English version

Дворцовый сценарий

Этот проект – не новый, ему уже больше двух лет, но он мало известен. А ведь если бы ему удалось реализоваться, то в Москве появился бы целый квартал, похожий на дом в Лёвшинском переулке, который теперь так любят показывать туристам…

12 Января 2010
mainImg
Архитектор:
Илья Уткин
Проект:
Жилой микрорайон «Марфино» (Илья Уткин)
Россия, Москва

2007 — 2007

По Москве развешаны растяжки: продаются дома в районе Марфино, рядом с Останкино, в начале Ботанической улицы. Не так давно здесь располагался – можете себе представить – совхоз, состоящий из обширных теплиц, обнесенных типичным бетонным забором. Так было еще позапрошлым летом. Прошло чуть больше года после кризиса – на месте теплиц выросло несколько панельных домов, в них переселяют жильцов сломанных пятиэтажек Марьиной Рощи, а оставшиеся продают, как утверждает «Московская перспектива», по очень сходной цене да еще и с отделкой. Впору писать передовицу о новых горизонтах панельного домостроительства. Впрочем, панельная концепция пришла к этому району недавно, девелопер «Ведис-групп» переориентировался на нее сразу после кризиса; тут надо отдать должное его быстроте и гибкости, не у всех так получилось. А начиналось все иначе, микрорайон должен был быть элитным – еще бы, в таком выгодном месте: отнюдь не на окраине, напротив Останкинский парк, усадьба-музей, одна из самых знаменитых; недалеко Ботанический сад.

Итак, два года начиная с 2005-го «Ведис» занимался поиском архитектора. В 2006-м мастер-план района сделало британское бюро Джона Томпсона (John Thompson & Partners) – знаменитые убранисты, спроектировавшие в общей сложности около ста городских кварталов и загородных поселений. План Томпсона, надо сказать, был предельно прост: широкими бульварами район разрезали на равносторонние квадраты. Дома должны были расположиться по периметру кварталов, образуя внутри квадратные же дворы, всего пять полноценных квадратов и три «половинки», здания в которых оказывались, соответственно, П-образными.

Затем инвесторы стали приглашать разных архитекторов, предлагая «придумать архитектуру» для каждого квартала-квадрата в отдельности – в какой-то момент предполагалось, что «Марфино» будет состоять из кварталов, спроектированных разными архитекторами в рамках общего генплана. В частности, концепции для «Марфино» делали Дмитрий Бархин и Дмитрий Александров (об этом проекте мы писали). Дмитрий Александров, кроме того, сделал и также собственный, основанный на томпсоновском, генплан «Марфина». Немногим позже один из квадратов предложили сделать Илье Уткину. Затем – попросили его сделать проект четырех центральных квадратов вместе, и наконец – концепцию всего микрорайона.

Работая над микрорайоном, Илья Уткин в целом придерживался плана Томпсона, состоящего (напомним) из квадратных кварталов. И лишь немного его скорректировал. Но внесенные изменения, формально незначительные, радикально повлияли на планировку. По собственным словам архитектора, он превратил «открытую модернистскую» структуру Томпсона в «закрытую классическую». Сильнее акцентировал центральную площадь, сделав ее круглой и замкнув вокруг нее внутридворовые проезды, а также ужесточил соподчинение всей композиции – периферийные П-образные дома выстроились строго по осям, замкнув их самым классическим образом. Этот прием, будучи помножен на геометрию простых фигур, произвел на свет планировку, которой порадовался бы любой теоретик-идеалист эпохи Просвещения.

Ссылка на XVIII век оказывается кстати – рядом усадьба Останкино со знаменитыми дворцом и театром. Ее не видно, между Марфиным и Останкиным диковатый (бывший усадебный) парк, но ансамбль указывает в сторону музея осью главного бульвара с каналом. Посреди центральной площади через его воду переброшен мост – копия Палладиева, или Мраморного, моста в Царском селе. Который, в свою очередь, повторял мосты английских парков, сделанных по известному проекту из трактата Палладио. Мост с таким набором ассоциаций, да еще и помещенный в самом центре ансамбля, обязан быть знаковой вещью. Он и становится своего рода заявлением, манифестом принципиальной принадлежности проекта классической архитектуре. Примерно как в модернистских кварталах устанавливают какую-нибудь абстрактную скульптуру, так здесь стоит этот мост. С другой стороны, он отсылает нас к дворцовым паркам – если заметить, что все скверы Марфино расчерчены подобно партерам, то этот, безусловно городской, район оказывается уподоблен не столько городу, сколько – репрезентативному парку классицизма.

Вообще говоря, дворец – это любимая тема Ильи Уткина, и здесь она определенно главная. Хотя десятиэтажных дворцов (этажность в проекте варьируется от 8 до 13), разумеется, не бывает. Но тема проявляет себя, и не только в планировке, но и на фасадах. Два верхних этажа на углах домов оформлены четырехколонными портиками – так, как будто бы на многоэтажные здания сверху поставили усадебные здания-виллы. Похожий эффект можно наблюдать в здании мэрии (доме генерал-губернатора) на Тверской: там дворец XVIII века во время сталинской реконструкции улицы водрузили на многоэтажное основание. Получается своего рода «верхний город», что хорошо корреспондируется с понятием пент-хауса – разумеется, в верхних этажах планировались самые дорогие квартиры, владельцы которых получили бы в свое распоряжение дворцы (ну, или виллы), приподнятые над городом. Этот прием не нов: с ним было хорошо знакомо ар-деко 1930-х, вынужденное решать ту же проблему синтеза классики и многоэтажности; его использовала и сталинская архитектура, правда, там никогда не было столь очевидной «дворцовости», дело, как правило ограничивалось монументальными башнями-фонарями или портиками-лоджиями.

Вторая тема, также навеянная в равной мере соседством Останкино и творческими предпочтениями Ильи Уткина – это театр. Она, возможно, действует даже сильнее дворцовой. Элитный жилой район – вещь, в общем-то, банальная для нашего времени – в этом проекте превратилась в гигантскую фантасмагорическую декорацию, архитектурный спектакль в самом высоком «классическом штиле» на тему мечты русского человека об огороде не хуже версальского.

Главным акцентом театральной темы становится еще одна цитата: не такая скрупулезно точная, как Палладиев мост, но зато гораздо более эффектная. Здесь Илья Уткин ссылается, если можно так сказать, сам не себя. Перед главным въездом архитектор поместил гигантскую триумфальную арку, которая напоминает известный офорт «Горы с дырой» Бродского-Уткина 1987 года; правда, она более упорядочена, симметрична и классические портики на ней более заметны. Это гигантская архитектурная декорация, оживший фрагмент уткинской сценографии – строгой и отточенной в деталях, но исключительно, пиранезиански романтичной. Для нее как нельзя лучше подошло бы определение «готической классики» – архитектуры XVIII века, выражавшей средствами классического декора эмоции, более свойственные готике. Впрочем, похожие эмоции крайнего романтизма, замешанного на любви к классике и истории, были свойственны и многим вещам «бумажников». Между прочим, высота центральной арки этого портала – 10 этажей, и такова же ширина, так как арка нарисована по циркулю. А поверх размещен целый, очень похожий, дворец в духе русского палладианства, только «готически» (!) вытянутый по вертикали. Если бы эта фантастическая кулиса действительно выросла посреди в меру занюханной Ботанической улицы, она смогла бы найти здесь только двух «достойных собеседников» – Останкинский дворец и Останкинскую башню.

Словом, все это театральное и романтическое, дворцовое и помпезное, не поворачивается язык называть районом. В нем очень силен оттенок архитектурной фантасмагории, «бумажности» и театра. Хотя, разглядывая варианты, можно угадать в них попытки архитектора «приземлить» проект, сделать его ближе к нашей жизни – но театрально-романтический настрой оказался сильнее. Такие проекты редко реализуются. В данном случае причиной стали «неудачные» планировки (так написано на сайте «Ведис-групп»), кто-то в интернете уже оговорился – «неудобные»; на самом деле квартиры в этом дворцовом районе оказались вовсе не «неудобными», а слишком большими. Контурами мастер-плана (который все же остался в основе проекта) была определена ортогональная ориентация зданий, т.е. направленная строго на север-юг. Для того, чтобы обеспечить хорошую освещенность квартир при такой расстановке домов, – рассказывает Илья Уткин – понадобилось сделать квартиры большими, на всю «толщину» зданий от стены до стены. Когда уже под конец проектирования (а стадию «Проект» выполняла компания Стройпроект) инвесторы пригласили менеджеров для того, чтобы просчитать перспективы продаж, то выяснилось, что такие большие объемы «элитного» жилья в этом районе продать маловероятно. Район-то хороший, и парк рядом, и телецентр, а все же не Остоженка. Поэтому дальше «Ведис» пошел по пути оптимизации и уменьшения размеров квартир; сперва заказал новый проект Сергею Киселеву, а вскоре после кризиса отказался от архитектуры вообще, сосредоточившись на развитии нового подхода к панельному домостроению. Впрочем, не такой уж он и новый, но это – уже другая история.

Илья Уткин. Геплан. Красным выделена усадьба Останкино и ее «зона влияния»
zooming
Район Марфино, 2007: мастер-план Джона Томпсона
zooming
Район Марфино, 2007: проект Дмитрия Александрова
Район Марфино: проект Ильи Уткина
zooming
Илья Уткин. Развертка. В центре «главного квадрата» виден мост через канал
zooming
Илья Уткин. «Палладиев» мост в центре ансамбля Марфино
Илья Уткин. Развертка 1
Илья Уткин. Сравнение проекта «Марфино» с графикой XVIII в.
zooming
Илья Уткин. Развертка 2
Илья Уткин. «Портал» на въезде в микрорайон Марфино
Архитектор:
Илья Уткин
Проект:
Жилой микрорайон «Марфино» (Илья Уткин)
Россия, Москва

2007 — 2007

12 Января 2010

Юлия Тарабарина Анна Мартовицкая

Авторы текста:

Юлия Тарабарина, Анна Мартовицкая
Расслышать мелодию прошлого
Храм Усекновения главы Иоанна Предтечи в сквере у Новодевичьего монастыря задуман в 2012 году в честь 200-летия победы над Наполеоном. Однако вместо декламационного размаха и «фанфар» архитектором Ильей Уткиным предъявлен сосредоточенно-молитвенный настрой и деликатное отношение к архитектуре ордерного шатрового храма. В подвальном этаже – музей раскопок, проведенных на месте церкви.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
«Царев сад», итоги конкурса: доски стругать, но класть...
Победителями названы сразу три проекта участников: «Герасимов и Партнеры», «Студия 44» и «Студия Уткина». Однако фактическим лидером стал исходный проект «МАО – Среда», он будет принят за основу, а проекты победителей конкурса планируется использовать в качестве консультационных.
Центр Перми
Здание пермской городской администрации в проекте Ильи Уткина переросло в комплекс городского центра, объединив три темы: административное здание, офисные башни и новую транспортную развязку – в единый ансамбль, решенный в духе очень строгого варианта ар-деко.
Лютики-цветочки. Заседание Общественного совета при...
Прошедший вчера под председательством Владимира Ресина общественный совет показал себя необыкновенно лояльным – из восьми пунктов повестки не приняли всего лишь один – воссоздание усадьбы Салтыковой-Поливановой на Бронной. На изменении проекта настояли защитники наследия. Среди остальных особого внимания заслуживают два новых музейных здания: одно проектирует «Моспроект-4» на Рогожском валу для собрания ретро-автомобилей, другое – Дмитрий Александров для коллекции музыкальных инструментов на Солянке.
Гостиный двор у Лавры
В проекте реконструкции грубоватого модернистского здания кинотеатра «Мир», построенного в 1970-е гг. прямо напротив Троице-Сергиевой лавры, Илья Уткин пошел по пути восстановления городской среды. Здание полностью преобразуется и становится похожим на среднерусские торговые ряды. И хотя «реконструируемое здание» здесь изменяется совершенно, у проекта иная цель – образно говоря, он мог бы превратить центральную часть города Загорска обратно в Сергиев Посад, если бы был реализован.
Детский сад: архитектурное решение
Весной этого года нескольких известных московских архитекторов пригласили поучаствовать в проектировании новых детских садов в центре столицы. Мастерская Дмитрия Александрова представляет три проекта, сделанных по этому заказу – на Новокузнецкой улице, в Котельниках и на Большой Грузинской. Планировочные находки в этих проектах похожи, а здания – разные
Трансформация жанра
Весной в Строгино было закончено строительство двух башен «Янтарного города» Дмитрия Александрова, возведение двух других идет полным ходом. Как выяснилось после завершения первой части строительства, дома обладают не только оригинальной внутренней структурой многоярусных атриумов, но и необычной по нашим временам очень материальной фактурой
Фасад без фасада
Продолжая изучать парадоксы классики Ильи Уткина, Анатолий Белов нашел в проекте виллы вблизи дачи Академии наук в Звенигороде «фасад без фасада»
По земле, воде и воздуху
Конкурсная концепция многофункционального комплекса на набережной Москвы-реки, что напротив Сити, в варианте, предложенном Дмитрием Александровым выглядит размышлением на тему «основных элементов»: он акцентирует воду в реке, приподнимает землю на кровлю зданий и манипулирует с пространством, увеличивая его вдвое
Образ Кремля
Многофункциональный комплекс на Ленинградском шоссе – это архитектурная концепция, сделанная мастерской Дмитрия Александрова в 2005 году, но оставшаяся, как это нередко бывает, в «подвешенном» состоянии – работу то ли продолжат, то не продолжат. Поэтому проект не публиковался, хотя, если вдуматься, в нем обнаруживается достаточно любопытное сочетание масштаба и лаконизма, отсылающее зрителя то ли к произведениям одного из лучших архитекторов модернизма брежневского времени Леонида Павлова, то ли к проектам знаменитого авангардиста Ивана Леонидова, то ли вообще к Леду
Бизнес-парк «Балтия»
Бюро «Александров и партнеры» разработало проект элитного бизнес-парка с офисами класса А и А+, который должен расположиться на 11 километре трассы «Балтия», совсем недалеко от Рублевского шоссе. Проект, учитывая высокий уровень комфорта, предполагает неплотную застройку с обширной зеленой зоной и каскадом прудов. Необходимый объем квадратных метров будет получен за счет введения в малоэтажную композицию двух высотных доминант – башен в 21 и 25 этажей
Бастион XXI века
Проект под названием «Зеленый бастион» получил вторую премию открытого конкурса на архитектурную идею конгресс-центра «Константиновский» в Стрельне. Его особенность – в том, что, стремясь деликатнее вписаться в окружение, архитекторы предложили сумму двух подходов – исторического и экологического
Конструктивная пара
Комплекс из двух домов в Тружениковом переулке обещает стать ярким и хорошо заметным акцентом в ряду пестрой и разновременной застройки на склоне перед Москва-рекой. Он по-своему, в формах несколько резковатых, но эффектных разыгрывает тему пары, инь и янь, мужского и женского начала – а некоторых своих жителей обещает обеспечить почти экстремальными видами на московские окрестности
Новый вариант музыкального музея
Проект музея музыкальных инструментов, о котором мы писали некоторое время назад, существенно изменился – он вырос на один этаж и стал более цельным, обогатившись букетом новых ассоциаций
Дом в Спасоналивковском
Закончена реконструкция дома в Спасоналивковском переулке, 18, стр.1, проект которой получил бронзовый диплом на "Зодчестве" в 2003 году
Вилла Калипсо
«Вилла Калипсо», спроектированная Ильей Уткиным для «коллекции Пирогова» - редкий в наши дни архитектурный проект с литературным подтекстом. Вероятно, на сегодняшний день он может быть понят как квинтэссенция авторских опытов по созданию собственного архитектурного диалекта, предназначенного больших загородных вилл-дворцов
«Марфино»
Микрорайон, проектирование которого находится в стадии разработки идеи, расположится на северо-востоке Москвы за Ботаническим садом. Он состоит из блоков-кварталов с большими внутренними дворами, силуэт и фасады которых варьируются, делая застройку гигантского пространства в 25 га «более человечной». Корреспондент Агентства архитектурных новостей задал несколько вопросов архитекторам
Мир дворцам
Проект поселка из четырех домов-дворцов стремится языком классических форм выразить идею архитектурного братства и согласия
В честь шестидесятых
Небольшой дом сочетает простоту архитектурного решения, навеянного модернизмом 60-х, и технологии, свойственные жилым небоскребам. Это позволит, вписав здание в миниатюрный участок, сохранить почти нетронутым существующий сквер, хорошо осветить квартиры и предоставить жильцам особенные возможности по части свободной планировки. Корреспондент ААН задал несколько вопросов авторам
Эксперимент и традиция
10 ноября Дмитрий Александров получил из рук Винки Дубблдам, главы американского бюро Archi-Tectonics и эксперта премии ARX awards награду за лучший экспериментальный проект. Мы решили разобраться в чем же состоит эксперимент, и задали несколько вопросов автору – в ответ возник образ очень примечательного проекта и очень приятного места
Московский дворик по-многоэтажному
На берегу Москва-реки в Строгино идет строительство элитного микрорайона «Янтарный город»: две из пяти башен выстроены больше чем наполовину – 18 этажей из тридцати. Монолитные каркасы возводимых зданий раскрывают взгляду свою «начинку», позволяя оценить архитектурные хитрости, заложенные в проекте
Похожие статьи
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Ажурные узоры
Манчестерский Еврейский музей приобрел после реконструкции по проекту Citizens Design Bureau новый корпус с орнаментом на фасаде: он напоминает о культуре сефардов.
Зигзаг фасада
Офисное здание в Майнце защищает новый район на Рейне от шума порта. Авторы проекта – MVRDV и morePlatz.
Стальная живопись
Панели из нержавеющей стали на «Башне» Фрэнка Гери в арт-центре LUMA в Арле задуманы как мазки кисти Ван Гога.
Стеклянное облако
На морском курорте Циньхуандао на северо-востоке Китая строится «Облачный центр» по проекту пекинского бюро MAD.
Путь света
В знаменитый дворец императора Нерона – «Золотой дом» в Риме – теперь ведет новый вход по проекту Stefano Boeri Architetti.
Импортная типология
Комплекс доступного жилья с начальной школой по проекту бюро Henley Halebrown в лондонском районе Хакни основан на «центральноевропейском» типе жилой башни.
Силуэт прошлого
Внутренний двор музея и библиотеки в Цзяшане на востоке Китая напоминает силуэтом традиционную печь для обжига керамики, которыми славился этот город.
Штрихи современности
Открылся после реконструкции музей истории Парижа – Карнавале: в команде проекта архитекторы Snøhetta отвечали за новшества.
Обратная пропорция
В Центре инноваций INES университета чилийской области Био-Био по замыслу архитекторов Pezo von Ellrichshausen пространства для совместной и индивидуальной работы обратно пропорциональны друг другу.
Геометрические игры
В Мохали, городе-спутнике Чандигарха, архитекторы Studio Ardete снабдили офисное здание выразительным фасадом с асимметричными балконами, оставшись в жестких рамках бюджета.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливой клинкерной плиткой разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Лицо производства
«Тепличное хозяйство Ботаника» доверила архитекторам ту область, где они, как правило, востребованы наименьшим образом – территорию современного производственного комплекса, где обычно царят утилитарные, нормативные и недорогие решения.
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.
Галька на берегу
Проект аэропорта в Геленджике от АБ «Цимайло, Ляшенко и Партнеры» стал единственным российским победителем премии Architizer A+Awards 2021 года.