English version

«Марфино»

Микрорайон, проектирование которого находится в стадии разработки идеи, расположится на северо-востоке Москвы за Ботаническим садом. Он состоит из блоков-кварталов с большими внутренними дворами, силуэт и фасады которых варьируются, делая застройку гигантского пространства в 25 га «более человечной». Корреспондент Агентства архитектурных новостей задал несколько вопросов архитекторам

Автор текста:
Ирина Фильченкова

28 Марта 2007
mainImg
Архитектор:
Дмитрий Александров
Проект:
Жилой микрорайон «Марфино» (Дмитрий Александров)
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Д.В. Александров, А.А. Иванов, А.Г. Федосеенко, П.П. Холковский, О.Б. Корина - жилые группы;
Д.В. Александров, О.А. Ванцкул - генеральный план
А. Грушин, Е. Раков - визуализация проекта


2006

«Марфино» – это застройка целого нового микрорайона? Расскажите, пожалуйста, об особенностях проекта.

Д. Александров: Этот проект мы получили в ноябре, и поэтому сейчас проект находится на стадии разработки архитектурной идеологии. Заказчик проводил конкурс, в котором мы участвовали последними, предыдущим участникам не удалось отразить пожелания клиента, тогда позвали нас.

Отведенная для строительства территория находится на северо-восточной окраине Москвы, за Ботаническим садом, между будущим 4 транспортным кольцом и окружной дорогой. Участок большой, порядка 25 га, 350 на 700 метров; это бывшее агропромышленное хозяйство, поэтому городской среды здесь нет; в стороне, достаточно далеко, находится охранная зона усадьбы «Останкино» и огромный зеленый массив, никаких обременений это не влечет, хотя все равно принимаем это соседство во внимание.

В начальных стадиях проектирования принимали участие английская планировочная фирма «Джон Томпсон». Тогда возникла идея создать здесь «идеальный город», с геометричным планом. По мнению заказчика, для жилья класса «бизнес» и «бизнес+», которое здесь планируется построить, лучшая форма –  дом-квартал с большим внутренним двором, размноженный с учетом геометрии участка.

Мы скорректировали генплан, доведя его до простой системы сетки, и разработали несколько вариантов решения самих домов-кварталов. Мы решили отказаться от принципа «мой дом – моя крепость», изначально предложенного заказчиком и пошли следующим путем, разделив работу всей мастерской побригадно. Подробнее о своей работе расскажет автор одной из концепций.

А. Иванов: Заказчик высказал пожелание, чтобы периметр здания был замкнутым каре, однако такой подход нам показался не совсем верным, особенно если представить, что находишься во внутреннем дворе, где тебя окружает сплошная девятиэтажная стена. Так возникла идея сделать некие щели, провалы в этом каре и разделить весь дом на отдельные блоки, объединенные общим стилобатом на уровне двух-трех этажей. За счет просветов внутрь дома попадает больше света, лучше проветривается и инсолируется внутренний двор. Нам показалось, что эта идея человечнее, да и просто интересней.

Решение построено на контрасте: соединении эмоционального и рационального, темного и светлого. Ритм белокаменных фасадов сбит и напоминает разбросанные по склону ласточкины гнезда. Темный фасад, наоборот, придерживается регулярной схемы. Также здесь введен элемент скоса верхней части дома, напоминающий скат кровли, хотя это нормальный секционный дом. На кровле будут расположены террасы с озеленением.

По желанию заказчика в стилобате будут размещены таун-хаусы с отдельным входом из внутреннего двора, и общественные помещения, со входами снаружи – такой ход сохраняет идею замкнутости частного пространства дома.

Д. Александров: Можно еще добавить, что здесь появилась идея вертикального города. После того как мы раздробили объем и сделали световые лакуны, получилось подобие зубьев гигантской «короны» – и пропорции между домом и квадратом внутреннего двора стали более уравновешенными. Если бы это был единый замкнутый фронт, половина двора вне зависимости от времени суток была бы в тени, для нас это показалось недопустимым.

Вы говорили, что разработали несколько вариантов. В чем их отличия?

Другой вариант базируется на тех же принципах, но он более контастен – светлое светлее, темное темнее, а тема «крепостной стены» развивается выше – до уровня 5-7 этажа. Это более «квартирный» дом.

Таким образом, заказчик, который сейчас принимает решение относительно процентного соотношения тех или иных элементов застройки, получил в руки подобие конструктора, состоящий из набора элементов, взаимоувязанных на базе одной планировочной структуры. Этот подход позволяет менять фасады, силуэты и  масштаб зданий, вместо обезличивающего размножения типовой застройки. Он позволяет всю гигантскую территорию, которая подлежит застройке, как-то гуманизировать.

Были ли какие-либо особые требования со стороны заказчика к вашей работе?

Неожиданный момент состоял в подходе заказчика. Как правило, в московской практике последних лет, девелоперские компании в первую очередь ставят задачу маркетологическую – состав квартир, поэтажная планировка, количество санузлов и т.д. Здесь все было практически с точностью наоборот, в общем-то, мы на практике столкнулись с этим впервые и мы приветствовали это внутренне. Заказчик сказал, мол, у вас много реализованных жилых проектов, как в центре, так и вне его, и мы прекрасно понимаем, что у вас существует огромное количество наработок – возьмите их за основу.
И мы применили наработки, в частности из другого крупного жилого объекта, так называемого Рублево-Архангельское, «города миллионеров».

Так как это своего рода город, предполагает ли он строительство школ, больниц – то есть обустройство территории?

Да, конечно, в нем будут вся необходимая социальная инфраструктура, а также и коммерческие площади, но это уже не наша деятельность. Наша основная задача здесь достаточно локальная – сделать центральное «тело» жилых элементов. На следующей стадии, когда заказчик определит какой вариант он примет за основу, сейчас идет это обсуждение, посмотрим, как это будет трансформироваться.

И когда должен решиться этот вопрос?

Я думаю, что в течение следующего года будет интересно посмотреть, что от изначальной архитектурной идеи перешло собственно в стадию проектирования.

Вариант 2. Перспектива
Вариант 1. Перспектива
zooming
Вариант 1
zooming
zooming
zooming
Генплан. Первая очередь
zooming
Генплан 1


Архитектор:
Дмитрий Александров
Проект:
Жилой микрорайон «Марфино» (Дмитрий Александров)
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Д.В. Александров, А.А. Иванов, А.Г. Федосеенко, П.П. Холковский, О.Б. Корина - жилые группы;
Д.В. Александров, О.А. Ванцкул - генеральный план
А. Грушин, Е. Раков - визуализация проекта


2006

28 Марта 2007

Автор текста:

Ирина Фильченкова
Технологии и материалы
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Сейчас на главной
Красная ботаника
Жилой комплекс рядом с петербургским Ботаническим садом невысок и уютно-контекстуален. На основе современного средового и орнаментального модернизма он совмещает аллюзии на соседние исторические здания и тему флорального декора, также продиктованную гением места.
Занавес из фибробетона
Реконструкция театра начала XX века в Эврё включает напоминающие занавес фасады из фибробетона толщиной 8 см и весом 11,2 тонн. Авторы проекта – бюро Opus 5.
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Лес и башни
Перед авторами проекта ЖК «В самом сердце Пушкино» стояла непростая задача: сохранить существующий на участке лесопарк, уместив на нем жилой комплекс достаточно высокой плотности. Так появились три башни на краю леса с развитыми общественными пространствами в стилобатах и элегантными «защипами» в венчающей части 18-этажных объемов.
Жить у воды
Рассказываем об итогах конкурса на проект ЖК «Кристальный» на берегу водохранилища в Воронеже и концепцию благоустройства прилегающей территории – Спортивной набережной.
И овцы сыты
Дом четы архитекторов, Каспера и Лесли Морк-Ульнес, в горах Норвегии использует традиционные методы строительства из дерева и служит также убежищем для овец.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
Шоу-рум в ландшафте
Павильон девелопера OCT представляет красоты пейзажа покупателям квартир в очередном «новом городе» на востоке Китая. Авторы проекта шоу-рума – шанхайское бюро Lacime Architects.
Бинокулярный взгляд на культуру
Музей Западной Австралии «Була Бардип» в Перте по проекту бюро Hassell и OMA предлагает экспозицию, одновременно учитывающую аборигенный и западный взгляд на историю и культуру.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».