Вавилонская башня культуры?

Реконструкция ГЭС-2 для Фонда V-A-C по замыслу Ренцо Пьяно в центре Москвы – яркий пример глобальной архитектуры, льстящей заказчику, но избежать воздействия сложного контекста этот проект все же не может.

Автор текста:
Анна Вяземцева

mainImg
«Громадный цирк, Вавилонская башня, с которой раздается голос культуры, безграничный и бесстрашный, громкий и ясный»[1], – таким Тереза Мавика, директор Фонда V-A-C, видит будущее здание этого фонда на московской Болотной набережной.
ГЭС-2
© RPBW

Это одна из самых амбициозных строек современной Москвы. 20 000 м2 в центре столицы должны уже в наступающем 2020-м году превратиться в «пространства для выставок, перформативных и просветительских программ, зал на 420 человек со сплошной стеклянной стеной за сценой и видом на березовую рощу», посадка которой – также часть архитектурной концепции.
ГЭС-2 в процессе строительства
Фото © Фонд V–A–C / Глеб Леонов. Предоставлено Фондом V–A–C

Проект готовят в парижском отделении бюро Ренцо Пьяно, едва ли не самого авторитетного создателя музейных пространств за последние полвека. Признание нашло архитектора благодаря Центру современного искусства в Париже (1971–1977), получившего затем имя своего заказчика, французского президента Жоржа Помпиду. Спроектированный вместе с Ричардом Роджерсом, он стал символом не только новой эры в архитектуре, но и метафорой нового мира, возникшего на руинах послевоенной Европы. После этого проекта, сделавшего неизвестного 33-летнего итальянца мировой звездой, Ренцо Пьяно построил немало музейных зданий на большей части континентов, умело совмещая выразительный стиль своей мастерской Renzo Piano Building Workshop с индивидуальными требованиями заказа. Вскоре эта насыщенная панорама будет дополнена и московской постройкой.
ГЭС-2. Ситуационный план
© RPBW

Пьяно – отнюдь не первая арх-звезда, создающая музейные пространства в столице. Протагонистом новой музейной моды, после неудавшихся попыток Нормана Фостера, стал здесь Рем Колхас, что отнюдь не случайно: Россия куда ближе ему по духу и методу, чем любому другому его «звездному» коллеге. «Гараж» – не просто очередной «внеевропейский» проект модного архитектора, в нем читаются следы его студенческого интереса к советскому авангарду, его текстов о Леонидове в журнале Питера Айзенмана Oppositions, отношения к пост-социалистическому наследию, теоретического дискурса о роли автора и коллектива в архитектурном творчестве в целом.
ГЭС-2. Эскиз Ренцо Пьяно
© Renzo Piano

Но все это далеко от стиля и установок Ренцо Пьяно, равнодушного к теории архитектуры, к наследию ХХ века с его радикализмом и коллективизмом. Он называет свое бюро в буквальном смысле «мастерской» (“workshop”) и подчеркивает «ремесленнический» характер своего подхода, «причесавшего» радикальные тренды своих старших современников-утопистов, от английского Archigram до итальянского Archizoom, сделав их удобоваримыми для сверх-крупного капитала, будь то богатое государство, влиятельная корпорация, или «частный» миллионер. Такие заказчики видят в проектах Пьяно свой идеализированный портрет – инновативность, технологичность, масштабность, открытость для общества, в то время как рафинированность и шик сразу же исключают все возможные «левые», «филокоммунистические» аллюзии.

Невольно напрашивается аналогия: ГЭС-2 – фонд Prada на родине Терезы Мавики в Милане, построенный уже упомянутым Колхасом (2008–2018). И там, и здесь заказчик – крупный частный капитал, лицо и основа национальной экономики: у них – модный бренд, у нас – нефть и газ, первый номер списка Forbes Леонид Михельсон. Правда, миланский фонд должен был «джентрифицировать» неприглядную восточную периферию бурно развивающейся итальянской «северной столицы», у нас же благоустраивают одно из самых престижных мест во вполне благополучном центре города.
  • zooming
    1 / 4
    ГЭС-2 в процессе строительства
    Фото © Фонд V–A–C / Глеб Леонов. Предоставлено Фондом V–A–C
  • zooming
    2 / 4
    ГЭС-2 в процессе строительства
    Фото © Фонд V–A–C / Глеб Леонов. Предоставлено Фондом V–A–C
  • zooming
    3 / 4
    ГЭС-2 в процессе строительства
    Фото © Фонд V–A–C / Глеб Леонов. Предоставлено Фондом V–A–C
  • zooming
    4 / 4
    ГЭС-2 в процессе строительства
    Фото © Фонд V–A–C / Глеб Леонов. Предоставлено Фондом V–A–C

Ренцо Пьяно, сегодня достигший уже почтенного возраста 82 лет и обладающий всеми возможными титулами, в том числе и академика римской Академии святого Луки, – свидетель «героической» истории ХХ века. Он еще застал «пионеров» современной архитектуры, но сумел «взять от них лучшее», сведя к минимуму мешающий хорошо обеспеченному материально творчеству социальный пафос, присущий «классическому» модернизму. В 1960-е – 1980-е годы, когда даже племянник ключевого архитектора фашистского режима Марчелло Пьячентини – Карло Аймонино – состоял в коммунистической партии, Ренцо Пьяно удалось сохранить нейтралитет в лучших традициях правящих в Италии почти полвека католических демократов, которые умеют виртуозно балансировать между традицией и новацией, элитарностью и народностью.
ГЭС-2 в процессе строительства. Солнечная батарея на кровле производительностью 330 мегаватт х час / год
© RPBW

Мастер в Россию шел с неохотой, что неоднократно повторял в интервью и на недавней пресс-конференции в ТАСС, констатируя, что делать проект его «не попросили, а приказали» (“ordered”). Действительно, едва ли архитектора могли привлечь неограниченные финансовые возможности московского заказчика, которого, по его собственным словам на той же пресс-конференции, не беспокоит уже в два раза превышенный бюджет проекта. Обычно такие обстоятельства вызывают шквал общественной критики в адрес архитектора и подрядчика, но здесь она ни к чему, ведь наш заказчик, кажется, на все согласен. Параллельно бюро RPBW ведет проекты музейных зданий в Стамбуле и Бейруте, строит небоскребы в Лондоне и Тайбэе, реализует проект благоустройства в королевстве Монако. Таких бюджетов в мире немало, а Ренцо Пьяно – он один.

Архитектора, всегда тонко чувствующего, как не ввязаться в потенциальную авантюру (вспомним его проект жилого и офисного комплекса для римского района ЭУР 2008 года или не состоявшееся участие в конкурсе на парк «Зарядье»), убедили, скорее, не миллионы, а дипломатический талант соотечественницы Терезы Мавики, давно работающего в России куратора современного искусства, директора Фонда V-A-C, а теперь и комиссара российского павильона на Венецианской биеннале. Стоит отметить, что в самой Италии схему «призвание варягов» очень не любят, и назначения иностранцев на руководящие должности вызывают бурную волну негодования: достаточно вспомнить конкурс на должности директоров крупнейших итальянских музеев в 2015 году, страсти по которому кипят до сих пор.

Для России же иностранцы – это часть собственной, национальной культуры, о чем ярко говорит отечественная история в целом и история архитектуры в частности. И место застройки в полукилометре от Кремля показательный тому пример. Здесь любой почувствовал бы себя если не Алевизом Новым, то Осипом Бове, или по меньшей мере выпускником римской Академии художеств Борисом Иофаном, чей Дворец Советов должен был появиться как раз напротив (не он ли заставил Терезу Мавику мечтать о «Вавилонской башне»?).
  • zooming
    1 / 4
    ГЭС-2 в процессе строительства
    Фото © Фонд V–A–C / Глеб Леонов. Предоставлено Фондом V–A–C
  • zooming
    2 / 4
    ГЭС-2 в процессе строительства
    Фото © Фонд V–A–C / Глеб Леонов. Предоставлено Фондом V–A–C
  • zooming
    3 / 4
    ГЭС-2 в процессе строительства
    Фото © Фонд V–A–C / Глеб Леонов. Предоставлено Фондом V–A–C
  • zooming
    4 / 4
    ГЭС-2 в процессе строительства
    Фото © Фонд V–A–C / Глеб Леонов. Предоставлено Фондом V–A–C

Поставленная задача традиционна для архитектуры современных выставочных зданий: реконструкция объектов «промышленной археологии» – Трамвайной электростанции и складов водочного завода Смирновых начала ХХ века. Решение, предложенное RPBW – эффектно, оно подкупает стилем, открытостью, «современностью». В нем узнается рука мастера, его виртуозная способность дать объекту узнаваемость без навязчивости, емкость без тяжеловесности, элегантность без излишнего пафоса, в лучших традициях made in Italy. Решения пространств также узнаваемы, если не сказать предсказуемы: открытая площадь, подвешенные пандусы, сочетание стекла и металла, очень современная, но в то же время уютная атмосфера, инновационность и, как обещают авторы проекта, экологичность. Но Пьяно всегда уважителен и к местной традиции: так, если крыши римского «Аудиториума» покрыты свинцом в память о барочных куполах церквей Вечного города, то в Москве genius loci узнается в неожиданной для ее центра березовой роще: стереотип, превращенный в архетип.

Архитектор гордится, что возводит высококачественное здание, особенно «по сравнению с тем, что сегодня строится» в российской столице, как он отметил на пресс-конференции. Он несет добро московской архитектуре, цивилизует Бейрут и острова Новой Каледонии, внедряет по всему миру эко-технологии в монстры-небоскребы. Сегодня, когда Генуя, где живет и работает архитектор, отрезана от мира из-за пришедших в негодность во время недавних ливней автострад, он безвозмездно проектирует новый мост взамен обрушившегося в прошлом году из-за отсутствия своевременного ремонта. С высоты склона Лигурийского побережья, где находится его знаменитое бюро, он говорит о красоте, природе, внимании к условиям труда – отстраненно и созерцательно, как это надлежит фигуре его возраста, опыта и славы.
  • zooming
    1 / 4
    ГЭС-2
    © RPBW
  • zooming
    2 / 4
    ГЭС-2
    © RPBW
  • zooming
    3 / 4
    ГЭС-2
    © RPBW
  • zooming
    4 / 4
    ГЭС-2
    © RPBW

Образ московского проекта Пьяно, как и следовало ожидать, – емкий, качественный, узнаваемый, как и положено известному бренду. Он без очевидного пафоса впитал в себя память об архитектуре Москвы от Ивана III до наших дней, деликатно выстроил контраст между историческим окружением и современностью. Сегодня едва ли можно кого-то испугать современной архитектурой в историческом центре, тем более, что и от исторических памятников в месте, где возводится новое здание V-A-C, помимо Кремля, за последние 100 лет осталось немногое. Неоготическая архитектура включилась в новое проектное решение и обеспечила зданию диалог с архитектурными формами кремлевских башен, а трубы, превратившиеся в непременные для проектов генуэзца-«мореплавателя» Пьяно «мачты» – указали на прибрежное расположение и придали динамичности. Безусловно, «звездный» объект добавит благородства одному из самых интересных, но в то же время противоречивых московских районов, в визуальном обзоре которого соседствуют Фиораванти и Иофан, псевдо-Тон и Церетели.
ГЭС-2. Макет труб
© RPBW

Чем же станет ГЭС-2 –«фабрикой культуры», генерирующей «культурный продукт» или «огромным цирком», отвечающим на запрос «хлеба и зрелищ»? На этот вопрос пытается найти ответ Сьюзен Лейси: проект этой художницы из США запущен сейчас фондом V-A-C. В его рамках жителей окраинных московских районов Ясенево и Новогиреево спрашивают, как подобный центр может быть полезен их району и им самим. Если неочевидность пользы нового объекта заметна уже из-за Садового кольца, то надежда остается лишь на гостей столицы.

Завершение «главной стройки столицы» намечено на 2020 год. Хотелось бы, что здание оправдало все ожидания, а главное – не стало «Вавилонской башней», грандиозной затеей, потерявшей смысл в процессе своего воплощения.

Автор – историк архитектуры, PhD.


ГЭС-2 в процессе строительства. 24.10.2019
Фото © RPBW, фотограф: Matthew Daubach
 
[1] Из переписки Терезы Мавики с художником Рагнаром Кьяртанссоном, приглашенным сделать «сайт-специфичный» проект к открытию здания на Болотной набережной. Цитата по материалам, представленным общественности в рамках пресс-конференции Фонда V-A-C 29 октября 2019 года в Москве.


12 Декабря 2019

Автор текста:

Анна Вяземцева
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.

Сейчас на главной

Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Евгений Подгорнов: «Проектировать надо так, чтобы...
Руководитель петербургского бюро Intercolumnium рассказывает, почему в портфолио компании есть работы от хай-тека до историзма, рассуждает о высотных доминантах и о заказчиках как источниках драйва, необходимого городу.
Новая ячейка
Жилой квартал на территории IT-парка: компания Архиматика сочетает инновационные технологии с человечным масштабом и уютной средой.
Градсовет 18.12.2019
Вторая и, по всей видимости, успешная попытка согласовать жилой дом, выходящий окнами на Троицкий собор и Фонтанку.
В преддверии театра
На Земляном валу справа от въезда в туннель под Таганской площадью, перед Театром на Таганке и рядом с торцом ЖК «Шоколад», достраивается здание 8-этажной гостиницы Novotel по проекту бюро «Гран» Павла Андреева.
Энергия студента
Показываем работы финалистов студенческого конкурса «АРХПроект», а также рассказываем о том, как организаторы попытались выйти за рамки сухой процедуры: с помощью менторов, лектория и выставки с вечеринкой в «Севкабель порту».
Кино на плоту
Летний кинотеатр от архитектурного бюро «А4» как универсальное общественное пространство и вариация на тему паркового павильона.
Перемена мест слагаемых
Используя приемы и материалы типового дачного строительства, Spirin architects находят свой убедительный архитектурный ответ на вызов предельно ограниченного бюджета.
Заседание в бассейне
Новый корпус штаб-квартиры adidas по проекту бюро COBE включает переговорные и актовый зал в виде разных типов спортивных сооружений, включая бассейн.
Метод сращивания
Вариант современного контекстуализма – фактурная и орнаментальная архитектура, сдержанно-классичная, но явным образом не принадлежащая ни к одному стилю. T+T architects использовали этот современный подход для деликатной работы в историческом центре Екатеринбурга.