English version

В честь шестидесятых

Небольшой дом сочетает простоту архитектурного решения, навеянного модернизмом 60-х, и технологии, свойственные жилым небоскребам. Это позволит, вписав здание в миниатюрный участок, сохранить почти нетронутым существующий сквер, хорошо осветить квартиры и предоставить жильцам особенные возможности по части свободной планировки. Корреспондент ААН задал несколько вопросов авторам

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

26 Января 2007
mainImg
Архитектор:
Дмитрий Александров
Мастерская:
Александров и партнеры http://www.alexarch.ru
Проект:
Жилой дом на Комсомольском пр., вл.3
Россия, Москва, Комсомольский пр-т, вл.3

Авторский коллектив:
Д.В. Александров, А.А. Иванов

2006

Расскажите, какая задача стояла перед Вами при проектировании этого дома?

А. Иванов: Сделать качественный, но простой дом. Сложность заключалась в том, чтобы разместить жилой объем класса Делюкс на очень маленьком участке между существующими 9 и 12-этажными домами. Мы очень долго искали план здания, в котором бы учитывались все требования инсоляции, отступ от соседних домов, размещение коммуникаций. Так появился десятиэтажный объем, фасад которого состоит из двух объемов-книжек, выходящих вперед. Скосы на фасадах возникли как ответ соседнему объему – до скоса поверхность здания повторяет ритм окон стоящего справа здания, а после по наклонной плоскости идут галерейные балконы. Дом имеет два главных фасада – в сторону сквера и во внутренние дворы. Второй решен более однородно – единым росчерком простых линейных элементов с ограждениями из закаленного стекла с применением металла и ленточным остеклением.

Дом очень лаконичен. Это дань уважения конструктивизму?

Д. Александров: В последнее время нас относят к неоконструктивистам. Бесспорно, конструктивизм наиболее признан в отечественной архитектуре. Однако, на мой взгляд, существовал не менее достойный период, который начался во время хрущевской «оттепели» и который 60-е гг. превратили в архитектуру советского неомодернизма. Она представлена в этом квартале – район застройки между набережной Москва-реки и Комсомольским проспектом сформирован двумя типами застройками – это сталинское послевоенное строительство и простая геометричная архитектура 60-начала 70-х гг. Существует два известных примера такой архитектуры – это работы Л.Н. Павлова и ранние проекты А. Меерсона – Дом на Беговой и «Лебедь». Другие интересные постройки – гостиничный комплекс у «Аэропорта» недавно был перелицован новым фасадом из современных материалов, но абсолютно повторяет геометрию построенного в 60-е годы здания – архитектура абсолютно модернистская, хотя она напрямую вытекает из интернационального стиля, который был адаптирован на нашей почве в 60-е годы. Аналогичный пример – так называемая «Книжка» старшего Посохина на Арбате, который без изменения архитектурного облика облагорожен новым вентилируемым фасадом – в целом очень сухой современный дом. В нашем случае мы пытались найти определенный компромисс между этой архитектурной геометрией. Это, можно сказать, наш взгляд через плечо на еще один достойный период отечественной архитектуры – шестидесятые.

И каким образом это отразилось на архитектуре?

Д. Александров: План здания выполнен в форме буквы «Т», где средней связкой является лестничная клетка, а два объема – больший и меньший, напоминают пару, мужчину и женщину. То есть, один партнер, несколько более крупный, выступает вперед к красной линии и слегка обнимает лестничным блоком более тонкую и изящную, стоящую буквально «на шпильках» подругу. Так создается движение в сторону парка. Уход последними четырьмя этажами назад, о котором сказал Андрей, вызван двумя причинами: с одной стороны, мы показываем линию ограничения существующей застройки и уходим назад в глубину квартала и второе – здесь расположены лучшие квартиры, оттуда раскрываются наиболее интересные виды.

Практика эксплуатации современных жилых домов показывает, что при организации балконов и каких-либо выступающих элементов нам приходится бороться с тем, что все это стеклится – иногда по проектам согласуемым с нами, но чаще, к сожалению, явочным порядком. В результате дом получается не совсем такой, каким задумывался. Поэтому торцевые фасады, то есть обращенные в сторону застройки, пропадают под французскими балконами или лоджиями с заглублениями внутрь, которые стеклятся совершенно безболезненно. Галерейные балконы объединяют в основном кухни и гостиные, то есть крупные общественные зоны и ориентированы в сторону наиболее интересных точек. Соответственно две структуры материала – светлый камень под кирпич и более темный, который завязывает некие корреспонденции с более хроматической белой дамой.

Ножки-«шпильки», на которые опирается дом – это лишь кивок в сторону корифеев 60-х, или у приема есть практическое обоснование?

А. Иванов: Из-за того, что участок не слишком большой, у нас возникли проблемы с придомовым озеленением – не хватало места, отсюда появилось такое решение: нижняя часть дома со стороны двора максимально сжата, оставляя место только под вестибюли. Все остальное мы подняли на «ноги»-колонны, тем самым, увеличив возможное озеленение почти вдвое, существующий скверик будет сохранен, озеленение будет даже под колоннами. Под землей расположен подземный двухуровневый паркинг, который почти полностью занимает пятно застройки.

Планировка, как сейчас принято, свободная?

Д. Александров: Свободная. Дело в том, что гибкость планировки заложена в самой конструкции дома. Для здания высотой в десять этажей стилобат, перехватывающий технический этаж – вещь нехарактерная, естественным инженерным образом не вытекающая. Но она, во-первых, во многом определила архитектуру здания: оно целиком стоит на платформе, и эта платформа поднята вверх. Во-вторых, в этой части здания сведены все инженерные коммуникации, которые потом уходят дальше к центральному стволу и затем под землю. Это обеспечило гибкость плана. Все «мокрые» зоны, санузлы и ванные, помещены в стержень дома, а комнаты расположены максимально по периметру здания. 

Другой момент, который отличает это здание от аналогичных домов высокого класса средней этажности: мы здесь применили достаточно крупную сетку колонн. Исходя из того, что у нас здесь есть «перехватывающий стол», на что заказчик согласился, хотя обычно это используется при строительстве высотных комплексов, например, наши башни в «Янтарном городе», где 100-метровые здания стоят на «столе». В небольшом объеме 10-этажного дома на Комсомольском «стол» совмещен с техническим этажом, образуя «двойную скорлупу», внутри которой проходят все коммуникации. Благодаря этому мы смогли применить крупную сетку опор с шагом «восемь сто». Обычно для жилья «шаги» не больше, чем семь с половиной. Это привело к уменьшению количества несущих элементов, а планировка стала достаточно гибкой для возможных трансформаций уже после строительства собственниками квартир. Это же позволило перенести все жилые помещения на внешний контур и улучшить освещение. На торцевых фасадах к соседним домам мы выходим не квартирами, а балконами и эвакуационными лестницами. То есть, все общественные зоны мы ориентируем на свободные пространства и наиболее интересные видовые точки – Москва-реку, Парк культуры и вниз по Комсомольскому проспекту, а с соседними домами, наоборот,  избегаем эффекта «окно в окно».

А сколько квартир на этаже?

Пять квартир. В среднем. Есть варианты – 6 квартир, если добавляется маленькая квартира, studio. В верхних этажах, если понадобится, можно сделать одну большую квартиру – пентхаус. Дом получился на размером на полторы секции. Широкий корпус габаритами 36 на 30 метров (стандартный корпус – не больше 18 м). Это и не башня с одним подъездом, и в то же время не секционный дом. Затесненность участка повлекла за собой подобные решения. На верхних этажах пять квартир могут свободно превратиться в три.

Архитектор:
Дмитрий Александров
Мастерская:
Александров и партнеры http://www.alexarch.ru
Проект:
Жилой дом на Комсомольском пр., вл.3
Россия, Москва, Комсомольский пр-т, вл.3

Авторский коллектив:
Д.В. Александров, А.А. Иванов

2006

26 Января 2007

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Александров и партнеры: другие проекты
Дворцовый сценарий
Этот проект – не новый, ему уже больше двух лет, но он мало известен. А ведь если бы ему удалось реализоваться, то в Москве появился бы целый квартал, похожий на дом в Лёвшинском переулке, который теперь так любят показывать туристам…
Лютики-цветочки. Заседание Общественного совета при...
Прошедший вчера под председательством Владимира Ресина общественный совет показал себя необыкновенно лояльным – из восьми пунктов повестки не приняли всего лишь один – воссоздание усадьбы Салтыковой-Поливановой на Бронной. На изменении проекта настояли защитники наследия. Среди остальных особого внимания заслуживают два новых музейных здания: одно проектирует «Моспроект-4» на Рогожском валу для собрания ретро-автомобилей, другое – Дмитрий Александров для коллекции музыкальных инструментов на Солянке.
Детский сад: архитектурное решение
Весной этого года нескольких известных московских архитекторов пригласили поучаствовать в проектировании новых детских садов в центре столицы. Мастерская Дмитрия Александрова представляет три проекта, сделанных по этому заказу – на Новокузнецкой улице, в Котельниках и на Большой Грузинской. Планировочные находки в этих проектах похожи, а здания – разные
Трансформация жанра
Весной в Строгино было закончено строительство двух башен «Янтарного города» Дмитрия Александрова, возведение двух других идет полным ходом. Как выяснилось после завершения первой части строительства, дома обладают не только оригинальной внутренней структурой многоярусных атриумов, но и необычной по нашим временам очень материальной фактурой
По земле, воде и воздуху
Конкурсная концепция многофункционального комплекса на набережной Москвы-реки, что напротив Сити, в варианте, предложенном Дмитрием Александровым выглядит размышлением на тему «основных элементов»: он акцентирует воду в реке, приподнимает землю на кровлю зданий и манипулирует с пространством, увеличивая его вдвое
Образ Кремля
Многофункциональный комплекс на Ленинградском шоссе – это архитектурная концепция, сделанная мастерской Дмитрия Александрова в 2005 году, но оставшаяся, как это нередко бывает, в «подвешенном» состоянии – работу то ли продолжат, то не продолжат. Поэтому проект не публиковался, хотя, если вдуматься, в нем обнаруживается достаточно любопытное сочетание масштаба и лаконизма, отсылающее зрителя то ли к произведениям одного из лучших архитекторов модернизма брежневского времени Леонида Павлова, то ли к проектам знаменитого авангардиста Ивана Леонидова, то ли вообще к Леду
Бизнес-парк «Балтия»
Бюро «Александров и партнеры» разработало проект элитного бизнес-парка с офисами класса А и А+, который должен расположиться на 11 километре трассы «Балтия», совсем недалеко от Рублевского шоссе. Проект, учитывая высокий уровень комфорта, предполагает неплотную застройку с обширной зеленой зоной и каскадом прудов. Необходимый объем квадратных метров будет получен за счет введения в малоэтажную композицию двух высотных доминант – башен в 21 и 25 этажей
Бастион XXI века
Проект под названием «Зеленый бастион» получил вторую премию открытого конкурса на архитектурную идею конгресс-центра «Константиновский» в Стрельне. Его особенность – в том, что, стремясь деликатнее вписаться в окружение, архитекторы предложили сумму двух подходов – исторического и экологического
Конструктивная пара
Комплекс из двух домов в Тружениковом переулке обещает стать ярким и хорошо заметным акцентом в ряду пестрой и разновременной застройки на склоне перед Москва-рекой. Он по-своему, в формах несколько резковатых, но эффектных разыгрывает тему пары, инь и янь, мужского и женского начала – а некоторых своих жителей обещает обеспечить почти экстремальными видами на московские окрестности
Новый вариант музыкального музея
Проект музея музыкальных инструментов, о котором мы писали некоторое время назад, существенно изменился – он вырос на один этаж и стал более цельным, обогатившись букетом новых ассоциаций
Дом в Спасоналивковском
Закончена реконструкция дома в Спасоналивковском переулке, 18, стр.1, проект которой получил бронзовый диплом на "Зодчестве" в 2003 году
«Марфино»
Микрорайон, проектирование которого находится в стадии разработки идеи, расположится на северо-востоке Москвы за Ботаническим садом. Он состоит из блоков-кварталов с большими внутренними дворами, силуэт и фасады которых варьируются, делая застройку гигантского пространства в 25 га «более человечной». Корреспондент Агентства архитектурных новостей задал несколько вопросов архитекторам
Эксперимент и традиция
10 ноября Дмитрий Александров получил из рук Винки Дубблдам, главы американского бюро Archi-Tectonics и эксперта премии ARX awards награду за лучший экспериментальный проект. Мы решили разобраться в чем же состоит эксперимент, и задали несколько вопросов автору – в ответ возник образ очень примечательного проекта и очень приятного места
Московский дворик по-многоэтажному
На берегу Москва-реки в Строгино идет строительство элитного микрорайона «Янтарный город»: две из пяти башен выстроены больше чем наполовину – 18 этажей из тридцати. Монолитные каркасы возводимых зданий раскрывают взгляду свою «начинку», позволяя оценить архитектурные хитрости, заложенные в проекте
Тайны московского двора
Даже сейчас, когда здание на Большой Дмитровке 18\10 строение 2 еще закрыто строительной пленкой, можно заметить, что рядом со своими соседями оно выглядит изящной дамой миниатюрного сложения, одетой в розово-фиолетовое одеяние в псевдобарочном стиле
Музыка у Яузских ворот
Напротив высотного здания на Котельнической набережной, на месте окруженной стихийной растительностью стекляшки-пельменной  в начале Солянки будет построен новый музей. Частный музей музыкальных инструментов, в котором помимо выставок будут проходить концерты
Перфоратор
Дмитрий Александров построил административное здание на улице Большая Дмитровка, 16, стр. 2-2Б.
Похожие статьи
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Цвет в бетоне и кирпиче
Жилой дом 11-19 Jane Street в Нью-Йорке по проекту бюро Дэвида Чипперфильда развивает архитектурные мотивы исторического района Гринвич-Виллидж.
Курдонеры и конструктивизм
Рассматриваем второй квартал «города в городе» Ligovsky City, построенный по проекту бюро «А.Лен» и сочетающий несколько тенденций, характерных для современной архитектуры города.
Внутри рисованной сетки
При проектировании комплекса апартаментов PLAY в Даниловской слободе архитекторы бюро ADM сделали ставку на образность постройки. Наиболее ярко она проявилась в сложносочиненной сетке фасадов.
Своды и лестницы
В Филадельфии завершилась реконструкция Музея искусств по проекту Фрэнка Гери. Материал исторических и новых частей здания одинаков: золотистый известняк.
Ярусная композиция
Немного Нью-Йорка в Одессе: апарт-комплекс по проекту «Архиматики» с башнями и таунхаусами, площадью и бассейнами.
На соевой траве
Площадь Линкольн-центра в Нью-Йорке превратилась в лужайку из эко-газона: новое общественное пространство станет «главной сценой» для постепенного открытия Метрополитен-оперы, New York City Ballet и Филармонии после карантина.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Технологии и материалы
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
Сейчас на главной
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.
Метаболизм и Бах
Проект гостиницы для периферии исторического Петербурга, воплощающий непривычные для города идеи: транспарентность, незавершенность и сознательный отказ от контекстуальности.
DMTRVK: год в онлайне
За год с момента всеобщего перехода на удаленный формат взаимодействия проект «Дмитровка» организовал более 20 онлайн-лекций и дискуссий с участием российских и зарубежных архитекторов. Публикуем некоторые из них.