Красный динозавр

Миланский комплекс на 444 квартиры «Монте Амиата» по проекту Карло Аймонино и Альдо Росси, задуманный в конце 1960-х как прогрессивное социальное жилье, но ставший домом для среднего класса – в фотографиях Василия Бабурова.

mainImg
Усилившаяся после Второй мировой войны урбанизация сильней всего ощущалась на индустриально развитом севере Италии: в Милан и другие крупные города массово переезжали как жители окрестных деревень, так и мигранты с юга страны. Чтобы расселять не обладавших особыми накоплениями «новых горожан», на бывших сельскохозяйственных угодьях вдали от центра создавалась жилая застройка по принципу городов-спутников. Так, в середине 1950-х Пьеро Боттони разработал планировку района Галларатезе примерно в семи километрах от исторического ядра Милана. План реализовали в два этапа, и «Галларатезе II» занялись в 1964. В отведенных ему границах располагался частный участок в 12 гектаров, приобретенный еще в 1944 как аграрный ресурс компанией «Монте Амиата». В ходе переговоров с городскими властями было решено, что компания выступит на своей земле как застройщик социального жилья, которое планировалось в Галларатезе муниципалитетом.
 
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Изображения © TerraMetrics, 2018. Картографические данные © Google, 2018

В 1967 «Монте Амиата» поручила разработку проекта бюро AYDE во главе с Карло Аймонино, который в 1969 пригласил к сотрудничеству Альдо Росси, своего коллегу по венецианскому архитектурному институту IUAV. Задачей было создать комплекс на две с половиной тысячи человек. К тому моменту вокруг по разреженному модернистскому плану были построены или строились жилые башни и пластины. Архитекторы выбрали кардинально другой подход: их здания и пространства между ними были сложны и многообразны. Точнее, такой подход выбрал Аймонино, а Росси сравнил свой корпус с клинком, прорезающим чащу. Ему принадлежит и более причудливое сравнение: «Этот красный динозавр с жестким и длинным белым хвостом теперь ужасно возвышается над равниной». Динозавр – это постройки Аймонино, его хвост – дом Росси.
 
Комплекс «Монте Амиата». Изображение с сайта www.urbanistica.unipr.it
Комплекс «Монте Амиата». Изображение с сайта www.urbanistica.unipr.it
Комплекс «Монте Амиата». Изображение с сайта www.urbanistica.unipr.it
Комплекс «Монте Амиата». План нижних уровней. Изображение с сайта www.urbanistica.unipr.it
Комплекс «Монте Амиата». План верхних уровней. Изображение с сайта www.urbanistica.unipr.it

Карло Аймонино возвел в «Монте Амиато» (комплекс получил название по своему застройщику) четыре корпуса, он же отвечал за их расположение и за структуру общественных пространств. Три 150-метровых в длину жилых здания расходятся от открытого амфитеатра, также играющего роль «вестибюля»: они как будто подцеплены к нему по принципу шарнира. Между ними образованы две треугольные площади. Еще один корпус, всего на 13 квартир, отходит от центрального как мост. Все эти сооружения и общественные пространства окрашены в сдержанный красный тон, отсылающий в том числе к кирпичу рынка Траяна в Риме, одного из источников вдохновения для архитекторов. Немалое влияние оказала и марсельская жилая единица» Ле Корбюзье, от нее Аймонино взял, к примеру, схему расположения двухъярусных квартир. Его корпуса отличает очень большое разнообразие размеров и планировок жилья – от совсем маленьких квартир для одиноких до упомянутых дуплексов и квартир с патио, от однокомнатных до пятикомнатных жилищ. Также здания разнообразны формально: объемы из стеклоблоков сочетаются с цилиндрами узлов вертикальной циркуляции, галереями, ажурными оградами балконов. Цвет фасадов дополняют ярко-красные оконные рамы, желтые «транзитные» компоненты, использована керамическая плитка – и так далее.
 
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров

Альдо Росси, напротив, спроектировал формально редуцированное сооружение: его белый корпус длиной более 180 метров поднят над землей с помощью галереи из опор-пластин, отсылающей и к миланским доходным домам, включая постройки межвоенного периода, и к монастырю Ла-Туретт. Здесь гораздо меньше разнообразия и в планировках квартир, что позволило некоторым исследователям предполагать, что архитектор вытесняет обитателей из неудобных жилищ в общественные пространства «Монте Амиата». Критика вырастает также из сравнения дома для живых с домом для мертвых – некрополем, которое на разных уровнях справедливо для творчества Росси.
 
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров

Обширные и разнообразные общественные пространства должны были сочетаться, как в настоящем городе, с коммерческой активностью: на первых этажах жилых корпусов были запланированы магазины и офисы, но большинство этих помещений так и осталось пустым, в том числе из-за перемен в судьбе «Монте Амиата».
 
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров

Аймонино и Росси придерживались «левых» убеждений, поэтому в их представлении жилье для народа должно было стать насыщенной, разнообразной, качественной городской средой. Проект комплекса резко отличается от окружающей типовой застройки, так как содержит в себе критику «бюджетного» подхода миланских властей и фонда жилищного строительства Gescal (наследника INA-Casa), а также модернизма в версии CIAM. Однако намерения архитекторов, как часто бывает, вошли в противоречие с социально-экономической реальностью. После завершения строительства в 1972 компания «Монте Амиата» попыталась продать комплекс муниципалитету, переговоры о конкретной форме реализации квартир затянулись, а в 1974 к обычным проблемам новых районов – неразвитой инфраструктуре, слабой транспортной системе при удаленности от центра и т.д. – добавился получивший широкую огласку эпизод «оккупации» пустующих корпусов студентами и рабочими коммунистических взглядов. Их удалили с помощью полиции, и в том же году «Монте Амиата» все же стали заселять (не без труда: спрос оставался невелик), однако он превратился из социального в обычное жилье, был обнесен оградой и стал, по сути, противоположностью замыслу своих создателей.
 
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров

С течением десятилетий в Галларатезе появились необходимые торговые и общественные учреждения, туда провели метро, новый толчок развития может дать близость территории Экспо-2015. «Монте Амиата» сейчас более чем благополучен и ухожен, там живет порядка 1500 человек; в городской газете, к примеру, сообщается об открытии там силами домкома библиотеки «для своих», а повышенный интерес к его зданиям любителей архитектуры со всего мира сдерживается ради удобства жильцов разного рода ограничительными мерами.
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпуса Карло Аймонино. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Корпус Альдо Росси. Фото © Василий Бабуров
Комплекс «Монте Амиата». Планы квартир в корпусах Карло Аймонино. Изображение с сайта www.urbanistica.unipr.it
Комплекс «Монте Амиата». План квартиры в корпусе Альдо Росси. Изображение с сайта www.urbanistica.unipr.it
zooming
Комплекс «Монте Амиата». Изображение с сайта www.urbanistica.unipr.it
zooming
Комплекс «Монте Амиата». Изображение с сайта www.urbanistica.unipr.it

26 Июля 2018

Василий  Бабуров Нина Фролова

Авторы текста:

Василий Бабуров, Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Технологии и материалы
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Сейчас на главной
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.
Галька на берегу
Проект аэропорта в Геленджике от АБ «Цимайло, Ляшенко и Партнеры» стал единственным российским победителем премии Architizer A+Awards 2021 года.
Стратегия преображения
Публикуем 8 проектов реконструкции построек послевоенного модернизма, реализованных за последние 15 лет Tchoban Voss Architekten и показанных в галерее AEDES на недавней выставке Re-Use. Попутно размышляя о продемонстрированных подходах к сохранению того, что закон сохранять не требует.