По земле, воде и воздуху

Конкурсная концепция многофункционального комплекса на набережной Москвы-реки, что напротив Сити, в варианте, предложенном Дмитрием Александровым выглядит размышлением на тему «основных элементов»: он акцентирует воду в реке, приподнимает землю на кровлю зданий и манипулирует с пространством, увеличивая его вдвое

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

14 Апреля 2008
mainImg

Архитектор:

Дмитрий Александров

Мастерская:

Александров и партнеры

Проект:

Тендерный проект на архитектурную идею многофункционального рекреационного комплекса на набережной р. Москвы
Россия, Москва, территория проектируемого проезда 1824

Авторский коллектив:
Д.Александров, А. Вартапетова, К. Канунникова, А. Иванов
при участии: А. Гераскина, И. Кеслер

2008

Заказчик - компания "Миракс-групп"

Компания «Миракс», известная прежде всего по башне «Федерация», ведет сейчас очень много проектов вокруг Сити, в том числе и непосредственно рядом с ним. С внешней стороны Третьего кольца Норман Фостер проектирует здание в форме яйца, уже не первое в обширном портфолио лорда; на противоположном берегу Москвы-реки полным ходом идет строительство комплекса «Миракс-плаза» Сергея Киселева, о котором мы писали недавно. Откровенно говоря, все два квартала на этой стороне реки, между Третьим кольцом, Кутузовским проспектом, Филевской линией метро и улицей 1812 года – реконструируются «Мираксом»: в западной части разместится дом Кионори Кикутаке, (который обсуждался на общественном совете в ноябре прошедшего года), в центре будет построен административно-деловой комплекс «Гелион» по проекту Алексея Воронцова. В южной, рядом с проспектом, с участием Сергея Киселева перестроят целый «институтский» квартал сталинского времени. Размах сам по себе и имена архитекторов, участвующих в его реализации, не оставляют сомнений в том, что в ближайшем будущем эта часть Москвы определенно преобразится.

Недавно был проведен закрытый архитектурный конкурс на обустройство набережной, к которой примыкают названные кварталы. В сущности, это часть речного берега между строящимся «Миракс-плаза» и будущим домом Кикутаке, который на прошедшей в Каннах выставке MIPIM был показан под названием Paradise living – райская жизнь. Райскому дому нужна соответствующая набережная – и надо сказать, что берег реки это последний «неопределившийся» проект для данной территории. До финального рассмотрения дошли четыре проекта: Дмитрия Александрова, Александра Асадова, ирландской архитектурной компании Марри О Лира (Murray Ó Laoire) и собственной архитектурной мастерской компании «Миракс». В итоге был выбран проект мастерской А. Асадова. О нем мы надеемся рассказать позднее, а сейчас представляем Вашему вниманию проект мастерской Дмитрия Александрова.

Прежде всего надо сказать, что участок сложен, он обладает почти что всеми теми же проблемами, что и место, на котором строится «Миракс-плаза». Здесь проходит линия напорной канализации, газовые трубы и высоковольтная проводка. Здесь же с некоторым отступом от берега проходит филевская линия метро – собственно, ее планируется включить в ансамбль многофункционального комплекса, она станет его южной границей, отделяющей комплекс от города. Над метро пройдет автодорога, а также монорельс или «легкое метро» – на этом отрезке, таким образом, смыкаются сразу три дороги. Далее монорельс будет сворачивать к северу и по мосту над Москвой-рекой, следуя к будущему зданию Фостера. Параллельно монорельсу пройдет еще один мост, автомобильный. Таким образом, здесь архитекторы столкнулось со специфически градостроительной задачей – уже исходя из самых общих условий ясно, что перед нами не дом и не улица и даже не квартал, а узел – прежде всего транспортный, но также общественный и природный, если так можно сказать. Сейчас у этой территории есть статус «природной зоны», но в реальности берег заполнен вытянутыми вдоль реки промышленными бараками с несколькими чахлыми деревьями между ними. Территория наглухо отгорожена – попасть туда простому смертному невозможно. Набережной нет – напротив самой статусной стройки деловой Москвы речной берег грязноват, но девственен.

Решение, предложенное Дмитрием Александровым, можно назвать спокойным и лаконичным. Комплекс образует вдоль прибрежной полосы слоистое пространство, полуоткрытое в сторону воды. Изгиб реки слегка подчеркнут, усилен контурами построек и разделен тремя зданиями-пирсами. «Носы» этих пирсов поворачивают к западу, против речного течения, и образуют бухты. Этот поворот любопытен – вероятно, он задуман для того, чтобы вода в бухтах не застаивалась.

Вообще говоря, реке в этом проекте уделено особенное внимание, река его основная тема. Для Москвы это необычно, Москва такой город, где рек, речушек и разной подземной воды вроде бы очень много, но это не ощущается. Московские реки по преимуществу представляются местом грязным, промышленным и неуютным – не то что в Питере, который буквально пронизан культом рек и мостов.

В проекте Дмитрия Александрова все наоборот, он не закрывается от воды, а включает ее в себя, причем достаточно активно. У такого подхода есть свои основания – река здесь еще не очень грязная, здесь еще сравнительно недалеко от Серебряного бора. Вокруг пирсов запланирован яхт-клуб. Над самым большим пирсом нависает, опираясь на поставленные под углом металлические «ножки», здание апарт-отеля, совмещенного с бизнес-центром, на крыше которого задумана вертолетная площадка. Его стеклянный фасад (в проекте дан намек на веселые цветные стекла) становится речным фасадом комплекса. Над вторым и третьим пирсами – общедоступные кафе. Зимой – если Москва-река когда-нибудь вновь замерзнет – запланированы ледовые шоу.

После воды вторая тема проекта – земля. Строго говоря, в современной архитектуре существует три подхода к земле – ее либо перекапывают и уничтожают полностью, либо переносят на крышу, либо наоборот, не трогают и аккуратно культивируют. Нередко в одном проекте совмещаются все три подхода. Здесь, похоже, так и произошло. С одной стороны, в его обосновании написано, что объемы «экскавационных работ» минимальные – это значит, что копать будут только там, где очень-очень надо. С другой стороны, если посмотреть на комплекс в разрезе, то видно, что весь берег превращен в протяженную многоярусную нору из бетонных перекрытий, возвышающихся над землей: линия метро, сейчас открытая, забирается в коробку туннеля, на крыше которого пройдет автодорога и будут установлены столбы, поддерживающие монорельс. Далее к реке – магазины, кафе и паркинги, на крыше которых будет устроен бульвар. Зеленая кровля тянется вдоль всех построек и вдвое увеличивает площади рекреаций. Планируется насыпать около метра грунта, чтобы посадить не только траву, но и неприхотливые деревья с кустарниками. Возникает полноценный бульвар, приподнятый над «настоящим» берегом реки на высоту двух этажей, но при этом расположенный на уровне земли соседнего квартала. Фактически, весь комплекс тщательно вписан в склон речной излучины и использует естественный перепад высот.

«Третий элемент» проекта – люди, точнее, их перемещение. На «разведении потоков» сделан специальный акцент: дело в том, что не все пространства комплекса будут общедоступны – часть из них станет «клубной зоной», куда можно будет попасть по каким-нибудь членским билетам нашего времени (хотя время от времени клубные зоны планируется открывать для широкой публики). Поэтому было необходимо предусмотреть, каким образом будут перемещаться обычные и необычные люди и где будут размещаться автомобили. Машин внутри комплекса не будет, если не считать упомянутую автодорогу на крыше метро, проходящую по его границе. Задумано два въезда: с востока со стороны «Миракс-плаза» и с запада со стороны дома Кикутаке; перед каждым въездом будет устроена парковка – дальше предполагается движение на электромобилях, велосипедах или пешком. Передвигаться между ярусами надо будет по вертикали – на лифтах.

Такая «элементарность» – от слова элемент – не означает упрощения, а скорее наоборот: проект, с одной стороны, сдержан по архитектурным формам – а с другой в нем прочитывается развернутая работа, которая как раз и нужна для «узлового» места – с землей, водой, людьми. Как будто бы раздумывая надо комплексом архитекторы задумывались над каждой из составляющих его «материй» по очереди, что в конце концов привело к рождению неброской, но внутренне сложной структуры.

zooming
Ситуационный план
Генеральный план
Схема транспорта, благоустройства, озеленения
Функциональная схема


0

Архитектор:

Дмитрий Александров

Мастерская:

Александров и партнеры

Проект:

Тендерный проект на архитектурную идею многофункционального рекреационного комплекса на набережной р. Москвы
Россия, Москва, территория проектируемого проезда 1824

Авторский коллектив:
Д.Александров, А. Вартапетова, К. Канунникова, А. Иванов
при участии: А. Гераскина, И. Кеслер

2008

Заказчик - компания "Миракс-групп"

14 Апреля 2008

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.