English version

Новый вариант музыкального музея

Проект музея музыкальных инструментов, о котором мы писали некоторое время назад, существенно изменился – он вырос на один этаж и стал более цельным, обогатившись букетом новых ассоциаций

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

23 Июля 2007
mainImg
Архитектор:
Дмитрий Александров
Мастерская:
Александров и партнеры http://www.alexarch.ru
Проект:
Выставочно-концертный комплекс частных музыкальных коллекций
Россия, Москва, Солянка, вл. 14

Авторский коллектив:
Александров Д.В. – ГАП;
cоавторы: Холковский П.П. Иванов А.А. Федосеенко А.Г. Кеслер И.М
ГИП Ракова Т.П.

2006

Причиной послужило поручение мэра Москвы Москомнаследию и Москомархитектуре. Мэр, обнаружив культурный проект малых размеров, предложил увеличить его площадь, дабы музею досталось больше выставочных пространств. Действительно, до того спроектированных площадей едва-едва хватало на то, чтобы показать основную коллекцию.

Предназначенный для музея участок расположен в очень ценном историческом окружении, вернее, на границе между плотной и целостной, большей частью ампирной застройкой и пустотой, состоящей из площади Яузских ворот, сквера и автомобильных развязок. Вначале, изучив мировой опыт, авторы пришли к выводу, что сегодня идеальным решением для выставочного пространства считается большой параллелепипед – высокий и ничем принудительно не разгороженный, который позволяет изменять внутреннее пространство, делая его разным для каждой экспозиции, и еще дает возможность показать очень большой экспонат – например, церковный орган. Но эта мысль была сразу отвергнута на согласовании, исходя из особенностей места. За основную взяли идею античного «форума» или «агоры», окруженной небольшими домами маленькой площади. Этакой культурной деревеньки. Потом она начала расти, а домики – сливаться между собой, и образовали небольшой конгломерат разнообразных объемов, каменных и металлических, почти конструктивистских и почти ампирных, как будто бы застывших в процессе взаимного срастания. И вдруг – общую площадь надо увеличить больше чем на 2 тысячи метров, с 8 560 до 10 900.

Увеличившись на один этаж, здание совершенно утратило окна «традиционных» ампирных пропорций и обзавелось новым видом проемов – очень маленькими вертикальными щелями между плитами облицовки, которые чередуются с такими же узкими нишами. Этот прием позволяет превратить каменную поверхность, которая в наше время – не что иное как тонкая скорлупа декоративной отделки, в подобие кладки из каменных квадров, подчеркнув предполагаемую массивность этой кладки. По словам Дмитрия Александрова, отправной точкой для этого решения стал известный прием контекстуального проектирования – обращение к истории местности. Как известно, здесь проходила стена Белого города, построенная Федором Конем в конце XVI века и разобранная по ветхости к конце XVIII-го. Собственно, название площади происходит от находившихся здесь крепостных Яузских ворот. Стена проходила по линии бульвара и новое здание музея, таким образом, оказывается за ней, внутри Белого города, а не на ее месте – однако образный намек понятен – дом возвращает данному месту объем, по масштабу и фактуре напоминающий крепостную стену. Таким образом проект, в силу санкционированного увеличения размеров, в деле вписывания в контекст перешел от прямых приемов к косвенным: он «привязывается» уже не к непосредственным соседям, а к сравнительно отдаленной истории, плюс – продолжает воображаемые в воздухе линии, продолжающие самые высокие отметки соседних шедевров, прежде всего портика Опекунского совета.

Прием, отсылающий нас к крепостной стене, позволяет скрыть масштаб подросшего строения. Не очень-то теперь понятно, сколько здесь этажей – мы имеем дело либо с крупными пятнами сплошных стекол, либо с относительно мелким ритмом кладки. В восприятии дома происходит странная вещь – вроде бы отсутствие очевидных членений должно работать на тему массивности, увеличивать размер – а на самом деле нет, само по себе оно не увеличивает и не уменьшает, а позволяет глазу самому подобрать себе нужный ориентир.

И все же образ крепости присутствует только намеком. Стены будут облицованы гладким и палевым юрским камнем, который в Москве называют то известняком, то мрамором, и сейчас очень любят. Металлическая кровля стала второй половинкой фасадного решения. Теперь она обходит здание по всему его периметру, сохраняя изначальную вальмовую скатность, но исчезли все крупные плоскости остекления – их заменили высокие вертикальные окна, забранные дырчатыми решетками из того же титано-цинкового сплава, что и вся поверхность.

А роскошные виды на площадь и колокольню сохранились в остекленном скруглении на углу и в примкнувшей к нему лестнице. Сочетание замкнутых, прорезанных вертикалями тонких бойниц стен и открытой воздушности остекления на углу создает в новом варианте музыкального музея интересный эффект – как будто бы строгий и замкнутый, каменно-металлический массив на углу то ли сломался, то ли разъехался, расступился и обнажил посреди себя хрупкую прозрачность круглящихся и растущих кверху стеклянных форм. Это неожиданно острое впечатление кажется здесь главным и каким-то образом попадает в резонанс с тем фактом, что верхняя стеклянная кровля, закрывающая внутренний двор, будет раздвижной. Как будто бы весь дом, как архитектурная разновидность органа, подчиняется работе спрятанного внутри гигантского механизма.

Вариант 07.2007
Ситуационный план
zooming
Развертка вдоль Яузы. Справа - церковь Петра и Павла, купол Опекунского совета, слева - здания Воспитательного дома
Вариант 07.2007
Вариант 07.2007
Вариант 2006
Вариант 2006
Архитектор:
Дмитрий Александров
Мастерская:
Александров и партнеры http://www.alexarch.ru
Проект:
Выставочно-концертный комплекс частных музыкальных коллекций
Россия, Москва, Солянка, вл. 14

Авторский коллектив:
Александров Д.В. – ГАП;
cоавторы: Холковский П.П. Иванов А.А. Федосеенко А.Г. Кеслер И.М
ГИП Ракова Т.П.

2006

23 Июля 2007

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Александров и партнеры: другие проекты
Дворцовый сценарий
Этот проект – не новый, ему уже больше двух лет, но он мало известен. А ведь если бы ему удалось реализоваться, то в Москве появился бы целый квартал, похожий на дом в Лёвшинском переулке, который теперь так любят показывать туристам…
Лютики-цветочки. Заседание Общественного совета при...
Прошедший вчера под председательством Владимира Ресина общественный совет показал себя необыкновенно лояльным – из восьми пунктов повестки не приняли всего лишь один – воссоздание усадьбы Салтыковой-Поливановой на Бронной. На изменении проекта настояли защитники наследия. Среди остальных особого внимания заслуживают два новых музейных здания: одно проектирует «Моспроект-4» на Рогожском валу для собрания ретро-автомобилей, другое – Дмитрий Александров для коллекции музыкальных инструментов на Солянке.
Детский сад: архитектурное решение
Весной этого года нескольких известных московских архитекторов пригласили поучаствовать в проектировании новых детских садов в центре столицы. Мастерская Дмитрия Александрова представляет три проекта, сделанных по этому заказу – на Новокузнецкой улице, в Котельниках и на Большой Грузинской. Планировочные находки в этих проектах похожи, а здания – разные
Трансформация жанра
Весной в Строгино было закончено строительство двух башен «Янтарного города» Дмитрия Александрова, возведение двух других идет полным ходом. Как выяснилось после завершения первой части строительства, дома обладают не только оригинальной внутренней структурой многоярусных атриумов, но и необычной по нашим временам очень материальной фактурой
По земле, воде и воздуху
Конкурсная концепция многофункционального комплекса на набережной Москвы-реки, что напротив Сити, в варианте, предложенном Дмитрием Александровым выглядит размышлением на тему «основных элементов»: он акцентирует воду в реке, приподнимает землю на кровлю зданий и манипулирует с пространством, увеличивая его вдвое
Образ Кремля
Многофункциональный комплекс на Ленинградском шоссе – это архитектурная концепция, сделанная мастерской Дмитрия Александрова в 2005 году, но оставшаяся, как это нередко бывает, в «подвешенном» состоянии – работу то ли продолжат, то не продолжат. Поэтому проект не публиковался, хотя, если вдуматься, в нем обнаруживается достаточно любопытное сочетание масштаба и лаконизма, отсылающее зрителя то ли к произведениям одного из лучших архитекторов модернизма брежневского времени Леонида Павлова, то ли к проектам знаменитого авангардиста Ивана Леонидова, то ли вообще к Леду
Бизнес-парк «Балтия»
Бюро «Александров и партнеры» разработало проект элитного бизнес-парка с офисами класса А и А+, который должен расположиться на 11 километре трассы «Балтия», совсем недалеко от Рублевского шоссе. Проект, учитывая высокий уровень комфорта, предполагает неплотную застройку с обширной зеленой зоной и каскадом прудов. Необходимый объем квадратных метров будет получен за счет введения в малоэтажную композицию двух высотных доминант – башен в 21 и 25 этажей
Бастион XXI века
Проект под названием «Зеленый бастион» получил вторую премию открытого конкурса на архитектурную идею конгресс-центра «Константиновский» в Стрельне. Его особенность – в том, что, стремясь деликатнее вписаться в окружение, архитекторы предложили сумму двух подходов – исторического и экологического
Конструктивная пара
Комплекс из двух домов в Тружениковом переулке обещает стать ярким и хорошо заметным акцентом в ряду пестрой и разновременной застройки на склоне перед Москва-рекой. Он по-своему, в формах несколько резковатых, но эффектных разыгрывает тему пары, инь и янь, мужского и женского начала – а некоторых своих жителей обещает обеспечить почти экстремальными видами на московские окрестности
Дом в Спасоналивковском
Закончена реконструкция дома в Спасоналивковском переулке, 18, стр.1, проект которой получил бронзовый диплом на "Зодчестве" в 2003 году
«Марфино»
Микрорайон, проектирование которого находится в стадии разработки идеи, расположится на северо-востоке Москвы за Ботаническим садом. Он состоит из блоков-кварталов с большими внутренними дворами, силуэт и фасады которых варьируются, делая застройку гигантского пространства в 25 га «более человечной». Корреспондент Агентства архитектурных новостей задал несколько вопросов архитекторам
В честь шестидесятых
Небольшой дом сочетает простоту архитектурного решения, навеянного модернизмом 60-х, и технологии, свойственные жилым небоскребам. Это позволит, вписав здание в миниатюрный участок, сохранить почти нетронутым существующий сквер, хорошо осветить квартиры и предоставить жильцам особенные возможности по части свободной планировки. Корреспондент ААН задал несколько вопросов авторам
Эксперимент и традиция
10 ноября Дмитрий Александров получил из рук Винки Дубблдам, главы американского бюро Archi-Tectonics и эксперта премии ARX awards награду за лучший экспериментальный проект. Мы решили разобраться в чем же состоит эксперимент, и задали несколько вопросов автору – в ответ возник образ очень примечательного проекта и очень приятного места
Московский дворик по-многоэтажному
На берегу Москва-реки в Строгино идет строительство элитного микрорайона «Янтарный город»: две из пяти башен выстроены больше чем наполовину – 18 этажей из тридцати. Монолитные каркасы возводимых зданий раскрывают взгляду свою «начинку», позволяя оценить архитектурные хитрости, заложенные в проекте
Тайны московского двора
Даже сейчас, когда здание на Большой Дмитровке 18\10 строение 2 еще закрыто строительной пленкой, можно заметить, что рядом со своими соседями оно выглядит изящной дамой миниатюрного сложения, одетой в розово-фиолетовое одеяние в псевдобарочном стиле
Музыка у Яузских ворот
Напротив высотного здания на Котельнической набережной, на месте окруженной стихийной растительностью стекляшки-пельменной  в начале Солянки будет построен новый музей. Частный музей музыкальных инструментов, в котором помимо выставок будут проходить концерты
Перфоратор
Дмитрий Александров построил административное здание на улице Большая Дмитровка, 16, стр. 2-2Б.
Похожие статьи
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.