English version

В круге счастья

Архитектура жилого комплекса «Заречье» использует и всячески обыгрывает геометрию круга – она, если можно так сказать, нарисована не линейкой, а циркулем. В нем можно увидеть попытку осмысления темы «круглого дома», заново открытой Мельниковым, или даже вариант интерпретации супрематизма Малевича, но главное в этом проекте не геометрия, а его эмоциональный настрой, который восходит к великой архитектурной мечте последнего столетия – мечте о конструировании прекрасной жизни.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

19 Апреля 2010
mainImg
Архитектор:
Владимир Плоткин
Проект:
Жилой комплекс «Сколково-парк» в Заречье
Россия, Новоивановский с.о., район р.п. Заречье

Авторский коллектив:
Руководитель авторского коллектива: Плоткин Владимир Ионович
Архитекторы: Гусарев Сергей Александрович, Травкин Андрей, Кузнецова Елена, Васильченко Александра, Бутусов Андрей, Денисова Юлия, Диашева Татьяна, Ильевская Мария, Ковшель Елена, Степанова Анна

2008 — 2009 / 2010 — 2014
0
Участок, для которого предназначен этот проект, находится за МКАДом, по левую сторону от Сколковского шоссе. В трехстах метрах по диагонали к северо-западу от него строится здание Давида Аджайе для бизнес-школы Сколково. Еще ближе, вдоль западной границы территории, через дорогу – уже почти построен элитный поселок «Грюнвальд», дома в котором по генплану Сергея Чобана и Александра Скокана спроектировали бюро «Чобан Фосс», «Меганом», «Остоженка» и «Ашманн и Саломон». Он рекламируется как «модный дом от звезд мировой архитектуры», напоминающий московскую «золотую милю» Остоженку. Вдоль восточной границы будущего жилого комплекса Владимира Плоткина, прямо у МКАДа планируется построить новый бизнес-парк. 
И наконец, недавно было объявлено, что в этом же районе, но к северу от Сколковского шоссе, будет построен центр инноваций, уже прозванный российской Силиконовой долиной. Так что окрестности поселка Заречье вскоре превратятся из дачно-санаторной местности в анклав прогрессивного (будем на это надеяться) бизнеса и не менее элитного жилья. 
 
«Грюнвальд» состоит из семиэтажных домов круглой, квадратной и треугольной формы, поставленных в две линии вдоль внутренней дороги. Похожим образом будет устроен и бизнес-парк: он также составлен из отдельных корпусов, сгруппированных двумя параллельными строчками. Владимир Плоткин не стал повторять дробную структуру соседних ансамблей, а изогнул объем жилого комплекса, превратив его в изящный, почти каллиграфический росчерк. Получившуюся фигуру хочется сравнить к какой-то буквой или знаком, но близких аналогий не обнаруживается – больше всего план дома похож на контур цветочного лепестка. А по смыслу (но не по форме) он напоминает английский значок &, который, условно говоря, соединяет – или разделяет – собой будущий бизнес-парк и строящийся «Грюнвальд». 
 
Сейчас изогнутые дома – это, как принято говорить, актуальный тренд. Если одной из идей классического модернизма был длинный дом-стена, при желании способный вместить в себя прокатный стан, то ответом неомодернизма стал, скажем так, дом-петля: чаще изгиб бывает слабый, примерно как у натянутого лука, реже значительный – дом может быть S-образным, волнистым (тогда это уже, вероятно, «дом-змея»). 
 
Но в исполнении Владимира Плоткина, архитектора, который, как принято думать, предпочитает прямые линии, и даже углы – тоже скорее прямые, дом-петля получился строго геометрическим. Причем использованная геометрия – простая, циркульная. «Лепесток» плана нарисован двумя большими дугами с одним, циркульным же, сопряжением в том месте, где дуги встречаются. Так что источник вдохновения – не брошенные на стол в произвольном порядке полосы бумаги, не ползущее пресмыкающееся и даже не горная гряда, а – очень простое геометрическое построение. Приглядевшись, на плане даже можно обнаружить места установки циркуля для как минимум двух основных дуг. В этих местах устроены пруды круглой формы. Помимо дуг, от прудов расходятся лучи, прорезающие объем «петли» в месте малой дуги-сопряжения, разделяя жилой комплекс на отдельные дома и образуя выходы в сторону Сетуни. 
 
Разглядывая проект пристальнее, несложно прийти к выводу, что главная форма в нем – не петля и не лепесток, а окружности и их сопряжения. Четырем круглым прудам, окруженным травяными амфитеатрами, вторят столь же круглые площадки кортов, освещенные круглыми фасетчатыми фонарями, большими и очень непривычными, напоминающими о стадионах; кровля над висячим садом прорезана, как швейцарский сыр, множеством циркульных отверстий разного размера. В проекте «Заречья» Владимир Плоткин как будто бы задался целью проверить, что будет, если рисуя дом, использовать не линейку, а циркуль. Есть в этом что-то родственное замыслу знаменитого дома Константина Мельникова; кстати сказать, соединенные восьмеркой окружности спортивных площадок во дворе «Заречья» очень похожи на план дома Мельникова, который, как известно, состоит из двух пересекающихся цилиндров. 
 
И так же, как у Мельникова, круглому дому потребовались особенные фасады. 
Здесь – изогнутые стены дома-петли превращены в стеклянно-каменную гармошку. Как будто бы окна, не желая изгибаться под стать криволинейной поверхности стен, развернулись под углом и превратились в треугольные выступы-эркеры. Каждый из которых составлен из двух встречающихся под углом плоскостей: одна плоскость стеклянная, другая каменная. Время от времени прозрачная и глухая половинки меняются местами, образуя на фасадах чередование больших разнофактурных пятен. Таким образом во-первых, удается уловить максимум света и обеспечить квартирам приличную инсоляцию. Во-вторых, получившаяся «гармошка» позволила Владимиру Плоткину избежать повсеместного использования криволинейного стекла которое искажает отражение, как в комнате смеха (в квартирах это, действительно, неуместно, а в общественных пространствах этого проекта криволинейные стекла встречаются). Кроме того, чередование окон-эркеров сбивает счет этажей и придает поверхности особую фактурность, превращая дом в ребристую скульптуру, немного напоминающую механизм, застывший в процессе трансформации (этот мотив можно сравнить с похожим приемом, использованным в здании торгового центра «Времена года» на Кутузовском проспекте). Круговращение наполняет дом какой-то особенной жизнью, внутренней энергией – можно подумать, что козырьки взлетели и левитируют над основным объемом, а фасады пришли в движение, всей своей поверхностью раскрываясь к свету; как будто космический объект приземлился, раскрутился и начал разворачивать свои механизмы. 
 
Здесь необходимо оговориться, что приверженность Владимира Плоткина прямым линиям и углам, о которой было сказано выше – это на самом деле грубое обобщение, основанное на воспоминаниях о гигантском доме-«Аэробусе», чертановском «Авеню-77» или, например, проекте петербургского морского вокзала в виде гигантского параллелепипеда – «окна в Европу». Автор этих проектов действительно редко смягчает углы, но он же, как известно, получил «Золотое сечение» за один из первых в Москве круглых домов – дом с совершенно циркульным планом. В «Заречье» тема круга размножилась, расширилась – ее как будто бы всесторонне изучили, применив к пруду, парку, дому, к перфорированной кровле, наконец. Интересно, что это произошло именно в Заречье – рядом с поселком «Грюневальд», в котором есть несколько круглых домов, типологически сходных с тем, давним домом Плоткина, и рядом с бизнес-школой «Сколково» Давида Аджайе, стилобат которой, как известно, совершенно кругл. Владимир Плоткин в ответ на сам собой возникающий вопрос о контекстуальных перекличках отвечает, что на проект соседнего «Грюневальда» он, да, ориентировался, а вот «Сколково» в то время, когда начиналось проектирование «Заречья», еще не видел. 
 
Итак, в районе Заречья и Сколково образуется анклав «архитектуры по циркулю», причем три упомянутых проекта демонстрируют поразительное разнообразие решений. Напрашивается сравнение, если не дотошное сопоставление, то хотя бы несколько замечаний. Так, очевидно, что в «Грюнвальде» и «Сколкове» круглыми оказываются здания, в «Заречье» же круглые – пруды, а дом сложнее, его форма не закольцована, а разомкнута, приоткрыта, как раковина любопытной устрицы.
 
Или: планы всех трех комплексов напоминают абстрактную живопись. Это не так часто случается с планами, даже современными, а здесь: план «Грюнвальда» – набор основных геометрических фигур, кругов, треугольников и квадратов; а план бизнес-школы «Сколково» декларативно ориентирован на супрематическую живопись Малевича. У Аджайе построения Малевича определяют план и объемную композицию всего здания, будучи с непосредственным буквализмом перенесены из живописи в архитектуру. У Плоткина же абстрактные фигуры становятся основой не столько здания, а скорее того, что называют «благоустройством территории»; так мог бы выглядеть парк какой-нибудь подмосковной усадьбы, если бы его вдруг взялся проектировать авангардист 1920-х. Парка здесь, конечно, маловато для усадьбы, но в «Заречье» он играет важную роль, и организован сложно, в пять «ступеней»: дикая речка Сетунь, к которой дом обращен множеством проходов; сквер с прудами, защищенный от МКАДа двумя дугами домов «Заречья»; сквер между этими дугами, он уже больше похож на парадную площадь; и наконец, наделы-палисадники для жителей первых этажей и висячий сад на уровне четвертого этажа над фитнес-центром – два последних служат своего рода «резонаторами» между домом и природой. Как тут не вспомнить про город-сад.
 
Если про парк, окружающий дом, можно сказать, что он сверху напоминает абстрактную картину, то рисунок плана дома-петли «Заречья» никак не может восходить к живописи авангарда – ей подобные формы не свойственны. Зато прототип здания, хотя и не прямой, отыскивается в традиции зрелого модернизма 1970-х. Точнее, два прототипа. Модернизм не знал домов-змей, ему были хорошо известны более спокойные подковообразные планы. Можно себе представить, например, объем московской гостиницы «Космос», который стал бы длиннее, ниже, легче и расслоился на две полосы. Между этими проектами 40 лет, но несмотря на все трансформации, их связывает нечто вроде внутренней общности, позволяющей читать их ответвлениями одного ствола. Тогда как здание Аджайе на этом стволе выглядит прививкой. Иными словами, лейтмотив архитектуры «Сколково» – возрождение форм раннего модернизма, причем через обращение к живописи, или точнее к идеологии супрематизма. А в здании соседнего жилого комплекса «Заречье» мы имеем дело с продолжением и развитием парадигмы зрелого модернизма, причем именно архитектурного.
 
Оттуда же родом, как мне кажется, и общий эмоциональный настрой проекта. Даже если взять за скобки, что сейчас для качественного жилья стало нормой прятать парковки под землю, а на крыше разбивать скверы, озеленять все, что можно, и населять рендеры радостным стаффажем из веселых детей – все равно, в проекте «Заречья» все эти черты как будто бы усилены. Пафос конструирования лучшей жизни, унаследованный зрелым модернизмом от раннего авангарда, в этом проекте обретает свежесть и силу, неожиданную искренность, а значит, и новую жизнь. Так что – посмотрим еще раз на графику плана – лучи, расходящиеся от круглого главного пруда, можно понять как солнечные, а дугообразные дома – как радугу над ним. И получается, что от «жилого комплекса бизнес и преимум класса» до утопического города Солнца – не так уж и далеко.
«Сколково-парк», проект, 2010 © ТПО «Резерв»
«Сколково-парк», проект, 2010 © ТПО «Резерв»
Генплан. «Сколково-парк», проект, 2010 © ТПО «Резерв»
«Сколково-парк», проект, 2010 © ТПО «Резерв»
«Сколково-парк», проект, 2010 © ТПО «Резерв»
«Сколково-парк», проект, 2010 © ТПО «Резерв»
«Сколково-парк», проект, 2010 © ТПО «Резерв»
«Сколково-парк», проект, 2010 © ТПО «Резерв»
«Сколково-парк», проект, 2010 © ТПО «Резерв»
«Сколково-парк», проект благоустройства, 2010 © ТПО «Резерв»
zooming
Давид Аджайе. Здание бизнес-школы «Сколково»
«Сколково-парк», проект благоустройства, 2010 © ТПО «Резерв»
«Сколково-парк», проект благоустройства, 2010 © ТПО «Резерв»
«Сколково-парк», проект, 2010 © ТПО «Резерв»
«Сколково-парк», проект, 2010 © ТПО «Резерв»
«Сколково-парк», проект, 2010 © ТПО «Резерв»
«Сколково-парк», проект, 2010 © ТПО «Резерв»
«Сколково-парк», проект, 2010 © ТПО «Резерв»
«Сколково-парк», проект, 2010 © ТПО «Резерв»
«Сколково-парк», проект, 2010 © ТПО «Резерв»
Архитектор:
Владимир Плоткин
Проект:
Жилой комплекс «Сколково-парк» в Заречье
Россия, Новоивановский с.о., район р.п. Заречье

Авторский коллектив:
Руководитель авторского коллектива: Плоткин Владимир Ионович
Архитекторы: Гусарев Сергей Александрович, Травкин Андрей, Кузнецова Елена, Васильченко Александра, Бутусов Андрей, Денисова Юлия, Диашева Татьяна, Ильевская Мария, Ковшель Елена, Степанова Анна

2008 — 2009 / 2010 — 2014

19 Апреля 2010

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
ТПО «Резерв»: другие проекты
Устойчивость метода
ТПО «Резерв» в честь 35-летия покажет на Арх Москве совершенно неизвестные проекты. Задали несколько вопросов Владимиру Плоткину и показываем несколько картинок. Пока – без названий.
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Семантический разлом
Клубный дом STORY, расположенный рядом с метро Автозаводская и территорией ЗИЛа, деликатно вписан в контрастное окружение, а его форма, сочетающая регулярную сетку и эффектно срежиссированный «разлом» главного фасада, как кажется, откликается на драматичную историю места, хотя и не допускает однозначных интерпретаций.
Небесная тектоника
Три башни на стилобате над склоном реки Раменки – новые доминанты на границе советского микрорайона. Их масштаб вполне современен, высота 176 м – на грани небоскреба, фасады из стекла и стали. Стройные пропорции подчеркнуты строгой белой сеткой, а объемная композиция подхватывает диагональную «сетку координат», намеченную в пространстве юго-запада Москвы архитекторами 1970-х и 1980-х.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Пространство взаимодействия
К востоку от стадиона, метро и парка Динамо отчасти вырос и продолжает расти городок ВТБ Арены Парка, чья архитектура построена на современных принципах, начиная от комфортного благоустройства вкупе с немалой высотностью и заканчивая взаимодействием разных подходов к форме, объединенных общим кодом.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Обитаемая галактика
Компания АПЕКС возглавила работу над проектом масштабного жилого комплекса на севере Москвы, в котором современные подходы к формированию городской застройки сочетаются с продуманными планировочными решениями, узнаваемым обликом и оригинальной концепцией благоустройства.
Архсовет Москвы – 59
Архитектурный совет рассмотрел два крупных проекта: МФК на Киевской улице ТПО «Резерв», апартаменты с обширным подземным торговым пространством, и жилые башни Сергея Скуратова в Сетуньском проезде. Оба проекта приняты.
Акупунктура городов
На петербургском Культурном форуме архитекторы поговорили о том, какую пользу международные события могут принести городам.
Кристалл музыки
Остро-современное и сложное в техническом отношении новое здание концертного зала «Зарядье» соединяет нелинейность с мощной ретроспективой шестидесятых. Между тем оно вовсе не консервативно – скорее его можно понять как метафору и даже «кристаллизацию» музыки, искусства одновременно эмоционального и математически-отвлеченного.
Архсовет – 57
После одобрения Архсоветом проекта ЖК AQUATORIA на Ленинградском шоссе в градостроительном плане земельного участка возможно произойдут изменения.
Белое дерево
ЖК Wine house – один из первых реализованных примеров сотрудничества Владимира Плоткина и Сергея Чобана в одном проекте: вдумчивый, графично-сдержанный диалог старого и нового в центре города: в нескольких «действиях», от XIX века до XXI.
ГТГ: ОМА
Бюро OMA представило проект реконструкции здания Третьяковской галереи на Крымском валу.
Безграничная сдержанность
Элегантное здание административного центра Новой Москвы, с характерным для проектов ТПО «Резерв» эстетским вниманием к форме и ритму фасадных членений, выглядит как НЛО на необустроенных полях под Коммунаркой.
Похожие статьи
Черные ступени
Храм Баладжи по проекту Sameep Padora & Associates на юго-востоке Индии служит также для восстановления экологического равновесия в окружающей местности.
Один большой плюс
Для новой фабрики норвежской мебельной компании Vestre бюро BIG выбрало простую, но функционально оправданную и многозначную форму в виде огромного знака плюс посреди лесного массива.
Атриум для жизни
Историческая штаб-квартира Голландской железнодорожной компании теперь вместила амстердамский филиал международной юридической фирмы. Авторы трансформации – архитекторы KCAP и дизайнеры интерьера Fokkema & Partners.
Неоновая трансформация
Устаревший сингапурский молл 1990-х превращен бюро SPARK в яркий молодежный аттракцион. Кроме перепланировки, архитекторы занимались «содержательной» стороной и большую роль отвели инфографике и указателям, в том числе неоновым.
Три слагаемых культуры
В Шэньчжэне завершилось строительство культурного центра района Баоань по проекту Rocco Design Architects. Третьим и самым важным его элементом стало здание театра.
Доступное жилье в деловом центре
Комплекс Émergence Lafayette в одном из крупнейших деловых районов Европы, лионском Пар-Дьё, призван принести туда жизнь за пределами рабочего дня и обеспечить доступными квартирами нуждающихся, в том числе – работающую молодежь.
Естественное развитие
Два проекта образовательных пространств компании Брусника – школу от архитекторов SVESMI и детский сад от LEVS architecten – объединяет общий подход не только к педагогике, но и к архитектуре. Их пространства гибки, многофункциональны, разнообразны и связаны между собой, пронизаны естественным светом и решены в натуральных тонах; объемы компактны, а фасады бруталистски облицованы кирпичом. Все это представляет европейские тенденции проектирования школ последних десяти, примерно, лет. Изучаем детали на двух примерах.
Геологический колорит
Новое крыло художественного Музея Арнема облицовано глазурованной плиткой в оттенках ледника, когда-то сформировавшего склон, над которым стоит здание. Архитекторы – Benthem Crouwel.
За крышами – будущее
Две яркие инсталляции MVRDV позволяют посмотреть на Роттердам с неожиданной точки зрения и задуматься о кровлях как ресурсе для развития города.
Уединение на водах
Кэнго Кума представил современную версию традиционной японской гостиницы на водах в Кусацу, одном из известных термальных курортов-онсэне.
Изнанка кирпича
В новом здании Королевского колледжа искусств в Лондоне Herzog & de Meuron использовали для фасадов «скрытую» сторону кирпича – с возникшими при обжиге пятнами и неровностями.
Искусство в стекле
Многофункциональный центр «Боржиславка» пражское бюро Aulík Fišer architekti точно вписало в сложный рельеф участка. Многочисленные объекты современного паблик-арта стали неотъемлемой частью архитектурного решения.
Народный театр XXI века
На Тайване завершено строительство Тайбэйского центра исполнительских искусств по проекту OMA. Здание рассчитано на смелые эксперименты и иную, чем обычно, социальную позицию театра.
Энергия искусства вместо электричества
В Ташкенте представлен проект реновации здания электростанции, где располагается Центр современного искусства, а также проекты арт-резиденций в Старом городе. Автором выступило французское бюро Studio KO.
Войти в матрицу
Девять отсутствующих колонн, форму которых создает лишь обвивший их плющ из кортеновской стали, дизайнер и художник Ху Цюаньчунь собрал в плотный кластер, противостоящий индустриализации окружающих территорий.
Кирпичный супрематизм
Арт-центр TIC создавался как символ и важный общественный центр гигантского, динамично развивающегося промышленного района на окраине городского округа Фошань.
Интерьер для смелых
Историческая ТЭЦ в центре Братиславы усилиями студии Perspektiv, DF Creative Group и PAMARCH превратилась в современный коворкинг Base4Work.
Совместная работа
За 22 года интерьеры башни World Port Centre Нормана Фостера в Роттердаме потеряли свою актуальность. Бюро Mecanoo предложило новое решение, основанное на концепции активного рабочего пространства.
Игра на повышение
Концепция жилого комплекса в Самаре от T+T Architects: новая доминанта в городском ландшафте, вид на Жигулевские горы и VR-технологии.
Технологии и материалы
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Преодолевая стены
Дом Skarnu apartamentai строился в самом сердце Старой Риги. Реализовать ключевые для архитектурного образа решения – наклонную и рельефную кладку – удалось с помощью системы BAUT.
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Сейчас на главной
Приют цифрового кочевника
Апарт-гостиница, спроектированная бюро GAFA для центрального округа Москвы, предлагает гостям проживать привычную рутину через новый пространственный опыт, а также претендует на статус художественной доминанты.
Вторая, лучшая жизнь
Бюро Powerhouse Company, Atelier Oslo и Lundhagem выиграли конкурс на проект реконструкции Центральной библиотеки в Роттердаме. Они планируют не только приспособить ее к современным требованиям, но и ликвидировать последствия экономии бюджета во время изначального строительства.
Белый пароход
Лицей Ла-Провиданс в бретонском Сен-Мало по проекту бюро ALTA соединил местные традиции и ресурсоэффективность.
Множество террас
Музей Циньтай по проекту бюро Atelier Deshaus вписался в прибрежный ландшафт, имитируя плавную неровность рельефа.
Кузнецовская Москва
В Музее архитектуры открылась выставка «Москва. Реальное». Она объединяет 33 объекта, реализованных полностью или частично и спроектированных в период последних 10 лет, на протяжении которых Сергей Кузнецов был главным архитектором города. Несмотря на дисклеймеры кураторов, выставка представляется еще одним, достаточно стерильным, срезом новейшей истории архитектуры Москвы, периода, еще не завершенного. Авторы каталога говорят о третьей волне модернизма в российской архитектуре.
Внутри смартфона
Офис компании VLP в Санкт-Петербурге напоминает современный гаджет – компактный, минималистичный и контрастный. Из других особенностей: зонирование с помощью растений и кабинет руководителей рядом с общей кухней.
Просьба не беспокоить
Secret Boutique Hotel, открывшийся в деловом квартале «Московский шелк», предлагает своим гостям камерность и приватность. Бюро Archpoint сделало каждый номер в чем-то особеным, а также продумало пространства для деловых или очень неформальных встреч.
Лесная шкатулка
Храм Вознесения Господня, построенный под Выборгом на фундаменте финской усадьбы, встраивается в пейзаж, достойный кисти Ивана Шишкина или Исаака Левитана. Внутреннее убранство храма одновременно минималистично и наполнено отсылками к истории места.
Взлет многофункционального подхода
Бюро ASADOV представило концепцию развития территории старого аэропорта Ростова-на-Дону. Четырехкилометровый бульвар на месте взлетно-посадочной полосы и квартальная застройка, помноженные на широкий диапазон общественно-деловых функций, включая, может быть, даже правительственную, позволят району претендовать на роль новой точки притяжения с высоким уровнем самодостаточности.
Черные ступени
Храм Баладжи по проекту Sameep Padora & Associates на юго-востоке Индии служит также для восстановления экологического равновесия в окружающей местности.
Мост-завиток
Проект пешеходного моста, предложенного архитекторами бюро ATRIUM Веры Бутко и Антона Надточего для Алматы, стал победителем премии A+A Awards портала Architizer в номинации «Непостроенная транспортная инфраструктура». Он и правда хорош: «висячий сад» в бетонных колоннах-кадках над городской трассой сопровожден завитками деревянных пандусов, которые в ключевой точке складываются в элемент национальной орнаментики.
Один большой плюс
Для новой фабрики норвежской мебельной компании Vestre бюро BIG выбрало простую, но функционально оправданную и многозначную форму в виде огромного знака плюс посреди лесного массива.
Душой и телом
Частный спа-комплекс, напоминающий галерею искусств: барельефы из переработанного пластика в зоне бассейна, NFT-искусство в баре и антикварная мебель в комнатах отдыха.
Новая устойчивость
Экспозиция молодых архитекторов NEXT стала одним из самых ярких и эмоционально насыщенных событий прошедшей Арх Москвы. Предлагаем виртуально познакомиться со всеми 13 объектами.
Атриум для жизни
Историческая штаб-квартира Голландской железнодорожной компании теперь вместила амстердамский филиал международной юридической фирмы. Авторы трансформации – архитекторы KCAP и дизайнеры интерьера Fokkema & Partners.
Неоновая трансформация
Устаревший сингапурский молл 1990-х превращен бюро SPARK в яркий молодежный аттракцион. Кроме перепланировки, архитекторы занимались «содержательной» стороной и большую роль отвели инфографике и указателям, в том числе неоновым.
Не серый, а цветной
Итогом последней проектно-исследовательской лаборатории, которую с 2018 года проводит петербургский офис международного архитектурного бюро MLA+, стала книга, посвященная серому поясу Петербурга. Ранее студенты и профессионалы раскрывали потенциал водных и зеленых территорий города.
Горская гавань
Конкурс на концепцию развития территории «Горская» завершился победой консорциума под лидерством Wowhaus, однако проект, вероятно, реализован не будет. Рассказываем о причинах и публикуем предложения победителей.
История вопроса
Эрик Валеев и бюро IQ разработали экспозиционный дизайн для выставки «Россия. Дорогами цивилизаций» в Историческом музее.
Под лаской пледа
Для семейной кондитерской в спальном районе Минска ZROBIM Architects создавали уютный интерьер без налета старомодности с помощью разнообразных фактур, штучной мебели и продуманного освещения.
Правильное хранение
Обновляя интерьер винного бутика на территории алтайского курорта, архитекторы студии Balcon сделали ассортимент частью дизайна и позаботились об условиях хранения.
Три слагаемых культуры
В Шэньчжэне завершилось строительство культурного центра района Баоань по проекту Rocco Design Architects. Третьим и самым важным его элементом стало здание театра.
Пресса: Сергей Скуратов: «Садовые кварталы» — это зеркало...
В начале 2022 года была завершена застройка жилых корпусов «Садовых кварталов» — знакового для Москвы комплекса, строившегося более десяти лет. О том, что в проекте удалось, что не удалось, о радостях и трудностях совместной работы звезд архитектуры рассказал знаменитый архитектор Сергей Скуратов.