English version

В честь шестидесятых

Небольшой дом сочетает простоту архитектурного решения, навеянного модернизмом 60-х, и технологии, свойственные жилым небоскребам. Это позволит, вписав здание в миниатюрный участок, сохранить почти нетронутым существующий сквер, хорошо осветить квартиры и предоставить жильцам особенные возможности по части свободной планировки. Корреспондент ААН задал несколько вопросов авторам

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

26 Января 2007
mainImg
Архитектор:
Дмитрий Александров
Проект:
Жилой дом на Комсомольском пр., вл.3
Россия, Москва, Комсомольский пр-т, вл.3

Авторский коллектив:
Д.В. Александров, А.А. Иванов

2006

Расскажите, какая задача стояла перед Вами при проектировании этого дома?

А. Иванов: Сделать качественный, но простой дом. Сложность заключалась в том, чтобы разместить жилой объем класса Делюкс на очень маленьком участке между существующими 9 и 12-этажными домами. Мы очень долго искали план здания, в котором бы учитывались все требования инсоляции, отступ от соседних домов, размещение коммуникаций. Так появился десятиэтажный объем, фасад которого состоит из двух объемов-книжек, выходящих вперед. Скосы на фасадах возникли как ответ соседнему объему – до скоса поверхность здания повторяет ритм окон стоящего справа здания, а после по наклонной плоскости идут галерейные балконы. Дом имеет два главных фасада – в сторону сквера и во внутренние дворы. Второй решен более однородно – единым росчерком простых линейных элементов с ограждениями из закаленного стекла с применением металла и ленточным остеклением.

Дом очень лаконичен. Это дань уважения конструктивизму?

Д. Александров: В последнее время нас относят к неоконструктивистам. Бесспорно, конструктивизм наиболее признан в отечественной архитектуре. Однако, на мой взгляд, существовал не менее достойный период, который начался во время хрущевской «оттепели» и который 60-е гг. превратили в архитектуру советского неомодернизма. Она представлена в этом квартале – район застройки между набережной Москва-реки и Комсомольским проспектом сформирован двумя типами застройками – это сталинское послевоенное строительство и простая геометричная архитектура 60-начала 70-х гг. Существует два известных примера такой архитектуры – это работы Л.Н. Павлова и ранние проекты А. Меерсона – Дом на Беговой и «Лебедь». Другие интересные постройки – гостиничный комплекс у «Аэропорта» недавно был перелицован новым фасадом из современных материалов, но абсолютно повторяет геометрию построенного в 60-е годы здания – архитектура абсолютно модернистская, хотя она напрямую вытекает из интернационального стиля, который был адаптирован на нашей почве в 60-е годы. Аналогичный пример – так называемая «Книжка» старшего Посохина на Арбате, который без изменения архитектурного облика облагорожен новым вентилируемым фасадом – в целом очень сухой современный дом. В нашем случае мы пытались найти определенный компромисс между этой архитектурной геометрией. Это, можно сказать, наш взгляд через плечо на еще один достойный период отечественной архитектуры – шестидесятые.

И каким образом это отразилось на архитектуре?

Д. Александров: План здания выполнен в форме буквы «Т», где средней связкой является лестничная клетка, а два объема – больший и меньший, напоминают пару, мужчину и женщину. То есть, один партнер, несколько более крупный, выступает вперед к красной линии и слегка обнимает лестничным блоком более тонкую и изящную, стоящую буквально «на шпильках» подругу. Так создается движение в сторону парка. Уход последними четырьмя этажами назад, о котором сказал Андрей, вызван двумя причинами: с одной стороны, мы показываем линию ограничения существующей застройки и уходим назад в глубину квартала и второе – здесь расположены лучшие квартиры, оттуда раскрываются наиболее интересные виды.

Практика эксплуатации современных жилых домов показывает, что при организации балконов и каких-либо выступающих элементов нам приходится бороться с тем, что все это стеклится – иногда по проектам согласуемым с нами, но чаще, к сожалению, явочным порядком. В результате дом получается не совсем такой, каким задумывался. Поэтому торцевые фасады, то есть обращенные в сторону застройки, пропадают под французскими балконами или лоджиями с заглублениями внутрь, которые стеклятся совершенно безболезненно. Галерейные балконы объединяют в основном кухни и гостиные, то есть крупные общественные зоны и ориентированы в сторону наиболее интересных точек. Соответственно две структуры материала – светлый камень под кирпич и более темный, который завязывает некие корреспонденции с более хроматической белой дамой.

Ножки-«шпильки», на которые опирается дом – это лишь кивок в сторону корифеев 60-х, или у приема есть практическое обоснование?

А. Иванов: Из-за того, что участок не слишком большой, у нас возникли проблемы с придомовым озеленением – не хватало места, отсюда появилось такое решение: нижняя часть дома со стороны двора максимально сжата, оставляя место только под вестибюли. Все остальное мы подняли на «ноги»-колонны, тем самым, увеличив возможное озеленение почти вдвое, существующий скверик будет сохранен, озеленение будет даже под колоннами. Под землей расположен подземный двухуровневый паркинг, который почти полностью занимает пятно застройки.

Планировка, как сейчас принято, свободная?

Д. Александров: Свободная. Дело в том, что гибкость планировки заложена в самой конструкции дома. Для здания высотой в десять этажей стилобат, перехватывающий технический этаж – вещь нехарактерная, естественным инженерным образом не вытекающая. Но она, во-первых, во многом определила архитектуру здания: оно целиком стоит на платформе, и эта платформа поднята вверх. Во-вторых, в этой части здания сведены все инженерные коммуникации, которые потом уходят дальше к центральному стволу и затем под землю. Это обеспечило гибкость плана. Все «мокрые» зоны, санузлы и ванные, помещены в стержень дома, а комнаты расположены максимально по периметру здания. 

Другой момент, который отличает это здание от аналогичных домов высокого класса средней этажности: мы здесь применили достаточно крупную сетку колонн. Исходя из того, что у нас здесь есть «перехватывающий стол», на что заказчик согласился, хотя обычно это используется при строительстве высотных комплексов, например, наши башни в «Янтарном городе», где 100-метровые здания стоят на «столе». В небольшом объеме 10-этажного дома на Комсомольском «стол» совмещен с техническим этажом, образуя «двойную скорлупу», внутри которой проходят все коммуникации. Благодаря этому мы смогли применить крупную сетку опор с шагом «восемь сто». Обычно для жилья «шаги» не больше, чем семь с половиной. Это привело к уменьшению количества несущих элементов, а планировка стала достаточно гибкой для возможных трансформаций уже после строительства собственниками квартир. Это же позволило перенести все жилые помещения на внешний контур и улучшить освещение. На торцевых фасадах к соседним домам мы выходим не квартирами, а балконами и эвакуационными лестницами. То есть, все общественные зоны мы ориентируем на свободные пространства и наиболее интересные видовые точки – Москва-реку, Парк культуры и вниз по Комсомольскому проспекту, а с соседними домами, наоборот,  избегаем эффекта «окно в окно».

А сколько квартир на этаже?

Пять квартир. В среднем. Есть варианты – 6 квартир, если добавляется маленькая квартира, studio. В верхних этажах, если понадобится, можно сделать одну большую квартиру – пентхаус. Дом получился на размером на полторы секции. Широкий корпус габаритами 36 на 30 метров (стандартный корпус – не больше 18 м). Это и не башня с одним подъездом, и в то же время не секционный дом. Затесненность участка повлекла за собой подобные решения. На верхних этажах пять квартир могут свободно превратиться в три.



Архитектор:
Дмитрий Александров
Проект:
Жилой дом на Комсомольском пр., вл.3
Россия, Москва, Комсомольский пр-т, вл.3

Авторский коллектив:
Д.В. Александров, А.А. Иванов

2006

26 Января 2007

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Сейчас на главной
Занавес из фибробетона
Реконструкция театра начала XX века в Эврё включает напоминающие занавес фасады из фибробетона толщиной 8 см и весом 11,2 тонн. Авторы проекта – бюро Opus 5.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Лес и башни
Перед авторами проекта ЖК «В самом сердце Пушкино» стояла непростая задача: сохранить существующий на участке лесопарк, уместив на нем жилой комплекс достаточно высокой плотности. Так появились три башни на краю леса с развитыми общественными пространствами в стилобатах и элегантными «защипами» в венчающей части 18-этажных объемов.
Жить у воды
Рассказываем об итогах конкурса на проект ЖК «Кристальный» на берегу водохранилища в Воронеже и концепцию благоустройства прилегающей территории – Спортивной набережной.
И овцы сыты
Дом четы архитекторов, Каспера и Лесли Морк-Ульнес, в горах Норвегии использует традиционные методы строительства из дерева и служит также убежищем для овец.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
Шоу-рум в ландшафте
Павильон девелопера OCT представляет красоты пейзажа покупателям квартир в очередном «новом городе» на востоке Китая. Авторы проекта шоу-рума – шанхайское бюро Lacime Architects.
Бинокулярный взгляд на культуру
Музей Западной Австралии «Була Бардип» в Перте по проекту бюро Hassell и OMA предлагает экспозицию, одновременно учитывающую аборигенный и западный взгляд на историю и культуру.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.