Ячейка мегаполиса

Комплекс "Аэробус" - редкий для Москвы пример элитного дома, не использующий привычную в этом жанре форму башни. Его архитектура прямо и честно, не скрываясь декором, обыгрывает тему гигантского жилого здания - составной части мегаполиса, что, однако, не исключает и художественных тонкостей

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg

Архитектор:

Владимир Плоткин

Мастерская:

ТПО «Резерв»

Проект:

Многофункциональный жилой комплекс «Аэробус»
Россия, Москва, между ул. Академика Ильюшина и Кочновским проездом (Кочновский проезд, вл. 4)

Авторский коллектив:
В.И.Плоткин, С.А.Гусарев, С.А.Успенский, Е.В.Кузнецова, А.В.Бутусов

2005 – 2007
Две гигантские 35-этажные Г-образные пластины образуют огромный зигзаг, с высоты птичьего полета отдаленно напоминающий две руки, сцепленные кончиками пальцев. В месте «сцепления», где сближаются, но не соприкасаются углы двух корпусов, устроены переходы – арка, ведущая из северного двора в южный и закрытый переход между домами. Здесь же проходит продольная ось квартала, вдоль которой в одну линию выстраиваются нежилые постройки комплекса – трехэтажный фитнес-центр и шестиэтажное офисное здание. 

Архитектура комплекса поражает открытой честностью своих форм. Дома не скрывают присущей любому многоквартирному комплексу ячеистой природы хорошо организованного муравейника, напротив, эта черта подчеркнута и даже гипертрофирована. Дома очень большие и очень клетчатые. Фасады расчерчены ровной сеткой, которая в первом варианте была еще более однородной, чем сейчас (позднее девелоперы попросили увеличить пропорции ячеек, принадлежащих пентхаузам).

В сочетании с мелким модулем одинаковых «окошек» масштаб комплекса представляется еще более гигантским, чем он есть не самом деле, он открыто показывает свою основную особенность – это четко структурированный, снабженный всем необходимым и густонаселенный «город» внутри очень большого мегаполиса, составная часть, ясно выражающая суть целого. По словам самого Владимира Плоткина, «…если у нас десятимиллионный город, то это как-то должно выражаться в архитектуре».

Несложно заметить, что плоткинский комплекс идет вразрез со сложившейся за последнее десятилетие в Москве традицией элитного строительства, предпочитающего башни, ставшие символом жилищного благополучия. Башня может быть одна, или несколько, но все же, как ни крути, в глазах  современного москвича дорогой дом – это башня, а дом-пластина неизбежно навевает воспоминания о типовом панельном строительстве. Эту конъюнктуру, спонтанно сложившуюся на волне противодействия советскому прошлому, - архитектор ее просто не замечает. Отдаленное сходство с пластинами панельных домов, всплывающее в сознании любого московского жителя, для Плоткина как бы не существует, и, рассматривая его дома подробнее, мы понимаем, что в данном случае – так и есть, это сходство – лишь внешнее.

Прежде всего, в плоткинском доме клетки фасада хотя и соответствуют в общих чертах структуре внутренних помещений, но не зависят от них полностью, потому что внешний рисунок принадлежит «ширме» вентилируемого фасада. Расчерчивающие его белые линии – тонкие, гораздо больше стекла, а каждая «крупная» клетка внутри поделена еще дважды, все большие фасады расчерчены двумя пересекающимися линиями большей толщины, а пропорции приближены к золотому сечению. Жесткость геометрической сетки нарушается «случайными» вкраплениями – белыми пятнами, скрывающими блоки коммуникаций. Все вместе создает неоднозначный, многоуровневый ритм, исходящий из простого приема и время от времени «играющий» в нарушения собственных правил.

Однако строгий геометрический рационализм присущ в этом ансамбле только крупным плоскостям. Малые элементы комплекса с успехом противостоят заорганизованности больших: торцевые фасады дробятся изломанными под углом плоскостями, кажется, что пластины домов отломаны какой-то сверхъестественной рукой от чего-то значительно большего, да так, с рваными краями, и воткнуты в землю. Вдоль продольной оси участка, прижимаясь к земле, тянутся пестрые здания фитнес-центра, обрамленные петляющими угловатыми дорожками. Итак, строго структурированный дом-квартал оказывается не чужд "украшениям", понятым не банально, в виде завитушек, а масштабно, в соответствии с размахом архитектурного и строительного замысла. 

Генплан и план 12-го этажа
Многофункциональный жилой комплекс «Аэробус» © ТПО «Резерв»
Общий вид
Многофункциональный жилой комплекс «Аэробус» © ТПО «Резерв»
zooming
Многофункциональный жилой комплекс «Аэробус» © ТПО «Резерв»


Архитектор:

Владимир Плоткин

Мастерская:

ТПО «Резерв»

Проект:

Многофункциональный жилой комплекс «Аэробус»
Россия, Москва, между ул. Академика Ильюшина и Кочновским проездом (Кочновский проезд, вл. 4)

Авторский коллектив:
В.И.Плоткин, С.А.Гусарев, С.А.Успенский, Е.В.Кузнецова, А.В.Бутусов

2005 – 2007

05 Июня 2006

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.
«Стальная змея»
Основная часть Северного вокзала Кёге, нового транспортного узла для Большого Копенгагена, – это 225-метровый пешеходный мост через шоссе и железнодорожные пути. Авторы проекта – DISSING+WEITLING architecture и COBE.