Кадаши: продолжение истории

Интервью с Ильей Уткиным, автором проекта застройки Кадашевской слободы.

Беседовала:
Алла Павликова

09 Сентября 2013
mainImg

Архитектор:

Илья Уткин

Мастерская:

Студия Уткина
Студия проектов

Проект:

ЖК «Меценат» в Кадашах
Россия, Москва, 2-й Кадашёвский переулок, 3; Большая Ордынка, 8, 14, 16; Кадашёвский тупик, 3, 2

Авторский коллектив:
Илья Уткин, Михаил Чирков, Дарья Николаева, Валерий Финогенов

2011 – 2019

Инвестор: ТОРГПРОДУКТСЕРВИС
Заказчик: Москапстрой-ТН

Архи.ру:
– Проект застройки Кадашевской слободы известен долгой и скандальной историей противостояния общественности с застройщиком. Будет ли разрешён этот конфликт? Расскажите о своём проекте и о том, как все начиналось.

Илья Уткин:
– В этом месте в советское время находились заводы, производящие пищевую продукцию, здесь же располагался древесностружечный цех и другие производства. Вся территория вокруг храма Воскресения представляла собой сплошную зону предприятий и складских помещений. Еще раньше, до революции, в этом месте работала колбасная фабрика Григорьева, состоявшая из кирпичных корпусов с выразительной фабричной архитектурой, полуарками, орнаментами и карнизами.
Макет. ЖК «Меценат» в Кадашах
© Студия Уткина
Историческая фотография Кадашевской слободы
Предоставлено Студией Уткина

В постперестроечные годы вся эта территория была предназначена под жилую застройку. Был разработан проект «Пять столиц», шестиэтажный офисно-жилой комплекс, который окружил бы своим массивом храмовый ансамбль с трех сторон. В 2009 году этот проект был утвержден. Под застройку уже начали очищать территорию. Но в этот момент приход храма и лично отец Александр Салтыков заинтересовались проектом, а, увидев его, решили биться насмерть, но не допустить строительства. Они не хотели, чтобы их храм обступили огромные корпуса элитного жилья. Себе на помощь активисты призвали общественность и «Архнадзор». Выяснилось, что, несмотря на то, что у застройщика уже имелось государственное разрешение на строительство, не все согласования были пройдены, не была проведена экспертиза. Активисты встали стеной на защиту Кадашей, они буквально жили на руинах, рискуя жизнью, не подпускали к площадке экскаваторы. После того как все это получило широкую огласку, стройку остановили.
По-моему, это был первый случай, когда благодаря общественности строительство было заморожено.
Заказчик решил переделать проект, сменил проектировщика, было сделано несколько вариантов, но и они не устраивали город и общественность.
Фабрика Григорьева. Въезд на фабрику
Предоставлено Студией Уткина
Фабрика Григорьева. Вид от въездных ворот, 1910
Предоставлено Студией Уткина
Фабрика Григорьева. Вид из двора на ворота
Предоставлено Студией Уткина

– А что конкретно не устраивало общественность? Какие основные претензии они высказывали к проекту?

– Понимаете, исторически здесь на небольшом участке располагался приходской храм, а чуть в стороне дом дьякона, по поводу которого в недавнее время разгорелись самые жаркие имущественные споры.

Территории вокруг храма представляли собой деревенско-производственный слободской район: здесь и свиней резали, и колбасу варили. Рядом с колбасной фабрикой ее владелец Григорьев построил большой усадебный дом, в Кадашевский переулок выходил колбасный магазин. Рабочие завода жили в мансардах многочисленных и очень плотно построенных заводских корпусов. У этого места особый дух. А авторы нового проекта несколько уменьшили масштаб застройки в сравнении с предыдущим предложением, изменили архитектуру, но в целом сделали что-то вроде Рублевки – очень плотная застройка, дорогие «рублевские» усадебные дома с колоннами, которые совершенно не коррелируются с контекстом Кадашей и территорией храма.
Существующее положение, 2013
Предоставлено Студией Уткина
Участок застройки Кадашевской слободы. Существующее положение, 2013
Предоставлено Студией Уткина
Фабрика Григорьева. Существующее положение, 2013
Предоставлено Студией Уткина
Фрагмент исторической кирпичной кладки, использованной как мотив для орнамента в новом проекте; 2013
Предоставлено Студией Уткина

Как получилось, что вы стали заниматься разработкой проекта застройки Кадашей?

Разработкой градостроительных регламентов для данного участка занимались НПО-38 НИиПИ Генплана под руководством Елены Соловьевой. Именно она и предложила заказчику обратиться ко мне за помощью. Это было в 2011 году. Поначалу заказчик просил меня переработать только фасады зданий существующего проекта. Но я глубоко убежден, что так делать нельзя. Новый проектировщик должен разрабатывать проект от начала и до конца. На том мы и сошлись, и я приступил к разработке новой концепции.

У вас была очень непростая задача. Что вы предложили?

В этой ситуации я предложил концепцию, опирающуюся на историю. Я посчитал, что в таком месте может появиться только малоэтажная застройка со своими улочками, со своей городской средой. Основная застройка – это блокированные жилые дома, таунхаусы.
Для одной семьи предназначен один трехэтажный блок с подвальным этажом и гаражом.
Что касается стилевого решения, то я подумал, что это должен быть кирпично-фабричный стиль конца XIX – начала XX веков, близкий к тому, в котором была построена фабрика Григорьева. В своем решении я обратился к традиционной архитектуре с карнизами, цоколем, металлическими балконами, которые выполняют одновременно роль козырька над входом в подъезд. В качестве основного отделочного материала предлагается использовать кирпич. Мотивы орнамента заимствованы у колбасной фабрики. Все кровли – скатные, металлические. Единственное отступление – это трубы над кровлями, в которые спрятаны кондиционеры и вентиляционная система.
Макет. ЖК «Меценат» в Кадашах
© Студия Уткина
Макет. ЖК «Меценат» в Кадашах
© Студия Уткина
Макет. ЖК «Меценат» в Кадашах
© Студия Уткина

И направление этих домов, и расстояние между ними, и высотные характеристики не превышают исторически существовавшие. Опасения нет, что подземная часть нового строительства повлияет на исторические фундаменты окружающих зданий. По разрезу видно, что подземная часть гаража находится в отметках существующих подвалов.
Генплан. ЖК «Меценат» в Кадашах
© Студия Уткина

Что из исторической застройки сохранилось на участке до сегодняшнего дня?

До наших дней сохранилось немного: одна стена колбасного цеха, фрагмент входных ворот и остатки колбасного магазина. Все остальное было разрушено еще в советское время. Фабричные корпуса просто срослись – их перекрыли единой кровлей, потому что они стояли довольно близко друг к другу. Все было много раз разрушено и перестроено.
Исторический план на начало XX века. Существующее положение. Проектное предложение. ЖК «Меценат» в Кадашах
© Студия Уткина

Ваш проект предполагает реставрацию уцелевших фрагментов исторической застройки?

Если бы мы делали реставрацию, то должны были бы в точности воспроизвести фабричные постройки. Но сегодня это сделать невозможно. В новом проекте нельзя воссоздать лабиринты узких проходов между корпусами времен XIX века. По нынешним нормам расстояние между домами не может быть равно шести метрам, минимум – десять или двенадцать метров, чтобы элементарно обеспечить проезд пожарной машине.

Что же до уцелевших фрагментов застройки, то нами сделан очень подробный проект реставрации входной части, полностью воссоздаются ворота. Реставрироваться будет уличный фасад магазина и стена колбасной фабрики. Я намеренно сделал плоские кровли на боковых объемах бывшей фабрики Григорьева, чтобы акцентировать эту стену. Над ней будет воссоздана мансардная кровля. А два объема, которые фланкируют стену с двух сторон, накрыты плоскими крышами, чтобы демонстративно провести границу между исторической застройкой и новой.
Проект реставрации. ЖК «Меценат» в Кадашах
© Студия Уткина

Как протестующие восприняли ваше проектное предложение?

«Архнадзор» и городские власти долго изучали мой проект, проводили ландшафтно-визуальный анализ и экспертизу, тщательно проверяли, чтобы с городских улиц не было видно новых построек, чтобы они не загораживали купола храма, чтобы были соблюдены все регламенты. В результате мой проект устроил всех экспертов. Я показывал свое предложение и отцу Александру, который тоже благосклонно отнесся к моему творчеству. Правда, он сразу сказал, что будет выступать против какого-либо строительства в этом месте. Это его принципиальная позиция, которую я понимаю. Но я должен был выполнять заказ, и я постарался сделать это как можно деликатнее. Надо сказать, что в этом меня поддержал и город, и представители «Архнадзора». Но волнения вокруг проекта так и не стихли. Через некоторое время было решено поручить разработку проекта еще одному молодому архитектору, который создал очередной альтернативный вариант, предполагающий восстановление исторической среды не на конец XIX века, как в моем проекте, а на его начало. Однако и этот вариант не получил развития.
Жилой комплекс «Кадаши». Развертка. «Студия Уткина»
Жилой комплекс «Кадаши». «Студия Уткина»
Жилой комплекс «Кадаши». «Студия Уткина»
Жилой комплекс «Кадаши». «Студия Уткина»

Как дальше развивался ваш проект? С какими проблемами вы столкнулись?

История не заканчивается и сегодня, как будто это проклятое место.

В настоящее время, хотя уже утверждены регламенты застройки и сделан проект, который проходит экспертизу, заказчик и застройщик никак не могут получить разрешительные документы, активисты продолжают бастовать, устраивают общественные обсуждения, выдвигают альтернативные проекты, поднимают общественность на борьбу. Но самое главное, что наш проект всё больше и больше обрастает домыслами и слухами.

При этом территория находится в частной собственности и сейчас представляет собой заброшенную помойку в центре Москвы, поросшую травой и мхом. Едва ли это нужно оставлять так, как есть… 
Жилой комплекс «Кадаши». «Студия Уткина»
Жилой комплекс «Кадаши». «Студия Уткина»


Архитектор:

Илья Уткин

Мастерская:

Студия Уткина
Студия проектов

Проект:

ЖК «Меценат» в Кадашах
Россия, Москва, 2-й Кадашёвский переулок, 3; Большая Ордынка, 8, 14, 16; Кадашёвский тупик, 3, 2

Авторский коллектив:
Илья Уткин, Михаил Чирков, Дарья Николаева, Валерий Финогенов

2011 – 2019

Инвестор: ТОРГПРОДУКТСЕРВИС
Заказчик: Москапстрой-ТН

09 Сентября 2013

Беседовала:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.