Григорий Ревзин об ЭКСПО 2020: Европа и отказ от формы

Рассматривая тематические павильоны и павильоны европейских стран, Григорий Ревзин приходит к выводу, что «передовые страны показывают, что архитектура это вчерашний день», главная тенденция состоит в отсутствии формы: «произведение это процесс, лучшая вещь – тусовка вокруг ничего».

Григорий Ревзин

Автор текста:
Григорий Ревзин

mainImg
0 В статье Юлии Тарабариной об ЭКСПО рассматривается история выставки от 2017 года, мастерплана HOK, Populous и Arup, до ее нынешнего состояния. Там в частности павильон Opportunity (Возможность) Бьярке Ингельса и BIG потерялся и был заменен неопределенной структурой не звездного бюро AGi Architects. По сценарию павильон Opportunity представлял город будущего, и то, что будущее превратилось в невнятность, символично, так сказать, в перспективе человечества вообще.
Павильон Возможность, AGi Architects, ЭКСПО 2020
Фотография © Григорий Ревзин

Но применительно к выставке тут другой сюжет – задуманная структура из трех полюсов превратилась в бинарную, в противостояние двух британских звезд, павильон Mobility (Подвижность, он же Alef) Нормана Фостера и Terra (Земля, он же экология) Николаса Гримшо.

Mobility Фостера сделано в форме трехлепесткового пропеллера, который расширяется кверху и тем самым взлетает. Увидев его, я вспомнил, с каким увлечением этот мастер говорил о винтовых истребителях эпохи второй мировой (он даже просил меня изучить возможности приобретения какой-нибудь машины в личное пользование). В известном смысле его здание является вариацией на тему, которую Сергей Чобан использует в павильоне России – бесконечные горизонтальные ленты фасада создают иллюзию вращения, когда смотришь на здание, оно будто плывет по кругу. Только Чобан делает это ярморочно ярко, а Фостер индустриально серо, у него такой крупноформатный стальной вентилятор. Машинная мощь и сдержанность может радовать людей определенного склада, других нет, но так или иначе это формула мобильности. Однако именно формула, форма. Mobility переведена в пластический мотив, в скульптуру.
Павильон Мобильность, Фостер и Партнеры, ЭКСПО 2020
Фотография: Архи.ру

Хотя в СССР антенные поля ракетных войск стратегического назначения были территориями, категорически запрещенными для посещения гражданами вообще и стран НАТО особенно, Николас Гримшо, мне кажется все ж таки туда проник, не все понял, но испытал большое воодушевление. Его павильон Земли – это разные антенны, среди деревьев и в форме деревьев, что кажется несколько наивной маскировкой. В лесу из деревьев и антенн замаскирован большой, полуподземный объем со столь запутанной внутренней структурой входов, переходов и уровней, что подозреваешь какую-то скрытую функцию. Более или менее в середине находится бассейн, который должен собирать конденсат, но он не собирает и воды в нем нет. Если к этому добавить, что в кроне древовидных антенн должны были быть солнечные батареи, но их не наблюдается, то напрашивается вывод, что тема Sustainability (устойчивое развитие), которой посвящен павильон – это новый вид оружия массового поражения, оно пока непонятно как работает, но когда узнаешь, мало не покажется. Самое сильное впечатление от павильона Гримшо – гигантские стальные гнутые лапы, на которых стоят антенны. Сотни тысяч тонн стали, отлитые в очень мускулистый жест, напоминающий нижние ярусы конструкций Эйфелевой башни, только без изящества Ар Нуво. Удивительно, каких ресурсов, какой индустриальной мощи требует агитация за экологическое сознание. 
Павильон Sustainability, ЭКСПО 2020
Фотография © Григорий Ревзин

Но главное – это вообще не здание, у него нет формы. Это территория, зона особого назначения, процесс, деятельность, активность – что угодно, но не дом. В принципе павильон Opportunity поддерживает ту же тенденцию уничтожения здания, только если у Гримшо это сделано  ярко, то здесь получилось само собой в силу  неоднократного пересмотра проекта. Это набор каких-то случайных стен, лестниц и крыш из ткани, которые не попали на прикрываемые ими объемы и вылазят во все стороны. Так создается ощущение каких-то возможностей.
Павильон Возможность, AGi Architects, ЭКСПО 2020
Фотография © Григорий Ревзин

О содержании павильонов говорить не имеет особого смысла. Моя умная и серьезная коллега Анастасия Щербакова написала мне про павильон Фостера, что «тема мобильности не раскрыта», и это совершено верно. Забавное на мой  взгляд дополнение заключается в том, что мобильность тут удачно соединилась с конъюнктурностью, потому что раскрывается она через идею кочевников как мобильного отряда человечества, а кочевники – они же бедуины, они же граждане Арабских Эмиратов. Так что вместо тематического павильона получился второй павильон хозяйки ЭКСПО. На входе там сидят три огромные, в пять человеческих ростов, восковые фигуры, очень натуралистически сделанные мусульманские старцы. Вид их отрицает всякую идею движения, они  напоминают сцену из «Белого солнца пустыни», где три такие старца покоятся на ящиках с динамитом, и на все вопросы отвечают с равнодушным спокойствием «давно тут сидим». Уж эти трое здесь точно сидят со времен до основания ОАЭ. Особенность этой ЭКСПО в том, что основные положения главного послания выставки излагаются в бездарно развлекательной форме для детей, дошкольников и младшего школьного возраста, так что взрослому человеку даже трудно понять, о чем оно (девиз выставки – «соединяя умы, создаем будущее») и совсем невозможно ответить на вопрос, зачем выстроены такие большие дорогие дома, если в них такие бессмысленные и неумелые экспозиции. 
Павильон Мобильность, эспозиция, ЭКСПО 2020
Фотография © Григорий Ревзин
Павильон Мобильность, эспозиция, ЭКСПО 2020
Фотография: Архи.ру

Противостояние Фостера и Гримшо организует основную коллизию поисков претендующих на архитектурное лидерство европейских стран. И Фостер проигрывает.

Концепцию иконического здания, чья форма является пластическим выражением идеи, позволяют себе редкие европейские страны. И все какая-то периферия, мелочь, будто специально, чтобы показать, что это такие позавчерашки. 

Ну вот павильон Норвегии (Rintala Eggertsson), задуманный в виде стального корабля, тупоносого, немного под 1960-е. Или Португалия (Saraiva е Associados), вещь, напоминающая социальное жилье 1960-х, играющая, кажется, на формальной нелепости, к которой можно прийти, твердо следуя принципу «форма следует функции» – она так остра, что обращает на себя внимание. Или Финляндия (JKMM), куб с разрезом занавеса, за которым деревянная пещера. Архитекторы заявляют, что пытаются следовать традициям Аалто (это, впрочем, провозглашают все финские архитекторы), и хотят создать в пустыне шатер из льда и дерева – вполне рафинированная модернистская скульптура, вызывающая в памяти образ сауны. Люксембург (Metaform, возможно единственная известная в мире архитектурная фирма в этой небольшой стране) – это даже изысканная архитектурная скульптура в форме ленты Мебиуса, и внутри там в том числе про вклад Люксембурга в освоение Космоса, хотя это дополнено развеселым аттракционом в виде катальной горки. 
  • zooming
    1 / 5
    Павильон Норвегии, Rintala Eggertsson, ЭКСПО 2020
    Фотография © Григорий Ревзин
  • zooming
    2 / 5
    Павильон Португалии, Saraiva E Associados, ЭКСПО 2020
    Фотография © Григорий Ревзин
  • zooming
    3 / 5
    Павильон Финляндии, JKMM, ЭКСПО 2020
    Фотография © Григорий Ревзин
  • zooming
    4 / 5
    Павильон Люксембурга, Metaform, ЭКСПО 2020
    Фотография © Григорий Ревзин
  • zooming
    5 / 5
    Павильон Люксембурга, экспозиция, ЭКСПО 2020
    Фотография © Григорий Ревзин

И это, кажется, все.

Иконическое здание, здание-скульптура – это классика архитектурного авангарда, модернизма, неомодернизма – классика современной архитектуры вообще. Павильон страны в форме корабля, плывущего в будущее – кто такого не делал? Да их целые флотилии там затонули. Кто из советских архитекторов не боготворил Аалто, надежного поставщика сдержанных органических мотивов для санаториев ЦК КПСС? И в мусульманском секторе ЭКСПО сегодня именно эта концепция острых формальных поисков незабываемой формы является главным занятием. Вы ведь заметили как похожи между собой Люксембург и Катар Калатравы? Это одна и та же концепция, здание-скульптура. Это очень радует архитектурного критика, особенно с образованием, в общих чертах завершенным 40 лет назад. Но проблема в том, что в Европе так больше не носят.

Возможно потому, что больше нет признанной формальной концепции. Возьмите павильон Бельгии (Vincent Callebaut). Он начинается как Сингапур с зеленым фасадом, а потом резко обрывается и становится финским деревянным шатром, модной в 2000-е компьютерной графикой из пиломатериалов. Это классическая химера, коза с головой льва. И это порождение химерического сознания, оно не может создать форму, оно в нее не верит. 
Павильон Бельгии, Vincent Callebaut, ЭКСПО 2020
Фотография © Григорий Ревзин

Для тех, кто знает, что такое архитектура Голландии, у нее поразительный павильон (Michiel Raaphorst и Rudolph Eilander, фирма V8). Голландия – это лидер современной архитектуры. Павильон ее представляет собой прямоугольный ангар, собранный из ржавого швеллера, который употребляется для строительства дамб. Фасад –  пленка, созданная из пластикового мусора, исключительно противная на вид и ощупь субстанция. Полы тоже сделаны из переработанных отходов не хотелось бы вдаваться в подробности чего, такой как бы мелкий гравий, но не хрустит, а подпружинивает. Бежевый материал, к ногам не липнет, но все равно хочется их вытереть. Идея в том, что когда ЭКСПО закончится, то все это обратно уйдет в переработку без остатка. Архитектура чтобы ее разрушить – да стоило ли строить? Она, конечно, получает свое право быть из магии Sustainability, но путем самоубийства.
Павильон Голландии, Michiel Raaphorst и Rudolph Eilander, V8, ЭКСПО 2020
Фотография © Григорий Ревзин

Голландец по природе героический человек, что решил, то решил, не все на такое способны. Две не столь уверенные в себе европейские страны – Испания и Австрия – решили припасть не к живительному току экологии, а к живительному току толерантности. Обе создали диснеевские версии арабской деревни, Испания (Amann-Canovas-Maruri) из ткани, а Австрия (Querkraft Architekten) более серьезный, из твердых материалов. Эффект получился комический, как у Азербайджана с Оманом, выглядит это как декорации к съемке рекламы моющего средства, жители одной деревни, пластиковой, купили новое и уже помыли посуду, а жители второй, глиняной, все еще трут свои сковородки старым хозяйственным мылом.
Павильон Австрии, Querkraft Architekten, ЭКСПО 2020
Фотография © Григорий Ревзин
Павильон Испании, Amann-Canovas-Maruri, ЭКСПО 2020
Фотография © Григорий Ревзин

Внутри у них совсем разные концепции, в Испании аттракцион для школьников, интересующихся техникой, там чем больше народу ходит по кругу, тем больше светится висячая композиция из чего-то вроде старых шин, сваленных у шиномонтажа, а у Австрии тоже для школьников, но интересующихся историей, там экологические призывы излагаются посредством палеолитических наскальных рисунков. 

Мне понравился павильон Англии, который делала Es Devlin, не архитектор, а сценограф, известная по инсталляциям для концертных выступлений Бейонсе, Канье Уэста, Адель и т.д. У нее павильон в форме бревна, распущенного на лесопилке, и при этом каждый пиломатериал в торце завершается высказыванием, которое генерят посетители павильона, и что они не сгенерят, вместе получается стихотворение. Понравилось мне это, возможно, по ложным основаниям. Мне кажется, это очень буквальное, немного ученическое воспроизведение идеи видеомы Андрея Вознесенского, стихотворение-здание, то есть такой ретрофутуризм. При этом я не уверен, знает ли Дэлвин об этих опытах Андрея Андреевича, возможно, она изобрела это дело заново самостоятельно и гордится как небывалым авангардным жестом так же, как когда-то гордился он. Но в любом случае в идее поддержать разваливающуюся пластику архитектуры философской лирикой есть симпатичное благородство – все лучше, чем экологией или толерантностью.
Павильон Великобритании, Es Devlin, ЭКСПО 2020
Фотография © Григорий Ревзин

И все же всё это павильоны. А три европейских гранда – Франция, Германия и Италия, и примкнувшие к ним Швеция и Швейцария, отказались от здания вообще, как Гримшо. Они довольно разные по исполнению. Германия (LAVA) сделала обширное помещение из двух параллелепипедов разных размеров, поставленных друг на друга так, чтобы не возникало подозрения в художественном смысле такой постановки (отсутствие симметрии или динамики или пропорциональной гармонизации или контраста – просто так встало и не надо спрашивать почему), и прикрыла его многими железными трубами. Лес из труб может создавать графические эффекты, нечто вроде компьютерного построения оф-лайн, но тут нет, никакой графической логики в композиции не предусмотрено. Посетитель блуждает среди них как подвижная часть фасада, и наблюдать за перемещениями людей в пространстве без логики любопытно. Внутри там подробно и добротно сделанная экспозиция экологической направленности, которая придала бы сдержанной респектабельности школьному уроку по природоведению. 
Павильон Германии, LAVA, ЭКСПО 2020
Фотография © Григорий Ревзин
Павильон Германии внутри, ЭКСПО 2020
Фотография © Григорий Ревзин

Тоже лес, но деревянный, симметричный и графически выверенный показала Швеция (Alessandro Ripellino). Это европейская страна с этническим уклоном, немного декорация фильма про викингов. Главная усадьба лагеря клана, и сейчас появятся угрюмые бородатые мужики с топорами. Но если считать, что они добрые внутри, то вполне занимательно.
Павильон Швеции, Alessandro Ripellino, ЭКСПО 2020
Фотография: Архи.ру

Павильон Франции (Pérez-Prado + Celnikier&Grabli), стоя прямо перед ним, трудно найти. Так бывает, нужно тебе в какое-то здание у метро, и оно есть, но перед ним какие-то кафе, киоски, магазины, и ты не в состоянии сказать, как оно выглядит и где оно уже началось. Павильон начинается с кафе и задних помещений за ним, а потом какие-то сувениры, и ты идешь, и непонятно, когда ты уже внутри. Зато там появляются прекрасные французские люстры, сервизы, мебель, так что ты вспоминаешь, что такое вообще-то ЭКСПО и зачем оно было придумано. Но это, конечно, мимолетное видение. Только Франция может наплевать на европейские приличия и показать в этом мире уроков толерантности и природоведения бесстыдную роскошь Baccarat. 
  • zooming
    Павильон Франции, Pérez-Prado + Celnikier&Grabli, ЭКСПО 2020
    Фотография © Григорий Ревзин
  • zooming
    Павильон Франции, ЭКСПО 2020
    Фотография © Григорий Ревзин

Ну и, наконец, Италия (CRA – I.Rota-Matteo Gatto). Перед вами вы знаете что – игрушечный цирк шапито. Хотя и не круглой, а прямоугольной формы. Стен у него нет – вместо этого бахрома канатов, не очень опрятная, потому что канаты сплетены из переработанных пластиковых бутылок. И внутри это тоже напоминает цирк, только не ту часть, где зрители, а где лестницы, переходы, клетки для зверей и склад реквизита. Там очень напихано всего. Инновационная водоросль Spirulina, которая поедает все отходы в воде и дает в два раза больше кислорода, чем обычная, и они ее собираются послать в Космос, там и ракета для нее припасена. Экспозиция про итальянское кино 1960-х с фотками артистов и реквизита. Деревянная композиция на тему Пантеона с ордером из мультфильма «В стране невыученных уроков-2». Ну и главное – ротондальное пространство, сплошь обделанное настоящей золотой смальтой (итальянский гламур для дубайского зрителя), с малой ротондой, внутрь которой вставлена голова Давида Микеланджело (о, великое искусство Ренессанса!), изготовленная из полупрозрачного вторичного продукта с прожилками (sustainability). Я считаю, это лучший европейский павильон – никто так ярко, артистично и раскованно не передает нового духа эклектики, конъюнктурности и абсурда, как итальянцы.
Павильон Италии, ЭКСПО 2020
Фотография: Архи.ру
Павильон Италии, ЭКСПО 2020
Фотография: Архи.ру
Павильон Италии, ЭКСПО 2020
Фотография: Архи.ру

Я бы, конечно, пришел к выводу, что Европа загнивает, а настоящая надежда только на арабов (ну и на Россию), но поскольку я еще в детстве приходил к нему на политинформациях в школе, потом на семинарах по марксизму-ленинизму в университете, и даже на экзамене в аспирантуре отвечал про дальнейшее загнивание капитализма, я, пожалуй, воздержусь. Смысл происходящего, самым простым и лобовым образом объясняет Швейцария (OOS) – спасибо ей, это простая и честная европейская страна. Вообще-то павильон повторяет прием, который использует Саудовская Аравия, и который ввел в 2015 году Сергей Чобан в павильоне России. Фасад – это огромное зеркало, в котором отражается очередь – с той разницей, что здесь только зеркало и ничего кроме зеркала. Форма здания – это социальный процесс, который оно генерит. Не камень и не пространство, а люди – материал архитектуры, их эмоции, движения и занятия теперь декорируют постройку как ордер или абстрактные композиции в стиле Кандинского и Малевича.
Павильон Швейцарии, ЭКСПО 2020
Фотография © Григорий Ревзин

Все европейские павильоны – это не дома, а кампусы, собрания людей вокруг непонятно чего. И им самим тоже непонятно, но они собираются. Парадокс заключается в том, что эта характеристика – собрание людей вокруг непонятно чего, и им самим тоже непонятно – точное описание ЭКСПО в целом. Когда-то она была вокруг товаров, потом вокруг архитектуры. Но передовые страны показывают, что архитектура – это вообще вчерашний день. Фостер и Калатрава – это товар, который Европа сбывает арабам (да и я бы прикупил), а сами они больше так не делают. 

Современная архитектура питается энергией авангарда, но теперь искусство пришло к тому, что оно не произведение, а процесс. Лучшая вещь – это тусовка вокруг ничего. Зодчие пытаются усвоить этот сложнейший прием. И уже получается.

24 Декабря 2021

Григорий Ревзин

Автор текста:

Григорий Ревзин
Похожие статьи
Пользы не сулит, но выглядит безвредно
Мы попросили Марию Элькину, одного из авторов обнародованного в августе 2020 года письма с критикой законопроекта об архитектурной деятельности, прокомментировать новую критику текста закона, вынесенного на обсуждение 19 января. Вывод – законопроект безвреден, но архитектуру надо выводить из 44 и 223 ФЗ.
Буян и суд
Новость об отмене парка Тучков буян уже неделю занимает умы петербуржцев. В отсутствие каких-либо серьезных подробностей, мы поговорили о ситуации с архитекторами парка и судебного квартала: Никитой Явейном и Евгением Герасимовым.
Григорий Ревзин об ЭКСПО 2020: «страны с проблематичной...
Продолжаем публиковать тексты Григория Ревзина об ЭКСПО 2020. В следующий сюжет попали очень разные павильоны от Белоруссии до Израиля, и даже Сингапур с Бразилией тоже здесь. Особняком стоит Польша: ее автор считает «играющей в первой лиге».
Григорий Ревзин об ЭКСПО 2020: арабские страны
Серия постов Григория Ревзина об ЭКСПО 2020 на fb превратилась в пространный, остроумный и увлекательный рассказ об архитектуре многих павильонов. С разрешения автора публикуем эти тексты, в первом обзоре – выставка как ярмарка для чиновников и павильоны стран арабского мира.
Помпиду наизнанку
Ренцо Пьяно и ГЭС-2 уже сравнивали с Аристотелем Фиораванти и Успенским собором. И правда, она тоже поражает высотой и светлостию, но в конечном счете оказывается самой богатой коллекцией узнаваемых мотивов стартового шедевра Ренцо Пьяно и Ричарда Роджерса, Центра Жоржа Помпиду в Париже. Мотивы вплавлены в сетку шуховских конструкций, покрашенных в белый цвет, и выстраивают диалог между 1910, 1971 и 2021 годом, построенный на не лишенных плакатности отсылок к главному шедевру. Базиликальное пространство бывшей электростанции десакрализуется практически как сам музей согласно концепции Терезы Мавики.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Победа прагматиков? Хроники уничтожения НИИТИАГа
НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства сопротивляется реорганизации уже почти полгода. Сейчас, в августе, институт, похоже, почти погиб. В недавнем письме президенту РФ ученые просят перенести Институт из безразличного к фундаментальной науке Минстроя в ведение Минобрнауки, а дирекция говорит о решимости защищать коллектив до конца. Причем в «обстановке, приближенной к боевой» в институте продолжает идти научная работа: проводят конференции, готовят сборники, пишут статьи и монографии.
Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре
«Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре» Дениз Скотт Браун – это результат личного исследования вопросов авторства, иерархической и гендерной структуры профессии архитектора. Написанная в 1975 году, статья увидела свет лишь в 1989, когда был издан сборник "Architecture: a place for women". С разрешения автора мы публикуем статью, впервые переведенную на русский язык.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Вавилонская башня культуры?
Реконструкция ГЭС-2 для Фонда V-A-C по замыслу Ренцо Пьяно в центре Москвы – яркий пример глобальной архитектуры, льстящей заказчику, но избежать воздействия сложного контекста этот проект все же не может.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Пять вредных вопросов
Интернет-издание Fast Company попыталось выяснить, какие вопросы лучше не задавать самому себе, чтобы не растерять свой творческий потенциал. К разговору о проблеме подключились специалисты, которые исследуют творчество или работу мозга.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Григорий Ревзин об ЭКСПО 2020: «страны с проблематичной...
Продолжаем публиковать тексты Григория Ревзина об ЭКСПО 2020. В следующий сюжет попали очень разные павильоны от Белоруссии до Израиля, и даже Сингапур с Бразилией тоже здесь. Особняком стоит Польша: ее автор считает «играющей в первой лиге».
Григорий Ревзин об ЭКСПО 2020: арабские страны
Серия постов Григория Ревзина об ЭКСПО 2020 на fb превратилась в пространный, остроумный и увлекательный рассказ об архитектуре многих павильонов. С разрешения автора публикуем эти тексты, в первом обзоре – выставка как ярмарка для чиновников и павильоны стран арабского мира.
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Технологии и материалы
Свет для будущих поколений
Компания SWG | Светодиодное освещение оборудовала специализированную учебную лабораторию при Московском государственном строительном университете и запустила совместную с вузом программу обучения профессионалов интерьерного освещения.
Благородный металл
Сегодня парадные лобби жилых комплексов – это отдельное произведение дизайнерского искусства. Рассказываем, как в их оформлении используется продукция компании HÖGER – производителя уникальных интерьерных деталей из металла
Компания Hilti усиливает локальное производство
Øglaend System, подразделение группы компаний Hilti, производит кабеленесущие системы, которые можно использовать на объектах любой сложности: от нефтяных платформ до торговых центров. Генеральный директор Дмитрий Клименко рассказал Архи.ру о расширении производства в Санкт-Петербурге и запуске новых линеек для фасадных систем Hilti.
Скрафтить площадку
На примере игровых комплексов «Хоббики» – лидера в производстве уличной мебели – рассказываем, в чем преимущества крафтового подхода к оборудованию детских площадок
Приглашение на танец
Компания «Новые Горизонты» разработала несколько серий игровых комплексов, которые можно адаптировать под особенности той или иной площадки. Рассказываем о гибкости решений на примере комплекса «Танцующие домики».
Формула надежности. Инновационная фасадная система...
В компании HILTI нашли оригинальное решение для повышения надежности фасадов, в особенности с большими относами облицовки от несущего основания. Пилоны, пилястры и каннелюры теперь можно выполнять без существенного увеличения бюджета, но не в ущерб прочности и надежности
МасТТех: успехи 2022 года
Кроме каталога готовой продукции, холдинг МасТТех и конструкторское бюро предприятия предлагают разработку уникальных решений. Срок создания и внедрения составляет 4-5 недель – самый короткий на рынке светопрозрачных конструкций!
ROCKWOOL: высокий стандарт на всех континентах
Использование изоляционных материалов компании ROCKWOOL при строительстве зданий и сооружений по всему миру является показателем их качества и надежности.
Как применяется каменная вата в знаковых объектах для решения нетривиальных задач – читайте в нашем обзоре.
Кирпичное узорочье
Один из самых влиятельных и узнаваемых стилей в русской архитектуре – Узорочье XVII века – до сих пор не исчерпало своей вдохновляющей силы для тех, кто работает с кирпичом
NEVA HAUS – узорчатые шкатулки на Неве
Отличительной особенностью комплекса NEVA HAUS являются необычные фасады из кирпича: кирпич от «ЛСР. Стеновые» стал материалом, который подчеркивает индивидуальность каждого из корпусов нового комплекса, делая его уникальным.
Керамические блоки Porotherm – 20 лет в России
С 2023 года Wienerberger отказывается от зонтичного бренда в России и сосредотачивает свои усилия на развитии бренда Porotherm. О перспективах рынка и особенностях строительства из керамических блоков в интервью Архи.ру рассказал генеральный директор ООО «Винербергер Кирпич» и «Винербергер Куркачи» Николай Троицкий
Латунный трек
Компания ЦЕНТРСВЕТ активно развивает свою премиальную трековую систему освещения AUROOM, полностью выполненную из благородной латуни.
Живая сталь для архитектуры
Компания «Северсталь» запустила производство атмосферостойкой стали под брендом Forcera. Рассказываем о российском аналоге кортена и расспрашиваем архитекторов: Сергея Скуратова, Сергея Чобана и других – о востребованности и возможностях окисленного металла как такового. Приводим примеры: с ним и сложно, и интересно.
Нестандартные решения для HoReCa и их реализация в проектах...
Каким бы изысканным ни был интерьер в отеле или ресторане, вся обстановка в прямом смысле слова померкнет, если освещение организовано неграмотно или использованы некачественные источники света. Решения от бренда Arlight полностью соответствуют этим требованиям.
Инновации Baumit для защиты фасадов
Австрийский бренд Baumit, эксперт в области фасадных систем, штукатурок и красок, предлагает комплексные системы фасадной теплоизоляции, сочетающие технологичность и широкие дизайнерские возможности
Optima – красота акустики
Акустические панели Armstrong Optima от Knauf Ceiling Solutions – эстетика, функциональность и широкие возможности использования.
Кирпичный модернизм
​Старший научный сотрудник Музея архитектуры им. А.В. Щусева, искусствовед Марк Акопян – о том, как тысячелетняя строительная история кирпича в XX веке обрела новое измерение благодаря модернизму. Публикуем тезисы выступления в рамках семинара «Городские кварталы», организованного компанией «КИРИЛЛ» и Кирово-Чепецким кирпичным заводом
Сейчас на главной
Лучшее, худшее, новое, старое: архитектурные заметки...
«Что такое традиции архитектуры московского метро? Есть мнения, что это, с одной стороны, индивидуальность облика, с другой – репрезентативность или дворцовость, и, наконец, материалы. Наверное всё это так». Вашему вниманию – вторая серия архитектурных заметок Александра Змеула о БКЛ, посвященная его художественному оформлению, но не только.
Архитектура ДК
В «Манеже» до 2 апреля работает выставка «Дом культуры СССР». Один из кураторов, Ксения Кокорина, рассказывает о значимых проектах прошлого столетия.
Акулы и лава
Бюро MERA Makers придумало и построило игровой комплекс для детского сада в Сарове. Восемь модулей из фанеры и цветного оргстекла, придуманных после обсуждения с детьми, соединяются в остров, который предлагает разные сценарии игры и богатый сенсорный опыт.
Резервуар для искусства
В музейном квартале Бангалора, столицы Южной Индии, открылось новое здание музея MAP – Музея изобразительного искусства и фотографии. Основа фондов – коллекция предпринимателя Абхишека Поддара, он же заказчик архитектурного проекта, авторы здания – местное архбюро Mathew and Ghosh Architects.
Ферма в каждый дом
На воркшопе Архитектура+FOODTECH архитектурная лаборатория SA lab вместе студентами придумала новый тип вертикальных ферм и прошла путь от концепции до реализации. Прототип напечатан на 3D-принтере из переработанного пластика и выращивает 136 растений.
Школа хвойных пород
Для проекта средней школы Port Marianne в Монпелье архитекторы местного бюро A+Architecture выбрали особый безопасный для экологии бетон в сочетании с конструкциями из местной Севеннской ели и эффектной отделкой из Дугласовой пихты.
Иван Фомин и Иосиф Лангбард: на пути к классике 1930-х
Новая статья Андрея Бархина об упрощенном ордере тридцатых – на основе сравнения архитектуры Фомина и Лангбарда. Текст был представлен 17 мая 2022 года в рамках Круглого стола, посвященного 150-летию Ивана Фомина.
Совместный досуг
Центр «Поле» выполняет роль третьего места в спальном районе Москвы. На площади меньше 30 квадратных метров студия дизайна D создала пространство, где дети и взрослые могут проводить время вместе: играть, работать, встречаться с друзьями, заниматься спортом и творчеством.
Сады и искусство
Петербургское ландшафтное бюро МОХ открыло в Москве представительство, напоминающее арт-галерею: пространство формата white box служит фоном для цветочных композиций, объектов искусства и дизайна
Белые одежды
Парижский архитектор Жан-Пьер Лотт спроектировал и построил для Университета Страсбурга новый учебный корпус Le Studium, который задуман прежде всего как так называемое «третье место».
Пресса: Самые важные архитектурные утраты Петербурга за последние...
«Cобака.ru» попросила архитектурного критика и автора телеграм-канала «Город, говори» Марию Элькину, основателя архитектурного бюро «Хвоя» Георгия Снежкина, искусствоведа и автора телеграм-канала «Русский камамбер» Александра Семенова, архитектора-градопланировщика бюро MLA+ Даниила Веретенникова и члена градостроительного совета города, руководителя архитектурного бюро «Студии 44» Никиту Явейна выделить главные городские утраты и возможные в скором времени потери, начиная с нулевых, и рассказывает историю этих мест.
Три из четырех
Рассказываем об итогах прошлогоднего конкурса на оформление четырех станций метро в Казани. Победителей трое – публикуем их проекты. Для последней станции проект выбрать не удалось.
Дворец воды
Дворец водных видов спорта строился в Екатеринбурге в рамках подготовки к Универсиаде-2023. Комплекс включает три бассейна, рассчитан на 5000 зрителей, соответствует требованиям FISU и предполагает интенсивное использование вне крупных спортивных мероприятий.
Мечта о танце
Пекинское бюро MAD превратит старый склад в бывшем порту Роттердама в Центр танцевального искусства с амфитеатром под открытым небом.
Пресса: Юлий Борисов: «Успех не в компромиссе, а в гармонии»
В интервью «Строительному Еженедельнику» Юлий Борисов признается, что не любит использовать слово «компромисс», так как оно предполагает, что кто-то из участников процесса остается неудовлетворенным.
Многоликий
В интерьере ресторана Cult в Калининграде архитектор Дарья Белецкая разворачивает историю, родившуюся из размышлений о тревожности. Ощутить равновесие и спокойствие помогает созерцание полуторатонного валуна, мерцание воды, маски, отсылающие к «Тысячеликому герою» Джозефа Кэмпбелла и общая атмосфера полумрака и тишины.
Мост-аттракцион
Пешеходный мост по проекту архитектора Томаса Рэндалла-Пейджа и конструктора Тима Лукаса в историческом лондонском доке перекатывается «вверх ногами» с помощью двух ручных лебедок, чтобы пропускать проходящие суда.
Дом учителя
В Нинбо в родном доме ведущего экономиста КНР Дун Фужэна открылся музей. Авторы реконструкции – пекинское бюро WIT Design & Research.
Медная корона
Дом, построенный по проекту мастерской Михаила Мамошина рядом с новой сценой Малого драматического театра, прячется во дворах, но вопреки этому, а может и благодаря, интерпретирует традиционную застройку конца XIX века более смело, чем это принято в Петербурге.
Куб в оазисе
Еврейский культурный центр Сочи расположится в доступной части города и станет центром общественной жизни: помимо синагоги он вместит образовательный центр, кошерный ресторан и музей, рядом появится благоустроенный сквер.
О сохранении владимирского вокзала: мнения экспертов
Продолжаем разговор о сохранении здания вокзала: там и проект еще не поздно изменить, и даже вопрос постановки на охрану еще не решен, насколько нам известно, окончательно. Задали вопрос экспертам, преимущественно историкам архитектуры модернизма.
«Чайка» с мозаикой
В здании речного вокзала Волгограда открылось кафе «Чайка на крыше». Над интерьером работало бюро Object, которое обратилось к эстетике позднего советского модернизма – отсюда цветовая гамма, шпонированные панели, терраццо и главный элемент интерьера – яркая мозаика.
Задел на будущее
Реконструкция стадиона Drusus в Южном Тироле по проекту gmp и Dejaco + Partner рассчитана на будущие успехи команды-хозяйки F.C. Südtirol в новой для нее серии B чемпионата Италии по футболу.
Архитектурные заметки о БКЛ.
Часть 1
Александр Змеул много знает о метро, в том числе московском, и сейчас, с открытием БКЛ, мы попросили его написать нам обзор этого гигантского кольца – говорят, что самого большого в мире, – с точки зрения архитектуры. В первой части: имена, проектные компании, относительно «старые» станции и многое другое. Получился, в сущности, путеводитель по новой части метро.
Дело четвертое
Мастерская Delo представила новую модель в линейке типовых каркасных домов: четыре спальни, теплые полы-террацо и минималистичный интерьер с мебелью собственного производства, а также отделкой из кедра.
Стримлайн для «городских каньонов»
Степан Липгарт спроектировал два дома для небольших участков в интенсивно застраиваемых новым жильем окрестностях Варшавского вокзала. Расположенные не рядом, но поблизости, различны, но подобны: тема одна, а трактовка разная. Рассматриваем и сравниваем оба проекта.
Архитектурная модернизация среды. Книга 2
Вслед за первой, выпущенной в прошлом году, публикуем вторую коллективную монографию НИИТИАГ, посвященную «Архитектурной модернизации среды»: история развития городской среды от Тамбова до Минусинска, от Пицунды 1950-х годов до Ричарда Роджерса.