Красный динозавр

Миланский комплекс на 444 квартиры «Монте Амиата» по проекту Карло Аймонино и Альдо Росси, задуманный в конце 1960-х как прогрессивное социальное жилье, но ставший домом для среднего класса – в фотографиях Василия Бабурова.

mainImg
Усилившаяся после Второй мировой войны урбанизация сильней всего ощущалась на индустриально развитом севере Италии: в Милан и другие крупные города массово переезжали как жители окрестных деревень, так и мигранты с юга страны. Чтобы расселять не обладавших особыми накоплениями «новых горожан», на бывших сельскохозяйственных угодьях вдали от центра создавалась жилая застройка по принципу городов-спутников. Так, в середине 1950-х Пьеро Боттони разработал планировку района Галларатезе примерно в семи километрах от исторического ядра Милана. План реализовали в два этапа, и «Галларатезе II» занялись в 1964. В отведенных ему границах располагался частный участок в 12 гектаров, приобретенный еще в 1944 как аграрный ресурс компанией «Монте Амиата». В ходе переговоров с городскими властями было решено, что компания выступит на своей земле как застройщик социального жилья, которое планировалось в Галларатезе муниципалитетом.
 
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Изображения © TerraMetrics, 2018. Картографические данные © Google, 2018

В 1967 «Монте Амиата» поручила разработку проекта бюро AYDE во главе с Карло Аймонино, который в 1969 пригласил к сотрудничеству Альдо Росси, своего коллегу по венецианскому архитектурному институту IUAV. Задачей было создать комплекс на две с половиной тысячи человек. К тому моменту вокруг по разреженному модернистскому плану были построены или строились жилые башни и пластины. Архитекторы выбрали кардинально другой подход: их здания и пространства между ними были сложны и многообразны. Точнее, такой подход выбрал Аймонино, а Росси сравнил свой корпус с клинком, прорезающим чащу. Ему принадлежит и более причудливое сравнение: «Этот красный динозавр с жестким и длинным белым хвостом теперь ужасно возвышается над равниной». Динозавр – это постройки Аймонино, его хвост – дом Росси.
 
Комплекс «Монте Амиата». Изображение с сайта www.urbanistica.unipr.it
Комплекс «Монте Амиата». Изображение с сайта www.urbanistica.unipr.it
Комплекс «Монте Амиата». Изображение с сайта www.urbanistica.unipr.it
Комплекс «Монте Амиата». План нижних уровней. Изображение с сайта www.urbanistica.unipr.it
Комплекс «Монте Амиата». План верхних уровней. Изображение с сайта www.urbanistica.unipr.it

Карло Аймонино возвел в «Монте Амиато» (комплекс получил название по своему застройщику) четыре корпуса, он же отвечал за их расположение и за структуру общественных пространств. Три 150-метровых в длину жилых здания расходятся от открытого амфитеатра, также играющего роль «вестибюля»: они как будто подцеплены к нему по принципу шарнира. Между ними образованы две треугольные площади. Еще один корпус, всего на 13 квартир, отходит от центрального как мост. Все эти сооружения и общественные пространства окрашены в сдержанный красный тон, отсылающий в том числе к кирпичу рынка Траяна в Риме, одного из источников вдохновения для архитекторов. Немалое влияние оказала и марсельская жилая единица» Ле Корбюзье, от нее Аймонино взял, к примеру, схему расположения двухъярусных квартир. Его корпуса отличает очень большое разнообразие размеров и планировок жилья – от совсем маленьких квартир для одиноких до упомянутых дуплексов и квартир с патио, от однокомнатных до пятикомнатных жилищ. Также здания разнообразны формально: объемы из стеклоблоков сочетаются с цилиндрами узлов вертикальной циркуляции, галереями, ажурными оградами балконов. Цвет фасадов дополняют ярко-красные оконные рамы, желтые «транзитные» компоненты, использована керамическая плитка – и так далее.
 
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров

Альдо Росси, напротив, спроектировал формально редуцированное сооружение: его белый корпус длиной более 180 метров поднят над землей с помощью галереи из опор-пластин, отсылающей и к миланским доходным домам, включая постройки межвоенного периода, и к монастырю Ла-Туретт. Здесь гораздо меньше разнообразия и в планировках квартир, что позволило некоторым исследователям предполагать, что архитектор вытесняет обитателей из неудобных жилищ в общественные пространства «Монте Амиата». Критика вырастает также из сравнения дома для живых с домом для мертвых – некрополем, которое на разных уровнях справедливо для творчества Росси.
 
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров

Обширные и разнообразные общественные пространства должны были сочетаться, как в настоящем городе, с коммерческой активностью: на первых этажах жилых корпусов были запланированы магазины и офисы, но большинство этих помещений так и осталось пустым, в том числе из-за перемен в судьбе «Монте Амиата».
 
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров

Аймонино и Росси придерживались «левых» убеждений, поэтому в их представлении жилье для народа должно было стать насыщенной, разнообразной, качественной городской средой. Проект комплекса резко отличается от окружающей типовой застройки, так как содержит в себе критику «бюджетного» подхода миланских властей и фонда жилищного строительства Gescal (наследника INA-Casa), а также модернизма в версии CIAM. Однако намерения архитекторов, как часто бывает, вошли в противоречие с социально-экономической реальностью. После завершения строительства в 1972 компания «Монте Амиата» попыталась продать комплекс муниципалитету, переговоры о конкретной форме реализации квартир затянулись, а в 1974 к обычным проблемам новых районов – неразвитой инфраструктуре, слабой транспортной системе при удаленности от центра и т.д. – добавился получивший широкую огласку эпизод «оккупации» пустующих корпусов студентами и рабочими коммунистических взглядов. Их удалили с помощью полиции, и в том же году «Монте Амиата» все же стали заселять (не без труда: спрос оставался невелик), однако он превратился из социального в обычное жилье, был обнесен оградой и стал, по сути, противоположностью замыслу своих создателей.
 
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров

С течением десятилетий в Галларатезе появились необходимые торговые и общественные учреждения, туда провели метро, новый толчок развития может дать близость территории Экспо-2015. «Монте Амиата» сейчас более чем благополучен и ухожен, там живет порядка 1500 человек; в городской газете, к примеру, сообщается об открытии там силами домкома библиотеки «для своих», а повышенный интерес к его зданиям любителей архитектуры со всего мира сдерживается ради удобства жильцов разного рода ограничительными мерами.
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Планы квартир в корпусах Карло Аймонино. Изображение с сайта www.urbanistica.unipr.it
Комплекс «Монте Амиата». План квартиры в корпусе Альдо Росси. Изображение с сайта www.urbanistica.unipr.it
zooming
Комплекс «Монте Амиата». Изображение с сайта www.urbanistica.unipr.it
zooming
Комплекс «Монте Амиата». Изображение с сайта www.urbanistica.unipr.it

26 Июля 2018

Василий  Бабуров Нина Фролова

Авторы текста:

Василий Бабуров, Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни