Красный динозавр

Миланский комплекс на 444 квартиры «Монте Амиата» по проекту Карло Аймонино и Альдо Росси, задуманный в конце 1960-х как прогрессивное социальное жилье, но ставший домом для среднего класса – в фотографиях Василия Бабурова.

mainImg
0 Усилившаяся после Второй мировой войны урбанизация сильней всего ощущалась на индустриально развитом севере Италии: в Милан и другие крупные города массово переезжали как жители окрестных деревень, так и мигранты с юга страны. Чтобы расселять не обладавших особыми накоплениями «новых горожан», на бывших сельскохозяйственных угодьях вдали от центра создавалась жилая застройка по принципу городов-спутников. Так, в середине 1950-х Пьеро Боттони разработал планировку района Галларатезе примерно в семи километрах от исторического ядра Милана. План реализовали в два этапа, и «Галларатезе II» занялись в 1964. В отведенных ему границах располагался частный участок в 12 гектаров, приобретенный еще в 1944 как аграрный ресурс компанией «Монте Амиата». В ходе переговоров с городскими властями было решено, что компания выступит на своей земле как застройщик социального жилья, которое планировалось в Галларатезе муниципалитетом.
 
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Изображения © TerraMetrics, 2018. Картографические данные © Google, 2018

В 1967 «Монте Амиата» поручила разработку проекта бюро AYDE во главе с Карло Аймонино, который в 1969 пригласил к сотрудничеству Альдо Росси, своего коллегу по венецианскому архитектурному институту IUAV. Задачей было создать комплекс на две с половиной тысячи человек. К тому моменту вокруг по разреженному модернистскому плану были построены или строились жилые башни и пластины. Архитекторы выбрали кардинально другой подход: их здания и пространства между ними были сложны и многообразны. Точнее, такой подход выбрал Аймонино, а Росси сравнил свой корпус с клинком, прорезающим чащу. Ему принадлежит и более причудливое сравнение: «Этот красный динозавр с жестким и длинным белым хвостом теперь ужасно возвышается над равниной». Динозавр – это постройки Аймонино, его хвост – дом Росси.
 
Комплекс «Монте Амиата». Изображение с сайта www.urbanistica.unipr.it
Комплекс «Монте Амиата». Изображение с сайта www.urbanistica.unipr.it
Комплекс «Монте Амиата». Изображение с сайта www.urbanistica.unipr.it
Комплекс «Монте Амиата». План нижних уровней. Изображение с сайта www.urbanistica.unipr.it
Комплекс «Монте Амиата». План верхних уровней. Изображение с сайта www.urbanistica.unipr.it

Карло Аймонино возвел в «Монте Амиато» (комплекс получил название по своему застройщику) четыре корпуса, он же отвечал за их расположение и за структуру общественных пространств. Три 150-метровых в длину жилых здания расходятся от открытого амфитеатра, также играющего роль «вестибюля»: они как будто подцеплены к нему по принципу шарнира. Между ними образованы две треугольные площади. Еще один корпус, всего на 13 квартир, отходит от центрального как мост. Все эти сооружения и общественные пространства окрашены в сдержанный красный тон, отсылающий в том числе к кирпичу рынка Траяна в Риме, одного из источников вдохновения для архитекторов. Немалое влияние оказала и марсельская жилая единица» Ле Корбюзье, от нее Аймонино взял, к примеру, схему расположения двухъярусных квартир. Его корпуса отличает очень большое разнообразие размеров и планировок жилья – от совсем маленьких квартир для одиноких до упомянутых дуплексов и квартир с патио, от однокомнатных до пятикомнатных жилищ. Также здания разнообразны формально: объемы из стеклоблоков сочетаются с цилиндрами узлов вертикальной циркуляции, галереями, ажурными оградами балконов. Цвет фасадов дополняют ярко-красные оконные рамы, желтые «транзитные» компоненты, использована керамическая плитка – и так далее.
 
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров

Альдо Росси, напротив, спроектировал формально редуцированное сооружение: его белый корпус длиной более 180 метров поднят над землей с помощью галереи из опор-пластин, отсылающей и к миланским доходным домам, включая постройки межвоенного периода, и к монастырю Ла-Туретт. Здесь гораздо меньше разнообразия и в планировках квартир, что позволило некоторым исследователям предполагать, что архитектор вытесняет обитателей из неудобных жилищ в общественные пространства «Монте Амиата». Критика вырастает также из сравнения дома для живых с домом для мертвых – некрополем, которое на разных уровнях справедливо для творчества Росси.
 
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров

Обширные и разнообразные общественные пространства должны были сочетаться, как в настоящем городе, с коммерческой активностью: на первых этажах жилых корпусов были запланированы магазины и офисы, но большинство этих помещений так и осталось пустым, в том числе из-за перемен в судьбе «Монте Амиата».
 
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров

Аймонино и Росси придерживались «левых» убеждений, поэтому в их представлении жилье для народа должно было стать насыщенной, разнообразной, качественной городской средой. Проект комплекса резко отличается от окружающей типовой застройки, так как содержит в себе критику «бюджетного» подхода миланских властей и фонда жилищного строительства Gescal (наследника INA-Casa), а также модернизма в версии CIAM. Однако намерения архитекторов, как часто бывает, вошли в противоречие с социально-экономической реальностью. После завершения строительства в 1972 компания «Монте Амиата» попыталась продать комплекс муниципалитету, переговоры о конкретной форме реализации квартир затянулись, а в 1974 к обычным проблемам новых районов – неразвитой инфраструктуре, слабой транспортной системе при удаленности от центра и т.д. – добавился получивший широкую огласку эпизод «оккупации» пустующих корпусов студентами и рабочими коммунистических взглядов. Их удалили с помощью полиции, и в том же году «Монте Амиата» все же стали заселять (не без труда: спрос оставался невелик), однако он превратился из социального в обычное жилье, был обнесен оградой и стал, по сути, противоположностью замыслу своих создателей.
 
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров

С течением десятилетий в Галларатезе появились необходимые торговые и общественные учреждения, туда провели метро, новый толчок развития может дать близость территории Экспо-2015. «Монте Амиата» сейчас более чем благополучен и ухожен, там живет порядка 1500 человек; в городской газете, к примеру, сообщается об открытии там силами домкома библиотеки «для своих», а повышенный интерес к его зданиям любителей архитектуры со всего мира сдерживается ради удобства жильцов разного рода ограничительными мерами.
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Планы квартир в корпусах Карло Аймонино. Изображение с сайта www.urbanistica.unipr.it
Комплекс «Монте Амиата». План квартиры в корпусе Альдо Росси. Изображение с сайта www.urbanistica.unipr.it
zooming
Комплекс «Монте Амиата». Изображение с сайта www.urbanistica.unipr.it
zooming
Комплекс «Монте Амиата». Изображение с сайта www.urbanistica.unipr.it

26 Июля 2018

Василий Бабуров Нина Фролова

Авторы текста:

Василий Бабуров, Нина Фролова
«Любимый пациент»
В Берлине открывается после реконструкции и реставрации по проекту David Chipperfield Architects Новая национальная галерея – позднее творение Людвига Мис ван дер Роэ.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Технологии и материалы
Формула надежности. Инновационная фасадная система...
В компании HILTI нашли оригинальное решение для повышения надежности фасадов, в особенности с большими относами облицовки от несущего основания. Пилоны, пилястры и каннелюры теперь можно выполнять без существенного увеличения бюджета, но не в ущерб прочности и надежности
МасТТех: успехи 2022 года
Кроме каталога готовой продукции, холдинг МасТТех и конструкторское бюро предприятия предлагают разработку уникальных решений. Срок создания и внедрения составляет 4-5 недель – самый короткий на рынке светопрозрачных конструкций!
ROCKWOOL: высокий стандарт на всех континентах
Использование изоляционных материалов компании ROCKWOOL при строительстве зданий и сооружений по всему миру является показателем их качества и надежности.
Как применяется каменная вата в знаковых объектах для решения нетривиальных задач – читайте в нашем обзоре.
Кирпичное узорочье
Один из самых влиятельных и узнаваемых стилей в русской архитектуре – Узорочье XVII века – до сих пор не исчерпало своей вдохновляющей силы для тех, кто работает с кирпичом
NEVA HAUS – узорчатые шкатулки на Неве
Отличительной особенностью комплекса NEVA HAUS являются необычные фасады из кирпича: кирпич от «ЛСР. Стеновые» стал материалом, который подчеркивает индивидуальность каждого из корпусов нового комплекса, делая его уникальным.
Керамические блоки Porotherm – 20 лет в России
С 2023 года Wienerberger отказывается от зонтичного бренда в России и сосредотачивает свои усилия на развитии бренда Porotherm. О перспективах рынка и особенностях строительства из керамических блоков в интервью Архи.ру рассказал генеральный директор ООО «Винербергер Кирпич» и «Винербергер Куркачи» Николай Троицкий
Латунный трек
Компания ЦЕНТРСВЕТ активно развивает свою премиальную трековую систему освещения AUROOM, полностью выполненную из благородной латуни.
Обучение через игру: новый тренд детских площадок
Компания «Новые горизонты» разработала инновационный игровой комплекс, который ненавязчиво интегрирует в ежедневную активность детей разного возраста познавательную функцию. Развитие моторики, координации и социальных навыков теперь дополняет знакомство с научными фактами и явлениями.
Живая сталь для архитектуры
Компания «Северсталь» запустила производство атмосферостойкой стали под брендом Forcera. Рассказываем о российском аналоге кортена и расспрашиваем архитекторов: Сергея Скуратова, Сергея Чобана и других – о востребованности и возможностях окисленного металла как такового. Приводим примеры: с ним и сложно, и интересно.
Нестандартные решения для HoReCa и их реализация в проектах...
Каким бы изысканным ни был интерьер в отеле или ресторане, вся обстановка в прямом смысле слова померкнет, если освещение организовано неграмотно или использованы некачественные источники света. Решения от бренда Arlight полностью соответствуют этим требованиям.
Инновации Baumit для защиты фасадов
Австрийский бренд Baumit, эксперт в области фасадных систем, штукатурок и красок, предлагает комплексные системы фасадной теплоизоляции, сочетающие технологичность и широкие дизайнерские возможности
Optima – красота акустики
Акустические панели Armstrong Optima от Knauf Ceiling Solutions – эстетика, функциональность и широкие возможности использования.
Кирпичный модернизм
​Старший научный сотрудник Музея архитектуры им. А.В. Щусева, искусствовед Марк Акопян – о том, как тысячелетняя строительная история кирпича в XX веке обрела новое измерение благодаря модернизму. Публикуем тезисы выступления в рамках семинара «Городские кварталы», организованного компанией «КИРИЛЛ» и Кирово-Чепецким кирпичным заводом
Из чего сделан фасад дома-победителя «Золотого Трезини»?
Для реконструкции и нового строительства в исторической части Васильевского острова архитекторы бюро «Проксима» использовали кирпич Terca Stockholm концерна Wienerberger и фасадную плитку ZEITLOS от Stroeher. Материалы поставила компания «Славдом».
Delabie ставит на черный
Компания Delabie представляет линейку сантехнических изделий Black Spirit, выполненных в матовом черном покрытии. В нее вошли как раковины, смесители и унитазы, так и многочисленные аксессуары, позволяющие добиться эффекта total black.
Мода на плинфу
Коммерческий директор Кирово-Чепецкого кирпичного завода Данил Вараксин в рамках семинара «Городские кварталы» представил архитекторам российский кирпич ригельного формата
Строительный атом архитектуры
В рамках семинара «Городские кварталы» архитектор Роман Леонидов проследил историю кирпичного строительства от древнего Вавилона до наших дней.
Сейчас на главной
Стихия воды
Ванная на 84 этаже, купание под звездами, заплыв к Финскому заливу и спуск к горному источнику – в нашей подборке спа-комплексов.
Искусство в аэропорту
Бюро OMA разработало выставочный дизайн для 1-й Биеннале исламских искусств: экспозиция размещена в знаменитом Терминале хаджа в аэропорту Джидды.
Кожа вокзала
Продолжая собирать подписи за сохранение подлинной архитектуры вокзала города Владимира (1969–1975), рассматриваем его более внимательно: разбираемся, что в нем ценного и почему его надо сохранить и отреставрировать с обновлением, а не одевать в вентфасады. Обнаружилось достаточно много тонкостей и нюансов – если здание бережно очистить, оно само сможет стать туристической достопримечательностью и позитивным примером сохранения наследия авторской архитектуры модернизма.
«Новая Эллада»
Публикуем рецензию на вышедшую в этом январе книгу Андрея Карагодина «Новая Эллада. Два века архитектурной утопии на южном берегу Крыма».
Архитектор как граффити
В Нижнем Новгороде провели конкурс и реализовали победивший проект граффити в честь Александра Харитонова. Оно разместилось на улице архитектора, в арке между первой и второй очередью банка Гарантия. Илья Сакович – о конкурсе, граффити, Александре Харитонове.
Фанера над Парижем
Небольшой корпус социального жилья, построенный бюро Mobile Architectural Office в 10-м округе Парижа, выполнен из панелей клеёной древесины. Проект получился недорогим, экологичным и был реализован в кратчайшие сроки.
Зал торжеств
Недостроенный кинотеатр при санатории «Русь» в Геленджике архитекторы Fox Group Interiors превратили в конгресс-холл, где можно проводить мероприятия разной степени торжественности: от свадеб до бизнес-завраков и детских праздников.
Кристалл квартала
Типология и пластика крупных жилых комплексов не стоит на месте, и в створе общеизвестных решений можно найти свои нюансы. Комплекс Sky Garden объединяет две известные темы, «набирая» гигантский квартал из тонких и высоких башен, выстроенных по периметру крупного двора, в котором «растворен» перекресток двух пешеходных бульваров.
Градсовет Петербурга 25.01.2023
Для Пироговской набережной «Студия 44» предложила белоснежный дом с тремя ризалитами и каскадом террас. Эксперты разбирались, что в проекте перевешивает: вид на воду или критическая близость к шестиполосной магистрали.
Парк железнодорожников
После реконструкции районный парк Уфы получил больше площадок и сценариев отдыха, в их числе – терапевтический сад для людей с ограниченными возможностями и смотровая площадка. Дизайн малых архитектурных форм отсылает к железнодорожной станции Дёма.
Умер Балкришна Доши
В возрасте 95 лет скончался индийский архитектор Балкришна Доши, лауреат Притцкеровской премии, сотрудник Ле Корбюзье и Луиса Кана.
Ландшафтная мимикрия
Массимо Альвизи и Дзюнко Киримото реконструировали виллу на севере Италии. Их минималистичный средовой проект одновременно традиционен и современен, став при этом неотъемлемой частью пейзажа.
Искусство чтения
«Хора» продолжает «библиотечную» серию: по проекту бюро пространство антресольного этажа Западного крыла Новой Третьяковки преобразовалось в книжную гостиную. Сюда можно прийти почитать или поработать без билета или абонемента.
«Звездное облако»
В Чэнду строится музей научной фантастики по проекту Zaha Hadid Architects: проектирование началось в 2022, а уже летом 2023-го он примет церемонию вручения международной премии Hugo – самой важной в области фантастики и фэнтези.
Солнце, воздух и вода
По проекту ПИ «АРЕНА» завершилось строительство «Солнечного» – нового и самого большого лагеря в составе «Артека». Он был задуман еще в советские годы, но не был реализован. Современный вариант удивляет сложными инженерными решениями, которые сочетаются с ясной структурой: вместе они порождают пространства сродни эшеровским.
Ар-деко на границе с Космосом
Конкурсный проект Степана Липгарта – клубный дом сдержанно-классицистической стилистики для участка в близком соседстве со зданием Музея космонавтики в Калуге – откликается и на контекст, и на поставленную заказчиком задачу. Он в меру респектабален, в меру подвижен и прозрачен, и даже немного вкапывается в землю, чтобы соблюсти строгие высотные ограничения, не теряя пропорций и масштаба.
Природные оттенки
Кровля и фасады виллы на побережье Нидерландов по проекту Mecanoo полностью облицованы глазурованной плиткой голубых, серых и зеленых оттенков.
Выбрать курс
В Ульяновске завершился конкурс на развитие бывшей территории Суворовского военного училища. В финал вышли три консорциума, сформированные из местных организаций и столичных бюро: Asadov, ТПО ПРАЙД и TOBE architects. Показываем все три предложения.
Сопка за стеной
Мастер-план микрорайона в Южно-Сахалинске, разработанный Институтом генплана Москвы при участии Kengo Kuma & Associates, основан на сложностях и преимуществах рельефа предгорья: дома располагаются каскадами, а многоуровневое благоустройство пронизывает все кварталы и соединяется с лесными тропами.
Сохранить модернистское здание вокзала города Владимира!
Открываем сбор подписей под открытым письмом директора Музея архитектуры Елизаветы Лихачевой и архитектора Сергея Чобана в защиту модернистского здания вокзала города Владимира, которому сейчас угрожает реконструкция с обезличиванием, и всех памятников модернизма в целом – авторы призывают поставить их на охрану как федеральные ОКН. Поддерживаем инициативу, эти здания, действительно, давно пора поставить на охрану.
На лучезарном острове
Wyndham Clubhouse, построенный по проекту вьетнамского бюро MIA Design Studio на курортном острове Фукуок, мыслился как гигантский уютный светильник с узорчатыми кирпичными стенами в качестве абажура.
Лоу-тек для музея
Бюро gmp выиграло конкурс на проект реконструкции и расширения гипсоформовочной мастерской Государственных музеев Берлина – крупнейшей в мире. Слепки скульптур производятся здесь уже более 200 лет.
День и ночь в лесу
Гастробар в Калининграде, в оформлении которого архитекторы Line Design использовали настоящие природые объекты: стволы и ветви сосен, залитые в эпоксидную смолу папоротники, песок Балтийского моря и ковер из мха.
Белое внутри
Обновленный по проекту бюро ГОРА интерьер филармонии имени Ростроповича в Кремле Нижнего Новгорода – белый и текучий, – по словам архитекторов, как мелодия. Он действительно стал ощутимо свежее и современнее, проявил и усилил достоинства, заложенные при реконструкции 1960-х, добавив современной цельности, пластичности и медитативности.