Петербургский коллаж

Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.

Алёна Кузнецова

Беседовала:
Алёна Кузнецова

22 Ноября 2019
mainImg
В центре дизайна ArtPlay Spb проходит петербургское продолжение выставки «Российская архитектура. Новейшая эра» – масштабной попытки осмыслить то, что происходило в отечественном зодчестве за последние 30 лет. Основной проект инициировали архитекторы Андрей и Никита Асадовы и критики Елена Петухова и Юлия Шишалова – о нем мы рассказывали, а также публиковали некоторые подробности организации и сбора информации. Петербургскую версию подготовил к открытию VIII Культурного форума главный редактор журнала «Проект Балтия» Владимир Фролов.

Локальная экспозиция называется «Пространство и контекст». Общая «река времени» – труд московских коллег – с основными событиями, людьми и постройками подводит ко входу в выставочный зал, где ее дополняет петербургский «приток»: стенды с коллажами зданий и проектов, а также важными, по мнению куратора, вехами и трендами. Большую часть экспозиции составляют всё же макеты, но градус серьезности снижен интересной подачей и инсталляциями от молодых архитекторов. Именно около них хочется задержаться: поиграть в ассоциации, потрясти снежный шар, заснять на видео, как вращается триумфальная арка. Несерьезно? Наверное. Но в последнее время хочется разглядеть в архитекторе, утомленном борьбой с нормами и общественниками, немного лирики.
  • zooming
    1 / 10
    Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра. Петербургская версия» в центре ArtPlay
    Фотография предоставлена редакцией журнала «Проект Балтия» © Алиса Гиль
  • zooming
    2 / 10
    Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра. Петербургская версия» в центре ArtPlay
    Фотография предоставлена редакцией журнала «Проект Балтия» © Алиса Гиль
  • zooming
    3 / 10
    Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра. Петербургская версия» в центре ArtPlay
    Фотография предоставлена редакцией журнала «Проект Балтия» © Алиса Гиль
  • zooming
    4 / 10
    Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра. Петербургская версия» в центре ArtPlay
    Фотография предоставлена редакцией журнала «Проект Балтия» © Алиса Гиль
  • zooming
    5 / 10
    Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра. Петербургская версия» в центре ArtPlay
    Фотография предоставлена редакцией журнала «Проект Балтия» © Алиса Гиль
  • zooming
    6 / 10
    Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра. Петербургская версия» в центре ArtPlay
    Фотография предоставлена редакцией журнала «Проект Балтия» © Алиса Гиль
  • zooming
    7 / 10
    Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра. Петербургская версия» в центре ArtPlay
    Фотография Алены Кузнецовой
  • zooming
    8 / 10
    Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра. Петербургская версия» в центре ArtPlay
    Фотография предоставлена редакцией журнала «Проект Балтия» © Алиса Гиль
  • zooming
    9 / 10
    Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра. Петербургская версия» в центре ArtPlay
    Фотография Алены Кузнецовой
  • zooming
    10 / 10
    Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра. Петербургская версия» в центре ArtPlay
    Фотография Алены Кузнецовой

Есть у выставки еще пара измерений. В дальней части зала – кусочек библиотеки с настольными лампами, распечатками значимых статей критиков и журналистов, стеллажами и книгами. У входа – символ уплотнения и изменения панорам: стена из пеноблоков, за которыми, приложив усилия, можно разглядеть город. Бродить между экспонатами интересно, архитектурный образ новейшего Петербурга они действительно рисуют. Судя по откликам, каждому – свой. Слово куратору и участникам, которых мы попросили поделиться впечатлениями о выставке, рассказать о своем экспонате и значимых событиях или постройках последних лет.

Владимир Фролов
Главный редактор журнала «Проект Балтия», куратор выставки
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра. Петербургская версия» в центре ArtPlay
Фотография предоставлена редакцией журнала «Проект Балтия» © Алексей Боголепов

К участию в выставке были приглашены бюро, в чьем творчестве, на мой кураторский взгляд, есть объекты, соответствующие теме «Пространство и контекст». Важен не масштаб бюро, а скорее значимость для города, и в первую очередь, хотелось дать картину всей 30-летней истории. Конечно, любая выставка – это отбор, невозможно включить всех – получится выставка в советском отчетном формате. Скорее важна типология, значимые объекты, стилистическое разнообразие – и все это вместе дает адекватную и не ангажированную картину.

От московской выставки нас отличает тема – там была «Утопия», у нас «Пространство и контекст». Также мы добавили раздел «Библиотека», где можно познакомиться с важными критическими текстами об архитектуре, написанными за рассматриваемый период, начиная с Лихачева. Другой сегмент – про контекст: проект историка Андрея Ларионова и фотографа Алексея Боголепова «Строительство как разрушение». Наконец, мы сделали петербургский таймлайн – набросок истории архитектуры города на Неве за 30 лет, где больше внимания уделено стилистическим изменениям в архитектуре, чем в общероссийской выставке.

Работали в очень сжатые сроки узкой командой редакции журнала, назову здесь Евгения Лобанова и Данила Овчаренко, а также Викторию Радаеву, которая и превратила наши обсуждения в наглядный материал. Конечно, тут много недоработок, но мы стремились поймать «дух времени», а не дать какой-то объективный анализ. Сейчас мы раздумываем над созданием книги «Российская архитектура. Новейшая эра. Петербургская версия», в которой смогли бы превратить эскиз, сделанный для выставки, в более проработанное историческое полотно, с учетом большего числа экспертных мнений и свидетельств.

Наши вопросы к архитекторам – участникам выставки были вот такие: 
  1. Расскажите о вашем объекте, выбранном для выставки.
  2. Понравилась ли вам выставка, насколько полно она отражает локальный архитектурный процесс последнего тридцатилетия? 
  3. Ваш личный рейтинг: три самых значимых проекта/события последних 30 лет для петербургской архитектуры? 

Никита Явейн, «Студия-44»
Никита Явейн. Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра. Петербургская версия» в центре ArtPlay
Фотография предоставлена редакцией журнала «Проект Балтия» © Алексей Боголепов

1. 
На мой взгляд, Главный штаб – этапная вещь, знаковый объект и для Петербурга, и, думаю, для страны. Его знают и обсуждают. Здесь нам удалось выйти на другой масштаб пространства и на другой уровень работы с памятником. Памятник был для нас не обременением, а, если так можно сказать, бонусом и драйвером. Мы достаточно свободно работали со зданием, раскрыли его потенциал, и, должен сказать, не было серьезной конфронтации ни с городом, ни с градозащитниками. Проект встретил достаточно единодушное одобрение; конечно, критики есть всегда, но в отношении Главного штаба я почувствовал, что его приняли многие и достаточно искренне.
«Студия 44». Триумфальная лестница Главного штаба, Певческая лестница Главного штаба. Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра. Петербургская версия» в центре ArtPlay
Фотография предоставлена редакцией журнала «Проект Балтия» © Алиса Гиль

Нам удалось создать там разномасштабное общественное пространство, от уютно-выставочного в верхних этажах до «имперского» внизу. Огромное и значимое, как для города, так и для страны. Его все знают, там проходят форумы, оно постоянно работает как центр культурной, и не только культурной, но и, в целом, общественной жизни. 

2.
Скажу о выставке в целом. Период – разновекторный и выставка тоже разновекторная. Всё, что известно и лежало на поверхности, что было напечатано в журналах, показано пунктиром. Думаю, это жутко полезно и очень хорошо. Дает ли она образ или срез периода? Вряд ли, это не срез, а набор запомнившихся объектов. Срез был бы другим, он, во-первых, был бы похуже, а во-вторых, пожалуй, немного не хватает информации по регионам. Но в целом – интересно, вспоминаешь детство, журналы Проект Россия того времени и прочее. Я с удовольствием прошел по выставке. 

3.
О себе говорить нельзя, так что Главный штаб опустим. Думаю, если говорить в целом о явлениях для всей страны, то новый уровень качества задал Сергей Скуратов, но это Москва, архитектура luxury, думаю, нам в Петербурге такое не грозит, у нас таких заказчиков нет и вряд ли появятся... Мне запомнился ТЦ Цветной Юрия Григоряна, но скорее в проекте, в натуре он стал более мейнстримовским. Я бы также назвал павильон Левона Айрапетова на ЭКСПО 2010 года в Шанхае.

По Петербургу – у нас достаточно высокий средний уровень, но называть лучшие дома я бы не стал. Я знаю, что часто называют Юрия Земцова, и это правильно, поскольку он рано задал высокую планку качества. Наверное, Рейнберг-Шаров тоже могут попасть в такой список явлений, которые стоит отметить… Но я не хотел бы останавливаться на чем-то или ком-то одном.

А о Лахта-центре вы что думаете? 
Сомнительная вещь. Если смотреть, скажем, из Петергофа, то он сильнейшим образом сбивает масштаб всего Финского залива. Было «…и запируем на просторе»1, огромное пространство «окна в Европу», а стала «Маркизова лужа»2. Теперь выходишь – и начинаешь считать, сколько километров до башни, сопоставлять ее высоту с шириной Невы… Другие мысли теперь лезут в голову теперь при взгляде на панораму Финского залива. И между тем надо признать, что некое футуристическое пространство там создать удалось.
  • zooming
    1 / 4
    Архитектурная мастерская «Б2». Проект застройки намывной территории Васильевского острова «Морской фасад». Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра. Петербургская версия» в центре ArtPlay
    Фотография предоставлена редакцией журнала «Проект Балтия» © Алиса Гиль
  • zooming
    2 / 4
    Архитектурная группа ДНК. Проект реконструкции кровли для корпуса Б общественно- делового пространства «Севкабель Порт». Первая премия на конкурсе «Горизонт». Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра. Петербургская версия» в центре ArtPlay
    Фотография предоставлена редакцией журнала «Проект Балтия» © Алиса Гиль
  • zooming
    3 / 4
    Архитектурное бюро «АРХАТАКА». Проект реконструкции кровли для корпуса Б общественно-делового пространства «Севкабель Порт». Почетное упоминание жюри на конкурсе «Горизонт». Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра. Петербургская версия» в центре ArtPlay
    Фотография предоставлена редакцией журнала «Проект Балтия» © Алиса Гиль
  • zooming
    4 / 4
    Архитектурная мастерская Firsov House. Коттедж «Парус». Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра. Петербургская версия» в центре ArtPlay
    Фотография предоставлена редакцией журнала «Проект Балтия» © Алиса Гиль


Евгений Герасимов, «Евгений Герасимов и партнеры»
Евгений Герасимов. Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра. Петербургская версия» в центре ArtPlay
Фотография предоставлена редакцией журнала «Проект Балтия» © Алексей Боголепов

1. 
«Невская ратуша» – результат выигранного с Сергеем Чобаном в 2008 году международного конкурса. На сегодняшний день построена первая очередь комплекса, включая здание Администрации. Сейчас ведем работу над второй очередью, которая также будет реализована. Это, несомненно, знаковый для города объект, и важный для нас. Также на выставке есть наша инсталляция, посвященная жилому комплексу «Дом у моря». Это наш первый совместный с Сергеем Чобаном проект, законченный в 2008 году. Более того, это первый проект Сергея Чобана в России.
Архитектурная мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» и SPEECH. «Невская Ратуша», 2010. Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра. Петербургская версия» в центре ArtPlay
Фотография Алены Кузнецовой

2. 
На мой взгляд, выставка вполне отражает локальный архитектурный процесс последнего тридцатилетия. Три самых значимых проекта? Торговый центр Vanity opera от АМ «Рейнебрг и Шаров», Langenzipen Сергея Чобана и дом на Фонтанке АБ «Земцов, Кондиайн и партнеры».


Степан Липгарт, Liphart architects
Степан Липгарт. Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра. Петербургская версия» в центре ArtPlay
Фотография предоставлена редакцией журнала «Проект Балтия» © Алексей Боголепов

1.
На выставке мы показываем макет жилого дома на Васильевском острове, который в настоящее время строится. На фоне остальных участников проект отличается своей конкретностью, может быть, слегка нарочитой. Это не случайно: как правило, на подобных мероприятиях мы выставлялись с архитектурой бумажной, не предполагающей воплощения, здесь же было важно показать реальный объект, спроектированный для исторического центра. Мы заявляем наш дом не как решение экстраординарное, кричащее, яркое, но наоборот, насколько это возможно, корректное контексту, сдержанное, гармонизированное.
Архитектурное бюро Liphart Architects. ЖК «Маленькая Франция». Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра. Петербургская версия» в центре ArtPlay
Фотография предоставлена редакцией журнала «Проект Балтия» © Алиса Гиль

2. 
Выставка вмещает по сути материал немаленького альманаха по истории Российской архитектуры последних лет, и тут остается только восхититься объемам работ. Привлек внимание коллаж, созданный из фотографий проектов и построек, своим пестрым хаосом демонстрирующий то ли вольный поиск, то ли сумбур оставшейся в прошлом «Новой эры».

3. 
Главный вывод, к которому подводит выставка – последние десятилетия были для коллег крайне непростыми. Во многом нужно было заново учиться профессии, уходить от советской системы проектирования, от прошлых стереотипов мышления, мировоззрения, не теряя при этом себя, как в творческом, так и в нравственном плане. Прорывы в этом сложном «постленинградском» периоде не так уж часты, оттого особенно заметны. В первую очередь к таковым, мне кажется, стоит отнести реконструкцию Генерального штаба, авторства «Студии-44». Тщательная, продолжительная работа по переоборудованию исторического комплекса увенчалась, на мой взгляд, результатом мирового уровня, но выросшим на петербургской почве, уникальным, а не импортированным извне.

Безусловной удачей для города считаю жилой дом «Четыре Горизонта» на Свердловской набережной. Его цельный харизматичный образ, окрашенный абсолютно петербургским романтизмом являет, казалось бы, навсегда пропавшую в ХХ веке профессиональную уверенность: в приемах, пропорциях, силуэте, работе с материалом. Сопоставляешь этот дом с окружением, произросшем на невском берегу в последние годы, и охватывает смешанное чувство неловкости, недоумения.

И третий объект, навсегда изменивший ландшафт Петербурга, конечно, небоскреб «Лахта-Центра». Для меня это событие скорее со знаком минус: искажены важнейшие видовые раскрытия на ансамбли Биржи и Петропавловской крепости, попрана незыблемость «небесной линии», столь счастливо сохранявшейся весь XX век. Надеюсь, реализация башни станет не прецедентом, но предупреждением, свидетельством ложности глобалистского подхода к драгоценным пространствам Петербурга.


Сергей Мишин, Sergey Mishin studio 
Studio-MISHIN. Жилой дом на улице Бармалеева. Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра. Петербургская версия» в центре ArtPlay
Фотография предоставлена редакцией журнала «Проект Балтия» © Алиса Гиль

1.
Тема выставки – «Пространство и контекст», и наш проект про работу с контекстом. Этот домик встроен в типичную для Питера пространственную лакуну, сложно организованную пустоту между домами разных эпох. Мне показалась интересной эта задача – вписать несколько слов, фразу или реплику в городской текст так, чтобы и текстуальную связность не разрушить, и сохранить внятность своего высказывания.

2. 
Я, признаться, не вполне понял смысл самой выставки. Если она про макеты, то здесь не осмыслены жанры и смыслы этого инструмента. Бывают же концептуальные, поисковые, рабочие, презентационные, девелоперские, наконец, макеты. Здесь же все вперемешку. Все же выставка нуждается в аналитике, иначе это просто склад предметов. Именно потому она и отражает процессы последнего времени, они также неосмысленны, спонтанны и протекают вне аналитического поля, увы.

3. 
Возможно, я слишком критичен, но не вижу ни одного события, достойного внимания. Меня не тронуло ничего из того, что сделано за последнее тридцатилетие. Но кажется, что появились на горизонте люди мыслящие, достаточно образованные и способные к рефлексии. Несколько таких бюро я знаю и очень надеюсь, что они когда-нибудь вытеснят с арены мэтров, которые благополучно похоронили всякую архитектурную жизнь и мысль в нашем прекрасном городе.


Евгений Решетов, RHIZOME
RHIZOME. Павильон-гостиная в загородном отеле «Точка на карте». Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра. Петербургская версия» в центре ArtPlay
Фотография предоставлена редакцией журнала «Проект Балтия» © Алиса Гиль

1. 
Поскольку представление макета было необходимым условием участия, мы начали раздумывать, какой из реализованных проектов хотелось бы показать. Решили остановиться на павильоне Гостиной, как на небольшом, камерном проекте, в котором есть место деталям, которые могут быть проработаны в масштабной модели. Мы осознанно делали макет таким близким к реализации, с воспроизведением материала фасадов (вплоть до игры размеров обшивки фасада) и других деталей. Забавное наблюдение: наш проект оказался чуть ли не единственным, где присутствуют человеческие фигуры. Наверное, в этом есть что-то подсознательное: мы делаем архитектуру для людей, и она оживает при взаимодействии с человеком, наблюдателем или пользователем.

2. 
Выставка очень понравилась. На моей памяти, это первая посвященная архитектуре выставка в нашем городе с таким дизайном экспозиции, качественным светом, интересной подборкой участников. Планшеты с московской части экспозиции – может быть и суховато поданная, но чрезвычайно объемная работа, связывающей в единое полотно последние (или первые) 30 лет российской архитектуры.


Алина Черейская, SA Lab
Архитектурная лаборатория SA lab. Павильон Oh, new age. Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра. Петербургская версия» в центре ArtPlay
Фотография предоставлена редакцией журнала «Проект Балтия» © Алиса Гиль

1. 
Приглашая нас к участию в выставке, Владимир Фролов обозначил, что мы – представители новой волны архитектуры и должны «перекинуть мостик в будущее». Мы выбрали формат абстрактного павильона, который не является макетом существующего проекта, а формулирует принципы проектирования SA lab – адаптивность, технологичность и релевантность времени. Название павильона Oh, new age отсылает к названию выставки Arch new age.


2. 
Выставка затрагивает знаковые объекты, но не показывает весь срез архитектуры и развития города. Получилась камерная и очень важная для 2019 оглядка. Было бы здорово показать острые существующие процессы и наметить векторы их решения.
 
3.

Глобально – это выход российских архитекторов и проектов на мировой уровень, создание лифтов и платформ для молодых архитекторов, формирование общественных пространств.


Пётр Советников, KATARSIS Architects
Архитектурная мастерская KATARSIS Architects. «Вращающаяся триумфальная арка» (проект для конкурса «Мобильный обелиск»). Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра. Петербургская версия» в центре ArtPlay
Фотография предоставлена редакцией журнала «Проект Балтия» © Алиса Гиль

2. 
Впечатления от выставки хорошие – для петербургской архитектурной жизни это очень заметное и значимое событие. Сама идея проанализировать развитие отечественной архитектуры во времени, замечательна. Особенно интересна попытка выделить важнейшие тексты за выбранный период.
Огромным прогрессом кажется одновременное экспонирование работ «молодых» бюро и «взрослых» архитекторов, как, всё-таки, частей единого процесса.

Ну и конечно, макеты – это тот формат, в котором смотреть архитектуру по-настоящему интересно.

1. 
Про выбор объекта:
Антураж выставки напоминал мавзолей, древнюю гробницу. Отсутствие естественного света (музейный свет выхватывал из темноты зала экспонаты), грубые поверхности стен, ну и конечно, отличная идея куратора Владимира Фролова с постаментами из газобетонных блоков. Вообще, погребальная тема, тема прощания как-то присутствовала. Посетитель музея, в таком случае, оказывается в роли исследователя будущего. И вот, он видит тёмный зал, застывшие макеты древних ЖК и деловых кварталов, частных домов и высотных зданий некой цивилизации прошлого. И вдруг, в давящей тишине, он замечает живое движение в дальнем конце зала – маленький макет триумфальной арки неопределимого периода создания, медленно, но неотвратимо и гордо вращается вокруг свой оси. Вот такую картину мы себе представляли.

В общем, нам кажется, что наша работа в каком-то смысле даёт ответ на вопрос «куда движется российская архитектура?», да и архитектура в целом.
 
Илья Спиридонов, Хвоя
 
Архитектурное бюро «ХВОЯ». «Первый Снег». Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра. Петербургская версия» в центре ArtPlay
Фотография предоставлена редакцией журнала «Проект Балтия» © Алиса Гиль
1.
Из наших реализованных объектов именно Дом у моря лучше всего влезает в шар, куда можно насыпать блесток. 
2.
Мы всегда рады участвовать в выставках, которые устраивает Владимир Фролов, он большой молодец, двигает светскую архитектурную жизнь, за это ему отдельный поклон. 
3.
Самый значимый проект – реконструкция Главного штаба.

Выставка продлится до 28 ноября (ближайшего четверга).
Архитектурная лаборатория SA lab. Павильон Oh, new age. Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра. Петербургская версия» в центре ArtPlay
Фотография Алены Кузнецовой

22 Ноября 2019

Алёна Кузнецова

Беседовала:

Алёна Кузнецова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Один памятник вместо другого
Новый зал Мойнихана по проекту SOM для Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке призван заменить общественные пространства снесенного в 1965 его исторического здания.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Новейшая эра
В июне в Музее архитектуры презентована книга-исследование, посвященная ближайшим тридцати годам развития российской архитектуры. Публикуем фрагмент книги.
Свет в окошке: попытка хронологии
Выставка «Российская архитектура 1989 – 2019. Новейшая эра» охватывает тридцать постсоветских лет, демонстрируя как общую хронологию, так и выбор экспертов – вещи, претендующие на статус лучших. Можно идти, изучать, учить даты и ахать над забытыми фактами.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.