Кадаши: продолжение истории

Интервью с Ильей Уткиным, автором проекта застройки Кадашевской слободы.

Беседовала:
Алла Павликова

09 Сентября 2013
mainImg
Архитектор:
Илья Уткин
Мастерская:
Студия Уткина
Студия проектов
Проект:
ЖК «Меценат» в Кадашах
Россия, Москва, 2-й Кадашёвский переулок, 3; Большая Ордынка, 8, 14, 16; Кадашёвский тупик, 3, 2

Авторский коллектив:
Илья Уткин, Михаил Чирков, Дарья Николаева, Валерий Финогенов

2011 – 2019

Инвестор: ТОРГПРОДУКТСЕРВИС
Заказчик: Москапстрой-ТН

Архи.ру:
– Проект застройки Кадашевской слободы известен долгой и скандальной историей противостояния общественности с застройщиком. Будет ли разрешён этот конфликт? Расскажите о своём проекте и о том, как все начиналось.

Илья Уткин:
– В этом месте в советское время находились заводы, производящие пищевую продукцию, здесь же располагался древесностружечный цех и другие производства. Вся территория вокруг храма Воскресения представляла собой сплошную зону предприятий и складских помещений. Еще раньше, до революции, в этом месте работала колбасная фабрика Григорьева, состоявшая из кирпичных корпусов с выразительной фабричной архитектурой, полуарками, орнаментами и карнизами.
Макет. ЖК «Меценат» в Кадашах
© Студия Уткина
Историческая фотография Кадашевской слободы
Предоставлено Студией Уткина

В постперестроечные годы вся эта территория была предназначена под жилую застройку. Был разработан проект «Пять столиц», шестиэтажный офисно-жилой комплекс, который окружил бы своим массивом храмовый ансамбль с трех сторон. В 2009 году этот проект был утвержден. Под застройку уже начали очищать территорию. Но в этот момент приход храма и лично отец Александр Салтыков заинтересовались проектом, а, увидев его, решили биться насмерть, но не допустить строительства. Они не хотели, чтобы их храм обступили огромные корпуса элитного жилья. Себе на помощь активисты призвали общественность и «Архнадзор». Выяснилось, что, несмотря на то, что у застройщика уже имелось государственное разрешение на строительство, не все согласования были пройдены, не была проведена экспертиза. Активисты встали стеной на защиту Кадашей, они буквально жили на руинах, рискуя жизнью, не подпускали к площадке экскаваторы. После того как все это получило широкую огласку, стройку остановили.
По-моему, это был первый случай, когда благодаря общественности строительство было заморожено.
Заказчик решил переделать проект, сменил проектировщика, было сделано несколько вариантов, но и они не устраивали город и общественность.
Фабрика Григорьева. Въезд на фабрику
Предоставлено Студией Уткина
Фабрика Григорьева. Вид от въездных ворот, 1910
Предоставлено Студией Уткина
Фабрика Григорьева. Вид из двора на ворота
Предоставлено Студией Уткина

– А что конкретно не устраивало общественность? Какие основные претензии они высказывали к проекту?

– Понимаете, исторически здесь на небольшом участке располагался приходской храм, а чуть в стороне дом дьякона, по поводу которого в недавнее время разгорелись самые жаркие имущественные споры.

Территории вокруг храма представляли собой деревенско-производственный слободской район: здесь и свиней резали, и колбасу варили. Рядом с колбасной фабрикой ее владелец Григорьев построил большой усадебный дом, в Кадашевский переулок выходил колбасный магазин. Рабочие завода жили в мансардах многочисленных и очень плотно построенных заводских корпусов. У этого места особый дух. А авторы нового проекта несколько уменьшили масштаб застройки в сравнении с предыдущим предложением, изменили архитектуру, но в целом сделали что-то вроде Рублевки – очень плотная застройка, дорогие «рублевские» усадебные дома с колоннами, которые совершенно не коррелируются с контекстом Кадашей и территорией храма.
Существующее положение, 2013
Предоставлено Студией Уткина
Участок застройки Кадашевской слободы. Существующее положение, 2013
Предоставлено Студией Уткина
Фабрика Григорьева. Существующее положение, 2013
Предоставлено Студией Уткина
Фрагмент исторической кирпичной кладки, использованной как мотив для орнамента в новом проекте; 2013
Предоставлено Студией Уткина

Как получилось, что вы стали заниматься разработкой проекта застройки Кадашей?

Разработкой градостроительных регламентов для данного участка занимались НПО-38 НИиПИ Генплана под руководством Елены Соловьевой. Именно она и предложила заказчику обратиться ко мне за помощью. Это было в 2011 году. Поначалу заказчик просил меня переработать только фасады зданий существующего проекта. Но я глубоко убежден, что так делать нельзя. Новый проектировщик должен разрабатывать проект от начала и до конца. На том мы и сошлись, и я приступил к разработке новой концепции.

У вас была очень непростая задача. Что вы предложили?

В этой ситуации я предложил концепцию, опирающуюся на историю. Я посчитал, что в таком месте может появиться только малоэтажная застройка со своими улочками, со своей городской средой. Основная застройка – это блокированные жилые дома, таунхаусы.
Для одной семьи предназначен один трехэтажный блок с подвальным этажом и гаражом.
Что касается стилевого решения, то я подумал, что это должен быть кирпично-фабричный стиль конца XIX – начала XX веков, близкий к тому, в котором была построена фабрика Григорьева. В своем решении я обратился к традиционной архитектуре с карнизами, цоколем, металлическими балконами, которые выполняют одновременно роль козырька над входом в подъезд. В качестве основного отделочного материала предлагается использовать кирпич. Мотивы орнамента заимствованы у колбасной фабрики. Все кровли – скатные, металлические. Единственное отступление – это трубы над кровлями, в которые спрятаны кондиционеры и вентиляционная система.
Макет. ЖК «Меценат» в Кадашах
© Студия Уткина
Макет. ЖК «Меценат» в Кадашах
© Студия Уткина
Макет. ЖК «Меценат» в Кадашах
© Студия Уткина

И направление этих домов, и расстояние между ними, и высотные характеристики не превышают исторически существовавшие. Опасения нет, что подземная часть нового строительства повлияет на исторические фундаменты окружающих зданий. По разрезу видно, что подземная часть гаража находится в отметках существующих подвалов.
Генплан. ЖК «Меценат» в Кадашах
© Студия Уткина

Что из исторической застройки сохранилось на участке до сегодняшнего дня?

До наших дней сохранилось немного: одна стена колбасного цеха, фрагмент входных ворот и остатки колбасного магазина. Все остальное было разрушено еще в советское время. Фабричные корпуса просто срослись – их перекрыли единой кровлей, потому что они стояли довольно близко друг к другу. Все было много раз разрушено и перестроено.
Исторический план на начало XX века. Существующее положение. Проектное предложение. ЖК «Меценат» в Кадашах
© Студия Уткина

Ваш проект предполагает реставрацию уцелевших фрагментов исторической застройки?

Если бы мы делали реставрацию, то должны были бы в точности воспроизвести фабричные постройки. Но сегодня это сделать невозможно. В новом проекте нельзя воссоздать лабиринты узких проходов между корпусами времен XIX века. По нынешним нормам расстояние между домами не может быть равно шести метрам, минимум – десять или двенадцать метров, чтобы элементарно обеспечить проезд пожарной машине.

Что же до уцелевших фрагментов застройки, то нами сделан очень подробный проект реставрации входной части, полностью воссоздаются ворота. Реставрироваться будет уличный фасад магазина и стена колбасной фабрики. Я намеренно сделал плоские кровли на боковых объемах бывшей фабрики Григорьева, чтобы акцентировать эту стену. Над ней будет воссоздана мансардная кровля. А два объема, которые фланкируют стену с двух сторон, накрыты плоскими крышами, чтобы демонстративно провести границу между исторической застройкой и новой.
Проект реставрации. ЖК «Меценат» в Кадашах
© Студия Уткина

Как протестующие восприняли ваше проектное предложение?

«Архнадзор» и городские власти долго изучали мой проект, проводили ландшафтно-визуальный анализ и экспертизу, тщательно проверяли, чтобы с городских улиц не было видно новых построек, чтобы они не загораживали купола храма, чтобы были соблюдены все регламенты. В результате мой проект устроил всех экспертов. Я показывал свое предложение и отцу Александру, который тоже благосклонно отнесся к моему творчеству. Правда, он сразу сказал, что будет выступать против какого-либо строительства в этом месте. Это его принципиальная позиция, которую я понимаю. Но я должен был выполнять заказ, и я постарался сделать это как можно деликатнее. Надо сказать, что в этом меня поддержал и город, и представители «Архнадзора». Но волнения вокруг проекта так и не стихли. Через некоторое время было решено поручить разработку проекта еще одному молодому архитектору, который создал очередной альтернативный вариант, предполагающий восстановление исторической среды не на конец XIX века, как в моем проекте, а на его начало. Однако и этот вариант не получил развития.
Жилой комплекс «Кадаши». Развертка. «Студия Уткина»
Жилой комплекс «Кадаши». «Студия Уткина»
Жилой комплекс «Кадаши». «Студия Уткина»
Жилой комплекс «Кадаши». «Студия Уткина»

Как дальше развивался ваш проект? С какими проблемами вы столкнулись?

История не заканчивается и сегодня, как будто это проклятое место.

В настоящее время, хотя уже утверждены регламенты застройки и сделан проект, который проходит экспертизу, заказчик и застройщик никак не могут получить разрешительные документы, активисты продолжают бастовать, устраивают общественные обсуждения, выдвигают альтернативные проекты, поднимают общественность на борьбу. Но самое главное, что наш проект всё больше и больше обрастает домыслами и слухами.

При этом территория находится в частной собственности и сейчас представляет собой заброшенную помойку в центре Москвы, поросшую травой и мхом. Едва ли это нужно оставлять так, как есть… 
Жилой комплекс «Кадаши». «Студия Уткина»
Жилой комплекс «Кадаши». «Студия Уткина»


Архитектор:
Илья Уткин
Мастерская:
Студия Уткина
Студия проектов
Проект:
ЖК «Меценат» в Кадашах
Россия, Москва, 2-й Кадашёвский переулок, 3; Большая Ордынка, 8, 14, 16; Кадашёвский тупик, 3, 2

Авторский коллектив:
Илья Уткин, Михаил Чирков, Дарья Николаева, Валерий Финогенов

2011 – 2019

Инвестор: ТОРГПРОДУКТСЕРВИС
Заказчик: Москапстрой-ТН

09 Сентября 2013

Беседовала:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Сейчас на главной
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.