведущих российских архитекторов.
Поиск героя
В галерее на Шаболовке до 10 сентября открыта выставка «Степан Липгарт. Семнадцатая утопия. Архитектурные проекты 2007 – 2017».
Технологии и материалы
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Сейчас на главной
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.
Галька на берегу
Проект аэропорта в Геленджике от АБ «Цимайло, Ляшенко и Партнеры» стал единственным российским победителем премии Architizer A+Awards 2021 года.
Стратегия преображения
Публикуем 8 проектов реконструкции построек послевоенного модернизма, реализованных за последние 15 лет Tchoban Voss Architekten и показанных в галерее AEDES на недавней выставке Re-Use. Попутно размышляя о продемонстрированных подходах к сохранению того, что закон сохранять не требует.
Ажурные узоры
Манчестерский Еврейский музей приобрел после реконструкции по проекту Citizens Design Bureau новый корпус с орнаментом на фасаде: он напоминает о культуре сефардов.