Архитектурный протекционизм по-шведски

Башни-близнецы бюро OMA в Стокгольме не получили главную архитектурную награду Швеции: это не просто каприз жюри, объясняет Елена Волкова.

Шведская ассоциация архитекторов Sveriges Arkitekter ежегодно вручает свои награды за реализованные проекты в 7 категориях: большая архитектура, интерьерный дизайн, мастерплан, ландшафтный дизайн, решение транспортных проблем, архитектурная критика и проекты молодых архитекторов. Самая престижная номинация – за большую архитектуру – носит имя Каспера Салина (1856–1919), главного архитектора Стокгольма в 1898–1915 годах.
 
Главная интрига вручения наград ArkitekturGala этого года состояла в том, получит ли награду знаковый проект Norra Tornen архитекторов OMA под руководством партнера бюро Рейнира де Графа. Проект уже признан событием международного масштаба; в прошлом году, обойдя высотных конкурентов из Лондона и Франкфурта, Пекина и Сингапура, он получил престижную International Highrise Award. Как будто составленные из кубиков «Северные башни-близнецы» воспринимаются как новый символ Стокгольма, которым сложно что-что противопоставить по масштабу и инновациям, даже если не брать в расчет архитектурную выразительность. Однако еще до начала церемонии были сомнения, что проект победит, уж слишком он не соответствовал врожденной скромности шведов. Но было интересно: каковы будут аргументы жюри?
 
Башни Norra tornen
Фото: Laurian Ghinitoiu, предоставлено OMA

Шведская ассоциация архитекторов вышла из ситуации изящно: победителем стал культурный центр Kulturhuset – другой символ Стокгольма, правда, 1970-х годов. Его построили в 1974, и тогда он уже был удостоен главной архитектурной премии страны. Его автор – радикальный модернист Петер Селсинг (Peter Celsing, 1920–1974). В 2020-м Kulturhuset реконструировали, и как раз за «бережное отношение к наследию» шведское архитектурное бюро Ahrbom & Partner и получило награду. Перемены, отметим, коснулись в первую очередь интерьеров.
 
Культурный центр Kulturhuset. Реконструкция
Фото: Johan Eldrot
Культурный центр Kulturhuset. Реконструкция
Фото: Johan Eldrot

Обстоятельством, которое уменьшало шансы Norra Tornen на выигрыш, была заявленная в этом году тема конкурса на премии: «Растущее жилищное неравенство». Именно за исследования этой темы специальный приз вручили двум университетским профессорам – Ирэне Молина из Упсалы и Карине Листербон из Мальмё. Norra Tornen шли наперекор главной теме: это проект жилья для состоятельных людей, разработанный по заказу «люксовой» девелоперской компании Oscar Properties, владелец которой планомерно пытается привить шведам американские стандарты роскошной жизни.
 
Башни Norra tornen
Фото: Laurian Ghinitoiu, предоставлено OMA
Башни Norra tornen. Башня Innovationen
Фото: Laurian Ghinitoiu, предоставлено OMA

И тут мы наблюдаем некоторый конфликт интересов: желание девелоперов строить исключительные с точки зрения архитектуры сооружения, тем самым повышая их ликвидность, входит в противоречие с укладом шведского общества. И есть еще один важный вопрос: насколько шведское архитектурное сообщество терпимо к вторжению иностранных архитекторов на национальный рынок или оно стоит на позиции жесткой защиты своих интересов? Обмениваться опытом посредством лекций и вебинаров – пожалуйста, но строить – нет. Кто из иностранцев вообще оставил след в Скандинавии?

Безусловным лидером по влиянию на современную шведскую архитектуру до сих пор остается Ле Корбюзье. В 2013 в Музее современного искусства в Стокгольме прошла выставка Moment. Le Сorbusier: The Secret Laboratory, которая еще раз напомнила о работе этого выдающегося архитектора в Швеции в 1930-е – 1960-е годы. Модернизм Ле Корбюзье по времени совпал с формированием социальной модели шведского социализма, к тому же принципы архитектора хорошо сочетались со свойственной шведам практичностью. Так или иначе, его идеи нашли в этой стране (впрочем, как и почти по всему миру) самую благодатную почву.
 
В 1933 Ле Корбюзье разработал план развития Стокгольма, который предусматривал значительный снос кварталов в его основных районах – Норрмальм и Седермальм. Место исторической застройки должны были занять четыре огромных здания на 170 тысяч жителей в Норрмальме и одно 45-метровой высоты на 110 тысяч жителей в Седермальме. Старый город должен был быть полностью реорганизован. Большую часть построек планировалось снести и оставить только Королевский дворец и Большую церковь. Вместо этого предлагалось создать открытое пространство с пешеходными дорожками, кафе, ресторанами и клубами. Шведские медиа и архитектурное сообщество с энтузиазмом приветствовали перемены!
 
Хотя план Ле Корбюзье так и остался на бумаге, но именно эти идеи сделали возможным последующее разрушение центральной части Стокгольма, а также разрушение других городских центров Швеции.
 
По опросам, проводимым популярным порталом Arkitekturupproret, чей девиз можно перевести как «Альтернативу квадратным коробкам!», cамым красивым современным зданием Швеции остается Turning Torso («Вращающийся торс», 2005) Сантьяго Калатравы. Turning Torso собрал беспрецедентное количество международных наград и даже в 2019, почти через 15 лет после завершения строительства, получил 10 Years Award за то, что не потерял своей архитектурной и функциональной ценности. Но, несмотря на популярность и значение для городского ландшафта Мальме, это здание так и не удостоилось главной архитектурной премии Швеции.
 
zooming
Башня Turning Torso
Фото: Mirko Junge via Wikimedia Commons. Лицензия CC BY-SA 2.0

Возможно, дело в шведском менталитете. Пресловутое lagom – «умеренность во всем» – фактор, обуславливающий деликатность местной архитектуры. Все новое, что будет построено, должно быть единообразным, а не разнообразным. Сооружения должны вписываться в контекст, а не выделяться, не демонстрировать какую-либо крайность, авангардную или ретроспективную.
 
Однако, если заглянуть глубже, то выяснится, что уже более десяти лет ведется дискуссия о дефиците интересных решений в шведской архитектуре. Девелоперы все чаще и чаще приглашают иностранные архитектурные бюро для разработки флагманских проектов. Например, перестройка одного из определяющих в будущем лицо Стокгольма районов – Слуссен, доверена в итоге архитектурному бюро Нормана Фостера. Выбор сделала стокгольмская мэрия, хотя из шести конкурсантов половина были шведскими мастерскими. Здесь еще можно найти оправдание: все-таки речь шла о крупном многофункциональном сооружении уровня мегаполиса. В Швеции мегаполисов нет, поэтому, может быть, у местных архитекторов не было релевантного опыта. Так или иначе, по мнению большинства экспертов, именно бюро Нормана Фостера предложило наиболее гармоничное решение, обыгрывающее уникальные видовые перспективы Слуссена.
 
Слуссен – реконструкция. Проект январь 2010
© Foster + Partners

Как отмечают на форумах сами шведские архитекторы, причина проигрышей может крыться также в том, что они не умеют так эффектно подавать свои идеи, как иностранные коллеги, и плохо их отстаивают.
 
Еще один амбициозный стокгольмский проект, который мог бы добавить славы шведским архитекторам, но ушел в копилку англичанину Дэвиду Чипперфильду, – новый Нобелевский центр, где собираются создать пространства для церемоний вручения Нобелевских премий, Нобелевский музей и Нобелевский банкет. Заявки оценивал сам Нобелевский комитет, который решил, что предложение английской мастерской лучше всего отражает дух премии. Бюджет проекта оценивался в 1,2 млрд шведских крон ($143 млн). Среди 12 участников конкурса лишь две команды были из Швеции: Johan Celsing Arkitektkontor (Юхан Селсинг – сын упомянутого выше Петера Селсинга) и Wingårdh Arkitektkontor с «фронтменом» Гертом Вингордом, любимцем шведской публики. Остальные претенденты представляли цвет мировой архитектуры: BIG, Дэвид Чипперфильд, Herzog & de Meuron, Рем Колхас. (Слишком заметное место для нового здания в историческом центре стало причиной отмены проекта через суд, однако теперь Нобелевский комитет рассматривает участок рядом со Слуссеном и вновь ведет переговоры с Чипперфильдом – примечание Архи.ру).
 
Нобелевский центр
© David Chipperfield Architects

Похоже, что шведских застройщиков с их амбициями уже не могут удовлетворить сдержанные решения, которые привычно предлагают местные зодчие. Ассоциация шведских архитекторов как может отстаивает и поддерживает своих членов. Акценты, особенно при вручении премий, делаются на прикладные, практичные решения, cоциальную направленность и, конечно, на ресурсоэффективность – на все то, в чем сильны местные архитектурные бюро. Но такая протекционистская позиция –игнорирование сигналов рынка – будет скорее способствовать ситуации, при которой недостаток местных навыков и умений будет восполняться международными ресурсами, и именно иностранные бюро будут определять будущий образ шведских городов. Выиграют ли от этого шведские архитекторы?

20 Апреля 2021

Похожие статьи
«Рынок неистово хочет общаться»
Арх Москва уже много лет – не только выставка, но и форум, а в этом году количество разговоров рекордное – 200. Человек, который уже пять лет успешно управляет потоком суждений и амбиций – программный директор деловой программы выставки Оксана Надыкто – проанализировала свой опыт для наших читателей. Строго рекомендовано всем, кто хочет быть «спикером Арх Москвы». А таких все больше... Так что и конкуренция растет.
Опровержение и сравнение: конкурс красноярского театра
Начали писать опровержение – ошиблись, при рассказе о проекте Wowhaus, который занял 1 место, с оценкой объема сохраняемых конструкций, из-за недостатка презентационных материалов – а к опровержению добавилось сравнение с другими призерами, и другие проекты большинства финалистов. Так что получился обзор всего конкурса. Тут, помимо разбора сохраняемых разными авторами частей, можно рассмотреть проекты бюро ASADOV, ПИ «Арена» и «Четвертого измерения». Два последних старое здание не сохраняют.
ЛДМ: быть или не быть?
В преддверии петербургского Совета по сохранению наследия в редакцию Архи.ру пришла статья-апология, написанная в защиту Ленинградского дворца молодежи, которому вместо включения в Перечень выявленных памятников грозит снос. Благодарим автора Алину Заляеву и публикуем материал полностью.
Пользы не сулит, но выглядит безвредно
Мы попросили Марию Элькину, одного из авторов обнародованного в августе 2020 года письма с критикой законопроекта об архитектурной деятельности, прокомментировать новую критику текста закона, вынесенного на обсуждение 19 января. Вывод – законопроект безвреден, но архитектуру надо выводить из 44 и 223 ФЗ.
Буян и суд
Новость об отмене парка Тучков буян уже неделю занимает умы петербуржцев. В отсутствие каких-либо серьезных подробностей, мы поговорили о ситуации с архитекторами парка и судебного квартала: Никитой Явейном и Евгением Герасимовым.
Григорий Ревзин об ЭКСПО 2020: Европа и отказ от формы
Рассматривая тематические павильоны и павильоны европейских стран, Григорий Ревзин приходит к выводу, что «передовые страны показывают, что архитектура это вчерашний день», главная тенденция состоит в отсутствии формы: «произведение это процесс, лучшая вещь – тусовка вокруг ничего».
Григорий Ревзин об ЭКСПО 2020: «страны с проблематичной...
Продолжаем публиковать тексты Григория Ревзина об ЭКСПО 2020. В следующий сюжет попали очень разные павильоны от Белоруссии до Израиля, и даже Сингапур с Бразилией тоже здесь. Особняком стоит Польша: ее автор считает «играющей в первой лиге».
Григорий Ревзин об ЭКСПО 2020: арабские страны
Серия постов Григория Ревзина об ЭКСПО 2020 на fb превратилась в пространный, остроумный и увлекательный рассказ об архитектуре многих павильонов. С разрешения автора публикуем эти тексты, в первом обзоре – выставка как ярмарка для чиновников и павильоны стран арабского мира.
Помпиду наизнанку
Ренцо Пьяно и ГЭС-2 уже сравнивали с Аристотелем Фиораванти и Успенским собором. И правда, она тоже поражает высотой и светлостию, но в конечном счете оказывается самой богатой коллекцией узнаваемых мотивов стартового шедевра Ренцо Пьяно и Ричарда Роджерса, Центра Жоржа Помпиду в Париже. Мотивы вплавлены в сетку шуховских конструкций, покрашенных в белый цвет, и выстраивают диалог между 1910, 1971 и 2021 годом, построенный на не лишенных плакатности отсылок к главному шедевру. Базиликальное пространство бывшей электростанции десакрализуется практически как сам музей согласно концепции Терезы Мавики.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Победа прагматиков? Хроники уничтожения НИИТИАГа
НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства сопротивляется реорганизации уже почти полгода. Сейчас, в августе, институт, похоже, почти погиб. В недавнем письме президенту РФ ученые просят перенести Институт из безразличного к фундаментальной науке Минстроя в ведение Минобрнауки, а дирекция говорит о решимости защищать коллектив до конца. Причем в «обстановке, приближенной к боевой» в институте продолжает идти научная работа: проводят конференции, готовят сборники, пишут статьи и монографии.
Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре
«Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре» Дениз Скотт Браун – это результат личного исследования вопросов авторства, иерархической и гендерной структуры профессии архитектора. Написанная в 1975 году, статья увидела свет лишь в 1989, когда был издан сборник "Architecture: a place for women". С разрешения автора мы публикуем статью, впервые переведенную на русский язык.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Вавилонская башня культуры?
Реконструкция ГЭС-2 для Фонда V-A-C по замыслу Ренцо Пьяно в центре Москвы – яркий пример глобальной архитектуры, льстящей заказчику, но избежать воздействия сложного контекста этот проект все же не может.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Технологии и материалы
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Жилой комплекс «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Сейчас на главной
Тетрис в порту
Смотровая башня, спроектированная для Старого порта Монреаля бюро Provencher_Roy, и общественная зеленая зона вокруг нее от ландшафтного бюро NIPPAYSAGE вобрали в себя множество элементов местной идентичности.
Стержни и лепестки
Для московского района Преображенское бюро GAFA спроектировало камерный комплекс Artel, который состоит всего из двух корпусов по 12 этажей. Отсылки к ар-деко и его ответвлению – стримлайну – мы нашли не только в архитектуре, но и в благоустройстве, напоминающем поглощенную природой железнодорожную эстакаду.
Закулисная история
В Грозном по проекту Alexey Podkidyshev studio преобразился Театр юного зрителя. Авторы не только разделили исторические объемы и более поздние пристройки, но и превратили невзрачный объект в востребованное общественное пространство.
Место силлы
В Петропавловске-Камчатском прошел конкурс на создание общественно-культурного центра. В финал вышли три бюро, о работе каждого мы считаем важным рассказать. Начнем с победителя – консорциума во главе с Wowhaus.
Памяти Марии Зубовой
Мария Зубова преподавала историю искусства и архитектуры нескольким поколениям студентов МАРХИ. Художник, иконописец, искусствовед, автор учебников, книги о графике Матисса, инициатор переиздания книг Василия Зубова по истории и теории архитектуры, реставрации и христианской философии.
Баланс желтого
Архитекторы АБ ATRIUM, используя свои навыки и знания в области проектирования школ нового поколения, в которых само пространство и пластика – так задумано – работают на развитие ребенка, оживили крупный, хотя и среднеэтажный, жилой комплекс New Питер проектом, где сквозь темный кирпич прорываются лучи желтого цвета, актового зала нет, зато есть четыре амфитеатра, две открытые террасы, парк и возможность использовать возможности школы не только ученикам, но и, по вечерам, горожанам.
Очередной оазис
Stefano Boeri Architetti выиграли конкурс на проект жилого комплекса в Братиславе. Здесь не обошлось без их «фирменных» висячих садов.
Маршрут на выбор
После реновации парк культуры и отдыха Белорецка предлагает посетителям больше сценариев для досуга: на его территории появились экотропа, лестница со смотровой площадкой, музей в водонапорной башне и другие объекты.
Кампус за день
Кто-то в теремочке живет? Рассказываем о том, чем занимались участники хакатона Института Генплана на стенде МКА на Арх Москве. Кто выиграл приз и почему, и что можно сделать с территорией маленького вуза на краю Москвы.
Не-стирание. Памяти Николая Лызлова
Николай Лызлов умер три дня назад, 7 июня. Вспоминаем его архитектуру, старые и новые проекты, построенное и не построенное, принципы и метод, отношение к среде и контексту. Светлая память. Прощание завтра в ЦДА.
Пресса: Город, сделанный из древнерусского
Суздаль: совместное предприятие интеллигенции и власти. Рассказ о Суздале принято начинать, продолжать и заканчивать описанием его средневекового наследия. Слов нет, оно величественно. Три памятника в списке Всемирного наследия ЮНЕСКО говорят сами за себя. Однако исключительность города все же не в них.
Игра в «Тезисы»
Спецпроект АРХ Москвы «Тезисы» в 2024 году – результат и демонстрация профессиональной игры, которая создает условия для рефлексии. По мнению кураторов, времени на нее в современном мире ни у кого не хватает, при этом рефлексия – необходимое условие для роста архитектора. Объясняем правила и пытаемся распутать ход мыслей участников.
Трое и башня
Офисный центр Neuer Kanzlerplatz, построенный в Бонне по проекту бюро JSWD, улучшает связанность городской ткани и интригует объемными фасадами из архитектурного бетона.
Марина Егорова: «Мы привыкли мыслить не квадратными...
Карьерная траектория архитектора Марины Егоровой внушает уважение: МАРХИ, SPEECH, Москомархитектура и Институт Генплана Москвы, а затем и собственное бюро. Название Empate, которое апеллирует к словам «чертить» и «сопереживать», не должно вводить в заблуждение своей мягкостью, поскольку бюро свободно работает в разных масштабах, включая КРТ. Поговорили с Мариной о разном: градостроительном опыте, женском стиле руководства и даже любви архитекторов к яхтингу.
Вертикальный «парк»
Бывшая фабрика электроники в Шэньчжэне превращена по проекту JC DESIGN в многоярусное общественное пространство и офисы для «креативных индустрий».
Зубцами к Неве
Градсовет Петербурга рассмотрел проект жилого комплекса на Матисовом острове, предложенный бюро Intercolumnium. Эксперты отметили ряд проблем, которые касаются композиции, фасадов и сценария жизни в окружении промышленных предприятий.
В центре – пустота
В Лондоне открывается очередной летний павильон галереи «Серпентайн». В этом году южнокорейский архитектор Минсок Чо и его бюро Mass Studies сместили фокус внимания с сооружения на свободное пространство вокруг и внутри него.
Андрей Чуйков: «Баланс достигается через экономику»
Екатеринбургское бюро CNTR находится в стадии зрелости: кристаллизация принципов, системность и стандартизация помогли сделать качественный скачок, нарастить компетенции и получать крупные заказы, не принося в жертву эстетику. Руководитель бюро Андрей Чуйков рассказал нам о выстраивании бизнес-модели и бонусах, которые дает архитектору дополнительное образование в сфере управления финансами.
«Почвенная» архитектура
Медицинский центр в Провансе – землебитное сооружение без дополнительного каркаса: материал для него «добыли» непосредственно на стройплощадке. Авторы проекта – бюро Combas.
Антипольза побеждает
Десять участников спецпроекта NEXT на АРХ Москве представили свои работы-размышления на тему пользы. Молодое поколение демонстрирует усталость от эффективного менеджмента и декларирует: польза есть там, где за зданиями виден город и человек.
«Рынок неистово хочет общаться»
Арх Москва уже много лет – не только выставка, но и форум, а в этом году количество разговоров рекордное – 200. Человек, который уже пять лет успешно управляет потоком суждений и амбиций – программный директор деловой программы выставки Оксана Надыкто – проанализировала свой опыт для наших читателей. Строго рекомендовано всем, кто хочет быть «спикером Арх Москвы». А таких все больше... Так что и конкуренция растет.
Капли воды
Блестящие диски, грибовидные колонны, текучесть круглящихся форм – dot.bureau в конкурсном проекте для аэропорта Омска трактуют здание терминала как своего рода «водоворот», погружающий пассажира в метафору разных форм воды, от льда до пара через капли на воде.
Экстремальное гостеприимство
Клубный отель посреди лесов Камчатки, построенный по проекту Fantalis Group, далеко ушел от бревенчатых туристических баз. Из-за труднодоступности он автономен и напоминает полярную станцию, а помимо знакомства с суровым краем предлагает и элементы роскоши – самобытную архитектуру, комфортную спальню с панорамными окнами, авторский ресторан с изысканным интерьером.
IAD Awards 2024
В нескольких номинациях премии International Architecture & Design Awards награды получили проекты российских бюро – рассказываем и показываем.
Круги для движения
По проекту Мосрегионпроекта в Электростали прошла реконструкция пешеходного бульвара. Благодаря безбарьерному мощению, круглым газонам и работе с организацией транспортных потоков, променад заметно оживился и стал привлекательным для горожан, предпринимателей и творческих людей.