Свет в окошке: попытка хронологии

Выставка «Российская архитектура 1989 – 2019. Новейшая эра» охватывает тридцать постсоветских лет, демонстрируя как общую хронологию, так и выбор экспертов – вещи, претендующие на статус лучших. Можно идти, изучать, учить даты и ахать над забытыми фактами.

mainImg
Попытка подвести итог свободного периода русской архитектуры, эпохи частных архитектурных бюро, которая наступила в конце СССР в 1989 году и продолжается по сей день, – большое событие. Открылся сайт, к середине июня планируется книга. За условную точку отсчета принят 1989 год – момент создания первых ПТАМ, первых частных архитектурных мастерских при московском союзе архитекторов.

Инициаторы и кураторы выставки – братья Андрей и Никита Асадовы. «Я подумал: в этом году нашей мастерской исполняется 30 лет, существенная дата, надо бы как-то это отметить, суммировать все и обобщить. Но невозможно сделать это без взгляда на процесс в целом. Поэтому мне особенно нравится, что в хронологической части нам удалось сопоставить архитектурные события с политическими в России и в мире. Кроме того, это не только выставка, а прежде всего исследование», – подчеркивает Андрей Асадов. И надо заметить, впервые руководителю архитектурной мастерской, одной из ведущих, пришло в голову отметить не свой юбилей, а всех вообще. Это примечательно.

Исследование: подбор проектов и сюжетов, а затем опрос трехсот экспертов, людей по всей стране, так или иначе связанных с процессом становления современной российской архитектуры, – провели Юлия Шишалова и Елена Петухова. Они же записали несколько десятков видеоинтервью, которые можно увидеть на первом и третьем этажах Флигеля-Руины в виде «говорящих голов».
Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
Фотография: Архи.ру
Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
Фотография: Архи.ру

На открытии во дворе Музея архитектуры присутствовал весь архитектурный бомонд, кроме тех, кто не смог приехать из других городов. Директор музея Елизавета Лихачева говорила о долге искусствоведа подводить итоги. Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов возразил ей в том смысле, что всё только начинается, и российская архитектура сейчас лучше представлена на международных фестивалях (вспоминается WAF) и начала побеждать в международных соревнованиях (как тут не вспомнить парк «Зарядье»). Александр Кузьмин, бывший главным архитектором Москвы в 1996-2010, прочел шуточное стихотворение о непростых отношениях со строительным комплексом и его начальством. Андрей Боков, экс-президент Союза архитекторов России, сейчас глава МААМ, вспомнил 1989 год, когда Борис Ельцин, тогда еще не президент, собрал молодых архитекторов и дал зеленый свет так называемым кооперативам, которые позже превратились в частные архбюро.

Итак, на первом этаже представлена «река времени» – ее пока смонтировали не до конца, но на днях обещают доделать. Хронология начинается с боковского Музея Маяковского, который действительно стал в 1987 году бомбой – первым произведением стиля деконструкции в России, тогда еще СССР. И дальше все яркие моменты российской архитектурной летописи: банк «Гарантия» Александра Харитонова и Евгения Пестова в Нижнем, Московский Международный банк Александра Скокана, здание на Новинском бульваре Дмитрия Бархина и на Страстном бульваре Николая Лызлова, Помпейский дом Михаила Белова, и так далее. Помимо построек и архитекторов отмечены критики, журналы, сайты, телепередачи, премии. Всё с комментариями – текстовые цитаты видеоинтервью фигурируют в timeline.
  • zooming
    1 / 5
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 5
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 5
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 5
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    5 / 5
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру

Сопоставление с общественно-политическими событиями, среди которых старт iPhone и расстрел студентов на площади Тяньаньмэнь, колебания курса рубля к доллару и прочее даны мелковатой фиолетовой строкой, но если в нее всмотреться, становится и впрямь очень интересно. Что-то поражает: к примеру видим, что в один год основан Google и тело Николая II перенесено в Петропавловский собор (1998, заодно и год дефолта). Пожар Останкинской башни и гибель подлодки «Курск» совпадают с началом опытов по клонированию человека (2000, заодно и год начала правления нынешнего президента РФ). В наше время параллельная хронология, конечно, не сюрприз, ее можно найти в том самом Гугле, но сопоставлять события – дело увлекательное, так вот ходишь и ахаешь, неужели «Поколение П» Пелевина вышло в 1999 году? Казалось, что раньше... А нет, раньше это был Фаулз... Ну и так далее. То же самое и с постройками – со временем наши субъективные представления о хронологии смещаются, что-то, кажется, было очень давно, а что-то недавно. Выставка восстанавливает справедливость и заставляет взглянуть на очень знакомое иначе, как на цепочку фактов.

Двадцать семь построек, показанных на втором этаже – crème de la crème всех тридцати лет, отобранные, как уже было сказано, в результате голосования трехсот опрошенных. Те, кто набрал 80-100 голосов, попали в самые главные. Кстати, на хронологической ленте статусы тоже отражены – размером и количеством картинок, что честно и дотошно изложено в ее начале. Что провоцирует поиск несоответствий: банк «Гарантия» в Нижнем Новгороде Александра Харионова и Евгения Пестова показан вроде бы крупной картинкой, а наверху его нету. Несоответствий не так уж много, а работа проведена большая, можно их и не замечать. Но то, что нижегородская школа наверху, среди небожителей, не представлена, жалко.

Все «небожители» представлены инсталляциями, которые образуют на втором этаже «сад скульптур», между которыми можно бродить, наслаждаясь разнообразием подачи и очевидным талантом авторов. Выше, с третьего этажа свисают ленты-«хоругви» с информацией об избранных проектах. Пониже, ближе к глазам наблюдателя – названия, даты и авторы, над ними картинки, кверху они укрупняются, где-то превращаясь во фрагменты – как будто бы растворяются в пространстве-времени, уходят в небеса. Отчего с балкона третьего этажа мы видим нарезку лент, обрывки самого лучшего по версии данной выборки. Так что наверху – этакий рай для архитектурных произведений. Внизу вся хронология и максимум материала (обещано, что в книге, которая будет издана к концу выставки, теперь все чаще так делают, будет все это или еще больше). Выше – отобранные проекты, представленные пластической материализацией их главных идей, еще выше – их фрагментированные «души».
  • zooming
    1 / 6
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 6
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 6
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 6
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    5 / 6
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    6 / 6
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру

Иных уж нет – «Павильон водочных церемоний» Александра Бродского на Клязьме разобран, впрочем, недавно его воспроизвели «далече», на выставке в Цюрихе. А есть и совсем свежие – усадьба Клаугу Муйжа Тотана Кузембаева, недавний лауреат «Золотого сечения» – в виде похожей на осьминога деревянной модели с хвостами ржавой арматуры, обозначающей, по-видимому, «корни» любого проекта. Дополненной очками VR-реальности, надев которые, погружаешься в процесс созидания дома и полета его частей в пространстве. Объекты Бродского и Кузембаева оказываются на двух полюсах хронологии, две работы «бумажных» архитекторов, одна вилла в Латвии, она как будто показывает всем этакую «козу» из красивого полированного дерева, другой – как фонарь, который «во тьме светит, и тьма не объяла его (Ин. 1:5)». Рядом крест из окон гаража Николая Лызлова, которому смотрители выключают лампочку, потому что она светит в глаза входящим. Но можно подойти и включить. Вместе получается довольно метафизично. Учитывая привычку воспринимать хорошую архитектуру как свет в окошке – довольно точно.
  • zooming
    1 / 12
    Александр Бродский. Павильон водочных церемоний. 2008. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 12
    Александр Бродский. Павильон водочных церемоний. 2008. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 12
    Александр Бродский. Павильон водочных церемоний. 2008. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 12
    Александр Бродский. Павильон водочных церемоний. 2008. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    5 / 12
    Александр Бродский. Павильон водочных церемоний. 2008. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    6 / 12
    Александр Бродский. Павильон водочных церемоний. 2008. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    7 / 12
    Тотан Кузембаев. Усадьба Клаугис. 2018. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    8 / 12
    Тотан Кузембаев. Усадьба Клаугис. 2018. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    9 / 12
    Тотан Кузембаев. Усадьба Клаугис. 2018. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    10 / 12
    Тотан Кузембаев. Усадьба Клаугис. 2018. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    11 / 12
    Николай Лызлов. Гараж на 9 Парковой улице. 2001-2004. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    12 / 12
    Николай Лызлов. Гараж на 9 Парковой улице. 2001-2004. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру

Несложно заметить, что девяностым в числе 27 избранных построек досталось всего три «места»: музей Маяковского, технически более ранний, 1987-1988, и неизбежный как стартовая точка; здание Инфобанка Алексея Бавыкина 1996-1997 и дом, построенный Владимиром Плоткиным в проезде Загорского 1998-1999. Вещи достойные, дом в проезде Загорского так и вообще едва ли единственный в истории наших тридцати лет пример типологического эксперимента в области жилья. Но – это девятая (!) часть общего объема. То ли и впрямь нечего показать? То ли эксперты, осознанно или нет, но отталкиваются от девяностых как «лихих» или уже устаревших. Не зря ли?
  • zooming
    1 / 3
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 3
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 3
    Алексей Бавыкин. Здание Инфобанка, 1 очередь, 1996-1997. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру

Если рассматривать количество зданий-фаворитов за два следующих десятилетия: 2009-2019, то получится в среднем по одному в год, с одним всплеском, который приходится примерно на вторую половину 2000-х, перед кризисом и сразу после него, учитывая проекты «заснувшие» и затем доделанные. Иными словами, наша архитектура периода свободной производит – если считать очень грубо – одно заметное здание в год. Из них не в Москве меньше трети, если считать не-Москвой Никола-Ленивец и Барвиху, что не вполне так. Не-московских архитекторов три: Никита Явейн и Евгений Герасимов представляют Петербург, а Дэвид Аджайе выступает в роли европейского варяга, одного из первых, кто построил заметное здание. Если считать жанры и типологию, то 8 музеев, 4 жилых комплекса, 3 офисных, 2 моста, если считать шутливый полумост, 2 учебных заведения, одно школа Сколково, другое интернат в Кожухово, 1 театр (в Барвихе), 1 больница, 1 станция метро, 1 гараж. Шесть реконструкций, если считать музей Маяковского. Музейная типология и тема реконструкции в экспертных приоритетах лидируют, что, в общем-то, понятно. И ни одного парка нет, вот что.

На выставке тридцать лет никак не поделены на периоды, создавая ощущение сплошного потока, а на сайте деление есть – на три ровные части, по 10 лет. Историки не любят дробление хронологии по десятилетиям из-за его условности, предпочитая хронологию по правлениям, обусловленную реальными историческими событиями, но с данном случае получилось, пожалуй, скорее правильно: первая часть это Ельцин до Лужкова и с Лужковым, вторая Лужков с Путиным (даже удивительно, как долго), третья Путин без Лужкова. Получилось ровно по десять лет, тут исторические закономерности сыграли на руку.

Разумеется очевидно, что реалии до некоторой степени «подогнаны» под выставку исходя из ограничений пространства и нежелания показывать среди избранных сразу несколько работ одного архитектора или бюро, что было бы несправедливо по отношению к остальным. Надо учитывать и эмоциональную составляющую голосования экспертов, вовлеченных в процесс, хотя предел статистики – 100 опрошенных, – в данном случае пройден с неплохим отрывом.

Итак, погружаясь в эмоциональную часть выставки видим, что прием авторских инсталляций, пожалуй, по-прежнему лучший, его наше сообщество осваивает уже лет 20, упорно, хотя и не вполне успешно, пытаясь расстаться с традиционным представлением работ в виде планшетов. К слову сказать нечто подобное произвел куратор Илья Мукосей на завершившейся вчера Арх Москве: заменил планшеты инсталляциями. Как там, так и здесь кто-то показал красивый макет, кто-то предложил более обобщенную скульптуру, в массой переходных вариантов. Евгений Асс, представляя свою реконструкцию нижегородского Арсенала, ограничился красной точкой на полу и лентой с графитовой тенью кирпича на стене. Мы когда-то таким карандашным методом снимали с кирпичей отпечатки клейм.
  • zooming
    1 / 2
    Евгений Асс. Реконструкция Арсенала в Нижнем Новгороде. 2015. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 2
    Евгений Асс. Реконструкция Арсенала в Нижнем Новгороде. 2015; Тотан Кузембаев, усадьба Клаугис. 2018. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру

Один из модных современных способов показать основную мысль здания – подчеркнуть его характерную черту, желательно орнаментальный мотив, как, например, кружочки: Ельцин центр и станция метро «Солнцево» таким образом перекликаются между собой, будучи еще и рядом.
  • zooming
    1 / 3
    Станция метро «Солнцево». Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 3
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 3
    Борис Бернаскони. Президентский центр им. Бориса Ельцина. 2011-2015. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру

Вариант, напротив, скорее традиционный – показать макет. Сергей Скуратов выставил фрагмент «Садовых кварталов» в хорошей и крупной 3D-печати. Что позволяет разглядеть и детали, кирпичи, и многоярусную структуру стилобата.
  • zooming
    1 / 7
    Сергей Скуратов. ЖК Садовые кварталы. 2015. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 7
    Сергей Скуратов. ЖК Садовые кварталы. 2015. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 7
    Сергей Скуратов. ЖК Садовые кварталы. 2015. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 7
    Сергей Скуратов. ЖК Садовые кварталы. 2015. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    5 / 7
    Сергей Скуратов. ЖК Садовые кварталы. 2015. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    6 / 7
    Сергей Скуратов. ЖК Садовые кварталы. 2015. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    7 / 7
    Сергей Скуратов. ЖК Садовые кварталы. 2015. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру

Живописный мост на макете украшает преломляющий свет хрусталик, обозначающий ресторан, которого первоначально в проекте не было, который был подвешен в арке по воле мэра Юрия Лужкова и оказался, кажется, довольно неэффективным.
  • zooming
    1 / 3
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 3
    Живописный мост. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 3
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру

Можно превратить макет в скульптуру разной степени абстрактности. Отличная инсталляция-зеркало получилась у «Остоженки» из «Пингвина», она работает на интерьер, отчасти берет на себя функцию кривого зеркала, что, если вдуматься, довольно интересно. С исподней, вогнутой стороны зеркала – несколько льдин и один пингвин, его обязательно надо заметить. Все целиком зеркало «Пингвина» можно поначалу вообще пройти мимо, хотя на пространство оно влияет довольно существенно, изгибая его на глазах посетителя.
  • zooming
    1 / 5
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 5
    Дом «Пингвин», административное здание на 1-й Брестской улице. АБ «Остоженка». 2004. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 5
    Дом «Пингвин», административное здание на 1-й Брестской улице. АБ «Остоженка». 2004. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 5
    Дом «Пингвин», административное здание на 1-й Брестской улице. АБ «Остоженка». 2004. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    5 / 5
    Дом «Пингвин», административное здание на 1-й Брестской улице. АБ «Остоженка». 2004. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру

Скульптурами представлены эстетский музей коньяка в Черняховске TOTEMENT / PAPER, Клаугу Муйжа Тотана Кузембаева, Novatek от SPEECH, одно из ранних реализованных офисных зданий этого бюро. Отдельная тема – скульптуры из ржавого металла, одна – у театра Юрия Григоряна, другая, к сожалению менее выразительная, представляет музей «Куликово поле». Временами степень обобщения усиливается, как в трубах цеха «Высота 239», которые перекликаются с красной точкой Евгения Асса до такой степени, что поначалу даже и неясно, кто здесь кто.
  • zooming
    1 / 10
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 10
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 10
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 10
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    5 / 10
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    6 / 10
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    7 / 10
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    8 / 10
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    9 / 10
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    10 / 10
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру

Технически продвинутый путь – начинить скульптуру-макет электроникой. Максимальной цифровизации достигли ABD architects: они поместили в свой объект стеклянную призму с объемной проекцией, а в кармашке рядом деревянные мини-конструкторы, которые можно унести с собой, и еще рядом экран с презентацией проекта. Таким же образом, встроенным экраном в двух «змеиных головах» показан Дом у моря. Фрагмент проекта реконструкции Генерального штаба «Студии 44» снабжен вереницей кнопок, которые запускают в движение механизм и подсветку: они того же цвета, что и постамент и выглядят технически, так что не забудьте нажать, без автоматики качественный деревянный макет «Студии 44» выглядит вещью в себе.
  • zooming
    1 / 11
    Студия 44, Никита Явейн. Музейный комплекс Эрмитажа в восточном крыле Главного штаба. 2014. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 11
    Студия 44, Никита Явейн. Музейный комплекс Эрмитажа в восточном крыле Главного штаба. 2014. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 11
    Студия 44, Никита Явейн. Музейный комплекс Эрмитажа в восточном крыле Главного штаба. 2014. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 11
    Выставка Российская архитектура. Новейшая эраБизнес-центр «Белая площадь», ABD architects, 2009. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    5 / 11
    Бизнес-центр «Белая площадь», ABD architects, 2009. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    6 / 11
    Бизнес-центр «Белая площадь», ABD architects, 2009. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    7 / 11
    Бизнес-центр «Белая площадь», ABD architects, 2009. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    8 / 11
    Бизнес-центр «Белая площадь», ABD architects, 2009. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    9 / 11
    Бизнес-центр «Белая площадь», ABD architects, 2009. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    10 / 11
    Евгений Герасимов, Сергей Чобан. Дом у моря. 2008. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    11 / 11
    Евгений Герасимов, Сергей Чобан. Дом у моря. 2008. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру

«Римский дом» Михаила Филиппова – единственный из классиков, прорвавшийся на второй этаж (вместо макета архитектор представил свою программную графическую работу, изображающую две лестницы – в небо и в ад).
Слева: Новатек, SPEECH, справа графика Михаила Филиппова. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
Фотография: Архи.ру

Не все макеты прибыли вовремя, некоторые задержались, как знаменитая школа-интернат в Кожухово бюро ATRIUM, их можно будет увидеть при посещении дискуссионной программы.

Бюро ASADOV, инициаторы выставки, выступили в социально-этическом ключе, подчеркнув таким образом значимость своей работы – на стенде, интерпретирующем разноцветные формы детского центра Гематологии на Ленинском проспекте, показали фотографии детей, врачей и поделки пациентов.
  • zooming
    1 / 5
    Александр и Андрей Асадовы. Федеральный научно-клинический центр детской гематологии, онкологии и иммунологии. 2011. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    2 / 5
    Александр и Андрей Асадовы. Федеральный научно-клинический центр детской гематологии, онкологии и иммунологии. 2011. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    3 / 5
    Александр и Андрей Асадовы. Федеральный научно-клинический центр детской гематологии, онкологии и иммунологии. 2011. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    4 / 5
    Александр и Андрей Асадовы. Федеральный научно-клинический центр детской гематологии, онкологии и иммунологии. 2011. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру
  • zooming
    5 / 5
    Александр и Андрей Асадовы. Федеральный научно-клинический центр детской гематологии, онкологии и иммунологии. 2011. Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
    Фотография: Архи.ру

Наринэ Тютчева, чей проект реконструкции Флигеля-руины также вошел в число «главных», выставила одну фотографию – к чему сложности, само по себе ее пространство – экспонат, и еще какой, с красивым светом и атмосферным пространством, но без недостатков Руины в том ее виде, в каком выставочный зал открылся при Давиде Саркисяне, во всяком случае, ногу теперь не сломаешь.
Выставка Российская архитектура. Новейшая эра
Фотография: Архи.ру
***

Судить, анализировать и делать выводы в недальней перспективе, когда журналистика едва сменяется архивом, довольно сложно. Материал – живой и состоит во многом из воспоминаний ныне живущих. Выставка – еще один шаг к его осмыслению, попытка подвести промежуточный итог, подобная проекту drumsk.ru Николая Малинина. Или, в отношении «лужковской» архитектуры, книга Дарьи Парамоновой про «грибы». Задача и важная, и ответственная, ведь такие срезы-воспоминания-резюме современников затем складываются в определенную копилку и формируют основу представлений о времени, этапах, периодах и эпохах. До того момента, когда появится въедливый, трудолюбивый и объективный историк, найдет какие-то документы, признает невосполнимой потерю других, предложит переоценку... Или, наоборот, критик, приверженец какого-нибудь нео- или пост- найдет в этом времени что-то созвучное себе и в корне – на время – изменит представления о нем. И так до бесконечности.

Возможно, то, что авторы проекта избегают оценочных суждений – верный ход. Правильная позиция: подать все как воспоминание. Но и не совсем так, отбор-то произведен, теперь многие запомнят, что 30 лет представляли вот эти вещи, а не другие. Почему, к примеру, Алексей Бавыкин представлен Инфобанком, а не домом в Брюсовом переулке? Ответ простой, демократический: по результатам голосования. Но и еще – в таком случае в девяностых остался бы, строго говоря, один объект, а это не дело. И все же очевидно, что выставка «высвечивает» те вещи, которые принято ассоциировать со «светлой стороной» постсоветской архитектуры, с лучшим из лучших – в этом смысле фонарь Александра Бродского мог бы стать ее символом: светится, а что внутри, не очень ясно, кто там сидит, газету читает... Кроме того выставка показывает предпочтения экспертов, тех самых «читающих газету» товарищей.

Несложно заметить и то, что «новейшая эра» в названии звучит как-то громковато. В современной исторической хронологии Новейшее время принято начинать с 1901, 1917, 1918, 1945 годов, оцените разброс. И какая же она эпоха, всего-то тридцать лет? Но наступила или нет, а с тем, что постсоветское время – рубеж, никто не спорит. Да и тридцать лет, с другой стороны, время немалое, пора начинать сортировать и обобщать.

Список 27 объектов, отобранных экспертами проекта «Новейшая эра»: 
  1. Музей Маяковского на Лубянке, Андрей Боков, МНИИПОКОСиЗ, 1989
  2. Алексей Бавыкин, здание Инфобанка на проспекте Вернадского, 1997
  3. ЖК в проезде Загорского, Владимир Плоткин, ТПО «Резерв», 1999
  4. Павильон водочных церемоний, Александр Бродский, 2004
  5. Гараж на 9-й Парковой улице, Николай Лызлов, АМ Лызлова, 2004
  6. Дом «Пингвин», административное здание в 1-м Брестском переулке, АБ «Остоженка», 2004
  7. Римский дом, Михаил Филиппов, 2005
  8. Полумост надежды, Тимур Башкаев, АБТБ, фестиваль Архстояние, 2006
  9. Интернат в Кожухово, Вера Бутко и Антон Надточий, Atruim, 2007
  10. Мост «Живописный», Николай Шумаков, Метрогипротранс, 2007
  11. Дом у моря, Сергей Чобан и Евгений Герасимов, 2008
  12. Театр Mercury в Luxury village, Юрий Григорян, Меганом, 2008
  13. Реконструкция Бахметьевского гаража, Алексей и Наталья Воронцовы, бюро АБВ, 2008
  14. Бизнес-центр Белая площадь, Борис Левянт, ABD architects, совместно с APA Wojciechowski Architekci, 2009-2010
  15. Кампус московской школы управления «Сколково», Давид Аджайе совместно с «А-Б студия», 2010
  16. Цех «Высота 239» Челябинского трубопрокатного завода, Владимир Юданов, бюро Ё-программа, 2009-2011
  17. Федеральный научно-клинический центр детской гематологии, онкологии иммунологии, Александр и Андрей Асадовы, ASADOV, 2007-2011 
  18. Офисное здание Novatek, Сергей Чобан, Сергей Кузнецов, SPEECH, 2011
  19. Реконструкция восточного крыла Главного штаба для Государственного Эрмитажа, Никита Явейн, Студия 44. 2008-2014
  20. Президентский центр имени Бориса Ельцина в Екатеринбурге, Борис Бернаскони, BERNASKONI, 2011-2015
  21. ЖК «Садовые кварталы», Сергей Скуратов, 2015
  22. Филиал ГЦСИ в Нижнем Новгороде, Арсенал, Евгений Асс, архитекторы Асс, 2015 
  23. Музей и хранилище коньяка завода «Альянс», Левон Айрапетов, Валерия Преображенская, TOTEMENT / PAPER, 2016 
  24. Музей Куликово поле, Сергей Гнедовский, Архитектура и культурная политика ПНКБ, 2016
  25. Реконструкция Флигеля-Руины. Наринэ Тютчева, 2017
  26. Станция метро Солнцево, Дмитрий Овчаров, NEFA architects, 2018 
  27. Усадьба Клаугу Муйжа, Тотан Кузембаев, Totan, 2018 
Выставка продлится до 16 июня.

20 Мая 2019

author pht author pht

Авторы текста:

Юлия Тарабарина, Лара Копылова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.

Сейчас на главной

Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Евгений Подгорнов: «Проектировать надо так, чтобы...
Руководитель петербургского бюро Intercolumnium рассказывает, почему в портфолио компании есть работы от хай-тека до историзма, рассуждает о высотных доминантах и о заказчиках как источниках драйва, необходимого городу.
Новая ячейка
Жилой квартал на территории IT-парка: компания Архиматика сочетает инновационные технологии с человечным масштабом и уютной средой.
Градсовет 18.12.2019
Вторая и, по всей видимости, успешная попытка согласовать жилой дом, выходящий окнами на Троицкий собор и Фонтанку.
В преддверии театра
На Земляном валу справа от въезда в туннель под Таганской площадью, перед Театром на Таганке и рядом с торцом ЖК «Шоколад», достраивается здание 8-этажной гостиницы Novotel по проекту бюро «Гран» Павла Андреева.
Энергия студента
Показываем работы финалистов студенческого конкурса «АРХПроект», а также рассказываем о том, как организаторы попытались выйти за рамки сухой процедуры: с помощью менторов, лектория и выставки с вечеринкой в «Севкабель порту».
Кино на плоту
Летний кинотеатр от архитектурного бюро «А4» как универсальное общественное пространство и вариация на тему паркового павильона.
Перемена мест слагаемых
Используя приемы и материалы типового дачного строительства, Spirin architects находят свой убедительный архитектурный ответ на вызов предельно ограниченного бюджета.
Заседание в бассейне
Новый корпус штаб-квартиры adidas по проекту бюро COBE включает переговорные и актовый зал в виде разных типов спортивных сооружений, включая бассейн.
Метод сращивания
Вариант современного контекстуализма – фактурная и орнаментальная архитектура, сдержанно-классичная, но явным образом не принадлежащая ни к одному стилю. T+T architects использовали этот современный подход для деликатной работы в историческом центре Екатеринбурга.
Между Мегой и рекой
Парк у торгового центра, сделанный по всем канонам современного общественного пространства: здесь учтены потребности горожан, идентичность, экономическая и экологическая устойчивость.