Кадаши: продолжение истории

Интервью с Ильей Уткиным, автором проекта застройки Кадашевской слободы.

Беседовала:
Алла Павликова

09 Сентября 2013
mainImg
Архитектор:
Илья Уткин
Мастерская:
Студия Уткина http://www.ilyautkin.ru
Студия проектов
Проект:
ЖК «Меценат» в Кадашах
Россия, Москва, 2-й Кадашёвский переулок, 3; Большая Ордынка, 8, 14, 16; Кадашёвский тупик, 3, 2

Авторский коллектив:
Илья Уткин, Михаил Чирков, Дарья Николаева, Валерий Финогенов

2011 / 2015 — 2019

Инвестор: ТОРГПРОДУКТСЕРВИС
Заказчик: Москапстрой-ТН

Архи.ру:
– Проект застройки Кадашевской слободы известен долгой и скандальной историей противостояния общественности с застройщиком. Будет ли разрешён этот конфликт? Расскажите о своём проекте и о том, как все начиналось.

Илья Уткин:
– В этом месте в советское время находились заводы, производящие пищевую продукцию, здесь же располагался древесностружечный цех и другие производства. Вся территория вокруг храма Воскресения представляла собой сплошную зону предприятий и складских помещений. Еще раньше, до революции, в этом месте работала колбасная фабрика Григорьева, состоявшая из кирпичных корпусов с выразительной фабричной архитектурой, полуарками, орнаментами и карнизами.
Макет. ЖК «Меценат» в Кадашах
© Студия Уткина
Историческая фотография Кадашевской слободы
Предоставлено Студией Уткина

В постперестроечные годы вся эта территория была предназначена под жилую застройку. Был разработан проект «Пять столиц», шестиэтажный офисно-жилой комплекс, который окружил бы своим массивом храмовый ансамбль с трех сторон. В 2009 году этот проект был утвержден. Под застройку уже начали очищать территорию. Но в этот момент приход храма и лично отец Александр Салтыков заинтересовались проектом, а, увидев его, решили биться насмерть, но не допустить строительства. Они не хотели, чтобы их храм обступили огромные корпуса элитного жилья. Себе на помощь активисты призвали общественность и «Архнадзор». Выяснилось, что, несмотря на то, что у застройщика уже имелось государственное разрешение на строительство, не все согласования были пройдены, не была проведена экспертиза. Активисты встали стеной на защиту Кадашей, они буквально жили на руинах, рискуя жизнью, не подпускали к площадке экскаваторы. После того как все это получило широкую огласку, стройку остановили.
По-моему, это был первый случай, когда благодаря общественности строительство было заморожено.
Заказчик решил переделать проект, сменил проектировщика, было сделано несколько вариантов, но и они не устраивали город и общественность.
Фабрика Григорьева. Въезд на фабрику
Предоставлено Студией Уткина
Фабрика Григорьева. Вид от въездных ворот, 1910
Предоставлено Студией Уткина
Фабрика Григорьева. Вид из двора на ворота
Предоставлено Студией Уткина

– А что конкретно не устраивало общественность? Какие основные претензии они высказывали к проекту?

– Понимаете, исторически здесь на небольшом участке располагался приходской храм, а чуть в стороне дом дьякона, по поводу которого в недавнее время разгорелись самые жаркие имущественные споры.

Территории вокруг храма представляли собой деревенско-производственный слободской район: здесь и свиней резали, и колбасу варили. Рядом с колбасной фабрикой ее владелец Григорьев построил большой усадебный дом, в Кадашевский переулок выходил колбасный магазин. Рабочие завода жили в мансардах многочисленных и очень плотно построенных заводских корпусов. У этого места особый дух. А авторы нового проекта несколько уменьшили масштаб застройки в сравнении с предыдущим предложением, изменили архитектуру, но в целом сделали что-то вроде Рублевки – очень плотная застройка, дорогие «рублевские» усадебные дома с колоннами, которые совершенно не коррелируются с контекстом Кадашей и территорией храма.
Существующее положение, 2013
Предоставлено Студией Уткина
Участок застройки Кадашевской слободы. Существующее положение, 2013
Предоставлено Студией Уткина
Фабрика Григорьева. Существующее положение, 2013
Предоставлено Студией Уткина
Фрагмент исторической кирпичной кладки, использованной как мотив для орнамента в новом проекте; 2013
Предоставлено Студией Уткина

Как получилось, что вы стали заниматься разработкой проекта застройки Кадашей?

Разработкой градостроительных регламентов для данного участка занимались НПО-38 НИиПИ Генплана под руководством Елены Соловьевой. Именно она и предложила заказчику обратиться ко мне за помощью. Это было в 2011 году. Поначалу заказчик просил меня переработать только фасады зданий существующего проекта. Но я глубоко убежден, что так делать нельзя. Новый проектировщик должен разрабатывать проект от начала и до конца. На том мы и сошлись, и я приступил к разработке новой концепции.

У вас была очень непростая задача. Что вы предложили?

В этой ситуации я предложил концепцию, опирающуюся на историю. Я посчитал, что в таком месте может появиться только малоэтажная застройка со своими улочками, со своей городской средой. Основная застройка – это блокированные жилые дома, таунхаусы.
Для одной семьи предназначен один трехэтажный блок с подвальным этажом и гаражом.
Что касается стилевого решения, то я подумал, что это должен быть кирпично-фабричный стиль конца XIX – начала XX веков, близкий к тому, в котором была построена фабрика Григорьева. В своем решении я обратился к традиционной архитектуре с карнизами, цоколем, металлическими балконами, которые выполняют одновременно роль козырька над входом в подъезд. В качестве основного отделочного материала предлагается использовать кирпич. Мотивы орнамента заимствованы у колбасной фабрики. Все кровли – скатные, металлические. Единственное отступление – это трубы над кровлями, в которые спрятаны кондиционеры и вентиляционная система.
Макет. ЖК «Меценат» в Кадашах
© Студия Уткина
Макет. ЖК «Меценат» в Кадашах
© Студия Уткина
Макет. ЖК «Меценат» в Кадашах
© Студия Уткина

И направление этих домов, и расстояние между ними, и высотные характеристики не превышают исторически существовавшие. Опасения нет, что подземная часть нового строительства повлияет на исторические фундаменты окружающих зданий. По разрезу видно, что подземная часть гаража находится в отметках существующих подвалов.
Генплан. ЖК «Меценат» в Кадашах
© Студия Уткина

Что из исторической застройки сохранилось на участке до сегодняшнего дня?

До наших дней сохранилось немного: одна стена колбасного цеха, фрагмент входных ворот и остатки колбасного магазина. Все остальное было разрушено еще в советское время. Фабричные корпуса просто срослись – их перекрыли единой кровлей, потому что они стояли довольно близко друг к другу. Все было много раз разрушено и перестроено.
Исторический план на начало XX века. Существующее положение. Проектное предложение. ЖК «Меценат» в Кадашах
© Студия Уткина

Ваш проект предполагает реставрацию уцелевших фрагментов исторической застройки?

Если бы мы делали реставрацию, то должны были бы в точности воспроизвести фабричные постройки. Но сегодня это сделать невозможно. В новом проекте нельзя воссоздать лабиринты узких проходов между корпусами времен XIX века. По нынешним нормам расстояние между домами не может быть равно шести метрам, минимум – десять или двенадцать метров, чтобы элементарно обеспечить проезд пожарной машине.

Что же до уцелевших фрагментов застройки, то нами сделан очень подробный проект реставрации входной части, полностью воссоздаются ворота. Реставрироваться будет уличный фасад магазина и стена колбасной фабрики. Я намеренно сделал плоские кровли на боковых объемах бывшей фабрики Григорьева, чтобы акцентировать эту стену. Над ней будет воссоздана мансардная кровля. А два объема, которые фланкируют стену с двух сторон, накрыты плоскими крышами, чтобы демонстративно провести границу между исторической застройкой и новой.
Проект реставрации. ЖК «Меценат» в Кадашах
© Студия Уткина

Как протестующие восприняли ваше проектное предложение?

«Архнадзор» и городские власти долго изучали мой проект, проводили ландшафтно-визуальный анализ и экспертизу, тщательно проверяли, чтобы с городских улиц не было видно новых построек, чтобы они не загораживали купола храма, чтобы были соблюдены все регламенты. В результате мой проект устроил всех экспертов. Я показывал свое предложение и отцу Александру, который тоже благосклонно отнесся к моему творчеству. Правда, он сразу сказал, что будет выступать против какого-либо строительства в этом месте. Это его принципиальная позиция, которую я понимаю. Но я должен был выполнять заказ, и я постарался сделать это как можно деликатнее. Надо сказать, что в этом меня поддержал и город, и представители «Архнадзора». Но волнения вокруг проекта так и не стихли. Через некоторое время было решено поручить разработку проекта еще одному молодому архитектору, который создал очередной альтернативный вариант, предполагающий восстановление исторической среды не на конец XIX века, как в моем проекте, а на его начало. Однако и этот вариант не получил развития.
Жилой комплекс «Кадаши». Развертка. «Студия Уткина»
Жилой комплекс «Кадаши». «Студия Уткина»
Жилой комплекс «Кадаши». «Студия Уткина»
Жилой комплекс «Кадаши». «Студия Уткина»

Как дальше развивался ваш проект? С какими проблемами вы столкнулись?

История не заканчивается и сегодня, как будто это проклятое место.

В настоящее время, хотя уже утверждены регламенты застройки и сделан проект, который проходит экспертизу, заказчик и застройщик никак не могут получить разрешительные документы, активисты продолжают бастовать, устраивают общественные обсуждения, выдвигают альтернативные проекты, поднимают общественность на борьбу. Но самое главное, что наш проект всё больше и больше обрастает домыслами и слухами.

При этом территория находится в частной собственности и сейчас представляет собой заброшенную помойку в центре Москвы, поросшую травой и мхом. Едва ли это нужно оставлять так, как есть… 
Жилой комплекс «Кадаши». «Студия Уткина»
Жилой комплекс «Кадаши». «Студия Уткина»
Архитектор:
Илья Уткин
Мастерская:
Студия Уткина http://www.ilyautkin.ru
Студия проектов
Проект:
ЖК «Меценат» в Кадашах
Россия, Москва, 2-й Кадашёвский переулок, 3; Большая Ордынка, 8, 14, 16; Кадашёвский тупик, 3, 2

Авторский коллектив:
Илья Уткин, Михаил Чирков, Дарья Николаева, Валерий Финогенов

2011 / 2015 — 2019

Инвестор: ТОРГПРОДУКТСЕРВИС
Заказчик: Москапстрой-ТН

09 Сентября 2013

Беседовала:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Один памятник вместо другого
Новый зал Мойнихана по проекту SOM для Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке призван заменить общественные пространства снесенного в 1965 его исторического здания.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.