«Марфино»

Микрорайон, проектирование которого находится в стадии разработки идеи, расположится на северо-востоке Москвы за Ботаническим садом. Он состоит из блоков-кварталов с большими внутренними дворами, силуэт и фасады которых варьируются, делая застройку гигантского пространства в 25 га «более человечной». Корреспондент Агентства архитектурных новостей задал несколько вопросов архитекторам

Автор текста:
Ирина Фильченкова

28 Марта 2007
mainImg
Архитектор:
Дмитрий Александров
Мастерская:
Александров и партнеры
Проект:
Жилой микрорайон «Марфино» (Дмитрий Александров)
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Д.В. Александров, А.А. Иванов, А.Г. Федосеенко, П.П. Холковский, О.Б. Корина - жилые группы;
Д.В. Александров, О.А. Ванцкул - генеральный план
А. Грушин, Е. Раков - визуализация проекта


2006

«Марфино» – это застройка целого нового микрорайона? Расскажите, пожалуйста, об особенностях проекта.

Д. Александров: Этот проект мы получили в ноябре, и поэтому сейчас проект находится на стадии разработки архитектурной идеологии. Заказчик проводил конкурс, в котором мы участвовали последними, предыдущим участникам не удалось отразить пожелания клиента, тогда позвали нас.

Отведенная для строительства территория находится на северо-восточной окраине Москвы, за Ботаническим садом, между будущим 4 транспортным кольцом и окружной дорогой. Участок большой, порядка 25 га, 350 на 700 метров; это бывшее агропромышленное хозяйство, поэтому городской среды здесь нет; в стороне, достаточно далеко, находится охранная зона усадьбы «Останкино» и огромный зеленый массив, никаких обременений это не влечет, хотя все равно принимаем это соседство во внимание.

В начальных стадиях проектирования принимали участие английская планировочная фирма «Джон Томпсон». Тогда возникла идея создать здесь «идеальный город», с геометричным планом. По мнению заказчика, для жилья класса «бизнес» и «бизнес+», которое здесь планируется построить, лучшая форма –  дом-квартал с большим внутренним двором, размноженный с учетом геометрии участка.

Мы скорректировали генплан, доведя его до простой системы сетки, и разработали несколько вариантов решения самих домов-кварталов. Мы решили отказаться от принципа «мой дом – моя крепость», изначально предложенного заказчиком и пошли следующим путем, разделив работу всей мастерской побригадно. Подробнее о своей работе расскажет автор одной из концепций.

А. Иванов: Заказчик высказал пожелание, чтобы периметр здания был замкнутым каре, однако такой подход нам показался не совсем верным, особенно если представить, что находишься во внутреннем дворе, где тебя окружает сплошная девятиэтажная стена. Так возникла идея сделать некие щели, провалы в этом каре и разделить весь дом на отдельные блоки, объединенные общим стилобатом на уровне двух-трех этажей. За счет просветов внутрь дома попадает больше света, лучше проветривается и инсолируется внутренний двор. Нам показалось, что эта идея человечнее, да и просто интересней.

Решение построено на контрасте: соединении эмоционального и рационального, темного и светлого. Ритм белокаменных фасадов сбит и напоминает разбросанные по склону ласточкины гнезда. Темный фасад, наоборот, придерживается регулярной схемы. Также здесь введен элемент скоса верхней части дома, напоминающий скат кровли, хотя это нормальный секционный дом. На кровле будут расположены террасы с озеленением.

По желанию заказчика в стилобате будут размещены таун-хаусы с отдельным входом из внутреннего двора, и общественные помещения, со входами снаружи – такой ход сохраняет идею замкнутости частного пространства дома.

Д. Александров: Можно еще добавить, что здесь появилась идея вертикального города. После того как мы раздробили объем и сделали световые лакуны, получилось подобие зубьев гигантской «короны» – и пропорции между домом и квадратом внутреннего двора стали более уравновешенными. Если бы это был единый замкнутый фронт, половина двора вне зависимости от времени суток была бы в тени, для нас это показалось недопустимым.

Вы говорили, что разработали несколько вариантов. В чем их отличия?

Другой вариант базируется на тех же принципах, но он более контастен – светлое светлее, темное темнее, а тема «крепостной стены» развивается выше – до уровня 5-7 этажа. Это более «квартирный» дом.

Таким образом, заказчик, который сейчас принимает решение относительно процентного соотношения тех или иных элементов застройки, получил в руки подобие конструктора, состоящий из набора элементов, взаимоувязанных на базе одной планировочной структуры. Этот подход позволяет менять фасады, силуэты и  масштаб зданий, вместо обезличивающего размножения типовой застройки. Он позволяет всю гигантскую территорию, которая подлежит застройке, как-то гуманизировать.

Были ли какие-либо особые требования со стороны заказчика к вашей работе?

Неожиданный момент состоял в подходе заказчика. Как правило, в московской практике последних лет, девелоперские компании в первую очередь ставят задачу маркетологическую – состав квартир, поэтажная планировка, количество санузлов и т.д. Здесь все было практически с точностью наоборот, в общем-то, мы на практике столкнулись с этим впервые и мы приветствовали это внутренне. Заказчик сказал, мол, у вас много реализованных жилых проектов, как в центре, так и вне его, и мы прекрасно понимаем, что у вас существует огромное количество наработок – возьмите их за основу.
И мы применили наработки, в частности из другого крупного жилого объекта, так называемого Рублево-Архангельское, «города миллионеров».

Так как это своего рода город, предполагает ли он строительство школ, больниц – то есть обустройство территории?

Да, конечно, в нем будут вся необходимая социальная инфраструктура, а также и коммерческие площади, но это уже не наша деятельность. Наша основная задача здесь достаточно локальная – сделать центральное «тело» жилых элементов. На следующей стадии, когда заказчик определит какой вариант он примет за основу, сейчас идет это обсуждение, посмотрим, как это будет трансформироваться.

И когда должен решиться этот вопрос?

Я думаю, что в течение следующего года будет интересно посмотреть, что от изначальной архитектурной идеи перешло собственно в стадию проектирования.

Вариант 2. Перспектива
Вариант 1. Перспектива
zooming
Вариант 1
zooming
zooming
zooming
Генплан. Первая очередь
zooming
Генплан 1


Архитектор:
Дмитрий Александров
Мастерская:
Александров и партнеры
Проект:
Жилой микрорайон «Марфино» (Дмитрий Александров)
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Д.В. Александров, А.А. Иванов, А.Г. Федосеенко, П.П. Холковский, О.Б. Корина - жилые группы;
Д.В. Александров, О.А. Ванцкул - генеральный план
А. Грушин, Е. Раков - визуализация проекта


2006

28 Марта 2007

Автор текста:

Ирина Фильченкова
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.
Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.