English version

Центр Перми

Здание пермской городской администрации в проекте Ильи Уткина переросло в комплекс городского центра, объединив три темы: административное здание, офисные башни и новую транспортную развязку – в единый ансамбль, решенный в духе очень строгого варианта ар-деко.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Архитектор:
Илья Уткин
Проект:
Административно-деловой центр города Перми
Россия, Пермь

Авторский коллектив:
Уткин И.В., Кирьянов А.В., Николаева Д.В., Феногенов В.И., конструктор Зак Б.К.

2008 — 2009

Заказчик: Муниципальное учреждение «Управление строительства города Перми»
0

Город Пермь известен своим театром, коллекцией деревянной скульптуры, прошлогодним международным конкурсом на здание музея. Кроме того, он известен военными заводами. Заводы здесь были и раньше, но во время войны Пермь стала центром «трудового фронта» – сюда эвакуировали военные производства и людей, которые на них работали. Заводы привозили по железной дороге, проложенной по берегу Камы, да так и ставили рядом с дорогой и рекой. Теперь к реке сложно подойти – вдоль нее тянется сплошная промзона, связанная железнодорожными путями.

Но это не единственная неприятность, в городе много градостроительных проблем. Районы оторваны друг от друга; также сложно перебраться из «исторической» половины Перми в «социалистическую» (соцгород), так как они разделены оврагом с речкой Егошихой; в городе постоянные пробки. Словом, проблем столько, что над их решением работают одновременно три команды градостроителей: пермская, голландская и московская. Руководитель последней – Александр Высоковский, когда встал вопрос проектирования нового здания городской администрации, предложил мэру города пригласить архитектора Илью Уткина. Илья Уткин, в свою очередь, попытался сделать свой проект шире, чем «просто здание», а поучаствовать в решении градостроительных проблем в отдельно взятой части Перми.

Тем более что район, в котором планируется построить здание администрации, один из самых проблемных в городе. Это в прямом смысле слова «узел» – тут и пробки, и единственная в Перми заповедная зона, и «лоскутная» собственность на участки. Это место, где историческая часть города внезапно заканчивается, обрываясь оврагом и заросшим деревьями кладбищем. Заканчивается и клетчатая планировка XVIII века – сетка маленьких прямоугольных квартальчиков, характерных для градостроительства классицизма. Несколько сравнительно маленьких и прямых улочек внезапно изгибаются и стягиваются к одному мосту через овраг, образуя нечто похожее не речную дельту. По сторонам от нее – деревянные домики, остатки старой Перми, которые гниют и разрушаются. Среди них – местами пятиэтажки, местами новое ларечно-башенное строительство, и даже затесался один коттеджный поселок. На краю оврага две церкви. То ли город, то ли пригород. И постоянные пробки; где-то сложно пройти, где-то – проехать.

Проектированием для этого места в Перми занимаются уже достаточно давно, и предложенные проекты можно даже классифицировать по типологии. Во-первых, в месте «дельты», где несколько улиц вливаются в один мост, проектируют большую дорожную развязку, которая должна «зависнуть» поверх заповедных домиков. Во-вторых, вокруг развязки проектируют несколько так называемых «доминант» – стеклянных башен, закрученных в модном заха-хадидовском вихре. И наконец, недавно был проведен конкурс на здание городской администрации – для него выделили участок к северу от «дельты»-развязки, перед сквером с памятником историку, политику и основателю Перми Василию Татищеву. Здание-дворец оказывалось в совершенно не-дворцовом месте – сбоку от дороги.

Илья Уткин предложил проект, который объединяет все три темы, включая одновременно: попытку нетривиального решения транспортных проблем; башни, по высоте сравнимые с упомянутыми доминантами, но решенные в классицистическом ключе; и здание городской администрации, похожее на дворец.

Комплекс состоит из трех сооружений, выстроенных в одну линию строго поперечно дельте улиц. Они объединены между собой: внизу общим прямоугольником подземно-гаражной части, вверху – навесными пешеходными мостами. На уровне земли – дороги для проезда автомобилей, но круговой развязки нет и рисунок улиц сохранен в значительной части прежний, в виде треугольной развилки, но немного геометрически выровнен. Главная артерия, улица Ленина, продолжает изгибаться, как сейчас, но избавляется от пешеходных переходов (которые перенесены выше) и расширяется. Над оврагом от моста отделяется трасса, которая позволяет объехать комплекс с северной стороны (эта трасса связана с дорогой над оврагом, задуманной в градостроительном проекте Высоковского).
«Главная идея этого решения – рассказывает Илья Уткин, – заключается в том, что пешеходы и автомобили не мешают друг другу». Дорожную развязку, как известно, сложно пересечь пешком – но еще это нормально, когда она расположена на границе города. А если в центре? Сейчас там сложно проехать, а после строительства развязки может стать невозможно пройти. Вариант Ильи Уткина решает эту проблему.

Два из трех зданий – офисные центры; одно, северное – администрация. Все они решены очень строго в стиле, близком к ар-деко, и объединены асимметричной, но исключительно строгой композицией вокруг общего центра. Роль центра берет на себя одно из двух офисных зданий: оно состоит из четырех одинаковых башен, поставленных по углам общего пьедестала. Башни расчерчены на всю высоту плоскими пилястрами, соединены в трех уровнях арочными мостиками и при подъезде по мосту со стороны оврага воспринимаются как торжественные пропилеи – ворота города. Они похожи на чикагские небоскребы, но еще больше напоминают о кино-архитектуре, изображающей 1930-е. Впечатление поддерживает крылатая скульптура, поставленная перед башнями и видимая в створе между ними. Впрочем, дорога не проходит сквозь гигантскую «триумфальную арку», а в последний момент, дав проезжающему насладиться впечатлением, сворачивает направо.

Четыре башни – безусловный центр композиции. К югу от них расположено еще одно офисное здание, с точно таким же квадратным планом, но вдвое ниже и похожее на зиккурат (ступенчатую пирамиду). Внутри эта пирамида полая, и ступеньки последовательно смыкаются, образуя атриум с застекленный верхушкой. Очень непривычный атриум, такое пространство не имеет ничего общего с застекленными дворами в супермаркетах.

К северу от башен стоит здание городской администрации – главный герой проекта, так как именно оно послужило поводом для проектирования. По отношению к другим, более ранним проектам, здание администрации перенесено южнее. Сквер Татищева оказывается перед ним со стороны города и формирует вторую парадную площадь комплекса – по проекту улица Ленина подходит к углу площади, затем поворачивает и идет вдоль нее. Сквер с памятником основателю города становится заметнее, чем сейчас.

Смена места позволила сделать здание большим и торжественным, вполне дворцовым. Оно использует хорошо известную типологию палладианского дворца. Обращенный к городу парадный фасад отмечен утопленным портиком-лоджией с двумя ризалитами по сторонам; фасад, обращенный к зелени оврага, решен как парковый – с выступающей полуротондой.

Схема самая классическая, причем любопытно, что она характерна для усадебной архитектуры и загородных дворцов. Вероятно, здесь сыграло свою роль полудеревенское окружение заповедных домиков и заросшего оврага. Однако классическая схема наложена на очень крупный объем – в нем шесть надземных этажей и два подземных. Здание определенно крупнее любого дворца классицизма, крупнее даже сталинского театра (расположенного несколько дальше по улице Ленина): в нем шесть этажей, поделенных на два «больших» яруса. Размеры заставляют автора взглянуть на известную схему опять же через призму ар-деко. А соседство пермских заводов – ввести мотивы промышленной архитектуры: по словам Ильи Уткина, ими навеяны формы ребристых и уступчатых цилиндрических сводов над атриумом.

Исключительно торжественный получился комплекс. Здесь и две площади, и башни-небоскребы, они же триумфальная арка, и пирамида, и дворец. Фактически, это новый центр города, придуманный для места, в котором его никогда не было, но где он теоретически мог бы быть. Сам Илья Уткин без сомнения называет такое вмешательство с структуру города «хирургическим», но считает его необходимым – сейчас пока что в центре города «дыра» и одновременно пробки.

Но что характерно, архитектору очень трудно пойти на такое вмешательство. Его архитектура – классицистически жесткая. Для почти любой классики, особенно если она берется за градостроительный проект, характерна торжественность и определенность, центричность и жесткость. Практически все известные градостроительные схемы классицизма были ортогональными сетками, наложенными поверх «естественного» хаоса с целью окультурить его и привести в порядок.

Порядок в данном случае – слово ключевое.
Комплекс Ильи Уткина предназначен для упорядочивания, причем сразу двух вещей: с одной стороны, существующего градостроительного хаоса, а с другой стороны, будущих строительных замыслов. Но вмешательство такого рода, оно по определению – хирургическое. Иными словами, построить нечто столь большое, совершенно ничего не задев, не спрямив и не изменив, невозможно. Это проект очень крупный, он – очевидная доминанта, самоценная и более чем заметная. Такую вещь нельзя создать без вмешательства в существующую среду, и достаточно радикального вмешательства.
Как архитектор-классик, Илья Уткин считает его необходимым для создания градостроительно значимого комплекса. Что правда: такой комплекс стянет к себе обе части города и станет безусловным акцентом.

А как человек Илья Уткин не любит хирургического вмешательства в городскую среду, он уверен, что каждый старый домик хорош сам по себе и его жалко. Только вот догнивают они в своем заповеднике, то ли в центре, то ли на окраине. С такой жизненной позицией, которой придерживается Илья Уткин, архитектору очень сложно построить что-то крупное. Но может быть, это и хорошо – если большим градостроительным комплексом занимается человек с подобной жизненной позицией, есть уверенность, что любое вмешательство останется в рамках необходимого для создания настоящего городского центра.

И еще – этот комплекс представляет собой довольно-таки непривычный вариант офисного Сити. Как правило, и все уже к этому привыкли, подобные решения сейчас состоят из разных стеклянных башен, и тут – очень строгая разновидность ар-деко.

Развертка, вид с юго-востока
План
Сравнение существующей ситуации и проекта
3D модель
3D модель
Развертка, вид с северо-востока
Разрез
Администрация города Перми. Разрез
Администрация города Перми. Парковый фасад
Администрация города Перми. Боковой фасад
Архитектор:
Илья Уткин
Проект:
Административно-деловой центр города Перми
Россия, Пермь

Авторский коллектив:
Уткин И.В., Кирьянов А.В., Николаева Д.В., Феногенов В.И., конструктор Зак Б.К.

2008 — 2009

Заказчик: Муниципальное учреждение «Управление строительства города Перми»

06 Июля 2009

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Студия Уткина: другие проекты
Расслышать мелодию прошлого
Храм Усекновения главы Иоанна Предтечи в сквере у Новодевичьего монастыря задуман в 2012 году в честь 200-летия победы над Наполеоном. Однако вместо декламационного размаха и «фанфар» архитектором Ильей Уткиным предъявлен сосредоточенно-молитвенный настрой и деликатное отношение к архитектуре ордерного шатрового храма. В подвальном этаже – музей раскопок, проведенных на месте церкви.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
«Царев сад», итоги конкурса: доски стругать, но класть...
Победителями названы сразу три проекта участников: «Герасимов и Партнеры», «Студия 44» и «Студия Уткина». Однако фактическим лидером стал исходный проект «МАО – Среда», он будет принят за основу, а проекты победителей конкурса планируется использовать в качестве консультационных.
Дворцовый сценарий
Этот проект – не новый, ему уже больше двух лет, но он мало известен. А ведь если бы ему удалось реализоваться, то в Москве появился бы целый квартал, похожий на дом в Лёвшинском переулке, который теперь так любят показывать туристам…
Гостиный двор у Лавры
В проекте реконструкции грубоватого модернистского здания кинотеатра «Мир», построенного в 1970-е гг. прямо напротив Троице-Сергиевой лавры, Илья Уткин пошел по пути восстановления городской среды. Здание полностью преобразуется и становится похожим на среднерусские торговые ряды. И хотя «реконструируемое здание» здесь изменяется совершенно, у проекта иная цель – образно говоря, он мог бы превратить центральную часть города Загорска обратно в Сергиев Посад, если бы был реализован.
Фасад без фасада
Продолжая изучать парадоксы классики Ильи Уткина, Анатолий Белов нашел в проекте виллы вблизи дачи Академии наук в Звенигороде «фасад без фасада»
Вилла Калипсо
«Вилла Калипсо», спроектированная Ильей Уткиным для «коллекции Пирогова» - редкий в наши дни архитектурный проект с литературным подтекстом. Вероятно, на сегодняшний день он может быть понят как квинтэссенция авторских опытов по созданию собственного архитектурного диалекта, предназначенного больших загородных вилл-дворцов
Мир дворцам
Проект поселка из четырех домов-дворцов стремится языком классических форм выразить идею архитектурного братства и согласия
Похожие статьи
Москва зеленая и тихая
Разрабатывая концепцию малоэтажной застройки в Новой Москве, бюро GAFA попыталось сформулировать новую для России типологию загородного жилья: с разноформатными домами, развитой инфраструктурой и привлекательными сценариями повседневной жизни.
Промежуточная типология
В норвежском Ульвике по проекту мастерской Rever & Drage построили гостевой дом-«сарай». Этим минималистичным коттеджем архитекторы попытались выразить свою признательность «архитектуре проселочных дорог».
Большая волна в Гаосюне
В Тайване открылся центр поп-музыки стоимостью более 100 млн евро. Автор проекта, испанский архитектор Мануэль Монтесерин Лаос, эксплуатирует морские мотивы и сотовую структуру детской мозаики.
Мечта мальчика Кая
Архитекторы Zone of Utopia и Mathieu Forest Architecte вспомнили детскую игру и сложили культурно-выставочный центр в китайском Синьсяне из девяти полностью стеклянных «замороженных» кубов.
Возможность полета
Проект аэропорта, разработанный АБ ASADOV для Тобольска и победивший в архитектурном конкурсе, не был реализован. Однако он интересен как пример работы со зданием аэропорта очень небольшого масштаба, где целью становится оптимальная организация пространства и инфраструктуры без потери образной составляющей.
Длина волны
ЖК «Тургенева 13» в Пушкино, встраиваясь в масштаб окружающей застройки, отличается от нее ритмичной строгостью парной композиции, легкой волной фасада и колористикой, в которой можно разглядеть два образа: один летний, другой зимний, – оба «прорастают» из особенностей места.
Зеленая ДНК лыжника
Супертехнологичный жилой комплекс «Тао Чжу Инь Юань», построенный Vincent Callebaut Architectures в Тайбэе, не просто безопасен для экологии планеты, он поглощает углекислый газ и борется с глобальным потеплением.
Ракушка у моря
Проектируя дворец спорта, который определит развитие всей северной части Дербента, бюро ASADOV обращается к архитектурному наследию Дагестана, местным материалам и древним пластам истории.
Очень гибкое решение
После обновления по проекту T+T architects офисное здание в 1-м Щипковском переулке приобрело более простую и строгую форму снаружи и исключительную, поддержанную «умной» электронной системой управления, функциональную и образную гибкость внутри. Осовремененная внешность соответствует agile-ной начинке. Новое название – MULTISPACE.
Вечерний свет
Часовня закатов на острове Хайнань по проекту шанхайского бюро UDG предназначена для влюбленных; она способна вращаться вокруг своей оси, чтобы в любой сезон открываться лучам заходящего солнца.
Лейтмотив – домик
В основе проекта здания для страховой компании Baloise в Базеле по проекту Валерио Ольджати лежит мотив архетипического «домика».
И домики на крышах…
Нидерландское бюро Mecanoo завершило работу над жилым кварталом KAMPUS в центре Манчестера. Архитекторы собрали в единое целое и вернули городу постройки разного времени.
Тихая гавань
Дом на Курляндской улице по современным меркам небольшой – всего на 95 квартир, при этом он все же выделяется габаритами на фоне соседней исторической застройки. Рассказываем, какие приемы мастерская Анатолия Столярчука использует, чтобы сгладить разницу в масштабах.
Локальные красные тона
Жилой комплекс Turley Areal в Мангейме по проекту бюро Макса Дудлера получил колорит в тон расположенного рядом исторического здания из красного песчаника.
«Экономика дебюта»
Торговый центр Daning Jiuguang в Шанхае по проекту бюро UNStudio – новая площадка для выхода на китайский рынок зарубежных брендов.
Бифуркация непамятника
Бюро Dmytro Aranchii Architects выиграло конкурс на реконструкцию модернистского здания универмага «Детский мир» в Киеве. Основной объем и отделка фасадов будут сохранены.
Стратиграфия на фасадах
Музей римских древностей Narbo Via в Нарбоне по проекту Foster + Partners получил стены, напоминающие о глубоком и разнообразном культурном слое Южной Франции.
Медь и зеркала
Образовательный центр науки и инноваций Vizium в латвийском Вентспилсе по проекту вильнюсского бюро Audrius Ambrasas Architects.
Маяк Нагатинского
В четвертом и пятом кварталах ЖК «Ривер Парк» – угловых, выходящих к реке практически vis-a-vis с будущим Южным портом, ADM architects развивают темы двухуровневого города с пешеходными мостиками между дворами и усиливают театральность каскадных террас с роскошными видами. Большинство террас частные, но есть одна общественная. Городу будет принадлежать и набережная, благоустроенная на основе бывших доков.
Грядут перемены
Проект бюро Snøhetta победил в международном конкурсе на реконструкцию территории у Центрального вокзала Хельсинки. Там создадут современную пешеходную зону и построят новый многофукциональный комплекс.
Новый взгляд на историю
Разработанный Adjaye Associates проект мемориала на месте захоронения 570 рабов близ столицы Барбадоса посвящен трагическому прошлому, но также обращен к будущему.
Баланс возможностей
ЖК «Новокрасково» в Люберцах можно понять как пример баланса максимума авторских усилий, вложенных в осмысление объема и пространства в ключе современных градостроительных принципов – и небольшого, в целом, бюджета проекта. Результат – комплекс совсем не похож на своих привычных подмосковных «сородичей». И продан был очень быстро.
Экологичный ребрендинг
Бюро MVRDV реконструирует территорию Berliner Union Film Ateliers. Вместо устаревших корпусов, узких дорожек и заасфальтированных открытых площадок минимальными средствами создадут живое пространство, полностью отвечающее принципам устойчивого развития.
Береговые перископы
Архитекторы из Сантьяго-де-Чили Фелипе Кроксатто и Николас Опасо построили два крошечных домика для отдыха с видом на океанский прибой, скалистый остров, колонию морских львов и яркие крылья кайтов.
Парадное построение
Три кирпичных квартала жилого комплекса «Ривер Парк» раскрываются на воду террасами. Каждый квартал образует задник и две кулисы, а дворы на подиумах, предназначенные только для жителей, становятся как бы сценами, воспринимаемыми с реки. Благоустроенная набережная, доступная всем горожанам, дополняет выстроенную здесь иерархию приватной, полуприватной и публичной городской жизни.
Технологии и материалы
Wienerberger поздравляет с наступившим Новом Годом и подводит...
керамика Porotherm в 2021г – спрос превысил предложение!
новая керамическая плитка Terca Slips,
новый онлайн-курс «Школа проектировщиков»,
керамика Wienerberger – для Open Village,
канал Porotherm на Youtube,
работаем дальше для вас и – к новым победам на рынке!
Инновационная сантехника. Новинки подвесных монолитных...
Последняя революция в сантехнике произошла недавно, когда оборудование для ванных комнат приобрело монолитную форму. Следуя мировым трендам, специалисты Cersanit создали новые модели подвесных унитазов CREA SQUARE и CITY OVAL. Спрятали крепления и колено под корпус, добились ещё большей эстетики, гигиеничности и простоты в уходе. Что ещё нужно знать дизайнеру о новинках?
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
3D-узоры из кирпича
Объемная кладка – один из способов переосмыслить традиционный кирпич и сделать здание современным и контекстуальным одновременно. Разбираемся, что такое 3D-кладка и как ее возможно реализовать.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Знак качества
Регулярно в мире проходят тысячи архитектурных конкурсов, но не более десятка являются авторитетными площадками демонстрации или проводниками новых идей. В их числе – A+Awards, которую присуждает архитектурный портал Architizer. Среди лауреатов Девятой премии – сразу два проекта, в которых используются фиброцементные панели EQUITONE.
Андрей Кузьменков, Digital Guru: «С общественным мнением...
Агентство Digital Guru занимается управлением репутацией и исследованиями пользовательских мнений в социальных медиа – так называемым social listening, а также геоаналитическими исследованиями. О том, как эти методы могут использоваться архитекторами и застройщиками на стадии подготовки и планирования общественно значимых проектов, мы поговорили с директором Digital Guru – Андреем Кузьменковым.
Клинкер Hagemeister – ведущая партия в проекте
Для строительства ЖК «Ривер парк», спроектированного архитектурным бюро ADM, использовалась клинкерная плитка Hagemeister в специально созданных для этого комплекса сортировках и миксах – эксклюзивных и неповторяющихся ни в одном другом проекте.
Коллекция светодиодного искусства
Выбрать идеальный светильник под определенный интерьер легко! Главное, влюбиться в светильник с первого взгляда и представить его в интерьере своей гостиной, кухни, спальни или офиса.
Потолки-фрагменты – ключ к адаптивным пространствам
Они позволяют ощутить проницаемость поверхности и высоту пространства, сохраняя звукоизолирующие свойства, и гибко зонировать помещение, что сейчас особенно актуально. Потолки-фрагменты Armstrong от Knauf Ceiling Solutions – адаптивное и современное решение.
Игра света расширяет пространство
Даже самые маленькие помещения обретают очарование, когда в них появляются мансардные окна VELUX и образуются пересекающиеся световые потоки. Хижины выходного дня в Австрии, Италии, Швеции и Дании, равно как и модульный Скаут-хаус в Казани красноречиво подтверждают этот закон.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Графика трехмерного фасада
В предместье немецкого Саарбрюкена, на ведущей в город автостраде появился новый объект ─ столь примечательный, что его невозможно не заметить. Масштабная постройка торгового центра MÖBEL MARTIN сохраняет характерные для больших моллов лаконичные модернистские формы, однако его фасады получили необычную объемную пластическую разработку. Пространственная оболочка фасада создана посредством алюминиевых композитных панелей ALUCOBOND® A2.
«Фирма «КИРИЛЛ»:
25 лет для самых красивых домов
В ноябре 2021 года одному из ведущих поставщиков облицовочного кирпича на российском рынке «Фирме «КИРИЛЛ» исполнилось 25 лет. Архи.ру восстанавливает хронологию последней четверти века, связанную с использованием этого материала в строительстве и архитектуре.
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Сейчас на главной
Вечное движение
В первый «вертикальный лес» Стефано Боэри в Китае въехали жильцы. Комплекс расположен в Хуангане на реке Янцзы.
Градсовет Петербурга 26.01.2022
Парадокс с сохранением дореволюционной застройки, Покрас Лампас и правило брандмауэра: эксперты повторно рассмотрели проекты санатория в Репино и гостиницы на Уральской улице.
Гуманизм при растущем уровне моря
Международную премию RIBA, на которую может претендовать сооружение в любой точке планеты, получила больница на юго-западе Бангладеш по проекту Кашефа Чаудхури и его бюро Urbana.
Путь Цоя
Planet 9 создали дизайн для выставки «Путь героя», которая открыта сейчас с Манеже. Пластическое и пространственное решение, интерпретируя историю жизни и творчества Виктора Цоя, выстраивает собственный, очень активный комментарий.
Научное открытие
В Петербурге прошел форсайт «Среда стрелки: Научный квартал». Участники искали способ сделать научные учреждения, сосредоточенные на стрелке Васильевского острова, более открытыми и интересными горожанам.
Фильм в зачет
Андрей Киселев и Сергей Шестопалов приглашают посмотреть фильм экспериментальной проектной студии РАНХиГС, который стал итогом семестра, посвященного навыкам самопрезентации.
Грани Вестника
В ЦДА открылась юбилейная выставка старейшего из современных архитектурных изданий, выстраивающего связи между «Архитектурой СССР» и постсоветской профессиональной журналистикой, также как и между теорией и историей архитектуры. В сухом остатке – мы находимся где-то рядом с точкой сингулярности.
Двор для «Неба»
Проект двора ЖК «Небо» разработала британская компания Gillespies. Авторы сделали акцент на равномерном сочетании развитого озеленения и строгих выгородок, что вполне соответствует духу самого комплекса.
Космические амбиции
Бюро MVRDV обнародовало концепцию эко-долины вокруг поселка «Гагарин» в Армении. Вини Маас уверен — самому первому космонавту их проект бы наверняка понравился.
Горизонт Венеции
В Музее архитектуры открыта выставка панорам Венеции от XV до XX века. В наше время она приобретает неожиданный привкус ностальгии по городу, который теперь не так просто посетить.
Проницаемые структуры
В башне Zuiderzicht в Антверпене по проекту архитекторов KCAP и evr-architecten жильцы сами решают, что будет в выбранной квартире: балкон, остекленная или открытая терраса.
Москва зеленая и тихая
Разрабатывая концепцию малоэтажной застройки в Новой Москве, бюро GAFA попыталось сформулировать новую для России типологию загородного жилья: с разноформатными домами, развитой инфраструктурой и привлекательными сценариями повседневной жизни.
Большая волна в Гаосюне
В Тайване открылся центр поп-музыки стоимостью более 100 млн евро. Автор проекта, испанский архитектор Мануэль Монтесерин Лаос, эксплуатирует морские мотивы и сотовую структуру детской мозаики.
Промежуточная типология
В норвежском Ульвике по проекту мастерской Rever & Drage построили гостевой дом-«сарай». Этим минималистичным коттеджем архитекторы попытались выразить свою признательность «архитектуре проселочных дорог».
Арктический код
Опубликован дизайн-код арктических поселений – комплекс стандартов и сводов правил, регулирующих внешний облик городской среды в Арктике. Он доступен как в виде книги, так и в сети.
Архсовет Москвы – 73
Архсовет поддержал проект здания ресторанного комплекса на Тверском бульваре рядом с бывшей Некрасовской библиотекой, высоко оценив архитектурное решение, но рекомендовав расширить тротуары и, если это будет возможно, добавить открытых галерей со стороны улиц. Отдельно обсудили рекламные конструкции, которые Сергей Чобан предложил резко ограничить.
Балтийский эскапизм
Успевший стать знаменитым спа-комплекс в Янтарном расширяется – рядом появятся гостевые домики, придуманные в коллаборации с норвежцем Рейульфом Рамстадом.
Русско-советский Палладио. Мифы и реальность
Публикуем рецензию на книгу Ильи Печенкина и Ольги Шурыгиной «Иван Жолтовский. Жизнь и творчество» , а также сокращенную главу «Лиловый кардинал. И.В. Жолтовский и борьба течений в советской архитектуре», любезно предоставленную авторами и «Издательским домом Руденцовых».
Мечта мальчика Кая
Архитекторы Zone of Utopia и Mathieu Forest Architecte вспомнили детскую игру и сложили культурно-выставочный центр в китайском Синьсяне из девяти полностью стеклянных «замороженных» кубов.
Буян и суд
Новость об отмене парка Тучков буян уже неделю занимает умы петербуржцев. В отсутствие каких-либо серьезных подробностей, мы поговорили о ситуации с архитекторами парка и судебного квартала: Никитой Явейном и Евгением Герасимовым.
Надежда на историю будущего
В конце декабря была презентована научно обоснованная 3D и AR модель палат Ван дер Гульстов, известных как «дом Анны Монс», последнего, если не считать дворца Лефорта, сохранившегося каменного дома Немецкой слободы конца XVII века. Рассказываем о модели, судьбе и значении дома, также как и о надеждах открыть его для обозрения и отреставрировать.
Градсовет Петербурга 14.01.2022
На днях состоялся первый после смены председателя КГА и главного архитектора Петербурга градостроительный совет. На нем рассматривались: доработанный вариант реконструкции «Фрунзенской», жилой комлпекс на месте «Ленэкспо» и очередная LEGENDA Евгения Герасимова. Также были представлены новые лица в составе совета.
Возможность полета
Проект аэропорта, разработанный АБ ASADOV для Тобольска и победивший в архитектурном конкурсе, не был реализован. Однако он интересен как пример работы со зданием аэропорта очень небольшого масштаба, где целью становится оптимальная организация пространства и инфраструктуры без потери образной составляющей.
Умер Рикардо Бофилл
Безусловная звезда современной архитектуры, автор, сменивший несколько направлений и тем самым примиривший в своем творчестве постмодернизм, национальные мотивы, неоклассику и интернациональный стиль, умер в возрасте 82 лет от последствий ковида в больнице Барселоны.
Поднимаясь над окружением
Бюро А4 придумало новую типологию благоустройства – городской балкон. Небольшая смотровая площадка позволяет по-новому взглянуть на привычные городские панорамы. Первые три балкона появились на московских набережных напротив Кремля и Зарядья.