Свет в окошке: попытка хронологии

Выставка «Российская архитектура 1989 – 2019. Новейшая эра» охватывает тридцать постсоветских лет, демонстрируя как общую хронологию, так и выбор экспертов – вещи, претендующие на статус лучших. Можно идти, изучать, учить даты и ахать над забытыми фактами.

mainImg
Попытка подвести итог свободного периода русской архитектуры, эпохи частных архитектурных бюро, которая наступила в конце СССР в 1989 году и продолжается по сей день, – большое событие. Открылся сайт, к середине июня планируется книга. За условную точку отсчета принят 1989 год – момент создания первых ПТАМ, первых частных архитектурных мастерских при московском союзе архитекторов.

Инициаторы и кураторы выставки – братья Андрей и Никита Асадовы. «Я подумал: в этом году нашей мастерской исполняется 30 лет, существенная дата, надо бы как-то это отметить, суммировать все и обобщить. Но невозможно сделать это без взгляда на процесс в целом. Поэтому мне особенно нравится, что в хронологической части нам удалось сопоставить архитектурные события с политическими в России и в мире. Кроме того, это не только выставка, а прежде всего исследование», – подчеркивает Андрей Асадов. И надо заметить, впервые руководителю архитектурной мастерской, одной из ведущих, пришло в голову отметить не свой юбилей, а всех вообще. Это примечательно.

Исследование: подбор проектов и сюжетов, а затем опрос трехсот экспертов, людей по всей стране, так или иначе связанных с процессом становления современной российской архитектуры, – провели Юлия Шишалова и Елена Петухова. Они же записали несколько десятков видеоинтервью, которые можно увидеть на первом и третьем этажах Флигеля-Руины в виде «говорящих голов».
Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
Фотография: Архи.ру
Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
Фотография: Архи.ру

На открытии во дворе Музея архитектуры присутствовал весь архитектурный бомонд, кроме тех, кто не смог приехать из других городов. Директор музея Елизавета Лихачева говорила о долге искусствоведа подводить итоги. Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов возразил ей в том смысле, что всё только начинается, и российская архитектура сейчас лучше представлена на международных фестивалях (вспоминается WAF) и начала побеждать в международных соревнованиях (как тут не вспомнить парк «Зарядье»). Александр Кузьмин, бывший главным архитектором Москвы в 1996-2010, прочел шуточное стихотворение о непростых отношениях со строительным комплексом и его начальством. Андрей Боков, экс-президент Союза архитекторов России, сейчас глава МААМ, вспомнил 1989 год, когда Борис Ельцин, тогда еще не президент, собрал молодых архитекторов и дал зеленый свет так называемым кооперативам, которые позже превратились в частные архбюро.

Итак, на первом этаже представлена «река времени» – ее пока смонтировали не до конца, но на днях обещают доделать. Хронология начинается с боковского Музея Маяковского, который действительно стал в 1987 году бомбой – первым произведением стиля деконструкции в России, тогда еще СССР. И дальше все яркие моменты российской архитектурной летописи: банк «Гарантия» Александра Харитонова и Евгения Пестова в Нижнем, Московский Международный банк Александра Скокана, здание на Новинском бульваре Дмитрия Бархина и на Страстном бульваре Николая Лызлова, Помпейский дом Михаила Белова, и так далее. Помимо построек и архитекторов отмечены критики, журналы, сайты, телепередачи, премии. Всё с комментариями – текстовые цитаты видеоинтервью фигурируют в timeline.
  • zooming
    1 / 5
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 5
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 5
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 5
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    5 / 5
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру

Сопоставление с общественно-политическими событиями, среди которых старт iPhone и расстрел студентов на площади Тяньаньмэнь, колебания курса рубля к доллару и прочее даны мелковатой фиолетовой строкой, но если в нее всмотреться, становится и впрямь очень интересно. Что-то поражает: к примеру видим, что в один год основан Google и тело Николая II перенесено в Петропавловский собор (1998, заодно и год дефолта). Пожар Останкинской башни и гибель подлодки «Курск» совпадают с началом опытов по клонированию человека (2000, заодно и год начала правления нынешнего президента РФ). В наше время параллельная хронология, конечно, не сюрприз, ее можно найти в том самом Гугле, но сопоставлять события – дело увлекательное, так вот ходишь и ахаешь, неужели «Поколение П» Пелевина вышло в 1999 году? Казалось, что раньше... А нет, раньше это был Фаулз... Ну и так далее. То же самое и с постройками – со временем наши субъективные представления о хронологии смещаются, что-то, кажется, было очень давно, а что-то недавно. Выставка восстанавливает справедливость и заставляет взглянуть на очень знакомое иначе, как на цепочку фактов.

Двадцать семь построек, показанных на втором этаже – crème de la crème всех тридцати лет, отобранные, как уже было сказано, в результате голосования трехсот опрошенных. Те, кто набрал 80-100 голосов, попали в самые главные. Кстати, на хронологической ленте статусы тоже отражены – размером и количеством картинок, что честно и дотошно изложено в ее начале. Что провоцирует поиск несоответствий: банк «Гарантия» в Нижнем Новгороде Александра Харионова и Евгения Пестова показан вроде бы крупной картинкой, а наверху его нету. Несоответствий не так уж много, а работа проведена большая, можно их и не замечать. Но то, что нижегородская школа наверху, среди небожителей, не представлена, жалко.

Все «небожители» представлены инсталляциями, которые образуют на втором этаже «сад скульптур», между которыми можно бродить, наслаждаясь разнообразием подачи и очевидным талантом авторов. Выше, с третьего этажа свисают ленты-«хоругви» с информацией об избранных проектах. Пониже, ближе к глазам наблюдателя – названия, даты и авторы, над ними картинки, кверху они укрупняются, где-то превращаясь во фрагменты – как будто бы растворяются в пространстве-времени, уходят в небеса. Отчего с балкона третьего этажа мы видим нарезку лент, обрывки самого лучшего по версии данной выборки. Так что наверху – этакий рай для архитектурных произведений. Внизу вся хронология и максимум материала (обещано, что в книге, которая будет издана к концу выставки, теперь все чаще так делают, будет все это или еще больше). Выше – отобранные проекты, представленные пластической материализацией их главных идей, еще выше – их фрагментированные «души».
  • zooming
    1 / 6
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 6
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 6
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 6
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    5 / 6
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    6 / 6
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру

Иных уж нет – «Павильон водочных церемоний» Александра Бродского на Клязьме разобран, впрочем, недавно его воспроизвели «далече», на выставке в Цюрихе. А есть и совсем свежие – усадьба Клаугу Муйжа Тотана Кузембаева, недавний лауреат «Золотого сечения» – в виде похожей на осьминога деревянной модели с хвостами ржавой арматуры, обозначающей, по-видимому, «корни» любого проекта. Дополненной очками VR-реальности, надев которые, погружаешься в процесс созидания дома и полета его частей в пространстве. Объекты Бродского и Кузембаева оказываются на двух полюсах хронологии, две работы «бумажных» архитекторов, одна вилла в Латвии, она как будто показывает всем этакую «козу» из красивого полированного дерева, другой – как фонарь, который «во тьме светит, и тьма не объяла его (Ин. 1:5)». Рядом крест из окон гаража Николая Лызлова, которому смотрители выключают лампочку, потому что она светит в глаза входящим. Но можно подойти и включить. Вместе получается довольно метафизично. Учитывая привычку воспринимать хорошую архитектуру как свет в окошке – довольно точно.
  • zooming
    1 / 12
    Александр Бродский. Павильон водочных церемоний. 2008. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 12
    Александр Бродский. Павильон водочных церемоний. 2008. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 12
    Александр Бродский. Павильон водочных церемоний. 2008. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 12
    Александр Бродский. Павильон водочных церемоний. 2008. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    5 / 12
    Александр Бродский. Павильон водочных церемоний. 2008. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    6 / 12
    Александр Бродский. Павильон водочных церемоний. 2008. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    7 / 12
    Тотан Кузембаев. Усадьба Клаугис. 2018. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    8 / 12
    Тотан Кузембаев. Усадьба Клаугис. 2018. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    9 / 12
    Тотан Кузембаев. Усадьба Клаугис. 2018. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    10 / 12
    Тотан Кузембаев. Усадьба Клаугис. 2018. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    11 / 12
    Николай Лызлов. Гараж на 9 Парковой улице. 2001-2004. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    12 / 12
    Николай Лызлов. Гараж на 9 Парковой улице. 2001-2004. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру

Несложно заметить, что девяностым в числе 27 избранных построек досталось всего три «места»: музей Маяковского, технически более ранний, 1987-1988, и неизбежный как стартовая точка; здание Инфобанка Алексея Бавыкина 1996-1997 и дом, построенный Владимиром Плоткиным в проезде Загорского 1998-1999. Вещи достойные, дом в проезде Загорского так и вообще едва ли единственный в истории наших тридцати лет пример типологического эксперимента в области жилья. Но – это девятая (!) часть общего объема. То ли и впрямь нечего показать? То ли эксперты, осознанно или нет, но отталкиваются от девяностых как «лихих» или уже устаревших. Не зря ли?
  • zooming
    1 / 3
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 3
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 3
    Алексей Бавыкин. Здание Инфобанка, 1 очередь, 1996-1997. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру

Если рассматривать количество зданий-фаворитов за два следующих десятилетия: 2009-2019, то получится в среднем по одному в год, с одним всплеском, который приходится примерно на вторую половину 2000-х, перед кризисом и сразу после него, учитывая проекты «заснувшие» и затем доделанные. Иными словами, наша архитектура периода свободной производит – если считать очень грубо – одно заметное здание в год. Из них не в Москве меньше трети, если считать не-Москвой Никола-Ленивец и Барвиху, что не вполне так. Не-московских архитекторов три: Никита Явейн и Евгений Герасимов представляют Петербург, а Дэвид Аджайе выступает в роли европейского варяга, одного из первых, кто построил заметное здание. Если считать жанры и типологию, то 8 музеев, 4 жилых комплекса, 3 офисных, 2 моста, если считать шутливый полумост, 2 учебных заведения, одно школа Сколково, другое интернат в Кожухово, 1 театр (в Барвихе), 1 больница, 1 станция метро, 1 гараж. Шесть реконструкций, если считать музей Маяковского. Музейная типология и тема реконструкции в экспертных приоритетах лидируют, что, в общем-то, понятно. И ни одного парка нет, вот что.

На выставке тридцать лет никак не поделены на периоды, создавая ощущение сплошного потока, а на сайте деление есть – на три ровные части, по 10 лет. Историки не любят дробление хронологии по десятилетиям из-за его условности, предпочитая хронологию по правлениям, обусловленную реальными историческими событиями, но с данном случае получилось, пожалуй, скорее правильно: первая часть это Ельцин до Лужкова и с Лужковым, вторая Лужков с Путиным (даже удивительно, как долго), третья Путин без Лужкова. Получилось ровно по десять лет, тут исторические закономерности сыграли на руку.

Разумеется очевидно, что реалии до некоторой степени «подогнаны» под выставку исходя из ограничений пространства и нежелания показывать среди избранных сразу несколько работ одного архитектора или бюро, что было бы несправедливо по отношению к остальным. Надо учитывать и эмоциональную составляющую голосования экспертов, вовлеченных в процесс, хотя предел статистики – 100 опрошенных, – в данном случае пройден с неплохим отрывом.

Итак, погружаясь в эмоциональную часть выставки видим, что прием авторских инсталляций, пожалуй, по-прежнему лучший, его наше сообщество осваивает уже лет 20, упорно, хотя и не вполне успешно, пытаясь расстаться с традиционным представлением работ в виде планшетов. К слову сказать нечто подобное произвел куратор Илья Мукосей на завершившейся вчера Арх Москве: заменил планшеты инсталляциями. Как там, так и здесь кто-то показал красивый макет, кто-то предложил более обобщенную скульптуру, в массой переходных вариантов. Евгений Асс, представляя свою реконструкцию нижегородского Арсенала, ограничился красной точкой на полу и лентой с графитовой тенью кирпича на стене. Мы когда-то таким карандашным методом снимали с кирпичей отпечатки клейм.
  • zooming
    1 / 2
    Евгений Асс. Реконструкция Арсенала в Нижнем Новгороде. 2015. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 2
    Евгений Асс. Реконструкция Арсенала в Нижнем Новгороде. 2015; Тотан Кузембаев, усадьба Клаугис. 2018. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру

Один из модных современных способов показать основную мысль здания – подчеркнуть его характерную черту, желательно орнаментальный мотив, как, например, кружочки: Ельцин центр и станция метро «Солнцево» таким образом перекликаются между собой, будучи еще и рядом.
  • zooming
    1 / 3
    Станция метро «Солнцево». Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 3
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 3
    Борис Бернаскони. Президентский центр им. Бориса Ельцина. 2011-2015. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру

Вариант, напротив, скорее традиционный – показать макет. Сергей Скуратов выставил фрагмент «Садовых кварталов» в хорошей и крупной 3D-печати. Что позволяет разглядеть и детали, кирпичи, и многоярусную структуру стилобата.
  • zooming
    1 / 7
    Сергей Скуратов. ЖК Садовые кварталы. 2015. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 7
    Сергей Скуратов. ЖК Садовые кварталы. 2015. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 7
    Сергей Скуратов. ЖК Садовые кварталы. 2015. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 7
    Сергей Скуратов. ЖК Садовые кварталы. 2015. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    5 / 7
    Сергей Скуратов. ЖК Садовые кварталы. 2015. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    6 / 7
    Сергей Скуратов. ЖК Садовые кварталы. 2015. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    7 / 7
    Сергей Скуратов. ЖК Садовые кварталы. 2015. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру

Живописный мост на макете украшает преломляющий свет хрусталик, обозначающий ресторан, которого первоначально в проекте не было, который был подвешен в арке по воле мэра Юрия Лужкова и оказался, кажется, довольно неэффективным.
  • zooming
    1 / 3
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 3
    Живописный мост. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 3
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру

Можно превратить макет в скульптуру разной степени абстрактности. Отличная инсталляция-зеркало получилась у «Остоженки» из «Пингвина», она работает на интерьер, отчасти берет на себя функцию кривого зеркала, что, если вдуматься, довольно интересно. С исподней, вогнутой стороны зеркала – несколько льдин и один пингвин, его обязательно надо заметить. Все целиком зеркало «Пингвина» можно поначалу вообще пройти мимо, хотя на пространство оно влияет довольно существенно, изгибая его на глазах посетителя.
  • zooming
    1 / 5
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 5
    Дом «Пингвин», административное здание на 1-й Брестской улице. АБ «Остоженка». 2004. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 5
    Дом «Пингвин», административное здание на 1-й Брестской улице. АБ «Остоженка». 2004. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 5
    Дом «Пингвин», административное здание на 1-й Брестской улице. АБ «Остоженка». 2004. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    5 / 5
    Дом «Пингвин», административное здание на 1-й Брестской улице. АБ «Остоженка». 2004. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру

Скульптурами представлены эстетский музей коньяка в Черняховске TOTEMENT / PAPER, Клаугу Муйжа Тотана Кузембаева, Novatek от SPEECH, одно из ранних реализованных офисных зданий этого бюро. Отдельная тема – скульптуры из ржавого металла, одна – у театра Юрия Григоряна, другая, к сожалению менее выразительная, представляет музей «Куликово поле». Временами степень обобщения усиливается, как в трубах цеха «Высота 239», которые перекликаются с красной точкой Евгения Асса до такой степени, что поначалу даже и неясно, кто здесь кто.
  • zooming
    1 / 10
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 10
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 10
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 10
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    5 / 10
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    6 / 10
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    7 / 10
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    8 / 10
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    9 / 10
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    10 / 10
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру

Технически продвинутый путь – начинить скульптуру-макет электроникой. Максимальной цифровизации достигли ABD architects: они поместили в свой объект стеклянную призму с объемной проекцией, а в кармашке рядом деревянные мини-конструкторы, которые можно унести с собой, и еще рядом экран с презентацией проекта. Таким же образом, встроенным экраном в двух «змеиных головах» показан Дом у моря. Фрагмент проекта реконструкции Генерального штаба «Студии 44» снабжен вереницей кнопок, которые запускают в движение механизм и подсветку: они того же цвета, что и постамент и выглядят технически, так что не забудьте нажать, без автоматики качественный деревянный макет «Студии 44» выглядит вещью в себе.
  • zooming
    1 / 11
    Студия 44, Никита Явейн. Музейный комплекс Эрмитажа в восточном крыле Главного штаба. 2014. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 11
    Студия 44, Никита Явейн. Музейный комплекс Эрмитажа в восточном крыле Главного штаба. 2014. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 11
    Студия 44, Никита Явейн. Музейный комплекс Эрмитажа в восточном крыле Главного штаба. 2014. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 11
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эраБизнес-центр «Белая площадь», ABD architects, 2009. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    5 / 11
    Бизнес-центр «Белая площадь», ABD architects, 2009. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    6 / 11
    Бизнес-центр «Белая площадь», ABD architects, 2009. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    7 / 11
    Бизнес-центр «Белая площадь», ABD architects, 2009. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    8 / 11
    Бизнес-центр «Белая площадь», ABD architects, 2009. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    9 / 11
    Бизнес-центр «Белая площадь», ABD architects, 2009. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    10 / 11
    Евгений Герасимов, Сергей Чобан. Дом у моря. 2008. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    11 / 11
    Евгений Герасимов, Сергей Чобан. Дом у моря. 2008. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру

«Римский дом» Михаила Филиппова – единственный из классиков, прорвавшийся на второй этаж (вместо макета архитектор представил свою программную графическую работу, изображающую две лестницы – в небо и в ад).
Слева: Новатек, SPEECH, справа графика Михаила Филиппова. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
Фотография: Архи.ру

Не все макеты прибыли вовремя, некоторые задержались, как знаменитая школа-интернат в Кожухово бюро ATRIUM, их можно будет увидеть при посещении дискуссионной программы.

Бюро ASADOV, инициаторы выставки, выступили в социально-этическом ключе, подчеркнув таким образом значимость своей работы – на стенде, интерпретирующем разноцветные формы детского центра Гематологии на Ленинском проспекте, показали фотографии детей, врачей и поделки пациентов.
  • zooming
    1 / 5
    Александр и Андрей Асадовы. Федеральный научно-клинический центр детской гематологии, онкологии и иммунологии. 2011. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 5
    Александр и Андрей Асадовы. Федеральный научно-клинический центр детской гематологии, онкологии и иммунологии. 2011. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 5
    Александр и Андрей Асадовы. Федеральный научно-клинический центр детской гематологии, онкологии и иммунологии. 2011. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 5
    Александр и Андрей Асадовы. Федеральный научно-клинический центр детской гематологии, онкологии и иммунологии. 2011. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    5 / 5
    Александр и Андрей Асадовы. Федеральный научно-клинический центр детской гематологии, онкологии и иммунологии. 2011. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру

Наринэ Тютчева, чей проект реконструкции Флигеля-руины также вошел в число «главных», выставила одну фотографию – к чему сложности, само по себе ее пространство – экспонат, и еще какой, с красивым светом и атмосферным пространством, но без недостатков Руины в том ее виде, в каком выставочный зал открылся при Давиде Саркисяне, во всяком случае, ногу теперь не сломаешь.
Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
Фотография: Архи.ру
***

Судить, анализировать и делать выводы в недальней перспективе, когда журналистика едва сменяется архивом, довольно сложно. Материал – живой и состоит во многом из воспоминаний ныне живущих. Выставка – еще один шаг к его осмыслению, попытка подвести промежуточный итог, подобная проекту drumsk.ru Николая Малинина. Или, в отношении «лужковской» архитектуры, книга Дарьи Парамоновой про «грибы». Задача и важная, и ответственная, ведь такие срезы-воспоминания-резюме современников затем складываются в определенную копилку и формируют основу представлений о времени, этапах, периодах и эпохах. До того момента, когда появится въедливый, трудолюбивый и объективный историк, найдет какие-то документы, признает невосполнимой потерю других, предложит переоценку... Или, наоборот, критик, приверженец какого-нибудь нео- или пост- найдет в этом времени что-то созвучное себе и в корне – на время – изменит представления о нем. И так до бесконечности.

Возможно, то, что авторы проекта избегают оценочных суждений – верный ход. Правильная позиция: подать все как воспоминание. Но и не совсем так, отбор-то произведен, теперь многие запомнят, что 30 лет представляли вот эти вещи, а не другие. Почему, к примеру, Алексей Бавыкин представлен Инфобанком, а не домом в Брюсовом переулке? Ответ простой, демократический: по результатам голосования. Но и еще – в таком случае в девяностых остался бы, строго говоря, один объект, а это не дело. И все же очевидно, что выставка «высвечивает» те вещи, которые принято ассоциировать со «светлой стороной» постсоветской архитектуры, с лучшим из лучших – в этом смысле фонарь Александра Бродского мог бы стать ее символом: светится, а что внутри, не очень ясно, кто там сидит, газету читает... Кроме того выставка показывает предпочтения экспертов, тех самых «читающих газету» товарищей.

Несложно заметить и то, что «новейшая эра» в названии звучит как-то громковато. В современной исторической хронологии Новейшее время принято начинать с 1901, 1917, 1918, 1945 годов, оцените разброс. И какая же она эпоха, всего-то тридцать лет? Но наступила или нет, а с тем, что постсоветское время – рубеж, никто не спорит. Да и тридцать лет, с другой стороны, время немалое, пора начинать сортировать и обобщать.

Список 27 объектов, отобранных экспертами проекта «Новейшая эра»: 
  1. Музей Маяковского на Лубянке, Андрей Боков, МНИИПОКОСиЗ, 1989
  2. Алексей Бавыкин, здание Инфобанка на проспекте Вернадского, 1997
  3. ЖК в проезде Загорского, Владимир Плоткин, ТПО «Резерв», 1999
  4. Павильон водочных церемоний, Александр Бродский, 2004
  5. Гараж на 9-й Парковой улице, Николай Лызлов, АМ Лызлова, 2004
  6. Дом «Пингвин», административное здание в 1-м Брестском переулке, АБ «Остоженка», 2004
  7. Римский дом, Михаил Филиппов, 2005
  8. Полумост надежды, Тимур Башкаев, АБТБ, фестиваль Архстояние, 2006
  9. Интернат в Кожухово, Вера Бутко и Антон Надточий, Atruim, 2007
  10. Мост «Живописный», Николай Шумаков, Метрогипротранс, 2007
  11. Дом у моря, Сергей Чобан и Евгений Герасимов, 2008
  12. Театр Mercury в Luxury village, Юрий Григорян, Меганом, 2008
  13. Реконструкция Бахметьевского гаража, Алексей и Наталья Воронцовы, бюро АБВ, 2008
  14. Бизнес-центр Белая площадь, Борис Левянт, ABD architects, совместно с APA Wojciechowski Architekci, 2009-2010
  15. Кампус московской школы управления «Сколково», Давид Аджайе совместно с «А-Б студия», 2010
  16. Цех «Высота 239» Челябинского трубопрокатного завода, Владимир Юданов, бюро Ё-программа, 2009-2011
  17. Федеральный научно-клинический центр детской гематологии, онкологии иммунологии, Александр и Андрей Асадовы, ASADOV, 2007-2011 
  18. Офисное здание Novatek, Сергей Чобан, Сергей Кузнецов, SPEECH, 2011
  19. Реконструкция восточного крыла Главного штаба для Государственного Эрмитажа, Никита Явейн, Студия 44. 2008-2014
  20. Президентский центр имени Бориса Ельцина в Екатеринбурге, Борис Бернаскони, BERNASKONI, 2011-2015
  21. ЖК «Садовые кварталы», Сергей Скуратов, 2015
  22. Филиал ГЦСИ в Нижнем Новгороде, Арсенал, Евгений Асс, архитекторы Асс, 2015 
  23. Музей и хранилище коньяка завода «Альянс», Левон Айрапетов, Валерия Преображенская, TOTEMENT / PAPER, 2016 
  24. Музей Куликово поле, Сергей Гнедовский, Архитектура и культурная политика ПНКБ, 2016
  25. Реконструкция Флигеля-Руины. Наринэ Тютчева, 2017
  26. Станция метро Солнцево, Дмитрий Овчаров, NEFA architects, 2018 
  27. Усадьба Клаугу Муйжа, Тотан Кузембаев, Totan, 2018 
Выставка продлится до 16 июня.

20 Мая 2019

author pht author pht

Авторы текста:

Лара Копылова, Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.