Автор текста:
Елена Волкова

Архитектурный протекционизм по-шведски

Башни-близнецы бюро OMA в Стокгольме не получили главную архитектурную награду Швеции: это не просто каприз жюри, объясняет Елена Волкова.

0 Шведская ассоциация архитекторов Sveriges Arkitekter ежегодно вручает свои награды за реализованные проекты в 7 категориях: большая архитектура, интерьерный дизайн, мастерплан, ландшафтный дизайн, решение транспортных проблем, архитектурная критика и проекты молодых архитекторов. Самая престижная номинация – за большую архитектуру – носит имя Каспера Салина (1856–1919), главного архитектора Стокгольма в 1898–1915 годах.
 
Главная интрига вручения наград ArkitekturGala этого года состояла в том, получит ли награду знаковый проект Norra Tornen архитекторов OMA под руководством партнера бюро Рейнира де Графа. Проект уже признан событием международного масштаба; в прошлом году, обойдя высотных конкурентов из Лондона и Франкфурта, Пекина и Сингапура, он получил престижную International Highrise Award. Как будто составленные из кубиков «Северные башни-близнецы» воспринимаются как новый символ Стокгольма, которым сложно что-что противопоставить по масштабу и инновациям, даже если не брать в расчет архитектурную выразительность. Однако еще до начала церемонии были сомнения, что проект победит, уж слишком он не соответствовал врожденной скромности шведов. Но было интересно: каковы будут аргументы жюри?
 
Башни Norra tornen
Фото: Laurian Ghinitoiu, предоставлено OMA

Шведская ассоциация архитекторов вышла из ситуации изящно: победителем стал культурный центр Kulturhuset – другой символ Стокгольма, правда, 1970-х годов. Его построили в 1974, и тогда он уже был удостоен главной архитектурной премии страны. Его автор – радикальный модернист Петер Селсинг (Peter Celsing, 1920–1974). В 2020-м Kulturhuset реконструировали, и как раз за «бережное отношение к наследию» шведское архитектурное бюро Ahrbom & Partner и получило награду. Перемены, отметим, коснулись в первую очередь интерьеров.
 
Культурный центр Kulturhuset. Реконструкция
Фото: Johan Eldrot
Культурный центр Kulturhuset. Реконструкция
Фото: Johan Eldrot

Обстоятельством, которое уменьшало шансы Norra Tornen на выигрыш, была заявленная в этом году тема конкурса на премии: «Растущее жилищное неравенство». Именно за исследования этой темы специальный приз вручили двум университетским профессорам – Ирэне Молина из Упсалы и Карине Листербон из Мальмё. Norra Tornen шли наперекор главной теме: это проект жилья для состоятельных людей, разработанный по заказу «люксовой» девелоперской компании Oscar Properties, владелец которой планомерно пытается привить шведам американские стандарты роскошной жизни.
 
Башни Norra tornen
Фото: Laurian Ghinitoiu, предоставлено OMA
Башни Norra tornen. Башня Innovationen
Фото: Laurian Ghinitoiu, предоставлено OMA

И тут мы наблюдаем некоторый конфликт интересов: желание девелоперов строить исключительные с точки зрения архитектуры сооружения, тем самым повышая их ликвидность, входит в противоречие с укладом шведского общества. И есть еще один важный вопрос: насколько шведское архитектурное сообщество терпимо к вторжению иностранных архитекторов на национальный рынок или оно стоит на позиции жесткой защиты своих интересов? Обмениваться опытом посредством лекций и вебинаров – пожалуйста, но строить – нет. Кто из иностранцев вообще оставил след в Скандинавии?

Безусловным лидером по влиянию на современную шведскую архитектуру до сих пор остается Ле Корбюзье. В 2013 в Музее современного искусства в Стокгольме прошла выставка Moment. Le Сorbusier: The Secret Laboratory, которая еще раз напомнила о работе этого выдающегося архитектора в Швеции в 1930-е – 1960-е годы. Модернизм Ле Корбюзье по времени совпал с формированием социальной модели шведского социализма, к тому же принципы архитектора хорошо сочетались со свойственной шведам практичностью. Так или иначе, его идеи нашли в этой стране (впрочем, как и почти по всему миру) самую благодатную почву.
 
В 1933 Ле Корбюзье разработал план развития Стокгольма, который предусматривал значительный снос кварталов в его основных районах – Норрмальм и Седермальм. Место исторической застройки должны были занять четыре огромных здания на 170 тысяч жителей в Норрмальме и одно 45-метровой высоты на 110 тысяч жителей в Седермальме. Старый город должен был быть полностью реорганизован. Большую часть построек планировалось снести и оставить только Королевский дворец и Большую церковь. Вместо этого предлагалось создать открытое пространство с пешеходными дорожками, кафе, ресторанами и клубами. Шведские медиа и архитектурное сообщество с энтузиазмом приветствовали перемены!
 
Хотя план Ле Корбюзье так и остался на бумаге, но именно эти идеи сделали возможным последующее разрушение центральной части Стокгольма, а также разрушение других городских центров Швеции.
 
По опросам, проводимым популярным порталом Arkitekturupproret, чей девиз можно перевести как «Альтернативу квадратным коробкам!», cамым красивым современным зданием Швеции остается Turning Torso («Вращающийся торс», 2005) Сантьяго Калатравы. Turning Torso собрал беспрецедентное количество международных наград и даже в 2019, почти через 15 лет после завершения строительства, получил 10 Years Award за то, что не потерял своей архитектурной и функциональной ценности. Но, несмотря на популярность и значение для городского ландшафта Мальме, это здание так и не удостоилось главной архитектурной премии Швеции.
 
zooming
Башня Turning Torso
Фото: Mirko Junge via Wikimedia Commons. Лицензия CC BY-SA 2.0

Возможно, дело в шведском менталитете. Пресловутое lagom – «умеренность во всем» – фактор, обуславливающий деликатность местной архитектуры. Все новое, что будет построено, должно быть единообразным, а не разнообразным. Сооружения должны вписываться в контекст, а не выделяться, не демонстрировать какую-либо крайность, авангардную или ретроспективную.
 
Однако, если заглянуть глубже, то выяснится, что уже более десяти лет ведется дискуссия о дефиците интересных решений в шведской архитектуре. Девелоперы все чаще и чаще приглашают иностранные архитектурные бюро для разработки флагманских проектов. Например, перестройка одного из определяющих в будущем лицо Стокгольма районов – Слуссен, доверена в итоге архитектурному бюро Нормана Фостера. Выбор сделала стокгольмская мэрия, хотя из шести конкурсантов половина были шведскими мастерскими. Здесь еще можно найти оправдание: все-таки речь шла о крупном многофункциональном сооружении уровня мегаполиса. В Швеции мегаполисов нет, поэтому, может быть, у местных архитекторов не было релевантного опыта. Так или иначе, по мнению большинства экспертов, именно бюро Нормана Фостера предложило наиболее гармоничное решение, обыгрывающее уникальные видовые перспективы Слуссена.
 
Слуссен – реконструкция. Проект январь 2010
© Foster + Partners

Как отмечают на форумах сами шведские архитекторы, причина проигрышей может крыться также в том, что они не умеют так эффектно подавать свои идеи, как иностранные коллеги, и плохо их отстаивают.
 
Еще один амбициозный стокгольмский проект, который мог бы добавить славы шведским архитекторам, но ушел в копилку англичанину Дэвиду Чипперфильду, – новый Нобелевский центр, где собираются создать пространства для церемоний вручения Нобелевских премий, Нобелевский музей и Нобелевский банкет. Заявки оценивал сам Нобелевский комитет, который решил, что предложение английской мастерской лучше всего отражает дух премии. Бюджет проекта оценивался в 1,2 млрд шведских крон ($143 млн). Среди 12 участников конкурса лишь две команды были из Швеции: Johan Celsing Arkitektkontor (Юхан Селсинг – сын упомянутого выше Петера Селсинга) и Wingårdh Arkitektkontor с «фронтменом» Гертом Вингордом, любимцем шведской публики. Остальные претенденты представляли цвет мировой архитектуры: BIG, Дэвид Чипперфильд, Herzog & de Meuron, Рем Колхас. (Слишком заметное место для нового здания в историческом центре стало причиной отмены проекта через суд, однако теперь Нобелевский комитет рассматривает участок рядом со Слуссеном и вновь ведет переговоры с Чипперфильдом – примечание Архи.ру).
 
Нобелевский центр
© David Chipperfield Architects

Похоже, что шведских застройщиков с их амбициями уже не могут удовлетворить сдержанные решения, которые привычно предлагают местные зодчие. Ассоциация шведских архитекторов как может отстаивает и поддерживает своих членов. Акценты, особенно при вручении премий, делаются на прикладные, практичные решения, cоциальную направленность и, конечно, на ресурсоэффективность – на все то, в чем сильны местные архитектурные бюро. Но такая протекционистская позиция –игнорирование сигналов рынка – будет скорее способствовать ситуации, при которой недостаток местных навыков и умений будет восполняться международными ресурсами, и именно иностранные бюро будут определять будущий образ шведских городов. Выиграют ли от этого шведские архитекторы?

20 Апреля 2021

Автор текста:

Елена Волкова
Похожие статьи
Пользы не сулит, но выглядит безвредно
Мы попросили Марию Элькину, одного из авторов обнародованного в августе 2020 года письма с критикой законопроекта об архитектурной деятельности, прокомментировать новую критику текста закона, вынесенного на обсуждение 19 января. Вывод – законопроект безвреден, но архитектуру надо выводить из 44 и 223 ФЗ.
Буян и суд
Новость об отмене парка Тучков буян уже неделю занимает умы петербуржцев. В отсутствие каких-либо серьезных подробностей, мы поговорили о ситуации с архитекторами парка и судебного квартала: Никитой Явейном и Евгением Герасимовым.
Григорий Ревзин об ЭКСПО 2020: Европа и отказ от формы
Рассматривая тематические павильоны и павильоны европейских стран, Григорий Ревзин приходит к выводу, что «передовые страны показывают, что архитектура это вчерашний день», главная тенденция состоит в отсутствии формы: «произведение это процесс, лучшая вещь – тусовка вокруг ничего».
Григорий Ревзин об ЭКСПО 2020: «страны с проблематичной...
Продолжаем публиковать тексты Григория Ревзина об ЭКСПО 2020. В следующий сюжет попали очень разные павильоны от Белоруссии до Израиля, и даже Сингапур с Бразилией тоже здесь. Особняком стоит Польша: ее автор считает «играющей в первой лиге».
Григорий Ревзин об ЭКСПО 2020: арабские страны
Серия постов Григория Ревзина об ЭКСПО 2020 на fb превратилась в пространный, остроумный и увлекательный рассказ об архитектуре многих павильонов. С разрешения автора публикуем эти тексты, в первом обзоре – выставка как ярмарка для чиновников и павильоны стран арабского мира.
Помпиду наизнанку
Ренцо Пьяно и ГЭС-2 уже сравнивали с Аристотелем Фиораванти и Успенским собором. И правда, она тоже поражает высотой и светлостию, но в конечном счете оказывается самой богатой коллекцией узнаваемых мотивов стартового шедевра Ренцо Пьяно и Ричарда Роджерса, Центра Жоржа Помпиду в Париже. Мотивы вплавлены в сетку шуховских конструкций, покрашенных в белый цвет, и выстраивают диалог между 1910, 1971 и 2021 годом, построенный на не лишенных плакатности отсылок к главному шедевру. Базиликальное пространство бывшей электростанции десакрализуется практически как сам музей согласно концепции Терезы Мавики.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Победа прагматиков? Хроники уничтожения НИИТИАГа
НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства сопротивляется реорганизации уже почти полгода. Сейчас, в августе, институт, похоже, почти погиб. В недавнем письме президенту РФ ученые просят перенести Институт из безразличного к фундаментальной науке Минстроя в ведение Минобрнауки, а дирекция говорит о решимости защищать коллектив до конца. Причем в «обстановке, приближенной к боевой» в институте продолжает идти научная работа: проводят конференции, готовят сборники, пишут статьи и монографии.
Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре
«Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре» Дениз Скотт Браун – это результат личного исследования вопросов авторства, иерархической и гендерной структуры профессии архитектора. Написанная в 1975 году, статья увидела свет лишь в 1989, когда был издан сборник "Architecture: a place for women". С разрешения автора мы публикуем статью, впервые переведенную на русский язык.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Вавилонская башня культуры?
Реконструкция ГЭС-2 для Фонда V-A-C по замыслу Ренцо Пьяно в центре Москвы – яркий пример глобальной архитектуры, льстящей заказчику, но избежать воздействия сложного контекста этот проект все же не может.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Пять вредных вопросов
Интернет-издание Fast Company попыталось выяснить, какие вопросы лучше не задавать самому себе, чтобы не растерять свой творческий потенциал. К разговору о проблеме подключились специалисты, которые исследуют творчество или работу мозга.
Сергей Кузнецов: «Архитектура – мягкая сила для продвижения...
О карьере молодых архитекторов, том, как развивать новый профессиональный ландшафт и о главных препятствиях при реализации проектов главный архитектор Москвы рассказал на лекции, прошедшей в рамках образовательного проекта «Открытый город» на площадке МИТУ-МАСИ. На лекции собралось более 300 студентов из разных профильных вузов и архитектурных факультетов столицы.
Технологии и материалы
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Преодолевая стены
Дом Skarnu apartamentai строился в самом сердце Старой Риги. Реализовать ключевые для архитектурного образа решения – наклонную и рельефную кладку – удалось с помощью системы BAUT.
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Сейчас на главной
Квартиры вместо контор
Бюро Qarta Architektura разработало проект превращения памятника чешского функционализма – бывшего здания Пенсионного управления в Праге – в жилой комплекс.
Градсовет 10.08.2022
Градостроительный совет рассмотрел проект санатория в Репино, подготовленный бюро «А.Лен». Эксперты высоко оценили архитектурное решение, но посчитали объем зданий избыточным для курортной территории.
Изнутри наружу: павильоны вечности
Реконструкция пакгаузов нижегородской Стрелки – они открылись в начале июня как концертный и выставочный залы – стала, без преувеличения, событием года в области как культуры, так и архитектуры. Их история кажется нам образцовой с точки зрения обнаружения, исследования и охраны памятника инженерной мысли XIX века. В то же время решение по приспособлению и экспонированию конструкций пакгаузов, предложенное Сергеем Чобаном – очень смелое, нетривиальное и актуальное. На грани временного, временнОго и вечного.
Островок тишины
На курорте Циньхуандао открылся еще один музей – теперь по проекту Wutopia Lab. Он служит «островком тишины» на оживленном морском побережье.
Паркинг – ворота
Пекинское бюро MAD спроектировало «перехватывающий» гараж на 1500 машин для инновационного района Милана. Строительство начнется в этом сентябре.
Голова героя
В центре Тираны началось строительство жилой башни в форме бюста национального героя Албании Скандерберга. Авторы проекта – MVRDV.
Высотный конструктор
Один из проектов заказного конкурса для ЖК на севере Москвы. Архитекторы АБ «Крупный план» предложили простую стереометрическую пару 100-метровых башен, объединенных общим пластическим сюжетом, простым, построенном на лаконичном контрасте, но в то же время фактурном. Интересен и овал внутреннего двора, «вырезанный» на кровле стилобата.
Безудержный оптимизм
MVRDV совместно с индийским бюро StudioPOD превратили заброшенные пространства под одной из эстакад перенаселенного мегаполиса Мумбаи в завлекательную зеленую площадку для всех жителей района.
Аспекты счастья
Архстояние 2022 с девизом «Счастье есть?» получилось как всегда веселым фестивалем, но самые заметные объекты какие-то иронические, критичные и грустные, – зато все остальные, окружающие их, сосредоточились на том, чтобы наделить посетителей простой человеческой радостью. Выступили Тотан Кузембаев, Александр Бродский и другие.
Алюминий и бронза
KAAN Architecten спроектировали две башни в комплексе De Zalmhaven в гавани Роттердама: они дополняют расположенное там же самое высокое здание Нидерландов.
Рамы для города
UNStudio победили в конкурсе на проект жилого комплекса в центре города Яссы на северо-востоке Румынии.
Платок Марьям
Специальный приз международного конкурса на эскизный проект соборной мечети в Казани, посвященной 1100-летию принятия ислама в Волжской Булгарии, получили студенты Казанского архитектурно-строительного университета. Их предложение отсылает к традиционной татарской архитектуре.
Уникальность — норма жизни
Жилой дом UNIC в Париже, построенный по проекту пекинского бюро MAD, предлагает действительно уникальный, качественно иной уровень взаимодействия между человеком, архитектурным объемом, природой и городом.
Градсовет Петербурга 27.07.2022
Градсовет обсудил «средневековый» жилой квартал у Пулковского водохранилища, гостиницу а-ля рюс в деревне Шуваловка, а также гостиницу напротив Финляндского вокзала, которая восстанавливает структуру утраченной части доходного дома Павла Сюзора.
Учеба и жизнь
Представлены финалисты Премии Стерлинга-2022 – главной архитектурной награды Великобритании.
Блеск металла
В Чэнду завершен ансамбль Спортивного парка Дунъаньху по проекту gmp: в 2023 там пройдет 31-я Всемирная летняя универсиада.
Архсовет Москвы–76
Архитектурный совет Москвы горячо поддержал новый проект Юрия Григоряна для ТПУ Парк Победы, в котором измененные высотные ограничения позволили предложить тонкую стройную башню 300-метровой высоты. После обсуждения некоторых нюансов как эксперты, так и МКА единодушно пожелали проекту качественной реализации, пообещали следить за ней и поддерживать.
Архстояние 2022: четыре главных проекта
Фестиваль ландшафтных объектов «Архстояние» в этом году пройдет в Никола-Ленивце с 29 по 31 июля. Все три дня художники, архитекторы, перформеры и музыканты будут рассуждать на тему «Счастье есть?», а зрители смогут стать соавторами этого процесса.
Культура отдыха
В новом корпусе санатория «Клязьма», проект которого выполнило бюро «Крупный план», эстетика советского модернизма соединяется с современными представлениями об отдыхе.
Пещера горного короля
Офис в особняке Глазовского переулка соединяет серьезность горнодобывающей компании и креативный настрой команды: камень, дубовые столы и кожаные кресла соседствуют с невесомыми светильниками, зеленью и стеллажами для коллекций.
Химия цвета
Отель, построенный по проекту Григория Дайнова рядом с Ареной-2000 на въезде в Ярославль из Москвы, строился так долго, что истории замысла сейчас приблизительно 15 лет. По словам архитектора, именно эта работа позволила основать собственное бюро. Но здание не выглядит устаревшим, вероятно, потому что сочетает простоту объемов с яркими тщательно просчитанными «прослойками» цветного света.