Красный динозавр

Миланский комплекс на 444 квартиры «Монте Амиата» по проекту Карло Аймонино и Альдо Росси, задуманный в конце 1960-х как прогрессивное социальное жилье, но ставший домом для среднего класса – в фотографиях Василия Бабурова.

mainImg
0 Усилившаяся после Второй мировой войны урбанизация сильней всего ощущалась на индустриально развитом севере Италии: в Милан и другие крупные города массово переезжали как жители окрестных деревень, так и мигранты с юга страны. Чтобы расселять не обладавших особыми накоплениями «новых горожан», на бывших сельскохозяйственных угодьях вдали от центра создавалась жилая застройка по принципу городов-спутников. Так, в середине 1950-х Пьеро Боттони разработал планировку района Галларатезе примерно в семи километрах от исторического ядра Милана. План реализовали в два этапа, и «Галларатезе II» занялись в 1964. В отведенных ему границах располагался частный участок в 12 гектаров, приобретенный еще в 1944 как аграрный ресурс компанией «Монте Амиата». В ходе переговоров с городскими властями было решено, что компания выступит на своей земле как застройщик социального жилья, которое планировалось в Галларатезе муниципалитетом.
 
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Изображения © TerraMetrics, 2018. Картографические данные © Google, 2018

В 1967 «Монте Амиата» поручила разработку проекта бюро AYDE во главе с Карло Аймонино, который в 1969 пригласил к сотрудничеству Альдо Росси, своего коллегу по венецианскому архитектурному институту IUAV. Задачей было создать комплекс на две с половиной тысячи человек. К тому моменту вокруг по разреженному модернистскому плану были построены или строились жилые башни и пластины. Архитекторы выбрали кардинально другой подход: их здания и пространства между ними были сложны и многообразны. Точнее, такой подход выбрал Аймонино, а Росси сравнил свой корпус с клинком, прорезающим чащу. Ему принадлежит и более причудливое сравнение: «Этот красный динозавр с жестким и длинным белым хвостом теперь ужасно возвышается над равниной». Динозавр – это постройки Аймонино, его хвост – дом Росси.
 
Комплекс «Монте Амиата». Изображение с сайта www.urbanistica.unipr.it
Комплекс «Монте Амиата». Изображение с сайта www.urbanistica.unipr.it
Комплекс «Монте Амиата». Изображение с сайта www.urbanistica.unipr.it
Комплекс «Монте Амиата». План нижних уровней. Изображение с сайта www.urbanistica.unipr.it
Комплекс «Монте Амиата». План верхних уровней. Изображение с сайта www.urbanistica.unipr.it

Карло Аймонино возвел в «Монте Амиато» (комплекс получил название по своему застройщику) четыре корпуса, он же отвечал за их расположение и за структуру общественных пространств. Три 150-метровых в длину жилых здания расходятся от открытого амфитеатра, также играющего роль «вестибюля»: они как будто подцеплены к нему по принципу шарнира. Между ними образованы две треугольные площади. Еще один корпус, всего на 13 квартир, отходит от центрального как мост. Все эти сооружения и общественные пространства окрашены в сдержанный красный тон, отсылающий в том числе к кирпичу рынка Траяна в Риме, одного из источников вдохновения для архитекторов. Немалое влияние оказала и марсельская жилая единица» Ле Корбюзье, от нее Аймонино взял, к примеру, схему расположения двухъярусных квартир. Его корпуса отличает очень большое разнообразие размеров и планировок жилья – от совсем маленьких квартир для одиноких до упомянутых дуплексов и квартир с патио, от однокомнатных до пятикомнатных жилищ. Также здания разнообразны формально: объемы из стеклоблоков сочетаются с цилиндрами узлов вертикальной циркуляции, галереями, ажурными оградами балконов. Цвет фасадов дополняют ярко-красные оконные рамы, желтые «транзитные» компоненты, использована керамическая плитка – и так далее.
 
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров

Альдо Росси, напротив, спроектировал формально редуцированное сооружение: его белый корпус длиной более 180 метров поднят над землей с помощью галереи из опор-пластин, отсылающей и к миланским доходным домам, включая постройки межвоенного периода, и к монастырю Ла-Туретт. Здесь гораздо меньше разнообразия и в планировках квартир, что позволило некоторым исследователям предполагать, что архитектор вытесняет обитателей из неудобных жилищ в общественные пространства «Монте Амиата». Критика вырастает также из сравнения дома для живых с домом для мертвых – некрополем, которое на разных уровнях справедливо для творчества Росси.
 
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров

Обширные и разнообразные общественные пространства должны были сочетаться, как в настоящем городе, с коммерческой активностью: на первых этажах жилых корпусов были запланированы магазины и офисы, но большинство этих помещений так и осталось пустым, в том числе из-за перемен в судьбе «Монте Амиата».
 
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров

Аймонино и Росси придерживались «левых» убеждений, поэтому в их представлении жилье для народа должно было стать насыщенной, разнообразной, качественной городской средой. Проект комплекса резко отличается от окружающей типовой застройки, так как содержит в себе критику «бюджетного» подхода миланских властей и фонда жилищного строительства Gescal (наследника INA-Casa), а также модернизма в версии CIAM. Однако намерения архитекторов, как часто бывает, вошли в противоречие с социально-экономической реальностью. После завершения строительства в 1972 компания «Монте Амиата» попыталась продать комплекс муниципалитету, переговоры о конкретной форме реализации квартир затянулись, а в 1974 к обычным проблемам новых районов – неразвитой инфраструктуре, слабой транспортной системе при удаленности от центра и т.д. – добавился получивший широкую огласку эпизод «оккупации» пустующих корпусов студентами и рабочими коммунистических взглядов. Их удалили с помощью полиции, и в том же году «Монте Амиата» все же стали заселять (не без труда: спрос оставался невелик), однако он превратился из социального в обычное жилье, был обнесен оградой и стал, по сути, противоположностью замыслу своих создателей.
 
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров

С течением десятилетий в Галларатезе появились необходимые торговые и общественные учреждения, туда провели метро, новый толчок развития может дать близость территории Экспо-2015. «Монте Амиата» сейчас более чем благополучен и ухожен, там живет порядка 1500 человек; в городской газете, к примеру, сообщается об открытии там силами домкома библиотеки «для своих», а повышенный интерес к его зданиям любителей архитектуры со всего мира сдерживается ради удобства жильцов разного рода ограничительными мерами.
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Планы квартир в корпусах Карло Аймонино. Изображение с сайта www.urbanistica.unipr.it
Комплекс «Монте Амиата». План квартиры в корпусе Альдо Росси. Изображение с сайта www.urbanistica.unipr.it
zooming
Комплекс «Монте Амиата». Изображение с сайта www.urbanistica.unipr.it
zooming
Комплекс «Монте Амиата». Изображение с сайта www.urbanistica.unipr.it

26 Июля 2018

Василий  Бабуров Нина Фролова

Авторы текста:

Василий Бабуров, Нина Фролова
comments powered by HyperComments
«Любимый пациент»
В Берлине открывается после реконструкции и реставрации по проекту David Chipperfield Architects Новая национальная галерея – позднее творение Людвига Мис ван дер Роэ.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
Технологии и материалы
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
Сейчас на главной
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Когда стемнеет
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает подчеркнуть двойственный характер Гурьевского парка и сделать его интересным для посещения в вечернее время.
Злободневное
Megabudka опубликовали в инстаграме собственный «проект капитального ремонта здания ТАСС» – в виде небоскреба. Такого рода полезные шутки становятся распространенными; но в данном случае ироническое предложение перекликается не только с актуальной московской повесткой, но и с историей места.
Укорененный музей
В Гонконге открылся музей M+ по проекту архитекторов Herzog & de Meuron – флагманский проект нового Культурного района Западного Коулуна.
Небоскреб на биомассе
В ходе Конференции ООН по изменению климата в Глазго архитекторы SOM представили проект Urban Sequoia – небоскреба, поглощающего CO2 из атмосферы.
Эконом-вилла
Доступный, просторный и эстетичный каркасный дом от бюро ISAEV architects предназначен для отдыха от города и созерцания природы.
Солнце встает над Амуром
В компактном и эффективном с точки зрения планировок аэропорту Хабаровска немецкое бюро WP|ARC обыгрывает тему речной волны и света и добавляет капельку иронии в виде белого медведя.
Звезды для Черемушек
Победитель закрытого конкурса на ЖК Кржижановского, 31, «звездное» голландское бюро UNStudio, был объявлен 9 ноября. Мы попросили у организаторов дополнительные материалы и рассказываем о проекте несколько подробнее, чем это было сделано ранее. С планами и схемами.
Нюансы сохранения
Как взаимодействуют фандрайзинг и помощь благотворительных фондов при сохранении наследия – рассказывает Роман Ушаков, координатор фонда «Внимание», спикер фестиваля архитектурного образования и карьеры «Открытый город 2021», организованного Москомархитектурой.