Пользы не сулит, но выглядит безвредно

Мы попросили Марию Элькину, одного из авторов обнародованного в августе 2020 года письма с критикой законопроекта об архитектурной деятельности, прокомментировать новую критику текста закона, вынесенного на обсуждение 19 января. Вывод – законопроект безвреден, но архитектуру надо выводить из 44 и 223 ФЗ.

Нынешняя редакция Закона об архитектурной деятельности разительно отличается от предыдущей. Совершенно очевидно, что его авторы обратили внимание на те соображения, которые были изложены Сергеем Чобаном, Олегом Шапиро и вашей покорной слугой в коллективном письме, составленном полтора года назад. Учли наши замечания, что называется, по мере возможностей. Исправили то, что получалось исправить сравнительно легко. Ту часть письма, где речь шла о мерах, способных качественно улучшить положение дел для российской архитектуры – проигнорировали, и, честно говоря, я бы не стала возлагать ответственность за это на авторов закона.
 
О необходимости принятия «Закона об архитектурной деятельности» говорят очень давно, на то есть основания. Положение профессии в России шаткое. Проект, законченный целиком одним автором, от эскиза до надзора за реализацией – достижение, и иногда не только для архитектора, но и для заказчика. Нынешнее законодательство не то что не создает предпосылок для этого, но часто и прямо предписывает обратное. Страдает от этого не только архитектура как важнейшая для общества дисциплина, но и качество новой застройки.

Предыдущая редакция закона, с одной стороны, предполагала слишком большие препоны на пути к самостоятельной карьере для молодых архитекторов, трудности для работы в России иностранных бюро. Она была, очевидно, попыткой вернутся к советскому положению вещей, когда некий бюрократический истеблишмент получает фактическую возможность контроля за профессиональной сценой, может назначать архитекторов и, наоборот, лишать их практики. С другой стороны, реальных механизмов защиты прав архитектора и изменения статуса профессии в обществе первая версия закона не предлагала.
 
Помимо названных нами основных недостатков, текст документа содержал еще и множество отдельных вызывающих сомнения деталей. Скажем, по этическим причинам мы не стали упоминать статью, наделяющую довольно серьезными, но нечетко обозначенными правами главных архитекторов регионов. Конечно, это звучало как дань уважения профессиональному мнению, хотя по практике мы знаем, что могло бы стать в отдельных случаях и инструментом коррупции.
 
В нынешней версии ушло то условно «плохое», что вызвало острое возмущение.
 
Процедура регистрации архитекторов и главных архитекторов проектов прописана либеральная и можно даже сказать формальная. Квалификационные экзамены, десятилетний стаж работы перед возможностью заниматься самостоятельной практикой, препоны для работы иностранных бюро – всего этого в тексте закона больше нет. Нет в нем и попыток наделить особыми привилегиями какую-то конкретную структуру или организацию. Полномочия главных архитекторов отданы «на откуп» регионам.
 
Вместе с тем, вся часть закона, которая прописывает права и ответственность архитектора, по сути, меняет очень мало или ничего по сравнению с нынешним положением вещей. Закон закрепляет за архитектором права на использование произведения, но это и так предусмотрено гражданским кодексом. Законы о государственных закупках, между тем, прямо говорят о том, что все права на использование произведения, включая право его перерабатывать, должны переходить к заказчику чуть ли не на стадии эскиза. 
 
Права на авторский контроль и авторский надзор – условные, заказчик точно так же, как и раньше, может отказаться от услуг автора проекта, прописав такое условие в договоре. Грубо говоря, нынешний закон – это некая декларация, рассуждение о том, «что такое хорошо, и что такое плохо», мало или вовсе не улучшающее существующее положение вещей.
 
Однако, как я уже сказала, едва ли стоит видеть в этом вину составителей. Единственная мера, которая могла бы быть быстро реально принята и о которой мы говорили в письме – установление минимального или среднего гонорара за проект, в том числе и за стадию авторского надзора, как это сделано во многих странах с успешно развивающейся архитектурной школой. Однако даже здесь может возникнуть конфликт с антимонопольным законодательством.
 
По большому счету одним законом невозможно создать механизм, гарантирующий архитекторам права на участие в градостроительном процессе. Права могут существовать и быть приняты обществом только в том случае, когда они пропорциональны компетентности и ответственности. Невозможно просто вслепую навязать ситуацию, когда архитектор будет вести любой проект от начала до конца и получать за него определенный гонорар. Общество должно понимать, почему именно эти люди наделены привилегиями, кто их отбирал, по каким критериям, что они умеют и какими принципами руководствуются. К сожалению, в России нет профессиональной архитектурной организации, которая пользовалась бы достаточным доверием как внутри профессионального сообщества, так и во внешнем мире. Ее создание, или на базе существующей «отжившей» институции или полностью «с нуля» – одна из задач для профессии, до ее решения думать о полноценном понятии статуса для архитекторов рано.
 
Кроме того, архитектура существует не в вакууме, а внутри градостроительного процесса, ее роль невозможно определить автономно. Очень характерный пример – полномочия главного архитектора. По большому счету очевидно, что они должны быть довольно значительны: речь идет о человеке, представляющем в своем лице пространственную стратегию развития целого города или региона. Однако когда и генеральный план города, и правила землепользования и застройки – сугубо технические документы, которые рядовому гражданину не то что не оценить, но даже не понять, право главного архитектора отклонять проект может спровоцировать самодурство. Начать следовало бы с того, чтобы стратегии, мастер-планы и правила землепользования и застройки изначально формулировались как предмет общественного согласия. Тогда главный архитектор был бы гарантом реализации заявленных целей и ими же оказался бы довольно жестко ограничен.

Точно так же и другие права архитектора нуждаются в контексте, обозначении его роли во всем процессе создания среды обитания. В последней версии закона есть любопытный пассаж о том, что к архитектурной деятельности относится создание архитектурной части проекта планировки территории. Однако какую его часть считать архитектурной? Кто должен определять функциональное и программное наполнение территории? Или предлагать ландшафтные решения? Какова роль архитектора в каждом случае? Ответив на эти непростые вопросы, мы бы поняли, например, какими знаниями и опытом должен обладать архитектор и где пролегают границы его ответственности.
 
Наконец, можно привести пример из другой категории, но иллюстрирующий тот же самый тезис. На одной из недавних конференций Олег Шапиро верно заметил, что в градостроительном кодексе отсутствует понятие архитектурной концепции. Это значит, ее часто невозможно оплатить из бюджетных средств, а авторство замысла не закрепляется документально. Такой пробел наносит творческой деятельности очевидный ущерб, сводя архитектуру к скорее техническому занятию, чем науке или искусству. Опять же, закон об архитектурной деятельности сам по себе проблему никак решить не может. Его принятие было бы куда логичнее в качестве одного из этапов общего процесса пересмотра законодательства и сводов правил, регулирующих процесс застройки территорий на разных уровнях.
 
Впрочем, не суля пользы, на этот раз законопроект выглядит довольно безвредно, ничего дурного его принятие не обещает – что в нынешних реалиях выглядит как редкое благоразумие со стороны инициаторов и рабочей группы. Я хотела бы еще раз поблагодарить своих соавторов по письму Сергея Чобана и Олега Шапиро и сотни представителей профессионального цеха за проявленную солидарность, обратившую внимание на противоречия в предыдущей версии закона и позволившую их нейтрализовать.
 
Полученный опыт дает надежду, что в России все же существует некое хотя бы потенциальное профессиональное сообщество архитекторов, которое при некоторой организации смогло бы задавать себе стандарты и отстаивать некоторые важные позиции и мнения.
 
И, конечно, создавшийся диалог вдохновляет на то, чтобы рассуждать о следующих шагах. В результате долгих обсуждений с коллегами пришлось признать, что мгновенно в России невозможно создать эффективную устойчивую систему взаимодействия между архитектором, государством, застройщиком и гражданами. На это уйдут годы, даже если допустить, что процесс запустится в ближайшее время.
 
Тем не менее, есть меры, которые могли бы принести быстрые и очень весомые результаты. Самая заметная из них – изменение законодательства в области государственных закупок. Сейчас оно прямо гласит, что договор с государством должен предполагать полную и безоговорочную передачу исключительных прав на использование произведения заказчику. Такое правило прямо противоречит задачам и ценностям принимаемого закона об архитектурной деятельности и назревшим потребностям в развитии городов. Кроме того, сам процесс выбора архитектурного проекта в результате тендера по принципу низкой цены противоречит интересам благополучия общества. Риски от реализации некачественного проекта многократно превышают возможную экономию на его подготовке. Вместо того, чтобы навязывать ответственность, точность, инновации и заботу о будущем, закон мешает даже тем чиновникам и менеджерам корпораций, которые хотели бы следовать этому исходя из собственных знаний и убеждений.  Выведение архитектуры из 44 и 223 федеральных законов стало бы огромным стимулом для развития профессии и улучшения качества застройки. Конечно, подобное решение требует детального публичного профессионального обсуждения, но нет, кажется, ничего, что мешало бы ему состояться.

03 Февраля 2022

Всё отклонить
Неделю назад завершился период обсуждения законопроекта об архитектурной деятельности. На портале нормативных актов опубликованы замечания и предложения к тексту закона и их статус. Ни одного предложения не было принято к рассмотрению. Ощущение такое, что их отвергли, не особенно вчитываясь.
Илья Машков: «Нужен диалог между профессиональным...
Высказать замечания по тексту закона можно до 8 февраля на портале нормативных актов. В том числе имеет смысл озвучить необходимость возвращения в правовую сферу понятия эскизной концепции и уточнения по вопросам правки или искажения проекта после передачи исключительных прав.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Вопросы к закону об архитектурной деятельности
Мария Элькина, Сергей Чобан и Олег Шапиро опубликовали письмо – фактически петицию – с призывом не принимать закон об архитектурной деятельности в нынешней редакции. Письмо призывают подписывать и отправлять на подпись коллегам.
Технологии и материалы
Амфитеатры, уличное искусство и единение с природой
В сентябре 2023 года в Воронеже завершилось строительство крупнейшей в России школы вместимостью 2860 человек. Проект был возведен в знак дружбы между Россией и Республикой Беларусь и получил название «Содружество». Чем уникально новое учебное заведение, рассказали архитекторы проектного института «Гипрокоммундортранс» и специалист компании КНАУФ, поставлявшей на объект свои отделочные материалы.
Быстрее на 30%: СОД Sarex как инструмент эффективного...
Руководители бюро «МС Архитектс» рассказывают о том, как и почему перешли на российскую среду общих данных, которая позволила наладить совместную работу с девелоперами и строительными подрядчиками. Внедрение Sarex привело к сокращению сроков проектирования на 30%, эффективному решению спорных вопросов и избавлению от проблем человеческого фактора.
Византийская кладка Херсонеса
В историко-археологическом парке Херсонес Таврический воссоздается исторический квартал. В нем разместятся туристические объекты, ремесленные мастерские, музейные пространства. Здания будут иметь аутентичные фасады, воспроизводящие древнюю византийскую кладку Херсонеса. Их выполняет компания «ОртОст-Фасад».
Алюминий в многоэтажном строительстве
Ключевым параметром в проектировании многоэтажных зданий является соотношение прочности и небольшого веса конструкций. Именно эти характеристики сделали алюминий самым популярным материалом при возведении небоскребов. Вместе с «АФК Лидер» – лидером рынка в производстве алюминиевых панелей и кассет – разбираемся в технических преимуществах материала для высотного строительства.
A BOOK – уникальная палитра потолочных решений
Рассказываем о потолочных решениях Knauf Ceiling Solutions из проектного каталога A BOOK, которые были реализованы преимущественно в России и могут послужить отправной точкой для новых дизайнерских идей в работе с потолком как гибким конструктором.
Городские швы и архитектурный фастфуд
Вышел очередной эпизод GMKTalks in the Show – ютуб-проекта о российском девелопменте. В «Архитительном выпуске» разбираются, кто главный: архитектор или застройщик, говорят о работе с историческим контекстом, формировании идентичности города или, наоборот, нарушении этой идентичности.
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Клубный дом «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Сейчас на главной
Амфитеатр под луной
Подарок от бюро KIDZ к своему дню рождения – поп-ап павильон на территории кластера ЛенПолиграфМаш в Санкт-Петербурге. До конца лета здесь можно отдыхать в гамаке, возиться с мягким песком, наблюдать за огромным шаром с гелием и другими людьми.
Вибрация балконов
Школа в Шанхае по проекту австралийско-китайского бюро BAU рассчитана как на традиционную, так и на ориентированную на нужды конкретного ученика форму обучения.
Митьки в арбузе
В петербургском «Манеже» открылась выставка художников «Пушкинской-10» – не заметить ее невозможно благодаря яркому дизайну, которым занималась студия «Витрувий и сыновья». Тот случай, когда архитектура перетянула на себя одеяло и встала вровень с художественным высказыванием. Хотя казалось бы – подумаешь, контейнеры и горошек.
Архитектор в городе
Прошлись по современной Москве с проектом «Прогулки с архитектором» – от ЖК LUCKY до Можайского вала. Это долго и подробно, но интересно и познавательно. Рассказываем и показываем, гуляли 4 часа.
Ре:Креация – итоги конкурса, 2 часть
Во второй части рассказываем о самой многочисленной группе номинаций – «Объекты развлечений». В ней было представлено шесть номинаций: акватермальный и банный комплексы, многофункциональный центр, парк развлечений, рыбный рынок и этноархеологический парк.
Пресса: Город большого мифа и большой обиды
Иркутск: место победы почвеннической литературы над современной архитектурой. Иркутск — «великий город с областной судьбой», как сказал когда-то поэт Лев Озеров про Питер. И это высказывание, конечно, про трагедию, но еще и про обиду на судьбу. В ряду сибирских городов Иркутск впечатлил меня не тем, что он на порядок умней, сложней, глубже остальных — хотя это так,— а ощущением устойчивой вялотекущей неврастении.
Конкурс в Коммунарке: нюансы
Институт Генплана и группа «Самолет» провели семинар для будущих участников конкурса на концепцию района в АДЦ «Коммунарка». Выяснились некоторые детали, которые будут полезны будущим участникам. Рассказываем.
Переживание звука
Для музея звука Audeum в Сеуле Кэнго Кума создал архитектуру, которая обращается к природным мотивам и стимулирует все пять чувств человека.
Кредо уместности
Первая студия выпускного курса бакалавриата МАРШ, которую мы публикуем в этом году, размышляла территорией Ризоположенского монастыря в Суздале под грифом «уместность» и в рамках типологии ДК. После сноса в 1930-е годы позднего собора в монастыре осталось просторное «пустое место» и несколько руин. Показываем три работы – одна из них шагнула за стену монастыря.
Субурбию в центр
Архитектурная студия Grad предлагает адаптировать городскую жилую ячейку к типологии и комфорту индивидуального жилого дома. Наилучшая для этого технология, по мнению архитекторов, – модульная деревогибридная система.
ГУЗ-2024: большие идеи XX века
Публикуем выпускные работы бакалавров Государственного университета по землеустройству, выполненные на кафедре «Архитектура» под руководством Михаила Корси. Часть работ ориентирована на реального заказчика и в дальнейшем получит развитие и возможную реализацию. Обязательное условие этого года – подготовка макета.
Белый свод
Herzog & de Meuron превратили руину исторического дома в центре австрийского Брегенца в «стопку» функций: культурное пространство с баром, гостиница, квартира.
WAF 2024: полшага навстречу
Всемирный фестиваль архитектуры объявил шорт-листы всех номинаций. В списки попали два наших бюро с проектами для Саудовской Аравии и Португалии. Также в сербском проекте замечен российский фотограф& Коротко рассказываем обо всех.
Не снится нам берег Японский
Для того, чтобы исследовать возможности развития нового курорта на берегу Тихого океана, конкурс «РЕ:КРЕАЦИЯ» поделили на 15 (!) номинаций, от участников требовали не меньше 3 концепций, по одной в каждой номинации, и победителей тоже 15. Среди них и студенты, и известные молодые архитекторы. Показываем первые 4 номинации: отели и апартаменты разного класса.
Годы метро. Памяти Нины Алешиной
Сегодня, 17 июля, исполняется сто лет со дня рождения Нины Александровны Алешиной – пожалуй, ключевого архитектора московского метро второй половины XX века. За сорок лет она построила двадцать станций. Публикуем текст Александра Змеула, основанный на архивных материалах, в том числе рукописи самой Алешиной, с фотографиями Алексея Народицкого.
Мост без свойств
В Бордо открылся автомобильный и пешеходный мост по проекту OMA: половина его полотна – многофункциональное общественное пространство.
Три шоу
МАРШ опять показывает, как надо душевно и атмосферно обходиться с макетами и с материями: физическими от картона до металла – и смысловыми, от вопроса уместности в контексте до разнообразных ракурсов архитектурных философий.
Квеври наизнанку
Ресторан «Мараули» в Красноярске – еще одна попытка воссоздать атмосферу Грузии без использования стереотипных деталей. Архитекторы Archpoint прибегают к приему ракурса «изнутри», открывают кухню, используют тактильные материалы и иронию.
Городской лес
Парк «Прибрежный» в Набережных Челнах признан лучшим общественным местом Татарстана в 2023 году. Для огромного лесного массива бюро «Архитектурный десант» актуализировало старые и предложило новые функции – например, площадку для выгула собак и терренкуры, разработанные при участии кардиолога. Также у парка появился фирменный стиль.
Воспоминания о фотопленке
Филиал знаменитой шведской галереи Fotografiska открылся теперь и в Шанхае. Под выставочные пространства бюро AIM Architecture реконструировало старый склад, максимально сохранив жесткую, подлинную стилистику.
Рассвет и сумерки утопии
Осталось всего 3 дня, чтобы посмотреть выставку «Работать и жить» в центре «Зотов», и она этого достойна. В ней много материала из разных источников, куча разделов, показывающих мечты и реалии советской предвоенной утопии с разных сторон, а дизайн заставляет совершенно иначе взглянуть на «цвета конструктивизма».
Крыши как горы и воды
Общественно-административный комплекс по проекту LYCS Architecture в Цюйчжоу вдохновлен древними архитектурными трактатами и природными красотами.
Оркестровка в зеленых тонах
Технопарк имени Густава Листа – вишенка на торте крупного ЖК компании ПИК, реализуется по городской программе развития полицентризма. Проект представляет собой изысканную аранжировку целой суммы откликов на окружающий контекст и историю места – а именно, компрессорного завода «Борец» – в современном ключе. Рассказываем, зачем там усиленные этажи, что за зеленый цвет и откуда.
Терруарное строительство
Хранилище винодельни Шато Кантенак-Браун под Бордо получило землебитные стены, обеспечивающие необходимые температурные и влажностные условия для выдержки вина в чанах и бочках. Авторы проекта – Philippe Madec (apm) & associés.
Над античной бухтой
Архитектура культурно-развлекательного центра Геленждик Арена учитывает особенности склона, раскрывает панорамы, апеллирует к истории города и соседству современного аэропорта, словом, включает в себя столько смыслов, что сразу и не разберешься, хотя внешне многосоставность видна. Исследуем.
Архитектура в дизайне
Британка была, кажется, первой, кто в Москве вместо скучных планшетов стал превращать показ студенческих работ с настоящей выставкой, с дизайном и объектами. Одновременно выставка – и день открытых дверей, растянутый во времени. Рассказываем, показываем.
Пресса: Город без плана
Новосибирск — город, который способен вызвать у урбаниста чувство профессиональной неполноценности. Это столица Сибири, это третий по величине русский город, полтора миллиона жителей, город сильный, процветающий даже в смысле экономики, город образованный — словом, верхний уровень современной русской цивилизации. Но это все как-то не прилагается к тому, что он представляет собой в физическом плане. Огромный, тянется на десятки километров, а потом на другой стороне Оби еще столько же, и все эти километры — ускользающая от определений бесконечная невнятность.
Сила трех стихий
Исследовательский центр компании Daiwa House Group по проекту Tetsuo Kobori Architects предлагает современное прочтение традиционного для средневековой Японии места встреч и творческого общения — кайсё.