Конструктивная пара

Комплекс из двух домов в Тружениковом переулке обещает стать ярким и хорошо заметным акцентом в ряду пестрой и разновременной застройки на склоне перед Москва-рекой. Он по-своему, в формах несколько резковатых, но эффектных разыгрывает тему пары, инь и янь, мужского и женского начала – а некоторых своих жителей обещает обеспечить почти экстремальными видами на московские окрестности

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

13 Августа 2007
mainImg

Архитектор:

Дмитрий Александров

Мастерская:

Александров и партнеры

Проект:

Многофукциональный комплекс в 1-м Тружениковом пер., вл. 12
Россия, Москва, 1-й Тружеников пер., вл. 12

Авторский коллектив:
Дмитрий Александров - руководитель мастерской, Андрей Иванов - ГАП

2007

Район между Саввинской набережной и Пироговскими улицами – удивительное пестрое и активно развивающееся место. Здесь строили конструктивисты, строили розовые кирпичные дома в 1980-е, затем строили на протяжении 1990-х, очень разные вещи, в том числе и такие, которые попадали в профессиональные журналы. Одним из самых новых заметных сооружений в этом месте стал завершенный в прошлом году дом Сергея Киселева «Саввинское подворье», который отличает сдержанность форм и отточенность исполнения деталей.

Участок, для которого предназначен новый проект Дмитрия Александрова, расположен поблизости, но дальше от реки и спрятан в глубине дворов, выходящих в сторону 1-го Труженикова переулка, который тянется внутри квартала параллельно набережной. Однако это место приходится на сравнительно высокую отметку холма над рекой – берег здесь высокий, и дом будет хорошо видно, особенно если учесть, что его архитектура делает ставку именно на яркость решения.

Комплекс состоит из двух объемов, стоящих рядом на расстоянии метров пятнадцать – столько, сколько нужно для правильной инсоляции. Один из них повыше – 13 этажей, он должен быть покрыт яркой плиткой испанского происхождения, создающей мозаичный эффект: небольшие квадратики желтого цвета хаотично чередуются с разными оттенками желто-зеленого, создавая вместе пеструю ковровую поверхность. Второй корпус пониже, в нем 10 этажей, и его цветовое решение более сдержанное – это любимый сейчас в Москве темный кирпич, также варьирующий гамму от коричневого до рыжеватого. На поверхности двух корпусов возникает, таким образом, эффект некоторой цветовой «ряби», фактуры, созданной на плоскости в помощью цвета – из-за «неровного» рисунка стены кажутся более шершавыми, чем они в реальности будут на ощупь.

Цветастая «шершавость», выводящая наблюдателя из сферы правильной геометрии, поддержана ритмом окон. Во-первых, он тоже «сбитый», намеренно-хаотичный, очень узкие окна соседствуют с очень широкими, а средние – к проемами чуть-чуть побольше, словом, все сделано так, чтобы зритель потерялся в подсчете принципов расположения оконных проемов. Во-вторых – все окна обведены выступающими белыми рамками, что притягивает внимание к ним и к их композиции, делая танец разнообразных прямоугольников следующим шагом после коврового орнамента стенных поверхностей.
Некоторые закономерности в расположении проемов, однако, наблюдаются: окна тяготеют к углам, превращаясь на сломе формы в глубокие лоджии – что особенно хорошо на южном фасаде, дающем верхним этажам вид на Москва-реку. На противоположной северо-восточной стене, выходящей в переулок, проемы выстраиваются в тонкие вертикальные нити, лишь вверху – ближе к пентхаусам – превращаясь, опять же по-конструктивистки захватывая угол, в ленточные панорамные витражи.

Оба корпуса – архитекторы их называют «мальчик и девочка» (male&female), что достаточно точно, объединены в слитно-нераздельную композицию. Внутренние – обращенные друг к другу стены – плоские, а «наружные» углы срезаны большими плоскостями. То, что корпусов два, а не один – следствие осознанной необходимости. Участок почти квадратный, и застроить его целиком одним «толстым» объемом нельзя минимум по двум причинам – во-первых, суммарная плотность застройки, то есть отношение площади двора и площади основания дома, будет слишком большой для существующих норм, а во-вторых, в сердцевине такого объема образуется слишком много малорентабельного пространства внутренних холлов и прихожих, лишенных дневного света.
Так возник появился образ пары, соединенной стеклянными переходами, нависающими на уровне 7 и 10 этажей.

Об этих переходах надо сказать особо – в них запланированы зимние сады некоторых квартир. То есть это такие очень большие «застекленные лоджии», протянувшиеся на внушительную длину, заодно образовав зримые композиционные связи между двумя домами. Снаружи они схвачены металлическими фермами и немного напоминают стрелы строительных кранов, как будто бы застрявших в толще дома. Этот хай-тековский прием, надо сказать, в Европе и в Москве уже достаточно известен. Но виды из балконов-ферм должны открываться феерические – с одной стороны на реку, Киевский вокзал и Кутузовку, в другой – в сторону сквера Девичьего поля и Садового кольца. То есть, нависая над собственным двором на высоте больше 20 метров, счастливые обладатели зимних садов смогут любоваться окрестностями в полном отрыве от реальности.

Визуализация, вид с запада, со стороны реки
Встройка, вид с Бережковской набережной
Встройка, вид от церкви Воздвижения на углу 1-го Труженикова пер. и 2-го Вражского пер.
zooming
Развертка по 1-му Труженикову пер.
Вид с птичьего полета, со стороны 1-го Труженикова пер.
Вид с птичьего полета, со стороны набережной (с юго-запада)
Вид с северо-востока
zooming
Местоположение участка


Архитектор:

Дмитрий Александров

Мастерская:

Александров и партнеры

Проект:

Многофукциональный комплекс в 1-м Тружениковом пер., вл. 12
Россия, Москва, 1-й Тружеников пер., вл. 12

Авторский коллектив:
Дмитрий Александров - руководитель мастерской, Андрей Иванов - ГАП

2007

13 Августа 2007

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.
«Стальная змея»
Основная часть Северного вокзала Кёге, нового транспортного узла для Большого Копенгагена, – это 225-метровый пешеходный мост через шоссе и железнодорожные пути. Авторы проекта – DISSING+WEITLING architecture и COBE.
МАРШ: Fuck Context
Под руководством Наринэ Тютчевой и Екатерины Ровновой бакалавры 2018/2019 учебного года формируют свое отношение к контексту, исследуя Трехгорную мануфактуру.