Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга

Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.

Алёна Кузнецова

Автор текста:
Алёна Кузнецова

mainImg
Прием заявок на архитектурный конкурс по «Тучкову буяну»начался в первый день VIII Санкт-Петербургского культурного форума, одну из его сессий полностью посвятили обсуждению будущего общественного пространства. Эксперты разбирались, как не разбить «очередное золотое яйцо, которое снесла добрая курица» – это выражение Сергея Кузнецова – и мнения часто были полярными. Зал кинотеатра гостиницы «Англетер», где проходила сессия, всех не вместил – люди стояли и сидели в проходах, обсуждение получилась острым, не без петербургского снобизма. По итогам очевидно, что сложностей впереди много, но радует широта дискуссии и вовлеченность самых разных людей.

Не надо Зарядья
Сергей Кузнецов. Панельная дискуссия «Современные общественные пространства: как создавать городские парки»
Пресс-служба VIII Санкт-Петербургского международного культурного форума

Это, пожалуй, единственный пункт, по которому все согласились. Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов считает, что «Тучков буян» тоже может стать переломным для города проектом, неожиданным и смелым – на этом параллели стоит закончить. А «компанейщина», по его признанию, пугает: «нужно искать новое и индивидуальное, интересным парк делает то, чего люди еще не знают и не видели, а иначе везде будут одни катки, лужайки и кафе». Руководитель «Студии-44» Никита Явейн поддержал: «у всех повис образ «Зарядья», но все, что здорово там, у нас ни в коем случае нельзя делать – консольки, купола и горки город точно не переварит».

Немного стройки не помешает 
Сергей Чобан. Панельная дискуссия «Современные общественные пространства: как создавать городские парки»
Пресс-служба VIII Санкт-Петербургского международного культурного форума

Архитектор Сергей Чобан взял на себя смелость высказать не самое популярное мнение: если бы дело происходило в Берлине, Ватный остров скорее превратился бы в «Набережную Европы», чем в парк. «Петербург – город закрытых сформулированных пространств, важно восстановить их пульсацию. Парк – король, но его делает свита: кромки должны быть ясные, как у Летнего или Александровского сада, Марсова поля». У «Тучкова буяна» четких рамок пока что нет. «Мы получили невнятную градостроительную ситуацию, ни рыба ни мясо: театр Бориса Эйфмана выглядит как остаток, западная часть парка неубедительно выплескивается к Петровскому острову».

Сергей Чобан как член жюри сделал акцент для будущих конкурсантов: «город держится в своем корсете, а пространство возникает между сознательно построенными фасадами». Хорошим решением архитектор считает предложение своего партнера Евгения Герасимова: оставить на острове Верховный суд и департамент, которые поддержат театр и сформируют градостроительный фронт.

Проект победителя реализуют. Или нет?
Владимир Григорьев. Панельная дискуссия «Современные общественные пространства: как создавать городские парки»
Пресс-служба VIII Санкт-Петербургского международного культурного форума

Главный архитектор Санкт-Петербурга Владимир Григорьев заявил: если конкурс состоится и выберем победителя – проект будет реализован. В этом сильно усомнилась помощник президента Республики Татарстан Наталия Фишман-Бекмамбетова, мгновенно зарядив обстановку. Аппеляция к опыту реализации 300 общественных пространств Татарстана Владимира Григорьева не убедила: «у нас бывшая столица Российской империи, 1500 км2 территорий, международные конкурсы проходили, судьба их интересная». Позже урбанист проектного бюро MLA+ Даниил Веретенников привел статистику: после распада СССР в городе было 80 конкурсов, только шесть проектов реализовали близко к заявкам победителей. Сергей Чобан отметил, что эта цифра не так плоха, как может показаться на первый взгляд.

Заказчик важнее архитектора?
Наталия Фишман-Бекмамбетова. Панельная дискуссия «Современные общественные пространства: как создавать городские парки»
Пресс-служба VIII Санкт-Петербургского международного культурного форума

Наталия Фишман-Бекмамбетова свое выступление посвятила значимости квалифицированного заказчика: он должен найти способ точно объяснить внешним людям контекст. Для этого нужна многопрофильная команда из местных специалистов, которые сформулируют все, что важно и нужно знать участникам конкурса. Также было бы хорошо уже на текущем этапе определить людей, которые будут вести проект, реализовывать парк и самое главное – управлять им. Но неправильно взваливать все на архитекторов, «они не волшебники, это мы как заказчики должны всех интегрировать».

Руководитель АБ «Рождественка» и ректор «РЕ-Школа» Наринэ Тютчева отметила, что роль архитектора сейчас сильно меняется: «он дирижер оркестра, но должен понимать каждый инструмент и сколько их нужно для той или иной партитуры». Хороший архитектор правильно ставит вопросы, на какие-то отвечает сам, для других приглашает специалистов и создает консорциум. Но последнее слово все же остается именно за архитектором. «Общественное пространство – это всегда сильное высказывание, содержательность и форма его играют наиболее важную роль. Хочется, чтобы оно было о месте, городе и людях. Не массовое, но для вас».

Горожан надо вовлекать на всех этапах
Гил Пеньялоса. Панельная дискуссия «Современные общественные пространства: как создавать городские парки»
Пресс-служба VIII Санкт-Петербургского международного культурного форума

Посол ассоциации World Urban Parks Гил Пеньялоса был на сессии единственным иностранным экспертом. И говорил о горожанах: они должны рассказать, что хотят делать в парке, но не стоит спрашивать их о конкретных функциях и элементах, это уже дело профессионалов, которые будут работать с данными опросов.

Соучастие – формат для нас непривычный, возможно, и здесь будет создан хороший прецедент. Пока что петербуржцы сами выбрали название для парка и голосовали за наполнение, параллельно с форумом проходили общественные слушания. Но Гил Пеньялоса, кажется, говорил о другом уровне, «не для галочки»: обязательно нужно вовлекать пожилых людей и детей, устраивать встречи в удобное время в удобном месте, доносить информацию, слышать, подключать разных специалистов: антропологов, социологов. Исходя из потребностей горожан эксперты будут предлагать разные варианты – горожане выбирать. И так на всех этапах. Тогда-то и получится создать уникальное место.

Площадка для экспериментов
Мария Элькина. Панельная дискуссия «Современные общественные пространства: как создавать городские парки»
Пресс-служба VIII Санкт-Петербургского международного культурного форума

Архитектурный критик Мария Элькина считает: «в Петербурге больше всего боятся не того, что пропадут инвестиции, а что испортят вид». Этот консерватизм – одна из причин, по которой в городе мало хорошей современной архитектуры, – считает критик. – А парк мог бы спровоцировать любопытство к новому. Но важно, чтобы это было не решение в лоб, а что-то более тонкое, не Заха Хадид, а Вини Маас.

Директор архитектурно-планировочной компании MLA+ в Санкт-Петербурге Яна Голубева говорит, что вместе с парком в городе появилась энергия и вера в большие изменения, но пока что приходится балансировать между надеждой и полным разочарованием. «Парк сейчас – арена битвы, но и арена экспериментов. Он может стать отправной точкой для комплексных стратегий: по градостроительной политике, экологии, зеленому каркасу, водным территориям».

Сергей Кузнецов также призвал не бояться экспериментов и новых людей. Он признался, что если бы «Новую Голландию» делали большие архитекторы, возможно, не было бы такого успеха с «Зарядьем». «Тучков буян» может стать переломным в плане общего подхода к проектированию.

А где деревья?
Наринэ Тютчева и Никита Явейн. Панельная дискуссия «Современные общественные пространства: как создавать городские парки»
Пресс-служба VIII Санкт-Петербургского международного культурного форума

Координатор движения «Деревья Петербурга» Мария Тиника задавала вопрос из зала: почему среди экспертов нет ни одного ландшафтного архитектора или связанного с эксплуатацией специалиста? А также напомнила: за 25 лет с 1995 года, когда был заложен Парк 300-летия, в городе больше не появлялось парков на пустом месте – бывшей промышленной территории или пустыре.

«У нас полностью отсутствует пиетет к ландшафтному архитектору – это какой-то изгой, – добавляет Мария Тиника. – В жюри и экспертном совете по конкурсу недопустимо мало «природных» специалистов: экологов, биологов, ботаников, почвоведов, инженеров зеленой инфраструктуры. Не должно происходить так, чтобы при обсуждении парка слово «деревья» не произносилось ни разу».
Панельная дискуссия «Современные общественные пространства: как создавать городские парки»
Пресс-служба VIII Санкт-Петербургского международного культурного форума

18 Ноября 2019

Алёна Кузнецова

Автор текста:

Алёна Кузнецова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.